Дэниел Абрахам о комиксе по Песни Льда и Пламени

Дэниел Абрахам — американский писатель, известный прежде всего своим романом «Тень среди лета». Именно он автор сценариев комиксов по романам и рассказам Мартина — «Грез Февра», еще неопубликованных «Шести серебряных пуль» для издательства Аватар и оригинального комикса из вселенной «Дикие карты» для издательства Dynamite. На днях стало известно, что Абрахам будет работать над комиксом по Песни Льда и Пламени.

В своем блоге Абрахам раскрыл некоторые детали будущего комиксного проекта:

Westeros.ORG кроме этого взял у Абрахама интервью, частичный перевод которого ниже:

В своем блоге вы затрагиваете тему различия между написанием текста книг и сценариев. Каков ваш подход к созданию сценария, к режиссерским указаниям для художника?

Я должен приглядывать за тем, чтобы комикс следовал книге, но оригинальный текст оставляет приличную свободу маневра. Возьмем, скажем, Винтерфелл. Одни части замка описаны скрупулезно, другие же — весьма вольно, в общих чертах. Поэтому я обеспечиваю Томми деталями, которые в книгах есть, и общим впечатлением, когда деталей нет. Иногда я даже привожу отрывок из книги целиком, чтобы у Томми была информация из первоисточника. Я сам не художник и не график, поэтому стараюсь не ограничивать его творчество.

Будут ли какие-нибудь персонажи выброшены или слиты воедино, как это было сделано в сериале, или формат комикса позволит вам избежать этого, даже если придется подсокращать где-то в другом месте?

Да, мне случается убирать или объединять второстепенных персонажей, но я согласую каждый такой случай с Джорджем. Было бы ужасно выкинуть кого-то из первой книги, а потом обнаружить, что в пятой он стал одним из ключевых героев. Но мы не слишком ограничены в объеме, так что такие изменения в любом случае незначительны.

На выпуск 24 номеров «Игры престолов» потребуется примерно два года. Есть ли определенность с обязательствами издателей финансировать проект, даже если он не будет окупаться мгновенно?

Ну, Динамиту и Бантаму лучше знать, но насколько я понимаю, первые 2 года нам гарантированы. А по завершении выпусков все номера планируется объединить в графический роман.

Вообще же, если будет оглушительный успех, вы собираетесь адаптировать все романы? Есть ли хоть какие-нибудь наметки на будущее, или в данный момент у вас все мысли только о первом романе?

Прямо сейчас — только о первом. Предварительный план адаптации романа требует много времени и сил, мы просматриваем главу за главой, прикидывая, что и как нужно подгонять. После окончания этого проекта мы будем лучше представлять, что нам требуется, и тогда уже станем решать, как браться за следующую книгу.

Как происходит совместная работа с издателями, как осуществляется редакторский надзор? От обоих ли издателей есть редакторы и кто это?

Процесс контролируют пара человек из Бантама — Энн Гроелл (Anne Groell), редактор книг Джорджа, и Триша Пастернак (Tricia Pasternak), спец по комиксам. Работаем мы так: я посылаю первый черновик, они мне его возвращают с замечаниями. Обычно за несколько итераций получаем устраивающий нас всех результат.

Касательно структуры романов: Джордж лихо использовал прием подачи истории от лица разных людей. Каждая глава представляет собой изложение событий, происходящих с одним из главных героев, а в итоге мы имеем несколько параллельных сюжетных линий. Насколько хорошо этот способ ложится на комикс? Выглядит удачной идеей синхронизировать окончания книжных глав и номеров комикса — а как на практике, получается?

Мы немного перетасовали порядок глав, но их концовки, причем с самого начала, особенно главы Дени, это такой пир духа, что мы просто не можем рвать главу посередине. Текущий рабочий подход состоит во включении в каждый выпуск нескольких глав романа целиком.

Момент с «Чего не сделаешь ради любви» (чтобы ненароком не сболтнуть лишнего) в каком будет номере?

В третьем.

Есть два персонажа, Санса и Кэйтилин, критикуемых фэнами чаще всего — из-за «нытья», за которое читатели принимают, видимо, их мысли, «озвученные» в тексте книг, но совершенно не обязательно соответствующие тому, что́ эти героини произносят вслух (эта простая истина, похоже, от читателей часто ускользает). В сериале представление внутреннего монолога персонажей невозможно, и Джордж предположил, что в результате телезрители останутся лучшего мнения о женщинах семьи Старков. Адаптация в форме комикса влечет похожее сокращение или удаление внутреннего монолога?

Преобразование в комикс не исключает демонстрацию мыслей героя. Комиксы — это разновидность книг, включающая картинки, которые позволяют показать даже больше, чем написано в оригинале. Искаженное горем лицо Кейтилин или страхом — у Сансы, если мы правильно передадим их эмоции, позволит читателю понять переживания героинь. Не знаю, сделает ли это персонажей более симпатичными, но однозначно даст о них больше информации, а это должно повлиять на их восприятие при чтении. Впрочем, поступки и слова персонажей не изменятся, так что читающие могут сохранить свое прежнее впечатление.

Серия знаменита взрослостью содержимого — Джордж не скрывает никакие стороны жизни. Однако для присутствия на книжных полках в магазине комиксов материал должен следовать некоторым ограничениям. Ожидать ли нам приглушения всего — крепких словечек, демонстрации насилия и откровенных сексуальных сцен?

Сексуальность очень важна для этой истории. Действительно, нам не обязательно показывать совсем всё, но в то же время мы не можем отступить от сути происходящего в книгах и его влияния на персонажей и читателей. А в некоторых случаях наш вариант даже более вызывающ, просто потому что визуальный ряд на человека действует сильнее, чем текст. Мы, как и HBO, вынуждены сделать отступление только в возрасте персонажей. Дэйнерис из романа находится в возрасте, считавшемся брачным в совершенно иную эпоху и в совершенно иных культурных условиях. И хотя мы можем в романе описывать сексуальность, эксплуатацию и силу девочки ее лет, мы не можем изобразить то же самое на рисунке. Таковы ограничения нашей сегодняшней культуры, и как человек своего времени, я им следую.

В то же время, с насилием и руганью никаких проблем нет. Мы, конечно, не собираемся специально сваливаться на уровень кровавых «чернушных» серий, типа «Preacher», но это просто потому, что в оригинале такого нет. А уж вычищать сквернословие я и вовсе считаю неуместным, так как оно — часть мира Джорджа.

Вы выросли на комиксах или заинтересовались ими сравнительно поздно? Назовите самые любимые комиксы и их создателей, особенно из числа последних.

Я связан с комиксами всю мою жизнь. Самые ранние из тех, что помню, это какие-то Диснеевские, в первом классе. Ребенком и подростком перечитал все «главные» серии (Человек-паук, Бэтмен, Люди Икс, Чудо-женщина). Как и все, западал на классику Алана Мура (Alan Moore) — «Хранителей» и «V — значит Вендетта», но когда дошел до его «Из ада», почувствовал, что перестал врубаться в смысл. Еще читал «Лунного Рыцаря» какое-то время. К моменту моего поступления в колледж начало раскручиваться издательство комиксов Vertigo, и это было как раз то, что надо. Как и многие другие, я тащился от «Песочного человека» Нила Геймана, но также любил массу других, позабытых или полузабытых ныне сериалов. В середине 90-х моим любимцем были «Прекрасные истории для ужасных детей» Луапра и Свитмана. Из последнего я читал Fables, практически все, к чему прилагал руку Kurt Busiek, Y: The Last Man — всякое такое. Но если вы ни о чем из этого не слышали и хотите увидеть кое-что шикарное, попробуйте «Demo». Мне эту серию порекомендовал Марв Волфман (как бы само собой имя всплыло в разговоре, да?), и там все выпуски — по шкале от «интересно» до «блестяще».

Комментарии (5)

Наверх

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: