1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Северные огни и полуночное солнце

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Natalie, 22 мар 2012.

Ключевые слова:
  1. Natalie

    Natalie Ленный рыцарь

    Слово от меня: Прочитали однажды две дЕвицы (по наводке третьей) эпичный англоязычный фанфик Northern Lights and Midnight Sun и, помучавшись сомнениями (недолго), дерзнули его попробовать перевести. Договорились работать как братья Гримм, в паре, вооружились словарями и терпением и наваяли первые две главы этой сансанофильской вакханалии.

    Слово от matahata: Наткнулась как-то на милую акварель в теме Клиган и С.С. - откуда такое чудо? А вот отсюда. Почитаем. Ого! Вот бы перевести сей знатный труд на великий и могучий! Только зело сей труд сложен и местами... кхм... смущает шибко... А, была не была! Давай переводить! Ты - Санса, а я за Сандора посквернословлю! Ну вот и предыстория. Знатный фанфик, однако: с подробным разбором характеров и с преподробным обзором тел. Как призналась автор: "Муж качает головой и кривится, радуясь до чёрта, что это просто фанфик".
    Приятного прочтения! За Сансу вздыхала Natalie, за Сандора - matahata.

    Автор: Ownsariver.
    Оригинал лежит здесь: http://archiveofourown.org/works/298064/chapters/477182
    Рейтинг: 18+
    Предупреждение: Графическое описание насилия
    Категории: всенормально
    Фэндом: ПЛИП, Джордж Мартин
    Пейринг: Сандор Клиган/Санса Старк
    Характеры: Сандор Клиган, Санса Старк, Джейме Ланнистер, Бриенна Тарт, и многие другие

    Глава 1: Долина
    Алейна стояла в солярии ее отца в Лунных Воротах, слушая отчет о налогах из Чаячьего города и хмурясь. Что-то в числах ее раздражало, хотя, казалось бы, все было в порядке.
    В пребывании дочерью Петира было определенное преимущество - ее отец нашел способ побудить ее использовать мозги. Мейстер Колемон был прямо таки счастлив преподать ей любой предмет, к которому она обращала свой ум. И, к ее собственному удивлению, она обнаружила, что узнавать, как устроен мир, от маленькой усадьбы до королевства, было удивительно интересно.
    Когда она не могла уснуть, лежа в своей постели глубокой ночью, она иногда позволяла себе думать, что это был в своем роде второй шанс для нее. И поражалась, как жестоко боги решили испытать ее для того, чтобы оболочка вокруг нее разрушилась – и она увидела мир как он есть. Она почти слышала хриплый смех Пса над перипетиями ее жизни. Что стоит все, чему она научилась?
    В своих снах, в ночных кошмарах она видела маленькую девочку, какой когда-то была, бегущую к королеве, снова и снова и снова рассказывающую ей о планах ее настоящего отца, которые он строил для 7 королевств. Что бы изменилось, если бы кто-нибудь запер ее в своей комнате той ночью?
    Но бесконечный ужас и страх ее предыдущей жизни были позади.
    Она стала старше, ее тело и ум стали более зрелыми, жестоко вбитые уроки научили ее иной точке зрения, и теперь она была очень далеко от той хихикающей девочки с головой в облаках.
    Но, все же, несмотря ни на что, она до их пор любила песни и рассказы, все красивое и лимонные пирожки. Она читала истории Вестероса и земель за Узким морем, вспоминала истории ее детства и словно слышала их по-другому, по-новому, и красота обрела совершенно новое понятие для нее. Она иногда думала, что единственным, что она узнала со всех сторон и не изменила своего мнения об этом, были лимонные пирожки.
    Долгое время она пыталась подавить свою прежнюю личность, входя в роль Алейны. Она думала о себе только как об Алейне и никогда – как о Сансе. Но в последние месяцы Санса снова пробивалась наружу.
    Иногда она задавалась вопросом: было ли все это хорошо для нее? Тонкие намеки ее отца понемногу стали включать поглаживание ее груди и касание ее ног и бедер, слишком близко к тайным местам. Это был ее отец, поэтому это было не правильно (единственная неправильность в этом очаровательном в других отношениях человеке), и она не подавляла нарастающую тошноту.
    Но теперь ее сознание потихоньку возвращалось к Сансе, и она была вынуждена столкнуться с суровой реальностью своего разрушенного мира. Петир Бейлиш вытащил ее из кошмара Королевской гавани прежде всего по политическим причинам, хотя, с Безумной Королевой Шлюхой в качестве регента, он действительно спас ей жизнь.
    Он мог бы сделать что-нибудь похуже, чем просто сжимать ее груди. Из ночных доверительных разговоров с Рандой Санса знала, что есть много способов взять женщину, не беря ее девственность. С Севера просочился слух о невестах Болтона… Санса не могла поверить, что Арья была второй невестой. Арья сопротивлялась бы до самого конца, предпочла бы быть убитой в процессе, но никогда, никогда не стала бы терпеть такое обращение. Ни одного шанса во всех семи пеклах.
    Итак, Вестерос не был больше мирной землей, а Мизинец всего лишь неприлично прикасался, когда она сидела у него на коленях, и шептал ей в ухо имя ее мертвой матери. Дешевая ли это плата за ее жизнь? Должна ли она только скрипеть зубами и сносить?
    И еще … Пес спас ей жизнь однажды, во время бунта, и он ничего не ожидал взамен. Он только делал то, за что ему заплатили, предположила она. Странно, но эта мысль ее беспокоила.
    Тогда, во время битвы на Черноводной... тогда он показался ей сломленным человеком, в ее комнате, в ее постели… он взял песню… и поцелуй… Это было так же, как с цифрами налога из Чаячьего города: что-то так же раздражало ее в том поцелуе. Кроме того, он мог бы изнасиловать ее и перерезать ей горло… Почему он не сделал этого? Это постоянно всплывало в ее памяти – Пес был ее личной загадкой.
    Быть бастардом имело свои явные преимущества. Даже если Петир всегда следит за ней одним из своих многочисленных глаз, ей была позволена определенная свобода. Играть роль побочной дочери также означало делать то, что побочные дочери, как предполагалось, делают; и говорить, то, что они, как предполагалось, говорят. Леди Миранда придерживалась вполне… либерального… понятия о том, что молодые женщины могут делать с достоинством – и такой подход мог бы сделать жизнь в Воротах Луны вполне интересной.
    Сансу не нужно было уговаривать сохранить ее девственность, но невинные поцелуи, флирт и ночные откровенные разговоры были частью ее игры в бастарда. Конечно, играть было забавно, однако, чем больше она узнавала о тайнах любви и страсти, тем больше Пес озадачивал ее.
    Она начинала видеть его действия в другом свете. В первый раз, когда она вспомнила, как он не повиновался прямой команде Джоффри ударить ее, ей пришлось присесть. Сир Донтос вмешался, да, но Джоффри был достаточно жесток, чтобы потребовать голову Пса за такое ослушание или найти какой-нибудь ужасный способ наказать его… огнем, вероятно... Но Пес продолжал защищать ее как мог. И он предложил забрать ее с собой, защищать ее, не позволить никому ранить ее … «Или я убью их всех»…
    Она была всего лишь маленькой девочкой, но Арья была тоже маленькой девочкой. И ее дикая младшая сестра ничего не боялась. Как же Санса могла позволить своему подавляющему страху заставить ее потерять единственного человека в Королевской гавани, которому было до нее дело? Даже если он делал это на свой грубый лад. Тогда как Tиреллы только хотели использовать ее для убийства и цареубийства! Все эти мысли ее сильно озадачивали.
    Она плакала, когда в первый раз услышала, что бывший пес Джоффри умер. Прокралась в дальний угол своей комнаты, заперла дверь и тихо заплакала в подушку. Она даже провела несколько часов в богороще, думая и молясь о том, чтобы его горькая, разоренная душа обрела мир. Ей было стыдно признать, что это заняло больше времени, чем она потратила на молитву о Зяблике, который спал теперь все время, не в силах проснуться.
    Про Пса продолжали доходить слухи, Солеварни были худшим из них. Но она, услышав это, не могла поверить, что он все еще жив; Сандор Клиган не стал бы сжигать город до основания. Шептались, передавая друг другу слухи из внешнего мира, что, этого человека, кажется, невозможно убить. Теперь она улыбалась про себя при мысли о нем, продолжающем бродить свободно, несмотря ни на что. Ведь, в конце концов, никто не мог утверждать определенно, что младшего Клигана нет среди живых.
    Думая, Санса снова возвращалась к своей загадке. Вокруг было много симпатичных рыцарей, миловидных сквайров и даже Лордов, и сладкоголосых певцов, которые не прочь были бы завалить ее. Но ни у одного из них не было свирепости Пса, его резкой правды, черного юмора, не говоря уже о его физической силе и умении драться.
    Обычная молодая женщина могла бы довольно приятно прожить и так… но Сансе были не милы все мужчины, с которыми она флиртовала. Было действительно трудно изображать восхищение, слушая похвальбу какого-нибудь рыцаря о воображаемых победах в рыцарских поединках и понимая, что Пес побил бы его до полусмерти, даже не вспотев. «Летние рыцари», - думала она, не зная точно, где слышала фразу.
    И в глубине ее снов он приходил в ее палаты снова, делая все те вещи, о которых ей нашептывала Ранда в ночных разговорах. Это заставляло ее просыпаться, краснея и испытывая боль, желая, чтобы сон продлился хоть на мгновение дольше. Несколько раз она испытала облегчение, когда сон продолжился.
    Из раздумий ее вырвал звук приближающихся к двери шагов. Концентрируясь снова на числах перед нею, она успела принять прекрасный образ прекрасной дочери Петира, когда он сам вошел в комнату.
    Санса очаровательно улыбалась ему, пока он шел к ней через комнату. “Моя прекрасная дочь,” - пробормотал он, складывая губы для поцелуя. Она поцеловала его, как всегда делала (она ведь была хорошей девочкой), чувствуя, как его губы скользят по ее губам, и к горлу подкатывает отвращение.
    Она прервала поцелуй.
    - Отец, что-то раздражает меня в этом отчете, но я не могу сказать что именно.
    Петир, казалось, удивился – и бросил взгляд на бумагу в ее руках.
    - Ах, это, да. Я поместил это сюда, чтобы проверить тебя. - Поблескивая глазами, он склонился над бумагой, щекой к щеке. Слишком близко! – Итак, где эта бумага … раздражает тебя больше всего?
    Стараясь удержать контроль над собой и не отпрянуть от своего предполагаемого отца, она ответила:
    - Ну, все цифры сбалансированы, и они кажутся правильными, отчет сделан аккуратно. Но, так или иначе, налоговый доход с торговли перцем кажется немного завышенным… Но почему хоть один какой-нибудь торговец стал бы отдавать так много денег, не говоря уже обо всех торговцах в городе?
    Санса невольно была заинтригована. "Настоящая причина в..."
    Петир засмеялся, обхватил рукой ее спину, поглаживая ее руку. Санса почувствовала кожей его поглаживание и заметила, насколько она уже его переросла.
    - Моя умная, умная дочь. Да, действительно. Почему город стал бы платить слишком много налога, когда зима близко, и Семь Королевств лежат в руинах? - Он оценивающе улыбнулся ей. - Ответ прост: повышенного налога от торговли перцем... не существует! Но любой знает, что перец приносит деньги, значит, они могут благополучно изменить числа здесь, полагая, что их никто не разоблачит - и таким образом скрыть настоящую причину.
    Петир хихикнул.
    - Моя дорогая Алейна, в чем всегда нуждается страна в военное время, кроме бойцов, оружия и похотливых девок?
    - В еде. - Ответила она быстро и с удивлением. - Они скрывают от нас черные поставки продовольствия! Пытаясь усыпить нас, платят тройной налог на перец.
    - Хорошая девочка! - Воскликнул Петир, его рука скользила вниз по ее талии, подтаскивая ее еще ближе к нему. - Такие подозрения, конечно, должны быть доказаны, но фактически я уже получил воронов с доказательствами, что мы мыслим в правильном направлении.

    От его мятного дыхания Сансу подташнивало, и она вывернулась, как будто бы для того, чтобы посмотреть прямо на него.
    - Тогда что вы сделаете с Городскими Гильдиями Торговцев?
    - Пока ничего. - Петир улыбнулся стальной улыбкой. - Это будет горячая игра, которая заставит их упасть к моим ногам.
    Санса сглотнула.
    - Но, моя дорогая, мне нужно обсудить с тобой и другой вопрос, - продолжал он, в его глазах горел плохо скрытый голодный огонек. - У нас есть неприятный гость, который появился в воротах меньше двух часов назад, оголодавший и в полном одиночестве. Я должен услышать твое умное мнение о том, что же нам сделать с ним.
    Он горячо улыбнулся, пожимая ее плечо с отеческой лаской, но что-то в его тоне потревожило ее. Не позволяя своему беспокойству вырваться наружу, она наморщила лоб в ложном замешательстве.
    - Почему Вы спрашиваете мое мнение, когда у Вас есть превосходный собственный ум?
    Петир улыбнулся, поглаживая острую бородку.
    - Во-первых, потому, что я люблю наблюдать, как ты делаешь правильные выводы. - Он улыбнулся. - Во-вторых, потому, что это Бринден Талли, Черная Рыба.
    «Мой дядя!» - Осторожно, чтобы не показать волнения, Санса усилила выражение озадаченности на своем лице.
    - С чего это вдруг появление Черной Рыбы должно быть вопросом, который Вы должны обсудить со мной? - ответила она. - У Вашей незаконной дочери не должно быть права голоса в делах приема высокородной знати.
    Петир, ее отец, глядел на нее глаза в глаза.
    - И если надлежащий прием благородного рыцаря потребует от нас разделить с ним наш хлеб и соль по праву гостеприимства?
    Санса посмотрела прямо в его серо-зеленые глаза.
    - Тогда Ваша незаконная дочь, выполняющая свои обязанности, не должна заинтересовать его. В конце концов, это всего лишь формальность – поприветствовать возвращение домой прежнего Рыцаря Ворот. Я буду сидеть ниже соли, где мне и место.
    Лицо Мизинца озарила горделивая усмешка.
    - Это - то, что я называю «наблюдать, как ты делаешь правильные выводы»!

    Черная рыба
    Улыбающийся Мизинец принял Бриндена Черную рыбу со всей любезностью и уважением. Он был накормлен и вымыт, и нашел подготовленной новую одежду в своей старой комнате. Остаток дня он использовал, чтобы попытаться получить полное представление о том, что же произошло в Долине за многие месяцы его отсутствия. Несмотря на борьбу за власть между Петиром Бейлишем и лордами Долины, стало очевидно, что Мизинец удивительно быстро заполучил крепкий контроль над этой частью Семи Королевств. Но, конечно, Бринден уже знал, что прежняя опека Риверрана была пугающе возможна.
    «Не удивляться» - Бормотал он про себя, спускаясь по ступенькам в большой зал, где был устроен пир по случаю его возвращения. Царило хорошее настроение, Леди Миранда, Хортон Редфорт и Джон Ройс переглядывались, вино и разговор текли свободно. Мизинец был более чем хорошим хозяином, проявляя горячий интерес к невероятному путешествию Бриндена и его способности выкрутиться из сложных ситуаций и остаться в живых. Несмотря на то, что его беспокоил Лорд-протектор Долины, Бринден с удивлением почувствовал, что возвратился домой к друзьям. «Мне всегда не хватало семьи.» - Подумал он. Нестора Ройса он чувствовал более братом, чем он полжизни чувствовал Хостера Талли.
    Слуги суетились между сидящими гостями с порциями горного козла, поджаренного с солью, чесноком и розмарином. Большие блюда с печеной картошкой и длинным красным перцем не замедлили последовать. Вскорости большинство гостей сделались изрядно навеселе, служанки начали уворачиваться от нежелательного внимания, Бронзовый Джон с горячностью сказал слово об ублюдках Ланнистерах, чтоб их разорвало, а какая-то пара самозабвенно целовалась в глубине зала.
    И в этот момент он увидел ее. Сначала он не понял, почему его сердце екнуло. Конечно, он прожил слишком много, чтобы красивое девичье личико все еще могло ошеломить его. Но сходство с Кейтилин было поразительным. Печальная судьба бедной Кейтелин все еще заставляла его просыпаться среди ночи, и в этой девочке было больше, чем просто физическое сходство с его мертвой племянницей. Это было в ее манере держать голову, и в движениях рук, и в жестах, когда она говорила с Мией Стоун. Если бы ее волосы были темно-рыжими, а не каштановыми, она была бы точной копией Кейтилин тех времен, когда та была помолвлена с Брандоном Старком… и это было слишком много для простого совпадения. Петир Бейлиш был без ума влюблен в Кейтилин тогда - и нет ни единого шанса во всех семи пеклах, что он не заметил бы сходство … и тем не менее, он ни разу не взглянул в сторону девочки.
    Извинившись и сказав, что ему нужно удалиться для посещения уборной, Бринден остановил солдата, смотрящего в ту же сторону.
    –Эй, парень, новая девка, что говорит с Мией – она оскорбится, если кто-нибудь позовет ее поваляться и швырнет немного золота?
    Человек обвел зал мутным взором, пытаясь рассмотреть более низкую часть длинного стола.
    – О, ее зовут Алейна, бастардка Лорда-протектора. Стережет ее щель, как незнамо кто. Собиралась стать септой. Она только для поцелуя, но ничего большего. - Человек слегка покачивался.
    – Спасибо, всегда хорошо быть в курсе. – Бринден ответил с усмешкой и хлопнул солдата по спине. – Кого-нибудь еще порекомендуешь?
    Подумав, парень выдал несколько вариантов, и Бринден в конце концов ушел с бойкой светловолосой служанкой в ее комнаты. Не только для того, чтобы усыпить подозрения Мизинца, но и потому, что у него не было женщины уже адову кучу времени. Но всю дорогу вниз по лестнице, в то время как его член настроился на пышную задницу женщины, его единственной мыслью было, что, если Петир Бейлиш только не ухитрился засунуть свой мизинец в Кейтилин Старк и тайно скопировать дочь в ее матке, девочка в зале была Сансой Старк.
     
    читатель 7853, Foxand, Hola и 13 другим нравится это.
  2. matahata

    matahata Наемник

    Глава 2. Тихий остров.

    Копание могил - вполне нормальная работа, особенно когда больше нечем занять отчаянно требующее упражнений тело - решил Сандор. А вот работа в этой долбанной хламиде - отдельный вопрос. И как, Неведомый дери, женщины умудряются существовать в эти тряпках, не сходя с ума? Он тотчас представил себя самого в шелках - и гоготнул в морозное утро. Пиздец, с уединением уже перебор. Зарычав под нос, он продолжил монотонную работу, весь свой вес вкладывая в движение, превращая его в очередное упражнение.
    Единственным человеком, с которым ему дозволялось говорить, был Старший Брат. К счастью, это был единственный человек, с кем Сандор вообще пожелал бы разговаривать на этом окаянном острове. Он презирал братьев за их мягкость, праздность и, по своему твёрдому убеждению, бесполезность. Но Старший Брат, не прилагая особых усилий, как-то незаметно вырос в его глазах. Солдатская жизнь была знакома этому человеку – как и её грехи и привычки. Он бывал в битве, он познал ужас, наслаждение и боль сражения. Вся личность Старшего Брата вызывала у Сандора неведомое прежде спокойное уважение. И, в довесок, этот засранец абсолютно не страшился ни лица, ни репутации Клигана. Не удивительно – ведь это именно он нашёл меня, когда я валялся под тем деревом и рыдал, словно грёбанный сопляк, и выслушал всю мою жалкую исповедь.
    Старший Брат до сих пор не вернулся из своего паломничества к близлежащим септриям и их духовным лидерам. Что, Неведомый дери, может быть полезного в разговорах с этими ссохшимися крысами в юбках? Да ещё в это время года? И посреди земель, утонувших в огне и крови, к которым половина этих старых крыс и близко не подойдёт даже во имя веры?
    В отсутствие Старшего Брата за молчаливыми братьями остался присматривать брат Джаред, который тут же начал докапываться до Сандора, явно не въезжая, что к чему. Этот пидор не только заставил его посещать каждую грёбанную службу, но, вдобавок, запретил тренировки с оружием. И всё лез, тощая морда, к Сандору с благочестивыми упрёками за «пренебрежение божьими заветами»! Единственным, жужжал он, объяснением присутствия Сандора на Тихом Острове, когда сам Пёс безумствовал вокруг в разбое и насилии, было божье намерение указать заблудшей душе выход из греховного существования. И этого нельзя было добиться тренировками и превращением собственного тела в оружие. Исключительно часами смиренной молитвы, по убеждению брата Джареда. Или сворачиванием тощей джаредовой шеи, по мнению Сандора. Приходилось держать себя в руках. Сандор даже попытался доказать брату Джареду, что чертовски глупо на месяц менять распорядок, установленный Старшим Братом. И что присутствие Сандора на Тихом Острове объясняется исключительно тем, что Старший Засранец не дал ему подохнуть под тем деревом, к чертям собачьим. А если бы этот придурок не оставил шлем на могиле – то имя Пса не творило бы сейчас безобразий по округе. И что у Сандора нет веры ни в Семерых, ни в каких-нибудь иных богов, и что никакие молитвы ему не помогут, молись он хоть круглосуточно. Но все эти разговоры только расстраивали тощего пидора. Наконец, Сандор прибегнул к последнему доводу: мол, в отсутствие Старшего Брата только тренировки с мечом и Неведомым ещё удерживали его от того, чтобы не разнести дверь погреба в щепки и не упиться святым вином до бесчувствия. В ответ мерзкий ублюдок только благочестиво рассмеялся: если бы Боги действительно пожелали, чтобы он упился до смерти – они бы ему это позволили. В результате – никакого прогресса. Ну, по крайней мере, Сандор сумел удержать себя в узде. Долбанный Старший Брат. Грёбанный Джаред и его чопорная задница. Сандор был даже немного горд тем, что хотя бы пытался играть по их правилам, уважая их «иерархию» или, хрен знает, как ещё они называли весь этот идиотизм. Потому днём он молча копал могилы, а ночью тренировался, до и после полуночной проповеди.
    Сандор не мог с точностью сказать, как он очутился здесь. Всё, что он запомнил сквозь бред лихорадки – это расшатанную скрипучую телегу и старого мерина. И боль. Физическая боль была делом привычным и даже, в какой-то мере, успокаивающим, когда немного утихала. Настоящая боль пришла спустя неделю, когда он осознал, что не только не убежал от этой проклятой жизни, но и остался, вдобавок, хромым и лишённым какой-либо видимой цели. Впервые в своей жизни он просто сдался. Ему стало глубоко безразлично и на то, что делали с ним братья, и на своё ранение, и на своё грёбанное местонахождение. Он, наконец-то, достиг бесчувственности камня, впав в омертвелое уныние. Его мысли плавали в бесконечном круговороте самоуничижения, сожаления, разочарования и тупой печали. Он безропотно согласился похоронить Пса и ланнистерского прихвостня иже с ним. Старший Брат заявил, что для излечения понадобится вырезать омертвевшую плоть. Кто спорит-то? Он видел это раньше бесчисленное множество раз, а теперь ещё – и на своей проклятой ноге. Он был никчёмным созданием, влачившим свою никчёмную жизнь и сотворившим всё то, что, в итоге, привело к кончине Пса. Но он не мог, на хрен, похоронить и себя самого, поскольку Старший Брат не позволил ему подохнуть. А Пёс, тем временем, охренительно восстал, поганя его имя. Ну что за грёбанная лажа…
    В конце концов, Старший Брат заявился в его каморку, душевно вмазал по морде и улыбнулся, когда Сандор взревел в безотчётном порыве. И вот тогда ублюдок принялся доставать его по-настоящему. Он убил Сандора наповал, рассказав о том, как использовал опарышей для очистки раны. Но когда тот взглянул на свою ногу, впервые с тех пор, как волчья сучонка помогла её обработать, у него челюсть отпала. Обычно, при удалении омертвевшего мяса, теряется значительная часть мускульной ткани – но это выглядело просто успешно заживающей неаккуратной раной. Потом пошли мази, компрессы и перевязки. За ними последовали тренировки. Сначала - просто ходьба, затем - целая куча идиотских упражнений. Сандор угрюмо подчинялся, кляня проклятого мужика на чём свет стоит и отлично понимая, что бесславно проиграет, если ввяжется сейчас в драку с бывшим рыцарем. Что бесило его до крайности. В день, когда Сандор угрюмо попросил меч для воинской практики – он незамедлительно его получил, к вящему своему удивлению. Старший Брат попросил только сообщить, когда Сандору потребуется партнёр для спарринга. Разумеется, тренировки с мечом были превосходным способом обрести баланс, контроль над телом и силой. И почему-то… он чувствовал себя одураченным.
    Пока его здоровье, сила и способности приходили в норму, его непреходящая тяга к вину постепенно ослабевала свою хватку. Когда он валялся, прикованный к постели, его прямо-таки тошнило от жажды утопить в вине каждую свою мысль и каждое своё чувство. Рыча, он обвинял во всём пропотевшие простыни и собственную ногу – но Старший Брат только насмешливо смотрел в ответ. Потребность напиваться до сладостного забытья присутствовала в нём всегда – но он никак не ожидал, что она окажется настолько крепкой. Он так много лет был трезв на службе и вдрызг пьян вне неё, что эта привычка приклеилась намертво. В итоге, ему оказалось не по силам без вина засыпать или выносить себя самого, когда в жизни не осталось ничего, за что мог бы зацепиться взгляд. Так что теперь он почти не спал. И всё, о чём он мог думать в эти минуты – это о маленькой пташке в ярко-рыжем и Талли-голубом оперении, щебечущей в своей клетке. И когда Сандор, наконец-то, проваливался в неспокойный сон, она принималась петь ему с верхушек деревьев. И поздней ночью, обхватив себя ладонью, он представлял себе её уже сформировавшееся тело и то, как бы оно сейчас чувствовалось под ним. И каждый раз при мысли, как изменилось бы её прекрасное лицо в момент наивысшего наслаждения, он изливался, бессильно рыча в подушку.
    Старший Брат, выслушав его, умирающего ублюдка, полную исповедь, и не подумал закрыть тему, нет. Всё это дерьмо Сандору пришлось повторять и после того, как он немного поправился. Всё его разочарование, боль, сломавшую его ночь… И то, как он оставил её грёбанным львам, и то, как ненавидел себя за вожделение к ней, к её всё ещё слишком юному телу… Это всё было похоже на проклятие. Отвернуться от этой девушки было выше сил, а она до бешенства раздражала его своим испуганным щебетом, боялась посмотреть в лицо, пока он не принуждал её к этому. Он сам себя раздражал до бешенства, желая, чтобы она смотрела на него… или, хотя бы, не отворачивалась в неприязни. Рассказал даже о том кошмаре, когда он был вынужден наблюдать, как её бьют, и не мог вмешаться, не потеряв, в итоге, головы.
    Однажды, когда он снова выпалил всё это дерьмо, разозлившись на Старшего Брата, они долго сидели в молчании. В конце концов, септон поднял голову и посмотрел на него.
    - Ты определённо выбрал неподходящую девушку, чтобы безнадёжно влюбиться. – Проговорил он с этой грёбанной понимающей улыбочкой.
    - Охренел?! Я же говорю – раздражала она меня до усрачки! – Внезапно взбесившись, рявкнул Сандор.
    Старший Брат примирительно поднял руку:
    - Это одно. С другой стороны, ты сходишь с ума, мучаясь, куда она пропала, в безопасности ли… А после стольких… красочных… описаний имени Тириона Ланнистера, подозреваю, что ты ещё и ревнуешь сверх меры. Я бы назвал всё это жестокой реальностью несчастной любви.
    Той же ночью Сандор упился в хлам украденным крепчайшим вином, поутру жестоко расплачиваясь. Похмелье было не самой неприятной вещью. А вот понимающее молчаливое похлопывание по плечу приводило его в исступление.
    Сандор знал, в чём хорош. Он был превосходным бойцом, наделённым наследственным, надо полагать, неистовством в бою... Смертельный во всех военных науках, которым он когда-либо обучался: в рукопашной, во владении стилетом, коротким и длинным кинжалами, пикой, копьём, топором. Он умел использовать щит и баклер не только для защиты, но и для нападения – толкать, рубить и колоть им. И, разумеется, его основным оружием был меч: одноручный, двуручный, большой. Конный или пеший, он был воплощённой жестокостью в бою. Там он мог дать себе волю, зная, что в состоянии покромсать любого ублюдка в фарш, если пожелает. Возбуждение клокотало в венах, ударяло в голову, оставляя после себя зов плоти… Пьяный или нет – он был в своей стихии. Благодаря этим способностям он сразу попал на хороший счёт у Ланнистеров, несмотря на своё презрение к рыцарству. Младший сын незначительного дома, он самостоятельно добился продвижения по службе, размазывая по стене каждого ублюдка, пожелавшего указать ему на его место. Словно гребучее порождение кошмара, он оттачивал своё мастерство. Он мгновенно вызывал испуганное уважение даже у самого высокомерного и до хрена какого знатного рыцаря. Долбанные трусы.
    Так что охранять сильных мира сего, напиваться до бесчувствия и держать людей на расстоянии получалось у него лучше всего, к чертям собачьим. Как и любой солдат, он таскался по бабам – только за удовольствие и разрядку ему приходилось платить. Распутные девки и шлюхи вполне годились для того, чтобы утолить зов плоти и облегчить яйца. Некоторые из них умели притворяться достаточно хорошо, чтобы он мог хотя бы представить себе, каково это – быть с той, кому ты действительно нужен. Пиздец как трогательно – если он был достаточно пьян. Но чаще всего они просто брали его деньги, с отвращением глядя в лицо, и позволяли ему трахать их. Без лишнего дерьма.
    Сандор прожил так всю жизнь, и эта жизнь лишь добавляла ему разочарований. Если ты уродливый плебей без земель, титула или семьи – кому ты нужен? Ты живёшь, ущербный и пустой – и проживаешь жизнь, делая то, что умеешь. То, на что укажет хозяин.
    В Королевской Гавани он существовал, давно уже смирившись с судьбой и не ропща на жизнь. Пока одна маленькая северная пташка не начала проклёвывать дыры в его броне. Он не помнил, с какого момента его взгляд начал останавливаться на Сансе, но уже очень скоро осознал, как меняются его приоритеты. Он оказался настолько сбит с толку её наивностью и невинностью, что попытался хоть немного научить её жизни, пока не стало слишком поздно. И люто ненавидел себя за обнаруженную мягкость. Маленькая щебечущая пташка совершенно одна противостояла львам, истребившим её семью, Джоффри, превращающимся в тирана стараниями своей мамаши. Сандор, как мог, пытался защитить её – в итоге она, к его глубокому неудовольствию, прочно поселилась в его сердце.
    И это было долбанной проблемой, не так ли? Никто и никогда не учил его сражаться с Пташками в собственной душе. И в этом вопросе он ничем не отличался от двенадцатилетнего оруженосца, впервые засунувшего палец в женскую дырку.
     
    Rina739, читатель 7853, Foxand и 20 другим нравится это.
  3. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    Читала этот фик на английском, аплодирую переводу сочных речуг Сандора :bravo::)
     
    Alarven нравится это.
  4. Lady Fuchsia

    Lady Fuchsia Ленный рыцарь

    Ну вы, дЕвицы, блин, даёте. :bravo: Масштабно взялись. Я в восхищении.
    мы не рано со своими комментариями?
     
    Foxand нравится это.
  5. Stregoika

    Stregoika Знаменосец

    Большое-прибальшое спасибо за перевод) Давно ходила вокруг этого фанфика, никак не решалась начать читать- большой он слишком для моего английского, а теперь почитаю) Скоро и вас будем терроризировать в ожидании новых глав)
     
  6. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    Хорошо взялись! Масштабно!
    Вам придется полочку с дисками делать, там же счет главам на десятки.
    (занудным менторским тоном) И бета бы вам не помешала.
     
    Stregoika нравится это.
  7. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Ой, какая прелесть! :meow::meow::meow: Спасибо за хороший перевод :in love::in love::in love:
     
  8. AlissaN

    AlissaN Лорд

    Понравилось. Люблю Черную Рыбу, и Сандор всё такой же, чем и силен.
    Спасибо.:bravo:
     
  9. Hearmeroar

    Hearmeroar Лорд

    Ооо! Это он! :bravo:
    Удачи вам огромной, фанфик то большой :) И спасибо, еще раз на русском перечитаю :3
     
  10. matahata

    matahata Наемник

    Perelynn, бета была. Но если есть замечания или что-то режет глаз - пишите. поправим.
     
  11. Natalie

    Natalie Ленный рыцарь

    Дык, чего уж там мелочиться :)
    Если есть замечания, пишите, исправимся.
    хором, прям, ответили.:)
     
  12. Pakhan

    Pakhan Скиталец

    Спасибо за хорошую работу!
     
  13. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    Ах да, ссылку на оригинал повесьте, пожалуйста. Можно в начале каждой главы конкретно под данную главу.
     
  14. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    В своих снах, в ночных кошмарах она видела маленькую девочку, какой когда-то была, бегущую к королеве, снова и снова и снова рассказывающую ей о планах ее настоящего отца, которые он строил для 7 королевств - и не могла ее остановить. Насколько все было бы по-другому, если бы кто-нибудь запер ее в своей комнате той ночью?

    Курсив суть мое личное мнение, вы тоже перевели адекватно, но 'unable to stop her' там, по-моему, важно.​
    Пока он был ее отцом, это было неправильно (единственная неправильность в этом очаровательном в других отношениях человеке) и поэтому она позволяла себе чувствовать нарастающую тошноту.

    Здесь противопоставление тому, что, когда она стала снова осознавать себя Сансой и Петира не своим отцом, то поняла, насколько мало он себе позволял.

    Таких маленьких погрешностей очень много. Я не смогу вычитать все, нету времени. И даже теперь не знаю, стоит ли приходить и придираться. Кому надо - пусть идет читает первоисточник, а вы делаете хорошую работу. Главное - ссылки на оригинал не забывайте прицеплять.​
     
  15. Спасибо. Жду продолжения с огромным нетерпением.
     
  16. matahata

    matahata Наемник

    Perelynn, я тоже думаю, что не стоит придираться)))) При желании, можно найти погрешности в любом тексте. Кстати, "позволяла себе чувствовать тошноту" - англицизм. По-русски так не говорят. И, кстати, в первой главе сего опуса Санса еще думает о себе как об Алейне и о Петире как об отце. Но, наверное, и правда, не стоит вдаваться в баталии. Мы не профессиональные переводчики и стараемся как можем. И вы постарайтесь отнестись со снисхождением к этому труду. Ссылку на фанф надо дать в шапке фанфика, просто у Natalie какие-то трудности с интернетом. А я этого не могу сделать в её сообщении.
     
  17. She-Ra

    She-Ra Ленный рыцарь

    Не поняла сначала, что он делал в горах

    Mounted or on the ground, he was brutality itself to meet in combat.
    Конный или пеший, не?
     
  18. matahata

    matahata Наемник

    точно)) спасибо.
     
  19. Natalie

    Natalie Ленный рыцарь

    :) сначала так и перевела, потом зачем-то поменяла.
    и, да, у меня интернет через жопу Йоту, немилосердно глючит, выдает ошибку сервера, когда я пытаюсь редактировать пост. Прошу вставить ссылку на первоисточник, если возможно: http://archiveofourown.org/works/298064/chapters/477182
     
  20. Stregoika

    Stregoika Знаменосец

    Джыгит!:not guilty:
     
    She-Ra нравится это.