1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Фанфик: Утрата

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Avatarra, 5 июн 2012.

  1. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    Автор: linndechir http://archiveofourown.org/works/269213
    Рейтинг: Gen (можно всем)
    Персонажи: Станнис Баратеон, Ренли Баратеон, Роберт Баратеон

    Станнис склонился и осторожно, чтобы не обжечься, зажёг ещё одну свечу наалтаре. Он взглянул на мраморную статую. Черты лица уже стёрлись, но это не имело значения. Молот в руке изваяния обозначал Кузнеца, именно ему молился Станнис с тех пор, как родители уплыли в Вольные города на поиски невесты для юного принца. Юноша снова преклонил колени.
    – Пошли им благополучное путешествие, – негромко бормотал он, уверенный, что боги услышат, даже если говорить тихо. – Сохрани их на пути в Вольные города и на пути домой. – И с виноватым видом (потому что это было эгоистичное желание) добавил: – Верни их поскорей домой. Я скучаю по родителям.
    – Станнис! Что ты здесь делаешь?
    Гулкий низкий голос нарушил тишину септы. Иногда он всё ещё срывался на мальчишеский, но чаще всего звучал по-мужски, поразительно громко, как и всё, что делал Роберт. Казалось, даже сапоги брата стучали по каменному полу до невозможности громко. Роберт был одет в костюм для верховой езды, его волосы спутались от ветра, а синие глаза сверкали озорством.
    Я молюсь, брат. За благополучное возвращение наших родителей, – пояснил Станнис, усилием воли сохраняя спокойствие. Он ненавидел, когда Роберт вот так вваливался к нему, но здесь не место для ссор. Юноша поднялся и стряхнул пыль с коленей. Стиснув зубы и собравшись с духом, он всё равно вздрогнул, когда Роберт хлопнул его по плечу. Почти всю жизнь они были равны по росту и силе, но в последнее время Роберт перерос брата на голову и никогда не упускал случая показать свою новообретенную мощь. Рядом с ним Станнис чувствовал себя ребёнком.
    С ними всё будет в порядке, сейчас же лето. Прекрати беспокоиться, как старуха. Роберт рассмеялся и пихнул его локтем в бок. Станнис никогда не знал точно, брат нарочно задевал его или просто был невнимателен и беспечен. – Как ты можешь быть таким занудой? Мать с отцом уехали, мы предоставлены сами себе, а ты только учишься, читаешь и молишься. Не знал, что ты хочешь стать септоном, Станнис.
    От следующего тычка Станнис споткнулся бы, если бы Роберт не обнял его за плечи. Он попытался вывернуться, но с тем же успехом мог бы попробовать сдвинуть гору.
    – Я только хочу, чтобы они были в безопасности, – слабо огрызнулся Станнис. Они с Робертом почти одного возраста, с разницей меньше года, и Станниса бесило, что его брат выглядел уже почти как мужчина. Младший не мог дождаться, когда снова догонит старшего.
    – Это тебе подходит. – Роберт насмешливо взглянул на брата. Как бы неприятны тому ни были объятия, Станниса задело даже сильнее, когда Роберт убрал руку. – Я иду на кухню. Я нравлюсь одной из девчонок, блондинке, ты её знаешь, я видел, ты тоже на неё пялишься. Если бы мы пошли вместе, уверен, мне бы удалось уговорить кого-нибудь из девушек поцеловать тебя, но тебе, видать, и молитв хватает. Ты наверняка перепугаешься, если девчонка тебя поцелует.
    Станнис вспыхнул, и от этого только разозлился ещё больше. Он не желал и думать о поцелуях с хорошенькими служанками, это легкомысленно. И что хуже, было унизительно осознавать, что девушки и в самом деле могут это сделать только потому, что его симпатичный старший брат попросил их.
    – Иди, развлекайся со своими подружками, Роберт. Станнис снова опустился на колени и уставился на алтарь, решив не обращать внимания на брата, но даже так не смог не заметить, как Роберт закатил глаза перед уходом.
    Это не только из-за того, что Роберт старший. Всё, чего хотел брат, – охотиться, ездить верхом и целовать девушек. Но однажды он станет лордом Штормового предела, женится на прекрасной юной леди из какого-нибудь могущественного дома, и, конечно, все будут обожать его. Станнис не вполнепонимал почему, но людипростолюбилиРоберта. Роберта, который даже и не собирался позаботиться о малыше Ренли, изредка навестить мальчика, поговорить с ним или подоткнуть одеяло ночью. Он прямо заявил, что с маленькими детьми скучно и лучше оставить братишку со Станнисом. Станнис не мог и представить, как Роберт справится с ответственностью за все Штормовые земли, если даже маленький мальчик доставляет ему слишком много хлопот.
    И всё это время Станнис упорно считал, что ему уготована участь бедного рыцаря, зависящего от того, насколько щедро отец и брат оделят его землями и найдут ли ему подходящую супругу. Возможно, ему лучше стать септоном, размышлял юноша, и горькая улыбка играла у него на губах, но он слишком любил фехтование. Станнис не создан для того, чтобы провести всю жизнь в смиренных размышлениях.
    Он поговорит с отцом, когда тот вернётся. Может быть, лорд Стеффон отправит его служить оруженосцем к одному из великих лордов или рыцарей королевства. Станнис улыбнулся этой мысли: он уже видел себя в Королевской гавани или в Кастерли-Рок, представляя, как сир Эртур Дейн или Барристан Селми хлопают его по плечу и поздравляют с посвящением в рыцари. На мгновение Станнис даже позволил себе вообразить среброволосого таргариенского принца, застегивающего белый плащ на его плечах. Юноша тут же отогналэтимысли. Он слишком взрослый, чтобы предаваться детским мечтам, да и не время и не место для них. Штормовому пределу нужен хотя бы один человек, не пренебрегающий своими обязанностями, а Ренли нужен хотя бы один брат.
    Станнис закрыл глаза и ещё раз повторил молитвы. Он не знал точно, как они действуют, что надо сделать или сказать, чтобы боги услышали. Но у него был целый день, и он предпочёл бы помолиться сверх меры, чем недостаточно, если бы это означало благополучное возвращение родителей.

    Три недели миновало с тех пор, как корабль лорда Стеффона разбился в заливе Губительные валы, совсем близко от дома. Роберт и Станнис наблюдали с самой высокой башни замка, улыбаясь в ожидании возвращения родителей. Но улыбки стерло волнение, когда шторм усилился. Станнис хмурился, а Роберт со смущённой принужденной улыбкой распинался, какой умелый капитан корабля и как уверенно он прокладывает курс сквозь бурю. Братья вцепились друг в дружку, когда корабль налетел на коварные скалы залива и в лунном свете волны вынесли обломки дерева. Две пары синихглаз устремилисьна бушующие воды. Юноши уже плакали, всё ещё пытаясь убедить себя, что их родители каким-то образом могли спастись.
    Это был последний раз, а, возможно, и первый тоже, когда Роберт и Станнис чувствовали себя братьями. Никто не выжил, кроме несчастного дурака, выброшенного на берег. Братья даже не взглянули друг на друга, стоя в септе, пока септон произносил речь, хотя в помещении не было тел, предназначенных для погребения.
    Роберт отбыл в Гнездо, как только лорд Арен ответил на письмо мейстера Крессена. Мейстер и кастелян решили куда-нибудь отправить Роберта воспитанником, раз лорда Стеффона не стало и некому было обучить его сына всему, что должен знать лорд. Станнис оставался за старшего, но он знал, что это только на время, пока не вернётся его брат. Уже лордом Робертом. Сама мысль об этом казалась неправильной, несправедливой. Перед отъездом Роберт притих, он кое-как простился со Станнисом, не говоря уж о Ренли.
    Станнис не скучал по нему, по его шуткам, насмешкам и глумливым взглядам, как будто Роберт не мог поверить, что судьба послала ему столь разочаровывающего брата. Но Штормовой предел казался опустевшим и слишком тихим без рокочущего голоса Роберта, даже больше, чем из-за отсутствия отца и его громкого смеха, так похожего на смех сына, но не такого раздражающего. Замку не хватало присутствия их любящей матери, её тихой улыбки, с которой она наблюдала за учебными боями сыновей.
    Станнис целыми днями бродил по замку, проводя кончиками пальцев по каменным стенам и деревянным дверям. Каждый закутокполнился воспоминаниями. Зарубки на стенах внутреннего двора напоминали юноше о тренировках с отцом. Лорд Стеффон всегда уделял больше внимания старшему, но Станнис бережно хранил в памяти моменты, когда отец смотрел на него, скупые похвалы, улыбки и преподносимые с добрым юмором советы, как улучшить позицию и атаку. И как отец ерошил его волосы, когда Станнису случалось превзойти Роберта – а это бывало нечасто. Юноша вспоминал, как вместе с матерью прогуливался в саду и по коридорам замка, рассказывая ей об уроках с мейстером и септоном. Он вспоминал, как она пела по вечерам после ужина, даже Роберт затихал и слушал. Станнис больше не мог выносить музыку. Он приказал леди из свиты матери петь только в их собственных покоях. Однажды юноша услышал их пение в великом чертоге, и слёзы выступили у него на глазах. Сейчас он лорд Штормового предела, ему нельзя плакать.
    – Милорд? – септон спешил к нему через двор, мантия хлопала вокруг грузного тела священнослужителя. Станнис напрягся и, скрипнув зубами, уставился на септона.
    – Милорд. – Мужчина задыхался, и Станнис не удержался от мысли, что тот мог бы вести себя за столом посдержаннее. – Я не видел вас в септе с тех пор… с тех пор, как погибли ваши родители. Вы пренебрегаете молитвами, боюсь, ваш лорд-отец это бы не одобрил.
    – Я всю жизнь молился, но это ни на грош не помогло отцу, когда он утонул, – отрезал Станнис, впервые не сожалея о тоне высказывания. – Я молился и молился Семерым, я просил о любви брата и внимании отца, или, по крайней мере, молился за его жизнь. Но у богов, похоже, есть дела поинтереснее, чем слушать меня. Может быть, пусть лучше Роберт помолится, ведь его желаниям всегда уделяется больше внимания.
    Юноша глубоко вдохнул, но даже и не попытался успокоиться. Только забота о соблюдении приличий удержала его от того, чтобы прогнать септона. Какими же жестокими должны быть Семеро, чтобы позволить его родителям умереть, отнять их у трёх сыновей, которые так в них нуждаются, особенно младший. Станнис понял, что Семеро ни разу не ответили ни на одну молитву с тех пор, когда он был маленьким мальчиком и не просил ничего больше, кроме родительского внимания. Являлись ли они ложными или бессильными богами, или были жестокими – не важно. Станнис поклялся, что никогда больше не преклонит колени, чтобы служить Семерым.
    – Милорд, мы, смертные, не всегда понимаем замыслы богов, но, уверен, у них есть причины…
    Избавь меняотбанальностей, старик. Можешь и дальше молиться своим богам. А я лучше займусь исправлением того, что натворили твои боги – позабочусь о Штормовом пределе и воспитании брата.
    Ошеломлённый септон лишился дара речи. Напоследок Станнис наградил его презрительным взглядом и продолжил свой путь.
    Родители мертвы, Роберт вернётся спустя годы. Кто-то должен управлять замком, выполнять обязанности лорда-отца и воспитывать малыша Ренли лучше, чем Роберт. И этим человеком должен быть Станнис, он должен справиться с задачами, возложенными на него после смерти отца и отъезда брата.
    От мысли о том, как расстроился Ренли, когда его покинули сначала родители, а потом и Роберт, у Станниса щемило сердце. Малыш и не понимал, как ему повезло расти без Роберта. Слабое утешение для сироты, но юноша почти завидовал ему. Ренли был таким беззаботным мальчуганом, шустрым и весёлым, и он любил Станниса больше, чем Роберт, и даже больше, чем родители. И Станнису не следовало оставлять его ради молитв глухим равнодушным богам. Несомненно, отец бы понял и даже одобрил.
    Станнис впоследний развзглянул насепту. Он вспомнил, как стоял здесь вместе с отцом, тот держал его за руку и называл имена богов, рассказывая, как надлежит их почитать. Юноша печально вздохнул. Отец ничего не понимал.

    – Станнис?
    Очнувшись отбеспокойного сна, вполумраке он разглядел маленькуюфигурку в дверном проёме. В комнате было достаточно света – снаружи сияла полная луна, а Станнис всегда открывал окно на ночь, ему нравилось, засыпая и просыпаясь, слышать волны, бьющиеся о скалы и стены замка, – но даже в полной темноте он узнал бы этот голосок. Тихий, испуганный и одинокий.
    Ренли.
    Что случилось, братишка? – Станнис устал, но немог прогнатьмладшегобрата. Только не сейчас, когда он один остался у Ренли.
    Босые ножки прошлёпали по застеленному ковром полу по направлению к кровати. Станнис разглядел большие синие глаза на бледном личике под копной чёрных волос. Ему показалось, что на щеках Ренли заметны слёзы.
    Можно я посплю с тобой? Как всегда, не дожидаясь ответа, Ренли заскочил на кровать и забрался под толстые меховые одеяла, устроившись на руках у Станниса.
    Янесказал «можно», – заметил юноша, но не прогналмальчика. Ренли всего три года, и он ненавидит одиночество. Стало ещё хуже после отъезда Роберта в Гнездо, когда с мальчиком остался только один человек. Вздохнув, Станнис устроился поудобнее, обнимая худенькое тельце Ренли. Он понимал, что надо бы построже обходиться с братом и отослать его спать в собственную постель. Каждую ночь Станнис обещал себе так и поступить в следующий раз. Но не сегодня, не так рано. Ренли только разревётся, если прогнать его прочь, а Станнис не мог заставить себя так жестоко обойтись с ребёнком.
    А Роберт скоро вернётся? Каждую ночь Ренли задавал один и тот же вопрос, и каждую ночь Станнис отвечал одно и то же.
    Через несколько лет, Ренли. Он уехал в Гнездо, чтобы воспитываться у лорда Аррена, – сказал Станнис, стараясь скрыть горечь в голосе, ведь Роберт уехал и стал воспитанником одного из величайших рыцарей королевства, а он застрял в Шормовом пределе. Конечно, это большая честь – быть лордом Штормового предела в отсутствие брата, но он всё равно мечтал повидать другие части королевства, поехать в Королевскую гавань и служить оруженосцем у великого лорда или рыцаря. Но Ренли ничего не заметил, он просто не понимал, что значит «через несколько лет».
    – А мама с папой? Когда они вернутся? Ещё один вопрос, который Ренли задавал каждую ночь и которого боялся Станнис. Вздрогнув, он стиснул руки чересчур крепко, так что Ренли поморщился от боли. После кораблекрушения в заливе Губительные валы Станнис пытался всё объяснить брату. Сдерживая слёзы, он говорил Ренли, что родители умерли, что они никогда больше не вернутся домой. Но малыш не понимал слово «никогда» так же, как и «несколько лет». Неважно, что рассказывали ему Станнис или мейстер Крессен, Ренли продолжал спрашивать. А Станнис не находил ответа.
    Я скучаю по ним, – добавил Ренли, хотя Станнис сомневался, что тотхорошо помнит родителей. Братишка едва научился ходить, когда их не стало. – И по Роберту.
    – Я здесь, – Станнис пытался говорить весело, но у него почему-то никогда не получалось утешить Ренли. А вот Роберту всегда это удавалось: когда Ренли плакал, Роберту достаточно было скорчить смешную рожу, и малыш снова смеялся. Однажды Станнис попытался сделать то же самое, но Ренли ещё пуще залился слезами.
    – Ты никогда со мной не играешь, – пожаловался мальчик, устраиваясь поуютнее. Станнис уловил недовольство в его сонном голоске. – Ты всегда такой серьёзный. Мне нужен Роберт.
    Станнис понимал, что должен сказать «спасибо» и за то, что Ренли, вопреки обыкновению, не закатил сцену с воплями и плачем, а всего лишь немного побурчал, перед тем, как заснуть. И всё же сказанное братом причиняло боль. Высокий голосок Ренли перекликался с другими словами, теми, что Станнис всё детство слышал от другого брата, произнесёнными с разочарованием и неодобрением: «Как ты можешь быть таким занудой, Станнис? Что мне с тобой делать?»
    – Роберт тоже по тебе скучает. Об этом говорилось в последнем письме.
    Ни слова о том, что он скучает по Станнису, но Ренли незачем это знать. Юноша ждал привычного замечания, что Роберту лучше приехать домой, но Ренли уже спал, уронив головку на грудь Станниса.
    Станнис погладил мальчика по густым чёрным волосам, более ласково, чем когда Ренли бодрствовал. Юноша завидовал брату за то, что тот не помнил родителей, за то, что рос без них, а не просыпался каждое утро с воспоминаниями об улыбке матери и о том, как отец учил его кататься верхом и показывал, как держать меч. Станнис понимал, что должен заменить их для Ренли. Он поклялся себе позаботиться о брате. У них не осталось никого, кроме друг друга, Станнис не потеряет и его.
     
    Annys, dreaming of summer, Samantha и 19 другим нравится это.
  2. Tarja

    Tarja Лорд Хранитель

    Ух ты... Какой неожиданный фанфик... Спасибо! :bravo:
     
    Берен нравится это.
  3. ThisMeansWar

    ThisMeansWar Межевой рыцарь

    :puppyeye::in love:Я всегда знала,что Станнис любил Ренли.Прелестно.
     
  4. Rhaenys

    Rhaenys Ленный рыцарь

    Спасибо за перевод. Очень душевный фанф:in love:


    Мальчика, каким он был, точнее:(
     
  5. Жорик

    Жорик Знаменосец

    Душевный фанфик. И трагичный, в свете последующих собитый.
     
    ArvenN нравится это.
  6. Wind of Changes

    Wind of Changes Казненный мультовод

    Хороший фанфик. И очень душевный.
     
  7. Shiuvan

    Shiuvan Знаменосец

    Пичаль:cry:
     
  8. Ellectrra

    Ellectrra Наемник

    Спасибо за прекрасный перевод.:Please: Я обожаю этого автора, может еще что-нибудь у linndechir переведете?:meow: Например, с пейрингом Станнис/Санса.:in love:
    Пробелов не хватает, м?;)

    P.S. Очень няшные Баратеоны.:puppyeye:
     
    Stregoika нравится это.
  9. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    Я её тоже люблю и перечитала все, даже слэш, будь он неладен (хотя обычно принципиально не открываю фики с такой пометкой, но пристрастие к автру творит чудеса)
    "Что-нибудь" точно переведу, но что именно - пока не выбрала (хотя Ваше пожелание учтено). Но 100% не это ;) (ну, если только не найдется фан миллионер-извращенец, желающий оплатить перевод:oops: )

    Пробелы вернулись на законные места )
     
  10. Ellectrra

    Ellectrra Наемник

    Меня все равно сквикает Станнис/Джон.:ill: В пейринге с Давосом как-то органично и почти канон. Но я, как порядочная девушка, больше гет люблю.:in love: А гет там вроде только с Сансой.

    Вы делаете меня счастливой.:meow: А то я со своим английским страшно мучаюсь, читая фанфики на языке Шекспира.
     
  11. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    *понизив голос и озираясь по сторонам* да-да
    Еще с Селисой, но я к ней "такой личный неприязнь испитываю, что даже кушать не могу" )
     
    Ellectrra нравится это.
  12. Dolorous Edd

    Dolorous Edd Наемник

    Отличный фанфик. Хорошо раскрывает характер Станниса. Думаю прочитав его, даже самые лютые ненавистники истинного короля, поменяют свое мнение о нем хоть немного.