1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

[Конкурс фанфиков] 2-й сезон сериала

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Rianna, 1 июл 2012.

?

Лучший фанфик

  1. 1 - Предложение

    1,9%
  2. 2 - Дети Моря

    39,6%
  3. 3 - Тяга

    34,0%
  4. 4 - Музыка для волков

    17,0%
  5. 5 - Побег

    7,5%
Статус темы:
Закрыта.
  1. Rianna

    Rianna Знаменосец

    Ниже представлены работы в категории "Фанфик" для конкурса, посвященного 2-му сезона сериала. В начале каждого поста с работой стоит ее номер в голосовании.
    Работы выкладываются анонимно. Автор будет объявлен после завершения голосования (8 июля 11.00 по Москве).
     
  2. Rianna

    Rianna Знаменосец

    1

    Название: Предложение
    Автор: Cate
    Предложение​
    Петир Бейлиш вошел в палатку Кейтилин без предупреждения.
    - Как ты посмел? – спросила она вместо приветствия.
    - Возможно, тебя ввели в заблуждение.
    - Ты предал Неда!
    - Предал? Я хотел, чтобы он стал защитником государства, я умолял его об этом!
    - Я верила тебе, мой муж верил тебе! - Она встала и начала надвигаться на Мизинца, как карающий меч. – И за доверие ты отплатил предательством.
    - Нет, миледи.
    Леди Старк не желала слушать:
    - Убирайся!
    - Кэт! – Он бросился к ней. – Я любил тебя с самого детства. Мне кажется, сама судьба дала нам шанс. - Он схватил ее за локоть.
    Кейтилин развернулась к нему с кинжалом:
    - Ты с ума сошел? Убирайся!
    Опешив на некоторое время от наставленного острия, Петир собрался с мыслями и спросил:
    - Хочешь снова увидеть своих девочек? Санса еще краше, чем прежде. А Арья дикая, как всегда.
    - Арья тоже у вас? – спросила женщина, не опуская кинжал.
    - Обе девочки живы и здоровы. Пока. Но ты знаешь королеву и знаешь Джоффри. Я опасаюсь за их жизнь, если они останутся в столице.
    Кейтилин, наконец, опустила оружие и подошла к столу, оперевшись на него.
    - Чего ты хочешь? – тяжело спросила она.
    - Ланнистеры готовы обменять их на Цареубийцу.
    - Конечно, они готовы. Джейме Ланнистера на двух девочек? Робб никогда не согласится.
    - Я предлагаю это не ему. Я предлагаю это тебе.
    - Думаешь, я буду что-то скрывать от сына?
    - Робб удивил всех своим умением в бою, но он не их мать, - заметил Бейлиш. – Подумай об этом, Кэт. Второго шанса может не быть… Я привез тебе подарок.
    - Мне не нужны твои подарки. - Леди Старк была непреклонна.
    - Жест доброй воли Тириона Ланнистера. Он дает тебе понять, что хочет обменять их. От чистого сердца.
    Молчаливые Сестры внесли сундук.
    - От чистого сердца? – Кейтилин негодующе обернулась, но осеклась, увидев, что привез с собой Петир. – Что это?
    Мизинец молчал, и она, предчувствуя ужасное, присела перед сундуком, открыв крышку. То, что было внутри, уже давно разлагалось, но она узнала в подарке голову своего Неда.
    - Твой муж был благородным человеком и должен покоиться в семейной крипте под Винтерфеллом. Ты можешь не верить… - Бейлиш опять предпринял попытку приблизиться к Кейтилин, но она остановила его.
    -Уходи.
    Так ничего и не сказав, мастер-над-монетой поклонился и вышел, оставив вдову над печальным даром.

    Бейлиш читал последние новости из столицы, которые ему доставил ворон, когда полог его палатки распахнулся. Это была Кейтилин. Он знал ее с самого детства, каждое движение было ему знакомо, но теперь эти недоверчивые глаза и поджатые губы ставили его в тупик. Что он должен сделать, чтобы Кейтилин полюбила его? Вопрос, ответ на который он не мог найти долгие годы. Петир не пошевелился, не зная, что предпринять, помня о том, как они недавно расстались. Кейтилин смотрела на него, стоя у входа, и тоже молчала.
    - Расскажи мне, что произошло в Королевской Гавани? Почему Неда схватили и казнили? – нарушила, наконец, тишину женщина.
    Мизинец вздохнул, ему не хотелось рассказывать Кэти всю правду.
    - Твой муж сделал неправильный выбор. Надо было покинуть столицу с Ренли или уехать к Станнису, но не ждать раскаяния королевы Серсеи и ее отъезда, ставя в опасность и себя, и ваших дочек, и своих людей. Признаюсь честно, я предлагал ему заключить альянс, хотел помочь лорду Старку, зная, что он совершает ошибку. Я… - Мастер-над-монетой потер рукой глаза. – Я не смог переубедить его и принял сторону Ланнистеров и короля Джоффри, но это решение до сих пор терзает мою душу. Эддард рассказывал мне, что не хотел покидать Север, тебе следовало привязать лорда Старка к чардреву, чтобы не пускать его в столицу. Там нужны другие люди, ловкие и изворотливые, как я, но не такие честные и верные своим идеалам, как он. Мне жаль, что я отчасти виновен в твоем вдовстве. Всё, что я мог сделать в сложившейся ситуации, – выпросить его голову для тебя.
    Кейтилин села за стол напротив Петира. Ее губы и руки дрожали.
    - Я корю себя каждую минуту за то, что хотела возвеличить род Старк служением у короля. За то, что хотела сделать королевой свою дочь, выдав замуж за наследного принца. За то, что поспособствовала войне, потеряв голову от жажды мщения и схватив Тириона Ланнистера по дороге домой. Я о многом сожалею, но больше всего о том, что ничего не могу сейчас сделать для того, чтобы война прекратилась, мои дети вернулись в Винтерфелл, а я с честью похоронила Неда. - Она уронила голову на сложенные руки. – И мне не у кого попросить совета.
    Петир смотрел на нее и боролся с собой, своими чувствами, той безмерной любовью, которую испытывал к этой женщине всю свою жизнь. Я служу Железному Трону и не могу в угоду собственным слабостям рисковать всем тем, чего я добился за это время.
    - Твой сын должен забыть о своей мести и принести присягу Джоффри Баратеону, иначе эта война погубит Север. Ты знаешь, что зима близко. Как вы собираетесь кормить своих крестьян, когда придёт пора выпускать белых воронов?
    Кейтилин вскинула голову, по её лицу без всяких слов можно было понять, что она думает на этот счет. Королевский советник поспешил успокоить леди Старк:
    - Я говорю это не потому, что верен своим хозяевам, но потому, что беспокоюсь о тебе. Как думаешь, что сделают с тобой и твоими детьми, когда северные войска потерпят поражение, а это случится обязательно, так и знай. Король Робб в первую очередь должен заботиться о своих подданных, а не о том, чего желает его оскорблённая душа. Если Север заключит альянс с Железным Троном, а король Джоффри женится на Сансе, то близящаяся зима не потревожит вас. А потом, дождавшись лучших времён и собравшись с силами, Старки смогут показать всем 7 Королевствам, как Ланнистеры оплатят кровавый долг.
    - Ты думаешь, знаменосцы моего сына пойдут на этот шаг? Они желают отомстить не меньше Робба и прямо сейчас. Будь моя воля, я своими руками задушила бы Серсею, она не заслуживает лучшей участи.
    - Если они ослушаются своего избранного короля, какие же они после этого верные слуги Винтерфелла? Я обещаю тебе, что добьюсь особых прав для Севера, все собранные налоги будут полностью оставаться у Старков, Железный Трон не будет докучать вам. - Увлекшись, Мизинец взял руки гостьи в свои. – Я желаю тебе только добра. Если ты будешь счастлива, я буду рад.
    Кейтилин удивленно посмотрела на свои пальцы, которые Бейлиш ласково гладил. Он хочет лишь моего благополучия. Не ошибалась ли я всё это время на его счёт?
    - Но если я заключу договор с Ренли, мы будем в большинстве и сможем одолеть всех, кто встанет на нашем пути. Робб не хочет садиться на Железный Трон, он хочет добиться справедливости.
    - Я не верю в звезду Ренли, его падение – дело времени. Когда его сотрет лорд Станнис или лорд Тайвин, Тиреллам надо будет найти себе друга, чтобы вместе представлять внушительную силу, с которой никто не рискнет тягаться. Почему бы леди Оленне не обратить свой взгляд на Север? Но она не сделает этого, если его король растеряет все лучшие силы в боях. Пойми, Кейтилин, моментально справедливости никто не добивается. Я любил тебя с детства, когда Брандон Старк побил меня в том бою, я желал ему лишь смерти. Когда он вскоре погиб и началась война, я понял, что если чего-то сильно хотеть, это исполнится. Но ты всё равно вышла замуж и уехала в Винтерфелл… - Петир осекся, но почти сразу продолжил. - Сейчас, когда Север лишился своего предводителя, лучше скрыться в логове и зализать раны, чтобы позже восстать со всей накопленной силой.
    Леди Старк встала и в волнении прошлась по палатке. Мизинец вскочил со стула и подошел к ней.
    - Ты не доверяешь мне? Я не угодил своим советом? – Он подошел к Кейтилин вплотную.
    - Я не знаю, Петир. Я хочу иметь друга, на которого могла бы опереться в это тяжелое время.
    Бейлиш положил свою руку на плечо женщины. Она слегка напряглась, но не двинулась с места.
    - Я хочу подумать о том, что мне делать. Спасибо тебе за доброе отношение ко мне и моей семье. – Кейтилин погладила друга детства по щеке. – Я это очень ценю. Спокойной ночи!
    Через несколько секунд, когда Петир остался один, он прошептал:
    - Кэт, верь мне, я люблю тебя.
     
    Странница, Peter-88, newflower и 2 другим нравится это.
  3. Rianna

    Rianna Знаменосец

    2

    Название: Дети Моря
    Автор: Daron
    Рейтинг: R
    Пейринг: отсутствует (но кое-где подразумевается)
    Когда они рождались, Море пело в их честь свои песни: грозные, страстные, тихие, призывные. И они слышали его голос с первых мгновений своего появления на свет.
    Когда они жили, Море смотрело на них: неуловимо, настойчиво, не упуская из виду ни одного, сделавшего первый вздох среди соли и камня, благославленного в его купели. Иногда одаривало, иногда наказывало, отдавало и забирало. Когда добычу, когда удачу, а когда – жизнь.
    Когда они умирали, Море принимало их солеными, холодными руками и отдавало своему первенцу. Рожденные и умершие они теряли свои различия, становясь его частью.
    Но оно никогда не забывало их. И терпеливо ожидало оступившихся.

    Кракен

    Он не разжег камин, не пытался согреть насквозь продуваемую сквозняками спальню. Сел в кресло, поплотнее запахнул полы одежды, давно вопиющей о замене. Но он любил старые порядки и старые вещи. Слишком сильно, чтобы отказываться от них.
    Он не разжег камин и не послал за женой. Не простит. Полубезумная женщина, вечный силуэт на стене, с глазами, устремленными к зеленым землям. Годы брака приучили ее молчать. Только в глазах равнодушие на краткий миг сменится гневом, почти ненавистью. Повиснет в воздухе невысказанный вопль «Как ты мог? Я ждала его десять лет!».
    Кракен скривился. В ушах еще звенел отчаянный, обжигающий вопль: «ты отдал меня! Отдал меня им, своего сына! Своего последнего сына! Как щенка, который тебе надоел! А теперь ты ненавидишь меня за то, что я вернулся!».
    Да, так было.
    Он мог обернуться. Не принимать хлесткий удар правдой по спине, а подойти к нему, положить руку на плечо. Назвать его по имени. С первой минуты, как он переступил порог своего дома, Кракен не назвал его имя. Почему? Из-за Аши? Нет. Потому что это возвращение было похоже на восставшего из могилы мертвеца. Десять лет назад он похоронил своих сыновей. Всех своих сыновей. И долгие годы приучал себя к мысли о том, как встретит их потом, в чертогах Утонувшего Бога. Он хотел так думать.
    Его иллюзии кричали ему в спину. Его страх. Боль, кажется давно забытая и изжитая им. Кракен передернул плечами. Вспомнил высокого, статного Родерика, Марона, жилистого, похожего на отца. Заслонялся их образами, хранимыми в памяти, от хрупкой, худощавой фигуры его, от по-женски длинных ресниц, светлых глаз, светлых волос, унаследованных от матери.
    Умер, умер, умер. – Беззвучно твердили губы, чтобы быть осмеянными холодным, рассудочным сознанием Кракена, не привыкшего прятаться от правды.
    Он лгал себе. Впервые в жизни.
    И ненавидел свою ложь.

    Морская сука

    Злость схлынула уже в комнате, вслед за ворвавшимся в незащищённое окно ветром. Теперь она валялась на кровати, играя узким, заморским кинжалом, смотря, как пляшет в пальцах хищное лезвие.
    Никто не хотел его возвращения. Никто здесь не ждал его. Только мать. Но мать была далеко, на Харлоу, а он остался один, осмеянный ею и никому не нужный.
    Он не был для нее соперником. В чем? В любви отца? Она засмеялась, и нервный, злой смех, отразился от влажных стен, запутался в паутине на стене.
    С первого взгляда, она испытала к нему смешанное чувство досады, злости и… жалости. Память, как назойливая муха, подсовывала Аше Грейджой – любимой, признанной, уважаемой – совершенно ненужные воспоминания. Его детские, испуганные улыбки, ночи, проведенные в ее комнате за бесконечными рассказами, которыми она потчевала его, наблюдая за округлившимися светлыми глазами брата, его отъезд, сидящий в сердце застарелой занозой. Руки, вцепившиеся в ее одежду, страх, рядом с которым меркнул ужас перед братьями. И слова отца, в их первую ночь вдвоем.
    «Теон вернется?»
    «Нет, Аша. Он не вернется»
    Но он вернулся.
    Совсем другой.
    Совсем чужой.

    Изгой

    «Робб.
    Отец отверг твое предложение и собирается напасть на…»
    Огонь пожирал слова быстрее, чем он написал их.
    Странно… Все эти годы он мечтал о свободе. Но не о такой. Все эти годы он позволял себе закрыть глаза и представить, как возвращается домой. Он уже с трудом помнил лица отца, матери и сестры – только размытые, далекие образы, только запах соли и железа, только бесконечный ветер, гуляющий по крепости.
    Странно. Весь последний год он сжимал руки между колен и боялся услышать тихий стук в дверь и голос, звучавший снова и снова «Теон, ты спишь?», представляя себе как выскользнет из комнаты, возьмет припрятанные вещи и выскользнет за ворота.
    Странно. Уговаривая Робба Старка отпустить его, он внутренне радовался своей находчивости. Такой реальной возможности избавиться от душившего его ярма привязанности, униженного следования за королем, когда каждый взгляд, каждое прикосновение руки, каждое услышанное «король Севера» унижало его до закушенных до крови губ.
    Странно.
    Он так отчаянно стремился домой, что не дал себе труда подумать, что ждет его здесь.
    А теперь у него остался только один путь: вернуться, поджав хвост, к крепкому ошейнику друга? Брата? Не смеши себя! Не друг, не брат. Всё это – лишь слова. Кроме тихого стука в дверь. Или попытаться вернуть расположение отца, которого он успел возненавидеть, сестры, которую хотелось схватить за горло, всех этих чужих, давно забытых людей.
    Выбирать.
    При невозможности выбора.

    Первый

    – Просто привези его домой.
    – А начиналось то всё не плохо.
    – Не смеши меня, Дагмер. Мы не удержим эту крепость, даже с моими силами. К тому же так желает твой король.
    – Что я должен сделать?
    – Делай, что хочешь. Но мой брат должен вернуться на Пайк.
    – Целым и невредимым?
    – Живым.
    Две тени в полутьме коридора. Приглушенные голоса… А утром она ускакала прочь, обдав братца очередной порцией насмешки. Дагмер никогда не понимал женщин. Но впервые, за те долгие годы, что он знал Морскую суку, она его удивила.
    В отличие от большинства соратников, Дагмер не относился к принцу Кракена как к безнадежному сосунку. Чуть больше опыта, чуть больше выдержки и из парня мог получиться толк. Дагмер презирал трусов – Теон Грейджой трусом не был. Дагмер ненавидел чванливых выскочек – но принц слушал его, ломая в себе всё, что успели затолкать в него Волки. Он бы поставил на него, когда мальчишка наберется ума.
    В ту минуту, когда принц мешком свалился на камни волчьего логова, Дагмер скривил губы в ухмылке. «Живым!». Приказ есть приказ. В конце концов все они верой и правдой служат своему королю.
    Он сплюнул на камень двора и вспомнил о свитке, подсунутом каким-то северным лордиком пару дней назад. Северяне плохо знали железнорожденных. «Мы не продаем своих», - так он подумал тогда, в это верил и сейчас.
    Принц у его ног лежал неподвижно, и это было к лучшему.
    – Собирайтесь. Мы возвращаемся домой.

    ***
    Когда они уходили, Море рыдало им вслед – долгим, протяжным стоном, разрываясь от тоски и бессилия. Бесновалось высокими, безумными волнами, захлестывало скалы, стараясь дотянуться отчаянным призывом.
    Когда их голоса были так далеко, что Море не могло разобрать слов, оно оставалось их ждать. Потому что дети всегда возвращаются. Они придут по следам высокой волны, выбирая пути вслед крику чаек, спешат, раскинув руки на встречу.
    Дети Моря, до своего последнего мига слышащие ее бесконечный, всё прощающий Зов…
     
    Svetlana Bog, dreaming of summer, Alarven и 12 другим нравится это.
  4. Rianna

    Rianna Знаменосец

    3

    Название: Тяга
    Автор: Perelynn
    Дверь распахнулась, и в солярий Тайвина ввалился Амори Лорх. В прямом смысле ввалился – появился и тут же рухнул на пол.

    - Стража! – крикнул лорд Ланнистер.

    Из коридора послышались шаги. Вошедший стражник был молодым, с резкими чертами лица, рыжими волосами и одной белой прядью.

    ***

    У девочки нет чести, нет совести, нет мозгов. Девочка не глядит дальше собственного носа. Девочка живет мгновением и симпатиями, рассыпая улыбки, роняя небрежные слова и отворачиваясь как раз вовремя, чтобы не видеть, как брошенный ею камушек превращается в смертоносную лавину.

    Но, когда жизнь заставляет ее смотреть, она не отводит глаз.

    Ее тонкий меч болтается теперь на поясе у стражника. Человек подумывает, не вернуть ли клинок владелице. У него нет никаких причин так поступать. Он должен ей три смерти – не больше и не меньше. Но человеку хочется увидеть ее улыбку. Настоящую улыбку, какой она одаряет кузнеца и пекаренка. Улыбку, способную растопить сердце и превратить волю в пепел.

    Такая улыбка опаснее ножа.

    Девочка пляшет на краю пропасти, оступаясь и оскальзываясь, каждый раз умудряясь сохранить баланс. Ей давно пора быть мертвой, обезглавленной по приказу мальчишки-короля, забитой насмерть золотыми плащами, сдохшей от голода в лесу, истерзанной допросчиками Горы. Но девочка пляшет, и лучи закатного солнца красят ее руки в карминно-алый.

    Многоликий ценит плясунов.

    Человек хочет поскорей разделаться с долгом, получить три имени и отправить опоздавшие души к Красному богу. Но другая душа, душа девочки, куда ценней и важней, чем обрядовые жертвы. Она не знает границ. Не ведает полумер. Не приемлет поражений. Ее взгляд холоден, остер и прозрачно-черен, как обсидиановый клинок.

    Человек давно уже не подвластен желаниям плоти. Его не волнует ни смазливая мордашка девочки, ни ее налившаяся грудь, хорошо заметная даже под широким мужским дублетом. Здесь действует иная тяга. Он околдован этой слепой прямотой, пленен безошибочной неотвратимостью, заворожен бело-черно-алыми отблесками.

    Он хочет эту душу.
     
    Amsterdam, Pandorika, dreaming of summer и 14 другим нравится это.
  5. Rianna

    Rianna Знаменосец

    4

    Название: Музыка для волков
    Автор: Мейн
    Они шли всю ночь напролёт, с трудом преодолевая холодные ручьи и прислушиваясь к протяжному волчьему вою, долетающему из лесной чащи. Но когда наступил долгожданный рассвет, вершины башен Харренхолла всё ещё виднелись из-за гребня далёкого холма, словно кончики чёрных пальцев великана.
    Арья шла молча, лишь изредка покрикивая на пыхтящего от натуги Пирожка, который принимался скулить и жаловаться каждый раз, когда ему становилось страшно. Арья уже начала жалеть, что взяла его с собой. Толстяк был бы рад остаться в замковой кухне, выпекая хлеб для людей Горы и лакомясь объедками со стола нового кастеляна Харренхолла.
    Зато Джендри шел молча. Он вообще не сказал ни слова с тех пор как их небольшой отряд покинул замок. Мёртвые стражники в красных доспехах Ланнистеров, убитые Якеном Хгаром, произвели на кузнеца неизгладимое впечатление. Порою он бросал на Арью странные взгляды и девочка поняла, что Дженди просто-напросто её боится.
    «Ну и пусть себе боится, раз такой дурак!»
    Арью Старк тревожила погоня. Она понимала: Грегор Клиган не из той породы людей, что позволят им убежать. Арья практически слышала, как в далёком Харренхолле трубит рог, видела, как охотники седлают коней, а ищейки рвутся с поводка, разогретые азартом охоты.
    Она даже и думать не хотела о том, что будет, когда их схватят. Она прожила в Харренхолле достаточно долго, чтобы предсказать судьбу беглых слуг. Думается, стоит помолиться Семерым, чтобы их всех убили во время погони. Лучше умереть от стрелы, чем попасть в лапы к человеку, вроде Щекотуна.
    Несмотря на мрачное настроение, Арья улыбнулась.
    Хорошо, всё-таки, что Щекотун мёртв. Она сама видела его тело, видела его неестественно вывернутую голову и мёртвые глаза, уставившиеся в небо. Работа Якена.
    - У нас нет лошадей! – вновь подал голос Пирожок. – Нас догонят!
    - Заткнись и иди, - огрызнулась Арья.

    К середине дня они уже выбились из сил и двигались так медленно, что Арье и самой захотелось выть на волчий манер. Сумрачное небо затянули тучи, но дождь, на который надеялась девочка, так и не пошёл.
    Жаль... Хороший ливень смыл бы их запах, и погоня осталась бы с носом. Но что толку жалеть о несбыточном?
    Тысячи страхов обуревали Арью Старк, и девочка не могла побороть их все.
    - Страх режет глубже меча, - бормотала она себе под нос. - Страх режет глубже меча. Страх режет...
    - Ты молишься? – поинтересовался Джендри.
    «Нет» - подумала Арья. – «Молитва у меня другая: Джоффри, Серсея, Тайвин Ланнистер, Илин Пейн, Пёс...»
    - Не твоё дело! - сказала она вслух, и на этом разговор закончился.

    Ближе к вечеру Пирожок выдохся. Толстяк просто упал на траву и заявил, что больше не сделает ни шагу. Арья разозлилась и попыталась рывком поставить пекаря на ноги, но не смогла. Силы оставили и её тоже. Даже Джендри, и тот дышал, словно загнанная лошадь, а ведь симпатичный кузнец был выносливее их обоих.
    - Сделаем привал, - уступила Арья. - Ненадолго.
    К тому моменту, как они поужинали холодными лепёшками, в небе показалась луна – жёлтая и мутная, словно чей-то зловещий глаз.
    «Нас поймают» - со всей ясностью поняла Арья. – «Охотники уже наверняка где-то рядом. Едут на взмыленных лошадях, следуя за нетерпеливыми собаками. Люди Клигана обмениваются шуточками, предвкушая поимку дерзкой чашницы и её друзей. Смакуют их пытки и казнь».
    - Нужно установить дозор, следить за дорогой, - сказала Арья. – Кто будет дежурить первым?
    - Я, - отозвался Джендри. – Пирожок уже дрыхнет. Да и ты выглядишь измученной.
    - Хорошо. Но обязательно разбуди меня, когда луна будет у тебя над головой. Или, если услышишь что-то странное: топот коней, лязг мечей, собачий лай...
    - Не теряй времени. Спи давай.
    Арья так вымоталась за день, что даже спорить не стала - просто кивнула и скрутилась калачиком возле храпящего Пирожка. Прошептала свою привычную молитву и пожалела, что не знает имён тех, кто идёт по её следу. Она бы добавила их в свой список. Прежде чем провалиться в глубокий сон, девочка пробормотала:
    - Пожалуйста, пусть их всех возьмут иные! Пусть они умрут...

    Волчица медленно брела по влажному лесу, а вокруг неё скользили серые тени - её братья и сестры. Стая проснулась от дневного сна и вышла на охоту.
    Опушка встретила волчицу призрачным лунным сиянием и тысячью вкусных запахов. Где-то в ночи ржали лошади, прятались зайцы, рыскали олени. И ещё пахло людьми. Сладкой человечиной.
    Подняв морду кверху, волчица уставилась жёлтыми глазами в штормовое небо.
    - ...пусть их всех возьмут иные, - сказала мутная луна.
    Волчица завыла и к её вою присоединилась вся стая. Звери рычали, бесновались, скребли когтями жухлые листья и клацали зубами, наполняя тёмный лес жуткими звуками.
    - Пусть они умрут, - попросила луна.
    Волчица оскалилась. Она любила, когда луна с ней разговаривала. Не понимая ни слова, умный зверь прекрасно чувствовал интонации. И последняя фраза луны прозвучала для волка прямым приказом:
    «Пусть они умрут!»
    Секунда – и она уже знает куда бежать.
    Волчица радостно тявкнула, спрыгнула с пригорка и понеслась вперёд. За нею помчались её братья и сёстры, готовые разорвать на части любую жертву, что встретится на пути.
    Через несколько часов стремительного бега волчица учуяла ароматы людей. Пахло потной псиной, лошадьми, кожей. Охотники!
    С клыков лютоволка закапала слюна.
    Затаившись в лесу, звери ждали появления людей. И те не замедлили явиться, бряцая кольчугами и размахивая факелами. Собаки учуяли опасность раньше лошадей, а лошади – раньше людей. Запах волка невозможно с чем-то спутать. Ищейки разом утратили весь свой задор, заскулили и попятились. Кони встали на дыбы, а один из них даже сбросил седока.
    - Проклятье! Что это с собаками?! – заорал один из рыцарей, положив руку на меч у пояса.
    Ответил ему псарь, весь облаченный в вареную кожу. Ответ его был короток:
    - Волки.
    Рыцарь взбесился:
    - Это какой же волк отважится бросится на вооруженных людей с факелами? Разве что оголодавший. А с началом этой треклятой войны корма для серых тварей хватает с лихвой. Прикажи своим псам двигаться, Тревор! Гора с нас шкуру спустит, если мы вернёмся ни с чем.
    - Я бы и рад, сир, но...
    В этот момент один из братьев не выдержал и зарычал. Вся стая подхватила этот рык.
    Волчица первой бросилась на охотников. Взяв короткий разбег, она оттолкнулась от кочки, прыгнула и вышибла из седла говорливого рыцаря. Разодрать ему горло было делом нескольких секунд. Восхитительно тёплая кровь заляпала морду.
    Увидев волков лошади обезумели, и многие всадника оказались на земле даже не успев вынуть мечи. Самые умные и самые резвые ищейки поджав хвост ринулись в кусты, а остальные нашли свой конец в страшных челюстях волчьей стаи. Крики, конское ржание и скулёж умирающих псов звучали настоящей музыкой, лаская слух волчицы. Славная охота, славный пир.
    Она видела как отчаянно отбивается псарь от её сестрёнки, вцепившейся ему в руку. Другая сестра потрошила юного оруженосца, а трое братьев живьём обгладывали поваленную наземь кобылу. Хлещущая из ран кровь дымила на холоде.
    Нескольким охотникам удалось бежать, но волчице было всё равно. Подняв морду к небу, волчица облизнулась и испустила победный рык, после чего зарылась мордой в красное мясо своей жертвы.
    Луна будет довольна.

    Арья Старк вскочила на ноги, испуганно озираясь по сторонам. Сердце колотилось в груди, а горячее дыхание вырывалось изо рта облачками пара.
    «Что такое? Дурной сон?»
    Вокруг по-прежнему клубилась тьма, а лесную опушку затопил ночной туман. Луна просвечивала сквозь ветки деревьев: судя по её высоте, девочка успела поспать всего несколько часов.
    Потом Арья вспомнила свой сон, и ощутила во рту явственный привкус крови. Девочка глотнула воды из меха. Какой реалистичный сон! Такой... реальный. Арье до сих пор казалось, будто её нос и щёки перепачканы красным.
    - Ты в порядке? – поинтересовался Джендри.
    - Лучше не бывает.
    - Ты рычала во сне.
    - Врёшь!
    - Не вру. Сначала я думал, что это Пирожок храпит, но оказалось – ты.
    Арья отмахнулась:
    - Неважно. Я проснулась. Теперь ты ложись. Я всё равно больше не засну.
    Джендри не стал себя долго упрашивать и через минуту уже сладко сопел, подсунув плащ под голову. Арья немного понаблюдала за ним, потом уселась на траву, прислонилась спиной к дереву и взглянула на расплывчатый лунный диск, сияющий в просветах туч.
    - Спасибо, - прошептала девочка.
    Ответом ей стал далёкий, переливчатый волчий вой, прилетевший из-за холма вместе с порывом осеннего ветра. Даже лучшие музыканты Королевской гавани никогда не баловали Арью Старк столь чудесной музыкой.
     
    Avatarra, dreaming of summer, rurik и 7 другим нравится это.
  6. Rianna

    Rianna Знаменосец

    5

    Название: Побег
    Автор: Cate
    Побег​
    Джейме Ланнистер не приспособлен для того, чтобы сидеть в клетке. Он не какой-то домашний зверёк, которого можно запереть на целый день и держать так до смерти. Он – гордый лев, который обязательно покажет всякому, кто посмеет его связать, как жестоки Ланнистеры к тем, кто становится им должен. Так думал Цареубийца в первые дни своего пленения. Но теперь, грязный, голодный и униженный тем, что его поймали словно мышку, он забыл о своей гордости и рыцарской чести. В голове билась лишь одна мысль – надо увидеть Серсею.
    Он никогда не был так долго без неё, тем более, лишенный возможности обнять её в тот момент, когда ему вздумается. Сестра всегда была на расстоянии вытянутой руки, мгновение – и он крепко держал её в своих объятиях. Серсея отгоняла от него плохие сны, лечила ушибы поцелуями, мыла в душистых ваннах и всегда, всегда страстно шептала его имя в моменты близости.
    Джейме сходил с ума от того, что она сейчас в Красном замке лежит одна в своей постели и скучает по нему. Ему хотелось стереть её слёзы, сказать, что он обожает её, бросить к королевским ногам свой меч и защитить от всех врагов. И ведь она сейчас стоит во главе государства вместе с Тирионом. Наверняка они грызутся в любую свободную минуту. А будь он рядом с ними, то смог бы успокоить обоих и сплотить перед надвигающейся угрозой. Но нет, он – рыцарь, и отец отправил его в бой, который блистательный Цареубийца проиграл и теперь вынужден сидеть в клетке, страдая от смрада и мух.
    Его маленький брат, как он там поживает? Тирион перенес заточение в Орлином гнезде и чудом избежал смерти, не подогнулись ли от этого его ножки, остался ли острым ум? Хотя, зная Беса, сомневаться в нём не пристало любящему родственнику. Он выжил, появившись на свет, не пал духом от общения с отцом, побывал на Стене. Нет, Тирион уже развлекается в столичных борделях, в перерывах переживая за невезучего старшего брата. Может, он найдет общий язык с Серсеей, обсуждая его пленение? Джейме не хотелось, чтобы каждый из них страдал в одиночку. Цареубийца любил Тириона, но как же хорошо, что он - карлик. Иначе он ревновал бы Серсею к нему, если бы не был уверен, что она верна лишь Джейме.
    Теперь, когда короля-пьяницы не стало, он может объявить во всеуслышание о своих чувствах к сестре, о том, что трое славных ребят имеют полное право называться Ланнистерами, а не «оленями». Смешно, но можно даже поблагодарить Неда Старка за его обвинения, которые открыли перед ними новые перспективы.
    Джоффри мечтал о короне, но, пожив в Кастерли Рок, он поймёт, что нет ничего лучше, чем носить плащ цветов своего родного отца. Томмен будет рад переехать в западные земли – однажды он обронил, что мечтает быть рыцарем и путешествовать по миру. У него есть все возможности для того, чтобы вырасти в великолепного бойца, чья слава побьёт его собственную. Мирцелла, нежная девочка, так похожая на свою мать, занимала в сердце Цареубийцы место вдвое большее, чем сыновья. Красивая, счастливая и богатая леди – таким он видел будущее своей дочери. Она ни в чём не будет нуждаться, а лучшие женихи Вестероса будут сражаться за её внимание.
    Но главное не дети, а то, что Серсея станет его женой. Они больше не будут прятаться по углам, возжелав друг друга, а открыто и честно идти в свои покои, как и подобает благородным супругам. Каждую ночь, засыпая, он будет видеть её улыбку, а просыпаясь, будить любимую поцелуем. От этой мысли Джейме бросило в жар, он вцепился в прутья решётки и впервые за долгое время начал молить богов, чтобы они позволили ему как можно скорее оказаться на Серсее.
    «Я построю в вашу честь, Семеро, огромную септу, только дайте мне прильнуть к груди сестры до очередного полнолуния, чтобы сгореть с ней в пожаре любящих сердец». Она с радостью примет его, как только он окажется в Королевской Гавани. А его не будет волновать, кто при этом будет присутствовать, он возьмёт её в том месте, в котором застанет. Серсея обязательно согласится, даже если он прибудет весь в крови, немытый, да даже изуродованный. Никто в жизни не любит его так сильно, как сестра.
    В этот момент Ланнистер заметил, что к его клетке ведут ещё одного пленника. План побега созрел моментально. «Если человек чего-то очень сильно хочет, боги дают ему это», - вспомнил поговорку Джейме, улыбаясь людям, открывающим дверь на его свободу.
     
  7. Emerald Dream

    Emerald Dream Лорд

    :Dмило.
     
  8. Emerald Dream

    Emerald Dream Лорд

    Начать с того, что моё отношение к фанфикам... мартиновское.:smirk: Кроме того никогда не читал, а писать тем более не пытался (признаю только канонЪ:cool: ). Но Дети моря...:bravo:
     
    Tarja нравится это.
  9. Жорик

    Жорик Знаменосец

    Зацепили "дети моря" и "музыка для волков". Жаль, что голосовать только за один можно. После "Детей моря" остался привкус соли. Железный фанфик... и соленый...
     
    Tarja нравится это.
  10. Tarja

    Tarja Лорд Хранитель

    Очень понравились "Дети моря" и тот, который без названия - особенно последняя фраза цепляет... Жаль, что только один можно выбрать...
     
  11. gurvik

    gurvik Лорд Хранитель

    Самый лучший - № 3 ("Без названия"). Ничего лишнего - и талантливо. :bravo::in love:
     
    Keyt Boulen, Dolores и Tarja нравится это.
  12. Hunter

    Hunter Знаменосец

    Айронборны :in love:

    И еще №3 замечательный :in love: Надеюсь, что название "Без названия" - это так и задумано, в любом случае, сидит как влитое :bravo:
     
  13. Wind Rose

    Wind Rose Наемник

    "Тяга". Лаконично, задевает внутренние струнки. По-Якеновски :sneaky:
     
  14. newflower

    newflower Гость

    "Дети моря" и "Побег" особенно хороши:bravo::in love:
    Проголосовала за кракенов, т.к. намечается жестокое противостояние, но понравились мне оба.
     
  15. Фаб

    Фаб Скиталец

    1 - Предложение
    резкое ООС
    2 - Дети Моря
    есть в тексте пару ошибок, но написан он превосходно, просто мурашки по коже
    3 - Тяга
    это зарисовка
    4 - Музыка для волков
    слог наиболее красив, услада для глаз
    5 - Побег
    неплохо

    Две шикарные работы, не могу разорваться... но за раскрытие в рамках канона сразу 4ёх образов и великолепную стилизацию от имени моря - за море
     
Статус темы:
Закрыта.