1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Фанфик: Ближе к концу

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Avatarra, 10 июл 2012.

  1. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    Автор: linndechir http://archiveofourown.org/works/303337
    Рейтинг: Gen (можно всем)
    Персонажи: Станнис Баратеон, Ренли Баратеон, мейстер Крессен, Гавен Уайлд

    Ближе к концу сир Гавен Уайлд и трое его рыцарей попытались улизнуть через калитку, чтобы сдаться врагу. Станнис схватил их и велел выстрелить ими из катапульты. До сих пор вижу лицо Гавена, когда его привязывали. Он был у нас мастером над оружием.
    – Но к нам со стен никого не сбрасывали, – удивился лорд Рован. – Я бы запомнил.
    – Мейстер Крессен сказал Станнису, что нам, возможно, придётся есть своих мертвецов и незачем выбрасывать хорошее мясо.
    «Битва королей»

    В полночь капитан стражи пришёл разбудить его, но Станнис и не думал спать. Стоя у окна, он следил за кораблями Редвина, сгрудившимися в заливе Губительные валы, следил так пристально, будто одним лишь взглядом мог заставить их убраться прочь. Глаза жгло от усталости, но Станнис даже и не пытался заснуть. Он не мог вспомнить, когда в последний раз спал всю ночь, не терзаемый страхом, беспокойством и мучительным голодом. Иногда юноша дремал прямо за письменным столом, но по большей части чувствовал себя так, будто не спал неделями. Он испытывал слабость и тошноту от голода и усталости, но старался не показывать этого. Придав своему лицу ставшее чересчур привычным в последнее время выражение мрачной решимости, Станнис вслед за капитаном спустился во двор.
    – Они пытались улизнуть из замка, милорд. Станнис неделями ожидал подобной измены, но всё же на мгновение пришёл в ужас от таких вестей. Не нужно быть опытным солдатом, чтобы знать: нет ничего опаснее для лорда, чем вышедшие из повиновения подданные. Нет никакой надежды удержать замок, если собственные люди обратятся против него.
    Обычно пустующий двор почти заполнился. В Штормовом пределе осталось не много людей, но любой перемены в унылом и безрадостном существовании в осаде было достаточно, чтобы вытащить из постели всех, вплоть до последнего изнурённого человека. Станнис удивился, что за ним так долго не посылали – даже Ренли уже стоял здесь, рядом с мейстером Крессеном.
    Наконец Станнис обернулся к четырём рыцарям. Мужчины были безоружны, закованы в кандалы и покрыты синяками – плачевное зрелище, но лучше не умалять серьёзность ситуации. Их глаза устремились на него со смесью злости и разочарования. Станнис окинул взглядом рыцарей, остановившись на предводителе.
    – Сир Гавен. – Юноша едва узнавал собственный голос. Раньше Станнис всегда думал, что говорит как мальчишка, но в дни осады, в то время как тело слабело, голос как будто приобретал все больше силы. Станнис лишь надеялся, что в его голосе окружающие слышат такую же суровую уверенность, что и он сам. – Объяснитесь.
    – Мы собирались на переговоры с лордом Тиреллом о капитуляции замка. Ни оправданий, ни лжи. Сир Гавен встретил взгляд Станниса без капли страха и сожаления. В иной ситуации юноша восхитился бы его честностью. А сейчас уверенность сира Гавена только разозлила его ещё больше. Станнис с лёгкостью мог представить, что старый рыцарь счёл его глупым мальчишкой, возомнившим себя героем потому, что не открывает ворота замка, а на самом деле – позволяет своим людям умирать от голода. Его решения оспаривались с самого начала осады, но до сего дня никто не осмеливался выказывать открытое неповиновение.
    – Мы говорили об этом, сир. Мой брат приказал удерживать замок, и я удержу его. Капитуляции не будет.
    Не будет защитников замка! У нас едва ли наберётся достаточно еды, чтобы протянуть ещё неделю. А от вашего брата ни слова, ни намёка на подкрепление. Никто не ответил на ваши письма, никто не пришёл на помощь. У нас нет иного выбора, кроме как сдаться.
    – Я уже выслушивал ваши доводы, – перебил Станнис. Гнев снова охватил его – недели, а то и месяцы юноша испытывал мертвенную усталость, и теперь его истощённое тело едва могло вместить нарастающую ярость. – Я буду удерживать этот замок, даже если останусь один. Не вам решать, сир. Вы действовали за моей спиной.
    – Потому что вас бы это не устроило! – Сир Гавен повысил голос, разъярившись не меньше Станниса. – Мы все умрём здесь. Вы умрёте. Ваш брат умрёт. Думаете, Роберт имел в виду, что вам позволено заморить голодом малыша Ренли?
    Сир Гавен знал Станниса слишком хорошо, знал, какие слова заденут сильнее всего. В те дни, когда юноша смотрел в измождённое лицо Ренли, обнимая его исхудавшее тельце и каждое утро просыпаясь в тошнотворном страхе, не умер ли ночью младший брат, его решимость чуть не дала трещину. Станнис взглянул на мальчика: на сей раз Ренли вёл себя тихо, и на том спасибо. С широко раскрытыми глазами, он выглядел напуганным и слегка сонным – ребёнок, наверное, спал, когда во дворе началась суматоха. Больно видеть его таким притихшим. В начале осады живой нрав Ренли служил утешением для всех, даже для Станниса, но сейчас мальчик растерял свою бодрость и большую часть времени проводил в постели, держась за живот и требуя Роберта.
    Станнис заставил себя отвести взгляд и сильнее стиснул зубы. Его беспокойство о Ренли ничего не меняет, когда дело касается предательства, являющегося делом рук человека, которого Станнис считал своим. Сир Гавен был мастером над оружием в Штормовом пределе ещё до рождения Станниса, они с Робертом росли на глазах у старого рыцаря. Юноша знал, что сир Гавен возражал против решения не сдаваться, несмотря на отчаянную ситуацию, но не ожидал неповиновения от этого человека.
    Я доверял вам, сир. Больше, чем кому быто ни было в замке. Почти всё, что я знаю о войне, я узнал от вас, вы научили меня блюсти честь и выполнять долг. Вы посвятили меня в рыцари. – Станнис прервался, осознав, какая боль, едва скрытая под маской гнева, слышится в его голосе. Ему нельзя показывать слабость, только не сейчас, когда большинство гарнизона смотрит на него. Люди должны видеть непоколебимого лорда, а не испуганного и обиженного мальчишку.
    – Станнис. – Голос старого рыцаря смягчился и на мгновение юноша вспомнил об учебных поединках, о том, как сир Гавен поправлял его стойку, учил и хвалил за усилия. После отъезда Роберта учебные поединки, можно сказать, доставляли удовольствие. Но те времена, казалось, остались так далеко в прошлом, что порой Станнис гадал, не была ли жизнь до осады всего лишь сном, а тот ребёнок, которым он был когда-то, ныне стал для него незнакомцем.
    – Ты предал меня и выставил дураком перед моими людьми. Ты оспаривал мою власть и мои решения. Во дворе повисла тишина, словно весь замок затаил дыхание, и единственным звуком, раздававшимся в прохладном воздухе, был скрип зубов Станниса, пока он раздумывал, что делать дальше.
    Оглянувшись вокруг, Станнис повсюду увидел голодные, изнурённые лица, впалые рты, чересчур большие глаза и плохо сидящую одежду чрезмерно исхудавших людей. Солдаты, схватившие рыцарей, казалось, раздумывали, не прав ли сир Гавен. Он был уважаемым человеком, с его мнением считались. Люди прислушивались к мастеру над оружием, возможно, даже больше, чем к своему юному неопытному лорду. Станнис посмотрел на мейстера Крессена, всё еще державшего за руку Ренли, но старик выглядел потерянным.
    – Ты предал меня, – твёрже повторил Станнис. – И ты послужишь примером остальным.
    Он повернулся к капитану стражи и сделал глубокий вдох, собираясь с духом, чтобы произнести:
    – Вышвырните их за стены замка. С помощью катапульт. Удостоверьтесь, что каждый человек в замке узнает, что случается с предателями. А лорды-розанчики снаружи поймут, что Штормовой предел не одолеть изменой и подкупом. Пусть сколько угодно пытаются взять приступом эти стены.
    В одно мгновение молчание сменилось недоверчивым ропотом тихих голосов, люди поражённо уставились на Станниса. Юноша и сам был потрясен, недоумевая, как такая мысль пришла к нему в голову. Он должен показать «сильную руку», или очередная измена станет лишь делом времени. Такова необходимость, хотя его пустой живот сводило при одной мысли об этом.
    – Вы шутите. – Глаза сира Гавена расширились от ужаса, словно он впервые осознал возможные последствия своих поступков. Рыцарь сделал несколько шагов в сторону Станниса, но один из охранников дёрнул за оковы и вернул его назад. Юноша испытал странное чувство благодарности, когда капитан стражи, очнувшись от шока, гаркнул своим людям, чтобы те отвели изменников на стены замка. Станнис и сам не знал, что бы он сделал, если бы его приказам не повиновались.
    Следующие несколько минут походили на сон, какой-то ужасный кошмар из теней и факелов во тьме. Звуки казались приглушёнными, так что Станнис с трудом разобрал протесты сира Гавена и остальных рыцарей. Он поднимался по лестницам как лунатик, смутно понимая, что за ним тянется причудливое шествие ошеломлённых и смущённых зевак. Юноша едва замечал сопровождающих его Крессена и Ренли, пока предателей тащили к катапультам. Даже крики Гавена звучали глухо, как в густом тумане. Единственное, что Станнис различал ясно, – ужас в расширенных карих глазах старого рыцаря.
    Юноша понял, что не испытывает сожаления. Наказание сира Гавена будет справедливым, предупредительная мера, чтобы предотвратить будущие измены. Не то что бы Станниса воротило с души от собственных приказов, они отданы из-за того, что человек, которому он доверял, не оставил иного выбора, кроме как покарать изменника таким способом.
    Мейстер Крессен откашлялся, знакомый звук отдавался в ушах громче криков, возвращая Станниса к реальности. Он стиснул зубы, гадая, не окажется ли мейстер следующим человеком, обратившимся против него.
    – Милорд, – почтительно обратился Крессен, тихим голосом, исполненным терпения. Станнис осознал, что мейстер, должно быть, уже обращался к нему раньше, а он просто не слышал. – Конечно, измену надо покарать, но, возможно, это не лучший способ.
    Эти слова вновь разгневали Станниса, но Крессен продолжил, прежде чем тот успел ответить.
    – Запасы еды на исходе, в замке даже крыс почти не осталось. Если мы собираемся пережить осаду, мы не можем позволить себе потерять хоть какое-то мясо. Рано или поздно наши мертвецы могут стать единственной пищей. Возможно, в данный момент более благоразумно заключить предателей в темницу.
    Станнис едва верил собственным ушам, он не был уверен, всерьёз Крессен сделал это предложение или всего лишь пытался спасти рыцарей от уготованной им участи. Каковы бы ни были его мотивы, в словах мейстера имелся здравый смысл. С каждым днём даже крыс становилось всё труднее найти, и, как сказал Гавен, ни намёка на подкрепление. Какой бы ни мутило при мысли о поедании трупов, возможно, скоро не останется иного выхода. Станнис задумался, не будет ли уступка сочтена за слабость, но решил, что не зазорно и прислушаться к совету мейстера.
    – Прекрасно, – выдавил юноша. – Отведите их вниз и бросьте в темницу.
    Облегчение наполнило глаза стражников, Станнис только сейчас заметил, как неловко мужчины чувствовали себя раньше. Они казались более благодарными, чем рыцари, чьи жизни только что были спасены. Пока стражники отвязывали сира Гавена от катапульты, в его глазах вновь зажёгся былой вызов. На мгновение Станни почти пожалел, что сохранил жизнь предателю, хотя бы на время.
    – Со временем ты поймёшь, что я прав, Станнис, – без капли раскаяния упрямо заявил сир Гавен охрипшим от крика голосом. – А когда ты увидишь, что в замке умерли все до последнего человека, когда ты увидишь своего брата мёртвым, ты пожалеешь, что не послушал меня.
    Станнис лишь жестом приказал охране увести рыцарей, наблюдая, как их потащили прочь. Не беда, если люди сочтут слова сира Гавена не стоящими возражений, вот только на самом деле у Станниса не было ответа.
    Стоило рыцарям уйти, как обитатели замка словно вспомнили, что час уже поздний, и, переговариваясь друг с другом, не спеша разошлись. Юноша не хотел и думать, о чём они говорили. По-прежнему ли его люди сомневались в нём? Хотели ли они, чтобы предприятие сира Гавена завершилось успехом? Станнис наблюдал со стен замка, и зрелище армии Тиреллов также приводило его в уныние, как до того – вид флота Редвинов.
    Он не мог простить измену сира Гавена, но понимал его сомнения. Станнис, как никто другой, снова и снова спрашивал себя, а правильный ли выбор он сделал, или все их жертвы напрасны. Гавен прав – без подмоги и свежих припасов скоро останется только лечь и умереть.
    – Милорд, – снова начал Крессен, но Станнис прервал его:
    – Не сейчас.
    Юноша не нуждался ни в очередных напоминаниях о том, как мало удаётся раздобыть еды и как мало её осталось, ни в подсчётах, сколько ещё они смогут протянуть. Он знал, что надежды нет. Все это знали.
    – Это правда, Станнис? – впервые за эту ночь Ренли заговорил и его голосок оказался таким тихим и испуганным, что Станнис едва расслышал. – Мы умрём?
    Юноша ощутил на себе укоряющий взгляд Крессена, напоминающий о том, что следует уделить время для беседы с братом. Он обернулся к Ренли и положил руку ему на плечо. Прикосновение заставило Станниса содрогнуться: здоровый шестилетний ребёнок не должен быть таким худым. За каждой едой Станнис уже отдавал Ренли половину своей порции, но, похоже, все без толку.
    – Возможно, – вздохнул Крессен, но Станнис не мог заставить себя солгать брату. Мальчик и так несчастен, а обман и ложная надежда ничего не изменят.
    – Но если сир Гавен прав, почему ты не делаешь как он говорит? – Даже теперь мальчуган умудрялся говорить с укоризной. Порой юноше казалось, что каждое слово Ренли словно обвинение, хотя единственное преступление Станниса – то, что он не Роберт.
    – Я уже говорил тебе, мы должны удерживать замок до возвращения Роберта. – Станнис предпринял слабую попытку проявить терпение и успокоить брата.
    – Когда Роберт вернётся, он может просто отвоевать замок, – упрямо ответил Ренли, с угрюмым вызовом сбросив с плеча руку брата. – Мы должны оставить замок и куда-нибудь уйти, а потом Роберт сможет прийти и разбить Тиреллов, а мы – вернуться домой.
    – Это невозможно, Ренли, – попытался Станнис, но Ренли, повысив голос, перебил его:
    – Нет, возможно! Если бы Роберт был здесь, этой дурацкой осады не случилось бы, он бы перебил их всех своим молотом и мне не пришлось бы есть крыс! Роберт не заставил бы меня съесть моего пони и Роберт не прятался бы в замке, как трус! Ты ненавидишь сира Гавена потому что он храбрее тебя, потому что он настоящий рыцарь, как Роберт!
    Станнис мог лишь беспомощно наблюдать, как слёзы текли по лицу брата. Юноша неловко попытался снова обнять мальчика, но Ренли повернулся и убежал, его всхлипы эхом отдавались от стен. Станнис встретился взглядом с Крессеном, задумавшись, отчего старик так печален. Спросить он не осмелился.
    – Ступай за Ренли и отведи его в постель. Я не хочу, чтобы он в одиночку разгуливал в темноте.
    Голос утратил былую силу, понял Станнис. Он говорит как слабак и трус, в чём и упрекал его Ренли. Единственное успокоение – Крессен не стал возражать, просто кивнул и ушёл.
    Станнис услышал тихие голоса, доносящие со двора, где мейстер догнал Ренли. Что бы Крессен ни сказал, он, похоже, успокоил Ренли лучше, чем это удавалось Станнису. Он так много хотел сказать младшему брату, так много хотел объяснить. Больше всего он желал рассказать Ренли, что делает это для него, что присоединился к восстанию Роберта не только из повиновения старшему брату, но также и чтобы защитить младшего. Когда Станнис услышал, что король Эйерис убил Рикарда Старка за дерзость его сына, он понял, что нельзя ожидать от Безумного короля милосердия к братьям открыто взбунтовавшегося лорда.
    Нет ничего тяжелее, чем выбирать между лордом и братом и своим королём – и предпочесть первого. Честно говоря, тут и выбирать-то было нечего. Преклонив колено и сдав замок, Станнис обрёк бы себя и Ренли на мучительную смерть в наказание за восстание Роберта. Превыше необходимости подчиняться Роберту он должен был сберечь Ренли. Кто, если не он. Уж точно не Роберт, который почти не думал о младшем брате.
    Станнис пытался всё это объяснить Ренли, но как маленький мальчик может понять военные и политические обстоятельства, когда всё, что он желает – еды в достатке, да товарищей для игр; когда даже взрослые мужчины, такие как сир Гавен, сомневаются в решениях Станниса?
    От внезапного спазма в желудке юноша чуть не упал на колени, ему пришлось ухватиться за парапет, чтобы сохранить равновесие. Странно, еды так мало, а всё равно тошнит. Станнис и не догадывался, каким болезненным может быть голодание. Во время приступа тошноты он цеплялся за холодный камень, едва осознавая свои действия, пока не обнаружил два ногтя сломанными. Станнис смотрел, как кровь стекает с кончиков пальцев и размышлял: возможно, прямо сейчас где-то проливается кровь Роберта. Может быть, его брат уже мёртв, разбит и никогда не вернётся в Штормовой предел. Может быть, Станнис зря заморил голодом целый замок хороших людей, может быть, он обрёк свой Дом на гибель, встав на сторону Роберта, вместо того, чтобы преклонить колено и молить о милосердии.
    Станнис тряхнул головой, отгоняя глупые мысли. Несмотря на собственные внутренние противоречия и сомнения, он сделал выбор почти сразу, как приказ Роберта дошёл до него. После смерти родителей Станнис не сомневался, что должен исполнять свой долг перед братьями, ставшими его единственной семьёй. Слишком поздно жалеть о своём выборе, слишком поздно что-либо изменить.
    Отец учил его: единственное, на что может надеяться человек – всегда поступать правильно и умереть с чистой совестью. Станнис глубоко вздохнул, бросив последний взгляд на осаждающую армию перед тем, как покинуть стены. Больше он ничего не мог сделать: даже если его люди останутся верны, их погубит голод. Скоро замок родителей станет могилой их детей.
    Отец не подготовил Станниса к встрече с миром, в котором можно сделать правильный выбор – и пребывать в отчаянии.

     
    Maitimo, aveshy, Lady Snark и 8 другим нравится это.
  2. Tarja

    Tarja Лорд Хранитель

    Avatarra, спасибо!!! :bravo: Про Станниса так мало фанфиков, Вы просто порадовали...
     
    Берен нравится это.
  3. Рандори

    Рандори Лорд

    Не люблю этих персонажей, поэтому не сразу втянулась в чтение, но написано просто отлично, большое спасибо, очень понравилось
     
    Tarja нравится это.
  4. Странница

    Странница Наемник

    Мило, и тема еще не поюзана другими :)
     
  5. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    мой скромный вклад в пропаганду :)
     
    Tarja нравится это.
  6. Ellectrra

    Ellectrra Наемник

    Я долго и громко рыдала Печальный фик. Спасибо за такой хороший перевод.:bravo: Надеюсь, вы на этом не остановитесь, у linndechir еще много фиков.:meow:
     
  7. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    угу, только в последнее время её чего-то в слэш понесло:Crazy: Но у меня в планах испортить перевести кое-что у linndechir , плюс я разыскала еще пару-тройку годных фанфиков других авторов. Только бы вдохновение не покинуло :)
     
    Tarja нравится это.
  8. Ellectrra

    Ellectrra Наемник

    Джон Сноу и гетные пейринги способен испортить своим участием, чо уж там про слэш говорить:D

    А вы принципиально переводите только джен?:)

    Все бы переводчики так портили как вы Это обнадеживает:meow:
     
  9. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    поначалу хотела вступиться за Снежка, но повспоминав прочитанное... склонна согласиться, редкий гетный фик с Джоном долетит до середины Днепра будет прочитан до конца

    Да, я не толерантна :) Переношу только самые легкие намеки на слэш
     
    Tarja нравится это.
  10. Ellectrra

    Ellectrra Наемник

    Значит, есть надежда, что переведете гет?;) А то один СанСан вокруг.
     
  11. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    я в личку написала
     
  12. Dolorous Edd

    Dolorous Edd Наемник

    Отлично. Станнис такой, каким и должен быть.