1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Фанфик: You die and you win

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Тайли Триниэль, 21 июл 2012.

  1. Название: You die and you win
    Автор: Тайли Триниэль

    Disclaimer: написано не для коммерческого использования, все права на персонажей принадлежат Дж. Мартину
    Персонажи: Серсея Ланнистер, Роберт Баратеон, Эддард Старк, Джейме Ланнистер и другие
    Рейтинг: R, переходящий в NC-17
    Жанры: гет, ангст, драма, фэнтези, ПОВ
    Описание: Дороги судьбы извилисты, и прихоти сильных мира сего непредсказуемы. Честь и долг ведут одних, похоть и упрямство – других. Но что, если иным деяниям есть не только очевидные объяснения? Как еще могли бы сплестись желания и нужды львицы, волка и оленя? У Серсеи Ланнистер всегда свои интересы, и всегда огромная настойчивость в деле получения желаемого…
    Предупреждения: смерть персонажа, насилие, изнасилование, твинцест
    Комментарий автора: надеюсь, ООСа все-таки не будет. По крайней мере, я буду бороться с ним)

    Глава 1. Welcome to Winterfell

    Я никогда не поехала бы в эту глушь по доброй воле.
    Но наш благословенный король обожает носиться по лесам, болотам и неведомым деревням, – видимо, в провинции шлюхи обходятся дешевле, чем в Королевской Гавани, а брести к моему отцу за очередной ссудой Роберту вряд ли хочется.
    Серое небо, чахлые кусты, грязь на разбитых дорогах. Минута за минутой, час за часом! Семь королевств так блистательны... когда ты судишь их по роскоши Королевской Гавани. И так неприютно бедны, стоит отъехать подальше от столицы.
    Моя повозка была достаточно удобной, хотя и не настолько комфортной, как мне того хотелось. Что ж, перевезти с собой в Винтерфелл все прелести Красного Замка невозможно, – а леди-жена обязана сопровождать своего мужа, когда тот изъявляет подобное желание.
    Слава Семерым, Роберт Баратеон не часто нуждался в моем присутствии. Точнее сказать, он никогда в нем не нуждался, но порой приличия заставляли нас терпеть общество друг друга.
    – Мама, мы скоро приедем? – грустно спросила Мирцелла, уже уставшая, но еще не желавшая спать.
    Я погладила золотистые кудри дочери.
    – Да, малышка, совсем скоро.
    Когда-нибудь эта унылая холодная пустыня закончится. Когда-нибудь король наконец поднимет пыль во дворе замка своего старого друга Неда Старка, и мы чинно спустимся на замерзшую землю, дабы милостиво поприветствовать все семейство нашего вассала.
    Ах, лучше бы мы ехали в Дорн! Там есть солнце, дивные сады и страстные мужчины. Дорн – вот то место, где я согласна терпеть даже общество супруга! Не то, что здесь…
    Однако Джон Аррен был мертв, а должность десницы – свободна. Естественно, занять ее следовало Джейме, – я была убеждена в этом так же свято, как в собственной красоте. Но Роберт считал иначе. «Слишком много Ланнистеров вокруг меня, Иные вас побери!» – мычал он, вновь и вновь наполняя кубок. И вся моя лесть, невинные просьбы и женские хитрости пропадали втуне.
    «Иные, снарки и грамкины очень подошли бы к здешнему пейзажу», – невольно подумала я. Хорошо, что северный лорд не захочет променять свои заснеженные просторы на блеск Королевской Гавани. Он не вмешивается в дела престола, и интриги – явно не стихия Старков. Так стоит ли гнать лошадей лишь для того, чтобы принести немного пышности юга в этот печальный дальний край – и услышать твердое «нет», подкрепленное сотней-другой разумных объяснений?..
    Об Эддарде Старке рассказывали разное. Многие твердили, что он истинный человек Севера, а все северяне выкованы изо льда; другие посмеивались, что в молодые годы приятель нашего доброго короля не отставал от него как в битвах, так и в разбивании девичьих сердец.
    Сам Роберт описывал друга именно вторым образом. Какие-то влюбленные красавицы, куча бастардов, оставленных владетелем Винтерфелла в подарок доверчивым девушкам, долгие пиры и славные военные походы… Мой муж умел хвалить тех, кого любил, столь же пылко, как ругать тех, кого ненавидел, и едва ли был объективен что в одном, что в другом случае.
    Я же знала лишь одно: Эддард Старк – хранитель той части нашего государства, что заметно больше прочих, и родной брат Лианны. Разумеется, подобная характеристика не прибавляла мне симпатии к этому лорду.
    Серсея из дома Ланнистеров не воюет с призраками. Но одно упоминание об этой женщине заставляло меня вздрогнуть.
    Потому что с ней тесно связывалось другое имя – нет, не моего супруга, хотя мертвая волчица осталась его единственной настоящей любовью и сейчас.
    А вот имя Рейегара…
    Нет, неважно.
    Неважно. Что толку ворошить прошлое? Уж такова цена короны, возлежащей на моих светлых волосах. За такую цену меня продали, и кто скажет, что мы продешевили?
    Власть над Семью Королевствами, как вершина горы – ты смотришь на всех сверху вниз, но удержаться непросто; и ветра, хлещущие по лицу, куда сильнее, чем у подножия. На самом жарком солнце мне не ощутить тепла, и золотые ожерелья на моей шее всегда будут напоминать ошейники. Клубок из амбиций, ненависти и старых грехов год от года становится все более тугим.
    Пить или убивать – не все ли равно, чем забыться? Славьте королевскую чету, люди Семи королевств. Славьте, на что еще вы годитесь?..
    Когда-то давным-давно мой отец, устремляя на меня свой золотисто-зеленый взор, сказал: «Ты рождена, чтобы сидеть около трона, Серсея». Я помнила, с каким негодованием спросила – но почему около? Почему не на троне?
    – Потому что ты женщина, и только, – бесстрастно ответил лорд Тайвин.
    По сей день я не знаю, отчего отсутствие незначительной детали плоти делает меня неспособной править.

    Серая страна. Серая и неприветливая. Но, по крайней мере, Винтерфелл не претендует ни на роскошь, ни на особенные удобства, – провинция, держащаяся скромно, хоть и с достоинством.
    К тому времени, как я заставила себя покинуть свою повозку, мой супруг уже душил лорда Старка в объятиях. Сие малоприятное ощущение, должно быть, символизировало высшую милость короля. Справедливости ради следовало отметить, что Нед сохранил куда более пристойную форму, чем его друг-король; я не назвала бы хранителя Севера красивым мужчиной, но в нем чувствовалась «порода». Упрямая порода здешних людей, приученных скорее выживать, чем жить, и править скорее по долгу, нежели по прихоти. Любопытное сочетание. Чем-то притягивающее и очень… мужское. А впрочем, не мне петь хвалу дому Старков!..
    Я подобрала юбки, аккуратно ступая по смерзшейся земле. Холод явственно ощущался через тонкую ткань моих расшитых сапожек, и я пожалела, что взяла с собой слишком мало теплой одежды для детей. Еще не хватало, чтобы Томмен или Мирцелла простудились в этой забытой Семерыми глуши!..
    – Добро пожаловать на Север, моя королева, – Эддард Старк склонился предо мной, как требовал того этикет. Однако от моего внимания не ускользнуло едва ощутимое напряжение в его позе. Владетель Винтерфелла не слишком радовался моему приезду.
    И после… он поцеловал мое кольцо, почти не коснувшись руки. Приветствует повелительницу, но не женщину? Что ж, не самая горькая из моих печалей.
    Я улыбнулась северному вельможе самой ослепительной и равнодушной из своих улыбок.
    – Благодарю вас за гостеприимство, лорд Старк. Мне наверняка понравится в вашем чудесном замке.
    «Мне уже не нравитесь ни вы, ни ваш унылый замок, ни безумные планы Роберта в вашем отношении».
    Не терзая далее ни себя, ни хозяина вынужденными любезностями, я направилась к прочим членам его семьи.
    Кет Талли умела быть поприветливее своего муженька, хотя время не пощадило некогда пленительную рыбку из Речных земель. Я подумала, что по сравнению с этой усталой и озабоченной женщиной несложно выглядеть прекрасной. Тем паче той, кого боги одарили красотой Ланнистеров.
    Зато Кейтилин – не волчица, как бы ни меняли ее годы, проведенные в безжизненных пустынях Севера. Настолько же не волчица, как ее очаровательная старшая дочь Санса. Действительно симпатичная девочка, в отличие от своей угрюмой и молчаливой сестрицы, чье имя я не запомнила.
    – Ваше величество, вы само солнце, – восхищенно произнесла Санса, приседая в полупоклоне. Я ласково коснулась ее плеча, наблюдая, как расцветает девичье личико.
    «Малышка, скорее всего, жаждет покинуть этот серый замок», – догадалась я. Что ж, все может случиться… Если она так же послушна, как мила.
    Сыновья Эддарда и Кейтилин не вызвали у меня особого интереса. Будущие рыцари и наследники Винтерфелла? Но они еще слишком молоды, чтобы стать сколько-то весомой картой в играх Королевской Гавани. И, пожалуй, слишком неопытны, чтобы греть мою постель.
    Хотя юноша, промелькнувший где-то на заднем плане – и по внешности более чем напоминавший Старков – показался мне весьма любопытным объектом. Красивый мальчик. Не он ли тот самый бастард Неда, о котором Баратеон не раз и не два рассказывал мне в пьяном угаре? Если так, то ему точно не меньше четырнадцати-пятнадцати…
    Седьмое пекло, что со мной сегодня? Видимо, мы и впрямь давно не общались с Джейме, если я так смотрю на любого юношу. Этак, не приведи Семеро, дело дойдет и до любви с Робертом.
    – Серсея! Иди в замок, я должен сходить в крипту! – интересно, почему этот коронованный олень всегда кричит так громко, будто я нахожусь не здесь, а в Кастерли-Рок?
    «Ну конечно же, ороси своей скупой слезой усыпальницу Лианны. Орошал бы ты эту очень кстати погибшую леди чем другим – и получил бы вместо прекрасной несбыточной мечты другую, не менее ненавистную жену».
    Я заставила себя страдальчески улыбнуться:
    – Это обязательно делать сейчас, мой повелитель? Мы все только что с дороги и устали…
    – Да, – буркнул Роберт, уже поворачиваясь ко мне спиной. – Обязательно, Иные тебя побери.
    На краткий миг мне почудилось, что в тяжелом взгляде Эддарда сверкнуло некоторое сочувствие… ко мне? К королю? К покойной сестре? Или ко всем сразу?
    – Позвольте мне проводить вас, моя королева, – Кейтилин держалась осторожно, женским чутьем подмечая мою злость и догадываясь о ее причинах.
    – О, благодарю вас, дорогая, – как можно ласковее отозвалась я, разжимая невольно стиснутые руки.
    «Будь нежнее, Серсея, будь нежнее. Не время обнажать кинжалы».
     
    Берен, dreaming of summer, dreamer и 19 другим нравится это.
  2. Жорик

    Жорик Знаменосец

    Неплохо так мысли Серсеи переданы. Только "небеса" кажется уместнее заменить на "Семеро" и единиц измерения времени в системе СИ вроде секунд лучше избегать:)
    Но начало многообещающее, и повествование от первого лица довольно необычно:) Ждем продолжения:)
     
    Тайли Триниэль нравится это.
  3. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    Хорошо. Серсея, на мой взгляд, чересчур мягкая и неядовитая, но написано красиво, приятно читать.
     
  4. Рада, что заинтересовало!:) Да, внесла поправки, иногда "прорываются" привычные для нашего мира метафоры:)
    Спасибо!:) Ох, Серсея еще развернется...:meow:
     
    Cat. и Жорик нравится это.
  5. Глава 2. Было бы над чем шутить

    – Ох, Нед, я скажу тебе, что эта сучка почти никогда не греет супружеское ложе, – громкий и грубый голос моего мужа, казалось, разносился по всем закоулкам замка. – Я даже не могу посоветовать тебе трахнуть ее, потому что сам не помню, стоит ли оно того!
    Я застыла неподалеку от распахнутой настежь двери. Ну почему они именно здесь и именно сейчас?
    Подслушивать беседу Роберта с Эддардом не входило в мои планы как минимум потому, что я не ждала от подобного разговора ничего приятного и полезного для себя. К тому же усталость долгой дороги давала о себе знать: после трескотни местных леди и их служанок, после борьбы с Джоффри, совершенно не желавшим отправляться в постель, и сказок, на ходу рассказанных Мирцелле и Томмену, мне хотелось лишь упасть на мягкие подушки, наконец забываясь сном. Но проклятые лабиринты этого дурацкого замка…
    – Роберт, Серсея – твоя королева.
    – Серсея – красивейший из кошельков с монетами, Нед, – резко оборвал старого приятеля Баратеон. – И не будь я ее мужем, я бы страстно мечтал о том, чтобы поиметь ее во всех позах. Но к несчастью, мы стояли рядом в септе, и я знаю цену своей королеве. С тем же успехом можно совать член в дупло твоего чар-древа, – и то, пожалуй, больше толку.
    «Чудесная мысль, о мудрейший из королей, просто чудесная – пожаловаться своему вассалу на такие детали нашей жизни».
    По коже невольно прошел неприятный озноб – вечный и единственный ответ моего тела на слова и действия супруга.
    Как я мечтала сломать руки этому ублюдку, когда он прикасался ко мне! Мне казалось, что я не могу отмыться после любой из наших ночей… Я никогда не думала, что любовь бывает настолько грязной и настолько нежеланной. Но Роберт показал мне это в подробностях.
    – Я попросил бы тебя не осквернять чар-древо, – неодобрительно ответил Старк.
    Роберт звучно расхохотался.
    – Да брось, дружище, я и не думал. Это просто плач о королевских невзгодах. Сам попробуй, прежде чем так смотреть на меня!
    – Что попробовать?
    – Серсею. А что? По крайней мере, она перестанет корчить кислую мину оттого, что ее вытащили из Красного Замка. Нашу королеву следует чествовать, притом во все щели! Вспомни времена, когда мы делали бастардов в каждой деревне...
    Я предусмотрительно отошла подальше, к развилке коридора, дабы в случае опасности исчезнуть в сумрачных галереях.
    Подобные заявления мне еще ни разу не доводилось слышать – даже от моего муженька, способного на многое. Олений рыцарь давно не испытывал ко мне ничего, кроме ненависти, но он числил «двуногий кошелек Ланнистеров» своей законной собственностью и лично разрубил бы на куски любого посягнувшего на королевское достояние. Нет, конечно, в случае с Джейме разрубленным бы оказался Баратеон, – однако я не позволяла себе даже думать об этом. Должность Цареубийцы не из тех, что должна входить в привычку.
    – Светлейший, ты мой сюзерен, но порой твои шутки кажутся странными. – Размеренный звук шагов заставил предположить, что Хранитель Севера отстранился от короля.
    – Было бы над чем шутить, Нед, – неожиданно тихо и горько отозвался Роберт. – Зачем мне Ланнистерская львица, когда весь мой мир заключался в Лианне?..
    А зачем мне коронованный олень, когда все мои мечты были связаны с Рейегаром?..
    Я поспешила прочь, по горло сытая услышанным. Злость растворила свинцовую усталость, но всколыхнула мутные и скорбные воды памяти.
    Это уже не просто ненависть – это издевательство. Изощренное и извращенное. Даже, наверное, слишком извращенное для плоской фантазии моего супруга.
    Я сжала виски, ощущая легкую тошноту. Дивная идея передать меня «по наследству» явно была кем-то подкинута. Кем-то, кто готов предложить своему королю новую жену – цветущее юное создание из благородной семьи. И если девка понравится Баратеону, он отделается от меня самым радикальным методом. Мне говорили об этом еще в Королевской Гавани, – доказательства не заставляют себя ждать.
    …Лишь бы только предполагаемая невеста не была блондинкой – кажется, муженек в любой светловолосой девушке видит мое отражение, а потому не проявляет особой любви к такому типажу.
    Губы сами усмехнулись, хотя на душе было тяжело и беспокойно. Пожалуй, я могла бы отбирать шлюх для короля, доверь он мне столь важное дело!
    – Ваше величество? – Санса возникла из ниоткуда. Даже не возникла целиком, а просто высунула свое хорошенькое личико из-за неприметной двери.
    Н-да, девчонка преследует меня. Точнее, не столько меня, сколько свою мечту о столичной жизни.
    – Милая, ты все еще не в постели? – картинно изогнула бровь я. «Еще чуть-чуть, и моей доброте ко всему вашему проклятому семейству придет конец!»
    – Отец отправил меня показать вам ваши покои, – гордо ответила юная Талли-Старк, безотчетно кокетливым жестом поправляя прическу. – Лучшие чертоги Винтерфелла к услугам короля и королевы.
    О… Как я могла не подумать об этом! В этом смысле совместные поездки делались проблемой: увы, в Семи королевствах не принято разлучать ночью мужа и жену. А значит, мне обеспечены храп, скрип кровати и полусонные проклятия в адрес всего мира. И это еще в лучшем случае. Куда хуже, если пьяный кабан все-таки возымеет намерение взять меня – пока это не сделали его же приятели. Но, судя по недавним откровениям, Роберт уже напился в свое обычное состояние и не помешает мне спать.
    – Иди к себе, Санса, – неожиданно ласково произнес Нед Старк позади меня. – Я сам провожу Ее величество.
    «Вот как? Не решил ли ты воспользоваться великодушным предложением своего короля?» Увы, времени на предположения не было, а шанс избавиться от оленя в моей кровати предоставлялся чудесный.
    – Лорд Старк, я… Даже не знаю, как мне попросить вас об одном небольшом одолжении… – пришлось изобразить очаровательное смущение. Хотя особенно притворяться как раз не пришлось: учитывая, что сегодня слышал обо мне северный лорд, поневоле делалось неудобно.
    – Королева вправе приказывать, а не просить, – глядя вдаль, очень по-придворному отозвался Эддард.
    Волчий вельможа был безупречно вежлив и безупречно равнодушен, однако тон, адресованный мне, заметно отличался от теплого обращения к дочери.
    Милая гримаска пропадала зазря, как и надежда разгадать намерения собеседника.
    Я собралась с силами, дабы доиграть до конца роль целомудренной супруги:
    – Э… Луна только начала расти…
    Владетель Винтерфелла соизволил недоуменно повернуться ко мне:
    – Простите?
    Не в моих правилах было держаться этикета так упрямо. И в другой раз я бы отчеканила глупцу прямо в лицо, что у меня лунные дни, и оттого видеть супруга нет никакого смысла. (Строго говоря, подобное заявление было бы заведомой ложью, – женская слабость никогда не мешала мне развлекаться иными способами, – но к чему сразу выкладывать все золото на прилавок?..)
    – Сегодня нам с мужем нужны раздельные спальни, – я постаралась улыбнуться скромно и чуть печально, выделяя голосом слово «сегодня». – Не слишком подходящая тема для беседы с королевой, верно?
    «Сперва с королем, а затем со мной – все те же скользкие темы». Поневоле возбудишься, разве нет?
    А ведь было бы любопытно, позволь он себе сейчас какую-нибудь двусмысленную вольность! Джейме, например, говаривал в таком случае, что пролил уже достаточно королевской крови и не испугается такой малости; Лансель неистово краснел и начинал неуклюже оправдываться, уверяя, что хочет от меня вовсе не этого, то есть не только этого; сам же Роберт нагло хохотал мне в лицо и советовал любоваться луной, немного шире раскрывая рот…
    Я почувствовала, что почти жду нескромности Старка. Почти хочу ее. Тогда можно устроить скандал, сорвать всю злость, выговориться… Или – сделать на миг вид, что поддаюсь, чтобы немедля напомнить истинную расстановку сил в Вестеросе?
    – О… Я сожалею, Ваше Величество, – с некоторой заминкой ответил Хранитель Севера, разом разрушая все мои ожидания. – Слуги немедленно перенесут ваши вещи в соседние с чертогами короля комнаты.
    «Седьмое пекло! Ты не знаешь, о ЧЕМ сожалеешь, надменная ледышка, оттого и говоришь так спокойно».
    Я коротко кивнула, дабы ничем не выдать своего разочарования.

    Отвратительный, режущий слух волчий вой летел над холодными просторами дикого края. Сколько же здесь этих тварей! Неужели местные и впрямь держат волков вместо собак, как шептались в Кастерли-Рок?..
    Пышные перины ничем не уступали убранству моего ложа в Красном Замке, а пламя в камине отбрасывало на белый мех ковра причудливые тени. Здесь было тепло, пожалуй, даже жарко; но не таким теплом греются красивые женщины, и не о таких ночах они просят богов в тайных молитвах.
    Сейчас ночь, и дети уже сладко спят, – даже, наверное, «взрослый» Джоффри (если только сумасшедший Пес не вывел ребенка черти-куда). Джейме несет свою вечную вахту, неприкаянный и свободный. Тирион пробует уже третью-четвертую шлюху в ближайшем борделе. Роберт пьяно хрюкает и привычно проклинает Таргариенов, едва не падая с кровати и бессознательно сжимая в руке не меч, но несуществующий кубок. А Эддард, должно быть, старательно исполняет супружеский долг…
    И, проваливаясь в сон, я невольно позавидовала Кейтилин Старк, которая сейчас отдыхает от всех забот в мужских объятиях, в то время как ее прекрасная и могущественная королева засыпает в одиночестве.
     
    gurvik, Берен, dreaming of summer и 18 другим нравится это.
  6. Hearmeroar

    Hearmeroar Лорд

    О боже, фанфик про Серсею!!! :meow: Автор, я вас уже люблю :in love:
    Как освобожусь - обязательно прочитаю :bravo:
     
    Тайли Триниэль нравится это.
  7. Странница

    Странница Наемник

    Качественная Серсея:)
     
    Берен, Cat. и Тайли Триниэль нравится это.
  8. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    Я заинтригована. Интересно, что там дальше.
     
    Cat. и Тайли Триниэль нравится это.
  9. Ой, как приятно, когда меня любят!:meow:
    Да, в Ланнистерах важно как качество, так и количество:)
    Очень рада, что сумела "зацепить"!

    Третья часть ныне находится в процессе производства, то бишь написания:)
     
    Cat. нравится это.
  10. Любители Роберта могут быть возмущены и опечалены нижеследующей главой :not guilty:

    Глава 3. Рубины снов

    Тяжесть мужского тела – ощутима и неощутима одновременно. Разве так бывает?
    – Убери руки, дрянь, или я сломаю тебе их.
    Я понимала, что он бьет меня, но не чувствовала боли. Только видела, как ладонь пролетает перед глазами, да мир кренится набок.
    – Я – твой муж!!! Ты не смеешь мне отказывать!
    – Перестань… Ты пьян…
    «Джейме, Джейме…»
    Почему я не звала брата? Я ведь знала, что он рядом, как знала и то, что мой львенок может прекратить все эти мучения одним точным ударом. Что Джейме, не задумываясь, скрестит клинок хоть с самим Воином, когда увидит то, что здесь происходит.
    Я уже была распята на постели, и Олений рыцарь вошел в меня. Он двигался яростно, как в бою, как в самом бесконечном и безнадежном бою.
    Признаются, наверное, не только в любви, но и в ненависти.
    И это дикое, животное соитие было самым честным таким признанием.
    Мне не хватало сил не только чтобы сопротивляться, но и чтобы молить Семерых о прекращении этой пытки. Пытки скорее духа, чем тела – ведь я почему-то не испытывала физической муки.
    Он подминал меня под себя, как чужое знамя. Как опороченное знамя.
    На нежной коже мгновенно проступали следы, а безжалостные пальцы вцеплялись в плоть только сильнее и жестче.
    Но в финале, уже изливаясь в мое лоно, он зажмурился и… ослабил хватку? – не то что ослабил, но сделал ее страстной, а не грубой, и пронзительно, отчаянно зарычал:
    – Лианна! Лианна!..
    – Ты бы не посмел так трахать Лианну… – что вырвалось в ответ из моих распухших губ? Крик? Шепот? Вой?
    Я не знала.
    Черты Роберта менялись прямо перед моими глазами: из сильного молодого воина он превращался в коронованного пьяницу, потерявшего последний смысл своей бестолковой жизни и оттого забывающегося самыми низменными утехами. Полтора десятка лет за пол-удара сердца.
    Комната вокруг загоралась черным пламенем. Теперь я одним легким движением отталкивала своего ненавистного мужа прочь, и мои пальцы с чавкающим звуком входили в его грудь.
    Я жаждала вырвать сердце Роберта, это жестокое сердце, принадлежащее другой женщине… Той же, которая украла у меня Рейегара.
    Но лицо Баратеона вновь делалось молодым – и неожиданно удивленным. Он неуклюже падал назад, заливая белоснежные простыни нашего ложа кровью, хлещущей из распоротой до самого живота груди.
    А вместо сердца в моей ладони лежали рубины. Окровавленные рубины.
    …Сколько лет мне снится этот проклятый сон? Пятнадцать? Да. Как минимум.
    Грязный, мерзкий, безумный сон.
    Сон-напоминание о том, что женщина не в состоянии даже защитить себя от грубой силы, – что уж говорить о правах на престол.
    В этом сне были горькие зерна правды: однажды Роберт действительно взял меня силой, то ли подчиняясь плотскому инстинкту, то ли желая доказать мне истинные размеры моей беспомощности. Это было только единожды – видимо, даже ему не хотелось чувствовать себя насильником. Поэтому позже владыка Семи королевств предпочитал выливать на меня не семя, но всю свою злость и бесприютность; к тому времени он уже свыкся с обществом дорогих и дешевых шлюх, коих не меньше чтил и мой младший брат. Может, карлик Тирион даже опережал своего короля в этих состязаниях. И, возможно, среди трактирных девок хватало тех, которые сперва отдавались Ланнистеру, а уж потом Баратеону. Я не питала к брату особой любви, но эта мысль приятно грела душу.
    Зато в нашу первую брачную ночь Роберт был настолько пьян, что фокус с чудесно обретенной невинностью (которой я не обладала к тому моменту уже года три-четыре как) прошел на «ура». Мы с Джейме до сих пор посмеивались над этой историей.
    Но имя Лианны, выкрикнутое им в миг наслаждения… Это было оскорбительно, и особенно оскорбительно – для женщины из дома Ланнистеров.
    И рубины Рейегара. Рубины, поглощенные темными мутными водами…
    Все мои горькие воспоминания сливались в старом, настойчивом сне воедино.
    Я поднялась с постели, чтобы вдохнуть прохладный северный воздух. Утро только начиналось: замок еще не наполнился обыденными звуками, а небеса хранили след поцелуев рассвета. В комнате было светло, и отсутствие привычной для меня роскоши было даже к месту.
    Золото всегда омывается алой кровью. И то, и другое – цвета моего дома. Какая ирония…
    Винтерфелл сейчас казался мне не таким уж и плохим местом. По крайней мере, здесь со мной еще не случалось ничего дурного.

    – Нед станет моим десницей, а Джоффри женится на Сансе. – Долгая супружеская жизнь научила меня понимать речь короля даже тогда, когда все остальные слышали только «чав-чав-хрум-ням-ням».
    «Эддард Старк все-таки сменит Север на Юг?»
    Я почти сознательно пропустила мимо ушей вторую часть фразы. Санса – не настолько ужасный вариант, чтобы немедленно говорить «нет!». В конце концов, Джофф еще ребенок, свадьба не завтра, и если девочка окажется еще глупее, чем ей надлежит…
    Но Нед в качестве десницы???
    – Он уже согласился?
    «Это невозможно».
    – Женщина! – грозно икнул Роберт. – Никто не смеет спорить со мной!
    У меня возникло подозрение, что большая часть обеда задерживается в его бороде, и именно оттого аппетиты Баратеона считаются столь огромными. Впрочем, если посмотреть на всю их семью – неумение красиво кушать кажется меньшим из грехов.
    – Я… восхищаюсь вашим умением убеждать людей, мой повелитель, – если в моих словах и была издевка, Роберт ее не заметил. Жареная рыба занимала его куда сильнее, чем я. (Уж не знаю, как повара Винтерфелла готовили эту прелесть, но вкус у нее был и впрямь королевский. Даже Мирцелла, которая обычно кушала примерно треть от положенной порции, к моей радости, почти одолела свое блюдо).
    – Что тогда будут делать твои родственнички, а, Серсея? Старк не позволит Ланнистерам чувствовать себя хозяевами в моей стране! – мой муж откинулся на стуле так резко, что послышался недвусмысленный хруст.
    «Твоей страны нет ни на одной карте, идиот. А Ланнистеры давным-давно купили ту страну, которую ты по наивности считаешь своей».
    Лишь благодаря своевременному вмешательству леди Кейтилин мне удалось исчезнуть из залы раньше, чем Баратеон пустится в долгие размышления о вредности Ланнистеров как рода. Я-то привыкла к подобным речам давным-давно, но вот взгляд Джоффри заставлял беспокоиться. Он и так слишком многое понимает… и слишком быстро взрослеет.
    А впрочем, дети всегда растут быстро.
    «Так что там насчет женитьбы на Сансе?..»
     
    dreaming of summer, dreamer, Cat. и 9 другим нравится это.
  11. HaligSweord

    HaligSweord Оруженосец

    Мммм, очень интересно и с нетерпением жду продолжения:)
     
    Тайли Триниэль нравится это.
  12. Странница

    Странница Наемник

    Ура, прода:)
     
    Cat. и Тайли Триниэль нравится это.
  13. Tarja

    Tarja Лорд Хранитель

    Интересная трактовка образа Серсеи. Хоть и не люблю я её, а фанфик замечательный.:bravo: Рассчитываю на продолжение ;)
     
    Cat. и Тайли Триниэль нравится это.
  14. Всем спасииибо! :meow:
    Как только моя работа перестанет делать со мной то же, что Роберт с Серсеей в 3 главе, я засяду за продолжение! :)
     
    Cat. и Tarja нравится это.
  15. Hearmeroar

    Hearmeroar Лорд

    Серсея замечательная :) Кое-какие моменты расходятся с моим видением, но в целом она такая, какая должна быть.
    Стиль легкий и приятный. Мне даже показалось, что повествование похоже на гладкий и холодный шелк летним вечером :meow:
    Остальные персонажи тоже каноничны и бесподобны.
    Я хочу еще! :bravo: Спасибо большое автору.
     
    Cat. и Тайли Триниэль нравится это.
  16. Спасибо большое вам! :meow:
    Еще чуть-чуть битв с начальством, и я снова окунусь в творческий процесс :)
     
    Cat. нравится это.
  17. Diada

    Diada Наемник

    присоединяюсь к вышеописанному, фанфик прочитала на одном дыхании :meow:
    с нетерпением жду продолжения!
     
    Cat. и Тайли Триниэль нравится это.
  18. Alarven

    Alarven Оруженосец

    Серсея кажется умнее каноничной - наверное, это сериальная Серсея. ;)
    Роберт - четкое попадание в образ.
    И да - где наша законная прода? ;)
     
    Cat. и Тайли Триниэль нравится это.
  19. Gerda

    Gerda Межевой рыцарь

    Очень красивый, завораживающий фанфик с выдержанными образами. Интригует мысль о Неде Старке и Серсее. Жду продолжения с нетерпением )
     
    Cat. и Тайли Триниэль нравится это.
  20. Автор извиняется за задержку выкладки текста (который пару недель честно лежал на флешке...) и за сознательную сумбурность последних абзацев - она подходит к описываемому. А еще автор спешит предупредить уже испугавшихся ортодоксов, что адского неканона НЕ будет:)

    Глава 4. Не только снега

    – Вы наденете изумрудное платье, моя королева? – с чересчур развязной улыбочкой спросила меня служанка, которую минувшим утром я видела в объятиях кого-то из местных молодцев.
    Мне не нравилась эта девка. Сказать откровенно, мне не нравилось, когда повадки шлюхи входили в привычку, потому что после эти пустоголовые дурочки спешили покинуть меня – меня, свою госпожу! – ради очередной порции вранья и ласк от случайных любовников.
    Предстоящее торжество было столь же неприятно, сколь неминуемо. Разумеется, дом Старков будет чествовать правителей Семи Королевств, как это и подобает верным вассалам; и разумеется, после четвертого кубка Роберт потеряет последние крохи королевского достоинства.
    Я не любила не столько пиры, сколько присутствие на пирах своего супруга. Кто и когда наврал ему, что он умеет петь? Иные побери этого гнусного лжеца, из-за услужливости которого все сотрапезники короля были обречены слушать пьяные выкрики, весьма мало соответствующие мелодии! А эти недвусмысленно похотливые фразы, которые Баратеон щедро раздаривает каждой мимо проходящей женщине от тринадцати до пятидесяти? Всякий нелюбящий и нелюбимый муж имеет право утешаться с другими женщинами, но не стоит это делать настолько… грязно.
    Слава Семерым, Мирцелла и Томмен покинут праздник раньше, чем человек, которого они называют отцом, перестанет напоминать человека. Что же до Джоффри, то оградить его от этой мерзости не получится…
    – Да, изумрудное, – равнодушно согласилась я, возвращаясь от материнских печалей к делам текущим. Пожалуй, этот наряд заставит моих ненавистников еще чаще упрекать свою повелительницу в непристойности: глубина выреза великовата даже по фривольным меркам Королевской Гавани, что уж говорить о северных снегах. А с другой стороны, это ли не возможность позволить себе немного больше?
    …Согласно общепринятому в Вестеросе этикету, на пиршестве хозяин сопровождает высокую гостью, точно так же, как спутницей приехавшего лорда (или самого короля) становится леди-жена местного владетеля.
    «Кейтилин, к которой Роберт, несомненно, относится с максимальной для него долей уважения, будет сдерживать пыл короля дольше, чем кто бы то ни было», – почти весело думала я, нанося на открытые запястья свои любимые благовония из Асшая. Было немного жаль, что вся прелесть пропадет зря – каким бы восхитительно сумасшедшим ни был мой братишка, этой ночью он не рискнет требовать моей ласки – но даже старинное, чуть потускневшее зеркало, казалось, восхищалось мною.
    Женщина, сознающая свою силу и красоту, может быть величественна даже в последней откровенности. Женщина из дома Ланнистеров соблазняет одним свои существованием. И я не знала, кем надо быть, чтобы не застыть на пороге моей комнаты в немом восторге с легким привкусом похоти!..
    – Моя королева, вы позволите мне проводить вас в Великий Чертог?
    О, вот и ответ на незаданный вопрос. Надо быть Недом Старком.
    Хранитель Севера глядел на меня так спокойно, любезно и отстраненно, что отчего-то захотелось укрыть полуобнаженную грудь мехом волка… или даже лютоволка. Того самого лютоволка, который красовался на камзоле Эддарда.
    Что ж, в Винтерфелле мне уже доводилось убедиться в том, что старый друг Баратеона относится ко мне, как к неизбежному злу. И, по чести признаться, это заботило меня меньше всего; по крайней мере, Нед явно не будет целенаправленно вредить мне. А его любовь или хотя бы желание – ха, к чему королеве влечение вассалов?
    – Рада видеть вас, лорд Старк, – я ответила ему точно таким же бесстрастно-учтивым взором. Сегодня он был почти роскошно одет – насколько роскошь вообще соотносилась со строгостью вечного льда.
    Лорды Зимы… Я не любила холод в Кастерли-Рок. Там он был чужероден, неприятен и неприютен. Бобровый Утес должен сверкать алым золотом, а не белой пылью; такова сущность моего рода, унаследованная, как дар. Мы можем быть ослепительно прекрасны, ослепительно порочны и ослепительно жестоки, но мы всегда остаемся львами. Здесь же сама жизнь благословляет волков – выносливых, суровых, сильных, справедливых до той крайности, которая уже скучна…
    Рука об руку с Эддардом я шла по огромному серому замку, бесконечные переходы которого сейчас забыли о тишине и сумраке. Расторопные слуги носились с подносами, источающими восхитительные ароматы, огонь факелов пылал ярче, чем это было возможно, а темно-серые, стальные небеса за окнами медленно отдавались ночной темноте. Звонкие голоса певцов, готовящихся рвануть струны перед королевской четой, сбивались и накладывались один на другой, в укромном уголке какой-то стражник – явно из наших! – запускал руки в вырез хорошенькой девчушки лет четырнадцати.
    – А Винтерфелл совсем не так строг, как кажется на первый взгляд, – поневоле усмехнулась я, не особенно рассчитывая услышать от своего спутника как согласие, так и возражения.
    – Вы не знаете Севера, – почти миролюбиво отозвался Нед. – Здесь ведь не только снега, льды и Стена…

    «Да, воистину не только снега!» – через пару часов мысленно согласилась я. Торжество еще шло на подъем, а встать с высокого кресла самостоятельно я бы уже не сумела. Творения местных чародеев ложки и котелка были слишком хороши, чтобы не отдать им должное, а вина… ах, эти странные терпкие вина – они вначале казались обжигающе холодными, а после горло само просило еще глоточек…
    Детей отвели в спальни. Роберт уже пел, или кричал, или все сразу. Странно, но я тоже чувствовала в себе нехорошую готовность запеть… Кейтилин изо всех сил изображала спокойную радость, хотя даже сквозь винные туманы, плывшие над столами, я ощущала, как нелегко ей дается эта роль.
    Джейме, равно как и Тирион, покинул зал, и вслед за ними, к моему великому счастью, Пес уводил Джоффа. Санса тоже отправлялась в свои покои, причем ее очаровательное личико было искажено неодобрением в адрес нескольких парнишек, безуспешно пытавшихся сплясать что-то на столе в дальнем углу залы. Многие пялились на меня столь бессовестно, что в любую другую минуту я приказала казнить бы наглецов за дерзость по отношению к королеве. Но сейчас… Сейчас это было всего лишь забавно.
    Праздник беспощадно катился, как снежный ком, прямо по головам и титулам пировавших.
    Еще через час я с ужасом догадалась, что в ближайшее время не буду иметь никакого права обвинять своего супруга за излишнее пристрастие к бутылке. Но опьяненный разум подсказывал безумные в своей гениальности мысли…
    Иные побери, какова была идея, высказанная намедни этой помесью кабана с оленем?! «Нед, попробуй сам с Серсеей»… Соблазнить северного лорда у него дома? Не лучшее ли доказательство моего всемогущества…?
    А если быть точнее, то не лучший ли десница – тот, что прочно привязан к жене своего короля?.. Привязан надеждой на ее благосклонность (которой, конечно же, никогда не дождется)?..
    Ночь вокруг шумела и смеялась, и в холодных глазах Старка, сидевшего около меня, поблескивали странные огоньки.
    Он был ближе, чем следовало, и мне чудилось – или не чудилось? – что беседа, которую мы пытаемся вести, не значит ровным счетом ничего – пустое собрание фраз, прикрывающих иную суть.
    Ах, Роберт, ты в своих недавних гадостных речах подал мне отличную мысль. Я отниму у тебя друга, как ты отнял у меня свободу!
    Он не думает обо мне сейчас? – тем вернее будет сходить с ума через несколько недель. Может, даже выть на луну начнет, как это принято у волков?
    Или я не прекраснейшая женщина Семи Королевств? Или я не дочь Тайвина Ланнистера?
    Если весь мир ложится под ноги тем, кто умеет играть без правил, то и наши враги станут кроткими, как ягнята. И тогда – именно тогда! – я вновь заплачу по счетам… по всем, и по чужим в том числе…
    В голове было невыносимо легко, а услужливый мальчик вновь и вновь наполнял мой кубок тягучим темным вином.
    Все просто. Все проще некуда. А развлечение выдастся славным!..
     
    dreaming of summer, dreamer, Cat. и 8 другим нравится это.