Баратеон против Таргариена

Тема в разделе "Архив первого форума ПЛИО", создана пользователем Паладин, 26 дек 2006.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Паладин

    Паладин Гость

    ПЕРВОЕ И ПОСЛЕДНЕЕ ТЕХНИЧЕСКОЕ ПОЯСНЕНИЕ К ИГРЕ

    Эта дуэль – эпизод сражения на Трезубце, решившего исход гражданской войны в Вестеросе.
    Рейегар отыгрывает своего персонажа – Рейегара Таргариена, я – Роберта Баратеона. Не смотря на литературную подоснову, а также то, что для игрока Рейегара эта дуэль в виртуале – первая, победа Роберта и смерть Рейегара не предопределена.

    Тип боя – конная схватка, выбор оружия предопределён сериалом ПЛиО: копья вначале, меч у Рейегара и молот у Роберта – для ближней рукопашной схватки.
    Все технические пояснения и решение спорных вопросов будет проводится нами самостоятельно по ICQ или приватом. Здесь – чистая словесная игра.

    ВНИМАНИЕ ЗРИТЕЛЕЙ (если такие будут)!
    Всё происходящее на дуэли – происходит во время битвы. Вокруг – многочисленные армии разных земель Вестероса. Конечно, зрелище боя предводителей армий на время отвлечёт людей от взаимоистребления, но вываливаться из порталов в толпе тысяч вооружённых людей – несколько не к месту. Потому, УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА, «замаскируйтесь» среди войск, благо, бардак, как во все времена, в сражении порядочный.

    А теперь поехали…



    - Сдохни! – тяжёлый молот резко, наотмашь, опустился на шлем солдата в чёрно-красном мундире. Человек, издав всхлип, опрокинулся, упал под ноги напиравших сзади солдат Дома Баратеонов.
    Роберт, лидер и живой символ восстания, прорубал себе дорогу к вождю вражеского войска. Рыцари, сопровождавшие младшего Баратеона, едва поспевали за ним. Властитель Штормового Предела рвался вперёд, словно обезумевший, опьянённый кровью и жаждой битвы. Попона, закрывавшая коня, пропиталась кровью, была изодрана почти в клочья. На латах и щите остались многочисленные царапины и сколы от мечей и копий противника. С воином в шлеме, украшенном рогами оленя кто-то хотел схватиться, но через мгновение падал, сражённый молотом, но большинство – отступали, уступая дорогу, и с каждым взмахом Роберт всё глубже врезался в строй противника.
    Трезубец.
    Именно сюда вышли войска обеих сторон, и здесь решалась судьба Семи Королевств. Наставал момент истины, когда оружие должно поставить последнюю точку в смертях лучших людей Вестероса. Должно было свершится отмщение за все те злодеяния, что свершили Эйгон и его сынок Рейегар, отплачена кровь Бенджена и муки Лианы.
    Тот, кто виновен во всём этом – сегодня ляжет на этом поле, и Роберт был полностью уверен в этом, также уверен, как и в том, что молот в его руке не дрогнет, когда взломает, как панцирь краба ненавистную чёрную броню предводителя врага. Время от времени, сряди сражающихся мелькал его гребень, вздымался меч, сверкали рубины на кирасе. С рычанием, вырывавшимся из глотки, Роберт бросался туда, где видел Рейегара Таргариена в последний раз, но враг успевал сменить позицию, чтобы помочь своим сражающимся солдатом в другом месте, подбодрить колеблющихся, организовать заново отряд, лишившийся командира, и снова повести их за собой под знаменем трёхглавого дракона. Снова и снова битва разносила их в разные стороны. Роберт помянул про себя не по разу крепким словцом всех Семерых, не забыв отвесить порядочную толику брани также и Древним, которые упрямо препятствовали ему завершить начатое.
    Может быть, одумались боги, а может, наконец, настало время, но на берегу реки они встретились.
    Солдаты медленно подавались назад, освобождая место для боя предводителей. Конь, осаженный опытной рукой, крутил головой, кусал удила, рвался вперёд, но Роберт железной рукой обуздывал эти порывы. Их глаза встретились, пылая адским кровавым огнём сквозь прорези шлемов. Роберт медленно опустил кожаную петлю молота с запястья руки на специальное крепление на седле. Протянул руку в сторону, и кто-то неведомый, с гербом в виде лисёнка, утащившего курицу, подал Баратеону своё копьё. Рука привычно легла на гладкое дерево, обхватывая древко. Тяжёлый ланс, угнездившийся в подмышке воина, легший своим ясеневым телом на руку от локтя до кисти, повернулся стальным наконечником к тому, кому предназначалось стать жертвой атаки владыки Великого Дома, чью душу сжигал праведный гнев за невесту, павшей жертвой ненавистного Дракона.
    Рыцарь, обесчестивший девушку, не достоин приветствия, и вместо символического салюта Роберт поприветствовал врага тяжёлым галопом, который почти с места взял конь, которому дали свободу и подстегнули больным ударом стальных позолоченных шпор.
     
  2. Lossarin

    Lossarin Гость

    *Молодой Ройс снова и снова отражал удары противников. Блок удар блок удар, и снова блок. Уставшие мышцы ныли от боли, пот заливал лицо юноши испачканное кровью капающей с короткого пехотного клинка и посидевшие по слоем пыли вздымающейся сотнями ног. Отведя очередной выпад резко поддался вперед тарцанул кромкой маленького круглого пехотного щита противница с такой силой что кадык хрустнул вдавливаясь в человеческую плоть. Воин дернулся издав грудной хрип опускаясь на колени но туже копье выскользнувшее из за ожидающего тела прочертило кровавую борозду на плече Ройса заставив того сделать рывок назад, нога наткнулась на мертвое тело оставшегося за спиной врага, казалось бы даже после смерти противник пытался помешать ему. Потеряв равновесие пошатнулся, глаза копейщика радостно сверкнули, копьё уже неслось следом за Ройсом. Но в последние мгновение молодой барон почувствовал как щит стоящего позади воина уперся ему в спину придержав на месте. А молнией блеснувший перед самым лицом меч перерубил древко копья противника. В считанные секунды волна сражающийся разнесла их в разные стороны и Ройс оттолкнувшись от щита снова оказался в первом ряду сражающихся подхватив боевой клич воинов Дракона. Резко крутанулся уворачиваясь от клинка поднырнул под руку противница вгоняя свой меч по самую гарду в врага. Оттолкнув ожидающие тело противница который с недоумением смотрел на свою рану притаясь закрыть её рукой сохранив последние секунды жизни покидающие его тело. Но тут же оказавшись перед тремя противница он сново вынужден был отступить, и снова и снова. Шаг за шагом сдавая с таким трудом отвоеванные позиции. Слепая ярость душила его но он продолжал отступать пот градом ударов противника, легкая боль в предплечье дала знать о новой ране, очередное копье пробило маленький щит нанеся сильный удар в уже промятый во многих местах бронзовый нагрудник. Сильно крутанул щит вырывая копье из рук наглеца. Сделал очередной выпад сверху вниз рассекая горло безоружного противника. И снова отступление. Ряды воинов драконов всё таяли. Бегло оглядевшись видя что от его когорты осталось всего десяток солдат котором приходилось ой как не сладко. И за свою беспечность тут же поплатился скользящим ударом по бедру. Ткань штанов тут же пропитавшись кровью прилипла к бедру. Судорожно отмахнувшись от очередного копья и двинув наотмашь щитом заставляя противников чуть-чуть посторониться. Попытался организовать небольшой заслон с помощью двух соседних бойцов. Подхватил один из упавших стягов и пока друзья прикрывали спину воткнул его в землю. Надеясь что это привлечет остатки разбитой когорты и сможет помочь сколотить новый заслон. Знамя с изображением трехголового дракона подхваченное вихрем битвы гордо развернулось затрепетав на ветру. Боевой кличь драконьей армии вырвался из груди Ройса привлекая ближайших воинов и они ответив на него стали стягиваться к стягу. Некоторое время они удачно сдерживали оборону но Ройс обернулся в поисках Рейегара Таргариена. На мгновение он выхватил Рейгара из толпы сражающихся, его клинок все рубил и рубил незнаю устали. Воодушевляя стоящих рядом воинов. Сколько так продолжалось? Кажется кровь будет литься вечно. Но вот бесконечный поток человеческих тел. Расступился. Все неожиданно замерло. Тихий рокот разнесся над сражающимися. Ройс протолкавшись в первые ряды воинов замер при виде двух стоящих друг против друга героев. На мгновение он забыл все, про боль в уставших мышцах, многочисленные раны и падших товарищей. Тяжелый вздох сорвался с губ Ройса. В голове пронеслось (все?). В это же мгновение он увидел как конь Роберта Баратеона сорвался с места, понесся на Рейегара Таргариена. Неожиданно Ройс подхваченный неожиданным порывом чувств, поднял клинок вверх выкрикнув.* Рейегар! Рейегар! ойс подхваченный неожиданным порывом чувств, поднял клинок вверх выкрикнув.* Рейегар! Рейегар! Рейегар! *И Воины подхватила его неожиданный призыв поддерживая их лидера.*
     
  3. Moiraine Sedai

    Moiraine Sedai Гость

    В гуще сражения, умело, владея мечом и поражая противников одного за другим, сражалась
    молодая девушка. Пылкий нрав девушки не позволил ей остаться дома, в то время как её сестры
    провожали мужей, которых возможно больше не могли увидеть. Она сбежала, не смотря на запреты.
    И вот теперь азарт сражения завладел ею полностью, и она беспощадно убивала, тех, кого считала врагом. Серебристые волосы были собраны в пучок и крепко закреплены на затылке, не считая пары
    выбившихся локонов. На ногах черные, кожаные сапоги до колен, в которые были заправлены
    коричневые штаны. Легкая кольчуга не стесняла движения и в то же время защищала от многих легких
    ран, которые могли быть получены. Под кольчугой на девушке была только белая рубашка, плотно
    облегающая стройную девичью фигуру.
    Каким-то седьмым чувством Ария уловила движение за спиной и резко развернувшись, едва успела
    увернуться от удара мечом огромного мужчины. Тот не долго думая, снова занес оружие для нападения,
    но так и не успел его опустить, потому что быстрым и ловким движением, девушка рассекла ему глотку и тот,
    выронив меч, схватился за горло, но было уже поздно. Тяжело дыша, она повернулась вокруг и взгляд
    случайно упал на юношу, который лежал на земле, среди убитых. В нем еще теплилась жизнь, но при его
    множественных ранах шанс на то, что он будет жить, был ничтожно мал. Ария склонилась над молодым
    мужчиной и слегка приподняла его голову.
    - « Боги! Он же еще совсем молод!»- подумала она, глядя на молодое лицо, забрызганное кровью.
    Он медленно открыл глаза и взглянул на девушку, потом попытался что-то сказать, но в этот момент замер.
    Она поняла что он умер. Держа одной рукой голову, второй медленно провела по глазам, закрывая их.
    В голове было только одно : « Когда же это закончиться? Скольким ещё мужчинам придется сложить
    головы в этой битве? Сколько женщин не дождутся домой мужей и сыновей?»
    Ярость с новой силой вспыхнула в душе девушки и она с еще большей ожесточенностью кинулась в бой.
     
  4. Рейегар

    Рейегар Гость

    Сражение пока шло вничью. Чаша весов колебалась, не стремясь резко опустится, отдавая победу кому-то из тех, кто сошёлся в сече на берегах Трезубца.
    Солдаты, которых он собрал в Королевской Гавани и привёл на поле боя, союзники и вассалы держались неплохо. Раз за разом навалы войск сторонников дальнего родственника, потомка незаконнорожденного Таргариена отбрасывались с большими потерями. А ведь ещё вчера всё было иначе. Было неясно кто друг, кто враг, приходилось думать о том, что любой из тех, кто сейчас своей кровью оплачивал клятвы, может повернуть оружие и ударить в спину. Но особое удивление вызвали дорнийцы. Эти земли не были приведены к покорности Железному Трону силой оружия, и даже десятки тысяч жертв не смогли сломить их сопротивление. Однако, сейчас они, по большому счёту говоря, независимые, решительно приняли сторону Таргариенов, и лихо орудовали своим традиционным оружием – копьями на левом фланге.
    Они пришли сюда потому что он, Рейегар Таргариен был женат на их принцессе, Элии Дорнийской. Укол совести и раскаянья кольнул душу принца, ведь он изменил своей жене. Нет, нельзя сказать, что он любил её, свадьба была долгом перед страной, который он должен был исполнить, но дети были для него желанными и любимыми. И именно сейчас решалась их судьба. Как и судьба всей державы. Если сейчас победит Роберт, то страна надолго опустится в пучину раскола, кровавой бойни за Железный Трон, когда Тиррелы и Ланнистеры, Старки и Грейджой будут лить кровь, стараясь или вырваться из единого государства, или захватить побольше кусок у соседей. И даже не это было страшно. На плечах Рейегара лежал груз ответственности за младших Таргариенов. Что ждёт их, если владетель Штормового Предела выйдет победителем? Что будет с его собственными детьми, Рейенис и Эйегоном? А также, ещё одного малыша, того, что носила сестра убитого отцом Бенджена – Лианна Старк.
    Отец, почему ты натворил столько глупостей, что половина страны ополчилась против нас?! Почему при звуке твоего имени слышны лишь проклятия?! Впрочем, ты и сам хорош, принц Рейегар. Любовь… Вот и смотри, к чему это привело!
    Рейегар Таргариен вышел из очередной схватки, казавшейся бесконечной. Откинул забрало глухого шлема, снял стальную перчатку, тыльной стороной ладони вытер пот, пропитавший весь подшлемник и чуть не капавший с носа. Дыхание в груди, запертой в стальную клетку кирасы, украшенной драконом с яркими рубинами в глазах, было резким и прерывистом. Всего немного, чуть-чуть передохнуть, и снова в очередной танец с противниками.
    - Принц, смотрите! – закричал кто-то из гвардейцев – вытягивая руку в сторону небольшой площадки, которую оставили после себя откатившиеся солдаты Баратеонов. Вот он, Роберт, которого невозможно не узнать, могучая фигура, рогатый шлем, крупный конь. И яростный взгляд, окативший Рейегара.
    Глаза встретились. Такую ненависть и злость в эти минуты можно было увидеть только у одного человека во всех Семи Королевствах. В глазах отца Рейегара, Эйегона Второго. И Рейегар отвёл взгляд, ибо знал свою вину. И исправить ничего уже не мог, только спасти то, что было ещё возможно.
    Закрепил латную перчатку, резким движением захлопнул шлем. Его врагу подали копье. Принц оглянулся в поисках помощников, и вот молоденький оруженосец протянул ему самому запасное. Рейегар чуть промедлил с началом атаки, оценивая противника. Силён, опытен, хотя далеко не искусен в обращении с оружием. Ни разу Рейегару не доводилось видеть Роберта в поединках рыцарей на турнирах, хотя в свалке в последний день турнира в Харенхолле Роберт дрался прекрасно. Бой, а не турнир был его стихией.
    И схватку не остановить уже ничем. Баратеон, ударив шпорами коня поскакал галопом. Оставались секунды. Надо было что-то делать, и не было выбора.
    Когда-то давно, он сам решил для себя, что должен стать воином. И он им стал.
    Колёсики на шпорах окрасились кровью коня. Копьё опустилось вниз, ложась поперёк шеи коня, наконечником на врага. Началось сближение бойцов. Весь мир сражения вокруг исчез. Словно нет умирающих и сражающихся вокруг, есть только эта схватка, и в эти мгновения навсегда решится судьба Вестероса.
     
  5. Tinwe

    Tinwe Гость

    Кем-то отброшенный меч, приземлился в ничтожно малом расстоянии от плеча девушки, слегка задев её рукоятью.
    - А! А! Кажись, меня ранило!! – Лориэн рухнула на землю, громко взвизгнув. – Помогите мне кто-нибудь, идиоты! – она приоткрыла один глаз и чуть приподняла ладонь, сжимающую плечо. – А, не… обозналась.
    Воровка широко улыбнулась, глядя на почерневшие от ярости лица охраны и пожав плечами, медленно поднялась, стараясь в действительности не поймать собой возможную «летящую смерть».
    Найти ещё одного раненного, который бы нуждался в помощи, не составляло абсолютно никакого труда, поскольку их было великое множество. Лори опустилась на корточки рядом с воином, осмотрев его с ног до головы чистыми и зелёными, словно изумруд глазами. Человек издавал странные хрипы и уже начал давиться собственной кровью, смотря на девушку обезумевшим взглядом. Последний вздох, предсмертные судороги и он затих.
    - Кажись помёр, - причмокнула губами девчонка. – Ну, прощай, парниша. Отстрелялся.
    Лориэн с огромным и явно театральным вздохом облегчения, наконец, села, причём около трупа и подперев рукой подбородок, окинула взглядом бурлящую, словно кровавая река, битву. Из капюшона высунулась знакомая серая мордочка помойной крысы и безо всякого удовольствия втянула в себя грязный и насквозь пропитанный человеческой кровью воздух.
    - Ну, ты только глянь на них, Жаки, - хмыкнула девчонка. – Хрен знает сколько уродов в мятых железяках, метелют друг другу морды! И я.. Я! Высокий интелектный мозг или как там этот старый пердун говорил? Я! Должна подтирать их разбитые шнобели батистовым платочком! – воровка досадно сплюнула и шмыгнула носом. – Спасибо батяне Таргариену за наше счастливое детство!
    - Какого чёрта ты тут расселась?! Да ещё…, - пожилая женщина-лекарь ахнула, приложив ладони к щекам. – О, боги! Да как у тебя только стыда хватает?!
    - Оставь меня старая, я в печали, - отмахнулась воровка.
    - Встать! Немедленно! Или я сейчас всё доложу стар…
    - Да встала, встала, чего орёшь, крысиный выкидыш?
    - Лучше б тебя вздёрнули тогда, чем отправили вместе с нами! Иди работай!
    - Лучше б ты клыки свои подраила, а то смердит, как из помойной ямы, - хмыкнула Лори и, пнув сапогом валявшийся камень, отправилась восвояси.
    Битва неожиданно стихла. Лязг оружия больше не был слышен. Только крики сражавшихся и стоны раненных. Всё кровавое месиво войны будто отошло на второй план. Внимание было приковано только лишь к начинавшейся схватке двух людей, чьи жизни сплелись в единое целое. Видимо судьба вновь захотела сыграть с людьми в свои жестокие игры, захотев проверить их на прочность.
    - Эй! Эй, ты! – крикнула молодая девчушка с пыльными волосами, кряхтя над каким-то воином. – Помоги мне!
    - Ну? И?
    - Не могу подобраться, мне нагрудник мешает. Поможешь снять?
    - А зачем его снимать? – Лориэна села на корточки, и ловкие пальчики быстро юркнули под нагрудник, вытащив оттуда застрявший золотой медальон. – Неплохо… Жаки, - из капюшона выскользнула серая крыса, мгновенно скрывшись в брюках человека.
    - Так, так. Кажется, у нас в отряде ещё одна крыса завелась, - собеседница довольно блеснула глазами. – Тогда давай договоримся. Половину находок отдаёшь мне.
    - С чего это вдруг?
    - Чтобы язык держала за зубами.
    - Я тебе язык и так могу подрезать, - огрызнулась девчонка.
    - Неужели?
    Лориэн медленно опустила взгляд к земле и слегка распахнула глаза от увиденного. Между её ног тускло блеснул маленький кинжал, от которого вреда в данной ситуации было бы не меньше, чем от большого. Воровка сузила глаза и нервно оскалилась. На такие выходки способны только люди её «круга». То есть отбросы общества, которых поганый ветер смог занести даже сюда и, по всей видимости, на данный момент, их объединяли одинаковые обстоятельства.
    - По-моему, у настоящих лекарей оружия не бывает, - хмыкнула Лори, но немного подумав, успокоилась. – Тогда лучше договоримся по-другому. Я не мешаю тебе, а ты не мешаешь мне. Идёт?
    - Нуу, в принципе меня устраивает. Проблем меньше, - девушка томно рассмеялась, но, опустив взгляд на воина, слегка помрачнела. – О, какой ужас. Кажется, мы о тебе совсем забыли, милый. Пал смертью храбрых в женском обществе.
    Тихий девичий смех резко стих, когда оба «лекаря» устремили взоры на схватку двух людей. Конь одного из них уже несся во весь опор, а второй будто бы ждал чего-то, не двигаясь с места.
    - Чего он медлит? Никто не собирается прикрывать его задницу! – фыркнула девица.
    - Даа.. Точно так же, как никто её не прикрывал, когда он решил разогреть невестушку этого героя! – Лориэна прыснула со смеху, закрывая рот ладонью. – Но вообще, я бы тоже не отказалась хотя бы ночку побывать на её месте.
    - Смотри, не ляпни это при наших бугаях, а то они быстро найдут способ, как тебя успокоить, - злорадно усмехнулась новоиспечённая подруга по несчастью.
    - Ах, Жаки, - воровка резко выдернула трясущееся животное из штанов мёртвого воина, вытащив из острых маленьких зубов монету. – Бедняжка. Навидался ужасов.
    - Вставай! Пойдем, поглядим, кто из них победит, заодно и поработаем!
    - Эта ссылка мне явно начинает нравится, - Лориэн расплылась в самой наглой и злостной улыбке.
     
  6. Паладин

    Паладин Гость

    Рейегар Таргариен тоже взял в руки копьё.
    Можно подумать, у нас тут не сражение, а турнир?! Или снова решил повторить Харенхолл, когда ты выиграл поединки в игрушечных солдатиков, и преподнёс свой венок чужой невесте?! Нет, сейчас такого не будет!
    Роберт Баратеон гнал своего коня вперёд, вылетая на прибрежную отмель, на которой находился его противник. Мокрый песок чавкал под копытами, грязь летела в спину, но сейчас это было не важно. Наконечник копья искал свою цель. Конусообразный, защищающий ногу щит поднят почти до уровня глаз. Сейчас всё решает конь, и именно на него ляжет главная нагрузка, раз нет барьера, то биться будем лоб в лоб, сшибая друг друга. Всем весом, всей силой ударить скакуна противника, свалить, растоптать. в ударе. Потому и копьё поставлено не по турнирному, поперёк шеи коня, а повдоль, с правой стороны. Прямо. Целясь в забрало чёрного шлема, прямо в лицо ненавистному врагу.
    Разгон и вес, атака в лоб.
    Где-то рядом раздавались крики… Кто-то поддерживал Таргариена, кто-то его самого. Но это уже ничего не меняло, важно было лишь достать копьём врага, сломать его, швырнуть на землю, а там…
    Тяжёлый молот покачивался сзади, ожидая своего шанса напиться крови, вырвав ещё одну, ненавистную жизнь.
     
Статус темы:
Закрыта.