Станнис Баратеон [мнения]

Тема в разделе "Ключевое о персонажах", создана пользователем Lestarh, 15 ноя 2013.

  1. Lestarh

    Lestarh Знаменосец

    В этой теме предлагается размещать развёрнутые декларации своей позиции по всем вопросам, связанным со Станнисом. Тема является премодерируемой (посты проходят ручную проверку модераторами). Обсуждение персонажа должно вестись в обычной теме.

    Предполагается, что как и в ранее созданной теме Дени, здесь можно будет познакомиться с мнениями форумчан. А также выразить своё личное мнение о данном персонаже Саги.
     
  2. Dokata

    Dokata Гость

    [​IMG]

    Данное чудесное обсуждение создано специально для того, чтобы выразить здесь своё мнение о таком многогранном персонаже ПЛиО, как Станнис Баратеон: расписать его положительные качества и со всей объективностью пройтись по недостаткам. Поговорить обо всех аспектах жизни, начиная с рождения и заканчивая последеними событиями. Воздать любовьки, персики и прочее. Он рационалист, строгий материалист, педантичен (а, может, у вас другое мнение?), но прекрасен в своем несовершенстве и любим многими именно такой, как есть. Вокруг него ведутся нескончаемые споры и те, кто бывают в его темах, знают об этом не понаслышке. Мы предлагаем Вам всего лишь скромный набросок основных вопросов, которые можно обсудить, но никоим образом не пытаемся ограничить ваш полет фантазии. Итак:

    1. Семья:
    1.1. Станнис и суровые штормовые валы. Как повлияла ранняя смерть родителей на формирование характера и становление личности.
    1.2. Роберт, Станнис и Ренли. Сталь, чугун и самоцвет. Тень Роберта Баратеона (оценка конфликта с ШП, почему отошел Ренли, а не державшему оборону Станнису, Станнис в Малом Совете, секс с Деленой Флорент на брачном ложе Станниса и Селисы). Характеристика Станниса как старшего и младшего брата.
    1.3. Отец и муж. Долг или искренние чувства к жене и дочери? Отношение к семейным ценностям.
    1.4. Станнис и долг. "Родная кровь или сюзерен. Мой брат или мой король." Внутренние терзания и сложный выбор.

    2. Станнис и окружение:
    2.1. Станнис и Мелисандра - дихотомия добра и зла. Любовь или вынужденный союз?
    2.2. Давос и Станнис: король, бог или друг?
    2.3. Станнис и Джон Сноу. Приведет ли вынужденный союз к более тесным дружеским отношениям? Общие черты характера.
    2.4. Крессен и его колпак. Оценка ситуации со смертью мейстера.
    2.5. Мальчик Эдрик и будущие костры. Предположения или уверенность?

    3. Станнис и власть:
    3.1. Станнис как руководитель или подчиненный. Плюсы и минусы.
    3.2. Станнис и законность его притязаний
    3.3. Провинившиеся и верные лорды. Является ли жестокость Станниса справедливостью?
    3.4. Станнис и отъезд в Ночной Дозор. Побудительные мотивы. Меркантильное решение или реальная забота о благе государства.
    3.5. Рглор как элемент и способ битвы за власть? Оценка фактической приверженности учению.

    4. Станнис и внутренняя религиозность:
    4.1. Азор Ахай. Воспринимает ли всерьез, предположения о будущем исполнении пророчества. Шансы Станниса как Азор Ахая.
    4.2. Казни людей - жертвы фанатика или совершение правосудия?
    4.3. Теневодство и пиявки. Доказательства, сомнения, отношение.
    4.4. Приверженцем какого бога является на самом деле, если вообще является.

    5. Станнис времен военных действий в Вестеросе. Характеристика как полководца и флотоводца:
    5.1. Обоснованность притязаний. Расследование Аррена. Скорый отъезд на ДК. Оценка поведения до и после смерти Роберта.
    5.2. Оборона Штормового предела
    5.3. Битва у Светлого острова
    5.4. Битва на Черноводной
    5.5. Битва за Ночной Дозор
    5.6. Прогнозы на битву за Север?

    6. Станнис и драконосоставляющая:
    6.1. Кровь Таргариенов в Станнисе. Возможные шансы стать одним из 3-х.
    6.2 Каменные драконы в твердыне ДК.

    7. Нужен ли нам такой король?

    Примерно так.
    В общем читайте, анализируйте, а главное пишите. Станнис хоть и скромняжка, но ждёт любых развернутых мнений!

     
    Последнее редактирование модератором: 16 ноя 2013
    Samantha, dreaming of summer, Луций и 32 другим нравится это.
  3. Убийца Матрешек

    Убийца Матрешек Знаменосец

    [​IMG]
    2.1 Станнис и Мелисандра


    Изначально, двух столь непохожих людей свели друг к другу, чисто меркантильные побуждения, по признанию самого Станниса – он атеист и дела Владыки Света, заботят его покудова от него есть польза. В свою очередь Мелисандра, также не скрывает, что она проехала полмира не для того, чтобы посадить на престол честолюбивого короля. Ровно также остается открытым и вопрос, как же она оказалась на Драконьем Камне, по словам всезнающего Вариса, Станнис специально выписал себе тенезаклинательницу, для достижения победы. Но у меня сложилось впечатление, что Мелисандра – это эдакий Григорий Распутин в юбке. Из пролога Битвы королей, нам становится ясно, что влияние Мел началось именно с королевы, а потом уже перешло и на короля. Так что вполне возможно, что Мелисандра вылечила (а по некоторым мнениям и воскресила) принцессу Ширен, вследствие чего заручилась доверием Селисы, а в последствии и её мужа, проникнув в государственные дела.

    Что касается любви, то впредь до выхода сериала у меня складывалось четкое убеждение, что Станнис асексуал, как никак если человек при выборе невесты больше интересует наличие у родственников невесты одной из самых знаменитых конниц государства, нежели наличие у миледи усов, то это говорит о многом. Но сериал приоткрыл нам завесу тайн над, так называемыми «молитвами Мел и Станниса. Но для Станниса – это все равно остается «надо», а не «хочу». Нужно спать с усатой женщиной – хорошо, для тенезаклинания нужно сделать некие усилия – хорошо. Станнис настолько чугунный человек, что для него даже измена жене превращается в своеобразный долг.

    2.4 Крессен и его колпак. Оценка ситуации со смертью мейстера.

    При первом прочтении мейстер Крессен вызывает неподдельное уважение, в ПЛИО людей пожертвовавших собой ради спасения других можно перечесть по пальцам одной руки. В то время как Станнис наоборот выступает, как жестокий и бессердечный человек. Но дальнейшее повествование вносит свои коррективы. Что же мы знаем о Крессене – он некогда служил у архимейстера Валгрейва, половину своей жизни отдал дому Баратеонов, один из немногих мейстеров поменявших место работы и волею судьбу он принял деятельное воспитание детей Стеффона. В итоге Крессен вырастил формально троих королей, а по сути алкоголика, братоубийцу и гомосексуалиста. Скорее всего Крессен в большинстве случаев шел на поводу у своих воспитанников, спуская им многое по причине их сиротства и утешая себя тем, что его дело исполнять указания, но не командовать. Интересны также и советы Крессена, во время осады Штормового Предела он например агитировал за каннибализм, да и если глянуть на жизнь Станниса до того, как он объявил себя королем, то ярких моментов и хороших ходов там мало, Светлый остров и осада ШП – это достижения лично Станниса, напрямую связанные с его характером и личными умениями.

    Что же касается инцидента на пиру, то он выбивается из общего представления о Станнисе:

    1. Станнис пошел на поводу у супруги, что с ним случалось два раза за сагу и оба раза в прологе.

    2. По сколько дело было на пиру, можно предположить, что король пьян, но в дальнейшем такого не повторялось и за всю сагу Станнис не пил ничего крепче воды с лимоном.

    3. Это решение далось Станнису не просто – «Лорд Станнис насупил свои тяжелые брови и стиснул зубы, молча двигая челюстью. Он всегда стискивал зубы, когда сердился.» и он не позволил беспредельствовать дальше – «Ты заходишь слишком далеко, женщина, - ответил лорд Станнис. - Он старый человек и хорошо служил мне

    Из этого напрашивается вывод, что возможно на начало Битвы королей Мартин ещё не совсем понимал, что из себя представляет, Станнис и как его дальше описывать

    2.5. Мальчик Эдрик и будущие костры. Предположения или уверенность?

    Эдрик Шторм – бастард Роберта Баратеона, его самый любимый сын, мальчишка который не по своей вине встал на пути у таких опасных людей, как Серсея и Станнис.

    Эдрик был зачат на свадьбе Станниса и по мнению некоторых персонажей послужил причиной отсутствия у Станниса детей. Но зачатие это ещё полбеды, Эдрик является носителем злополучной королевской крови, которую так ценит Мелисандра. Если уж под угрозой смерти оказался сын Короля-за-Стеной (само по себе звание мутное, не передающееся по наследству в большинстве случаев), то что говорить про кровь древней Валирии, пусть даже капельку. Но и кровь и кровать – это полбеды, есть ещё и такой момент – как отец. Серсея Ланнистер крайне негативно относится к бастардам своего мужа и способна на самые жуткие меры в их отношении. Но и это ещё не всё, мальчик является единственным живым доказательством (также имеется и книга) прав Станниса на престол. Таким образом, вокруг мальчика, с самого его зачатия крутятся враждебные вихри.

    Не смотря на наличие у него живой матери и отчима, бастард по традиции живет с отцом, но по сколько Серсея терпеть не могла детей Роберта, он остался в родовом замке Баратеонов. Также в Штормовом Пределе проживал и его дядя – Ренли Баратеон. Из-за доброго нрава Ренли и личного обаяния Эдрика, они наверняка контактировали, но надо надеяться, что излишнего влияния столь аморальный персонаж на него не имел.

    Эдрик мастерски очаровывал людей, да так что они были готовы были рискнуть своей жизнью. Интересным человеком из окружения Эдрика был сир Кортни Пенроз. Человек так сильно удививший в своей время Кейтилин Старк, да что её, самого Станниса. Который потом искренне удивлялся, почему ему не отдали мальчика, ведь чего-чего, а вот репутации Корбрея за ним не ходит. А уже позже лучшие мужи короля Станниса провели эвакуацию мальчика в Вольные города, где он находится и поныне. Станнис к своей чести сопротивлялся Мелисандре до последнего, а когда узнал о пропаже мальчика и не расстроился вовсе. Хотя в тексте этот момент не прописывается, но с трудом верится, что Станнис спустил бы на тормозах измену Давосу, Пилосу и прочим соучастникам.

    В конце хотелось бы заметить, что даже в случае победы Станниса, едва ли Эдрику грозит костер. На конец Танца с Драконами, Эдрик находится в Вольных Городах и скорее всего, будет находиться там ещё долго под присмотром кузена сира Эндрю. И вполне возможно, что мимо проследует Дейнерис, которой в будущем понадобится свой человек в Штормовых Землях, особенно если – этот человек провел там свое детство и он наполовину Баратеон.
    [​IMG]
    1.3. Отец и муж. Долг или искренние чувства к жене и дочери? Отношение к семейным ценностям.

    Хотелось бы поблагодарить леди Dokata за правильную постановку вопроса – именно в такой последовательности, долг перед женой и искренние чувства к дочери.

    Собственно Селиса Баратеон, в девичестве Флорент – некрасивая представительница богатого и знатного рода. При этом в отличии от той же Бриенны Тарт, Селиса обладает и дурным характером. Она прилюдно смеется и издевается над престарелым мейстером Крессеном, требуя, чтобы он скакал в шутовском колпаке на пиру. Она негативно относится к Джону Сноу из-за его незаконного происхождения и юного возраста. Не любит гомосексуалистов и одичалых. И даже племянника по мужу, требуя сжечь юного Эдрика. При этом Селиса остается верной женой и поддерживает мужа во всех его начинаниях. Возможно, она имела такой характер с рождения или неправильного воспитания, но и не малую роль тут сыграло и отсутствие теплых отношение внутри брака, неважная половая жизнь, место жительства и отношение других к её внешности. Но есть у неё также и любимые дела:

    1. Краснобожие – трудно представить, почему жительнице Простора так полюбилась заморская религия, но Селиса стала первой и самой пламенной её фанаткой. А следом и другие последователи, так называемые «люди королевы», большей частью под стать ей, что впрочем, не умоляет их личных достоинств. При этом занятный факт – что в тылу Станнис оставил именно своих людей. Но вернемся к Красному Владыке, разумеется тут не обошлось без влияния Мелисандры, более того именно с её подачи это и началось. И именно под влиянием Мел, она уговаривает мужа на убийство Ренли. Открытым остается вопрос, как Селиса относится к шашням Мел с её мужем, наверняка обосновывает религиозными мотивами.

    Что касается второго любимого занятия, то это воспитание дочери. Это рассмотрим подробнее. Ширен Баратеон – юная принцесса, которой достались флорентские торчащие уши и громоздкая челюсть Баратеонов, плюс серая хворь на лице. Но при этом Ширен на редкость хорошая девочка, она: любит читать, животных, танцевать, вежливая и добрая. У неё мало друзей, только старый несмешной дурак да кузен Эдрик, пока его не увезли. Но она наверняка бы сошлась со своей кузиной Мирцеллой, да и отец разрешал бы ей общаться с сыновьями Давоса, например.

    Станнис искренне любит свою дочь, что даже был готов пойти на союз с Арренами, дабы у неё появился друг. При этом он был против её возможного брака с Томменом, человек, предложивший это погорел в прямом смысле этого слова. При этом он считает, что если он погибнет в борьбе за Железный Трон, дочь будет готова продолжить притязания. Что касается отношения к жене, то доподлинно это не известно, но судя по всему отношения без особого тепла.
     
    Последнее редактирование: 18 дек 2013
    Futureen, Tavrida, harryseldon и 36 другим нравится это.
  4. Убийца Матрешек

    Убийца Матрешек Знаменосец

    5.3. Битва у Светлого острова

    Битва у Светлого острова мало описывается в книгах, мы не знаем её подробностей, но нам известен ее итог – Станнис вышел на новый уровень.

    На начало восстания Бейлона Грейджоя, Станнис уже был довольно известным в Вестеросе человеком – герой осады, создатель флота, брат и верный слуга его величества. Правда всё это имеет и обратную сторону, бесспорно, не сдавать замок превосходящим силам просторам достойно уважения, но ведь и Станнис сидел в одном из самых неприступных замков королевства, его отношения с братом совершенно другая история (которую я надеюсь вам опишут в этой теме), равно как и флот. Вообще интересно, почему мастером над кораблями Роберт решил поставить Станниса. Вполне возможно, что это связанно с Драконьем Камнем базой королевского флота при старом режиме, который достался Станнису. Едва ли Станнис любил море, после того, как оно отняло у него родителей, но как послушный брат – безукоризненно выполнил приказ.

    Спустя некоторое время, после Восстания Роберта Баратеона, Бейлон Грейджой провозгласил себя королем, надеясь, что называется «раскачать лодку». Начало и правда было удачным Виктарион, по плану составленным своим братом Эуроном сжег стоящий на якоре флот Ланнистеров, однако это так и осталось единственным успехом у железнорожденных. На обратном пути флот Железных остров попал в засаду у Светлого острова, наткнувшись на Станниса Баратеона укрепленного флотом Редвинов.

    Разбить кракенов на море стоит дорогого и единственным человеком упоминаемом Мартином совершившим подобное является Станнис Баратеон. С тех пор со Станнисом начали считаться уже по серьезному, даже Тайвин Ланнистер, человек скупой на похвалу отзывается о нем - «С самого начала мне казалось, что Станнис представляет большую опасность, чем все остальные, вместе взятые.», дружбой с ним хотел заручится хотел заручиться бесстрашный лорд Старк и даже всемогущий Джон Аррен пошел у него на поводу в «деле бастардов».
    [​IMG]
    3.1. Станнис как руководитель или подчиненный. Плюсы и минусы.

    Большую часть своей жизни Станнис Баратеон был более подчиненным, нежели начальником, да несомненно он оставался лордом, полководцем и членом Малого Совета, но при всём при этом он подчинялся королю. Даже скорее не королю, а своему брату, ибо он однажды всё таки поставил родную кровь выше долга. Отношения между братьями были не сказать, что душевные, но Станнис вопреки распространённому мнению всё таки любил своих братьев и ждал от них ответной реакции, а в ответ получал только смешки и подколы.

    Но при всём при этом, Станнис был образцовым подчиненным, в этом он похож на другого младшего брата – Кивана Ланнистера. Без ропота, без проявления излишней инициативы. Сказано не сдавать Штормовой Предел, хорошо, выполним, перейдем на подножный корм, но не сдадимся; захватить, восстановить и управлять Драконьим Камнем, ну куда деваться, приказ есть приказ; перескочить с коня на палубу корабля и разбить лучших моряков Вестероса – бывали задания и по сложнее и многое-многое другое. Но самое грустное, что не было обратной связи, не было благодарности, да Станниса уважали, боялись, кто возможно даже восхищался. Нет, Станнис не честолюбив, ему не нужны были ни земли (за исключением Штормового Предела конечно), ни деньги, ни слава,он хотел самой простой благодарности от брата. А уже в этом в отличии от того же Кивана, которого Тайвин не обделил благодарностью и прочими бонусами жизни, он похож на Тириона Ланнистера. У которого произошел психологический надлом, он вроде бы как спас столицу, а вместе с тем так и остался «мерзким демоном» в глазах большинства её жителей. По моему мнению, именно в этом заключается главная трагедия жизни Станниса.

    Логично предположить, что после смерти Джона Аррена, следующим десницей стал бы Станнис, но выбор неожиданно пал на Неда Старка, что впрочем, ещё больше уверило нашего доблестного служаку в своих правах на престол. И вот спустя некоторое время он объявил себя королем и из подчиненного превратился в руководителя. А вот это оказалось уже не так просто, начались столь распространенные в этом деле ошибки. Излишнее желание угодить могущественным Флорентам и главная кадровая ошибка – сир Имри Флорент, сделка с собственной совестью – принятие на свою сторону бывших знаменосцев Ренли, которые потом также перебежали к Джоффри. Но со временем Станнис начал отмечаться и толковыми управленческими решениями: правильное лавирования между «людьми короля» и «людьми королевы», попрание королевской гордости – пришлось идти на поклон к северным кланам и самое главное Станнис не боится доверять важные посты и важные дела – представителям других конфессий, выходцам из низов и незаконорожденным, но в целом достойным людям. Но как бы оно там не было, путем проб и ошибок Станнис Баратеон до сих пор жив и до сих пор борется за Железнвый Трон.
    [​IMG]
    4.2. Казни людей - жертвы фанатика или совершение правосудия?

    Как бы не отзывался бы Верховный Септон о Станнисе Баратеоне, но уж религиозным фанатиком он не является. По своему личному признанию Станнис - атеист, практически с самого детства. Но при этом он отдает Красному Владыке должное и это должное основано на фактах. Он лично увидел в пламени, битву на Кулаке Первых людей происходившую на другом конце материка, да и Мелисандра не единожды спасала его своей магией. А по сколько средний Баратеон не из этих людей, что любят оставаться в долгу, то и ему приходится играть по рглоровским правилам: отказаться от старой религии, вплоть до сожжения идолов; объявить краснобожие своей официальной религией; величать себя Азором Ахаем; даже проводить свадьбы по новому и самое главное – это приносить жертвы.

    А вот этот момент рассмотрим подробнее. Собственно, сами жертвы – это:

    1) Сир Хьюбард Рамбтон и сыновья, лорд Гансер Санглаас – отказались поддерживать Станниса из-за смены религии и убили нескольких «людей королевы», де-факто измена.

    2) Лорд Алестер Флорент – вел переговоры с Ланнистерами за спиной у короля, опять же измена.

    3) Гремучая Рубашка – один из самых опасных врагов Ночного Дозора, убивший не мало братьев, правосудие в действии.

    4) Четверо безымянных солдат – были уличены в каннибализме, опять же правосудие.

    Таким образом Станнис использует сожжение людей в первую очередь как вид казни, все сгоревшие могли бы с такой вероятностью быть повешены или обезглавлены, но тут получается сыграть на руку Красному Богу. Вы можете возразить, что король хотел и Эдрика отправить на костер, но во первых он оттягивал этот момент сколько мог, во вторых, он не сильно расстроился узнав о его пропаже, не отправил на костер виновных в этом людей и в третьих, как гласит знаменитая поговорка саги – это были всего лишь слова, а слова это ветер.
    [​IMG]
    3.3. Провинившиеся и верные лорды. Является ли жестокость Станниса справедливостью?

    Станнис Баратеон славится на все семь королевств, как самый справедливый человек, честный и отчасти даже жестокий. Хрестоматийный пример с пальцами Давоса прочно засел в голову многих читателей, но при этом остается открытым вопрос о жесткости Станниса. Ведь Станнис сильно изменился за сагу, во время осады Штормового Предела он был ещё юн, полон различных идеалов о чести и справедливости, возможно даже жесток, собирался катапультировать саботажников за стены. Время шло, и в Битве Королей Станнис по сути остался тем же человеком, его отказ в союзе с Арренами и Старками, причем в адрес последних ещё и сыпались угрозы, разговоры о том, что когда он станет королем, то все получат по заслугам и даже жестокость психологическая по отношению к мейстеру Крессену.
    У этого есть много причин, ведь жизнь Станниса была не сахар, у него уродливая жена, его обошли в наследстве, его не любят ни простолюдины, ни дворяне, его дочь больна, а сам он сидит на продуваемом всеми ветрами острове, без каких либо дальнейших перспектив. Но после поражения на Черноводной, Станнис немного надломился, нет он не сломался и не опустил руки, но всё же он изменился, стал более человечным, у него даже пошли разговоры с Давосом про то что он вовсе и не жесток, он хочет справедливости. Да, он собирался, как в старые добрые времена покарать неверных Селтигаров, но не стал этого делать, бесспорно немалую роль в этом сыграл и Давос, но решающее слово всегда остаётся за королем. Да, Станнис выбрал весьма экзотичный для Вестероса вид казни, путем сожжения, но при этом в отличии от того же Эйериса Второго, не возбуждался от вида горящих преступников.
    Былое решение о карающем мече справедливости упоминается лишь в экстренной ситуации, когда до него доходит весть о якобы смерти его верного слуги. И тут уже просыпается старый Станнис грозящий в сторону Белой Гавани, но это лишь небольшое исключение, которое в дальнейшем наверняка остановит сам Давос. А в ближайшем будущем перед королем встанет непростой вопрос о предании смерти Теона Грейджоя. По логике произведения Теон должен остаться в живых, возможно, что не малую роль в этом сыграет и обновленный Станнис Баратеон.
     
    Последнее редактирование: 13 дек 2013
    Nicki, Futureen, Tavrida и 34 другим нравится это.
  5. Raben

    Raben Лорд

    2.3. Станнис и Джон Сноу. Приведет ли вынужденный союз к более тесным дружеским отношениям? Общие черты характера.

    "— Ты не Робб, как и я не Роберт.
    Эти слова разрушили всякую приязнь, которую Джон мог бы возыметь к Станнису.
    — Я любил моего брата, — сказал он.
    — И я любил своего. Но они были такими, какими были, а мы таковы, какие мы есть."


    Похожи ли характеры Джона Сноу и Станниса Баратеона? Безусловно. Они всегда оставались в тени своих старших братьев-королей, даже после смерти и Робба и Роберта:
    "Робб — король и настоящий герой, а Джона если и вспомнят, то назовут предателем, клятвопреступником и убийцей."

    "– Мы все знаем, что сделал бы мой брат. Роберт поскакал бы к воротам Винтерфелла в одиночку, разбил бы их своим боевым молотом и проехал по обломкам, чтобы убить Русе Болтона левой рукой, а Бастарда – правой. " - кстати, цитата еще и подтверждает чувство юмора Станниса. Понятно, что у Джона отношение к брату лучше, но Сноу и годков поменьше, чем Станнису. Двух королей - двух старших братьев любили и лорды и простой люд, помнят и после смерти - благо, оба достаточно дел натворили, для того чтобы стать героями песен, которых будут обсуждать вечерком, за ужином.
    "С возрастом ничего не меняется, – подумала Аша. – Младший брат может дожить до ста лет, но всегда будет младшим братом"

    Кадровая политика. Станнис Баратеон назначает Десницей Короля Давоса Сиворта, человека способного и верного Станнису, но низкого рода, да и биография - вчерашний рыцарь, позавчерашний контрабандист...
    "— Я низкого рода, — напомнил ему Давос. — Выскочка, контрабандист. Никогда ваши лорды не будут мне подчиняться.
    — Тогда мы заведем новых лордов
    ." Джон Сноу назначает своим стюардом и оруженосцем, что по сути является преемником Лорда-Командующего, Атласа, мальчишку-шлюху из-за его способностей (не тех, о которых вы подумали!) "Парень быстро учится и очень умён. Поначалу другие новобранцы презирали его, но Атлас изменил их мнение и сумел со всеми подружиться. Бесстрашный в бою и даже может читать и немного писать" Более того, Джон начинает "заводить новых лордов", как говорил Станнис - назначая одичалого на пост мастера над оружием в Чёрном Замке. Не считаясь с мнением прочих командиров, конечно, не самый мудрый поступок "Терпение Джона иссякло:
    – Уверен, что всем нам не помешало бы немного мудрости.
    " Тут уж спишем на юношеский максимализм, так как Станнис, куда лояльнее относится к ярым приверженцам Рглора в своей армии, хотя они над ним и не властны, но все же идет на уступки, в плане приношения жертв, к Джону это придет с опытом и возрастом. "«Ничего ты не знаешь, Джон Сноу!»

    Отношение к одичалым. "Мне нужны их мечи, а не поцелуи" - слова Станниса, конечно, он куда жестче относится к вольному народу, чем Джон, живший с ними, и любивший Игритт. Но и Джон не трясется перед одичалым: он отбирает у вольного народа детей, и, в случае чего может и казнить их "Так скажи мне, мальчик... если эти твои друзья-одичалые окажутся лжецами, хватит ли у тебя смелости сделать то, что нужно (убить заложников)?«Спроси у Яноса Слинта»." Одичалым, Джон также показывает свою силу "Они должны увидеть обычного длиннолицего парня в старом чёрном плаще. И понять: нечего бояться Ночного Дозора. «Не хотел бы я, чтобы они усвоили этот урок». Джон стянул перчатку с обожжённой руки, сунул два пальца в рот и свистнул. Из ворот выбежал Призрак. Лошадь Тормунда шарахнулась в сторону, и одичалый едва не вылетел из седла.
    – Нечего бояться? – повторил Джон. – Призрак, стоять.
    – Ты ублюдок с чёрным сердцем, лорд Ворона
    ."

    Казнь Яноса Слинта."Скажи мне, какая кара полагается за измену?" Тут и говорить нечего - поступок полностью одобренный Станнисом, и полностью в духе Станниса. Что казнь Алестера Флорента, что сожжение каннибалов - с предателями ни Джон ни Станнис не церемонятся. "Джон взглянул на Станниса. На мгновение их взгляды встретились. Затем король кивнул и ушел назад в башню"

    Отношение к Мелисандре. Оба признают её несомненную пользу, оба не верят в Рглора, оба сомневаются в ней, когда Мелисандра ошибается в предсказаниях. Но оба используют её силу, для своих целей. "«Он меня не любит и никогда не полюбит, но будет использовать. Это хорошо». В самом начале Мелисандра танцевала тот же танец со Станнисом Баратеоном. На самом деле, у юного лорда-командующего и её короля общего больше, чем они могут признать."

    Отношение к роскоши. В отличии от Ренли, который любил роскошь, Станнис ограничивается лишь самым необходимым атрибутом для короля - короной, все остальное его снаряжение чрезвычайно простое: что одежда, что походный шатер, что убранство на Драконьем Камне. Джон Сноу также не стремится окружить себя непрактичными, но красивыми вещами. Даже после избрания Лордом-Командующим Ночного Дозора, Джон продолжает жить в старом жилище кузнеца. Для Станниса и Джона не так уж и важны, как говорит Мелисандра «Атрибуты власти».

    Характеры. И Джон и Станнис не смеются при любом поводе - это серьезные люди, а не клоуны. В душе оба ранимы - Станнис до сих пор помнит свою птицу, которую Роберт называл "Слабокрылой", Джон вспоминает слова Робба, что бастарду никогда не стать Лордом Винтерфелла. Оба молчаливы и задумчивы. Тщательно планируют свои действия, это люди, которые думают прежде чем говорить. Для обоих честь и долг не пустой звук. "Оба по натуре были неверующими, недоверчивыми и подозрительными. Честь и долг – вот единственные боги, которым они поклонялись от всего сердца"

    В начале я привел цитату "Эти слова разрушили всякую приязнь, которую Джон мог бы возыметь к Станнису" , изменилось ли отношение Джона к Станнису? Да. "– Лорд Сноу, – прозвучал тихий голос.
    Он повернулся и увидел Клидаса, стоящего под разрушенной аркой с письмом в руке.
    – От Станниса? – Джон надеялся получить от короля послание. Он помнил, что Ночной Дозор не принимает ничью сторону. Для Джона не должно иметь никакого значения, какой король вышел победителем. И все же имело
    " Что касается Станниса, то на моей памяти он улыбался только разговаривая с Давосом и Джоном.
    Я надеюсь, что и Джон и Станнис продолжат своё сотрудничество, которое вполне может перерасти и в дружбу, и дальше на страницах ПЛиО.
     
    Lev, метр, Lauritta и 42 другим нравится это.
  6. Убийца Матрешек

    Убийца Матрешек Знаменосец

    [​IMG]
    3.4. Станнис и отъезд в Ночной Дозор. Побудительные мотивы. Меркантильное решение или реальная забота о благе государства.


    Станнис после Черноводной, совсем другой человек, постаревший, похудевший, отчасти даже разочаровавшийся, но впрочем, так и не опустивший рук. Ему срочно нужна встряска, он раздумывает о сожжении племянника, о разграблении замка Селтигаров, за его спиной ведутся разговоры о заключении мира с Ланнистерами. И тут Давос подкидывает ему замечательную идею, у которой явная меркантильная составляющая. Во первых, это действительно послужило хорошей встряской, стало знаком, что Станнис ещё не сдался. Даже Серсея сначала обрадовалась, когда узнала, что он уплыл, и разозлилась, когда пришла весть, где он высадился. Во вторых, Станнис прекрасно понимал, что долго он не просидит, объединенные силы Запада и Простора, смогут захватить и Драконий Камень и Штормовой Предел достаточно скоро. К тому же он прекрасно помнил, как однажды гарнизон Драконьего Камня уже собирался выдать одного короля. Понимал он и то что у него осталось мало союзников и новых не предвидется, думаю он бы обрадовался больше, если бы его позвали в Долину Аррен, но пришлось работать с тем что предложили. Ну и в третьих у Станниса по сути не было хорошей альтернативы, остаться и умереть или уехать, при этом он яростно отвергает вариант с эмиграцией из Вестероса – «Слова – ветер, а ветер, что уносит изгнанников за Узкое море, редко возвращает их.».

    Кстати, интересным остается и набор участников отъезда, присутствие дочери, жены и её фрейлин говорит о серьезности своих намерений; большая часть войска – это сторонники Красного Владыки и собственно сама Мелисандра, люди с пламенными сердцами не помешают в битве за холодный Север; при этом у себя в тылу Станнис оставляет, своих людей – людей короля, которые славятся своей надежностью и верностью к нему.

    Хотя конечно с другой стороны, Станнис один из немногих королей Вестероса, который действительно думает о своих подданных, об их благосостоянии и защите. Согласитесь, что было бы трудно услышать из уст Джоффри или Бейлона фразу – «Давос сказал, что я ставлю повозку впереди лошади. Пытаюсь завоевать трон, чтобы спасти королевство, тогда как мне нужно спасать королевство, чтобы завоевать трон.». Станнис ведет эту войну не ради мести за убитого отца, не ради тщеславия или возвращения старых варварских законов, а именно ради справедливости. А значит, что весь меркантилизм этой затеи вполне может оказаться благоприятным стечением обстоятельств.

    P.S. Многое бы отдал, что бы увидеть глазами Коттера Пайка например, следующую картину в Восточный Дозор приходят несколько кораблей, из самого большого выходит человек в короне, с огненным мечом и говорит – «Ну что, вызывали короля?».
    [​IMG]
    7. Нужен ли нам такой король?

    На нашем форуме Станнис пользуется завидной популярностью, набрав больше всего сообщений из всех не ПОВов, с чем это связано и нужен ли такой король, попробуем это выяснить.

    Он не кичится своим происхождением и готов пренебрегать титулами одних, ради тех кто говорит ему правду и верно служит. Он не терпит роскоши и прочих излишеств, его походный шатер не содержит ничего лишнего. Он справедлив и честен, но без перегибов Неда Старка и не отказывается от колдовства, если того требует ситуация. Он единственный король, откликнувшийся на просьбы Ночного Дозора. Он готов идти до конца в своей борьбе, учитывая даже свою гибель и в крайнем случае возлагающий надежды на дочь, он ломается, но гнется. И вообще как говорит сам Станнис –
    «Я одолел твоего дядю Виктариона и его Железный Флот у Прекрасного острова, когда твой отец короновался в первый раз. Я в течение года удерживал Штормовой Предел против всей мощи Простора и отобрал Драконий Камень у Таргариенов. Я разбил Манса Налётчика у Стены, хотя он в двадцать раз превосходил меня числом

    У Станниса Баратеона имеется ряд преимуществ по сравнению с другими претендентами на престол. В отличие от того же Эйегона, он не просто претендент с драконьей кровью, он уже состоявшаяся личность – полководец, советник короля. Судостроитель и лорд. В отличие от Джоффри он не садист, хоть и сжигал людей и лично укоротил человеку пальцы. В отличие от братьев Грейджоев он поборник справедливости и чести, порой даже вопрошающий к себе, правильно ли он поступил выступив против Эйериса. В отличие он Манса он дворянин, обладатель высоких манер и образованности, Станнис умеет танцевать, не употребляет алкоголь и имеет царственный вид. В отличие от Робба он не дает воли чувствам и сделан как будто из чугуна. В отличие от Ренли, ему не нужна власть, как таковая и он сам говорит, что носить корону не так легко, тяжела она шапка Мономаха. В отличие от Дейнерис он не сидит, сложа руки, не занимается посторонними вещами и не участвует в сомнительных авантюрах, а идет к своей цели. В отличие от Роберта он готов заниматься государственными делами, что не раз подтверждал, служа в малом Совете и мудро управляя Драконьем Камнем.

    Несколько мнений о нём от других персонажей:

    1) «Этот человек выкован из железа, жесткого и неподатливого» - Петир Бейлиш

    2) «Станнис - знаменитый и доблестный полководец» - Варис.

    3) «С самого начала мне казалось, что Станнис представляет большую опасность, чем все остальные, вместе взятые» - Тайвин Ланнистер.

    Причем все вышеперечисленные персонажи – люди колоритные, слов на ветер не бросают и особой любви к Станнису не питают, так что можно поверить в их объективность.

    Конечно, у Станниса есть и весомые минусы, он до крайности справедлив и прямолинеен, хотя последнее время и стал отходить от этого. Он не пользуется любовью у населения, да что там у населения даже у своих родных братьев и жены. Большая часть жителей Вестероса считают его братоубийцей и сектантом. У него пока что ещё нет наследника мужского пола, что может в дальнейшем подкорректировать его политику. Зачастую его взгляды на мир кардинально расходятся с мнением окружающих – см. предложение о запрете борделей. Как достаточно тонко подметил мейстер Крессен – «Он сильный человек, одаренный, даже... даже мудрый, можно сказать, но этого недостаточно. Всегда было недостаточно

    Он не является публичным человеком и душой компании в отличие от своих братьев. Но с другой стороны, королевство сейчас находится в разрухе после гражданской войны, причем ещё не закончившейся, но с начавшейся зимой. В суровые времена должны править суровые люди. Так что же, нужен ли нам такой король? Да, нужен.
     
    Последнее редактирование: 13 дек 2013
    Nicki, Дитя Леса, Tavrida и 31 другим нравится это.
  7. Sergey_CS

    Sergey_CS Лорд

    …А ведь это могло бы стать прекрасным концом саги:

    «Из леса появлялось все больше людей – не только рыцари, но и вольные всадники, и конные лучники, и латники в круглых шлемах, десятки и сотни человек. Над ними реяли знамена… целое море желтых знамен с красной эмблемой – чей это герб?
    Из дыма показался еще один клин одетых в доспехи всадников с особенно большими, королевскими знаменами. На одном, желтом, с длинными фестонами, рдело горящее сердце, на другом, цвета кованого золота, гарцевал черный олень… трубы запели снова, и рыцари двинулись в атаку с кличем:
    – Станнис! Станнис! СТАННИС!»

    Но это был всего лишь конец главы. До великой победы и триумфального восхождения Станниса на престол – если им вообще суждено свершиться – еще очень и очень далеко. Тем не менее, Станнис Баратеон является одним из главных претендентов на Железный Трон – и в ожидании развязки у нас есть время разобраться, заслуживает ли он того, чтобы стать королем.

    Что же за человек Станнис Баратеон? Слова и мысли о нем знающих его людей позволяют нам составить вполне ясное впечатление о Станнисе – тем более достоверное, что и союзники его, и враги, и нейтрально относящиеся к нему персонажи думают и говорят о нем одно и то же.

    Суровый. Недоверчивый и подозрительный от природы. Жесткий, холодный и непреклонный. Неспособный прощать. Гордый. Честный. Справедливый. Не умеющий смеяться и не допускающий громкого смеха на пирах. Не умеющий смягчать свои речи, притворяться или льстить, говорящий то, что думает, не заботясь, нравится это другим или нет.

    И завершающий штрих – человек, которого уважают, даже боятся, но мало кому он внушает любовь.

    Действительно, будем откровенны, искренне любить такого человека достаточно трудно. Но так ли уж важна всеобщая любовь для лорда или короля? Если лорд или король верен своему долгу, честен и справедлив, вполне достаточно и уважения… а бояться его следует только тем, кто не справедлив… не честен… не верен долгу.

    Складывается впечатление, что Станнис таков по своей природе, и большинство черт своего характера он приобрел с рождением. Да, смерть родителей стала для него страшным ударом, – но смеяться он не умел и до этого. Да, он с малых лет находился в тени старшего брата, – но едва ли именно это развило в нем, например, исключительное чувство ответственности. Да, возможно, родители любили его меньше, чем Роберта и Ренли, – но не потому ли, что он не был похож на своих братьев, видимо, более живых, веселых и беспечных, как и полагается детям? Да и сказанные Станнисом слова «А разве меня когда-нибудь любили?», скорее всего, в большей степени относятся не к родителям, а к другим людям (и другим временам), – правда, круг этих «других людей» более чем широк и включает в том числе родных братьев Станниса.
    Тем не менее, безусловно, какие-то события накладывали свой отпечаток на формирование личности Станниса. Так, питательную почву для его неспособности прощать обиды, в частности, на своих братьев, обеспечивало то, что таких обид было немало. И, заметим, обиды эти были непосредственно связаны с действиями Роберта и Ренли, противоречащими представлениям Станниса о долге и справедливости, – при том, что он не дал им ни малейшего повода так поступать.

    Начнем с того, что Станнису пришлось делать непростой выбор между Робертом и Эйерисом, – и он его сделал: «В час испытаний я предпочел родную кровь чести». Причем «родная кровь» в данном случае означает больше, чем просто «родственник» или даже «родной брат». Вспомним, что речь в тот момент шла не только о том, кто победит и будет править в Семи Королевствах (в действительности, видимо, мы даже не знаем, какие планы относительно того, чем все должно закончиться и кто займет престол, были у мятежников в самом начале восстания), – восстание началось после того, как Эйерис потребовал голову Роберта. Так что фактически Станнису пришлось выбирать между верностью законному королю и жизнью – в прямом смысле кровью – старшего брата.

    Ради Роберта и по его слову Станнис сражался с его врагами, выдерживал тяжелейшую осаду Штормового Предела, строил королевский флот, одерживал победы… но вся признательность Роберта, как брата и позже – короля, досталась другим. Более того, родовой замок – Штормовой Предел со всеми доходами отошел Ренли. Станнис же стал лордом Драконьего Камня – и не дождался от Роберта хотя бы простых слов благодарности. Эту обиду Станнис помнил всегда – но она вызвана не досадой на утрату богатых земель. Станниса задевает другое: «Баратеоны сидят в Штормовом Пределе уже триста лет, и он по праву должен был перейти ко мне, когда Роберт занял Железный Трон». Роберт нарушил законный порядок наследования – и именно в этом винит его Станнис.

    Несмотря на все эти обиды, Станнис всегда оставался преданным старшему брату – и того же, уже по отношению к себе, ждал от Ренли. Но Ренли, в свое время без каких-либо сомнений принявший Штормовой Предел и, судя по всему, не испытывавший в связи с этим никаких моральных неудобств, по сути, предал Станниса, заявив свои претензии на престол. Иначе как измену Станнис не может это расценить, – а измена для него является тягчайшим преступлением.

    И все-таки лорд Драконьего Камня (прошу прощения – его величество король Станнис) сделан не из этого самого камня (и не из металла, о чем говорят многие), – он человек, и, конечно, нельзя сказать, чтобы ничто, но многое человеческое ему и впрямь не чуждо. Поэтому его отношение к действиям родных братьев – не только холодное неприятие несправедливости решений Роберта и поступков Ренли, но и простая обида на проявленную ими неблагодарность.

    Эта обида слишком сильна – потому Станнис не терпит даже формального оборота «возлюбленный брат» в отношении Роберта, требуя вычеркнуть эти слова из письма. Но время идет, и Станнис понимает, что на самом деле братья были более дороги ему, чем он думал (или пытался себя убедить), и сожалеет о гибели их обоих. Кстати, Станнис считает, что Ренли, став изменником, заслужил свою судьбу – но, судя по всему, к смерти младшего брата он действительно не причастен.

    Обида и гнев нередко говорят в Станнисе, но одно из его несомненных достоинств заключается в том, что он не дает им возобладать над собой. Всякий раз эмоции уступают место разуму, а также чувству долга и справедливости. Типичный пример первоначальной реакции: «С какой стати мне мстить за Эддарда Старка? Он для меня пустое место. Вот Роберт – Роберт его любил. Любил как брата, о чем мне неоднократно доводилось слышать. Его братом был я, а не Нед Старк, но никто не сказал бы этого, видя, как он со мной обходится». И позже: «Я не сомневаюсь, что Серсея приложила руку к смерти Роберта. Да, он будет отомщен – и Нед Старк тоже...».

    Станнис сурово карает людей, преступивших закон, пошедших против своего сюзерена, врагов – и он не единственный облеченный властью герой «Песни льда и огня», который так поступает. Но он не похож на Эйериса, в своем безумии казнящего страшной смертью Рикарда и Брандона Старков вместо справедливого суда. Или на Тайвина Ланнистера, уничтожающего два мятежных рода до последнего человека исключительно в качестве страшного предупреждения всем вассалам Утеса. И в отличие от Дейенерис (хотя и еще очень юной и неопытной, и потому, безусловно, заслуживающей если не оправдания, то снисхождения), приказывающей убить всех, кто старше двенадцати лет, в Астапоре и прибить к столбам «великих господ» в Миэрине, Станнис, верша правосудие, не кипит гневом и не чувствует себя «мстительным драконом». Тяжесть назначенного им наказания всегда соизмерима с тяжестью преступления, и при определении меры вины и кары за нее Станнисом «руководит не гнев, а лишь железное понятие о справедливости» – как в случае, «когда он обрубил пальцы своему Луковому Рыцарю». «Да, я рассудил справедливо. Хороший поступок не может смыть дурного, как и дурной не может замарать хороший. И за тот, и за другой положена своя награда. Ты был героем, но и контрабандистом тоже».

    И измена (например, Алестера Флорента) карается смертью лишь потому, что «таков закон... жестокость тут ни при чем». И это правда – Станнис действительно не жесток.

    В свое время Петир Бейлиш в красках обрисовал Эддарду Старку страшные последствия возможного коронования Станниса: «Усадите Станниса на Железный Трон, и клянусь, страна немедленно обагрится кровью». Его слова не лишены определенных оснований – но очевидно, что Бейлиш (сам сделавший более чем достаточно для того, чтобы страна обагрилась кровью), впрочем, как и всегда, беспокоился не столько об интересах государства, сколько о своих собственных, – скорее всего, он стал бы одним из тех, кому были адресованы слова Станниса: «Я очищу этот двор, как следовало сделать Роберту сразу после Трезубца».

    Милосердие, проявленное Робертом после того, как он стал королем, вызывает симпатию, – но, справедливости ради, следует отметить, что оно в конечном итоге его и погубило. Именно те люди, которых Станнис в лучшем случае не возвысил бы, – Варис, Ланнистеры, – во многом поспособствовали и смерти самого Роберта, и последовавшей за ней Войне Пяти Королей…

    Заслуживает уважения и то, что Станнис после одержанных побед держит «в узде» своих солдат, а тех из них, кто замечен в насилии и бесчинствах, ждет суровое наказание.

    Наказывая людей, он исходит из своих представлений о долге и справедливости. Это абсолютно рациональный подход – и такого же подхода Станнис придерживается во всем остальном. В том числе, в своем отношении к вере вообще и к вере в Рглора – в частности.

    И мейстер Крессен, и какое-то время Давос ошибались – Станнис не подпал под чары красной жрицы и ее огненного бога (в отличие от них обоих Мелисандра прекрасно понимает, что он «поклоняется лишь двум богам: чести и долгу»). Он не является верующим человеком. Как говорит о себе он сам: «Я перестал верить в богов в тот самый день, как «Горделивая» разбилась в нашем заливе. Я поклялся никогда более не поклоняться богам, способным столь жестоко отправить на дно моих отца и мать. В Королевской Гавани верховный септон все вещал, бывало, что добро и справедливость исходят от Семерых, но то немногое, что я видел из того и другого, проистекало всегда от людей».

    Судьба свела его с Мелисандрой – и с Рглором. И Станнис трезво оценивает то, что способен дать ему союз и с первой, и со вторым: «Твой бог может оставить свои дары при себе, — сказал лорд Станнис, не разделявший пыла своей новообращенной супруги. — Мне нужны мечи, а не его благословения… И сколько же мечей даст мне твой Владыка Света?» – и приходит к выводу: «…В божественных делах я мало что понимаю, да и понимать не хочу, но красная жрица имеет силу… Все, чем владею я, - это корабли и она. Красная Женщина. Известно ли тебе, что половина моих рыцарей даже имя ее называть боится? На колдунью, способную вселить такой страх во взрослых мужчин, нельзя смотреть свысока, даже если она ни на что более не способна. Тот, кто боится, все равно что побит. Но может быть, она способна и на большее – скоро я это узнаю. Семеро посылали мне разве что воробьев. Пришло время попробовать другую птицу, Давос. Красного ястреба».

    Таким образом, отношения Станниса и Мелисандры (а равно Станниса и Рглора) изначально основаны на прагматизме. Красная жрица и Бог Огня помогают Станнису добиться своей цели. Много позже Мелисандра, думая о Джоне Сноу, подтверждает это («Он не любит ее и никогда не полюбит, но хочет ее использовать. Тем лучше — тот же танец поначалу плясал с ней Станнис Баратеон»).

    Но чем больше Станнис убеждается в том, что слова Мелисандры, как правило, не расходятся с делом, тем больше он доверяет ей и ее богу. Однако это не имеет ничего общего со слепой верой – такая вера в принципе не свойственна Станнису. Он постоянно требует подтверждения правильности предлагаемых ей шагов – что особенно заметно, когда Мелисандра просит отдать ей Эдрика Шторма.

    Станнис достаточно спокойно соглашается принести жертвы, которых требует Рглор. Сожжение людей на костре всегда считалось одним из наиболее страшных и мучительных видов казни – и, безусловно, это не добавляет симпатии Станнису, скорее, наоборот. Отметим и то, что в качестве жертвы не всегда выбираются люди, действительно совершившие преступление (как, например, солдаты-людоеды во время похода на Винтерфелл). Губарда Рамбтона с сыновьями еще можно было обвинить в том, что они встали на защиту своих богов с мечом в руке и пролили кровь людей короля, – но набожный Гансер Сангласс просто прямо и честно заявил, что не может долее поддерживать Станниса, отошедшего от истинной веры, и гораздо более разумно и благородно было бы простить его... Однако Рглор нужен Станнису для победы – и он закрывает глаза на деяния, которые, судя по всему, ему не по душе. Представляется, тем не менее, что и в этом случае костры Станниса – несколько другой природы, нежели огонь Безумного Короля…

    В случае же с Эдриком ситуация другая – Станнис до последнего пытается спасти незаконного сына Роберта и своего племянника от костра, упорно отказываясь слушать доводы Мелисандры (тем более Селисы и Флорента) о необходимости такого шага и даже угрожая Мелисандре казнью в случае, если она вводит его в заблуждение. Все-таки Станнис, убежденный исполнением предсказания Мелисандры о гибели трех королей-узурпаторов, почти соглашается – и это тяжелое для него решение вновь продиктовано долгом: «…пока я король, я облечен долгом, и если я должен принести в жертву пламени одного ребенка, чтобы спасти от тьмы тысячи тысяч… Жертва не бывает легкой, Давос, — иначе это не жертва».

    Правда, Давос благородно избавил сюзерена от необходимости делом подкрепить свои мысли и слова о жертвах и их тяжести – и в связи с этим вопрос о том, сказал бы Станнис гибельное для Эдрика «да» или вновь сделал бы выбор в пользу родной крови, остался открытым…

    Очевидно в любом случае, что в отношении Станниса к Рглору нет ни намека на поклонение, тем более фанатичное; как отмечает Давос, глядя на своего короля, молча смотрящего в огонь во время молитвы Рглору: «Он с ними, но к ним не принадлежит». Что же касается его отношения к Мелисандре, по мере того, как Станнис убеждается не только в практической полезности красной жрицы, но и в ее преданности, он нуждается в ней все больше. Трудно сказать, существуют ли между Станнисом и Мелисандрой какие-то другие, более близкие отношения, – в тексте есть ряд намеков на это, но прямых доказательств нет (в частности, если говорить о том же рождении теней, мы не можем быть уверены в том, что здесь обошлось без колдовства, не требующего сознательного участия Станниса в столь деликатном деле). Но, как бы то ни было, даже если между ними и существует интимная связь, видимо, у нас нет оснований говорить о какой-то страсти, влюбленности, и тем более любви Станниса к Мелисандре – их отношения носят прежде всего характер делового сотрудничества.

    Не исключено, что любовь – это чувство, испытывать которое Станнису (по крайней мере, пока) свойственно не более, чем смеяться. Может быть, он любил своих родителей; братьев, по его же словам, не больше, чем был обязан. Без сомнения, не выходят за рамки долга, как понимает его Станнис, и его чувства к жене – и, судя хотя бы по тому, что мейстер Крессен считает Ширен самым печальным ребенком из всех детей, которых он знал (а ведь на его глазах рос и сам Станнис), любовью родителей, в том числе отца, она явно не избалована. Долг не обязывает Станниса любить кого-то еще – он и не любит. Но все-таки, похоже, он способен испытывать теплые чувства и даже привязываться к людям, и это те немногие люди, которым он верит и на которых может рассчитывать, – Давос, Джон Сноу… и, видимо, Мелисандра.

    Несмотря на то, что Станнис последовательно прибегает к помощи высших сил, он вовсе не намерен перекладывать на Владыку Света решение всех проблем – как и раньше, он рассчитывает прежде всего на себя и сам делает все для того, чтобы добиться желаемого результата. Для этого у Станниса есть все предпосылки.

    Он вовсе не обделен талантами. Сравнивая Станниса с Робертом, все, в том числе он сам, говорят – что бы ни делал Станнис, Роберт делал это лучше и быстрее. Стоит уточнить – что именно лучше делал Роберт? Да, видимо, Роберт был более сильным бойцом, более удачливым охотником (об успехе у женщин можно не говорить), вне всякого сомнения, он был более ярким и умел притягивать к себе людей. Но разве это умаляет заслуги Станниса, безупречно выполнявшего все задания и поручения Роберта, как в военное, так и в мирное время? В течение пятнадцати лет помогавшего деснице Джону Аррену «править государством, пока Роберт пил и распутничал» – добавим от себя, в условиях, когда Роберт, видимо, нередко сводил их усилия на нет очередным «мудрым и милосердным» решением (как в случае с прощением грехов Яносу Слинту)? Блестяще разбившего Железный Флот во время восстания Грейджоев? И, наконец, до сих пор продолжающего бороться за престол, находясь в самом невыгодном положении из всех претендентов?

    Станнис, в отличие от своих братьев, предпочитает действовать, не повинуясь порыву, а «по зрелом размышлении», обдумав различные варианты и выбрав, как ему кажется, наиболее правильный из них. Он умеет делать выводы из собственных неудач – будь то попытки научить охотиться Гордокрылую, будь то битва на Черноводной, хотя неудачи порой обходятся ему очень дорого. Он умеет признавать свои ошибки, в том числе перед своими подданными («Вини меня за мои упрямство и гордость, побудившие меня отослать Мелисандру прочь, когда я больше всего в ней нуждался, — но не ее»).

    Он знает цену людям. Поэтому его ближайшим сподвижником становится Давос Сиворт – бывший контрабандист, которого Станнис сделал сперва рыцарем, потом лордом и королевским десницей. Станнис, судя по всему, прекрасно отдает себе отчет в том, что у него нет не то что сотен или десятков – даже нескольких Давосов, или Джонов Сноу, или Эддардов Старков, или Джонов Арренов… Поэтому он вынужден, насколько позволяют его принципы, терпеть у себя на службе лордов и рыцарей, явно не отвечающих его представлениям о долге и чести. Но по-настоящему он ценит тех, кто действительно этого достоин, – тех, кто служит ему не ради золота, замков и титулов, не из страха, тех, кто честно исполняет свой долг и не предаст своего короля.

    Он не боится правды – даже «хотя она порой бывает горька». Он умеет слушать людей и слышать то, что они говорят, – и, отсеяв все лишнее, отбирать нужные слова и принимать на основании их верные решения. Как в случае, когда он, выслушав Давоса, отказывается последовать совету Акселла Флорента и покарать Коготь-Остров за измену лорда Селтигара. Как и позже, когда, отмахнувшись от советов своих людей, схватывает на лету все, что предлагает Джон Сноу, – и идет за поддержкой к вождям горных кланов, а после вместе с ними – на Темнолесье. Отметим, кстати, что Станнис требует от одичалых поклониться и признать Рглора, – но не требует того же от горных кланов. Еще одно свидетельство того, что, по крайней мере, нынешний Станнис способен проявлять гибкость – когда этого требуют обстоятельства… Как и многие другие персонажи «Песни льда и огня», по ходу повествования Станнис меняется, и, на мой взгляд, пока что в лучшую сторону.

    И, видимо, главное достоинство Станниса, в том числе как претендента на королевский престол – он руководствуется только законом и своим понятием о долге и справедливости.

    Это в полной мере касается и того, почему Станнис хочет стать королем – на этот вопрос он отвечает так: «Вопрос не в том, чего я хочу. Трон принадлежит мне как наследнику Роберта. Таков закон… Хочу я того или нет, я король. На мне лежит долг перед моей дочерью, перед государством и даже перед Робертом».

    Думаю, у людей объективных не возникает и тени сомнения в том, что Станнис говорит искренне. Он действительно хочет стать королем не ради короны как таковой, не ради величия и славы. При этом он понимает, что быть королем – это достаточно тяжкое бремя. Но не боится ответственности и не бежит от нее. И причина тому – все та же: «Свою судьбу мы не выбираем, но долг свой исполнять обязаны, ведь так? Все мы, великие и малые, обязаны исполнять свой долг».

    По той же причине Станнис без особых колебаний принимает новый вызов, с которым сталкивает его судьба, – необходимость возглавить битву с тьмой. Он не хватается за свою богоизбранность, не кичится ей («Я никогда не напрашивался на это, как и на то, чтобы стать королем»), более того, с недоверием и смущением воспринимает себя в качестве обещанного принца, возрожденного Азора Ахаи («Рглор сделал странный выбор… почему я?»), не говоря уже о его скептическом отношении к Светозарному. Но он считает себя не вправе пренебрегать доказательствами Мелисандры – и коль скоро долг зовет его, Станнис не может не откликнуться на этот зов.

    Долг, справедливость, закон – ключевые слова для Станниса. Не просто так он стал единственным из четырех королей, откликнувшимся на призыв Ночного Дозора о помощи. Не сомневаюсь, что так же поступил бы Робб Старк, будь у него эта возможность, - но приход к Стене в самый трудный для ее защитников час именно Станниса символичен.

    Как сказал Джиор Мормонт: «Ночной Дозор живет ради своей страны… не ради короля, не ради лорда, не ради чести своего дома, не ради золота, не ради славы, не ради женской любви. Он служит всей земле и людям ее». По сути, разве не то же самое можно сказать и о Станнисе Баратеоне?

    Станнис сражается за странуэта мысль, пришедшая на ум другому лорду-командующему Ночного Дозора – Джону Сноу, абсолютно точно передает суть действий последнего из трех братьев Баратеонов.Все остальные главные действующие лица Войны Пяти Королей, кто в большей степени, кто в меньшей, по сути, лишь играли или играют в престолы, в том числе в ущерб единству государства. Робб Старк, вначале желавший лишь справедливости и отмщения за отца, все-таки вынужден был отстаивать и независимость Севера (а также и Речных земель). У Бейлона Грейджоя были территориальные претензии примерно того же масштаба – Острова и Север. Его брат Эурон претендует на все Семь Королевств, но исключительно из тщеславия, жажды власти и авантюризма – и, несмотря на всю их непохожесть, те же самые устремления двигали и Ренли Баратеоном. Лишь Тайвин Ланнистер, не являясь непосредственным претендентом на престол, в качестве десницы Короля на Железном Троне тоже думал о государстве, едином и сильном, – но и Тайвин действовал прежде всего в интересах Утеса и своих собственных.

    В этом их отличие от Станниса, для которого единство и неделимость Вестероса – простая и непреложная истина («Это одна страна, и править ею должен один король»), как и то, что защитить государство от внутренних или внешних врагов, чьим бы порождением – человека или темных сил – они ни были, должен именно он. Это его прямая обязанность согласно законам Семи Королевств и повелению высших сил – а личные интересы и амбиции для него в данном случае не важны.

    От других взамен он требует одного – честности, верности и послушания. Это – их обязанность, их долг: «Этим мечом я защищаю своих подданных и караю всех, кто им угрожает... Скоро задуют холодные ветры, и нам придется либо жить, либо умирать вместе. Пришло время нам заключить союз против общего врага». Не стоит заблуждаться – тем, кто откажется «умирать вместе», вероятно, предстоит умереть в одиночку, в том числе по слову Станниса – как людям, изменившим своему долгу.

    Исполнять свой долг в понимании Станниса, судя по всему, означает делать то, что ты должен, не ожидая ничего для себя. Станнис последовательно следует этому принципу – и это помогает ему жить и двигаться вперед. Отступив от данного правила, он неизбежно проиграет. Достаточно показательной в этом смысле является ситуация, сложившаяся после гибели Роберта. В тот момент именно Станнис является законным наследником престола – и, возможно, тогда он подумал прежде всего не о своем долге, а о том, что справедливость наконец-то восторжествовала и за многолетнюю верность долгу он будет вознагражден сполна. Но реальность оказалась иной – причем законом, долгом и честью пренебрегли не только враги – Ланнистеры, но и родной брат Ренли, не говоря уже о многих лордах. Восшествие на престол не состоялось – и это стало для Станниса тяжелым ударом: «…истина может стать тяжким ударом даже для такого человека, как лорд Станнис. Он только и думает о том, как вернется в Королевскую Гавань во всем своем могуществе, сокрушит своих врагов и возьмет то, что принадлежит ему по праву. А теперь…»

    Вполне возможно, именно этим объясняется поведение Станниса в отношении мейстера Крессена на памятном пиру. Станнис, отчаянно пытавшийся противостоять обстоятельствам, которые складывались против него, и удержать ситуацию под контролем, в какой-то момент разочаровался в советах старого мейстера, неспособного указать ему быстрый и верный путь к успеху, а когда тот в присутствии лордов, и без того ненадежных, позволил себе открыто высказать несогласие с решением короля и усомниться в могуществе Рглора – едва ли не единственного реального союзника Станниса, не сдержался, поддался накопившемуся раздражению и жестоко обошелся с пожилым человеком, верой и правдой служившим ему на протяжении многих лет.

    Разумеется, подобное объяснение ни в коем случае не оправдывает его. Но, справедливости ради, стоит отметить, что Станнис не выбросил этот случай из головы, – видимо, он всегда будет помнить мейстера Крессена, которому уже не сможет, как хотел, воздать добром за добро, и свою несправедливость, которую уже ничем не исправить.

    Надо отдать Станнису должное, с этим ударом (имею в виду предательство Ренли и необходимость завоевывать принадлежащий ему по закону трон) он справился – возможно, окончательно осознал, что награда, от людей ли, свыше ли, – это не то, чего ему следует ждать и искать. Путь, которому он должен следовать, – это путь долга, каким бы трудным он ни был.

    Донал Нойе, бывший кузнецом и оружейником в Штормовом Пределе и хорошо знавший братьев Баратеонов, как-то сказал о Станнисе: «Станнис – чугун, черный и прочный, но хрупкий. Он ломается, но не гнется». Не думаю, что в этих словах о Станнисе есть какое-то пренебрежение. Они говорят не столько о хрупкости Станниса и его неспособности выстоять в трудной ситуации, сколько о его нежелании и неумении идти на компромисс. К слову, и сталь, бывает, покрывается ржавчиной и ломается – в общем-то, это и произошло с Робертом… Станнис же до последних страниц «Танца с драконами» остается не сломленным – хотя ему постоянно приходится бороться с обстоятельствами. Не зря лорд Тайвин сказал о нем: «Это человек, который будет драться до конца и еще дольше». Он скорее погибнет, чем сдастся – и, вполне возможно, в контексте слов Донала Нойе сломить Станниса означает убить его.

    Что же до компромисса, то сама жизнь, видимо, вынуждает Станниса несколько изменить свои взгляды. Похоже, в какой-то момент он понимает, что без этого не обойтись… ни человеку, ни – в гораздо большей степени – королю. Поэтому, наверное, нельзя воспринимать слова Станниса о том, что после его восшествия на престол каждый «пожнет то, что посеял, – от первого лорда до последней уличной крысы… и некоторые лишатся не только половины пальцев», как свидетельство неизбежности кровавой расправы Станниса как с нынешними врагами, так и с некоторыми его нынешними союзниками. И тех же лордов, присягнувших сперва Ренли, а потом Станнису, вряд ли ждет отсечение пальцев, рук, а тем более голов… хотя и награда их в случае победы ожидает меньшая, чем тех, кто неукоснительно следовал долгу.

    В принципе, правосудие Станниса имеет достаточно много общего с правосудием Старков – так же, как во многом (и, видимо, в главном) совпадают и их взгляды на жизнь. Не зря их пути периодически пересекаются. Интересно, что Эддард Старк в известном смысле погиб «за Станниса», попытавшись передать ему власть, как законному королю, а не знающий, что предпринять после гибели отца, Робб на вопрос, что получит Север, присягнув Станнису, ответил – «справедливость» (имея в виду опять-таки законность притязаний Станниса на Железный Трон). К сожалению, юный Робб не имел шансов противостоять порыву своих знаменосцев, провозгласивших его королем Севера, но впоследствии судьба вновь свела Станниса со Старками – Станнис пришел на Север (где нашел общий язык с Джоном Сноу и двинулся со своей армией на Винтерфелл – а его верный соратник Давос в настоящее время озабочен поисками Рикона)…

    Возможно, все это не случайно, ведь Север – это последний рубеж между Добром и Злом, между царством человека и царством тьмы, и, видимо, именно с Севера, а не с Западных земель, не с Железных островов или с Дорна начнется возрождение Семи Королевств… а Старки – это и есть Север…

    Как представляется, Север и Старки – это как раз тот самый лед из «песни льда и огня». В свою очередь, огонь – это драконы, настоящие и Таргариены. К драконам Станнис Баратеон имеет самое непосредственное отношение. Из Таргариенов была его бабушка по отцу – дочь Эйегона Невероятного. Возможно, есть некий глубинный смысл и в том, что именно Станнису судьба отдала Драконий Камень – древний оплот Таргариенов в Вестеросе, откуда Эйегон Драконовластный начал великое завоевание Семи Королевств. Свой поход за короной Станнис планирует за Расписным Столом – так же, как за триста лет до этого делал будущий первый правитель объединенного государства. «Я хотел бы увидеть чудо ожившего камня… и оседлать дракона», признается Станнис. Как знать – если не первое, то, возможно, второе желание осуществимо?

    Мы не знаем, что ждет Станниса (как и всех остальных персонажей «Песни…») в будущем. Может быть, он одержит еще не одну победу, займет престол и будет долго править страной, войдя в историю как Справедливый Король и Король, Не Умеющий Смеяться (а вдруг все-таки научится?!), – а может, сложит голову в бою, оставшись в памяти народа последним из Баратеонов и Королем, Исполнившим Свой Долг. Безусловно, он не прекрасный принц из сказки – и, видимо, не обещанный принц из пророчества. Но, как бы то ни было, мне кажется, на данный момент Станнис Баратеон больше других заслуживает того, чтобы стать королем Вестероса, – и если он не сойдет с правильного пути и, более того, будет развиваться в лучшую сторону, корона придется ему впору. А быть Азором Ахаи для этого совершенно не обязательно…
     
    Nicki, Дитя Леса, Tavrida и 24 другим нравится это.
  8. Убийца Матрешек

    Убийца Матрешек Знаменосец

    [​IMG]
    5.6. Прогнозы на битву за Север?

    ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕРЫ ИЗ ВЕТРОВ ЗИМЫ
    Накануне Снежной битвы, войско Станниса истрепалось долгим переходом и зимой, оно не велико и даже сам король понимает, что возможно не переживет сражение «Может случиться, что мы проиграем эту битву, – мрачно произнёс король». В то время как Болтоны укрылись в теплом замке, у них есть и знаменитые рыцари Мандерли, и силы Фреев, и многие другие лорды Севера. Казалось бы, победа за Болтонами, но логика сюжета приписывает победу Станнису. Как же это возможно? На мой взгляд, одной из главных зацепок является озеро, у которого остановилась армия Баратеона. О наличие, которого Мартин пару раз нам напоминает:
    «На следующий день разведчики короля случайно наткнулись на покинутый хутор меж двух озер»

    «В этих озерах есть рыба, — сказал королю Хорп. — Мы прорубим бреши во льду. Северяне знают как это делается»

    Да и сам Станнис недвусмысленно отвечает на вопрос Теона про оборону «Мы удерживаем позицию, и я намерен обратить это нам на пользу.».

    Одним словом это навело меня на мысль о Ледовом Побоище, но тут же возникает закономерный вопрос, а знает ли о нём Мартин? Да он был в России, да он покупает у нас солдатиков в свою коллекцию, но не факт, что он Карамзина читал. Однако, многоуважаемая леди LaL поведала мне о битве на Таутоне, которая началась и продолжалась в сильную пургу (хотя было 29 марта) и закончилась разгромом ланкастерского войска. Отступивших загнали в реку и многие утонули. Одна из самых кровавых битв этой войны, произошедшая во время войны Роз. Собственно вся война и является гигантским спойлером саги. Тут ещё можно учитывать и предательство Мандерли, а следом возможно и некоторых других домов Севера. А Фреи, которые родом из Речных Земель и славятся своей переправой, найдут свою смерть в воде, что достаточно символично.
    Конечно битва под Винтерфеллом будет ключевой в станнисовской компании за Север, но и без неё там будет еще много дел. В том числе взятие непосредственно самого замка и возможно Дредфорта. Станнис такой человек, что он не уйдет на юг на крыльях эйфории, он останется пока не наведет порядок на Севере. Ему нужен хороший тыл - вернет Старка в Винтерфелл, женит своих верных рыцарей на северянках( у нескольких домов остались только женские представители: Сервины и Толхарты + кого то нужно будет посадить в Хорнвуде и Дредфорте) и пополнит своё войско новыми воинами. И далее по маршруту Ров Кейлин - Сероводье - Близнецы (существует также альтернативная версия: десант из Белой Гавани в Долину Аррен, привет Мизинцу:smirk:).
     
    Последнее редактирование: 13 дек 2013
  9. Айве

    Айве Лорд

    Вестеросский супермен Станнис Баратеон.
    "С массой нужно обращаться как с женщиной.А женщина охотно подчиняется силе" (цитата не из ПЛиО)
    Я прошу извинить меня, что отвечаю не на все пункты плана, и на те, которые использовал, отвечаю вразброс. Надеюсь, это не слишком большой грех: я попросту старался не повторять того, что уже высказано прежде меня (об отношении Станниса к Мелисандре и Рглору, к примеру, я вполне солидарен с Sergey190168).
    Так что начну со Станниса и его окружения:
    Казалось бы, Станнис делает все возможное, чтобы оттолкнуть людей от себя: призвав к себе "колдунью из Асшая", посягает на традиционную религию вестеросцев. Изводит колдовством своих соперников, в том числе родного брата. Глумится над сединами верного слуги - мейстера Крессена (вроде бы повод задуматься - как награждает Станнис за верность). Даже лояльнейший из его вассалов - Давос, на вопрос Вимана Мандерли "что может предложить нам Станнис" мысленно отвечает: войну, разорение, вопли сжигаемых заживо людей(вслух-то, конечно, отвечает иначе).
    Так в чем же сила Станниса?
    В законности его притязаний? У Дейенерис Таргариен и, вероятно, у юного Эйегона, она выше.
    В личном обаянии? Как неоднократно подчеркивалось, этого нет.
    В справедливости? Один лишь эпизод с надеванием на старого мейстера дурацкого колпака должен убедить в обратном.
    В необыкновенной учености? Возможно, он образован, но подтверждения этому мы на страницах ПЛиО не видим.
    В дипломатических способностях? Все его письма, в которых он убеждает лордов в своих правах на престол, не имеют какого-либо успеха. Переговоры, на которые он отправляет Давоса, тоже имеют, мягко говоря, сомнительный результат.
    В полководческих талантах? Все его военные успехи в прошлом. На момент повествования мы видим другое: он потерял свой флот на Черноводной, и, скорее всего, угробит свое спешно набранное разношерстное войско под Винтерфеллом.
    Вывод:
    Единственный источник его силы это фанатичная вера в свою правоту. Всегда и во всем. Собственно, это и есть его религия: он самый законный монарх,он самый справедливый, он один может спасти государство от неисчислимых бед. Эта вера, на чем бы она не основывалась, завораживает всех. Поступки уже не имеют значения, с ним соглашаются просто потому, что он сам не способен усомниться в этих "истинах".
    Единственный человек из его окружения, кто не поддался гипнозу, это Джон Сноу, порд-командующий Ночного дозора. Джон прекрасно отдает себе отчет, что Станнис постоянно требует у Ночного дозора то, что ему не принадлежит: замки, земли, продовольствие, людей... Что он ничего не понимает в социальном укладе Вольного народа (и не желает слушать никаких объяснений), что он полностью лишен дипломатического такта и признает только силовые методы воздействия, на тех же Одичалых, например. Однако Ночной дозор в сложном положении и лорд-командующий вынужден идти на уступки. Ни о какой дружбе не может идти речь, Станнис на подобные чувства не способен, а у Джона нет причин испытывать к нему приязнь.
    Итак, нужен ли нам (то есть, Вестеросу) такой король? Пожалуй, он был бы весьма уместен в дотракийских степях: с его жесткостью, стремлением к силовым решениям, "справедливостью" в его собственном понимании. В Вестеросе, думается, нужен правитель другого плана, обладающий бОльшими дипломатическими способностями, умеющий не только приказывать, но и убеждать. Пожалуй, следовало бы осуществить "рокировку" - Станниса отправить к дотракийцам, а Дейенерис, которая ,что бы не говорили ее хейтеры на форуме, очень быстро и успешно учится управлять, в Вестерос.
     
  10. Убийца Матрешек

    Убийца Матрешек Знаменосец

    [​IMG]
    6.2 Каменные драконы в твердыне ДК.


    Станнис Баратеон и его вотчина идут под стать друг другу, тут невольно вспоминаются слова Бейлона Грейджоя, «… что в суровых местах живут суровые люди, а суровые люди правят миром». И надо думать, что Драконий Камень имеет своё влияние на короля, равно как имел и на других своих владельцев, ведь и Эйегон Завоеватель и Рейгар были людьми меланхоличными и замкнутыми, да и Бейлора Сломи Копье балагуром не назовешь. Продуваемый всеми ветрами остров лежащий в Узком море, особенно это чувствуется, когда ветер задувает в Каменный Барабан, чей гул разносится по всей твердыне. Причем остров вулканический, не райский уголок вроде Тарта, не охотничьи угодья вроде Эстермонта и даже не Медвежий, где можно погулять в бору, словно вырубленный в скале. И конечно, каменные изваяния, различные чудища от реально существующих мантикоров и до совершенно фантастических существ вплоть до минотавров. Поговаривают, что Таргариены специально украсили подобными чудищами стены замка, дабы наводить ужас на своих врагов. У них так то было и без них чем напугать недругов. Конечно же, это драконы, они всюду, «Великий Чертог имел вид дракона, лежащего на брюхе, и входили туда через разверстую пасть. Кухня представляла собой дракона, свернувшегося клубком, и дым от печей выходил через его ноздри. Драконы-башни сидели или готовились взлететь., Морской Дракон безмятежно смотрел в морскую даль. Драконы помельче обрамляли ворота, драконьи когти торчали из стен, служа гнездами для факелов, каменные крылья окружали кузницу и оружейную, хвосты изгибались, образуя арки, мостики и внешние лестницы.». Нам неизвестно, чем руководствовался Роберт и кто его надоумил дать Станнису Драконий Камень, но это символично, ведь при Таргариенах им владел наследник престола. И тут Станнис в очередной раз противопоставляется своему старшему брату, который ненавидел драконов и всё что с ними связано.

    Скажем прямо не самая лучшая обстановка. Конечно, средний Баратеон и сам виноват в подобном, поскольку он не тяготеет к роскоши и различного рода излишествам. Порой мне кажется, достанься Станнису фантастическим образом Хайгарден и то знаменитые сады увяли. В этом кстати, проявляется противопоставление с младшим братом, один душа компании и весельчак выступает из красивого и цветущего замка, во главе многотысячной армии, другой же серьезный и суровый, с небольшим войском отходит, как было описано выше с не самого приятного места в Вестеросе.

    И надо думать Станнис не раз гулял по крепостной стене, облокачивался на парапет, сделанный в форме дракона и воздыхал о своей горькой судьбинушке, подобно гюговскому Квазимодо вел пространные разговоры с горгульями. А в последнее время, уже под воздействием «дела о бастардах» сравнивал себя с самим Эйегоном Завоевателем восседая за расписным столом. В Станнисе имеется драконья кровь, многим даже кажется, что он очень похож на своего предка Мейкара, отзывалась ли она в нём когда он бродил среди драконьих изваяний? К сожалению этого мы не знаем, так как у нас нет его ПОВа, а в разговорах с Давосом и уж тем более с другими ПОВами он о таких интимных вещах не упоминал. Из текста становится ясно, что Станнис не часто приезжал домой из столицы, разве что увидится с дочерью и решить важные дела. Бедная же его дочь, боялась как бы каменные драконы её не съели.

    Если мы вернемся к нашей первой встрече со Станнисом, а стало быть и с Драконьем Камнем, то станет заметно, как новый король очень органично вписывался в атмосферу своего замка. Позднее певец на свадьбе у Джоффри так нам и изложит: «Черный лорд в черной башне своей черную думу лелеет». И он будет не далек от истины, достаточно вспомнить пролог Битвы Королей, он очень атмосферный. Осень на Драконьем Камне, красная комета сулящая недобрые дела, старинный замок с длинными лестницами, путанными коридорами и сотнями каменных драконов, некрасивая девочка и грустный дурак, жесткий( даже жестокий король) и его вздорная жена, заносчивый кастелян и заморская жрица, все это глазами пожилого ученного мудреца. Да и не только пролог, хорошо чувствуется и возвращение Давоса после битвы на Черноводной, крепость потускнела, драконов в ней стало больше чем людей, многие остались лежать на дне залива или героически сгорели заживо. Уже потом Давос отправился в темницу под пристальными драконьими взорами, вышел оттуда и шагал по крепости в ранге десницы и адмирала, все также мимо каменных морд. Эти морды видели и не такое: Эйнар Таргариен поддался на уговоры дочери и пережил тут Рок, Эйегон Завоеватель отсюда отправлялся на завоевание Вестероса, следующий по списку Эйегонов в этих стенах отдал свою сестру на корм дракону, благородный сир Виллем Дарри эвакуировал маленьких драконов в Эссос и это далеко ещё не весь список, а потом уже и сам Станнис Баратеон умчался спасать дозорных.

    Черноводная стала поворотным моментом в жизни Станниса, это был крутой поворот, но дорога продолжилась, отъезд в Ночной Дозор стал новым направлением старого пути. И нужно отметить, что отъезд с Драконьего Камня сыграл важную роль в изменении самого Станниса. Он стал добрее, человечнее, думаете стал бы лорд Драконьего Камня идти на поклон к «каким то там горным кланам» и разводить «хиханьки да хаханьки» с Джоном Сноу? Нет, нет и еще раз нет, бесспорно, Твердыня Ночи место ещё более ужасное и к тому же полузаброшенное, но надеюсь Станнис там не задержится. И вообще если судить о «любви» Станниса к подобным местам, осмелюсь предположить, что он и в Харренхолле успеет по квартироваться, до Пайка уж думаю он не доберется.

    Одним словом, Мартин нужно отдать ему должное, сумел блестяще переплести чугунного монарха и остров каменных драконов в эдакое мрачное, мощное и по-настоящему королевское целое.
     
    Последнее редактирование: 18 дек 2013
  11. noyellow

    noyellow Межевой рыцарь

    Поначалу этот противоречивый герой вызывал у меня симпатию. Но, присмотревшись к нему поближе, я довольно быстро её лишилась. Попытаюсь объяснить, почему.

    1. 2. Станнис и братья.

    Станнис с самого детства страдает от зависти к Роберту, и та же история повторяется с Ренли. Он утонул в этом чувстве и не только не имеет желания всплывать, но и закапывается в саморазрушительный ил, сидя на дне.

    Положительные качества «классического Баратеона» - обаяние, умение заводить друзей и делать оных из врагов, харизма, щедрость и умение прощать – напрочь отсутствуют в Станнисе, и это по понятным причинам вызывает в нём некие негативные чувства.

    Есть чудное высказывание Джендри о Станнисе:

    – И лорд Станнис тоже расспрашивал тебя?
    – Лысый? Нет, он не сказал ни слова, только глядел на меня так, как будто бы я изнасиловал его дочь.


    Так вместо того, чтобы повзрослеть, наконец, отнестись с большей лёгкостью к миру, перестать воспринимать окружающих, словно они изнасиловали его дочь, и двигаться дальше Станнис усиленно взращивает в себе неприязненное отношение к братьям. Даже говоря о достоинствах их, он заставляет свои слова звучать как оскорбления.

    Роберта, даровавшего ему Драконий Камень, Станнис воспринимает как человека, лишившего его Штормового Предела, хотя причины на то были самые приземлённые. И ни разу в его голове не проскользнула мысль, что он вообще мог ничего ему не дать – ведь мысли слишком заняты младшим братом, этот самый Штормовой Предел получившим.

    К Ренли, который за время, пока Станнис прикидывался немым на Драконьем, успел и с Робертом остаться до конца, и армию собрать, и организовать союз с одним из самых могущественных Великих Домов Вестероса, он относится лишь с пренебрежением и недоумением к его начинаниям, тогда как озаботившись этим вопросом чуть раньше, мог бы лишить себя подобных переживаний.

    И эта несуразная зацикленность настолько въелась в Станниса, что даже после смерти братьев он не может перестать завистливо думать ни о молоте Роберта, ни о персиках Ренли.

    И за что только боги послали мне братьев? Скажи! – вопрошает Станнис. Но эта проблема остаётся за бортом – ведь Станнис принимает посильное участие в устранении каждого из них. Так что я бы спросила по-другому: за что боги послали Роберту с Ренли в братья Станниса?

    Станнис как человек закона и справедливости.

    По-моему, не по заслугам у него эта репутация.

    Около года Станнис знал о том, что имеет место быть государственная измена. При этом ни единой попытки сообщить об этом действующей власти не было, нет, Станнис хранил секрет как заправский партизан и не только не проявлял инициативу в попытках дать знать об этом королю, но и планомерно игнорировал письма Десницы с просьбой явиться в Совет и объясниться. Зато после смерти Роберта на этом фронте у Станниса началось поразительное оживление. Занятное совпадение.

    Привезя в Вестерос асшайскую колдунью, Станнис занялся делом со всех сторон отвратительным – насаживанием религии. Те, кто перестроиться не мог или не хотел, оказались убиты или в темницах, а впоследствии на кострах. Учитывая, что в исповедующих семибожие Речных Землях с комфортом расположился верный Старым Богам Рейвентри, в сердце старобожного Севера – Винтерфелле – построена септа для Кет, и даже приверженец религии Мелисандры – Торос – с уважением и пониманием относится к местам и людям, которые не хотят поклоняться его Рглору, очень сомневаюсь, что свобода вероисповедания в Вестеросе запрещена законом – нет, это лишь дивная инициатива Станниса.

    Даже совершив действительно хороший, годный поступок и выручив в сложной ситуации Ночной Дозор, Станнис пытается заставить эту по закону нейтральную, не участвующую в войнах лордов организацию воевать за него.

    Где, спрашивается, здесь следование букве закона – загадка.

    Нет на земле существа более жуткого, чем истинно справедливый человек, - говорит Варис о Станнисе. И я соглашусь – рубить пальцы своему спасителю, убивать и бросать в темницы верных своим богам, угрожать матери убийством её сына, находясь на мирных переговорах, жечь на кострах любого провинившегося – такое представление о справедливости ввергает в ужас.

    Станнис и долг.

    Когда кто-то, по мнению Станниса, должен Станнису, он об этом не забудет.

    У него вызывает искреннее недоумение, что вассалы Ренли внезапно присягнули Ренли – ведь когда-то порядка пятнадцати лет назад эти люди должны были с лёгкой руки Роберта стать вассалами Станниса, и существующая реальность его мало волнует.

    Он так возмущён, что Робб, который в отличии от него занят войной, а не педантичными поправками своих «писем счастья», не спешит лично явиться к нему на поклон, что начинает угрожать, а уж Ренли, не желающий на блюдечке преподнести ему готовую армию и ресурсы, руководствуясь одними лишь голословными утверждениями, вызывает у него лютое негодование.

    Но если долг выпал на долю Станниса, тут два варианта. Если он его выполняет, как в случае с Восстанием Роберта и Дозором, то не преминёт истребовать наград – практически отнимает и без того скудные ресурсы Дозора либо всю жизнь скрипит зубами, что свою должную награду – ШП – так и не получил.

    Второй вариант – когда он забывает о своём долге. Долге брата и вассала, например, который, имея информацию о государственной измене, должен о ней сообщить. Но это почему-то за долг в сознании Станниса не считается.

    7. Станнис как король.

    Станнис так и не научился смягчать свои речи, притворяться или льстить: он говорил то, что думал, и ему не было дела, нравится это другим или нет.

    Почти не обладающий дипломатичностью, он вряд ли в этом преуспеет.
    Имея странные представления о справедливости и начисто лишённый обаяния, он вряд ли когда-то будет искренне любим народом.

    Станнис не друг ни вам, ни мне. Даже братья едва способны переваривать его. Этот человек выкован из железа, жесткого и неподатливого. Усадите Станниса на Железный трон, и клянусь, страна немедленно обагрится кровью.

    Как бы я не относилась к Петиру Бейлишу, с этими его словами я солидарна. Ещё одного короля, который руководствуется лишь старыми обидами, Вестеросу, как мне кажется, совсем не требуется – он пострадал достаточно.

    Нужен ли нам такой король? На мой взгляд, нет.
     
  12. юма

    юма Оруженосец

    Станнис и справедливость.

    Станнис – человек справедливости, чести и долга. Ни этот ли замечательный набор качеств должен быть у того, кто хочет быть лидером и правителем?

    Первое, что ждет народ от своего правителя, – это справедливости. Умения наказывать виновных и награждать достойных. Ну и конечно готовности служить государству и самому народу. Именно к этому и стремится Станнис, а значит, и может стать наилучшим из возможных королей. Так ли это? И как отнестись к словам двух великих интриганов Вестеросса:

    Питера Бейлиша: «Усадите Станниса на железный трон и, клянусь, страна немедленно обагрится кровью» и

    Вариса: «Станнис — знаменитый и доблестный полководец. К тому же он полностью лишен милосердия. Нет на земле существа более жуткого, чем истинно справедливый человек».

    Что это игра в своих интересах или точное наблюдение весьма дальновидных людей?

    Итак, о Станнисе. Он атеист, что неоднократно говорилось. Правда атеизм у него имеет интересные корни. Он не ученый и не принципиальный прагматик, поскольку выше любого расчета ставит честь и долг. Станнис разуверился в богах, в Семерых, которые позволили погибнуть его родителям: "Я перестал верить в богов в тот самый день, как "Горделивая" разбилась в нашем заливе. Я поклялся никогда более не поклоняться богам, способным столь жестоко отправить на дно моих отца и мать. В Королевской Гавани верховный септон всё вещал, бывало, что добро и справедливость исходят от Семерых, но то немногое, что я видел из того и другого, проистекало всегда от людей".

    Допуская подобную смерть, Семеро продемонстрировали жестокость и несправедливость, а такие качества богов делают веру для Станниса невозможной. Если боги не носители справедливости, значит, их нет или они не нужны. Понятие справедливости уже тогда становится для Станниса выше веры. С этим мерилом он подходит к каждому событию своей жизни.

    Cильно ранит Станниса отсутствие у людей к нему того отношения, которое он заслужил, которое по праву должен был получить. Брат его не ценит:


    "Я отстоял Штормовой Предел – мои люди голодали, пока Мейс Тирелл и Пакстер Редвин пировали под нашими стенами. И что же, отблагодарил меня Роберт? Нет. Он отблагодарил Старка, за то, что снял осаду, когда мы уже перешли на крыс и коренья. По приказанию Роберта я построил флот, я правил Драконьим Камнем от его имени. И что же – может быть, он взял меня за руку и сказал: «Молодчина, брат, что бы я без тебя делал?»

    Люди неблагодарны и незаслуженно несправедливы в суждениях:

    "Роберт мог помочиться в чашу, и люди назвали бы это вином – я же предлагаю им ключевую воду, а они морщатся подозрительно и шепчут друг другу, что у нее странный вкус"

    В этом нет ничего необычного, очень по-человечески страдать от черной неблагодарности мира, но, жалея себя, человек сам редко бывает благодарен и справедлив по отношению к ближним. Станнис же наоборот очень последователен в своих суждениях, обвинениях и поступках. Причем справедливость и долг ходят у него рука об руку. Эти понятия для человека в статусе короля связаны напрямую. Справедливость, кроме всего прочего, – соответствие человеческим законам, отношениям и требованиям (Justice), а следить за этим соответствием - долг короля.

    Если мы будем рассматривать решения, которые он принимает на протяжении повествования, то везде найдем одну путеводную нить – справедливость, воплощенную в королевском долге, или долг, следующий справедливости.

    Как бы ни была неприятна история с Крессеном, мейстер сам размешал и выпил свой яд, как бы ни был самоволен своеобразный суд Мелиссандры, без оглядки на короля, – он по сути своей достаточно справедлив, поэтому допустим.

    Сделать выбор в отношении Эрика Шторма с системой ценностей, основанной на категориях справедливости и долга, весьма сложно. Эрик ни в чем не виновен - значит, его смерть несправедлива. Но если кровавые жертвы доказали свою эффективность (гибнут три лжекороля), то, возможно, принцип малой крови во имя спасения многих – справедлив? «Я должен принести в жертву пламени одного ребенка, чтобы спасти тысячи тысяч». А долг короля заключается в принесении справедливой жертвы?

    Нужно отдать Станнису должное, он не лицемер, не лжец, а человек, который искренне верит в высшую силу справедливости. Но вера не делает короля дураком, поэтому он понимает, насколько сомнительна смерть невинного ребенка даже ради великих целей. Пока понимает. Поэтому, вероятно, Станнис был даже рад, что от окончательного решения, сложного морально-нравственного выбора в отношении Эрика Шторма его Давос избавил.

    Что касается всех остальных - гибнущих на костре, к ним Станнис безжалостен – за сжигаемыми, так или иначе, вина: предательство, отступничество, преступления против государства, каннибализм. Король, не вникая в тяжесть вины, легко отправляет этих людей на самую мучительную смерть. Милосердная смерть – понятие от него далекое, разницы как умирать, видимо, не существует.

    Весьма нестандартное решение в отношении Давоса показывает, насколько маниакально король проводит в жизнь свою религию справедливости. "Хороший поступок не может смыть дурного, как и дурной не может замарать хороший. И за тот, и за другой положена своя награда". Отрезанные пальцы и лордство. Выбор Станниса поражает воображение. Вряд ли кто-либо из героев ПЛИО поступил бы так же и уж, конечно, не его брат Роберт, который скорее бы простил и наградил. Но в этом слишком справедливом решении есть привкус безумного начетничества, фарисейства, Станнис фанатично следует букве своих принципов, не думая о сути деяния.

    Хотелось бы сказать еще два слова о Станнисе и его необычной Деснице – Давосе. Чьи только сердца не согреет эта чудная пара? И сам тот факт, что король ценит не людей знатных фамилий, а людей долга и чести кажется весьма достойным. И как легко Станнис в ответ на сомнения Давоса по поводу того, что истинные лорды его не будут слушать, заявляет: «Заведем новых лордов». Прямо образ народного короля. Смена старой элиты на новую. Легко! Беда только в том, что такие политические развороты во имя народа, чести и справедливости влекут кровавые реки.

    В высказываниях короля то и дело звучит то скрытая, то явная угроза:

    "Эти лорды, собравшиеся под знамя моего брата, знали, что он узурпатор. Они повернулись спиной к своему истинному королю потому лишь, что мечтали о власти и славе, и я узнал им цену. Да, я простил их - но ничего не забыл"

    "Семеро посылали мне разве что воробьёв. Пришло время попробовать другую птицу, Давос. Красного ястреба"

    "Я пришёл к ним как нищий, и они насмеялись надо мной. Ну что ж - я не стану больше просить, а им будет не до смеха"

    "Железный Трон мой по праву, и всякий, кто отрицает это, мой враг"

    Много очков в глазах читателей Станнис заработал, встав на защиту Дозора и лично Джона. Он и здесь верен тем же принципам – долг и справедливость. Кроме того, между Джоном и Станнисом наблюдается определенное сходство.

    И тот и другой стоически переносили неблагодарность, непризнанность, оба живут по велению долга и чести. Кажется, они понимают друг друга без слов, ценят, уважают. Описано и столкновение характеров, когда Джон отстаивает интересы Дозора, а Станнис требует то, на что, как он считает, имеет право: земли, замки, военную поддержку. Но это столкновение не отменяет взаимного уважения.

    Тем не менее, между ними есть весьма существенная и даже определяющая разница. Джон доверчив, открыт и в момент трудного жизненного выбора позволяет себе решать сердцем. Любовь к Игритт, попытка побега, порыв оставить Стену во имя спасения Арьи и Винтерфелла – поступки, которые вряд ли бы совершил Станнис, будь он на месте Джона.

    Следование долгу для Джона сознательный выбор, который в определенных жизненных обстоятельствах он способен пересмотреть, для Станниса – фанатичная страсть, которому он подчиняет свою жизнь, деятельность и рассудок.

    В целом Станнис – образ идейного фанатика, для которого справедливость есть объект абсолютного служения, определяющий логику его душевных метаний и политических действий. Других точек отчета, других мотивов поступков у него не существует. Семь бед – один ответ. Долг и справедливость – основа чести короля.

    Что в этом плохого? Были чудные исторические личности - носители схожих ценностей. Например, Робеспьер.

    Фанатизм всегда влечет жажду власти и потребность подчинить людей своим представлениям любой ценой (если уж ты сам подчинил себя полностью и искренне веришь в правильность выбора).

    Жесткость, холодность, гордость, воля, отсутствие улыбки и смеха – неизменные спутники фанатизма. Особенно отсутствие смеха. Смех – это умение увидеть действительность с изнанки, снять покровы, разоблачить, сменить ракурс, а фанатизм всегда выбирает одну точку отсчета.

    Будет ли Станнис королем Вестеросса? Думаю, нет.

    Станнис, как и все идейные фанатики, собирают на первых парах армии почитателей и последователей, даже среди лучших (Джон, например), но их век, как показывает история, недолог. Все дело в неизменном обаянии цельной личности, лишенной метаний и несимпатичных противоречий. Но цельность фанатика, оборачивается диктатурой, вопрос только как быстро это произойдет. Когда получит надежду на победу или когда победит?

    Совершенно не важно, сколько северян Станнису удалось привлечь и в чьем лагере предатели. Книга – не история, здесь все определяется волей и замыслом автора, он может, как собрать, так и развеять армию и каждый раз делать это убедительно и реалистично. Да и рояль в кусты ставит Мартин мастерски.

    Почему я думаю, что Мартин не исполнит желания Станниса сесть на ЖТ? Потому, что он, что бы ни говорил, пристрастен, у него есть явно выраженные любимые герои, а в таких героях всегда отражаются ценности и мировоззрение самого автора. И если Мартин, например, любит Тириона, то Станнис вряд ли ему симпатичен.

    Почему я их сравниваю? Оба сделали много полезного на благо государства и семьи, оба обделены родными и жизнью, не дождались слов благодарности и элементарной справедливости. И тот и другой не вызывают у людей никакой симпатии и непривлекательны. Один скрипит зубами, не пьет и не улыбается, зато борется за власть и позволяет из идейных соображений убить брата. Другой пьет, буянит, много шутит, убегает в никуда и убивает отца в эмоциональном порыве. Можно вспомнить и Денни и Арью. Все любимцы – ни разу не сухари.

    Фавориты автора могут быть разными, но вряд ли полностью противоположенными.

    И маленький штрих.

    Особенным маркером личности Станниса является для меня подвешенный в его башне Теон Грейджой. Он поступил с ним, безусловно, справедливо и честно. Более того, очень такая наглядная демонстрация короля-justice. Но сама картинка - дурно пахнущий, седой уродец, постанывающий от боли, раскачивающийся и дергающий ногами над занимающимся государственными делами, сосредоточенным королем, - вызывает омерзение. Омерзительная справедливость лишена привлекательности. Говорят, дьявол в деталях, но фанатизм деталей не замечает.

    Поэтому, закончу тем, чем начала: «Нет на земле существа более жуткого, чем истинно справедливый человек».
     
    Последнее редактирование модератором: 28 фев 2014
  13. Убийца Матрешек

    Убийца Матрешек Знаменосец

    5. Станнис времен военных действий в Вестеросе. Характеристика как полководца и флотоводца
    [​IMG]
    На эту статью меня с подвигло эссе Джона Рокстона (http://7kingdoms.ru/talk/threads/4208/)

    На сколько хорошим полководцем является Станнис Баратеон?

    Первой и одной из главнейших побед Станнис является – защита Штормового предела. Во время Восстание Роберта Баратеона, глава повстанцев был на голову разбит в битве при Эшфорде. И ему пришлось в срочном порядке уехать в Речные земли для продолжения борьбы. Тем самым подставив свою вотчину под прямой удар от всей мощи Простора. Вы только подумайте – Тиреллы ( самая большая армия в Вестеросе), Редвины (самый большой флот в Вестеросе), Рованы ( могущественный малый дома Простора) и это еще не предел, наверняка были и другие знаменосцы Хайгардена. И против всего этого 17 летний мальчишка без опыта военных действий. Целый год продолжалась блокада крепости, как по суше, так и на море, гарнизон съел все припасы, перешел на лошадей, собак и даже крыс, но все равно не сдался. Еще бы, ведь как сказал Мартин:

    «Штормовой Предел не представлял стратегического значения с географической точки зрения, однако это была основа военной мощи Роберта, такая же значимая для Баратеонов, как Винтерфелл для Старков. Если бы этот замок пал, Роберт потерял бы свой дом и свои земли... и двое его братьев оказались бы заложниками в руках врага — это все ценные приобретения. И падение Штормового Предела убедило бы многих штормовых лордов, поддерживающих его, что настало время преклонить колени».

    По сути у него даже не было выбора, нужно было держаться во чтобы то ни стало. В итоге потом подошел Эддард Старк и снял блокаду, а упрямый мальчишка уже получил повсеместную известность юного военачальника. И спустя годы сам лорд Старк помнил про этот подвиг и рекомендовал Станниса на важный пост:

    «Но нам нужен Хранитель Востока. Если не подходит Роберт Аррен, пусть это будет кто-нибудь из твоих братьев. Станнис, например, он хорошо проявил себя при осаде Штормового Предела.»

    Но не прошло и года, как Станнис приказом короля был отправлен захватить родовое гнездо Таргариенов, а именно остров Драконий Камень. В то время как на материке повстанцы уже установили свою власть, оставался еще непокорный остров – военно-морская база старого режима. Станнису было поручено построить флот и «добить недобитков». Восемнадцатилетний адмирал – сами понимаете, опять же без особого опыта в военно-морских делах. Но в дело вмешалась случайность, невиданный доселе шторм уничтожил весь драконий флот. Таким образом Станнису оставалось только прибыть на остров и принять капитуляцию.

    Следующий случай показать свой полководческий талант выпал только через 5 лет. Бейлону Грейджою вздумалось вернуть «старый закон». И ведь его дела поначалу шли достаточно неплохо, но ровно до того момента, пока не вмешался Станнис. Брат короля пригнал королевский флот, усилил его флотом с Арбора и устроил форменный разгром у Светлого острова. Станнис единственный персонаж из всех описанных Мартином, которому удалось разбить островитян на море. А позже Станнис занял Старый Вик – священный остров для железнорожденных, по преданию именно там Серый Король убил Наггу и правил оттуда тысячу и семь лет. А среднего Баратеона после этого запомнили на ЖО надолго:

    ««Я могла бы предложить ему свое молодое тело», — подумала Аша, откинув волосы с глаз, но Станнис женат, она замужем, и между ним и островами старые счеты.»

    Именно таким подошел к началу саги Станнис Баратеон – уважаемый полководец, лучший из ныне живущих адмиралов, человек не проигравший ни одной битвы и доводивший до победы любое предприятия за которое брался. А потом грянул гром: дело бастардов, Станнис прикинул, что к чему и понял, что пришла пора вступить в борьбу. Он увел королевский флот на Драконий Камень, сумел собрать там небольшую армию, подключил наёмников, полностью заблокировал въезд на остров и стал ждать благоприятного момента для выступления. Поначалу Станнису сопутствовала удача, без потерь он сумел: низложить самого опасного претендента на престол, захватить Штормовой Предел, заручиться поддержкой штормовых и просторовских лордов. И наконец то выступить на штурм столицы.

    Битва на Черноводной. Конечно, король Станнис знал, что это самый лучший момент для штурма: Тиреллы выбыли из игры вместе с королем Ренли, Тайвин Ланнистер в Речных землях, контингент в столице не большой, флот и вовсе почти отсутствует. Это мнение короля и оно верно, но неужели флотоводец Станнис никогда не слышал и не знал о существовании цепей в гавани? Неужели он даже не мог этого предположить? Неужели Станнис, который интересуется историей, имеет практичный склад ума и знает какими силами располагает какой дом, не знал о существовании Гильдии Алхимиков и диком огне? Но в том то и дело, что Станнис до Черноводной был совсем другим человек, гордым, надменным, с излишней самоуверенностью. Не исключено, что у Станниса после создания двух теней, слегка помутился рассудок и он пребывал в прострации. Он плюнул на советы Мелисандры, он поставил адмиралом своего шурина, он пошел на битву с гордо поднятым носом. В итоге он получил звончайшую оплеуху, которая бы поставила бы крест на политической карьере более заурядного человека. Но не Станниса... Станнис из тех, кто говоря современным языком "упал, отжался, встал и вновь ринулся в бой". Не даром лорд Тайвин, у которого "глаз-алмаз" на свои своих политических противников с точностью до грамма, так отозвался о Станнисе, которого другие уже "списали" на слом.

    «— Прекрасно, — отозвался Пицель. — Пусть Станнис сидит в Лиссе хоть до конца своих дней. Наконец-то мы избавились от него и его амбиций.

    — Вы что, окончательно поглупели, когда Тирион сбрил вам бороду? Мы говорим о Станнисе Баратеоне. Это человек, который будет драться до конца и еще дольше. Если он ушел с острова, это может значить только одно: он намерен возобновить войну. Скорее всего он высадится у Штормового Предела и попытается поднять прибрежных лордов. Если так, то он обречен. Но если он поступит более смело и рискнет метнуть свои кости, он может отправиться в Дорн. Перетянув на свою сторону Солнечное Копье, он будет вести свою войну еще много лет.»

    А дальше Станнис собирает свои силы и отправляется спасать дозорных. Король высадился в Восточном Дозоре, соединился с силами Коттера Пайка и обходными путями помчался бить одичалых. Поставив наперед черных братьев, Баратеон сумел замаскировать своих рыцарей и Манс еще держался некоторое время. В самый же ответственный момент вперед пошла конница короля. Она смела конных Хармы убив последнюю, окружила основные силы Манса и заставила его капитулировать.

    «Из леса появлялось все больше людей – не только рыцари, но и вольные всадники, и конные лучники, и латники в круглых шлемах, десятки и сотни человек. Над ними реяли знамена… целое море желтых знамен с красной эмблемой – чей это герб?

    Из дыма показался еще один клин одетых в доспехи всадников с особенно большими, королевскими знаменами. На одном, желтом, с длинными фестонами, рдело горящее сердце, на другом, цвета кованого золота, гарцевал черный олень… трубы запели снова, и рыцари двинулись в атаку с кличем:

    – Станнис! Станнис! СТАННИС!»

    Так закончилась одна из самых красивых и значимых битв в саге, Ночной Дозор, да чего уж греха таить не только Дозор, но и весь Север был спасен от экспансии одичалых, а Станнис Баратеон сумел доказать, что борьба еще не закончена. Проявив незаурядные способности полководца Станнис сумел разбить противника превосходящего его числом более чем в 20 раз. Последний раз такое удавалось Эйегону Завоевателю, да и то лишь с использованием драконов.

    Последняя на данный момент битва Станниса, но не последняя по значению. Спустя некоторое время после битвы у Черного замка, король отправился на Винтерфелл, попутно захватив и освободив Темнолесье. Объединенные войска Станниса, горных и лесных кланов ударили с севера, догнали отступивших железнорожденных, перебили большую часть, оставшихся взяли в плен.

    ««Неправильно это, — подумала Аша. — В водных чертогах Утонувшего Бога труб нет. Водяные с русалками чествуют своего повелителя, дуя в раковины».

    Ей виделись пылающие сердца и черный олень с огненными рогами посреди золотого леса.»

    Так что же мы имеем в итоге, Станнис Баратеон прошел через многие сражения и сумел зарекомендовать себя, как военный многопрофильный специалист: защита крепостей, взятие крепостей, морские сражения, сражения наземные, бой с превосходящими силами противника. Конечно, есть у него и досаднейший промах, но ведь мы помним о Роббе Старке, который не проиграл ни одной битвы и где он сейчас? В то время как Станнис идет к своей заветной цели и нас наверняка ждет еще ни одна битва с его участием. В конце хотелось бы добавить, что Станнис мне своим беспощадным упорством напоминает принца Вильгельма Оранского, ставшего английским королем Вильгельмом III. Тот как-то сказал своему оппоненту, который убеждал, что тот в безвыходной ситуации: «Безусловно, моя страна в большой опасности, но есть верный способ никогда не увидеть ее гибели - умереть на последнем рубеже».
    Сделано при содействии леди LaL
     
    Последнее редактирование: 6 мар 2014
    Сэмюэль Ваймс, m_virt, Nicki и 15 другим нравится это.