Готово «Принцесса и королева» (перевод готов)

Тема в разделе "Наши переводы", создана пользователем Xanvier Xanbie, 5 апр 2013.

  1. Xanvier Xanbie

    Xanvier Xanbie Мейстер

    Перевод закончен.

    PDF (архив) - FB2 (архив) - DOC

    (The Princess and The Queen, doc)

    Переводчики:
    Xanvier Xanbie (1, 16, 19, 20, 24, 33, 34, 37)
    Shtee (2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 11, 18, 26, 35)
    Айгер (9, 13, 21, 28, 38)
    Daenys (10, 12, 22, 39)
    Thoros (14)
    el_bandito (15)
    Psyzoo (17, 23)
    Daena (25, 27, 36)
    po6epm (29)
    Xenia (30, 31, 32, 40)

    Редакторы:
    ЛедиЛёд
    Sergey190168
    SolarBless
    NightScorpion
    po6epm
    Drezden
     
    Последнее редактирование модератором: 21 авг 2015
    Dragonknight, Famanoran, S_T_A_R_K и 28 другим нравится это.
  2. Xanvier Xanbie

    Xanvier Xanbie Мейстер

    http://www.tor.com/stories/2013/07/dangerous-women-george-r-r-martin-excerpt

    ПРИНЦЕССА И КОРОЛЕВА
    ИЛИ
    ЧЕРНЫЕ И ЗЕЛЕНЫЕ


    История о причинах, истоках, битвах и предательствах времен наитрагичнейшего кровопролития, известного как Танец драконов, записанная архимейстером Гильдейном из Цитадели в Староместе

    Часть 1

    "Танец драконов" - под таким выспренным названием вошли в историю годы яростной междоусобицы, когда две враждующие ветви дома Таргариенов боролись за Железный трон Вестероса: 129-131 В.Э. Удивительно неуместным нам представляется слово "танец" как описание темных, бурных, кровавых деяний этой эпохи - нет сомнений, что такое название выдумал какой-то певец. Много более достойным было бы наименование "Погибель драконов", но традиции и время клеймом выжгли поэтический оборот на страницах истории, и нам придется танцевать вместе со всеми прочими.

    После смерти короля Визериса I Таргариена обнаружились два основных претендента на Железный Трон: дочь Визериса Рэйнира - его единственное выжившее дитя от первого брака, и Эйгон, старший сын от второй жены. Хаос, вызванный их соперничеством, заставил и других искать короны - эти претенденты, как скоморохи, пыжились на исторической сцене недели две или месяц, прежде чем пасть настолько же скоро, насколько они вознеслись.

    Танец разделил Семи Королевств надвое: лорды, рыцари и простой люд выказали поддержку одной стороне либо другой, взяли в руки оружие и пошли друг на друга войной. Даже сам дом Таргариенов разделился, ибо каждый из претендентов втянул в войну родных, родственников и детей. За два года войны пало множество великих лордов Вестероса, а в равной степени их знаменосцев, рыцарей и подданных. Хотя королевский род пережил войну, она преизрядно подорвала власть Таргариенов, а число драконов - последних в мире - сильно уменьшилось.

    Танец был войной особого рода, не похожей на любую другую войну во всей долгой истории Семи Королевств. Да, войска выступали в поход и сходились в яростной сече, но больше сражений состоялось на воде, и - особенно - в воздухе, когда дракон бился с драконом зубами, когтями и пламенем. В равной степени коварство, смертоубийство и предательство отмечали эту войну, которую вели не только в поле, но в тенях и на лестницах, в палатах совета и дворах замков кинжалами, ложью и ядом.

    Долгое время остававшийся закулисным конфликт вспыхнул пламенем на третий день третьей луны 129 В.Э., когда больной, прикованный к постели король Визерис I Таргариен сомкнул глаза, чтобы вздремнуть, в Красном Замке в Королевской Гавани, и умер, не просыпаясь. Его тело было обнаружено слугой в час летучей мыши, когда, согласно заведенному королем обычаю, в опочивальню принесли чашу вина с пряностями. Первым же делом слуга сбежал по лестнице вниз - доложить королеве Алисенте, чьи покои находились под королевскими.

    Слуга доставил скорбную весть непосредственно королеве и только ей одной, не поднимая общей тревоги. Кончины государя ожидали уже в течение некоторого времени, и королева Алисента и ее партия, так называемые зеленые*, приняли меры заранее, разъяснив всем стражникам и слугам Визериса, что надлежит делать в день смерти короля.

    * В 111 В.Э., в Королевской Гавани состоялся большой турнир в честь пятой годовщины брака короля с королевой Алисентой. На открытии празднества королева носила зеленое платье, в то время как принцесса горделиво облачилась в цвета Таргариенов: красный и черный. Это заметили, а позже завели обычай говорить о «зеленых» и «черных», имея в виду партию королевы и партию принцессы соответственно. Что до самого турнира, на нем возобладали черные, когда сир Кристон Коль, носящий ленту в знак отличия принцессы Рэйниры, выбил из седла всех защитников королевы, в том числе двух ее кузенов и ее младшего брата, сира Гвейна Хайтауэра.

    Королева Алисента тотчас же отправилась в опочивальню короля в сопровождении сира Кристона Коля, лорда-командующего Королевской Гвардии. Как только они удостоверились, что Визерис почил с миром, светлейшая государыня приказала опечатать покои и приставить к ним стражу. Слуга, нашедший короля мертвым, также был взят под стражу, дабы не распространялись слухи о королевской кончине. Сир Кристон вернулся в башню Белого Меча и разослал своих братьев по Гвардии с приказом разбудить и созвать членов Малого совета. Это был час совы.

    Тогда, как и сейчас, присяжное братство Королевской Гвардии состояло из семи рыцарей, мужей доказанной верности и несомненного мастерства, принесших торжественную клятву: посвятить свою жизнь делу защиты короля и его близких. В Королевской Гавани в момент смерти Визериса находилось лишь пять белых плащей; сам сир Кристон, сир Аррик Каргилл, сир Рикард Торн, сир Стеффон Дарклин и сир Уиллис Фелл. Сир Эррик Каргилл (брат-близнец сира Аррика) и сир Лорент Марбранд, находившиеся с принцессой Рэйнирой на Драконьем Камне, оставались в неведении и не участвовали в деле, которым занялись их братья по оружию - отправиться в ночь и вынуть членов Малого совета из постелей.

    Итак, вот кто совещался в покоях королевы, пока тело ее порфироносного супруга остывало этажом выше: сама королева Алисента, отец ее сир Отто Хайтауэр, десница короля; сир Кристон Коль, лорд-командующий Королевской Гвардии; великий мейстер Орвиль; лорд Лиман Бисбери, мастер над монетой, старик восемьдесяти лет; сир Тиланд Ланнистер, мастер над кораблями, родной брат лорда Утеса Кастерли; Ларис Стронг по прозвищу Косолапый Ларис, лорд Харренхолла и мастер над шептунами; и лорд Джаспер Уайлд по прозвищу Железный Посох, мастер над законами.

    Великий мейстер Орвиль открыл заседание перечислением обычных задач и поручений, которые надобно было исполнить в связи со смертью короля. Он сказал следующее:

    - Нужно вызвать септона Юстаса, чтобы тот отправил над телом последние обряды и помолился за упокой королевской души. Еще надобно отправить ворона на Драконий Камень, чтобы сообщить принцессе Рэйнире о кончине ее отца. Не изволит ли светлейшая государыня самолично написать сообщение, чтобы смягчить горестную весть словами соболезнования? Далее, о смерти короля всегда объявляют колокольным звоном - за этим кто-то должен проследить, и, конечно, мы должны начать подготовку к коронации королевы Рэйниры...

    Сир Отто Хайтауэр оборвал его:

    - Все это может и подождать, - заявил он, - пока не разрешится вопрос престолонаследия.

    Будучи десницей, сир Отто был уполномочен говорить от имени короля, даже восседать на Железный Трон в отсутствие царя. Визерис даровал ему право властвовать над Семи Королевствами, и власть эта должна была принадлежать сиру Отто "до тех пор, пока не будет коронован новый король".

    - Пока не будет коронована наша новая королева, - язвительно ввернул лорд Бисбери.

    - Король, - возразила королева Алисента. - Железный Трон по праву должен перейти к старшему сыну светлейшего государя.

    Вспыхнувший спор продолжался всю ночь до рассвета. Лорд Бисбери выступал от имени принцессы Рэйниры. Престарелый мастер над монетой, служивший королю Визерису в течение всего правления последнего, а до того и отцу Визериса, старому королю Джэйхэйрису, напомнил Совету, что Рэйнира старше своих сводных братьев, и у нее в жилах больше крови Таргариенов, что покойный король сам выбрал ее в качестве наследницы, что Визерис неоднократно отказался изменить порядок престолонаследия, несмотря на мольбы королевы Алисенты и ее зеленой партии, что сотни лордов и рыцарей-ленников в 105 В.Э. склонили колено перед принцессой и торжественно поклялись защищать ее права.
     
    Последнее редактирование: 3 дек 2013
    Rosamund, BloodRaven, ЗараТМ и 71 другим нравится это.
  3. Xanvier Xanbie

    Xanvier Xanbie Мейстер

    Организационная тема для перевода повести «Принцесса и королева»
     
    Последнее редактирование модератором: 3 дек 2013
    Shtee, AlissaN, BFGIOk и 2 другим нравится это.
  4. Xenia

    Xenia Знаменосец

    Есть текстовый файл. Переводчикам пригодится, надеюсь.
    Пароль: имя династии, русскими буквами, первая заглавная, единственное число.
    --- Склейка сообщений, 30 ноя 2013 ---
    На всякий случай напоминаю, что до слов "Ser Tyland pointed out" текст уже был переведён.
     

    Вложения:

    • pik.rar
      Размер файла:
      66,6 КБ
      Просмотров:
      81
    Peter-88, Lady Snark, AlissaN и 11 другим нравится это.
  5. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Часть 2.

    Но эти доводы остались неуслышанными. Сир Тайлэнд указал, что многие из лордов, поклявшихся защищать право наследования принцессы Рэйниры, были давно мертвы. "Прошло 24 года" - сказал он, - "Сам я той клятвы не приносил. Я был ребенком в то время." Айронрод, мастер над законами, сослался на Великий Совет 101 и выбор Старого Короля в пользу Бэйлона, а не Рэйнис в 92, затем пространно рассуждал об Эйгоне Завоевателе и его сестрах и священной андальской традиции, по которой права законнорожденного сына всегда выше прав всего лишь дочери. Сер Отто напомнил им, что супругом Рэйниры был никто иной, как принц Дэймон. "Мы все знаем о его природе. Можете не сомневаться,что стоит Рэйнире сесть на Железный Трон, править нами будет Дэймон, король-консорт столь же жестокий и неумолимый, каким был Мэйгор. Моя голова будет отрублена первой, в этом я не сомневаюсь, но ваша королева, моя дочь, вскоре разделит мою судьбу."

    Королева Алисента вторила ему. “Они не пощадят и моих детей” - объявила она, - “Эйгон и его браться законнорожденные сыновья короля, обладающие большими правами на престол, чем её выводок бастардов. Дэймон найдет какой-нибудь предлог предать смерти их всех. Даже Хелэйну и её малышей. Один из этих Стронгов лишил Эймонда глаза, нельзя забывать. Он был мальчиком, да, но из мальчика получается мужчина, а бастарды чудовища по натуре."

    Заговорил сер Кристон Коль. “Если принцесса будет править”, напомнил он им, “Джекэйрис Веларион будет править после неё. Семеро спасите это королевство, если мы посадим бастарда на Железный Трон." Он говорил о рэйнириной распущенности и бесчестии её супруга. "Они превратят Красный Замок в бордель. Ничья дочь не будет в безопасности, ничья жена. Даже мальчики... мы знаем, кем был Лэйнор.”

    Не было запротоколировано, что лорд Ларис Стронг говорил во время тех дебатов, но это не удивительно. Хоть и бойкий на язык, когда это нужно, мастер над шептунами берег свои слова, словно скряга - монеты, предпочитая слушать, а не говорить.

    "Если мы сделаем это," предупредил совет Великий Мейстер Орвиль, "это непременно приведет к войне. Принцесса не станет покорно держаться в стороне, и у неё есть драконы".

    "И друзья." - объявил лорд Бисбери. "Люди чести, которые не забудут клятв, принесенных ей и её отцу. Я стар, но не настолько, чтобы просто сидеть, пока подобные вам замышляют украсть её корону". Произнеся это, он встал, чтобы выйти.

    Но сир Кристон Коль толкнул его обратно на его сиденье и рассек его горло кинжалом.

    Таким образом, первая кровь, пролитая в Танце Драконов, принадлежала лорду Лиману Бисбери, мастеру над монетой и казначею Семи Королевств.

    Никаких иных возражений после его смерти не последовало. Остаток ночи прошел в планировании коронации нового короля (все согласились, что дело должно быть сделано быстро) и создании списков возможных союзников и потенциальных врагов на случай, если принцесса Рэйнира откажется признавать восшествие короля Эйгона на престол. Зная об уединении готовящейся родить принцессы на Драконьем Камне, зеленые королевы Алисенты радовались своему преимуществу; чем дольше принцесса пребудет в неведении о смерти короля, тем медленнее она будет предпринимать ответные шаги. “Может быть, шлюха умрет во время родов” сказала королева Алисента.

    Ни один ворон не был отправлен той ночью. Ни один колокол не прозвенел. Слуги, знавшие о смерти короля, были отправлены в подземелья. На сера Кристона Коля было возложено задание взять под стражу "черных", оставшихся при дворе, тех лордов и рыцарей, которые могли склониться на сторону принцессы Рэйниры.

    "Не причиняйте им вреда, если они не окажут сопротивления." - приказал сир Отто Хайтауэр. "Тем, кто склонит колено и поклянется в верности королю Эйгону, не грозит вред от наших рук."

    "А те, кто не сделает этого?" - спросил Великий Мейстер Орвиль.

    "Предатели," сказал Айронрод, "и должны умереть смертью предателей."

    И тогда лорд Ларис Стронг, мастер над шептунами, заговорил в первый и единственный раз. "Пусть мы будем первыми, кто поклянется," сказал он, "чтобы не было предателей среди нас." Обнажив свой кинжал, Косолапый провел им поперек ладони. "Клятва крови," потребовал он, “чтобы связать всех нас вместе, сделав братьями до смерти.”

    И каждый из заговорщиков полоснул свои ладони и взялся за руки с другими, клянясь в братстве. Королева Алисента единственная среди них была освобождена от принесения клятвы, так как была женщиной.
     
    Последнее редактирование: 3 дек 2013
    Rosamund, ЗараТМ, Peter-88 и 43 другим нравится это.
  6. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Часть 3.
    Начинался рассвет, когда королева Алисента послала Королевских Гвардейцев привести её сыновей на совет. Принц Дейрон, самый мягкий из её детей, оплакивал смерть своего предка. Одноглазый принц Эймонд, 19-ти лет, отыскался в оружейной, надевавшим броню и кольчугу для своих утренних тренировок во дворе замка.

    “Эйгон стал королем,” – спросил он сера Виллиса Фелла, - “или нам придется преклонить колени и поцеловать щель старой шлюхи?”

    Принцесса Хелейна завтракала со своими детьми, когда гвардейцы пришли к ней... но когда её спросили о местонахождении принца Эйгона, её брата и супруга, она сказала только: “Он не в моей постели, будьте уверены. Если хотите, можете поискать под одеялами.”

    Принц Эйгон был с любовницей, когда его нашли. Поначалу принц отказывался быть частью планов матери. “Моя сестра является наследницей, не я.” – говорил он. “Какой брат украдет право рождения у сестры?” Только когда сер Кристон убедил его в том, что принцесса наверняка казнит его и его братьев, надев корону, Эйгон заколебался. “Пока хоть один законнорожденный Таргариен жив, ни один Стронг не может надеяться сесть на Железный Трон” – сказал Коль. “У Рейниры нет иного выхода, кроме как обезглавить вас, если она желает, чтобы её бастарды правили после неё.” Это, и только это убедило Эйгона принять предложенную Малым Советом корону.

    Сер Тайлэнд Ланнистер был объявлен мастером над монетой вместо покойного лорда Бисбери, и немедленно начал действовать, завладев королевской сокровищницей. Золото короны было поделено на 4 части. Одна была поручена заботам Железного Банка Браавоса, другая под мощой охраной была отослана в Кастерли Рок, третья отправлена в Олдтаун. Остальное богатство было предназначено для взяток, подарков и оплаты наемников, если в них возникнет нужда.

    Чтобы заполнить место сера Тайлэнда на посту мастера над кораблями, сер Отто обратил взор на Железные Острова и отправил ворона к Далтону Грейджою, Красному Кракену, дерзкому и кровожадному Лорду-Жнецу Пайка, предложив ему адмиральское звание и место в совете за его преданность.


    Прошел день, за ним другой. Ни септоны, ни молчаливые сестры не были призваны в покой, где лежал король Визерис, раздувшийся и гниющий. Не звонило ни колокола. Вороны летели, но не на Драконий Камень. Вместо этого они направлялись в Олдтаун, в Кастерли Рок, в Риверран, в Хайгарден и ко многим другим лордам и рыцарям, которых королева Алисента имела причины считать симпатизирующими её сыну.

    Анналы Великого Совета 101 были извлечены на свет и тщательно изучены, и было взято на заметку, какие лорды поддержали Визериса, а какие – Рейнис, Лейну или Лейнора. Собравшихся лордов, предпочитавших претендента-мужчину претендентке-женщине, было 20 на одного, но были и несогласные, и эти дома, наиболее вероятно, предоставили бы свою поддержку Рейнире в случае, если дело дойдет до войны. Принцесса получит Морского Змея и его флоты, счел сер Отто, и, скорее всего, других лордов восточного побережья: лордов Бар Эммона, Мэсси, Селтигара и Крэбба. Может быть, даже Вечернюю Звезду Тарта. Всё это были меньшие силы, за исключением Веларионов. Северяне внушали больше опасений: Винтерфелл высказался на стороне Рейнис в Харренхоле, как и знаменосцы лорда Старка - Дастин из Барроутона и Мандерли из Белой Гавани. Невозможно было положиться и на дом Аррен, ибо Орлиное Гнездо ныне управлялось женщиной, леди Джейни, Девой Долины, чьи права могли бы подвергнуться сомнению, если принцесса Рейнира будет лишена короны.

    Величайшей опасностью виделся Штормовой Предел, так как дом Баратеон всегда был преданным сторонником претензий принцессы Рейнис и её детей. Хотя старый лорд Бормунд скончался, его сын Боррос был даже более воинственным, чем отец, и меньшие штормовые лорды определенно последовали бы за ним.

    “Значит, мы должны убедиться, чтобы он привел их к нашему королю” – заключила королева Алисента, после чего послала за своим вторым сыном.

    Таким образом, не ворон отправился в Штормовой Предел в тот день, но Вхагар, старейший и огромнейший из драконов Вестероса. На его спине восседал принц Эймонд Таргариен, с сапфиром вместо отсутствующего глаза.
     
    Последнее редактирование модератором: 3 дек 2013
    Rosamund, ЗараТМ, Peter-88 и 43 другим нравится это.
  7. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Часть 4

    “Твоя цель – заполучить руку одной из дочерей лорда Баратеона.” – сказал ему его дед сер Отто перед тем, как тот улетел. “Я не подведу” – хвастливо ответил Эймонд. “Эйгон получит Штормовой Предел, а я получу девушку.”

    К тому моменту, как отбыл принц Эймонд, вонь из королевской спальни распространилась по всей Крепости Мейгора, и множество диких историй и слухов разошлось по замку и королевскому двору. Подземелья под Красной Крепостью поглотили столько людей, заподозренных в предательстве, что сам Великий Септон заинтересовался этими исчезновениями и послал весть из Звёздной Септы Олдтауна, спрашивая о некоторых из пропавших. Сер Отто Хайтауэр, самый последовательный человек, который когда-либо служил Десницей, желал больше времени для приготовлений, но королева Алисента понимала, что откладывать долее нельзя. Принц Эйгон устал от скрытности. “Король я или нет?” – вопрошал он свою мать. “Если я король, так коронуй меня.”

    Колокола начали звонить на десятый день третьей луны 129 года с КЭ*, знаменуя завершение правления. Великому Мейстеру Орвилю наконец было дозволено выслать воронов, и черные птицы поднялись в воздух сотнями, неся известие о воцарении Эйгона в самые отдаленные части королевства. Было послано за Молчаливыми Сестрами, чтобы подготовить труп к сожжению, и всадники на бледных конях понесли весть людям Королевской Гавани, крича "Король Визерис мёртв, долгой жизни королю Эйгону." Слыша крики, одни плакали, тогда как другие бодрились, но большая часть простонародья молча глядели, сбитые с толку и настороженные, и время от времени раздавались крики "Долгой жизни нашей королеве".

    Тем временем шли спешные приготовления к коронации. Местом её проведения была выбрана Драконья Яма. Под её громадным куполом располагались каменные скамьи, способные вместить 80 тысяч сидящих, а толстые стены Ямы, прочная крыша и возвышающиеся бронзовые двери делали её защищенной против всякой предательской попытки сорвать церемонию.

    В назначенный день сер Кристон Коль водрузил корону Эйгона-Завоевателя из железа с рубинами на чело старшего сына короля Визериса и королевы Алисенты, провозгласив его Эйгоном из дома Таргариен, вторым его имени, королем Андалов, Ройнаров и Первых Людей, лордом Семи Королевств и Защитником Королевства. Его мать, королева Алисента, любимая простонародьем, возложила собственную корону на голову Хелейны, жены и сестры Эйгона. Поцеловав её в щеки, мать склонилась перед дочерью склонила голову и произнесла “Моя королева”.

    Из-за того, что Великий Септон Олдтаунский был слишком стар и дряхл для пустешествия в Королевскую Гавань, обязанность помазать чело короля Эйгона святыми елеями и благословить его семью именами Господа была предоставлена септону Юстасу. Некоторые из присутствовавших, имевшие наиболее острое зрение, могли заметить, что рядом с королем было лишь 4 белых плаща, не 5, как ранее. Эйгон II испытал первое дезертирство предшествовавшей ночью, когда сер Стеффон Дарклин из Королевской Гвардии ускользнул из города вместе со своим оруженосцем, двумя стюардами и четырьмя гвардейцами. Под покровом тьмы они проделали путь к задним вратам, где рыбацкая лодка ожидала их для пути к Драконьему Камню. Они везли с собой украденную корону: обруч жёлтого золота, украшенный семью камнями разных цветов. То была корона, которую носил король Визерис, и Старый король Джейхейрис до него. Когда король Эйгон предпочел носить корону того, чьим именем был назван, королева Алисента повелела спрятать корону Визериса под замок, но стюард, получивший это задание, вместо этого сбежал с короной.

    *КЭ = Коронация Эйгона.
     
    Последнее редактирование модератором: 3 дек 2013
    Rosamund, ЗараТМ, Peter-88 и 41 другим нравится это.
  8. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Часть 5.

    После коронации оставшиеся члены Королевской Гвардии препроводили Эйгона к его скакуну, великолепному созданию с поблескивающими золотом чешуйками и бледно-розовыми мембранами крыльев. “Солнечный Огонь” было имя, данное дракону золотого рассвета. Манкан повествует, что король трижды облетел вокруг города перед тем, как приземлиться в стенах Красного Замка. Сер Аррик Каргилл провел Его Милость в освещенный светом факелов тронный зал, где Эйгон IIподнялся по ступеням Железного Трона под взглядами тысячи лордов и рыцарей. Крики раздавались по всему залу.

    На Драконьем Камне воплей радости не звучало. Вместо этого крики отдавались эхом по залам и лестницам Башни Морского Дракона, исходя из королевских апартаментов, где Рейнира Таргариен тужилась и содрогалась третий день родов. Дитя не ожидалось раньше следующего поворота Луны, но новости из Королевской Гавани привели принцессу в черную ярость, и её гнев, вероятно, вызвал роды, как если бы дитя внутри неё также было разъярено и боролось, чтобы выбраться наружу. Принцесса выкрикивала проклятья всё время родов, призывая кару богов на её полубратьев и их мать-королеву, и описывая пытки, которым подвергнет их прежде, чем позволит им умереть. Она проклинала и дитя внутри неё тоже. “Выбирайся,” – кричала она, царапая свой вздутый живот, пока мейстер и повитуха пытались сдержать её. “Чудовище, чудовище, выбирайся, выбирайся, ВЫБИРАЙСЯ!”

    Когда дитя, наконец, появилось на свет, оно действительно оказалось монстром: мертворожденная девочка, искривленная и неверно сформированная, с дырой в груди там, где должно было быть сердце, и коренастым, чешуйчатым хвостом. Мертвая девочка была названа Висеньей, объявила принцесса Рейнира на следующий день, когда маковое молоко притупило лезвие её боли. “Она была моей единственной дочерью, и они убили её. Они украли мою корону и погубили мою дочь, и за это они ответят.”
     
    Последнее редактирование: 3 дек 2013
    ЗараТМ, Peter-88, Caparina и 38 другим нравится это.
  9. Shtee

    Shtee Знаменосец

    ЗараТМ, Lady Snark, Исенгрим и 9 другим нравится это.
  10. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Часть 6.

    Танец начался, когда принцесса созвала свой собственный совет. “Черный совет”, противостоящий “зелёному совету” Королевской Гавани. Рейнира председательствовала в нём вместе со своим супругом и дядей принцем Дэймоном. Трое её сыновей присутствовали там, хотя ни один из них еще не достиг зрелости (Джейку было 15, Люку 14, Джоффри 12). Двое Королевских Гвардейцев были с ними: сер Эррик Каргилл, близнец сера Аррика, и уроженец западных земель, сер Лорент Марбранд. Тридцать рыцарей, сотня арбалетчиков и триста латников составили остаток гарнизона Драконьего Камня. Этого числа всегда было достаточно для столь могучей крепости. “В качестве инструмента завоевания, однако, наша армия оставляет желать лучшего.” – заметил принц Дэймон угрюмо.

    Дюжина младших лордов, знаменосцев и вассалов Драконьего Камня также заседали в черном совете: Селтигар с Коготь-Острова, Стонтон из Приюта Плута, Масси из Камнепляса, Бар Эммон с Острого Мыса и Дарклин из Сумеречного Дола были в их числе. Но величайшим лордом, обещавшим принцессе свою поддержку, был Корлис Веларион из Дрифтмарка. Несмотря на то, что Морской Змей состарился, он говаривал, что он “цеплялся за жизнь, как тонущий матрос цепляется за обломок потонувшего корабля. Быть может, Семеро хранили меня для этой последней борьбы.” К лорду Корлису присоединилась его жена принцесса Рейнис, пятидесяти и пяти лет - с лицом постным и морщинистым, с серебристыми волосами с проблесками белого, но столь же неистовая и бесстрашная, какой была в двадцать и два - женщина, известная среди простолюдинов как "Королева, Которой Не Было".

    Те, кто заседал в черном совете, считали себя лоялистами, но прекрасно знали, что король Эйгон II объявит их предателями. Каждый уже получил призыв в Королевскую Гавань, требующий, чтобы они предстали в Красном Замке дабы принести клятвы верности новому королю. Их объединенные силы не смогли бы сравниться с войском, которое могли выставить против них одни только Хайтауэры. Эйгоновы зеленые обладали и иными преимуществами: Старомест, Королевская Гавань и Ланниспорт были величайшими и богатейшими городами королевства, и все три принадлежали им. Каждый зримый символ законности был в руках Эйгона. Он восседал на Железном Троне. Он жил в Красном Замке. Он носил корону Завоевателя, меч Завоевателя и был помазан септоном Веры под взорами десятков тысяч. Великий Мейстер Орвиль был его советником, и сам Лорд-Командующий его Королевской Гвардии надевал корону на царственное чело. И он был мужчиной, что делало в глазах многих законным королем его, а его полусестру – узурпаторшей.

    Против всего этого возможности Рейниры были малы. Некоторые старые лорды могли вспомнить клятвы, принесенные ими в тот день, когда она была провозглашена принцессой Драконьего Камня и назначена наследницей отца. То было время, когда она была обожаема высокородным и простым людом в равной мере, когда они звали её Восторгом Королевства. Многие молодые лорды и благородные рыцари искали её благосклонности тогда... Но сколько из них все еще готовы были сразиться за неё теперь, когда она была замужней женщиной с постаревшим и располневшим от шести родов телом – вопрос, на который никто не мог ответить. Её полубрат захватил казну её отца, но принцесса имела в своем распоряжении богатство дома Веларион, и флоты Морского Змея обеспечивали ей превосходство на море. Её консорт принц Дэймон, испытанный и закалённый на Ступенях, обладал большим боевым опытом, чем все их враги вместе взятые. И последним, но не наименьшим преимуществом Рейниры были её драконы.
     
    Последнее редактирование: 3 дек 2013
    Rosamund, Хелльга, ЗараТМ и 45 другим нравится это.
  11. ЛедиЛёд

    ЛедиЛёд Знаменосец

    Shtee, низкий вам поклон! Спасибо, что облагодетельствовали плохо знающих чужой язык (либо совсем не знающих)!
     
    Raben, YaVeronika, Eragon и 7 другим нравится это.
  12. Листик сирени

    Листик сирени Знаменосец

    Я хоть прочитал и так, всё равно выражу своё восхищение милой Shtee, неутомимо переводящей повесть на хорошем русском языке, не то что всякие ленивые остальные мы:bravo:
     
    ЗараТМ, Peter-88, Caparina и 10 другим нравится это.
  13. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Часть 7

    “Они есть и у Эйгона”. – Напомнил лорд Стонтон.

    “У нас их больше”. – Ответила ему принцесса Рейнис, Королева, Которой Не Было, являвшаяся драконьей всадницей дольше всех. “К тому же, наши драконы крупнее и сильнее, чем его, за исключением Вхагар. Драконы лучше всего растут на Драконьем Камне”. Она перечислила всех их совету. Король Эйгон владел Солнечным Огнем, великолепным зверем, однако, молодым. Эймонд Одноглазый летал на Вхагаре, и опасность, представляемую драконом королевы Висеньи, нельзя было отрицать. Королеве Хелейне принадлежала Огонь Мечты, дракониха, некогда носившая сестру Старого Короля Рейну среди облаков. Драконом принца Дейрона была Тессарион, чьи крылья были тёмными словно кобальт, а когти, гребень и брюхо сияли, как чеканная медь. “Всего 4 дракона боевого размера”. – Заключила Рейнис. Близнецы, дети королевы Хелейны, тоже имели драконов, но те были лишь детёнышами; младший сын Эйгона Мейлор владел яйцом.

    С противостоящей им стороны принц Дэймон владел Караксесом, а принцесса Рейнира – Сиракс, и оба они представляли собой огромных, грозных чудовищ. Караксес был особенно ужасен, привычный к крови и огню после Ступеней. Трое сыновей Рейниры являлись всадниками; Вермакс, Арракс и Тираксес не испытывали недостатка в пище и вырастали всё больше с каждым годом. Эйгон Младший, старший из двух сыновей Рейниры от принца Дэймона, повелевал юным драконом по имени Грозовое Облако, но ему еще только предстояло впервые оседлать его. Его младший брат Визерис не расставался со своим яйцом. Дракониха принцессы Рейнис Мелейс Красная Королева обленилась, но всё равно внушала страх, пребывая в раздражении. Близняшки, дети принца Деймона, рожденные от Лейны Веларион, также могли стать наездниками. Дракон Бейлы, изящная бледно-зеленая Лунная Плясунья, вскоре вырастет достаточно, чтобы носить девочку на своей спине. Из яйца её сестры Рейны вылупилось хилое создание, умершее спустя часы после появления на свет, но Сиракс недавно произвела новую кладку. Одно из её яиц было отдано Рейне, и говорили, что девочка спала с ним каждую ночь, молясь о драконе, который сравнился бы с Лунной Плясуньей.

    Помимо них еще шестеро драконов обитали в дымных пещерах Драконьей Горы, возвышающейся над замком. Ими были Среброкрылая, старая питомица Доброй Королевы Алисанны; Морской Дым, бледно-серый зверь, гордость и страсть покойного сера Лейнора Велариона; седой, древний Вермитор, несёдланный со смерти короля Джейхейриса. На заднем склоне горы гнездились 3 диких дракона, которых не объездил ни один человек. Простой народ именовал их Похитителем Овец, Серым Призраком и Каннибалом. “Стоит отыскать всадников для Среброкрылой, Вермитора и Морского Дыма, и у нас будет девять драконов против четырех у Эйгона. Если оседлать их диких родичей, у нас будет 12, не считая Грозового Облака”. – Предложила принцесса Рейнис. “Таким образом, мы выиграем эту войну”.

    Лорды Селтигар и Стонтон согласились. Эйгон Завоеватель и его сёстры доказали, что рыцари и войска не могут устоять перед драконьим огнем. Селтигар убеждал принцессу вылететь к Королевской Гавани немедленно и обратить город в пепел и кости. “И что это даст нам, милорд?” – Спросил его Морской Змей. “Мы хотим править городом, а не спалить его до основания”.

    “До этого не должно дойти,” – настаивал Селтигар, - “у узурпатора не будет другого выбора, кроме как противопоставить нам своих драконов. Наши девять неизбежно сокрушат его четверку.”

    “Но какой ценой?” – спросила принцесса Рейнира. “Напомню вам, что трёх из наших драконов поведут в бой мои сыновья. И нас будет не девятеро против четырех. Я какое-то время пробуду не в состоянии совершить полет. Кто сядет на Среброкрылую, Вермитора и Морского Дыма? Вы, милорд? Я так не думаю. Получится пятеро против четверых, и одним из четверых будет Вхагар. Это не преимущество.”

    Как ни странно, принц Дэймон согласился со своей женой. “На Ступенях мои враги научились бежать и прятаться, едва завидев Караксеса или услышав его рёв... потому что у них не было своих драконов. Человеку нелегко стать убийцей драконов, но драконы могут убивать драконов, и делают это. Любой мейстер, когда-либо изучавший историю Валирии, скажет вам то же. Я выставлю наших драконов против драконов узурпатора только в том случае, если у меня не останется иного выхода. Есть и другие способы использовать драконов. Лучшие способы”. После этого принц изложил свои замыслы черному совету. Рейнира должна будет короноваться в ответ на коронацию Эйгона. После они разошлют воронов, призывая лордов Семи Королевств объявить о своей преданности истинной королеве.
     
    Последнее редактирование: 3 дек 2013
    Хелльга, Peter-88, Белла и 38 другим нравится это.
  14. BFGIOk

    BFGIOk Удалившийся

    Да будь я и негром преклонных годов, И то без усилий почти Английский я б выучил только за то Что дивно владеет им Шти!
     
    Последнее редактирование: 1 дек 2013
    Lady Snark, Линнея, Raben и 5 другим нравится это.
  15. Shtee

    Shtee Знаменосец

    :meow::in love::hug: Шти пищит от восторга.:happy:
    Восславим еще раз сира NightScorpion , леди Xenia и сира BFGIOk за находку скриншотов сабжа, текстовый вариант сабжа и за акт присылания скриншотов сабжа мне на почту! Суперняшки! :hug::hug::hug:
     
    Последнее редактирование: 1 дек 2013
    NightScorpion, AlissaN, Исенгрим и 9 другим нравится это.
  16. ЛедиЛёд

    ЛедиЛёд Знаменосец

    Shtee, возьмите от меня несколько кусочков. К сожалению, это именно кусочки, полного текста у меня нет - компьютер, гад, не пожелал распознавать текст на ссылке. Да и язык я знаю слабо - фактически это обработанный и причёсанный гугл. Хотя я всё проверяла на несколько раз. Возможно, вам хоть ненамного будет легче.

    742\ Ярость Вхагара пала на каждого. Речные Земли в свою очередь оказались в огне. Сир Кристон Коул также столкнулся с пожарами. В то время, как он вел своих людей на юг через Речные Земли, дым поднимался спереди и сзади. Каждую из деревень, через которые пришлось проходить, он находил сожженной и заброшенной. Его колонна двигалась через леса мертвых деревьев, которые несколько дней назад были живы. Словно (или же здесь нужны слова так как, поскольку) речные лорды устраивали пожары на всем протяжении его линии марша. В каждом ручье и бассейне, в каждом сельском колодце он находил мертвецов: мертвых лошадей, мертвых коров, мертвых людей, опухших и смрадных, отравляющих воду.

    В другом месте его разведчики наткнулись на ужасную картину: тела в доспехах под деревьями в расползшейся одежде изображали гротескную насмешку над праздником. Среди пирующих были люди, погибшие в бою, черепа ухмыляясь под ржавыми шлемами, такими же зелеными, как их сгнившая плоть, отваливающаяся от костей.

    Четыре дня спустя атаки из Харренхолла стали…

    Лучники прятались среди деревьев, выхватывая спешившихся и отставших своими стрелами. Люди умирали. Людей, отставших в арьергарде, более никто не видел.


    742/ Лорд Родерик Дастин поднял к губам рог, и зазвучали боевые кличи. Люди королевы с криком бросились с гребня вниз во главе с Зимними Волками на их косматых северных лошадях и рыцарями на их бронированных громадинах. Когда сир Кристон был сражен и пал на землю замертво, все люди, что последовали за ним из Харренхолла, пали духом. Они сломались и бежали, бросая свои щиты для облегчения бегства.


    743/ Враги появились позже, дабы уничтожать их сотнями.

    В День Девы в год 130 н.э., Цитадель Олдтауна выпустила три сотни белых воронов, предвещая приход зимы. однако для королевы Таргариенов Рейниры это время было разгаром лета. Несмотря на недовольство в Королевской Гавани, город и корона принадлежали ей. За Узким Морем Триархия начала разваливаться на куски. Моря принадлежали дому Веларион. Хотя снега закрыли перевалы через Лунные Горы, Дева Долины доказала верность своему слову…


    743./ На других кораблях пришли воины из Белой Гавани во главе с Медриком и Торрхеном, сыновьями лорда Мандерли. Королева Рейнира держала власть обеими руками, а у короля Эйгона её не осталось. Тем не менее, ни одна война не может быть расценена как выигранная, если враги остаются непокорными. Сир Кристон Коль, Делатель Королей, был убит, но Эйгон II, созданный им король, был где-то в окрестных землях, жив и свободен. Дочь Эйгона Джейхейра также была цела. Ларис Стронг Косолапый, самый загадочный и хитрый член зеленого совета, исчез. Штормовой Предел все еще принадлежит лорду Борросу Баратеону, недругу королевы. Ланнистеров пришлось считать врагами Рейниры, да и Кастерли Рок был в значительном беспорядке. Хотя лорд Джейсон был мёртв, а большая часть рыцарства Запада - убита или рассеяна. Принц Эймонд терроризировал Трезубец. Он то спускался с неба, неся дождь огня и смерти на Речные Земли, то исчезал, дабы нанести новый удар на следующий день в пятидесяти лигах от прежнего места. Пламя Вхагара превратило Старые Ивы и Белые Ивы в пепел, а в Доме Хогга почернели камни. В Мерридаун Делл тридцать человек и три сотни овец погибли от огня дракона. Затем Братоубийца неожиданно вернулся в Харренхолл, где сжёг все деревянные строения в замке. Шесть рыцарей и два scoremenatarms погибли, стараясь убить его дракона. Когда вести об этих атаках распространились, другие лорды смотрели в небо в страхе и думали о том, кто будет следующим. Лорд Мутон из Мэйденпула, леди Дарклин из Дускендейла и лорд Блэквуд из Рэйвентри отправили срочные сообщения королеве, умоляя ее послать к ним драконов, чтобы защитить свои владения. Тем не менее, наибольшей угрозой для правления Рейниры был…


    744/ …не Эймонд Одноглазый, но его младший брат, принц Дэйрон Удалой, а также армия южан во главе с лордом Ормундом Хайтауэром. Хозяин Хайтауэра переправился через Мандер, имедленно наступал на Королевскую Гавань, разбив лоялистов королевы. И всякий раз, когда ему преграждали путь, он заставлял каждого лорда преклонять колени, чтобы добавлять силу своим собственным войскам. Принц Дэйрон оказался бесценным в качестве разведчика. Тессарион, летящий впереди основной колонны, предупреждал лорда Ормунда о вражеских передвижениях и укреплениях. И войска королевы таяли от одного взгляда на Ветер Голубой Королевы, а не при столкновении с драконьим огнём.

    Осознавая все эти угрозы, Десница королевы Рейниры, старый лорд Корлис Веларион, предложил Её Величеству прибегнуть к дипломатии. Он призвал королеву предложить помилование лордам Баратеону, Хайтауэру и Ланнистеру, при условии, что они преклонят колени, присягнут на верность и предоставят заложников Железному Трону. "Морской змей" предложил, что бы "Вера" взяла под свою опеку королев Алисенту и Хелейну, так что бы они могли провести остаток своей жизни в молитве и созерцании. Дочь Хелейны, Джейхейру, предполагалось взять в воспитанницы, и в свое время выдать замуж за принца Эйгона Младшего, воссоединив этим две линии дома Таргариенов.

    "А что же с моими братьями?" - потребовала ответа Рейнира.

    «Помилуйте их и отправьте на Стену», - сказал лорд Веларион. «Пусть они оденут чёрное и доживают свою жизнь как мужи ночного Дозора, связанные священными обетами.»

    «Какие обеты могут быть у изменников? « - удивилась Рейнира. «Их обеты не беспокоили их, когда они отняли мой трон«.

    Принц Дэймон вторил опасениям королевы.

    «Милуя изменников, только сеешь семена новых восстаний», - утверждал он. «Ланнистеры и Баратеоны должны быть уничтожены, что бы их земли можно было отдать людям, доказавшим свою лояльность. Отдайте Штормовой предел Ульфу Белому, а Кастерли Рок Хью Тяжёлому Молоту», - советовал принц.


    744/ …что обернётся против нас, если мы так жестоки, что уничтожим два столь древних и благородных дома», - сказал лорд Корлис. И на саму королеву пала возможность выбора между…


    752/ Крапива: Из Королевской Гавани прибыл ворон, принёсший сообщение королевы Манфриду Мутону, лорду Мэйденпула: он должен был доставить ей голову девушки, бастарда Крапивы, которая, как говорили, стала любовницей принца Демона, и которую королева…


    752/мейстер: Мейстер Норрен, хранитель Хроник Мэйденпула, сообщает, что когда его светлость прочитал письмо королевы, то был так потрясен, что потерял голос. И голос не вернулся к лорду, пока он не выпил три бокала вина. Поэтому лорд Мутон послал за капитаном стражи, своим братом и защитником сиром Флорианом Серая Сталь.


    752/ Мэйденпул: …его дракон находится на расстоянии вытянутой руки. Мудрый лорд убьет их обоих , чтобы принц выжег Мэйденпул в своём гневе. "

    " Королева запретила наносить вред приходящим к нему…


    752/Дэймон Таргариен:
    "Шесть человек или шестьдесят, он по-прежнему Дэймон Таргариен, « - возразил брат лорда Мутона. "Снотворное в его вечернем вине будет мудрее, конечно. После пробуждения он найдёт её мертвой ".
    « Но девушка – как ребенок, однако foul ее измену ", сказал сир Флориан, старый рыцарь, серый, седой и суровый. "Старый король никогда бы не просил такого, да и любой человек чести".
    "Грязные времена", - сказал лорд Мутон, - « И грязный выбор дала мне королева. Девушка является гостем под моей крышей. Если я повинуюсь, Мэйденпул должен быть навсегда проклят. Если я откажусь, мы будем уничтожены и лишены прав». На что его брат ответил: « Может быть, мы должны быть уничтожены, какой бы выбор мы ни сделали ".


    755/ Вхагар / Караксес:
    …закрепить четыре короткие цепочки между ремнем и седлом. Дэймон оставил свои собственные цепи болтающимися. Караксес прошипел снова, наполняя воздух пламенем, и Вхагар ответил ревом. Одновременно два дракона прыгнули в небо. Принц Дэймон стремительно поднимался на Караксесе, подгоняя его steeltipped кнутом, пока они не исчезли в облаках. Вхагар, будучи старше, был гораздо больше и медлительнее, был самым тяжелым для своего размера. Он возносился более постепенно ... "


    755/ Элис Риверс:
    Она взлетала всё выше и выше в поисках Караксеса, и это наблюдала Элис Риверс с вершины башни Королевский Костёр в Харренхолле. Нападение произошло внезапно, как гром среди ясного неба. Караксес нырнул вниз на Вхагара с пронзительным криком, который был слышен за десяток миль. Он был замаскирован ярким светом заходящего солнца на слепой стороне принца Эймонда. Кровавый Змей врезался в старого дракона со страшной силой. Их рев…

    И сказания говорят, что принц Дэймон Таргариен перекинул ногу через седло и прыгнул с одного дракона на другого. В руках у него была Темная Сестра, меч королевы Висеньи. Что Эймонд Одноглазый смотрел на него в ужасе и возился с цепями, привязывающими всадника к седлу. Дэймон сорвал шлем племянника и вонзил меч вниз в его слепой глаз, так что точка выхода оказалась в задней части шеи молодого принца. Через половину удара сердца драконы рухнули в озеро, подняв горы воды настолько высоко, что, как говорили, они достигли высоты Королевского Костра. Ни человек, ни дракон не могли пережить такое, как говорили рыбаки, видевшие это. Также они не нашли тела и в водах кипящего озера. Кровавый Змей нашёл силы вытащить себя на берег озера, и истёк кровью под стенами Харренхолла. Туша Вхагара погрузилась ниже в озеро, горячая…

    758/ Битва превратилась в бойню. Окруженные со всех сторон, золотые плащи оказались зажатыми и не могли толком пользоваться оружием. Многие погибли от ударов своих же мечей. Другие были разорваны на куски, забиты ногами до смерти, растоптаны, их головы были проломлены мотыгами и клевцами мясников. Даже грозный сир Лютор Ларджент не смог уцелеть в этой бойне. Его меч был вырван из рук, Ларджента стянули с седла, ударили ножом в живот и забили до смерти булыжниками, его шлем и голову так раздробили, что его тело определили только по размерам, когда на следующий день появились телеги, собирающие трупы. В продолжении этой долгой ночи хаос властвовал более чем над половиной города, и в это время странные лорды и короли хаоса дрались между собой…

    759/Тристан: межевой рыцарь по имени сир Перкин Блоха короновал своего оруженосца Тристана, ибо юноша шестнадцати лет объявил, что приходится побочным сыном покойному королю Визерису. Любой рыцарь может посвятить в рыцари кого угодно, и тогда сир Перкин начал посвящать в рыцари каждого вора или мясницкого сына, которые стекались к рваному знамени Тристана. Появились сотни мужчин и мальчиков, обязавшихся служить этому делу. К рассвету пожары горели по всему городу, площадь Сапожника была усеяна трупами, и полчища беззаконных бродили по Блошиному Концу, врываясь в магазины и дома, и применяя силу к каждому честному человеку, в которым они столкнулись…

    759/ Мандерли: Сир Медрик Мандерли, что привёл сотню людей из Белой Гавани, сделал то же самое для всего района к северо-востоку от высокого Холма Эйгона вплоть до Железных ворот. Остальная часть Королевской Гавани осталась в хаосе. Когда сир Торрхен Мандерли повел своих северян вниз с Мыса, они обнаружили, что Рыбный Рынок и Речной Ряд кишат рыцарями сира Перкина. На Речных воротах драное знамя "короля" Тристана реяло над зубчатыми стенами, в то время как тела капитана и трёх его сержантов висели на проходе. Остальная часть " грязнолапого " гарнизона перешла к сиру Перкину.
     
    Последнее редактирование: 2 дек 2013
  17. Daenys

    Daenys Оруженосец

    Думаю, я найду время для перевода.
     
    Линнея, Raben, Cat. и 3 другим нравится это.
  18. Shtee

    Shtee Знаменосец

    ЛедиЛёд, Daenys, :hug: урааа!!!
    Может быть, еще кто-нибудь желает присоединиться?:puppyeye: Текст поделим.
     
    Cat. и Eragon нравится это.
  19. Айгер

    Айгер Скиталец

    Я могу попробовать. Рассчитываю присоединиться завтра во второй половине дня, и, возможно, сегодня вечером что-то успею.
    Скидывайте ближайшую разбивку по тексту (от слов ... до слов...).
     
    Линнея, Raben, Cat. и 6 другим нравится это.
  20. Shtee

    Shtee Знаменосец

    У меня были огрызки из продолжения черного совета, точно успею завтра в первой половине дня допилить его + коронацию Рейниры и переговоры. Вот досюда: Aegon II was two-and-twenty, quick to anger and slow to forgive. Rhaenyra's refusal to accept his rule enraged him.
     
    Линнея, Cat., Eragon и ещё 1-му нравится это.