1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Первая ее имени

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Daena, 6 дек 2013.

  1. Daena

    Daena Знаменосец

    Название: Первая ее имени
    Автор: Elizabeth Moonstone
    Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/9788223/1/First-of-her-Name
    Переводчик: Daena
    Категория: гет
    Размер: макси
    Персонажи: Рейгар Таргариен (gender-AU), Роберт Баратеон, Эддард Старк, Джейме Ланнистер, Лианна Старк, Лиза Талли
    Рейтинг: R
    Жанр: AU
    Предупреждения: AU - значительное изменение канона.

    Первый ребенок короля и королевы был девочкой. Но королевство все равно умылось в крови.

    Глава 1. Септа Леан. Принцесса-Чтица.

    Никто никогда не говорил септе Леан, что воспитывать принцессу Железного Трона будет так трудно. Принцесса Рейнис не была испорченным, капризным ребенком, далеко нет. Нет, она была милой девочкой, разве что очень грустной.
    Принцессу просто не интересовали женские занятия.
    Стежки Рейнис были большими и неровными. Реверансы слишком напряженными, и ее в лучшем случае можно было назвать сносной танцовщицей. Единственным достижением в дамских науках было ее пение и мастерская игра на арфе. Принцесса играла так прекрасно, что слезы набегали на глаза даже у закаленных в боях воинов.
    И Рейнис была очень умна, она страстно желала выучить все, чему желали научить мейстеры. К неудовольствию Леан, она часто носила с собой повсюды тяжелые, пыльные фолианты. Она читала, свернувшись клубочком в комнатах Девичьего Склепа, она читала в садах, читала в спальне при свече.
    Двор смеялся и звал ее Принцссой-Чтицей. От Рейнис ничего особенного не ожидалось, кроме как стать сестрой-женой будущего кронпринца. Но проходили годы, и принцесса Рейнис оставалась единственным ребенком. Считалось, что наследником короля был лорд Стеффон Баратеон, кузен короля. Но это не мешало другим лордам воображать себе Рейнис, обернутой в плащ в цветах их домов, воображать, как их сын садится на Железный Трон.
    Леан тяжело было видеть, что ее столь юная подопечная уже стала пешкой в игре престолов. К счастью, какой бы мечтательной и задумчивой не была Рейнис, она замечала сети интриг вокруг нее.
    – Вам надо чаще улыбаться, моя принцесса, – сказала Леан, когда однажды они вышивали вместе. Как это бывало редко, они были одни.
    Рейнис подняла голову от своей работы. У нее были самые прекрасные лиловые глаза, что когда-либо видела Леан, а губы ее напоминали бутон розы. Ее ученица была самой прекрасной девой Семи Королевств, но все же волосы ее были уложены небрежно, а на платье были пятна чернил.
    – Зачем мне это делать? – просто спросила принцесса.
    – Половина Семи Королевств влюбится в вас, если станете.
    – Я читала о Танце Драконов, септа Леан. Я знаю, что женщина не будет сидеть на Железном Троне. Даже если я стану прекраснейшей дамой Семи Королевств, даже если красотой я сравнюсь с Широй Морской Звездой, я все равно не буду никем иным, кроме как почетной кобылой для случки.
    Леан была потрясена столь циничным мнением девы двенадцати лет. Да, она знала, что обязанности леди-жены не были благодарными. В конце концов, именно потому она стала септой.
    – Моя принцесса...
    – Не волнуйтесь, Леан. Я исполню свой долг. Просто необязательно, чтобы мне это нравилось.
    Было действительно жаль, что Рейнис не суждено было править.
    И все же, когда принцессе исполнилось тринадцать, надежды Леан, что ее подопечная сядет на престол возросли. Тайвин Ланнистер устраивал турнир в Утесе Кастерли в честь короля Эйриса. Его истинная цель – устройство помолвки между принцессой и его сыном Джейме – была очевидна.
    – Разве не прекрасно будет, если вы выйдете за львенка? – прошептала Леан принцессе. – В нем нет ни капли крови Таргариенов, поэтому вы станете правящей королевой, а он вашим консортом.
    – Мой отец никогда не одобрит этот брак.
    К несчастью, мудрая принцесса септы Леан оказалась права. Эйрис грубо отказался выдавать свою дочь за "сына слуги".
    Чтобы отвлечь принцессу от ее скорби, Леан предложила Рейнис погадать у ведьмы из Ланниспорта. Она знала, как принцесса любит прорицания, и конечно, глупости старухи не могли причинить вреда.
    Когда принцесса вернулась, ее рот был сжат в твердую решительную линию, а в фиолетовых глазах горел огонь, которого не было там раньше.
    – Мне нужна ваша помощь, Леан.
    – Все, что пожелаете, моя принцесса.
    – Мне нужно, чтобы вы меня учили. Кажется, мне обязательно следует стать настоящей леди.
     
    Последнее редактирование: 7 дек 2013
    Dernhelm, Берен, Darian и 14 другим нравится это.
  2. Daena

    Daena Знаменосец

    Глава 2. Роберт Баратеон. Драконья Невеста.

    – Я только что получил письмо от твоего лорда-отца, Роберт. Ты помолвлен с принцессой Рейнис Таргариен.
    Роберт не мог не надуться. Он надеялся жениться на сестре Неда, Лие. Нед так часто говорил о ней, что Роберту казалось, что он уже ее знает. И так они с Недом стали бы братьями по-настоящему.
    – Эта помолвка честь для тебя и Дома Баратеон, – строго глядя напомнил Джон Аррен. – Принцесса Рейнис – единственный ребенок. Однажды вы с ней станете королем и королевой Семи Королевств.
    Роберту это показалось лишней докукой. Он замечал, как осторожен всегда был с ним теперь Джон Аррен, как он всегда старался, чтобы Роберт выучил все о всех Великих Домах Вестероса, как всегда говорил, что честь короля выше чести всех остальных. Не то чтобы он совсем забросил Неда, нет, но Роберт всегда чувствовал, что из него стараются вырастить кого-то более высокопоставленного, чем его друг.
    Но к счастью, все это окончилось, когда Роберту исполнилось двенадцать. Королева Рейла наконец-то сумела родить живое дитя, долгожданного кронпринца Визериса. Роберт скорее испытал облегчение от того, что теперь не станет королем, но в отношении его помолвки с принцессой Рейнис ничего не изменилось.
    И так как он никогда не видел ее, Роберту приходилось полагаться на рассказы о его нареченной. Принцесса Рейнис была старше его на четыре года, уже взрослая женщина. Говорили, что она была очень красива, обходительна и добра, прекрасно пела и играла на арфе. Но это не говорило о том, каким она была человеком.
    Ему было пятнадцать, когда он наконец встретил ее.
    Джон Аррен решил, что он должен провести год в Королевской Гавани, чтобы поближе узнать нареченную перед свадьбой. Потом они поедут в Штормовой Предел, где будут учиться своим будущим обязанностям лорда и леди Штормового Предела.
    Роберт умолял Джона позволить Неду поехать с ним. После долгих переговоров между Севером, Долиной и Штормовыми Землями, было решено, что Нед отправится на службу в род Баратеонов, по крайней мере пока Брандон не станет лордом Винтерфелла. Тогда он сам решит, останется ли в Штормовых Землях, или вернется на Север, чтобы стать знаменосцем своего брата.
    И вот так, вместе со своим другом и названным братом Роберт Баратеон впервые отправился в Королевскую Гавань. Он прибыл в Красный Замок, отдал дань почтения королю Эйрису, состарившемуся до срока мужчине со спутанными длинными волосами, который совсем не был похож на короля. Он видел королеву Рейлу, поблекшую красавицу с печальными глазами, даже Тайвина Ланнистера, человека, который на самом деле правил королевством. Но Рейнис, ее нигде не было.
    Роберт тихонько поспрашивал о ее местонахождении. Ему сказали, что принцесса была в Девичьем Склепе, готовилась к предстоящему пиру.
    Пир был устроен в тот же вечер, в садах Красного Замка. Было странно тепло, как бывает только в последние недели лета. Луна и звезды были необычайно яркими в ту ночь, и именно в их свете он впервые увидел Рейнис.
    По обеим сторонам от нее шли ее фрейлины, позолоченная солнцем Элия Мартелл и знаменитая красавица Дорна, Эшара Дейн. Но Роберт едва заметил их, потому что его нареченная полностью затмевала их обеих.
    Когда Рейнис направилась к нему, Роберт понял, почему ее называли Серебряной Принцессой. Она была окутана в этот цвет, словно в плащ невесты. Серебристое платье льнуло к ее высокому, тонкому стану, подчеркивая округлости, но оставаясь при этом благопристойным. Ее длинные волосы ниспадающими прядями обрамляли лицо. Даже ее бледная кожа, казалось, сияла серебром в свете луны.
    Рейнис смотрела на него из под ресниц, ее голова была немного опущена, в невероятных фиолетовых глазах светилось легкое любопытство, она смотрела так, словно Роберт был новой, но интересной головоломкой, которую она пыталась решить. Наконец загадка была разрешена, и ответ удовлетворил принцессу: она улыбнулась ему, мягкой, таинственной улыбкой, какой улыбаются добрым друзьям.
    – Ваше высочество, – немного скованно сказал Роберт.
    Она протянула руку, и он поцеловал ее.
    – Милорд. Так как мы скоро поженимся, вам следует звать меня Рейнис.
    – Тогда вы должны звать меня Роберт, ваше... Рейнис.
    – Это мои милые подруги, принцесса Элия Мартелл и леди Эшара Дейн, – девушки сделали реверанс. – А вы, должно быть, лорд Эддард Старк, названный брат Роберта.
    – Именно так, ваше высочество, – Нед улыбнулся, что случалось нечасто. – Кажется, вы все знаете.
    – Я рада думать, что знаю многое, лорд Эддард, – в свою очередь улыбнулась Рейнис. – Не позволите ли вы мне смелость украсть вашего друга на несколько минут?
    – У вас на него больше прав, чем у меня, ваше высочество.
    – Полагаю, так и есть.
    Рейнис взяла Роберта за руку, словно он пренадлежал ей, и они вместе пошли по саду.
    – Итак, что вы думаете о Королевской Гавани, Роберт?
    – Воняет, – ответил он, не подумав.
    Рейнис рассмеялась, прикрывая рот ладонью, как полагается истинной леди.
    – Я всегда жила здесь, поэтому привыкла к этому смраду. Но все же, уверена, мне понравятся Штормовые Земли. Я слышала, они довольно красочны.
    – Вы кажетесь радостной. Вы довольны нашей помолвкой?
    – Я знала, что выйду за вас с тех пор, как мне исполнилось тринадцать. Зная об этом столько лет, я больше не могу сказать, радует меня это или печалит. Это просто так, как оно и есть.
    Она внимательно посмотрела на него и спросила:
    – Вы верите в то, что некоторые вещи случаются, потому что им предопределено случиться, несмотря ни на что, Роберт?
    – Вы имеете в виду судьбу? Я в нее не верю. Судьбы не существует, есть только пути, которые мы сами себе создаем.
    – Мы действительно очень разные. Думаю, я смогу устроить, чтобы все получилось.
    – Что?
    – Наш брак. А вы довольны им? Или же другая леди захватила ваше сердце?
    На короткий миг Роберт подумал о Лианне Старк. Было что-то в дикости волчицы Неда, что притягивало его больше, чем прекрасное лицо Рейнис и ее совершенные манеры. Но Лианна никогда ему не принадлежала, и никогда не будет. Отец счел верным найти ему драконью невесту, и ему следует это принять.
    – Я доволен, миледи. Кто не будет счастлив быть помолвленным с самой прекрасной дамой королевства?
    Позже Роберт узнал, что был несколько несправедлив к Рейнис. Она была больше чем благовоспитанная леди-южанка. В ней тоже была дикость, но он увидел ее, только когда они поженились.
    Рейнис никогда не отказывала ему от постели. Наоборот, она с такой радостью исполняла брачный долг, что Роберту едва хватало времени и взглянуть на другую женщину.
    Однажды, когда он был пьян, он пошутил в присутствии Неда о ненасытности драконов. Его друг так покраснел, что на короткий миг Роберту показалось, что он задыхается.
    – Пожалуйста, не говори так о Рейнис.
    – Эй, Нед, не веди себя так, словно я оскорбил свою леди жену. Она замечательная. Не такая как эти капризные высокородные леди, которые берегут свои щели, словно какие-то величайшие сокровища Вестероса.
    – Я рад, что вы... Наслаждаетесь. Но я не хочу о ней так думать.
    – Ты влюблен в нее, – сказал Роберт, полу-развалившись на столе.
    – Вовсе нет!
    – Я не виню тебя, Нед. половина королевства влюблена в Рейнис. Она красива, добра. Прекрасная леди. Даже не винит меня за пьянство и блуд.
    Нед посмотрел на него, гнев плескался в его серых глазах.
    – Ты должен перестать бесчестить свою жену.
    – Я же говорил, она не против.
    – А может и нет. Может она просто не хочет, чтобы ты это видел.
    На следующий день голова Роберта болела так сильно, словно по ней били его собственным боевым молотом. Но все же, он взял свою леди-жену за руку и спросил, счастлива ли она.
    – Я вижу в твоих глазах печаль, Рейнис. Я знаю, что я не лучший муж. Я даже не хороший муж. Но если что-то может уменьшить твою боль...
    – Не беспокойся, мой лорд-супруг, – тихо ответила она. – Я родилась в скорби, и тень Летнего Замка до сих пор висит надо мной. Такова моя натура, и я не могу изменить ее, как ты не можешь изменить свою. Ты родился для радости, Роберт, чтобы наслаждаться едой, вином и женщинами. Ты можешь делать, что хочешь, не опасаясь, что оскорбишь меня. В обмен я прошу у тебя лишь одного.
    – Проси что хочешь, и ты получишь это, миледи.
    – Я хочу дать нашим детям таргариеновские имена.
    Роберт не смог сдержать смех.
    – И это все, чего ты хочешь? Чтобы у наших детей были имена Таргариенов? Да пусть у тебя будет столько Эйгонов, Дейронов и Висений, сколько пожелаешь, женщина. Мы можем даже воссоздать всю династию Таргариенов, если тебе так хочется.
    Рейнис улыбнулась ему, драконьей улыбкой, полной зубов, более искренней, чем ее обычная вежливая улыбка леди. Она притянула к себе мужа и жадно поцеловала его.
    Да, Роберт все больше привязывался к свое леди-жене.
    Не было удивительно, что уже через несколько месяцев живот Рейнис начал расти. Она родила здоворую дочь, крепкого ребенка с черной кудрявой головой, синими глазами Баратеонов и прекрасным таргариеновским лицом ее матери. Рейнис лишь только взглянула на ребенка, прежде чем прошептать.
    – Висения. Моя Висения.
    Роберт очень любил свою дочь. Он любил играть с ней, заставлять ее смеяться или лепетать. Она была веселым, задорным ребенком, характер Роберта полностью перешел к ней. Когда она жаждала внимания, она кричала так громко, требуя свою мать, что Штормовой Предел едва не трясся.
    – Семеро, помогите нам, у нее уже твой голос для поля боя, Роберт, – сказала однажды Рейнис, и шутки Рейнис были такой редкостью, что Роберт не мог не улыбнуться, как дурак.
    Но сколько бы времени она не проводила с дочерью, сколько бы улыбок ей не дарила, Роберт замечал, что тень в глазах Рейнис нарастала. Она становилась все более и более меланхоличной, а иногда даже казалась затравленной.
    – Что-то не так, Рейнис? – спросил он ее однажды, когда они были в постели. – С рождения Висении ты не такая, как прежде.
    – Я люблю Висению, – быстро ответила она, – и ты дорог мне, Роберт. Но иногда... Мне хочется, чтобы все было по-другому.
    – Как по-другому? – напряженно спросил он.
    – Я хотела бы, чтобы ты был моим королем. Мне очень жаль.
    – Чего жаль, женщина? – хохотнул Роберт. – Не твоя вина, что твоя мать наконец сумела родить живого мальчишку. И я все равно никогда не хотел быть королем.
    – Ты мог быть моим консортом. Я бы правила, а ты разбивал бы наших врагов своим боевым молотом.
    – Звучит приятно, но так как твой брат совершенно здоров, то этого, скорее всего, не будет.
    – Нет. Это не суждено, – печально сказала Рейнис.
     
    Последнее редактирование: 7 дек 2013
    Dernhelm, Берен, Darian и 14 другим нравится это.
  3. Daena

    Daena Знаменосец

    Глава 3. Эддард Старк. Леди Баратеон.
    Когда Неду было пятнадцать, он влюбился в невесту своего друга.
    Это не было любовью с первого взгляда, как в песнях, которые тайно любила его сестра Лианна. Когда Нед впервые встретил Рейнис Таргариен, ему не было дела, что она была так прекрасна, как о ней шептались. Вместо этого он был рад, что она казалась доброй и умной, и что она тепло относилась ко своему жениху. Он не хотел, чтобы Роберт получил несчастливый брак.
    Попытки Рейнис сблизиться с Робертом не ограничивались выверенными любезностями и милыми улыбками. Нет, они включали в себя и его, второго сына лорда далекой земли, которую большинство южан считали дикой и скучной.
    – Лорд Эддард, – позвала она однажды в саду Красного Замка. – Прошу вас, пройдитесь со мной.
    Удивленный, но приятно удивленный, он взял ее руку, и они пошли в тени деревьев.
    – Вы ближайший друг моего нареченного, поэтому я надеюсь, что и мы с вами подружимся, – сказала Рейнис.
    – Хм... Как пожелаете, ваше высочество, – ответил нед, проклиная себя за неуклюжесть в обществе.
    – Не расскажете ли мне о Севере, лорд Эддард? Меня завораживает эта земля. Я читала, что за Стеной все еще живут древние ужасные существа, почти забытые людьми.
    Нед не смог сдержать тихого смешка.
    – Иные и Дети Леса остались только в старушечьих сказках, миледи.
    – Говорят, что северяне помнят долго. Я бы хотела послушать эти старушечьи сказки, если это вас устроит.
    – Конечно, ваше высочество. Я не хотел обидеть.
    – Все в порядке, лорд Эддард. Я понимаю, что моя просьба вас удивила, но я верю, что вы не станете судить меня за нее.
    – Я бы никогда не осмелился судить вас, – сказал Нед. Они обменялись улыбками. улыбка Рейнис была почти озорной.
    Нед никогда не думал, что станет рассказывать принцессе Железного Трона сказки Старой Нэн, но Рейнис слушала с таким вниманием, что глаза ее сияли.
    – Вы верите в эти сказки, ваше высочество? – осмелился он спросить, когда закончил.
    – Во многих сказках есть зерно истины.
    – У вас необычный ум, миледи.
    – Я всегда была необычной принцессой. Когда я была маленькой, я так много читала, что септа приходила в отчаяние.
    В первый раз Нед позволил себе посмотреть на Рейнис. На ней было синее платье, подчеркивающее цвет ее глаз. Ее волосы были так причесаны, что сияли серебром, они были уложены в мастерской южной манере. Каждой своей частичкой, до кончика пальца, она была принцессой Железного Трона.
    – Я знаю, как я выгляжу, – сказала Рейнис, словно читая его мысли. – Но вы быстро поймете, что не все всегда таково, как выглядит.
    Она была права. Нед приехал в Королевскую Гавань, ожидая немного, но оказалось, что все, что казалось ему само собой разумеющимся, таким не было. Король не правил королевством. Им правил Тайвин Ланнистер. Обязанности королевы же в основном исполняла ее дочь.
    Красный Замок был маленьким королевством Рейнис, двор был ее игровой площадкой. Она знала каждую сплетню, и руководила устройством каждого пира. Благородные дамы знали это, и они сражались за право вышивать рядом с ней каждый день после обеда в Девичьем Склепе.
    И все же, обстановка вокруг Рейнис была ошеломляюще честной. Она правильно выбрала своих ближайших подруг. Элия Мартелл и Эшара Дейн казались искренне привязанными к ней. Нед довольно хорошо узнал их, потому что обычно он оставался с ними, пока Роберт и Рейнис шли в нескольких шагах впереди.
    Элия Мартелл обладала добрым сердцем, но острым умом, и ее язычок мог быть еще острее, когда дело касалось самых глупых мужей при дворе. Эшара Дейн была самой прекрасной дамой, которую видел Нед. Ее чары заключались не только в красоте ее лица или женственности фигуры. Она была веселой затейницей, которая даже Неда могла вытащить из его скорлупы.Встреть он ее при других обстоятельствах, один взгляд леди Эшары превратил бы его в заикающегося болвана. Но каждый раз, когда он смотрел в ее фиолетовые глаза, он видел Рейнис.
    Он часто говорил с принцессой. О приключениях Неда и Роберта в Орлином Гнезде, о ее жизни в Королевской Гавани, об их семьях. Единственный брат Рейнис был еще ребенком трех лет, поэтому ей нравилось слушать рассказы Неда о его братьях, а в особенности о Лианне.
    – Я восхищаюсь вашей сестрой. Она такая дерзкая. Если бы мы были ближе по возрасту, я написала бы вашему лорду-отцу, приглашая ее прибыть в Королевскую Гавань, чтобы стать моей фрейлиной.
    – Не думаю, что Королевская Гавань подошла бы Лианне.
    – Словно волчица среди надушенных павлинов, вы это имеете в виду?
    Нед не смог сдержать смех, вообразив себе эту картину. Рейнис улыбнулась ему, искренней улыбкой, не вежливой, которую она носила при дворе.
    – Я бы укротила ее в итоге.
    Нед подумал, прежде чем ответить.
    – Если кто и смог бы, то только вы, миледи.
    – Я была почти как ваша сестра однажды. Бунтовала как только могла, как только мне хотелось. Но в итоге я поняла, что должна принять свою судьбу. Мы можем контролировать свою жизнь, только используя те оружия, что нам послали. Говорят, что учтивость – доспехи леди. Ваша сестра это скоро выучит.
    – Моя сестра не такая, как вы, ваше высочество. Я... Я боюсь, из нее выйдет плохая леди. Ее красота и сила в другом.
    – Нед, ваша сестра еще ребенок, но однажды она выйдет замуж за сына Высокого Дома. Она никогда не станет по-настоящему изысканной южной леди, но она станет играть по правилам. Как и все остальные.
    В голосе Рейнис слышалось почти отвращение. Как бы умела она не была в манипулировании знатью, ей это явно не нравилось. "Дайте мне хорошую книгу или тихую беседу с дорогими друзьями – и я не буду счастливее", – сказала она однажды Неду.
    В итоге стало даже неважно, о чем они говорили. Даже молчание их было уютным. Рядом с Эшарой Дейн ему было легко, но именно с Рейнис он ощущал сродство.
    И поэтому Нед стоял рядом со своим другом в Великой Септе Бейлора, сгорая от стыда. Его глупая влюбленность в невесту Роберта должна была прекратиться здесь и сейчас.
    Лица Рейнис и Роберта были повернуты к Высокому Септону, поэтому Нед видел только их спины. И все же, он мог сказать, что они были идеальной парой. Друг Неда был высоким, широкоплечим мужчиной с фигурой, которой восхищались женщины. Рейнис, стоявшая рядом с ним в девичьем плаще черного и багрового цвета, была почти столь же высокой, как ее муж, но женственной и стройной. Она была светлой, он темным, и она была так же прекрасна, как он хорош собой.
    Свадьба прошла как во сне. В один момент Роберт обернул Рейнис в черно-золотой плащ, расшитый скачущими оленями. Потом Рейнис произнесла свои клятвы, выглядя стеснительной, скованной, как полагается краснеющей невесте – так непохоже на нее – и Роберт ответил, громко произнося свои клятвы во весь голос – так похоже на него.
    А потом они поцеловались, и все было кончено.
    Новобрачные повернулись к Неду. Рейнис выглядела такой же царственной в черном и золотом одеянии Баратеонов, как была в багрово-черном плаще Таргариенов. В ее глазах горел огонь, и она выглядела счастливой. Нед желал бы тоже испытывать счастье.
    Пир был особенно радостным. Рейнис беседовала с каждым гостем. Роберт шутил и громко смеялся, хотя он едва смачивал губы при каждом тосте. Перед свадьбой Нед строго предупредил своего друга о брачной постели:
    – Принцесса Рейнис – девица. Ей не нужен пьяный мужчина в ее брачную ночь. Ты должен быть с ней нежным.
    Роберт с готовностью согласился, и уважение Неда к другу возросло. Возможно, он сможет измениться, и стать таким мужем, которого заслуживает Рейнис.
    Когда наконец начали провожание в постель, Нед помог Королевским Гвардейцам как можно скорее сократить его. Он поймал благодарный взгляд сира Эртура Дейна и улыбнулся ему. Казалось, что истинные рыцари все еще существовали.
    После свадьбы они отправились в Штормовой Предел. С ними была небольшая компания, потому что Рейнис пришлось оставить позади всех, кого она знала, в том числе ее фрейлин. Она больше не была принцессой Железного Трона, но леди из Дома Баратеон, и теперь должна была обрести новые знакомства в Штормовых Землях.
    Если Рейнис и испытывала горечь утраты, она этого не показывала. Она быстро сумела понравиться всем в ее новом доме. Лорд Стеффон и леди Кассана особенно любили свою невестку.
    – Видно, что наша Рейнис станет хорошей матерью, – сказала леди Баратеон однажды, сия от радости. Она смотрела, как Рейнис укачивала ее младшего сына Ренли, годовалого младенца.
    От лорда и леди замка до последних посудомоек и конюшонков, имя Рейнис было на устах у всех. Нед старался не слушать, как хихикают служанки, переговариваясь о том, как молодой лорд и его леди делали это во всем комнатах замка, и даже в гостиной самого лорда. Он бы не сомневался, что Роберт мог такое проделать. А вот насчет рейнис он не был так уверен.
    Возможно, она делала это, чтобы Роберт не спал с другими женщинами. Возможно, ей нравилось, и кто он такой, чтобы судить ее за то, что она наслаждается своим брачным ложем? Но единственное, что злило Неда, было то, что Роберт продолжал предаваться блуду. Неужели у его друга совсем не было чести? Рейнис, как истинная леди, делала вид, что не замечает, но Нед видел боль в ее глазах, когда она думала, что никто не смотрит.
    Однажды он больше не смог это выносить, и он извинился за поведение друга, задыхаясь от стыда.
    – О, Нед, – ответила Рейнис. – Я действительно не против.
    – Но тогда что причиняет вам такую боль, миледи, и могу ли я сделать что-то, чтобы уменьшить ее?
    Рейнис молчала некоторое время, прежде чем прошептать:
    – "Королевой ты будешь. Королевство будет любить тебя, и утонет ради тебя в крови".
    – Простите, леди Рейнис?
    – Когда мне было тринадцать, я ходила к ведьме, Мегги-Лягушке. Она сказала, что я стану королевой.
    – Очевидно, она угадала неверно, так как ваш брат родился три года спустя.
    – Я стану королевой, – настаивала Рейнис. – Но Роберт не будет моим королем. Не сможет.
    – Не позволяйте мерзким словам этой ведьмы беспокоить вас, миледи. Она сказала вам лишь ложь.
    Но Нед видел, что сердце Рейнис не успокоилось. Даже после рождения дочери не испытала она настоящего счастья.
    И каждый страх Рейнис оказался оправданным, когда однажды ее мужа принесли из леса на носилках. Роберт был хорошим охотником, но он был пьян, когда ему попался дикий вепрь. Его смерть была быстрой, слабое утешение для его жены, с которой он прожил едва больше года.
    Смерть Роберта потрясла Штормовой Предел. Никто никогда не мог подумать, что наследник Штормового Предела, сильный, здоровый парень семнадцати лет, умрет таким молодым.
    Смерть его названного брата открыла глубокую, кровоточащую рану на сердце Неда. Но никто не горевал больше Рейнис. Она горько рыдала все похороны, выглядя одновременно печальной и яростной.
    Лорд и Леди Баратеон предложили ей остаться и растить Висению в Штормовом Пределе. Но Рейнис вежливо отказалась, сказав, что ей будет легче пережить ее скорбь среди своей семьи и старых друзей.
    Нед тоже попросил у лорда Баратеона разрешения уехать. Без Роберта и Рейнис ничто не удерживало его в Штормовом Пределе. Он желал вернуться на Север, в дом его детства, к Брандону, Бенджену и Лианне.
    Нед и Рейнис покинули Штормовой Предел одновременно. Он провожал вдову своего друга, пока их пути не разошлись, чтобы не увидеться еще много лет. У него не было причин ездить в Королевскую Гавань, и Старки редко посещали турниры.
    Он все еще любил ее. Он любил ее в багровом цвете Таргариенов, и он любил ее в золоте Баратеонов, как любил ее и черном цвете траура. Но этому не суждено было случиться. Не только потому, что она была принцессой крови, слишком высокородной для второго сына, но и потому что она была женой Роберта. Призрак его друга всегда стоял бы между ними. И если бы Нед позволил забыть себе это, хотя бы на секунду, девочка на руках Рейнис – так похожая на Роберта – напомнила бы ему.
    И все равно, он скучал по ней.
     
  4. Насмешница

    Насмешница Скиталец

    Спасибо за новый интересный перевод. Открыла доверившись Вашему вкусу.
    Необычное АУ - тем лучше). Окончание 3 гл очень неожиданное, теперь кажется, что это Рейгарша станет вдовой еще снова и снова.
     
    Cat. и Daena нравится это.
  5. Daena

    Daena Знаменосец

    Ну, люди будут помирать пачками, это факт. И в основном - неожиданные.
     
  6. Nea

    Nea Наемник

    Ого, весьма любопытная версия событий получилась! Роберт как всегда, пиздец вечно начинается со смерти Роберта. И мне уже страшно что снова там придумают для бедняжки Визериса, раз уж Рейенис должна стать королевой.
    Пейринг с Недом мне кстати понравился. только обычно пейринги Нед/южные леди заканчиваются плохо
    Жду продолжения!
     
    Cat. нравится это.
  7. Daena

    Daena Знаменосец

    Хе-хе, хоть бы раз порвали шаблон, и на смерти Роберта начался бы всеобщий рай... :oh:
     
    AlissaN и Cat. нравится это.
  8. Cat.

    Cat. Знаменосец

    И Роберт опять погибает на охоте как в каноне, только молодым еще, хоть бы другую смерть ему придумали.:writing:
     
    Daena нравится это.
  9. Daena

    Daena Знаменосец

    Глава 4. Джейме Ланнистер. Его леди.
    Снова пришла весна, и над величайшим турниром в королевстве светило солнце.
    Джейме Ланнистер спешился перед багровым шатром Ланнистеров и откинул занавес, прикрывавший вход.
    – Ты хотел меня видеть, отец?
    – Закончился год траура принцессы Рейнис. Она снова может выйти замуж.
    – Ты хочешь, чтобы я ухаживал за ней? – самоуверенно улыбаясь, спросил Джейме.
    – Этого я от тебя ожидаю. Ты рыцарь. принцесса больше не дева, но она молода и красива. Тебе будет легко завоевать ее симпатию.
    – А что насчет ее отца?
    Джейме понял, что задел за больное. Старый Лев был горд, и он не забыл, как десять лет назад Эйрис оскорбил его и его сына.
    – С Эйрисом мы разберемся позже, – холодно сказал Тайвин. – Ты отправишься со мной в Королевскую Гавань, когда закончится турнир, и займешься своим делом.
    Джейме кивнул. План отца его полностью устраивал, хотя ему и не было дела до Рейнис. Он видел ее только раз, мальчиком шести лет, и не помнил ничего, кроме того, что она была старше, да длинных серебристых волос.
    – И так, милая сестра, – спросил он Серсею, в тот же вечер, закончив предаваться любви. – Как выглядит Драконья Принцесса? Я слышал, ее называют прекраснейшей дамой Семи Королевств.
    – Она достаточно красива для драконихи, – горько ответила Серсея.
    – Не ревнуй, милая сестренка. Что мне за дело до этой Таргариенши, когда рядом со мной сама Дева во плоти?
    Он обнял ее со спины, и она позволила, но по ее лицу было видно, что она недовольна.
    – Когда закончится турнир, отец отвезет меня в Королевскую Гавань, ухаживать за принцессой, и пока будет жива идея о помолвке между нами, я буду там. Разве ты не понимаешь, Серсея? Мы будем вместе!
    – Ты на ней женишься. Знаю, что женишься.
    Джейме рассмеялся.
    – Не бери это в свою милую золотую головку. Струпный Король назвал меня сыном слуги. Определенно, я недостаточно хорош для серебряной щели его дочери.
    На следующий день Джейме увидел принцессу, сидевшую на трибуне рядом с лордом и леди Уэнт. В память о ее покойном муже, она была наряжена в черное платье, с легкой отделкой красного Таргариенов.
    Джейме всегда считал Серсею прекраснейшей девой, которую он встречал, и такой она и была. Прекрасной, золотой девой.
    Рейнис Таргариен была женщиной, и она вела себя как королева. И судя по тому, как к ней относились остальные, она вполне могла королевой и быть.
    "Отец хочет видеть корону на ее голове. И на моей".
    Рейнис поймала его взгляд и грустно улыбнулась ему. Он поклонился, чувствуя себя зеленым мальчишкой.
    В тот вечер он повел себя как послушный сын и отправился представляться принцессе. Это было легко, так как ее компаньонками были Серсея и младшая из девушек Талли, Лиза.
    – Любезная сестра, не окажешь ли мне честь, представив меня твоим дражайшим подругам?
    Серсея нежно улыбнулась, хотя глаза ее горели зеленым огнем. Она пропела:
    – Братец, это леди Лиза из Дома Талли и леди Рейнис из Дома Баратеон. Леди Лиза, леди Рейнис, это мой брат, сир Джейме Ланнистер.
    Принцесса протянула руку, и Джейме поцеловал ее.
    – Сир Джейме, для меня счастье познакомиться с вами. Сегодня вы прекрасно сражались.
    – Спасибо, миледи. Могу ли я просить чести удостоить меня танцем?
    - Вы можете.
    Он повел ее к танцующим. И конечно, она прекрасно танцевала.
    – Вы молчите, сир Джейме. Проглотили язык?
    – Любой лишится дара речи, оказавшись рядом с такой красавицей как вы, – ответил он, надеясь, что выглядит достаточно галантным. Он думал о Серсее.
    – Вы бы предпочли танцевать со своей сестрой, – с ошеломляющей точностью угадала Рейнис.
    Джейме был потрясен, и он слишком поздно принялся отрицать:
    – Нет, миледи, я...
    – Все в порядке, сир Джейме, – перебила она. – Я понимаю. Ваш отец попросил вас ухаживать за мной, и вы исполняете свой долг.
    – Это не смущает вас?
    – Нет. Мне нужен рыцарь, который будет защищать меня и мою честь. Вы юны, но храбры, ваше будущее многое обещает. Я говорила серьезно, когда сказала, что вы прекрасно сражались. Ме нужен рыцарь, и я хочу, чтобы им стали вы, сир Джейме.
    – Но я не понимаю. Разве вас не защищает Королевская Гвардия, как и всех членов вашей семьи?
    – Ваша сестра хотела оскорбить меня, когда представила меня как члена Дома Баратеон, но она была права. Королевская Гвардия защищает моего отца, и я для него ничто. Пожалуйста, сир Джейме.
    Она смотрела на него с таким отчаянием, что Джейме ощутил, как щемит его сердце. Как он мог отказать такой прекрасной, юной принцессе, и при этом продолжить звать себя рыцарем?
    – Я стану вашим рыцарем... Но что это будет значить?
    – Вы наденете мою ленту, коронуете меня Королевой Любви и Красоты. Люди станут петь песни о прекрасной любви, и ваш отец будет доволен.
    Серсея не будет довольна. Но этот балаган позволит ему оставаться в Королевской Гавани, и это было все, что важно, верно?
    – Считайте мой меч своим, миледи.
    Рейнис улыбнулась ему, в ее глазах светилась благодарность. Джейме больше не чувствовал себя зеленым мальчишкой. В эту минуту ему казалось, что он готов сразиться со всей Королевской Гвардией.
    Она протянула ему кусок черной ткани. На нем был вышит красный трехголовый дракон.
    – Вот моя лента. Знаю, что вы окажете мне огромную честь, сражаясь с ней. Спокойной ночи, сир Джейме?
    Серсея уже отдала ему свою ленту. Секунду Джейме поколебался, не зная, которую выбрать, но рассмеялся. Зачем выбирать, если можно носить обе?
    И Джейме сражался в схватке, повязав обе ленты на свой локоть. Когда он победил, он преклонил колено перед Рейнис, и она царственно кивнула ему в ответ.
    В тот вечер отец поздравил его. Серсея была холодна с ним остаток турнира, хотя он сумел помириться с ней еще до того, как они добрались до Королевской Гавани.
    Ненависть его сестры к Рейнис была темной и яростной. Он видел это каждый раз, когда сидел рядом с принцессой. И так как им неприлично было бы оставаться наедине, с ними всегда были фрейлины Рейнис, старшие, Элия Мартелл и Эшара Дейн, и юные, Серсея и Лиза Талли.
    Джейме говорил со всеми ними, но больше всех с Рейнис. Разговоры их были обычно приятны, насколько приятны могли быть разговоры с женщинами. Рейнис смотрела на него из под ресниц так, словно он был самым интересным человеком на свете. Она слушала его истории с полным вниманием, и Джейме солгал бы, если бы сказал, что он совсем не наслаждался ее вниманием.
    Но Серсея с трудом это переносила. Проходило время, и ее язычок становился все острее и острее, а ее замечания все ядовитее. Принцесса заметила это и попыталась дать ей возможность извиниться. Но гордая Серсея отказывалась это делать.
    Она вела себя как ребенок.
    – Конечно я должен проводить время с принцессой, – объяснял он ей вечер за вечером. – Как я могу притворяться, что ухаживаю за ней, если не стану с ней видеться?
    – Эта коварная сука все глубже погружает в тебя когти, а ты даже не замечаешь этого.
    – Серсея... Я не люблю ее.
    Это не до конца было правдой. Он восхищался Рейнис, ее красотой, ее умом, ее грацией. Он танцевал с ней на балах и носил ее цвета. Он принимал ее похвалы на людях, говорил с ней, когда другие могли его слышать. Он любил ее, но он не осмелился бы даже поцеловать ее руку. Это была учтивая любовь, между рыцарем и леди, в ней не было опасности для Серсеи.
    – Ты моя плоть и кровь, мое отражение, мой близнец, половина меня. Ни одна женщина на свете не сможет занять твое место в моем сердце, Серсея. Таргариены не встанут между нами, – клялся Джейме, и Серсея целовала его, яростно, отчаянно.
    В конце концов, это не Таргариены встали между ними, а Баратеоны. Однажды вечером, во время ужина в Башне Десницы, Тайвин Ланнистер объявил:
    – Я договорился с лордом Баратеоном. Серсея выйдет замуж за его сына, Станниса.
    Глаза Серсеи широко распахнулись:
    – Но отец... Почему я не могу выйти замуж за кронпринца?
    – Визерису шесть лет, и у него уже есть племянница, на которой он сможет жениться. У меня больше шансов женить твоего брата на Рейнис.
    – Я не выйду за этого занудного, всем недовольного брюзгу!
    – Перестань вести себя как ребенок, Серсея! Станнис Баратеон – лучшая для тебя партия, и ты выйдешь за него.
    – Прости, отец, у меня пропал аппетит, – прошептала Серсея. Прежде чем кто-либо сумел ответить, она встала и быстро, неподобающе леди, убежала.
    – Можно мне удалиться, отец? Я постараюсь ее убедить.
    Тайвин Ланнистер лишь холодно кивнул.
    Джейме пришлось долго ее искать. Он искал везде в Красном Замке, прежде чем наконец зашел в септу. Серсея не была особенно набожной, но она была здесь, стояла, преклонив колени, перед Девой, склонив голову, ее золотые кудри спадали на плечи.
    Увидев его, она выпрямилась. Ее щеки были залиты слезами, когда она принялась умолять его:
    – Спаси меня, Джейме! Помоги мне!
    – Тихо, Серсея, тихо, – шептал он ей на ухо. – Ты не выйдешь за этого брюзгу Станниса.
    Она навострила уши:
    – Правда?
    – Убежим вместе, сестренка. Я найду корабль в Вольные Города. Я стану наемником, а ты будешь моей женой.
    – Ты сошел с ума, Джейме? Ты наследник Утеса Кастерли, Лев Ланнистер, а не грязный наемник. Я леди из Дома Ланнистер, и не стану жить в грязи в изгнании. Я найду другой способ разорвать эту помолвку и выйти замуж за мальчишку принца. И тогда ты станешь Королевским Гвардейцем, и мы будем вместе навсегда.
    – Это только фантазия, Серсея. Да что с тобой и отцом и вашими мечтами породниться с Таргариенами? Ты не выйдешь за Визериса, не раньше, чем я женюсь на Рейнис.
    Серсея замерла при имени принцессы.
    – Так в ней все дело, Джейме? Ты бросаешь меня ради этой драконьей суки?
    – Дело не в Рейнис, дело в нас! Будь что будет, сестрица, если хочешь избежать брака с Станнисом, у тебя есть или Вольные Города, или отправляйся в Молчаливые Сестры.
    И Джейме в ярости пошел прочь из септы. С того самого момента Серсея больше с ним не разговаривала. Она так и не бросила идею избежать брака с Станнисом Баратеоном, и не простила Джейме за его тяжелую, холодную правду.
    Рейнис... Рейнис его поняла. Она нашла его, разбитого и одинокого, и взяла его за руки. Впервые с ней не было ее фрейлин, не было никого, кто мог бы их осудить. И точно не было Серсеи.
    – Что случилось, Джейме?
    – Моя сестра сердится, потому что я сказал ей, что ничто не может разорвать ее помолвку со Станнисом Баратеоном, – ответил он, глядя под ноги.
    – Ты прав, – спокойно ответила Рейнис. – Твоя сестра выйдет замуж за лорда Станниса, а ты женишься на мне или другой высокородной леди. Ваша с Серсеей любовь – любовь милых летних детей, мой рыцарь, но тебе придется оставить мысли о ней.
    Джейме испуганно посмотрел Рейнис в глаза.
    – Вы же не хотите сказать, что мы с моей сестрой...
    – Я Таргариен, рожденная от многих браков между братьями и сестрами. Я понимаю, Джейме, и я не сужу.
    Джейме не чувствовал ничего, кроме облегчения. Он так долго скрывал отношения с Серсеей, что ему так хорошо было говорить об этом с кем-то, особенно с той, что смотрела на него такими добрыми лиловыми глазами.
    – Я не смогу забыть Серсею. Без друг друга мы не целые.
    – Но вы научитесь. Когда вы женитесь, вы с сестрой разойдетесь. О, вы будете иногда видеться во время турниров, но все не будет так, как прежде. Она будет женой другого мужчины, матерью его детей. Ваши жизни разойдутся, как и вы. А боль пройдет.
    Она сказала это, не останавливаясь, глаза ее были печальны.
    – Как я могу это принять?
    – А что ты можешь сделать?
    – Я попрошу Серсею сбежать со мной. И она сбежит, когда поймет, что нет другого способа.
    Рейнис лишь посмотрела на него, грустно улыбаясь.
    – Нет, не сбежит. Ни сейчас, ни потом. Она хочет золотую корону, а не жизнь в изгнании.
    Эти слова разбили сердце Джейме, потому что они были так похожи на то, что сказала Серсея.
    – Настоящая корона серебряная, миледи, и она ваша. Серсея никогда ее не получит.
    – Но у нее есть ты.
    Эти слова были так тихи, что на секунду Джейме показалось, что ему послышалось.
    – А вы хотите меня, миледи? – недоверчиво спросил он.
    Рейнис мертвой хваткой держала его за руку. Ее глаза были наполнены слезами и отчаянием.
    – Ты нужен мне, Джейме. Ты нужен мне даже больше, чем твоей сестре. Больше, чем кому-либо когда-либо.
    Она поцеловала его, мягким, нежным поцелуем, поцелуем девы. Это не было похоже на поцелуи Серсеи. Ее поцелуи всегда были смелыми, даже когда они были детьми.
    – Прости. Как глупо с моей стороны, – сказала Рейнис, склонив голову от стыда.
    Она попыталась встать, но он схватил ее за руку. Он поцеловал ее прекрасные губы, снова и снова.
    И она ему позволила.
    Они больше не были рыцарем и его леди. Они перешли эту линию и не вернулись назад. Они обменивались тайными взглядами и скрытыми прикосновениями, болтая ни о чем. Серсее пришлось это видеть. Он замечал ненависть в ее глазах, которая теперь была направлена и на него.
    – Предатель. Драконоеб, – говорили ее глаза.
    "Какое право ты имеешь судить меня, сестрица? Какое? Рейнис вдова, а я ни на ком не женат. И точно не на тебе".
    В тот вечер, когда он проник в комнату Рейнис, она сидела у зеркала. Ее лицо было бледно и обеспокоенно.
    – Что-то случилось, Рейнис?
    Без слов она повернулась и встала. Она взяла его за руку и усадила на кровать рядом с собой.
    – Я беременна, Джейме.
    Он ошеломленно смотрел на нее.
    – Я думал, ты принимала травы и зелья, чтобы не понести.
    – Иногда этого недостаточно. Я говорила с мейстером, он совершенно уверен, что я в тягости. Не беспокойся, мы сохраним это в секрете. Никто больше не узнает этого, кроме нас с тобой.
    – Ты... Ты хочешь его сохранить?
    Она кивнула.
    Джейме знал, что у многих мужчин были незаконные дети, но одно дело начинить ребенком шлюху, а другое – высокородную любовницу. Он уважал Рейнис и любил ее по-своему. Он поклялся отдать ей на службу его меч, поклялся защищать ее честь. Он поступит правильно.
    – Тогда я женюсь на тебе, если ты согласишься.
    – Я соглашусь, Джейме, конечно соглашусь, – глаза Рейнис сияли, щеки заливал румянец. – Ты должен завтра попросить моего отца об этой чести.
    – Но согласится ли он?
    – Скорее всего нет, – печально призналась Рейнис. – Но даже если он не согласится, я найду способ, чтобы мы поженились.
    Это не должно было быть так плохо, жениться на высокой, серебряноволосой Рейнис, которая была так непохожа на его золотую сестру. Возможно, она сможет заставить его забыть Серсею. Она точно собиралась попытаться.
    Вот почему Джейме почти с радостью преклонил колени перед Эйрисом и попросил у него руки его дочери. Но король не ответил ему, лишь расхохотался. Это был громкий, безумный смех, смех сумасшедшего. Джейме ждал, склонив голову, пока не почувствовал руку на своем плече.
    Это был Тайвин Ланнистер, его лицо было холодно, словно выточено из мрамора.
    – Встань, Джейме. Мы не желанные здесь гости.
    На том месте, где стоял его сын, на полу, он оставил серебряный знак Десницы.
    Тайвин коротко отдал приказы своему стюарду. Все его люди собирались, готовясь немедленно покинуть Королевскую Гавань. Бывший Десница и его дети должны были отбыть первыми, при первых лучах солнца.
    Джейме сумел найти Рейнис в одиночестве в пустом коридоре Красного Замка.
    – Что нам делать?
    – Я нашла септона, который тайно нас поженит. Приходи к северным вратам в полночь с верным другом высокого происхождения, чтобы засвидетельствовать наш союз.
    – А потом?
    – Завтра ты покинешь Королевскую Гавань, как запланировано. Я буду ждать твоего ворона. Как только я узнаю, что ты в безопасности за стенами Утеса Кастерли, я все расскажу отцу. О, он будет в бешенстве, но он меня не тронет. Он попытается добраться до тебя и твоего отца, но Малый Совет сумеет отговорить его от войны с Западными Землями из-за никому не нужной старшей дочери.
    Джейме кивнул. План Рейнис казался убедительным.
    – Тогда увидимся этой ночью, миледи.
    Он быстро поцеловал ее и отправился готовиться к своей свадьбе.
    Во-первых, он выбрал Аддама Марбранда в свои свидетели. Этот паренек был его другом детства, и он не станет распускать язык. Джейме воспользовался тем, что все в свите бывшего Десницы были заняты подготовкой к отъезду, чтобы суметь стащить свадебный плащ. Он был сшит из красного бархата, с вышивкой в виде золотого льва Ланнистеров, совсем новый и прекрасный.
    Приготовил ли его отец для свадьбы Серсеи со Станнисом? Или он с самого начала предназначался Рейнис?
    Это не имело значения.
    Это была простая церемония в удаленной септе. Септон был стар, лысый человек, дыхание которого пахло вином. На Рейнис был старый, побитый молью девичий плащ Таргариенов, который она нашла в одном из сундуков Мейгоровой Твердыни. Рядом с ними не было никого, кроме Аддама Марбранда и Лизы Талли.
    – Этим поцелуем я клянусь в моей любви и беру тебя в свои леди и жены, – произнес Джейме. Его губы едва коснулись губ Рейнис, когда раздался стук в дверь.
    – Откройте, именем короля!
    Септон побледнел.
    – Заканчивайте церемонию! – прикрикнул Джейме.
    Септон приподнял кристалл на дрожащих руках, и сказал, заикаясь:
    – Здесь, на глазах людей и богов, я провозглашаю Джейме из Дома Ланнистер и Рейнис из Дома Таргариен мужем и женой, одной плотью, одним сердцем, одной душой, отныне и навсегда, и да будет проклят каждый, кто встанет между ними!
    Двери распахнулись.
    За ними стояли четыре рыцаря Королевской Гвардии, во главе с сиром Эртуром Дейном.
    – Слишком поздно, – насмешливо сказал Джейме. – Мы уже женаты.
    Эртур Дейн печально оглядел их.
    – Женаты вы или нет, это неважно. У нас приказ короля арестовать вас всех.
    – По какому обвинению? – спросил Аддам Марбранд, схватившись за меч.
    – Государственная измена.
    Джейме знал, что король недавно сменил способ казни. Теперь приговоренные к смерти сжигались заживо.
    – Я скорее умру с мечом в руках, чем покорюсь огню и крови короля, – воскликнул Джейме. Аддам кивнул. Они обнажили мечи и ринулись в бой.
    Секунду спустя Джейме схватился с Мечом Зари, отражая удар за ударом, выпад за выпадом. Он никогда не чувствовал себя таким живым, как когда Рассвет ударил его, протыкая плечо.
    Мир закружился. Он видел напуганные глаза Лизы Талли, печальное, бледное лицо Рейнис, Серсею, ее волосы цвета расплавленного золота, ее глаза, налитые страстью, как каждый раз, когда они возлегали вместе.
    А потом его мир померк.
     
    Последнее редактирование: 20 дек 2013
    Dernhelm, Cate, Исс и 10 другим нравится это.
  10. NeponyatnoKto

    NeponyatnoKto Знаменосец

    Рассвет же. А так пишите и переводите, мне нравится
     
    Daena и Cat. нравится это.
  11. Daena

    Daena Знаменосец

    Точно, спасибо.
     
    NeponyatnoKto и Cat. нравится это.
  12. Насмешница

    Насмешница Скиталец

    Спасибо за продолжение перевода. Однако у драконши серия пошла!)) Эта глава не была неожиданной - наоборот все повели себя аккурат, как от них ожидалось. И кого теперь пригласят: "Третьим будешь?"
    (Надеюсь не Неда, надеюсь не Неда, надеюсь не Неда... Он, конечно, тот еще лопух, но не надо ему эту печальную стерву. А то опять голову отрубят).
     
    Daena нравится это.
  13. Daena

    Daena Знаменосец

    Тенденция, однако. :oh:
     
  14. Ашка-Вайти

    Ашка-Вайти Знаменосец

    Следующую главу жду со страхом, что там Эйрис выкинет. Но Станнис + Серсея = :banghead:.
     
    Cat. нравится это.
  15. Daena

    Daena Знаменосец

    Ну, следующая глава там, вообще-то, совсем левая. Автор ее явно не вовремя вставила, ее нужно было четвертой, а не пятой ставить, теперь из-за этого темп слетит.

    Бедолаги оба.
     
    Cat. нравится это.
  16. Daena

    Daena Знаменосец

    Глава 5. Лианна Старк. Серебряная Принцесса

    Брат вернулся из Штормовых Земель другим человеком.
    Нед был даже тише обычного, часто казался погруженным в свои мысли. Сначала Лианна думала, что он скорбит о потере названного брата. Но прошли месяцы, и мрачность Неда усилилась, а Лианна уверилась, что случилось что-то еще, и она тормошила Неда, пока он не сказал ей правду.
    Ее старший брат влюбился. И не в кого-нибудь, в принцессу.
    – Какая она, твоя Рейнис?
    – Она не моя Рейнис, – невесело ответил Нед. – Принцесса умная. Понимает свой долг. Способная. Как и полагается быть члену королевской семьи.
    – Кажется, она настоящая леди, – горько сказала Лианна.
    – Даже больше этого, – с нежностью сказал Нед. – Вы бы поладили. Ты уже понравилась ей по одним моим рассказам.
    – Может, мы с ней и встретимся. Мы ведь поедем на турнир лорда Уэнта, и она будет там, верно?
    Нед помрачнел.
    – Возможно, будет лучше, если я не стану с ней встречаться.
    – У тебя будет полно времени позабыть ее, когда отец нас всех переженит. Поезжай в Харренхолл и люби свою Серебряную Принцессу, милый братец. По крайней мере, ты хотя бы узнаешь настоящую любовь.
    Лианна пока не была помолвлена, но она знала, что это лишь вопрос времени. Через несколько лет она выйдет за человека, который заставит ее носить платья и вышивать от рассвета до заката.
    Нед был вторым сыном, и найти ему жену будет труднее. В конце концов это скорее всего будет одна из дочерей знаменосцев лорда Рикарда. И после свадьбы Нед никогда не покинет Север и никогда не увидит свою принцессу.
    Турнир в Харенхолле был первым для Лианны, но ее восторг по его поводу быстро поутих, когда она увидела, как три сквайра дразнили северянина. Она была так погружена в свои мысли о том, как их проучить, что едва заметила Рейнис Таргариен на первом пиру. По крайней мере, пока принцесса к ним не подошла.
    – Лорд Эддард, мне приятно видеть вас снова, – тепло сказала она.
    – Я тоже рад вас видеть, миледи, – слова были формальны, но голос ее брата был нежен, и глаза его светились теплотой, когда он смотрел в лицо принцессы. Он определенно был влюблен.
    – Должно быть это ваши младшие брат и сестра, лорд Бенджен и леди Лианна. И лорд Холланд Рид из Дома Ридов.
    Житель болот поклонился принцессе, явно удивленный тем, что она его узнала.
    – Важен каждый знаменосец моего отца, милорд, а наследник Дома Ридов, удерживающего Перешеек, тем более, – Рейнис повернулась к Лианне. – Вы правильно поступили, что так защищали его, миледи.
    – Я делала это не из-за земель его отца, а потому что это было правильно, – резко ответила Лианна.
    – Хотелось бы мне, чтобы мы всегда могли поступать правильно, леди Лианна. Хотелось бы, чтобы могли, – печально ответила принцесса. – Если вам захочется женского общества, приходите в шатры Таргариенов, присоединиться ко мне и моим фрейлинам. Вам будут рады.
    – Благодарю, – сказала Лианна, но она знала, что в ее голосе было недостаточно благодарности. Она не могла восторгаться мысли о вышивании или поглощении лимонных пирожных.
    Когда принцесса ушла, Нед сердито посмотрел на нее.
    – Тебе обязательно было нужно быть такой грубой, Лиа?
    – Я не была грубой! Ну может немного. Она просто такая... Южанка.
    – Из всех людей на свете, Лиа, я не думал, что ты так легко осудишь другого, – разочарованно сказал брат. – Ты думаешь, простая пустоголовая южанка знала бы имя Холланда, или узнала бы, что ты защищала его сегодня? Уверен, никто больше не заметил или не обратил внимания.
    – Я не говорила, что она глупая или злая. Она не понравилась бы тебе, если бы была такой. Я просто имею в виду, что у нас с ней ничего общего.
    Этого Нед отрицать не мог, и он просто вздохнул и уставился в пустую тарелку перед собой, возможно, пытаясь заставить себя перестать страдать по принцессе.
    Лианне тяжело было хорошо относиться к Рейнис, особенно когда принцесса весь турнир только и делала, что одаривала вниманием сира Джейме Ланнистера. Она даже дала ему свою ленту, и он поклонился ей после выигранной схватки. Все уже шептались, как прекрасно смотрятся вместе Серебряная Принцесса и ее золотой рыцарь. А Лианна же видела только боль в глазах своего брата каждый раз, когда он видел Рейнис с Джейме Ланнистером.
    Лианна больше не собиралась вообще разговаривать с принцессой, но все изменилось во время последнего пира на турнире. Сир Эртур Дейн выиграл соревнования на копьях в тот день и короновал Элию Мартелл Королевой Любви и Красоты.
    Синие зимние розы были любимыми цветами Лианны, иногда она даже носила их, вплетая в свои темные волосы. Но они лучше смотрелись на Элии Мартелл. Глубокая синева цветов подчеркивала смуглую красоту принцессы Дорна.
    Во время пира Лианна обдумывала выбор сира Эртура. Безопаснее всего было короновать его сестру Эшару, все знали, что она была красавицей. А как член Королевской Гвардии, он должен был выбрать Серебряную Принцессу, которую называли самой прекрасной женщиной Семи Королевств. Но он выбрал Элию. Почему?
    Должно быть, он влюблен в нее, или же уважает больше всех других женщин.
    Лианна была так погружена в свои мысли, что испугалась, услышав звук арфы. Принцесса достала свой серебряный инструмент, и все замерли, прислушиваясь к ней.
    Рейнис начала петь.
    У нее был высокий чистый голос, сладкий, как летнее вино, и холодный, как северная зима. Ее песня была печальной, об ушедшей любви и упущенных возможностях. Песня была так прекрасна, что Лианна не смогла не расплакаться.
    Когда Рейнис закончила, Лианна подошла к ней.
    – Вы прекрасно поете.
    – Благодарю, – просто сказала Рейнис, отложив в сторону арфу. В ее глазах тоже были слезы. – Я пела эту песню для моей подруги Элии.
    Лианна вспомнила яркую улыбку Элии Мартелл, когда Эртур Дейн положил венок ей на колени.
    – Они с сиром Эртуром влюблены, ведь так?
    – Я так думаю. Сир Эртур и Элия сдержаны в выражениях своих чувств, но я вижу такие вещи.
    – Тогда вы знаете, что мой брат вас любит.
    Это не был вопрос. Рейнис ничего не сказала, только выглядела раздражающе печальной.
    – Тогда почему вы повсюду расхаживаете под ручку с Джейме Ланнистером? Мой брат лучше любого Ланнистера!
    Принцесса рассмеялась. Смех этот прозвучал странно и отрывисто, но в то же время искренне.
    – Из всех людей, которых я встречала, ваш брат лучший. Если бы я могла выбирать, за кого выходить замуж, я выбрала бы его немедленно. Но это никогда не было моим выбором.
    – Почему? Разве вы не вдова? Я думала, вдовы сами могут выбирать своих женихов.
    – Я принцесса, и за королем будет последнее слово в выборе моего будущего мужа. Но даже без этого я не могу выбрать, кого захочу. Мой выбор отразится на всем королевстве.
    Она осторожно посмотрела на Лианну и тихо продолжила:
    – Здоровье моего отца пошатнулось. Тайвин Ланнистер верно служил ему много лет, и при этом король груб и неприветлив к своему Деснице. Только гордость Старого Льва удерживает его в Королевской Гавани. Он хочет принцессу Таргариен для своего сына в награду за его службу перед королем и королевством. Я не так глупа, чтобы ему отказывать. Я выйду за сира Джейме, и мы продолжим жить в мире и процветании.
    – Вы ничего к нему не чувствуете?
    – Он хороший мальчик и смелый рыцарь. Могло быть и хуже. А что насчет вас, леди Лианна?
    Лианна опустила взор.
    – Мой отец договаривается о моей помолвке со Станнисом Баратеоном.
    – Лорд Станнис – хороший человек, но он холоден и суров. Я не думаю, что он поймет ваши... Неподобающие леди увлечения. Вам подойдет брак кое с кем дальше с юга. Вы знали, что нравы в Дорне куда свободнее, чем в остальных Семи Королевствах? Вы даже смогли бы там носить брюки и держать меч.
    Лианна нахмурилась. Даже ее отец никогда не думал посылать ее так далеко на юг. Дорн был настолько же жарким и сухим, насколько Север был холодны, а репутация его жителей была странной и непристойной. Но если ей действительно не придется там быть леди, то почему бы об этом не подумать?
    – И кого бы вы предложили мне в мужья?
    – Принца Оберина Мартелла.
    – Он на десять лет старше меня, и у него уже три бастарда, – с отвращением сказала Лианна.
    – У многих лордов есть бастарды, но многих ли вы знаете лордов, которые позволяют своим женам оставлять при себе их незаконнорожденных детей? Таких нет нигде, кроме Дорна. Принц Оберин не запретит вам ничего, что не позволяет себе сам. И кроме того, ему пошло бы на пользу, жениться на ком-то с таким горячим характером и верным сердцем.
    – Как это?
    – Первый ребенок принца Оберина родился от шлюхи в Староместе. Когда он пришел забрать дочь, ее мать не хотела ее отдавать. Тогда он ударил ее по лицу и велел своей дочери выбирать свое оружие: мужское копье или женские слезы. Девочка выбрала копье.
    – Если бы я была на ее месте, я взяла бы копье и воткнула ему в живот! – яростно воскликнула Лианна.
    – Знаю, миледи. Принц Оберин – не плохой человек, но в нем есть жестокость. И слепота, – Рейнис тихо рассмеялась. – В конце концов, мы не можем выбрать свое оружие. Мы сражаемся тем, что у нас есть. Я желаю вам удачи, леди Лианна.
    Лианна осталась ошеломленной. Да, она не забыла слов Рейнис. Она заверила Неда, что отношения принцессы с сиром Джейме Ланнистером были исключительно политическими, но это не уменьшило ее боль.
    Они вернулись в Винтерфелл и снова зажили нормальной жизнью. Брандон поехал в Риверран и вернулся с невестой из рода Талли. Лианна хорошо поладила с Кейтлин. Она была леди, но она не судила Лианну за то, что та натягивала штаны и сбегала из замка кататься верхом.
    Нед оставался неженатым, а помолвка Лианны со Станнисом Баратеоном так и не состоялась. И когда Рикард Старк принялся жаловаться, как же трудно найти подходящую партию для его дочери, она прошептала:
    – Возможно, тебе стоит написать в Дорн.
    Отец изумленно повернулся к ней. Лианна никогда не разговаривала с ним о ее помолвке, обычно она убегала прочь и дулась.
    – Откуда тебе пришла эта идея, Лиа?
    – Вообще-то, это идея принцессы Рейнис. У нее много дорнийских друзей, и она сказала, что... Что мне там понравится.
    – Дорнийцы – странный народ. Но принцесса правит двором, и она им благоволит. Ты часто говорила с Рейнис?
    – Немного. Но она дала мне полезный совет.
    Отец нежно посмотрел на нее:
    – Знаешь, Лиа, иногда твоя дикость приводила меня в отчаяние. Но дружба с принцессой Рейнис, это хорошо. Вижу, что ты наконец-то выросла и учишься быть леди. Я напишу о тебе в Дорн.
    – Спасибо, отец.
    Она как полагается поцеловала отца в щеку, но внутри нее все залило холодом.
    "Я не могу выбрать свое оружие, поэтому придется сражаться тем, что есть".
    "Я не смогу вышивать и делать реверансы, даже если моя жизнь будет от них зависеть, но я научу принца Дорна, что нельзя бить женщин".
     
  17. Daena

    Daena Знаменосец

    Глава 6. Лиза Талли. Девица и чудовище.

    Лиза сбежала в богорощу, чтобы побыть одной в своем горе, но ее нашли.
    Рейнис присела рядом с ней, на голую, холодную землю, и крепко обняла ее, пока та плакала. Она нежно гладила ее по спине, как это делала Кет, и ждала, пока высохнут слезы Лизы.
    – Что причинило тебе такую боль, Лиза? – тихо спросила она.
    – Письмо. Из дома, – сумела выдавить Лиза.
    – Что-то случилось с твоей семьей?
    – Можно и так сказать, – сердито ответила Лиза. – Мой брат по воспитанию, Петри, вызвал Брандона Старка на дуэль за руку моей сестры. Он проиграл, и теперь он ужасно ранен, хотя жизнь его вне опасности.
    – Ты волнуешься из-за его раны.
    Лиза кивнула.
    – Отец сказал, что Петир вел себя как дурак, когда вот так вызвал лорда Брандона. Когда его рана затянется, его отправят назад на Персты. И я никогда его больше не увижу, и даже не смогу попрощаться!
    Она подвила рыдание.
    – Тебе очень дорог Петри. Я это вижу.
    – Мы были вместе с тех пор, как были детьми. Я бы все для него сделала.
    – Но он рискнул своей жизнью ради руки твоей сестры.
    – Я знаю! – закричала Лиза. – Все любят Кет. Она старше, умнее, красивее. Я думала, что Петир другой. Я думала, он меня любит, ради меня. Но его больше волнует Кет. Всегда вечно Кет.
    – Лиза, ты красивая и очаровательная девица пятнадцати лет, любой мужчина будет счастлив быть объектом твоего внимания. Если Петир этого не видит, то он недостоин твоей любви.
    – Правда? – Лиза с надеждой взглянула на принцессу из под прядей темно-рыжих волос.
    – Правда, – Рейнис взяла Лизу за руки. – Клянусь тебе, что я найду тебе мужчину, который не будет смотреть ни на кого, кроме тебя.
    Сердце Лизы запело от радости. Она любила Петира, но было бы так хорошо, если бы за ней ухаживал мужчина, который никогда не видел ее сестры.
    – А он будет красивым? – спросила вдруг она.
    – Очень красивым.
    – Сильным и благородным?
    – У тебя будет твой рыцарь, – улыбнулась Рейнис. – И высокородный рыцарь, иначе твой лорд-отец не отдаст ему твою руку.
    Лиза не сдержалась и хихикнула. Возможно, она лишилась сестры, когда покинула Риверран, но она нашла новую, в лице Рейнис.
    Принцесса была именно такой, какой она ее представляла, и даже более того. Она была прекрасна, учтива и добра ко всем, знатным ли господам или к челяди. Она сделала все, чтобы жизнь Лизы в Королевской Гавани была уютной.
    И теперь она брала ее с собой в Харренхолл, на самый великолепный турнир на свете. Лиза всегда обожала турниры, галантных рыцарей, сражающихся друг с другом, певцов, скоморохов, пиры, ей нравилось все. Она думала, что никогда не увидит турнира прекраснее, чем в Королевской Гавани, но лорд Уэнт сумел превзойти изысканную столицу короля.
    иникогда не пробовала еды вкуснее. Здесь были персики из Простора, золотое вино из Арбора, сладкое, как лето, странная острая пища из Дорна, от которой рот Лизы занялся огнем, оленина, жареная в травах, а форель на вкус была совсем как дома.
    Пока они ели, их развлекали, и каждое представление было еще прекраснее предыдущего. Пели семь менестрелей, по одному из Семи королевств, одетые в разные цвета радуги. За ними выступил факир, лысый лисениец, выдыхавший огонь. Потом браавосские скоморохи представили спектакль с помощью кукол в половину роста Лизы.
    А когда гости закончили есть, скоморохов сменили музыканты, и все принялись танцевать. Лиза была в восторге. Богатые призы лорда Уэнта приманили к себе рыцарей из каждого благородного дома королевства. Она никогда еще не видела столько красивых юных рыцарей и лордов.
    Принцесса Рейнис прохаживалась по шатру, приветствуя всех, с кем была знакома, а знала она многих. Ее фрейлины следовали за ней, переговариваясь со своими знакомыми, и отходили потанцевать. Всего через четверть часа Лиза уже задыхалась от счастья. Она не могла сдержать восторженной улыбки. Ее тоска по Петиру, казалось, прошла. Как она могла грустить в таком волшебном месте?
    Лиза остановилась передохнуть после танца, когда принцесса Рейнис остановилась, чтобы поговорить с молодой дамой в зеленом платье Тиреллов. С ней был мужчина, который мог быть только ее братом, потому что у них были одинаковые волнистые волосы и золотисто-карие глаза. Он был очень красив.
    – Леди Лиза, это леди Алери Тирелл и ее брат, сир Бейлор Хайтауэр. Алери, сир Бейлор, это леди Лиза из дома Талли.
    Они сделали реверанс, а сир Бейлор поклонился. Алери взяла принцессу за руку и и заговорила с ней, быстро и живо, как со старой подругой?
    – Я так скучала по тебе, Рейнис. Как твоя маленькая Висения?
    – Ей уже почти два, и у нее такой сильный голос. А как Уиллас и Гарлан?
    Они начали говорить о своих материнских заботах, делиться добрыми воспоминаниями о Королевской Гавани, тех времен, когда леди Тирелл была все еще леди Алери из дома Хайтауэр, фрейлиной Рейнис. Лизе нечего было добавить к этому разговору, и так как она не хотела мешать встрече двух старых подруг, она неловко молчала, стоя рядом.
    Как и сир Бейлор. Они улыбнулись друг другу, и он галантно спросил ее:
    – Не желаете ли потанцевать, миледи?
    Лиза внезапно перестала задыхаться, а ее ноги совсем перестали болеть.
    – Я с удовольствием потанцую, сир.
    Он взял ее за руку и повел к танцующим. Во время танца сир Бейлор спрашивал ее, понравился ли ей турнир, и Лиза искренне призналась, что да, он ей понравился.
    – Вам бы понравился Простор, миледи. Нигде больше в Семи Королевствах так не боготворят турниры, и рыцари не уступают им своей славой.
    Лиза принялась спрашивать его о Просторе, и он рассказал ей о Староместе, самом прекрасном городе Семи Королевств, месте, где находится Цитадель.
    Они были так погружены в беседу, что протанцевали не один, а три танца. Лиза устала донельзя, и она крепко держалась за руку сира Бейлора, когда он повел ее назад к принцессе. Леди Алери уже не было, скорее всего, она уже вернулась к своему мужу.
    Сир Бейлор ушел, поцеловав на прощание руку Лизы. Он был такой галантный, Лиза очень наделась, что сумеет потанцевать с ним и на следующий день.
    А назавтра была схватка. Лиза задрожала, когда увидела, как Джейме Ланнистер кланяется принцессе. Как только она впервые увидела их вместе, она поняла, что им суждено быть вместе. Рейнис, такая высокая, прекрасная, с серебряными волосами, была самой Девой во плоти, а Джейме Ланнистер, такой юный и красивый в своих золотых доспехах, был просто воплощением Воина. Это была любовь, совсем как в песнях, Серебряная Принцесса и ее Золотой Рыцарь.
    "Харренхолл – действительно волшебное место. Здесь сбываются мечты, а песни становятся явью".
    Тем же вечером Лиза снова встретила сира Бейлора. Она была с Элией Мартелл, когда он пришел, чтобы пригласить ее на танец. Он напряженно поклонился принцессе Дорна, его лицо покраснело, выглядело мученическим. Элия как подобает сделала реверанс, но в ее глазах плясало озорство, и она кусала губы, чтобы сдержаться от смеха. Это было так странно.
    – Вы знакомы с принцессой Элией? – спросила она, когда они начали танцевать.
    Бейлор снова покраснел.
    – Мы встречались раньше. Я опозорился перед ней, и теперь не смею даже взглянуть ей в лицо.
    Лиза была рада. "Нельзя влюбиться в женщину, если тебе даже стыдно на нее взглянуть".
    – Что бы вы не сделали, я уверена, это не было так уж ужасно.
    Она мудро решила не спрашивать, что это было. Бейлор вздохнул с облегчением. Когда он улыбнулся, показалось, что в его глазах затанцевали искорки.
    Когда закончился турнир, Лиза была расстроена. Она больше не увидит своего золотоглазого рыцаря, но могла утешаться, наблюдая за романом Рейнис с Джейме Ланнистером. Это было такой радостью, видеть такую прекрасную любовь, как у принцессы и ее смелого рыцаря. Она надеялась, что они скоро поженятся.
    Сир Бейлор приезжал в Королевскую Гавань на каждый турнир, в три раза чаще, чем бывало до того, как он встретил Лизу, и Эшара дразнила Лизу из-за этого, а Элия смотрела на нее смеющимися глазами. Рейнис лишь улыбалась, но ее улыбки были полны обещания.
    В конце его третьего визита Бейлор спросил у нее, может ли он написать ее отцу, чтобы попросить ее руки. Лиза радостно согласилась.
    – Ты думаешь, мой отец даст свое согласие? – настороженно спросила она Рейнис.
    – Конечно, – ответила принцесса, взяв ее за руки. – Твой отец хочет для тебя хорошей партии. Лорды и наследники Великих Домов или женаты, или помолвлены. Хайтауэры – самые влиятельные знаменосцы Тиреллов, и они лорды Староместа. Они практически правят в своем праве. Ничье предложение не будет лучше руки сира Бейлора.
    И конечно же, принцесса была права, потому что отец прислал ей свое благословение и поздравил с тем, что она сделала прекрасную партию. Они с сиром Бейлором должны были пожениться в ее восемнадцатый день имени.
    Лиза была так счастлива. Единственным темным пятном в ее жизни было то, что король отказался отдавать руку его дочери Джейме Ланнистеру. Это было так зло и жестоко!
    В тот день Рейнис пришла к ней и попросила об одолжении, в ее глазах была тревога.
    – Мы с сиром Джейме тайно поженимся этой ночью. Будешь ли ты моей свидетельницей? Мне больше некому довериться, кроме тебя.
    "Тайный брак? Это так романтично!"
    Лиза с готовностью согласилась. Она была там, когда на плечи Рейнис лег красный бархат, расшитый золотыми нитями. Она была там, когда Джейме Ланнистер истек кровью на пол старой септы. Она держалась за принцессу и плакала, пока королевские гвардейцы вели их – мягко – в комнату на вершине самой высокой башни замка, где заперли их.
    Вскорости к ним присоединились Эшара и Элия. Обеих дам явно разбудили посреди ночи и приволокли сюда.
    – Что случилось, Рейнис? – спросила Элия.
    – Я собиралась тайно выйти замуж за Джейме, но нас раскрыли. Джейме и сира Аддама Марбранда убили, а нас схватили.
    Эшара широко раскрыла глаза.
    – Я бы никогда не осудила тебя, возьми ты его в любовники, но зачем выходить замуж за этого мальчишку?
    – У меня не было выбора. Я беременна от него.
    Лиза не смогла сдержать ошеломленного крика. Она знала, что принцесса не была девой, но она не думала, что она возляжет с сиром Джейме до свадьбы. Это было так неприлично, и она никак не ожидала такого от Серебряной Принцессы.
    Элия прищурилась. Она тоже была удивлена, но еще она выглядела злой.
    – Я думала, ты угождаешь отцу через сына. Но если ты искала политического союза, зачем ты спала с Джейме? Почему нарушила запрет твоего отца выходить за него? И не смей говорить мне, что ты любила его, возможно, мальчик тебе верил, но я лучше знаю.
    – Мне был нужен ребенок, – прошептала Рейнис. – У дракона три головы.
    – Опять твои дурацкие пророчества?
    – Они не мои. У Таргариенов всегда были пророческие сны. Мои предки написали о них целые книги. Когда придет Великая Ночь и вернутся Иные, Принц, Что Был Обещан родится среди соли и дыма. Двое от его крови поведут его, и вместе они спасут человечество от гибели.
    Рейнис нежно прикоснулась к животу.
    – Мегги Лягушка подтвердила мне это. Это будет мой сын. Мой Эйгон.
    – Ты спятила, – зло ответила Элия.
    И впервые в жизни Лиза увидела на лице Рейнис что-то, похожее на гнев.
    – Ты дитя Дорна, Элия, дитя земли постоянного солнца. Что ты знаешь о том, что бродит за Стеной? Как ты можешь знать, что я не права?
    – У тебя нет доказательств, что угроза реальна. Но двое мужчин теперь мертвы из-за твоих поступков, – резко ответила принцесса Дорна.
    – Я не хотела, чтобы кто-нибудь пострадал, – Рейнис казалась по-настоящему печальной. – Джейме должен был вернуться в Утес Кастерли, а я собиралась отправить вас по домам, прежде чем все рассказать отцу. Но нас поймали.
    – Леди Серсеи нет с нами, – злобно сказала Эшара. – Наверное, это она. Джейме был ее братом.
    – Она наверное подслушала нас и пошла к королю. Будь она проклята!
    Рейнис была так расстроена, что Лиза положила руку ей на плечо и успокаивающе сказала:
    – Все будет хорошо. Король зол на тебя, но он тебя простит. Ты его единственная дочь. Наверное, он прогонит тебя в Утес Кастерли, и мы все поедем домой.
    – Нам остается только молиться о таком здравомыслии короля, Лиза, – ответила Элия. – Остается только молиться.
    Лиза молилась, и Лиза ждала. Было так тяжело быть запертой, не получая никаких новостей. Прошли недели, прежде чем их выпустили. Король призвал их в тронный зал.
    Сердце Лизы забилось от облегчения. Это значило, что король их простил, и он отправит их домой.
    Первое, что увидела Лиза, когда вошла в зал, что там было больше людей, чем обычно. Толпа расступилась, чтобы пропустить их, и их подвели к королю. Но они были здесь не одним.
    Отец Лизы стоял перед ней, одетый в голубой дублет с вышивкой в виде красной форели. Он улыбнулся ей, и ее сердце радостно запело. Он пришел за ней, пусть даже она была его вторая, совсем не важная дочь. Он пришел за ней, и он увезет ее домой.
    Улыбка Лизы погасла, когда королевские гвардейцы ввели Тайвина Ланнистера. Старый Лев Ланнистер больше не выглядел таким гордым. Он был худ и изможден, его вид говорил о многих днях в темной, холодной темнице. Лиза видела, как ее отец с тревогой посмотрел на него.
    Король растянулся на троне. Его руки были покрыты кровью от порезов. Он улыбался, и на зубах его тоже была кровь. Лиза задрожала.
    – Вы здесь, – сказал король удивительно сильным для такого истерзанного человека голосом, – чтобы ответить за измену. Хостер Талли, ты и твоя дочь обвиняетесь в заговоре против вашего законного короля. Что скажешь?
    – Ваше величество, я безгранично предан вам. Лиза – всего лишь ребенок, и какие глупости бы она не натворила, она никогда бы не совершила предательства. Прошу вас, ваше величество, позвольте Семерым рассудить нас.
    – Думаешь, Семеро думают, что ты невиновен? – выплюнул король.
    Хостер Талли, верный приверженец веры в Семерых, лишь заикаясь ответил:
    – Конечно, ваше величество.
    – Что ж, тогда суд поединком.
    Лиза резко вздохнула. Некоторые мужчины Речных Земель сопроводили отца в Королевскую Гавань. Она знала их лица с самого детства, они были хорошими людьми, храбрыми и верными, но ни один из них не мог сравниться с Мечом Зари или Белым Быком. Ее отец тоже это понял, потому что его лицо побледнело.
    – Ваше величество...
    Король перебил его:
    – Таргариенам нужен лишь один чемпион. Ведите его!
    Лиза ожидала, что выйдет один из королевских гвардейцев и бросит вызов ее отцу. Но вместо этого она с непониманием увидела, как двое мужчин, одетых в черное, вышли вперед, неся в одной руке факелы, а в другой кувшины.
    – Если ты невиновен, то тебе всего-то нужно не сгореть, – насмешливо сказал король.
    Они вылили содержимое кувшинов на голову ее отца. Лиза с ужасом поняла, что это было масло. Она взвыла и попыталась броситься вперед, когда чьи-то сильные руки обхватили ее. Одна рука закрыла ей глаза, вторая – рот.
    Лиза не видела, но она чувствовала запах горящей плоти, так ужасно похожий на запах жареного мяса, слышала крики агонии ее отца. Она вырывалась, но мужчина крепко ее держал.
    – Простите, миледи, но мы не можем допустить, чтобы король вас заметил, – прошептал ей на ухо голос Эртура Дейна.
    Наконец крики сменились стонами, а потом тишиной. Лиза осела на руки Эртура Дейна. Рыцарь был единственным, что удерживало ее от падения.
    – Тайвин Ланнистер, ты обвиняешься в попытке свергнуть твоего короля, чтобы заменить его твоим сыном. Что скажешь?
    В голосе Старого Льва был вызов, когда он ответил:
    – Ты уже доказал, что ты безумец, дурак и недостоин быть королем. Я не стану утруждаться, защищаясь перед таким, как ты. Только помни, что Ланнистеры всегда платят свои долги.
    – Сожгите его! – завизжал безумец.
    – Все кончено, – шептал Эртур Дейн. – все кончено, Лиза.
    Он отнес ее назад в комнату, которую она делила с Рейнис, Эшарой и Элией. Дамы были бледны, когда приносили ей свои соболезнования. Лиза не отвечала. В ее голове звучали крики ее отца, и разум ее опустел.
    Она не знала, прошел ли день или неделя, когда Эртур Дейн пришел к ним. Странно, но он был одет не в белые латы, а в поношенный кожаный кафтан.
    – Вы должны отправиться со мной, дамы.
    – Ты оставляешь короля, – недоверчиво произнесла Эшара.
    – Да. Я больше не рыцарь Королевской Гвардии. Это делает меня предателем и клятвопреступником, но я не могу рисковать вами.
    Эртур посмотрел на сестру, потом на Элию.
    – Король понимает вашу ценность, как заложников... Пока. Он сжег заживо двух могущественных лордов, даже не думая о последствиях. Кто знает, что он сделает потом? Что, если он прикажет мне сжечь вас? Мои клятвы потребуют, чтобы я повиновался ему, но клянусь любовью и честью, я не смогу.
    – Что насчет стражников у двери? – спросила Рейнис.
    – Многие люди более верны вам, чем вашему отцу, ваше высочество. Спланировать ваш побег было легче, чем я думал. "Дрожащее море" ждет нас в порту. Это самый быстрый корабль из всех доступных, и он быстро домчит нас до Дорна, как только мы погрузимся на него. Я принес вам скромную одежду и макового молока для леди Висении, чтобы она спала, пока мы не сбежим.
    – Я должна вам больше, чем когда-либо смогу заплатить, сир Эртур, – грустно сказала Рейнис.
    - Вы ничего мне не должны, ваше высочество.
    Всю дорогу Лиза с ужасом ждала, что ее найдут и заставят кричать, как ее отца. Но попутные ветра быстро и безопасно довезли их до Солнечного копья.
    Лиза ненавидела Дорн. Жара была невыносима. Она носила дорнийские платья, которые неприлично липли к ее телу, и все равно, ей было жарко и душно. Дорнийцы совсем не понимали приличия. Они громоко ругались, не обращая внимания, что их слышат другие. Они любились с чужими супругами, и вели себя так, будто в этом нет ничего особенного.
    Лиза ненавидела дорнийцев, потому что они не были рыцарями. Они сражались копьями, прятались за скалами, побеждая коварством, а не храбростью. Каждый день Лиза волновалась, что дорнийцы убьют Бейлора. И все же, она не могла желать победы галантным рыцарям Простора, потому что они присягнули Безмуному королю.
    Лизе столько хотелось. Она хотела, чтобы кончилась война, хотела снова увидеть Риверран, хотела целовать жениха и обнимать сестру. Она столько хотела, но все было тщетно, и поэтому она ждала, и она ненавидела.
    Она ненавидела Элию за то, что она вышла замуж за Эртура Дейна в Водных Садах. Лиза не сможет выйти замуж за мужчину, которого любит.
    Она ненавидела Дорана Мартелла, который оказался достаточно хитер и бесчестен, чтобы отказаться являться по зову короля. Он все еще дышал, а ее отец умер.
    Она ненавидела Эшару, за то, что она уехала в Звездопад вместе со своим братом. Сердце Лизы болело каждый раз, когда она думала о милом личике Эдмура.
    Рейнис, Рейнис она ненавидела больше всех. Рейнис, которая слала воронов во все концы королевства. Рейнис, которая играла в кайвассу с Дораном Мартеллом, пока рос ее живот.
    – Элия была права, – сказала однажды Лиза. – Ты сумасшедшая, и мой отец погиб из-за тебя.
    – Я не буду отрицать, что мои поступки сыграли свою роль в судьбе твоего отца, Лиза, – устало сказала Рейнис. – И если бы я могла что-то изменить, я бы это сделала. Но это мой отец убил его. Это он отвечает за его смерть.
    – Если тебе действительно жаль, отпусти меня домой, – умоляла она принцессу.
    – Речные Земли опасны сейчас.
    – Тогда позволь мне поехать на Север, к моей сестре Кетлин. Никто из сторонников короля не пересек Рва Кейлин. В Винтерфелле я буду в безопасности.
    – Возможно позже.
    – Ты все еще хочешь меня использовать, верно?
    Рейнис не ответила.
    – Ты попросила меня быть твоей свидетельницей, потому что знала, что я не стану задавать вопросов. Элия или Эшара спросили бы, но я была слишком безмозглой. Я думала, что жизнь похожа на песни, – с отвращением сказала Лиза.
    Рейнис посмотрела ей в глаза. Ее взгляд был стальным, и в ее голосе не было ни намека на ее обычную учтивость.
    – Для мужчин считается в порядке вещей отправлять своих друзей в битвы. Их хвалят за это, говорят, что они исполняют свой долг, когда не позволяют сердцу взять верх над рассудком. Я люблю тебя, Лиза, но я воспользуюсь тобой, если понадобится. Мой отец слишком безумен и опасен, чтобы позволять ему править. Я должна завоевать трон, и я это сделаю, любой ценой.
    – Наследник твоего отца – твой брат.
    – Визерис? – фыркнула Рейнис. – Он капризный семилетний мальчишка. Ты доверишь этому лорденышу корону? Я старше и мудрее, и меня любит как знать, так и простонародье. Почему трон не может быть моим?
    – Эта война из-за тебя! Ты с самого начала хотела трон!
    – Хотела. Но я плела заговоры и лгала не ради короны. Все, что я сделала, я сделала ради блага королевства.
    Она нежно положила руку на живот.
    Лиза была там, когда родился ребенок. Это была девочка с золотой ланнистеровской головкой. Лиза ядовито отметила, что она больше похожа на Серсею, чем на Рейнис. Единственное, что в ней было от Таргариенов, были ее глаза. Лиза никогда не видела раньше такого яркого оттенка фиолетового.
    – Девочка! Никчемная девочка! Ну и где он, твой принц, который был обещан?
    – Не оскорбляй Рейнис за ее пол, – спокойно ответила Рейнис, укачивая дочь. – Она одна из трех голов дракона.
    – Ты навала ребенка в честь себя?
    – Нет. Она настоящая Рейнис Таргариен. Я просто нашу такое же имя.
    Она счастливо улыбнулась дочери.
    – И она того стоит? – холодно спросила Лиза. – Это твое и Джейме Ланнистера отродье, оно стоит всех тех смертей, что ты вызвала?
    – Она стоит и большего.
    – Ты чудовище.
    – Я королева.
     
  18. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    а автор этот фик еще пишет?
     
    Cat. нравится это.
  19. Daena

    Daena Знаменосец

    Вроде да.
     
  20. Daena

    Daena Знаменосец

    Вышла новая глава. Автор серьезно ошиблась в одном месте. Ну, не сказать, чтоб жесть как ошиблась, но...
    Короче, сижу, не знаю, то ли спорить с ней, пока не переделает, то ли просто один раз указать на ошибку и не спорить, то ли плюнуть и просто переводить как есть, вместе с ошибкой.