1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Ланнистеры и Рождество-2013

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Serenity, 26 дек 2013.

  1. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Название: Ланнистеры и Рождество-2013

    Фандом: сага

    Категория: джен/гет

    Размер: миди в шести частях с эпилогом

    Персонажи: Серсея Ланнистер / Джейме Ланнистер, а также многочисленное Ланнистерское семейство. Во второй части на огонек заглядывают Старки, в третьей - Тиреллы и Баратеоны, в четвертой - Мартеллы.

    Рейтинг: G

    Жанр: модерн АУ

    Предупреждения: жуткий АУ, сильнейший ООС, чудовищный флафф, зубодробительное мимими. Бесполезно читать тем, кто не любит модерн АУ и Ее Величество Серсею Ланнистер, ибо ее тут больше всего.

    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину

    Статус: закончен

    Часть 1
    Часть 2
    Часть 3
    Часть 4
    Часть 5
    Часть 6
    Эпилог

    Выражаю душевную благодарность автору чудного коллажа к моему опусу!
    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 27 дек 2015
    Avatarra, Dragonheart, super и 7 другим нравится это.
  2. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Рождество в дружной семейке Ланнистеров. Вестерос, западная Европа, наши дни.

    ***

    В дверь еще раз настойчиво позвонили.

    - Черт бы тебя побрал! Кто еще на нашу голову? – тихо выругалась Серсея, отводя от лица кисточку с тушью. – Джофф, можешь посмотреть, кто там? – крикнула она уже громче, чтобы услышал сын, который сидел перед телевизором в гостиной на первом этаже (по крайне мере, в последний раз, когда она его видела).

    С самого утра дом ходил ходуном: по давней традиции они собирались ехать встречать Рождество в кругу «большой семьи», в доме ее отца. До Кастерли было около двух часов пути, но выехать стоило заранее, чтобы не попасть в обычные для праздника пробки, но, конечно, этот чудесный план был на грани провала – как и все предыдущие годы. Роберт сбежал в командировку еще на прошлой неделе (она готова была поклясться, он сделал это только чтобы не участвовать в этом предрождественском бедламе!) и обещал приехать в Кастерли прямо из аэропорта. Поэтому с раннего утра она упаковывала вещи – а вы попробуйте упаковать все необходимые вещи на пятерых человек, троим из которых нет еще и десяти лет! – бегала за семилетним Джоффри, пытаясь заставить его позавтракать хоть чем-то, разнимала Томмена и Мирцеллу, сцепившихся из-за игрушки, пыталась не забыть достать многочисленные коробки, коробочки и коробищи с подарками для родственников, кричала Джоффу, чтобы он сделал телевизор потише, недоумевала, как можно смотреть «Один дома» каждое Рождество, присаживалась рядом с сыном на минутку, чтобы посмеяться над любимыми моментами, валила его на диван и щекотала, бросалась к духовке, которая истошно пищала, сообщая, что разогрелась до нужной температуры и готова принять ее яблочный пирог, обещала Мирцелле, что та сможет надеть на праздник любимую принцессину пластиковую корону, выгребала из волос конфетти, которым выстрелил в нее из игрушечного пистолета Томмен, просила детей быть осторожнее, чтобы они не опрокинули елку, нервно смеялась от собственного бессилия, и вот, наконец, улучила минутку, чтобы накрасить глаза. Вернее, правый глаз – и тут раздался звонок в дверь, словно это утро могло стать еще безумнее.

    - Это дядя Джейме! – крикнул снизу Джоффри, и Серсея выдохнула. Похоже, сама судьба смилостивилась и послала ей помощника, чтобы она дожила-таки до вечера. Она ответила сыну, что он может открыть, но нужды в этом не было – тот уже распахнул дверь и повис на дяде.

    - Охх-хо-хо, - подражая Санта Клаусу, поприветствовал его Джейме. На голове у него красовался красно-белый колпак. – Есть в этом доме мальчики, которые себя хорошо вели?

    - Ты не Санта! – засмеялся Джоффри и тут же стянул с него колпак, чтобы пристроить на свою голову. – Санта придет ночью!

    - Вот жалость! А я-то надеялся! – засмеялся в ответ Джейме, опуская мальчика на пол.

    Серсея не могла не улыбнуться, глядя на них с баллюстрады второго этажа. Они были так похожи, что это одновременно пугало и восхищало ее.

    - Ты приехал на полчаса раньше, - сказала она. – Мы еще не готовы.

    - Я вижу, - снова рассмеялся Джейме, глядя на нее снизу вверх, - вернее, совсем не готовы.

    Ее улыбка стала шире, и она уже собиралась было сказать…

    - Томмен! – Серсея ринулась вниз по лестнице. – Выплюнь это немедленно!

    Она схватила трехлетнего сына и вытащила у него изо рта мягкую блестящую вату, до этого лежавшую у подножия елки и так похожую на снег.

    - Это не сладкая вата, сколько раз повторять! Джофф, убери ее вовсе, раз твой брат не понимает!

    - Нееет, мамочка, она такая красивая! – протянула Мирцелла, чье хорошенькое личико выглядывало из кухни, перемазанное шоколадом.

    - Солнышко, положи конфеты на место! Тебе нельзя столько сладкого!

    - Но сегодня же Рождество!

    - Сладкая вата!

    - Мааам, пусть они помолчат, сейчас будет мой любимый момент!

    Эти три возгласа прозвучали одновременно, и Серсея подумала, что так, наверное, сходят с ума.

    Джейме понял, что предложения по поводу помощи явно будут лишними.

    - Так, львенок, а ну-ка отдай маме вату и иди сюда. И ты, принцесса, тоже. Мы сейчас пойдем играть на улицу, а мама пока соберется. Она ведь такая копуша.

    - Я копуша? – ткнула его в бок Серсея. – Да я за это утро и пяти минут на себя не потратила!

    Они быстро одели заинтересованных Мирцеллу и Томмена в шубки, и Джейме вывел их во двор, объявив конкурс на лучшего снеговика. Оба, неуклюже переваливаясь в громоздких шубках, начали весело катать комы снега. Джоффри был временно поглощен фильмом. Серсея рассчитывала улучить минутку и докрасить второй глаз.

    - Это можно относить в машину? – спросил Джейме, указывая на гору пакетов и коробок у входа. – Ты как на Северный полюс собралась.

    - Большая часть – подарки. Не успела упаковать. В пакетах – детская одежда. Думаешь, детям не придется переодеваться десяток раз за пару дней? Уверена, Томмен перевернет на себя что-нибудь, едва мы сядем за стол!

    Серсея улыбнулась, но в глазах было раздражение. Джейме понял ее:

    - Химчистка не справилась?

    - По-моему, стало только хуже.

    Он хмыкнул.

    - Никогда не любил то платье.

    Она запустила в него диванной подушкой.

    - Понял, мой командир! Есть – укладывать коробки в машину!

    Большая, просторная, семейная машина – его часто спрашивали, зачем ему такая, если он живет один. Пусть. Он может жить один, но это машина для его семьи – для Серсеи и детей. И Джейме в очередной раз подумал, как это правильно: небольшой дом, сияющий гирляндами на окнах, красно-зеленый рождественский венок на двери, Мирцелла и Томмен, наперегонки сооружающие кривоватых снеговиков и поглядывая на творения друг друга с придирчивой оценкой в зеленых глазах, Джоффри, хохочуший над Маколеем Калкиным, на которого он немного смахивает с его вечной ухмылкой, Серсея, пытающаяся успеть все и ничего не успевающая, он сам, старающийся найти в машине место всем ее коробкам и посмеивающийся над ней…так все и должно быть: его семья, его жена, его дети, его дом – так все и было бы, согласись она тогда уехать. Но она испугалась. А может, оказалась тогда умнее его. Но сегодня – сегодня он здесь, а ее Роберт далеко, и они могут быть одной семьей – как им и было суждено. Джейме захлопнул багажник.

    Серсея спускалась по лестнице, держа в руках большую дорожную сумку.

    - Подарки взяла, одежду взяла, зубные щетки взяла, каши для Томмена взяла, что еще, что еще? – бормотала она себе под нос. – Черт бы побрал эти праздники, я сойду с ума, я сойду с ума, - привычно продолжила она, но не ощутила в себе разочарования. Сегодня все было по-другому. Роберт приедет под вечер – если приедет. Она будет только со своей семьей. Она будет только с ними.

    - Джофф, закругляйся, мы выезжаем.

    - Пятнадцать минут! Скоро закончится!

    - Не скоро, а сейчас! Мы опаздываем.

    - Сейчас самое интересное!

    Да сколько же в семилетнем ребенке может быть упрямства?! Он взяла пульт.

    - Ну маааам!

    - Джоффри!

    - Мааам!

    - Ты можешь досмотреть в машине, - объявил Джейме, заходя в дом и забирая у Серсеи сумку. – Я уже все настроил.

    Джоффри рассудил, что досмотреть фильм на айпеде – куда лучше, чем ссориться с матерью, и начал одеваться, не забывая поглядывать в телевизор.

    - Неужели все? – удивленно сказала Серсея, выключая в доме свет и оглядываясь. – Подарки, одежда, зубные щетки…

    - Ты уверена, что не собираешься спалить дом? – спросил Джейме, вдыхая странный запах чего-то горелого. – Не то чтобы я против, но…

    - Седьмое пекло! Пирог!

    Серсея бросается в кухню, но ее пирог уже безнадежно испорчен – он выглядит так, словно его специально коптили до черной корочки.

    - Черт бы побрал этот пирог! И тетю Дженну! «Ах, дорогая, непременно привези этот необыкновенный яблочный пирог, который так тебе удается!» - Серсея пищит, передразнивая тетушку, пока вытаскивает из духовки свое неудавшееся творение.

    - Ты успеешь испечь другой у отца, - примирительно говорит Джейме.

    - Ну уж нет! Я не ступлю на одну кухню с ней! Больше никогда! – Серсея ненавидит минуты, когда тетя искренне веселится над ее бездарностью в плане кулинарии.

    - Если хочешь, свали все на меня, - предлагает он. – Скажи, что я съел твой божественный пирог.

    - Что, весь?

    Он обнимает ее под распахнутой шубой, и они смеются. Джейме смотрит ей в глаза и видит сразу двух Серсей: ее правый, тщательно накрашенный глаз, показывает ее такой, какой она всегда появляется на публике – безупречная, строгая, недосягаемая. Левый, ненакрашенный глаз показывает другую Серсею – родную, близкую, доверяющую ему. Такой он любит ее больше всего.

    - Попались! Теперь целуйтесь! – слышится на пороге задорный смех Мирцеллы.

    Оба отдергивают руки друг от друга, холодея, и оглядываются на девочку.

    - Омела! – веселится Мирцелла, указывая на растение над их головами. Ей четыре, она только недавно выучила, что те, кто стоит под омелой, должны поцеловать друг друга, и она всегда рада блеснуть этим познанием.

    Серсея не может сдержать смеха облегчения. Была ли она когда-нибудь такой же милой и наивной, как Мирцелла? Она уже не помнит.

    Джейме легко целует ее в лоб, и Мирцелла объясняет ему, зачем пришла – они с Томменом почти закончили снеговиков, не хватает только морковок для носов. Они достают две подходящие морковки и отправляются во двор, и у Серсеи есть еще пара минут, чтобы выдохнуть, а заодно подумать о том, стоит брать сгоревший пирог или все же выбросить его.

    ***

    - Аааа, мам, Джоффри мне ногу отдавил!

    - Вот ябеда! Это меня Томмен толкнул!

    - Томмен тебя с места не сдвинет, такого громилу!

    - Мааам! Мааам!

    - Дядя Джейме, можно, я на переднем сиденье поеду, они мне уже надоели!

    Машина еще не тронулась, а уже становилась филиалом сумасшедшего дома: львята запрыгнули на заднее сиденье все одновременно, и устроили шумную возню, воюя за места.

    - Джоффри, ты же знаешь, что нет. Но для тебя есть королевское кресло.

    - Не хочу детское кресло!

    - Оно не детское – смотри, черное и кожаное. Для взрослых крутых парней, которым пока немного рано сидеть на переднем сиденье.

    - Папа всегда разрешает мне ездить без детского кресла, - насупившись, бросает Джоффри и отворачивается к окну.

    - Потому что он, - Серсея обрывает себя на полуслове, потом, чуть спокойнее продолжает, - Не думает о том, что может произойти, если случится авария.

    - Чур, мое – это! – объявляет Мирцелла, залезая в розовое кресло посередине.

    - Верно, а это – для Томмена, - отзывается Серсея, усаживая младшего сына в его кресло, оранжевое с забавным рисунком. Она проверяет, что все пристегнуты.

    - Как насчет того, чтобы подкрепиться перед путешествием? Восхитительный пирог-негр к вашим услугам! – Джейме никак не может выбросить этот проклятый пирог. Он никогда не оставляет надежды смастерить что-нибудь дельное даже из ее ошибок.

    - Я это есть не буду, - заявляет Джоффри.

    - То есть мама зря старалась? Ну и ладно, мне достанется большая часть. Между прочим, это особенный пирог для поездок на машине!

    - Правда? – доверчиво спрашивает Мирцелла, устраиваясь в кресле.

    - Конечно, - заверяет ее Джейме, разламывая над полотенцем неудавшийся пирог. Внутри тот оказался вполне пропеченным, не в пример черной корочке. – С ним мы доедем быстрее и веселее.

    - Ух ты! – удивляются Мирцелла и Томмен. Джоффри закатывает глаза – это утверждение может обмануть только малышей.

    - Если мы немедленно не выедем, мы рискуем провести Рождество в машине, - предполагает Серсея, пристегиваясь и в последний раз оглядывая детей на заднем сиденье. Все в порядке. Теперь можно поставить диск с рождественской музыкой, откинуться на спинку кресла и наконец-то выдохнуть. Она сидит рядом с Джейме, дети болтают и гадают, что им подарит Санта, они едут праздновать Рождество с ее безумной семейкой – и она счастлива. Может быть, если дети немного успокоятся, ей даже удастся накрасить левый глаз. Машина выезжает со двора, и Джейме делает музыку погромче, когда звучат первые аккорды ее любимой песни. Она только поворачивается к нему и улыбается. Идет снег, они несутся по шоссе, и Рождество звенит колокольчиками в каждом из них. К ее удивлению, пирог оказывается съеденным еще на половине пути.

    ***

    - Сегодня вы вовремя, - отец иронично приподнимает бровь. Тайвин Ланнистер стоит на крыльце, встречая детей и внуков, не позаботившись даже набросить пальто. Один из самых могущественных политиков Западной Европы, успешный бизнесмен, главная достопримечательность Кастерли – и их отец.

    - Это все Джейме. Без него я бы не справилась, - отзывается Серсея, и открывает заднюю дверь, доставая из кресел поочередно Томмена и Мирцеллу.

    - Это все Серсея. Без нее я бы свихнулся по дороге, - Джейме хлопает отца по плечу.

    - Что, шалопай, мешал дяде вести машину? – ехидно спрашивает Тайвин, наклоняясь к подбежавшему Джоффри.

    - И ничего не мешал, - отвечает тот, и обнимает деда. – Только немножко порулить просил.

    - Как-нибудь порулишь моей, - Тайвин треплет внука по золотистой макушке.

    - Ягуаром? – глаза Джоффри округляются в предвкушении.

    - Отец, если тебе надоела машина, можешь подарить ее мне, - Серсея подходит к Тайвину, держа в каждой руке по малышу, и чмокает его в щеку. Джейме забирает у нее Мирцеллу.

    - Ну привет, львята, - Тайвин треплет детей по пухленьким щечкам.

    - Деда! – радостно отзывается Томмен.

    - Привет, дедушка, - говорит маленькая леди, которая старше всего неразумного брата на целый год.

    - Приехали! Дорогие мои! – на крыльцо выплывает тетя Дженна, вытирая полные руки о фартук. Она расцеловывает каждого, заставляя детей повернуться, чтобы как следует рассмотреть их, и не забывает сказать всем по комплименту, и потом в приливе радости снова прижимает племянников к своей широкой груди. – Забыли совсем тетку, а? На прошлые праздники кто ко мне не заехал? – она треплет Джейме по волосам и приподнимает подбородок Серсеи. – Ну тебя-то я прощаю, тебе разве эти трое бандитов дадут свободную минутку? Четвертого не планируете пока?

    Серсея опускает глаза, но смеется легко, разводит руками – она и с этими еле справляется.

    - Это ничего, ничего, послушай тетку: после третьего уже все равно, сколько их, кавардак все тот же! Я-то знаю!

    - Ооо, пополнение! – дядя Киван, широко улыбаясь, выглядывает на крыльцо, с трудом просовываясь сквозь приоткрытую дверь, которую придерживает спиной, потому что руки заняты объемной коробкой. – Вы вовремя, а то дети с утра требуют елку.

    - Разве они не хотят сами ее нарядить?

    - Чтобы нарядить, ее нужно достать с чердака, спустить в гостиную и собрать – а нам с твоим отцом все никак не до этого!

    - Да и потом, - отзывается Тайвин, вырываясь из круга троих детей, гоняющихся друг за другом и прячущихся за дедом, - насколько я помню, это всегда было вашей прерогативной.

    Серсея сияет. Она обожает наряжать елку, и отец это знает.

    Они заходят в холл, и навстречу выбегает разновозрастная, но одинаково светловолосая детвора – Джоффри тут же сбрасывает пуховик и бросается к ним. Шумная ватага едва кивает двоюродным дяде и тете и уносится в большую детскую комнату под смех и гиканье. Мирцелла и Томмен заинтересованно смотрят им вслед, но трут глаза – их пора укладывать на дневной сон.

    - Тирион? – спрашивает Джейме, помогая Серсее снять с детей шубки.

    - Обещал к вечеру быть, - отзывается Тайвин. – Если будет способен после своей студенческой пирушки.

    - А дядя Эммон? – обращается Серсея к тете Дженне.

    - Тоже позже будет. Как и твой, он не очень-то любит, когда толпа Ланнистеров собирается под одной крышей, - смеется тетя. – Как Роберт?

    Серсея неопределенно машет рукой. С самого утра ей не приходило в голову, как там Роберт.

    ***

    - Это не елка, это мамонт какой-то! – Джейме, сгибаясь под тяжестью коробки, медленно продвигается вперед.

    - Давай-давай, не останавливаемся, - командует отец, следуя за ним и поддерживая коробку на поворотах.

    - Постой, нужно ее перехватить, - Джейме опускает коробку и выдыхает. Они протащили ее по всему чердаку – но нужно еще спустить в гостиную.

    - Все-таки зря ты бросил свои тренировки, - подшучивает над ним Тайвин. – Скоро совсем расплывешься, как мой драгоценный зять.

    Джейме усмехается в ответ. Если отец и хотел бы придумать сравнение хуже, он бы не смог.

    - Ты же знаешь, я отдаю работе все свое время, - он пытается пошутить.

    - А зря, - приподнимает бровь Тайвин. Сын зеркалит этот жест – эта мысль для отца явно новая. – Надеюсь, у тебя остается время на личную жизнь.

    - О нет, давай не будем. - Джейме пытается взвалить на себя елку и поскорее уйти с этого чертова чердака. – Мне и тети Дженны хватает с ее расспросами.

    - Я твой отец, и меня волнует…

    - А меня волнует, что я сейчас сломаю себе спину, если ты мне не поможешь.

    Семья…своя семья. Конечно, она нужна ему, как нужна любому. Но представить какую-то женщину, которая день за днем будет рядом с ним, будет его женой, матерью его детей – женщину на том месте, которое так давно и безоговорочно принадлежит Серсее? Он вспомнил о Бриенне. Единственная, которая сумела внушить ему уважение, симпатию. Она была чудесной – прямой, честной, доброй. Лучшим другом и надежным товарищем. Но сравнивать ее с Серсеей было бесполезно.

    - Твоя сестра…

    «Да. Моя сестра. Единственная».

    - Твоя сестра…она поступила гораздо умнее…семья – это главная ценность, - произносит Тайвин, выдыхая под тяжестью коробки.

    «Ты выпихнул ее замуж за Баратеон Энтерпрайзис и позволяешь себе говорить, что семья – это главное? Ты никогда не изменишься, отец».

    - Если мы сейчас же не бросим эту чертову елку, наша семья лишится меня.

    Они опускают коробку у входа в гостиную. В комнате дядя Киван возится с фотоаппаратом на штативе, закрепляя его напротив уже разложенного во всю длину, но еще не накрытого стола.

    - Ну же, кто-нибудь, встаньте в кадр, мне нужно проверить аппарат!

    - Я хочу, я хочу! – Мирцелла вбегает в комнату. За ней бежит Серсея.

    - Солнышко, мы же договаривались, что ты ляжешь поспать, чтобы дождаться Санту вечером!

    - Не хочу! Хочу, чтобы вылетела птичка!

    - Хорошо, вылетит птичка, а потом спать. И ты, Томмен, тоже.

    - Я тоже хочу птичку!

    Серсея поднимает детей и сажает их на стол.

    - Птичка полетит вот оттуда, - привлекает она их внимание к объективу. – Джофф, давай к нам! Сфотографируемся все вместе.

    Джоффри подлетает к ей в шапке Санта Клауса, сбившейся на лоб. Серсея подправляет колпак и обнимает сына, ставя его перед собой.

    - Все готовы? – привычно спрашивает дядя Киван. – Ну-ка, кто лучше всех скажет «сыр»?

    Серсея оборачивается и видит, как в холле Джейме и отец почти сбрасывают с плеч тяжеленную коробку с елкой.

    - Идите к нам, - зовет она.

    - Ну уж нет, - отмахивается Тайвин, ненавидящий фотографироваться.

    Джейме смотрит на Серсею, и она протягивает к нему руку с непонятными выражением на лице. Он не сможет ей отказать. И у нее наконец-то будет целая семейная фотография. Ее губы расплываются в привычной горькой усмешке, но потом они оба смотрят в объектив и изображают улыбки, полагающиеся празднику.

    ***

    -Да нет же, Джейме, вон тот, желтый! - Серсея в нетерпении машет рукой и безмятежно улыбается. – Вон, видишь, такой крупный, с блестками. Давай его сюда!

    Она стоит на лесенке рядом с высокой рождественской елкой и с помощью Джейме украшает ее. Они занимаются этим необходимейшим делом уже около часа, и Серсея чувствует себя совсем маленькой девочкой. Она просит принести ей то один шар, то другой, вертит их в руках, оценивая, что-то бормочет себе под нос, «примеряет» шар к елке, затем хмурится и требует новый или радостно улыбается и вешает его на ветку. Она обернула вокруг шеи серебристые гирлянды, которые по каким-то причинам пока не подошли для елки, и, кажется, сейчас не менее счастлива, чем в те моменты, когда надевает самые дорогие украшения. Джейме удивляется, как он еще может глядеть на неё, не щурясь: Серсея вся светится, как будто сама – изящнейшая, хрупкая и блестящая новогодняя игрушка. Он давно уже не видел ее такой счастливой. Серсея вертится на своей лесенке с такой скоростью, что невозможно не вздрагивать, пугаясь, что она вот-вот упадет, но сама она ничего не боится и, болтая, хохоча, жестикулируя, крутится на своей высоте, посылая сияние глаз то в одну сторону, то в другую.

    Он подает ей последний шар. Серсея ловко пристраивает его ближе к вершине, и немного отстраняется, чтобы оценить эффект.

    - То, что нужно, да? – она смотрит на него своими огромными зелеными глазами, в которых пляшут задорные огоньки.

    - Как и все, что ты делаешь, - отвечает Джейме, и для него это чистая правда.

    - Вы сегодня до безобразия вежливы, Джейме Ланнистер! – грозит пальцем Серсея, улыбнувшись ещё шире. – И хороши тоже до безобразия, - лукаво добавляет она, накидывая ему на шею одну из рождественских гирлянд.

    - Никто не тянул тебя за язык!– отзывается Джейме, и, рассмеявшись, хватает её в охапку и кружит по пустой гостиной. Серсея болтает ногами и хохочет как девчонка.

    Джейме наконец ставит ее на ноги, и они принимаются распутывать гирлянду, затянувшуюся на их шеях, причем оба заметно стараются продлить этот процесс.

    - Мне кажется, это мое лучшее Рождество, - произносит Серсея, когда гирлянда, наконец, побеждена, но они еще не успели найти силы, чтобы отступить друг от друга хоть на шаг.

    - Наше. Наше лучшее Рождество, - отзывается Джейме, смахивая с ее носа осыпавшиеся блестки. Она как завороженная смотрит на него, взволнованная его близостью и этим удивительным днем, от которого принято ожидать чудес – сколько бы лет тебе ни было.

    - Все мое – твое. Наше, - шепчет она.

    Как всегда, это было неправдой. Это все, что было у него, принадлежало ей, а не наоборот. Все, что она хотела, все, что нужно было ей, чтобы стать счастливой – хотя бы немного. Но он готов был отдавать ей всю свою неприкаянную жизнь – день за днем.

    Она прижимается щекой к его щеке и прикрывает глаза. Она не просит о многом: несколько секунд, всего несколько секунд, чтобы постоять вот так, забыв о целом мире. Несколько секунд, чтобы побыть целой.
     
    Последнее редактирование: 30 мар 2014
    Mirielle, dreamer, Rochefort и 12 другим нравится это.
  3. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    ***

    Серсея, растрепанная, засыпанная мукой, с ненавистью смотрела на подобие теста, которое она пыталась раскатывать скалкой. Ей было тридцать, и она прекрасно понимала, что на кухне она довольно бездарна, но тетя Дженна год за годом отказывалась это признавать, требуя ее «неоценимой помощи» в приготовлении семейных обедов. Серсея была уверена, что тетка просто получает удовольствие, забавляясь над ее бессилием. Лучше бы она привезла-таки этот злополучный сгоревший пирог! Она раздраженно скомкала тесто и снова попробовала раскатать его. Оно распадалось на отдельные комочки. Видимо, много муки, мало яиц. Серсея метнула на тесто уничтожающий взгляд, положила его в миску и разбила туда еще два яйца, добавила сметаны. Что и требовалось доказать! Теперь месево стало таким жидким, что раскатывать скалкой его бы не требовалось – оно бы само расплылось по столу.

    - Седьмое пекло, - выдохнула Серсея, пытаясь успокоиться. Если бы тетя Дженна не была ее любимой тетей, которая растила их с братьями после смерти мамы, она уже опрокинула бы эту миску ей на голову.

    - Немного переборщила, - нисколько не смутилась тетя, глядя на жидкую смесь. – Теперь добавь еще муки.

    Серсея почесала нос запястьем, которое еще не было покрыто липким тестом, и принялась досыпать злосчастную муку. Ей словно было восемь лет, и она училась азам домоводства у тетки. Впрочем, она недалеко ушла с тех пор. Роберт говорил, что ее стряпню есть невозможно, за исключением пресловутого яблочного пирога. Серсея зло хмыкнула. Когда она экономила ему пару миллионов в офисе, он забывал это отметить, но вот кухня… Черт возьми, она не какая-нибудь домохозяйка! Она Серсея Ланнистер, наследница целой финансовой империи!

    - Ты бы сняла кольцо, чтобы не мешало, - мимоходом заметила тетя Дженна, проплывая мимо нее с огромным гусем.

    Серсея инстинктивно сжала правую руку в кулак.

    - Оно не мешает. Я никогда его не снимаю.

    Никогда – в течение почти десяти лет. Серсея взглянула на кольцо, сквозь слой муки все еще поблескивающее рубиновым блеском. Рубин и золото, красный и золотой, ее любимые цвета. Джейме подарил ей его за несколько месяцев до того, как она получила кольцо от Роберта. «Уедем отсюда, - до сих пор слышала она его шепот. – Туда, где никто не будет знать, кто мы. Туда, где отец нас не найдет. Туда, где мы скажем всем, что у нас одна фамилия, потому что мы муж и жена». Серсея повращала кольцо привычным движением пальцев. Она меняла украшения часто, но это кольцо никогда не покидало ее руки. И когда она чувствовала себя совсем разбитой, она смотрела на него, вспоминая, что она бывала целой, бывает целой, будет целой – и начинала собирать себя по кусочкам.

    - Помолвочное? – добродушно отозвалась тетя, нашпиговывая гуся яблоками.

    Серсея помолчала.

    - Можно сказать и так.

    Вряд ли Роберт вообще помнит, какое кольцо он подарил ей вместе с предложением руки. Предложением руки без предложения сердца – это был удачный брак, выстроенный на взаимном интересе. Lannister Finance Corporation объединялась с Baratheon Entreprises, что делало Тайвина Ланнистера и Роберта Баратеона крупнейшими игроками в бизнес-сообществе Вестероса, а ее отцу еще и играло на руку в его политической карьере. Брак в качестве подтверждения слияния компаний был более чем удачным доказательством –преданности Роберта, преданности Ланнистеров. Серсея ужасалась одной этой мысли, пока однажды не обнаружила, что ждет ребенка. С этого момента она перестала думать о том, чего хочет она – осталось только то, что нужно малышу. Ее ребенок ни в чем не будет нуждаться. Он будет окружен не только любовью, но и богатством, он поступит в лучший университет мира и наследует объединенную корпорацию Ланнистеров и Баратеонов, которую уже начинали называть финансовой империей. Роберт был так увлечен слиянием компаний (а возможно, и другими слияниями), что не обратил внимания, что их светловолосый зеленоглазый сын, родившийся на два месяца раньше срока, был слишком хорошо развит для семимесячного. Что, впрочем, не помешало новоиспеченному отцу отметить рождение наследника, напившись вдрызг. Из больницы Серсею с Джоффри забирал Джейме.

    Серсея прислонилась лбом к оконному стеклу, ища прохлады, но на кухне было так жарко, что стекло было противно теплым. Она взглянула во двор. Мальчишки: ее Джоффри, Уолдер тети Дженны и Лансель, Виллем и Мартин дяди Кивана выстроили две снежные крепости и устроили настоящую войну. Снежки летали в обе стороны без остановки. Джейме, Лионель и Тион перебегали от одних к другим, участвуя в боях на стороне проигрывавших. Слышались крики и хохот.

    - У нас в семье одни мальчишки, - проговорила Серсея, усмехнувшись.

    - Что есть, то есть! – ответила тетя, загоняя блюдо с гусем в духовку. – В каждом поколении по одной девчонке. Я, ты, Мирцелла. Непросто нам с такой оравой.

    Мирцелла и Томмен тоже решили поучаствовать в сражении, набросившись на Джейме с двух сторон. Он повалил в снег обоих и упал рядом, делая вид, что щекочет их сквозь толстые шубки. Малыши заливались смехом. Серсея отвела глаза. Она крадет у него его детей день за днем, день за днем…

    - Ну, чего приуныла? – подошла к ней тетя Дженна. – Да плюнь ты на это тесто, я сейчас новое замешаю! Беги к своим.

    Для тетки она все еще была маленькой шаловливой девочкой, любящей шумные проказы. Серсея сама не заметила, как слезы набежали на глаза. Она была дома. С ее семьей. Семьей, которая любит ее.

    - Да ты что? – поразилась тетя, когда Серсея, всхлипнув, обняла ее. – Черт с ним, с пирогом, я тут сама управлюсь! Джейме сказал, ты сегодня один уже испекла, такой, что дети весь слопали до крошки.

    Серсея рассмеялась, уткнувшись тетке в плечо. В глазах сквозь слезы поплыли яркие огоньки мигающей рождественской гирлянды. Как будто ей было десять лет, она помогала тете на кухне, гадая, что они с братом получат от Санты, и в ее жизни еще не было ошибок.

    - Обнимаемся, значит? – в кухню тяжело шагает Джейме, увешанный детьми. – А перекусить-то есть чем?

    - Печенья!

    - Нутеллы!

    - Орешков!

    И Томмен, Мирцелла и Джоффри принимаются скакать вокруг Серсеи и Дженны.

    - Колбасы! – слышится звучный голос залетающего в кухню Уолдера Фрея.

    Троица дяди Кивана бежит за ним вприпрыжку, ничего не требуя – у них карманы набиты конфетами с самого утра.

    Серсея поднимает голову и хохочет. Это не ее сегодняшнее утро, это в три раза сложней – судя по количеству детей. И в сотню раз веселее.

    - Ты прямо снеговик, - смеется над ней Джейме, и Серсея воспоминает, что она вся в муке, и от ее безупречности не осталось и следа.

    - Ничего смешного, - гордо бросает она, но он смеется еще громче. Дети присоединяются к хохоту.

    - Ну, знаете ли, - вскипает от негодования Серсея и, сама толком не понимая, что делает, зачерпывает муки из пакета и, быстро оказавшись рядом с Джейме, бросает в него пригоршню муки. Какой-то частью себя она понимает, что совершила откровенную глупость, но все ее существо торжествует. Раз уж ей сегодня с утра кажется, что ей десять лет, то почему бы и не…

    - Ах, так! – и ей в лицо летит ответная порция. Конечно, большая часть осыпается на пол, но Серсее хватает и того, что успело долететь. Она возмущенно визжит и заливается смехом.

    - Бросаемся мукой! – восторженно вскрикивает кто-то из детей, и начинается чудовищная неразбериха. Тетя Дженна кипит от негодования и пытается урезонить то одного, то другого, а потом использует превосходство в силе и весе, и выставляет детей из кухни по одному. Последними она разнимает Джейме и Серсею, прячущихся друг от друга за холодильником.

    - Совесть-то есть? – укоризненно смотрит она то на одну, то на другого, но глаза смеются. - Мне что, отцу жаловаться, как в вашем детстве? Это же надо такое учинить! Хуже малых детей! Какой пример-то подали? Они теперь весь вечер будут едой швыряться!

    Она ворчит и ворчит, и близнецам остается только каяться, думая, сработает ли лучшее детское оправдание «мы больше не будем». Кухня теперь больше похожа на крыльцо, засыпанное снегом.

    - Сколько вас помню, вы такими были! И все не умнеете! – Дженна легонько шлепает обоих полотенцем. – Никогда вас нельзя было вдвоем оставить – обязательно что-нибудь натворите!

    - Это точно – нас никогда нельзя было оставить вдвоем, вот всегда, всегда что-нибудь натворим! – кивает головой Джейме в притворном раскаянии, и Серсея давится смехом.

    - Так что там насчет еды? – осторожно заглядывает в кухню Уолдер. Он знает, что, если мать сердится, под руку лучше не попадаться.

    Тетя Дженна упирает руки в широкие бока и берет командование кухней на себя.

    - А ну марш отсюда! – авторитетно заявляет она. – Будет вам перекус! Джейме, бери посуду, посади этих сорванцов в гостиной! Серсея, ставь чайник и давай хоть бутерброды им сделаем! И если еще хоть кто-то из вас что-нибудь учинит – прибью на месте!

    Когда Серсея вплывает в гостиную с чайником и полным подносом всяких вкусностей, к ней (впрочем, что себе льстить – к подносу) обращается десяток разрумянившихся детских лиц. Наверное, во времена детства ее родителей Кастерли был таким же шумным местечком. Похоже, этим временам пора возвращаться!

    - Вы что, все поседели разом? Кто-то умер? – Тирион всегда появляется шумно.

    Томмен и Мирцелла бросаются к дяде, не решаясь повиснуть на нем – Тирион не так уж велик ростом. Он приобнимает их и салютует остальной детворе за столом. Раздается разномастное «привет!»

    - Или не поседели, - замечает Тирион, ероша детские макушки.

    - Это мука, - отвечает Серсея, хихикая как девчонка.

    - Вы устроили бои мукой? – глаза Тириона округляются.

    - А как развлекался ты? – Джейме жмет брату руку.

    - Да мне за вами не угнаться, - отвечает Тирион и уже тише добавляет, - Ну там выпивка, девочки – скукотища, говорю же!

    Серсея отвешивает Тириону шутливый подзатыльник.

    - Тут дети.

    - Да я вижу, - Тирион переводит глаза с Серсеи на Джейме, посыпанных мукой. – А я не один – меня дядя Тайгет с Тиреком подхватили.

    Снова объятия, снова «сто лет не виделись», снова подтрунивания друг над другом и добродушный смех. Может, они становятся сентиментальнее с возрастом, а может, просто начинают понимать, о чем говорил отец, утверждая, что главное – это семья.

    ***

    Серсея теребит в руках золотую цепочку с рубинами. Уже совсем вечер, в гостиной накрыт стол, включена елка и зажжены свечи, она нарядила младших детей, проследила, чтобы Джоффри переоделся в праздничный костюм, и теперь имеет немного времени для себя. Она почти готова – темно-красное платье, открывающее шею и плечи, сидит на ней идеально, волосы уложены в высокую прическу, из которой выпущены несколько золотых локонов, осталась только цепочка, которую она никак не может застегнуть сама. Она в который раз поднимает руки и пытается защелкнуть цепочку на шее, когда чувствует, как теплые пальцы мягко отстраняют ее руки, и крошечный замочек закрывается через секунду. Ей не нужно оборачиваться, чтобы узнать, кто едва ощутимо прикасается губами к ее шее и притягивает к себе, обнимая обеими руками. Она кладет свои руки поверх его.

    - Ты. Самая. Красивая. Женщина. На свете, - чуть слышно выдыхает Джейме ей в ухо.

    Серсея улыбается с затаенной горечью в уголке губ. Почему они не одни в этом доме, в этом мире?

    - А ты видел многих? – пытается пошутить она.

    - Видел, но не смотрел.

    - То есть? – она наклоняется вбок, заглядывая ему в лицо.

    - За тридцать лет я многих повидал, но ни одну другую мне не хотелось рассмотреть.

    - У тебя все еще впереди, - усмехается она. – Я постарею, а ты будешь еще молодым. Я уже сейчас не та, что была раньше.

    - Глупости, - он целует волосы у ее виска. – Ты стала еще лучше. После…после детей.

    - Они любят тебя, - она еще крепче обхватывает его руки, обнимающие ее. – Роберт видит их в сто раз чаще, но занимается ими в сто раз меньше.

    - Я всегда буду рядом с ними. Рядом с тобой.

    Раздается стук в дверь, а затем, едва они успевают расцепить объятия, заглядывает Тирион.

    - Отец велел передать всем, что, если все сейчас же не спустятся в гостиную, они услышат его рёв!

    «Hear me roar» - так называлась их последняя рекламная кампания. Трое Ланнистеров смеются и спускаются вниз.

    ***

    Большую часть гостиной занимает огромный стол, застеленный белоснежной скатертью и заставленный кулинарными изысками тети Дженны. Тетя командует вновь прибывшими Ланнистерами, рассаживая их, а «старая гвардия» - Тайвин, Киван и Тайгет – уже восседает во главе стола.

    - Тут разрывается чей-то телефон, - кричит из кухни Лионель.

    «Роберт», - обжигает Серсею. Это она забыла телефон на кухне. Это она забыла, что он вообще есть в ее жизни. Она бросает взгляд на гостиную, отмечая, что все трое детей на месте, и направляется на кухню.

    Чужое имя, имя, которому не место в этом доме, значится на дисплее. Она вдыхает и берет трубку. Но по мере того, как она слушает мужа, она начинает выдыхать и улыбаться. Снегопад. Дорожные службы расчищают путь. Он встретил по дороге Эммона Фрея. Они приедут, когда появится возможность. «Если не напьются до беспамятства раньше, чем дорогу очистят», - думает Серсея и сообщает, что они с детьми ждут его. Привычная ложь.

    - Это папа? – спрашивает Джоффри, подходя к ней.

    Серсея кивает, проводя по волосам сына.

    - Он застрял из-за снегопада, но приедет как только сможет, львенок.

    - Я не львенок! – Джоффри уворачивается от руки матери.

    - А кто же ты? – удивленно смотрит на него Серсея.

    - Папа говорит, что львы – эмблема Ланнистер Файнэнс, а у Баратеонов – олень!

    - Неужели ты хочешь быть оленем? – она не может удержаться, чтобы не поддразнить его. Олень. Глупое создание. Глупое и с рогами. На секунду мысль о том, что стоило все-таки купить Роберту свитер с оленем в подарок на Рождество, снова кажется ей отличной.

    - Нет, - растерянно отвечает Джоффри, - В школе так дразнятся.

    - Ты можешь быть кем захочешь, - успокаивает его Серсея. – А отец приедет попозже – может, он помогает Санте везти подарки?

    Она весело подмигивает сыну, видит, что в глазах Джоффри недоверие мешается с любопытством, и он радостно кивает, прежде чем убежать обратно в гостиную. К ней заглядывает тетя Дженна, и в глазах ее пляшут чертики.

    - Снегопад у них, значит, - таинственно произносит она.

    Серсея хмыкает.

    - Значит, дядя Эммон тоже звонил.

    - Только что. Сама судьба хранит дом Ланнистеров, - и они обе усмехаются. Серсея снова поднимает глаза на тетку и встречается с той невеселым взглядом. – Выше нос, девочка, - улыбается ей Дженна, но в глазах ее – понимание. В гостиную они входят рука об руку.

    Дети носятся вокруг высокой елки, и Серсея не столько раздражается, сколько удивляется, что Томмен уже успел опрокинуть на себя фруктовый сок – это за пятнадцать-то минут, что на нем была эта рубашка! Приятную музыку заглушает гомон, отец машет ей, предлагая сесть напротив него, и Серсея внезапно расслабляется. Она отлавливает сына, повязывает ему на шею салфетку и усаживает к себе на колени. Джейме аккуратно задвигает за ней и Томменом стул.

    - Я тоже хочу на ручки! – подбегает к ней Мирцелла.

    - Солнышко, мама не может посадить вас на руки одновременно, - наклоняется к ней Серсея.– Ты ведь уже совсем большая, правда?

    - Я все равно хочу на ручки! - Девочка надувает губки и приготавливается плакать.

    - Так, слезы прекратить, - Джейме поднимает ее и сажает к себе на колени. – Плакать в Рождество не стоит, правда, принцесса?

    Мирцелла тут же прекращает хныкать и довольно улыбается. В конце концов, на коленях у мамы она может посидеть и потом, а дядю они видят нечасто. Она деловито поправляет блестящую корону, прикрепленную к ее прическе, и оборачивается на другого дядю, сидящего рядом и тут же скорчившего ей забавную рожицу. Девочка смеется.

    - Я настоящая принцесса, так мама сказала, - уверенно заявляет она.

    Джоффри садится рядом с матерью, наоборот, абсолютно довольный, что уж его-то никто не пробует посадить на колени – он уже совсем взрослый. Такой взрослый, что на него даже засматривается пара девчонок из параллельного класса! Он заглядывает в телефон, обновляя почту – вдруг одна из них поздравила его с Рождеством? Первым он писать не станет – много им чести!

    Все наконец-то рассаживаются, и Тайвин с достоинством поднимается с бокалом в руке. Он оглядывает сидящих за столом, в глубине души невероятно довольный тем, что вся семья наконец-то собралась под одной крышей – под его крышей. С детства он мечтал, что его семья будет именно такой: большой, дружной, шумной. С ними нет только Дорны, жены Кивана, которая с крошечной Джени осталась в кругу своей родни, и Гериона, так и не успевшего вернуться из своей геологической экспедиции к Рождеству, да еще Клеоса, Дженниного старшего – но у него уже своя семья, и немаленькая. И еще не хватает Джоанны – всегда не хватает Джоанны. День за днем, все те годы, что ее нет с ним рядом.

    Присутствующие затихают сами и шепчут детям, чтобы они помолчали – ведь слово берет сам Тайвин Ланнистер. Но внезапно во дворе раздаются резкие гудки автомобиля, и все оборачиваются к окнам. На улице метель – неудивительно, что движение парализовано. Гудки не прекращаются, и Тайвин решает выйти узнать, что случилось. Любопытное семейство тут же направляется за ним, шумя и толкаясь в коридоре, желая занять место получше и как следует рассмотреть, что происходит за порогом.

    На улице стоит большой семейный автомобиль на десяток мест. Едва Тайвин видит его, как узнает, кому он принадлежит: черный волк летит в прыжке на правом крыле машины, и это Старки – известные предприниматели из городка в нескольких десятках километров отсюда. Видимо, у них что-то случилось из-за непогоды. Тайвин жмет руку Эддарду, главе семьи, и приглашает их пройти внутрь. Тот отказывается, но помощь готов принять.

    Пока Эддард, Тайвин, Киван и Тайгет возятся с машиной, любопытный Джоффри подбегает к автомобилю, но вскоре возвращается и дергает Серсею за рукав.

    - Мам, а мам. А они останутся?

    - Милый, надень шапку. Ты хочешь, чтобы они остались?

    Джоффри опускает глаза и краснеет.

    - Там девочка…она говорит, ее зовут Санса, и ей шесть лет…а еще у нее рыжие кудряшки и… - Джоффри смущенно замолкает, закусив губу. Мама станет смеяться над ним. Взрослые всегда смеются, когда им рассказываешь о любви с первого взгляда.

    - Значит, девочка, - Джейме приседает рядом с ним. – И красивая девочка. Пойдем, посмотрим, что мы можем сделать. Держи. Имбирные печенья отдашь своей Сансе.

    И он идет к машине и приветствует Кейтилин Старк, предлагая ей пройти в дом. В машине сидит целая ватага маленьких Старков: оживленно болтают старшие, темненький и рыженький, Джон и Робб, Арья, примерно ровесница Мирцеллы, периодически дубасит их неоновым мечом из «Звездных войн», в детском кресле невозмутимо сопит двухлетний малыш, а Санса через открытое окно беседует с Джоффри. Джейме отмечает, что печенья в качестве подарка она приняла, и бросает взгляд на мальчика: Джоффри смотрит на рыженькую девочку снизу вверх так, словно она сказочная принцесса, заточенная в высокой башне. Джейме знает, что это за чувство. И знает, сколько оно может продлиться – даже если сейчас тебе всего семь. Кейтилин, уставшая, но улыбающаяся, кутается в свои меха и отказывается выйти, надеясь, что с машиной вскоре все будет в порядке («Если мы сейчас выйдем, обратно детей потом будет не загнать»).

    Мужская компания у машины продолжает своей диалог.

    - Искры нет, - сетует Киван, глядя вглубь раскрытого капота.

    - Искра – хоть прикуривай, - перебивает его Тайгет.

    - Тогда свечи.

    - Что «свечи»? Киван, ты хоть раз сам машину чинил?

    - Да ладно, ладно. Ребят, сгоняйте кто-нибудь за инструментами!

    Тайвин и Эддард только задумчиво разглядывают содержимое капота, но почему-то все уверены, что именно они найдут и устранят причину неполадок. Так и происходит: они перебрасываются парой слов и потом в четыре руки решают проблему.

    - Спасибо за помощь, - на прощание протягивает руку Эддард.

    - Не стоит благодарности, - Тайвин крепко жмет его руку. – Рады видеть вас в любое время.

    А также в кредитном отделе Ланнистер Файнэнс. Друзьям семьи – скидка. Это подразумевается.

    - Тогда заезжайте к нам завтра, - на прощание предлагает Джейме Кейтилин. – Отметим воскрешение вашей машины.

    - Боюсь, взамен машины наша команда разнесет ваш дом, - Кейтилин смеется и кивает на заднее сиденье, где разворачивается очередная битва.

    - Ну, если он остается цел даже после выводка Ланнистеров…

    - Хорошо, мы с удовольствием подумаем!

    А телефон – а телефон можно найти на визитке, которыми Тайвин и Эддард не забывают обменяться при прощании. Бизнес есть бизнес, даже в Рождество.

    - Ну, что там сказала твоя Санса? – наклоняется Джейме к Джоффри, который машет вслед машине.

    - Сказала «спасибо». И что у нас красивый дом. И что они давно едут, и она бы хотела уже пойти к нам в гости, но родители ни за что не согласятся. И еще – что она любит лимонные пирожные! И…

    - Джофф, ты не замерз? – приобнимает сына Серсея и подталкивает в дому. – Что можно было столько времени там делать?

    - Да ты никак ревнуешь, - смеется Джейме.

    - Я? К этой рыжей, в мехах, с пятью детьми? – шипит она.

    - Да не меня, дурочка, - шепчет он ей и указывает глазами на счастливого Джоффри. – Его.

    Серсея только фыркает.

    - Я даже не удостою это ответом.

    - Я пригласил их в гости завтра.

    - Что ты сделал?!

    - Отец меня поддержал.

    Серсея закатывает глаза.

    - Если этому дому и не хватало чего-то, чтобы быть разнесенным в щепки, то это, безусловно, еще пятерых детей!

    Вся компания направляется обратно в дом и усаживается за столом. Томмен уже успел перевернуть на себя еще и варенье, и Серсея все же решает его переодеть. Не зря же она взяла ему пяток нарядных рубашечек. Болтая с малышом, она думает о Джоффри и о том, что, когда он пару месяцев назад рассказывал ей о некой Саре из параллельного класса, энтузиазма в нем было куда меньше. Ладно, пусть эти Старки приезжают, раз это порадует Джоффа! Она с сыном возвращается к столу, и Тайвин вновь поднимается, чтобы произнести тост. Елка переливается разноцветными огнями.

    - Я очень рад, что вы все нашли время, чтобы собраться здесь сегодня.

    - А посмели бы мы не найти этого времени, - тихо шепчет Тирион Джейме. – В лучшем случае – расстрел, в худшем – лишение наследства.

    - Рождество – особенный праздник. Самый семейный. Самый теплый.

    - О да, семейка у нас дает жару! – так же тихо комментирует Тирион, склоняясь над тарелкой.

    - Праздник, в который как никогда понимаешь, что семья – главное, что есть у каждого из нас.

    - Отцу легко говорить – у него столько денег, а у меня, например, только семья. Выбор невелик, - поддакивает Тирион, накладывая себе салата.

    - Я хотел бы пожелать, чтобы впереди у нас было еще много рождественских вечеров, которые мы встретим такой же крепкой, такой же сильной семьей, все вместе.

    - Не приведи Господь! – шумно вздыхает Тирион, на этот раз все же привлекая к себе внимание отца. Тайвин приподнимает бровь, и этого оказывается достаточно, чтобы Тирион быстро проглотил салат и добавил, - Отличный тост, отец! Ну, за Рождество, что ли! Что все приуныли-то? Никак не на совете директоров!

    - Помолчи, о непочтительный сын! – возводит глаза к небу Тайвин. – За Рождество! За семью! За Ланнистеров!

    Зазвенел хрусталь, сверкающие капли шампанского брызнули вверх, раздался лёгкий смех и зазвучало многократное «С Рождеством!». Томмен и Мирцелла, подражая взрослым, чокнулись стаканами с соком. Серсея ловко выхватила у Джоффри чужой бокал шампанского. Тирион подмигнул племяннику и гордо улыбнулся, добавив: «Моя школа!» Близнецы дяди Кивана не поделили между собой вазочку с салатом и перевернули ее. Дядя шумно вздохнул, а тетя Дженна расхохоталась. Начинался обычный праздник в доме Ланнистеров.

    ***

    Подарков была целая гора, но это ее даже радовало: Серсея любила упаковывать подарки, любила оберточную бумагу и блестки, любила сидеть ночью одна, когда спит весь дом, и создавать маленькое волшебство, представляя, как обрадуются утром дети, когда прибегут к елке прямо в пижамах, не в силах ждать. Елка все еще сияла разноцветными огоньками, догорал огонь в камине, увешанном огромными разноцветными носками для подарков, за окном продолжала мести метель, и теплое, счастливое, захватывающее дух ощущение праздника и волшебства накрывало с головой. Дети точно не застанут ее за «помощью Санте»: она дважды проверила, что все три носика сладко сопят – еще бы, так набегаться за день! И теперь Серсея сидела на ковре и разбирала коробки и коробочки, примеряя, какой бумаги хватит для какого подарка. Новый гаджет для любителя электроники Джоффри, поницикл в виде розового единорога для Мирцеллы, огромный мягкий львенок для Томмена, которого он увидел в витрине магазина на прошлой неделе и не желал уходить…

    - Эти коробки заняли полбагажника, неужели они действительно поверят, что их привез Санта Клаус? – раздается тихий голос за ее спиной. Джейме подходит и садится на мягкий ковер рядом с ней.

    - Еще как поверят, - улыбается Серсея, пододвигая поницикл и прикладывая к нему красно-зеленую бумагу с омелой и остролистом. – Ты не спишь?

    - Ты не зашла пожелать мне спокойной ночи, и я решил, что, наверное, тебе нужна помощь.

    - Помощь не помешает, - кивает она и протягивает ему коробку, чтобы ей было удобнее закрепить бумагу. – Держи.

    - Подумать только, что раньше мы так же ждали Санту, пока родители упаковывали подарки в этой же гостиной, - улыбается Джейме, глядя, как Серсея ловко оборачивает подарок и скрепляет бумагу клеем.

    - Помнишь, как однажды мы устроили засаду за елкой? – фыркает от смеха она.

    - Еще бы! Битых два часа сидеть, скорчившись так, что затекает все тело, исколоться иголками, сто раз перессориться с сестрой – и все ради того, чтобы заснуть за полчаса до полуночи и так и не увидеть Санту!

    - Мама говорила, они с отцом ужасно хохотали тогда.

    - Бант?

    - Красный, побольше. Ей понравится.

    Он подает ей бант, и их пальцы соприкасаются. Серсея улыбается и опускает глаза.

    - Что дальше?

    - Давай львенка, с ним проще.

    Они заворачивают игрушку в мягкую шуршащую золотую бумагу.

    - Ты заметила, как на тебя смотрел сегодня Лансель? – поддразнивает Джейме Серсею, придерживая бумагу, чтобы она могла завязать бант.

    - Что за ерунда, - легонько толкает она его в плечо. – Мальчику четырнадцать лет.

    Она откладывает готовый подарок. Этот мальчишка дяди Кивана всегда смешит ее своими восхищенными взглядами.

    - Когда мне было четырнадцать лет… - он притягивает ее к себе. Серсея беззвучно хохочет и отбивается.

    - Прекрати. Мальчик скорее тобой восхищается – лучший трейдер Ланнистер Файнэнс, лучший бейсболист нашей домашней команды, лучший… - она проводит рукой по его волосам и замолкает.

    - Можешь продолжать, мне начинает нравиться…

    - Я люблю тебя, - выдыхает она.

    От ее горячего шепота по телу пробегает дрожь. Серсея произносит эти слова так редко – и каждый раз они обжигают его так сильно. Джейме целует ее, и на несколько секунд все вокруг перестает для них существовать – дом, полный родственников, Роберт, застрявший в каком-нибудь из придорожных баров, глупая, дурацкая, ненужная мораль – они убегают в свой мир, мир, где им позволено любить друг друга, не прячась, не оглядываясь, гордясь своим чувством.

    Серсея хочет отстраниться, но Джейме только крепче прижимает ее к себе. Она покорно опускает голову ему на плечо. Она устала бороться. Она хочет посидеть с ним вот так, обнявшись, на полу, прислонившись спинами к широкому дивану, среди подарков и упаковочной бумаги, глядя на мерцающие елочные огни, как они делали десять лет назад, пятнадцать лет назад, двадцать лет назад, всю жизнь – столько, сколько она себя помнит.

    - Счастливого Рождества, - Джейме проводит рукой по ее щеке.

    Серсея трется щекой о его мягкую ладонь и счастливо зажмуривается.

    - Счастливого Рождества.
     
    Последнее редактирование: 27 дек 2013
    Mirielle, Rochefort, abril и 12 другим нравится это.
  4. Dokata

    Dokata Гость

    Это так трогательно :puppyeye::puppyeye: Восхитительно! :bravo:
     
    Mirielle, Леди Яна, Eliana Slav и 2 другим нравится это.
  5. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Ой, спасибо большое-пребольшое! :Please: Мне ужасно приятно! Трогательно - это то, что я хотела, тем более в такой праздник! :in love:
     
    Eliana Slav и Dokata нравится это.
  6. Verun

    Verun Знаменосец

    Cпасибо за такую рождественско-новогоднюю прелесть:happy:
    Ну очень себя одергивала, чтобы не цитировать весь текст целиком)))
    Устами младенца...:) (мне очень понравилось, что их именно Мирцелла застукала, а не кто-то из мальчишек)
    ;)Джоффри с пеленок зрит в корень
    Очень правильное отступление от канона!
    :rolleyes::doh: И правда! Я почему-то не обращала на это внимание...
    :bravo:
    Еще раз :bravo:
    :in love::happy: Вот за это место отдельное огромное спасибище:):):)
    Такая Серсея)))
    Канонный Тирион )))
    :D
    Наконец-то Серсея произнесла эти слова! :in love:

    PS Роберту и Эммону персональная благодарность, за то, что застряли в кабаке:thumbsup: Там им и место:devil laugh:
    PPS Лорд Тайвин Ланнистер и лорд Эддард Старк, копающиеся на морозе в моторе - :thumbsup::oh:
     
    Mirielle, Леди Яна, Eliana Slav и 3 другим нравится это.
  7. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Аааа, Верочка, как же я люблю Ваши комментарии! :Please: Вы всегда столько моментов выделите и всегда увидите самую суть! :in love:
    Ну так скоро Новый год, пора создавать настроение, меня вчера как накрыло - я остановиться не могла :crazzzy: "Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит!" :D
    Сейчас на все, вааааще на все отвечу, держите меня Семеро :meow:
    Мне кажется, мальчикам всякие традиции с омелой довольно параллельны - а девочкам в любом возрасте подавай истории про любофф и поцелуи :)
    Ясное дело, с таким-то дедом! А вообще Джоффри тут - самый ООС :D
    По поводу Дженны: Мартин ведь не уточнил, сколько времени и сил она посвящала семье Тайвина после смерти Джоанны: мы видим, что она наряжает Серсею на встречу с Рейегаром, потом видим, как она душевно общается с Джейме - можно предположить, что она заботилась о племянниках как могла.
    Я тоже - только когда начала писать, и мне понадобилось все семейство, залезла посмотреть генеалогическое древо. То-то девочкам в семье Ланнистеров так трудно: они просто не знают, что с ними делать, предпочитают быстро замуж сплавлять, чтобы уже не их забота была :annoyed:
    Свитер с оленем для Роберта - это лично моя большая мечта! Роберт такой олень, ну такой олень :confused:
    Ну так "взрослые" реально ничего не понимают в детских делах! Они все из себя такие умные и всезнающие, а у деток-то влюбленность совершенно искренняя и очень чистая - стоит просто вспомнить себя в детском саду :angelic: Мне почему-то очень захотелось именно Сансу в Ланнистерскую тему вписать. Роберт и Эммон пусть где-нибудь перебьются, а Санса - хорошая девочка, она в доме львов к месту :in love:
    Не кабан так метель - они не в тему были бы в доме Ланнистеров, да и не особо, видимо, стремились. Пусть у Ланнов хоть одно семейное Рождество будет.
    Я рада, что она хоть где-то узнаваема, а то сплошное мимими - но Рождество же :D
    Вот с Тирионом у меня как-то не пошло, пришлось пытаться его в одной сцене показать "в характере"... :not guilty:
    Лансель - ну я не удержалась! :D Ну это было выше моих сил! :D
    :D Мастера на все руки, что уж скрывать! Невозмутимые и непобедимые :)
    Вот верите - это она сама, она сама сказала! :crazzzy: Я ее совершенно не принуждала! Писала себе и писала, а Серсея как выдаст! (наверное, ей Рождественская атмосфера сильно в голову ударила, что у нее аж дыхание перехватило :)) Ну честно, вот бывает же, пишешь-пишешь что-нибудь, подводишь-подводишь героя к какому-то действию, а он упирается руками и ногами - ни в какую! И даже когда напишешь-таки что хочешь, все равно как-то не по-живому выглядит... А бывает, имеешь в голове только общую картину, а персонажи как давай тобой вертеть - остается только записывать.
     
    Леди Яна, Verun, gurvik и ещё 1-му нравится это.
  8. Verun

    Verun Знаменосец

    Точно-точно! Если не параллельны - это РенлиЛорас, они ж такие чувствительные и романтичные эстеты;)
    Очаровательный ООС! (может, он был хоть немного вот таким в этом возрасте, ему ведь только 7 лет...)
    Да, наверное заботилась, но возможностей у нее было в каноне наверное меньше было, кмк (вот не помню, жила ли она с ними в Кастерли хоть какое-то время)
    С большими и красивыми ветвистыми рогами, которые ему очень идут:D
    В доме этих Львов - уж точно! Надеюсь, Старки все же заедут в гости:)
    "Небесная канцелярия" на нашей стороне:devil laugh:
    Он отличный получился, хоть его и немного!
    :D Слава Семерым, им не пришлось под машиной лежать;)
    Анна Каренина все-таки бросилась под поезд Серсея сказала это! И так естественно это у Серсеюшки вышло))) (ну что ей стоило в ПЛиО хоть раз сказать то же самое:shifty:)
     
  9. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Нет, ну, может, я зря на мальчиков наговариваю: по моей немногочисленной инсайдерской информации, в младших классах школы они уже тоже вполне себе "влюбляются", но вот про омелу могу только предполагать :)
    Кто знает. пять лет разницы - все-таки большой срок. Я пыталась заставить Джоффри немного покапризничать и повспоминать Роберта (в отличие от младших ему-то фигура отца уже очень важна), но потом все равно скатилась на флафф - а и ладно, сегодня гуляем! ;)
    Я тоже не помню. и вообще не уверена, что в саге это как-то оговаривалось...
    Сам виноват :p Сначала у меня мелькнула мысль несколько расширить эти рога, но потом я начала писать и поняла, что Серсея и так зашивается с тремя детьми, да еще и работать успевает. :in love:
    Заедут-заедут, Санса же сказала, что была бы рада прийти в гости, да еще насчет лимонных пирожных не забыла упомянуть :) У этих все будет хорошо! Может, Серсее с Кэт тоже найдется о чем поговорить - как минимум на неиссякаемую детскую тему, ну а малыши - тем вообще раздолье.
    Аххаха, неужели этот смайлик - это кабан? :oh: Я раньше не замечала! :woot:
    Да вся проблема, что в ПЛиО она до этого не додумалась, даже для самой себя это не осознала :banghead: Мое глубокое убеждение, что так оно и было, но просто Серсея сама любить панически боялась и во многом поэтому не разобралась в собственных чувствах: свалила их в кучу и заперла на замок, подальше. :puppyeye:
     
    Dokata и verun02 нравится это.
  10. Verun

    Verun Знаменосец

    Влюбляются))) Даже в детском саду. Мой в 1 классе с приятелем на жевачку спорил, кого из них понравившаяся девочка выберет:);) И еще за косички они их дергают! Но омела - это к девченкам, имхо, так что все правильно)))
    Да, в этом возрасте - огромный!
    По-моему, никак...
    Как я ее понимаю:):eek:
    :bravo::happy:
    А что - похож!:D
    ППКС
     
    Dokata и Serenity нравится это.
  11. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Хорошо хоть дуэль не устроили :)

    Спасибо Вам огромное за неоценимую поддержку! :in love:
     
    Dokata и verun02 нравится это.
  12. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    Аж мимиметр сломался :thumbsup:
     
    verun02, Dokata и Serenity нравится это.
  13. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    :D Я думаю, под Новый год это неплохо! Спасибо Вам большое на добром слове! :)
     
    verun02 и Dokata нравится это.
  14. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    Вот что творит Ваш фанфик )
    [​IMG]
     
    Rochefort, gurvik, Verun и 2 другим нравится это.
  15. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Я громко смеялась :D А весы, надеюсь, ломаются под тяжестью розовых соплей :meow:
     
    Avatarra нравится это.
  16. Avatarra

    Avatarra Межевой рыцарь

    Да-да, розовых и в сахаре
    Но эту картинку я ставить на буду :)
     
    Dokata и Serenity нравится это.
  17. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Думаете, неаппетитная картинка будет? :D Соглашусь...а вообще, если когда еще нужно будет мимиметр сломать - я всегда за! :)
     
    Леди Яна, gurvik, Verun и 2 другим нравится это.
  18. Santinor

    Santinor Межевой рыцарь

    В восхищении! Я аж прослезился))) Это так мило! ^^
     
    verun02 и Serenity нравится это.
  19. Serenity

    Serenity Ленный рыцарь

    Серьезно? Ой, Вы просто меня поразили :puppyeye: Я думала, это исключительно девчачья тема :) С другой стороны, основная мысль при написании у меня была универсальная: про семью, про ее ценность и про счастье, которое она дарит - именно большая дружная семья, с кучей сумасшедших родственников, которых ты сумасшедше любишь именно за это сумасшествие :D
     
    Леди Яна, Verun и Santinor нравится это.
  20. -Alisanna-

    -Alisanna- Наемник

    МЛИИИИИИИИИИИН! Ланнистеры - просто прелесть))) Читала взахлеб и упивалась) Действительно так в духе Рождества, мило, красиво и совсем без ООСа)) Только вы это... Будьте осторожны с такими фанфиками^^ Ибо мне уже охота почитать что-то подобное про остальные дома Вестероса. Ведь прелесть же! И не мне одной, я уверена. Может, хотя бы про Старков напишите? Ну, пжааааааааааааалст. Всего зарисовочку, ну
     
    Леди Яна, gurvik и Serenity нравится это.