1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: Погорелец

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем mashshka, 22 мар 2014.

  1. mashshka

    mashshka Наемник

    Название: Погорелец
    Автор: mashshka
    Беты: Nea , DeanW67 , Lady Snark
    Размер: мини, 1964 слова
    Пейринг/Персонажи: Джон Сноу, Давос Сиворт, упоминаются Селиса Баратеон, Станнис Баратеон, Рамси Сноу и другие персонажи.
    Категория: джен
    Жанр: ангст, дарк
    Рейтинг: R
    Предупреждения: насилие, смерть персонажей, постканон
    Краткое содержание: Человек, которого считали погибшим, появляется у ворот Черного Замка через несколько лет после битвы за Винтерфелл. Бастард и контрабандист могут о многом рассказать друг другу.
    Примечание: фанфик написан на Зимнюю Фандомную Битву -2014 для команды Dark North PLIO с учетом заявки: "Решить проблему Станниса насильственным образом". Рейтинг присвоен за детальное описание пытки.
    Отказ от прав: все принадлежит Джорджу Мартину

    Мохноногая кобыла ступала осторожно, устало. Ее дыхание клубилось в морозном воздухе, таком прозрачном, что темная полоса на горизонте давно обрела четкие границы.

    Стена теперь не так поражала воображение, как в первый раз, когда он увидел ее, отделенную завесой метели. Просто лед. Последний приют.

    Черные постройки замка рассыпались у подножия этой громадины, конца которой не было ни на западе, ни на востоке. Всадник оглянулся назад и увидел только снег.

    – Кто там внизу? – крикнул черный брат, всматриваясь в лицо незваного гостя.

    – Погорелец. Открывай.

    Решетка поползла вверх, и он прошел под ней, чувствуя на себе удивленные и недоверчивые взгляды. С самой битвы за Черный Замок здесь никто не появлялся добровольно, как объяснил дозорный, провожавший его через двор. Внутри было холодно и тихо. Даже на кухне, где водянистой похлебки ему налил тощий повар, обходившийся без помощников.

    Прошла всего пара лет с их последней встречи, но Сноу сильно изменился. Щетина не могла скрыть уродливых шрамов, не оставивших на его лице живого места, фигура потеряла юношескую гибкость, походка перестала пружинить. Лорд-командующий сутулился и как-то кривился на один бок. Приближаясь, он разглядывал гостя, пытаясь узнать его простое лицо с окладистой густо поседевшей бородой. И, когда вспомнил, не скрыл удивления.

    – Рад видеть вас в добром здравии, лорд Сиворт, – сказал он. – Я считал, что вас нет в живых.

    Это не было бы худшим исходом, подумал луковый рыцарь, и пожал плечами:

    – Однако я здесь, хоть и добрался с трудом.

    – Вам дали горячей пищи? – было заметно, что лорд-командующий беспокоился, а не просто старался казаться вежливым. – Я распоряжусь, чтобы отвели покои в замке. Мне сказали, что с юга приехал человек, который…

    Сноу замолчал, точно задумался. Наверное, он хотел казаться строгим, но огоньки ребяческого любопытства все же сверкнули в светлых северных глазах. По-прежнему мальчик, подумал Давос, искалеченный мальчик, у которого тоже ничего больше не осталось.

    И, точно прочитав его мысли, лорд-командующий вдруг изменился в лице. Как будто что-то понял.

    – Я не ждал увидеть вас, – еще раз повторил он. – И надеюсь услышать вашу историю.

    Хмурый взгляд Давоса остановился в одной точке. Казалось, луковый рыцарь еще не до конца отогрелся с дороги.

    – Хоть у черных братьев и нет лишнего времени на разговоры, – сказал Джон.

    Тусклое пламя лизало сложенные в очаге поленья, глухо выстреливая искрами. За окнами стояла ночь, черная, как плащ дозорного.

    Они сидели друг напротив друга, бастард и контрабандист, и их голоса давно звучали приглушенно, устало.

    – Иголка в стоге сена, Джон, – говорил Давос. – Два года в поисках мертвого мальчика. Я заглянул в каждое дупло тех диких лесов и поднял каждый камень на острове. Я моряк, а не следопыт, но люди говорили со мной, и я надеялся, что смогу исполнить это поручение. Пока, наконец, один человек не похвастался мне, что давно видел в чаще громадного свирепого лютоволка, черного, как уголь. Все селение тогда вышло на охоту. Он привел меня в свой дом: хижина была немаленькой, Джон, но шкура покрывала почти весь пол, а на черепе можно было сидеть, как на стуле. А еще он показал мне могилу.

    – Могилу моего брата.

    – Да, – Давос вздохнул. – Говорили, тот не был похож на человеческое дитя, когда выскочил из леса. Они только потом поняли, что это был всего лишь мальчик.

    Изуродованное лицо Сноу казалось совсем белым, но губы не дрожали, пока он слушал.

    – Потом я очень долго искал лодку: все торговые связи с материком прервались из-за войны. Говорили, что Север захлебнулся кровью, но я почему-то продолжал…

    – Вы продолжали верить в короля Станниса, – задумчиво закончил за него Джон и отвернулся от огня.

    Метель выла за ставнями, точно живое существо, брошенное умирать. Давос Сиворт молчал очень долго.

    – Когда я, наконец, добрался до Белой Гавани, мне сказали, что Штормовые Земли захвачены драконьим мальчиком и разграблены. У меня было семеро сыновей, Джон. Четверых я потерял на Черноводной, еще двоих – на Мысе Гнева в тот день, когда погибла и моя жена, леди Дождливого Леса. Говорили, черный дым стелился по всему заливу.

    – Мне очень жаль, милорд, – глаза дозорного блеснули, и Давос был благодарен.

    Он еще чувствовал горечь внутри, как в тот момент, когда его рвало в порту. Люди тогда посмеивались над ним, приняв за пьянчугу, а случайный торговец, сообщивший новость, смотрел с недоумением. Наверное, их всех можно было понять.

    – Я сел на паром и двинулся вверх по Белому Ножу, – продолжил рыцарь. – Матросы – разговорчивые ребята, Джон, я сам был таким. Горцы отступили первыми. Эстермонты, Грандисоны, Писбери… С королем не осталось никого, львенок на Железном Троне всех прибрал к рукам. В Чертоге Водяного уже сидел Болтон-старший, а в Винтерфелле все это время заправлял его бастард. И творил, что хотел.

    Давос привстал, чтобы налить еще вина себе и лорду-командующему, однако тот прикрыл рукой свою чашу. Они еще помолчали.

    – Я слышал, леди Мелисандру сожгли прямо во внутреннем дворе Винтерфелла, это правда?

    – Да, милорд, – Сноу искривил губы, и сердце рыцаря почему-то кольнуло случайным воспоминанием. – Всю дорогу со Стены она пела свои молитвы, и говорили, что, подъезжая к замку, уже харкала кровавым льдом. Но пламя снова вернуло ей голос.

    – А мой последний сын попытался не допустить этого?

    Балладу о мальчике с шестью мечами в груди горланил бард на пароме.

    – Он очень любил ее, сир Давос, – Джон покачал головой. – Наверное, даже больше, чем самого Станниса Баратеона.

    В тишине было слышно, как снова плеснуло вино.

    – Ты расскажешь мне, как умер король?

    Джон посмотрел внимательно и долго:

    – Его взяли живым. Хотя все говорили о его мужестве – при штурме Винтерфелла он был готов погибнуть одним из первых. Это был решительный и жесткий человек. Вы знали его гораздо лучше и можете себе представить.

    Давос Сиворт с трудом повторил вопрос:

    – Как он умер, Джон?

    В лице лорда-командующего было теперь нечто болезненное. Рассказ о пережитом явно давался ему нелегко.

    – Бастард Болтона хотел уничтожить всех нас, тех, кто скрывал женщин в Черном Замке, когда после битвы за Винтерфелл он пришел к Стене. Мы отказались впустить его и были разбиты. Но тем, кто выжил, в темницах вполне хватило места. Рамси Сноу часто приходил в камеры, – он передернул кривым плечом, будто пытаясь сбросить чью-то руку. – Много времени провел и у лорда Станниса. Это было хорошо заметно, когда однажды нас всех вывели полюбоваться друг на друга. Я видел вашего короля два раза, сир, и только в первый тот шел сам, хоть и едва держался на ногах. Бастард устроил целое представление, в честь Огненного Бога, как он это назвал. Тело лорда Станниса и так пестрело ожогами, опалены были и спина, и плечи. Но, когда его привязали к раме за руки и ноги, те блестели от масла, а Рамси Сноу подошел с факелом. Обещал зрителям громкую молитву от законного правителя Семи Королевств.

    – Дождался? – глухо спросил Давос.

    Джон покачал головой:

    – Крика, но не слов. Даже когда начал колупать то, что не дожег, слушая, как хрустит, а там, где было еще живым и не отходило, помогал ножом. Многие молились, чтобы Старые боги скорее приняли душу вашего короля или хотя бы его разум.

    Станнис Баратеон не верил в богов. Ни в старых, ни в новых. Ни в Воина, ни в Кузнеца.

    – Болтонский бастард сказал, что тот не верил в своего Владыку Света, если его горелая кожа пузырилась и лопалась, точно у ощипанного каплуна, хоть отдиралась и не так легко, – тихо продолжил Джон. – Тело, снятое с перекладин, все было то ли в углях, то ли в копоти. Жареное мясо с коркой снаружи, но все еще живое внутри. И люди склонили головы. Бастард не сразу определил, перед кем именно, и во второй раз приказал развести огонь под большой решеткой.

    Лорд-командующий замолчал, смотря на изуродованную руку, вцепившуюся в подлокотник.

    – Я выпью с вами еще, сир, – сказал он, помедлив.

    Но луковый рыцарь не шевелился. Металлический край чаши звякнул о зубы Джона.

    – Русе Болтон приехал в один из следующих дней, и говорили, он был очень зол из-за этих казней. Он велел отпустить нас – ту горстку людей, что осталась от Ночного Дозора. Ведь на Стене всегда должен сидеть Старк, – лорд-командующий невесело засмеялся, явно лишь для того, чтобы отогнать страшные воспоминания. – А еще он приказал нам забрать с собой леди Селису, тоже в насмешку. Сказал, что со смертью Станниса Баратеона окончился ее дозор.

    Давос смотрел в огонь, и желтые пятна в глазах становились лиловыми, черными, серыми, размывались и влажно вздрагивали. Джон поднялся, чтобы проститься до утра.

    Он уже потянул на себя дверь, когда вдруг обернулся и как-то путано произнес:

    – Бастард говорил, что мы все покойники, сир Давос. Вас же тоже все считали мертвецом. Я слышал, сам король разговаривал с вами в бреду.

    Луковый рыцарь медленно поднял голову.

    – Не знаю, правда ли это, – Джон Сноу пожал плечами, прежде чем шагнуть за порог. – Тюремщики любят разные небылицы.

    Ночь за окном показалась живой, дикой, точно зверь выпутался из сетей. Он лютовал там, за стенами башни, выл и взбивал громадными лапами снег, разбрасывая его вокруг себя. И снег летел вниз, вверх, в окно.

    Очаг потух, начал тлеть день, сумрачный и дымный. Дозорные сжигали мертвецов. Упырей не становилось больше, но каждую ночь новые приходили из леса, подступившего теперь вплотную к северной стороне Стены.

    Хотя странные существа жили и внутри самого замка. Тихая женщина куталась в мятые слежавшиеся меха, подобрав под себя ноги в темной поросли. Лорд-командующий сказал, она никуда не выходила из башни и, не имея слуг, ни с кем не разговаривала. Черные братья не любили ее. А ей нравилось смотреть на огонь, и казалось, что она видела его, даже когда очаг был пуст. Утром Давос принес ей дров и чашу овощной баланды с кухни, и она выпучила на него глаза, как на незнакомца или вернувшегося с того света мертвеца.

    – Миледи, вы помните меня? – спросил он.

    Ее широкое плоское лицо было подвижным, но ничего не выражало.

    – Леди Селиса, хотите поговорить о вашей дочери?

    Сноу предупреждал, что это бесполезно, но Давос еще долго стоял на пороге, смотря на свою королеву с жалостью.

    – Она лишилась разума в тот час, когда стало ясно, что Черный Замок падет. Тогда она в последний раз видела леди Ширен живой, – сказал позже Джон, выслушав рассказ об этом странном визите к вдове.

    Двор казался безлюдным, конюшни – заброшенными. Рук не хватало даже для того, чтобы расчищать дорожки. Дозор тоже умирал, подумал Давос Сиворт. Как знать, было ли принятое решение правильным.

    Когда он поднимался на Стену в свой прошлый приезд, постройки внизу так же постепенно съеживались под ногами, собираясь в серое пятно. Клеть мерно скрипела, волочась вдоль громадных ледяных плит, покрытых инеем. Засыпанный снегом мир качался перед глазами: так можно было бы доползти до самого неба, уж очень низким оно казалось.

    – Ночной Дозор – древний орден, лорд Сиворт, быть его членом почетно, – Джон Сноу стоял рядом, тоже всматриваясь вдаль. – Но времена меняются. Теперь наше положение весьма плачевно, как вы могли заметить. И когда вы приехали сюда, я очень обрадовался: Дозор сейчас слишком нуждается в людях.

    Давос Сиворт стряхнул с плеч снег, покачал головой:

    – Я много думал об этом, Джон. Я не боюсь лишений. Но что говорить о присяге всему Северу, если я не смог послужить и одному единственному человеку.

    – Мне жаль, что мы допустили все это, сир Давос, – сказал Джон. – Черный Замок держался, сколько мог, но силы Братства были слишком истощены.

    Луковый рыцарь подумал, что дозорными, отказавшимися поддержать Станниса, но укрывавшими женщин от людей Болтона, в равной степени могли двигать и благородство принесших клятву, и ненависть к узурпаторам.

    – Вы не должны были принимать чью-либо сторону, – вздохнул он. – Я не знаю, Джон, способна ли жизнь одной спасенной девочки окупить ваши потери.

    – Мы приняли сторону слабых, – сказал лорд-командующий. – Но корабль, который успел увезти леди Ширен, едва ли смог добраться до Вольных Городов.

    В его голосе дрогнули досада и вина. Но еще Давос Сиворт уловил в нем что-то, похожее на надежду.

    – Кого мне разыскать в Восточном Дозоре, Джон? – спросил рыцарь.

    Лорд-командующий назвал имя и добавил:

    – Да хранят вас старые боги, сир Давос. Вас и вашу принцессу.

    Когда-то ему казалось, что одно плаванье на восток, через Узкое море к Волантису или даже Кварту могло бы стать делом всей жизни, принести неслыханное богатство, которого хватило бы сыновьям его сыновей. Ступенчатые террасы и сады Пентоса, пыльные улицы Юнкая, пряный запах вместо рыбного, солнце вместо штормов – это было мечтой мальчишки, стоявшего на палубе черного корабля. Но теперь, отходя от северных берегов, стоило начать поиски с Браавоса.

    Только бы море оказалось благосклоннее суши.
     
    Последнее редактирование: 23 мар 2014
  2. Lady Snark

    Lady Snark Знаменосец

    Рада, что это потрясающее произведение ты вывесила сюда! Оно меня когда-то так шибануло по голове... :eek: :cry: Очень страшное, очень печальное, очень пронзительное. И повторю еще раз: благодарна тебе за то, что ты всё-таки дала в конце чуточку надежды :in love:
     
    Selena, mashshka и Frau Lolka нравится это.
  3. mashshka

    mashshka Наемник

    Lady Snark, спасибо за теплые слова и за работу над этим текстом!
    Позиция Джона Сноу в этом вопросе совпадает с авторской: не слишком верится, что девочка спаслась, но все же возможно) Главное, чтобы в это спасение верил ее луковый рыцарь.
     
    Последнее редактирование: 23 мар 2014
    Баирта, Frau Lolka и Lady Snark нравится это.
  4. Берен

    Берен Лорд

    Как всё трагично(((((
    Но за фанфик Спасибо!
     
    Lady Snark, Selena и Frau Lolka нравится это.
  5. mashshka

    mashshka Наемник

    Берен, спасибо, что прочитали это! Думаю, угнетающее впечатление тут неизбежно, такой уж вышла их история. К счастью, это только один из возможных вариантов постканона))
     
    Баирта, Lady Snark, Берен и ещё 1-му нравится это.
  6. Vinylacetat

    Vinylacetat Гость

    Ошень нравится этот фик. Ну просто вообще. Джон и Давос — просто ван лафф. А Станнис не присутствует, но намечен в рассказах, он и есть, и нет; и то же самое с Рамси — они действующие лица не напрямую, а через чужую прямую речь и последствия своих поступков. Плюс у меня по этому фику свой уютненький (и ужааасный) фанон на тему Рамси/Джона и причин, по которым Рамси все утопил в крови и жареном мясе (все-таки, так масштабно он в каноне пока не разворачивался — хотя я уверена, что он просто ждет отъезда папы на дачу).
     
    HappySharkSmilesToYou, Lady Snark и mashshka нравится это.
  7. mashshka

    mashshka Наемник

    совершенно шикарный, скажу я тебе. И ты, кажется, в курсе, что я очень хотела прицепиться к нему, в окончательной редакции добавив Джону сильные фифекты фикции. Но оставила только перекошенное плечо)
    Так что спасибо тебе, ответное))
     
    Lady Snark нравится это.
  8. mashshka

    mashshka Наемник

    ну да, ну да :D