1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Зимнее солнце

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем insected, 26 мар 2014.

  1. insected

    insected Скиталец

    Название: Зимнее солнце
    Фандом: сага
    Автор: insected
    Бета: Лимонное Сорго
    Категория: гет
    Размер: мини (4066 слов)
    Пейринг/Персонажи: магнар теннов Сигорн/Элис Карстарк
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: романс
    Предупреждения: первый раз, сладкий сироп, отсутствие событий
    Краткое содержание: у Элис Карстарк все хорошо
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО
    Статус: закончен

    Элис вздохнула, проводив взглядом отсевшего с письмом Джона Сноу, и с грустью вернулась к созерцанию плясок в середине зала. С танцами в ее жизни как-то не очень сложилось. В шесть лет ее чарам не поддался Робб, усмехнулась она, спустя десять лет отказал Джон. Не быть ей принцессой, как мечталось в детстве, не стать леди-женой ни Старка, ни Хорнвуда, ни какого-нибудь южного лорда, как обещал отец.

    Не в нынешнем положении было сокрушаться, и все же...
    — У вас есть выбор, — сказал ей Джон. — Вы не обязаны принимать то, что предлагаю я. Кое-кто из рыцарей королевы почтет за честь взять вас в жены.
    Из рыцарей, потерявших свои земли с замками и заглядывающихся на чужие, опускал он, но это было ясно и без слов. Элис не единожды ловила на себе их заинтересованные взгляды, отвечала на приторные улыбки, выслушивала исполненные неприкрытой лести любезности. Перспектива связать свою жизнь с кем-то из свиты королевы Селисы привлекала ее немногим больше, чем насильственный брак с Креганом. Дрогнувшее и тут же застывшее при виде Элис лицо дикаря-тенна отчего-то не вызвало у нее такого отвращения, как пошлые ужимки благородных особ. Одичалый, по крайней мере, не видел в Элис Карстарк дуры, которую можно купить за фальшивую мелочь.
    — Я приехала за помощью к вам, а не к королеве, — ответила она Джону Сноу. — И доверюсь вашему решению.

    Теперь это решение было претворено в жизнь. А Элис вдруг поняла, что по-детски до конца не верила, что все это по-настоящему, что все всерьез. Она спасла свою жизнь, да — но какую цену ей придется заплатить.
    — ...признать недействительным?.. — чутко уловила она сквозь музыку и топот пляшущих обрывок разговора с королевского крыла. — Если только одичалый его не консумирует...
    — Этот тупой мужлан? Не консумирует? — громче, чем стоило бы, фыркнул сир Патрек с Королевской Горы, и Аксель Флорент шикнул на него, опасливо глянув в сторону магнара, словно тот мог бы понять их.

    Элис не подала вида, что услышала, но внезапное осознание произошедшего окатило ее ледяной волной. Она сбежала от дяди Арнольфа и Крегана, чтобы выйти замуж за дикаря из-за Стены.
    Тенны не дикари, вспомнила она слова Джона Сноу.
    — Это отдельный народ, у них есть свои правители и законы, — сказал он ей. — Они потомки Первых Людей и до сих пор говорят на древнейшем языке Вестероса.
    Все это могло бы ее заинтересовать — в другое время и при других обстоятельствах. Но что было Элис сейчас до вестеросской истории, когда ее ждала брачная ночь с варваром, которого она даже не поймет.

    Она осторожно покосилась на своего новоиспеченного супруга. Одетый на свадьбу, как на битву: в броню и меха — тенн так же, как на битве, был суров и угрюм. То ли от жары хорошо протопленного зала, то ли от выпитого вина лицо его раскраснелось пятнами, на выбритом виске выступили капельки пота. Он смотрел прямо перед собой — на танцующих, но не как Элис, а так, будто их не видел, — и совсем не обращал на невесту внимания.
    Снег во время свадьбы означает брак без любви, говорила ей мать. Элис поежилась. А ведь, должно быть, она точно так же чужда своему мужу, как и он ей. Мелькнувшая мысль кольнула самолюбие.

    — Я не дитя, я женщина, взрослая и расцветшая, — сказала она полумейстеру Дозора, когда доехала, но это были только слова. Элис потерялась, заблудилась, как маленькая девочка в темном пугающем лесу.
    На своем нелепом свадебном пиру — у самой Стены, среди разношерстной толпы гостей, которых трудно было бы представить за одним столом еще пару недель назад, она вдруг почувствовала себя обнаженной и оперлась локтями о стол, чтобы прикрыть грудь. Ей захотелось снова завернуться в плащ, спрятать слишком костлявые для расцветшей девушки плечи и нескладно длинные руки. С этого дня ее плащ — с чужим гербом, таким похожим на герб дома Карстарков и в то же время совсем иным. Ее родовое Солнце Зимы теперь лизали горячие языки пламени чуждого божества. Что ее ждет дальше? Как сложится жизнь? Магнар обещал согревать ее каждую ночь, как и Элис обещала согревать его — но что значили клятвы, произнесенные перед красной жрицей, для тех, кто чтит старых богов?

    Кто знает, какие у теннов женщины, подумала вдруг Элис. Там, в своих суровых краях, они наверняка должны быть воинственны и сильны, они точно умеют за себя постоять, как копьеносицы. А силы и мужества Элис хватило лишь на бегство за помощью. На жалкую мольбу о защите.
    — Пусть он меня боится! — вздернула она подбородок в ответ на вопрос лорда Сноу, когда тот повел ее к жениху. Но это была лишь бравада. Элис боялась.
    Исподволь наблюдая за магнаром, она невольно вздрагивала и поспешно отводила глаза от малейшего его движения.

    За столом ниже соли сидела часть дикого воинства теннов, и Элис только сейчас отметила, что ни одной женщины среди них не было. Тенны не совсем одичалые, снова вспомнила она. Лучшие бойцы среди вольного народа, так сказал ей тогда Джон. Железная дисциплина и преданность вождю делают их опасными противниками. Но кто может ужиться с жестокими и безжалостными воинами? Женщины тихие и кроткие, не иначе. Не избалованные скупыми радостями своей суровой жизни, безропотно сносящие ее тяготы и никогда не клянущие горькую долю. Элис качнула головой. Она не сможет. И не захочет. Дочь Рикарда Карстарка не приняла с покорностью уготованную ей дядей судьбу и в руках какого-то одичалого тоже не станет безвольной куклой. Что будет с ней, если магнара это не устроит, к кому ей тогда бежать?

    Она глотнула из кубка. Вино с гвоздикой все еще было горячим, но разлившееся по телу тепло ничуть не успокоило. Передохнувшие музыканты грянули новую песню как-то особенно громко и разухабисто. "Медведь и Прекрасная дева", неприятно удивилась Элис. Она олянулась. Сир Патрек, сбросив маску благородного рыцаря, оскорбительно ухмыльнулся ей. Сир Малигорн демонстративно наклонился что-то сказать Брюсу Баклеру — и через пару мгновений оба грубо расхохотались. Элис вспыхнула и сжала губы. Будь ее отец или братья здесь, ни один из этих трусливых болванов не посмел бы лишний раз бросить на нее взгляд. Но отец и братья мертвы, тут же затопило сердце горечью. А единственный, кто мог ее защитить, — Джон Сноу — уже сделал это. По-своему. Дальше ей жить самой.

    Элис глубоко вздохнула, прогоняя ненужные сейчас чувства: не время быть слабой. За столом не осталось ни одной дамы, обратила она внимание — все до единой, кроме Элис, были кем-нибудь приглашены. Даже служанки королевы — и те танцевали: кто с мечником, кто с оруженосцем, а кто и с кавалером из числа дозорных.

    Элис одним глотком осушила кубок. Пряное вино обожгло горло и придало ей смелости. Она выпрямилась и решительно накрыла руку магнара своей. Ей показалось, что кисть тенна дернулась под ее пальцами. Сердце Элис екнуло и замерло: он медленно повернулся к ней с непроницаемо каменным лицом. Пусть он меня боится, повторила она про себя как молитву, пусть он меня боится.
    Она принужденно улыбнулась ему, сглатывая подступивший ком страха, и по-простому кивнула в сторону зала, где плясали остальные:
    — Пойдем?
    Магнар странно посмотрел на Элис: не в глаза, а куда-то ниже — на рот или подбородок. Островки лихорадочного румянца на его блеклой северной коже выглядели воспаленно-багровыми. Элис заметила, что шея тенна тоже покрылась красными пятнами.

    Она впервые за все время смотрела на него прямо и так близко.
    Черты лица Сигорна оказались не столько грубыми, сколько резкими: рубленая линия подбородка, крупный нос с горбинкой, явно оставшейся от перелома. Острые высокие скулы его выдавались вперед, серые глаза смотрели настороженно и недоверчиво, между бровями залегла глубокая складка, слегка изогнутые уголками вниз губы были плотно сжаты. Излом их придавал бы его лицу надменное выражение, если бы не заметная растерянность в живом пытливом взгляде.
    Внешность у магнара была своеобразной, но не отталкивающей.
    Уважительные ноты в голосе Джона Сноу при разговоре о теннах стали Элис более понятны. Сигорн был вовсе не так примитивен, как многие здесь полагали, осознала она.

    — Я никогда не... — глухо начал он и замолчал, видимо, не зная нужного слова из общего языка: вряд ли оно хоть раз ему требовалось.
    — Неважно, — с притворной беспечностью встряхнула головой Элис. — Я покажу тебе как.
    Магнар продолжал молча сидеть, глядя на нее, и ситуация становилась довольно глупой. Элис растерянно убрала руку и услышала новый взрыв презрительного смеха в кругу рыцарей.
    — Тебе... не будет... — наконец сказал тенн. Ей показалось, что он тоже напрягся. Сигорн произносил слова медленно, будто взвешивая каждое на мысленных весах, и от этого они звучали тяжело и значимо, — плохо?.. Из-за меня, — добавил он тише.

    Стыдно, с изумлением поняла его Элис. Он спрашивал у нее, не станет ли она его стыдиться, — и ему было не все равно.
    Элис вновь посмотрела на него другими глазами и даже испытала что-то похожее на укол совести. Занятая собой и своими переживаниями на этой дурацкой скоропалительной свадьбе, она даже не думала о том, каково здесь, в стане бывших врагов, среди незнакомой напыщенной толпы тенну, — заранее считая его узколобым варваром, чуждым стыда и стеснения. Принимая его непохожесть на нее за ограниченность, а не самое хорошее знание общего языка за неспособность понимать все и без слов.
    Стыдно ли ей? Элис прислушалась к себе и еще раз обвела взглядом зал, остановившись на столах королевской свиты.
    Перед кем? И за кого? За воина, что сражается лучше, чем пляшет? Ну нет!
    — Никогда, — фыркнула она и встала.

    Теперь магнар встал следом за ней, напоследок — видимо, для смелости — опрокинув в себя содержимое кубка. Элис в который раз поразилась его выдающемуся росту. Привыкшая ощущать себя высокой, она едва доставала Сигорну до плеча. Сложением он еще в самый первый раз напомнил Элис отца: тенна тоже нельзя было бы назвать мощным, но он был жилистым, крепким, и от него так и веяло силой.

    Она шагнула по наскоро сколоченному деревянному помосту в обход длинного ряда столов, но Сигорн остановил ее, придержав за локоть. Прикосновение его было уверенным, но при этом осторожным. Элис обернулась. Коротким рывком тенн сдвинул тяжелый дубовый стол, освободив небольшой проход, а потом подхватил Элис на руки, перенес и опустил на пол, сойдя с помоста на другой стороне. Все произошло так быстро, что Элис не успела даже охнуть, не то что возразить. Танцующие расступились, полупьяными возгласами приветствуя появление жениха и невесты. Поднявший глаза от письма Джон Сноу посмотрел на них и улыбнулся. Такая непривычная на устах лорда-командующего улыбка, в отличие от мерзкого смеха рыцарей королевы Селисы, подбодрила Элис.
    — Эта песня... про медведя, — Сигорн говорил с акцентом и слегка запинаясь.
    — И прекрасную деву, которой понравилось с ним танцевать, — кивнула Элис и первой протянула ему руку.
    Уши у Сигорна запылали, но Элис увидела, что в его взгляде мелькнуло явное удовольствие.

    Может быть, это было горячее вино в крови, может, старание музыкантов или заразительность общего веселья, а может быть, Элис окончательно уверилась в том, что и впрямь нисколько не стесняется неповоротливости и смущения своего магнара. Но она вдруг почувствовала, как становится теплее, как начинает таять сковывавший ее изнутри все это время холод. Как отступает, отпускает давняя боль. Гибель Эддарда и Торрхена, казнь отца, неопределенность в судьбе Харриона, угроза насильственного брака, предательство, бегство из родного дома в неизвестность — туго связавший ее болезненный узел если и не разрублен ударом меча, то распутан на отдельные нити, с каждой из которых справиться будет легче.

    Элис наконец была свободна — по крайней мере сегодня. Ей захотелось отпустить себя и расплакаться, но такого удовольствия она рыцарям не собиралась доставлять. Вместо этого она расхохоталась и еще крепче сжала руку тенна, которому, похоже, хмель ударил в голову — он скакал нелепо и с таким усердием, что половицы настила скрипели и разве что не трескались под его ногами, но в такт попадал, а кругу к третьему почти не ошибался и в порядке танца. Только сейчас Элис заметила, что он ненамного ее старше — вся суровость и напускное высокомерие его исчезли, в лице появилось что-то ребяческое, шальное. Элис вспомнила, как дурачились во время танцев ее братья — когда-то давным-давно. В другой жизни.

    После "ручейка", во время перемены пары Сигорн случайно задел плечом сира Малигорна. И хотя столкновение было вовсе не сильным, тот отшатнулся, презрительно скривился и тихо, но отчетливо выругался. Магнар застыл на месте как вкопанный, и следующие сразу за ними сир Нарберт и фрейлина Селисы леди Дайна врезались в его спину, как в скалу. Музыканты продолжали играть, танцующие пары, наскакивая друг на друга, рассыпались в кучу. Кто-то засмеялся, не разобравшись в том, что произошло, кто-то продолжал хлопать в ладоши и отстукивать каблуками ритм. Лицо Сигорна снова закаменело. Сир Малигорн неприязненно смотрел на него, однако чем дольше длилось противостояние их взглядов, тем более заметной становилась в его глазах скрытая опаска.
    Мелодия смялась в нестройный шум, музыка постепенно смолкла.
    — Стоило бы обучать диких медведей пляскам, прежде чем спихивать им прекрасных дев, — громко сказал сир Патрек с Королевской горы в наступившей тишине.

    Рыцари королевы проталкивались вперед и становились за спиной сира Малигорна. Тенны не двинулись из-за стола, но над их крылом ощутимой тяжестью повисла угроза.
    Джон Сноу медленно поднялся с места. Но только рядом с ним не встал никто. Большая часть дозорных выжидающе молчала, кто-то неодобрительно покачал головой, кто-то опустил глаза, кто-то исподлобья наблюдал за ситуацией. Лишь несколько человек с дальнего конца зала тоже поднялись и смотрели на лорда-командующего в ожидании его слов. Но Джон ничего не говорил.

    Хмельное оживление Элис разом схлынуло. Она слишком рано обрадовалась. Она ошиблась. Ее война далеко не была закончена, а лишь влилась частью в войну чужую, масштабнее и страшнее. Элис вздохнула и невольно сжала руку Сигорна, словно ища поддержки.
    Магнар вдруг усмехнулся и с расстановкой ответил сиру Малигорну на своем языке. Длинная, тягуче-гортанная фраза прозвучала как раскат грома. В рядах теннов что-то предупреждающе лязгнуло. И хотя вряд ли на свадьбу им позволили бы прийти серьезно вооруженными, Элис заметила, как дрогнуло единство рыцарей, и некоторые поспешили сделать едва заметный шаг назад..

    Что ж, подумала она, пусть ей не быть принцессой или леди-женой супруга из почтенного дома, но своя маленькая дикая армия того, пожалуй, стоила. Вскинув голову, Элис вышла вперед, чтобы встать рядом с предводителем хоть и карманного, зато наводящего ужас воинства.
    Это даже лучше, чем лютоволк. Почти что собственный дракон, усмехнулась она, когда коснулась магнара локтем.
    Двери широко распахнулись. Громкий возглас, возвестивший прибытие королевы Селисы, разрядил обстановку и спас рыцарей от позорного отступления.

    ...Их не понесли в спальню, с хохотом раздевая по дороге, согласно дурацкой традиции. Когда Элис объяснила Сигорну ее суть, ему достаточно было только взглянуть на заикнувшихся, чтобы те подавились словами. Да и красная жрица соблюдения обычая не одобрила, брезгливо поморщившись, назвала его отжившим обрядом культа ложных богов. Оставив гостей веселиться дальше, Элис с магнаром вдвоем, спокойно и без затей, покинули пиршественный зал. Их сопровождал лишь молодой стюард лорда Сноу, освещавший им путь до покоев.

    Спальня была жарко протоплена к их приходу. В очаге вовсю потрескивал огонь. Посередине у стены стояла кровать — совсем простая, без балдахина, но большая — ее специально перенесли для новобрачных из Королевской башни.
    Элис обошла ее, опустила плащ на спинку кресла в дальнем углу и села на край постели, спиной к магнару, в напряженном молчании сцепив руки. Она знала, что должна делать как женщина, и не боялась, но ждала первого шага от магнара. Ждала любого знака — шороха снимаемой одежды, прикосновения, слов.
    Но Сигорн не спешил. Он словно замер где-то за ее спиной, без движения. Тихо — так, словно его и не было в спальне.

    Брак можно признать недействительным, если только одичалый не консумирует его, вспомнила Элис обрывок подслушанного разговора. Тогда она сама готова была хмыкнуть вслед за сиром Патреком: этот дикарь — не притронется к ней? Вор, способный красть и брать женщин силой, не воспользуется той, что досталась ему по праву? Ей мнилось, это смешно.
    Но сейчас от той уверенности не осталось и следа.

    Элис, наверно, должна была раздеться сама, но тоже медлила. Собственное полудетское тело, худоба, выпирающие ребра и торчащие по бокам внизу живота кости, острые плечи, локти, колени — все смущало ее. Сможет ли она вызвать нужный отклик у зрелого мужчины-тенна, наверняка познавшего не одну женщину?
    Элис взяла себя в руки и обернулась.

    Сигорн стоял, выпрямившись во весь рост, стиснув кулаки. Пламя отбрасывало блики на его и без того пунцовые щеки, на скулах под кожей играли желваки. Лоб его покрылся капельками пота, а распахнутые глаза лихорадочно блестели. Элис показалось, что она видит в них смятение.
    — Ты хотела... чтобы это был... не я, — сказал он, отводя взгляд. — Другой.
    Какая разница, чего я хотела, если теперь согласна, чуть не спросила Элис, но сдержалась.

    Каждая новая фраза магнара удивляла ее все больше. Он был не тем, кого она ожидала в нем увидеть. Но кем он был? Как это теперь узнать? И сколько сюрпризов ждет ее при дальнейшем знакомстве?
    Подумав, Элис не стала его разубеждать. Любые заверения могли бы лишь утвердить горделивого — и, как выяснилось, такого непростого — тенна в обратном.

    — Я ехала сюда не за мужем, а за защитой, — она встала и подошла к нему сама.
    — Ворона... — кивнул он, и Элис непонимающе подняла брови. — Сноу. Ты ехала... к нему.
    Сигорн говорил медленно, но всегда правильно, не коверкая фраз, отметила Элис.
    — Нет, — покачала она головой, поняв его опасение. — Я не думала о нем как о мужчине.
    Сигорн с сомнением посмотрел ей в глаза, но она открыто встретила его взгляд.
    — Я просила помощи у Джона Сноу, потому что мне больше не к кому было обратиться. Он единственный, кто точно не причинил бы мне зла.
    — Он убил моего отца, — помрачнел магнар.
    — А его единокровный брат казнил моего, — сказала она. Когда Сигорн осознал произнесенное, взгляд его смягчился. — Но это ничего не меняет. Лорд Сноу не желает дурного ни мне, ни тебе, я уверена.

    Он шагнул к ней, оказавшись совсем рядом, и Элис пришлось запрокинуть голову, чтобы смотреть ему в лицо. В глубине потемневших глаз Сигорна все еще таилась терзающая его мысль.
    — Он забрал моего отца. И дал жену. Верить ему?.. — он запнулся и покачал головой, а потом продолжил глухо: — Ты красивая. Он мужчина.
    Элис поняла, что его мучило, но не оскорбилась — как оскорбилась бы тем же подозрением, возникни оно у кого-нибудь из рыцарей королевы. Может, оттого что знала: будь это правдой, любой из них проглотил бы унижение, не поморщившись, ради земель и замка — а потом попрекал бы ее бесчестием остаток дней.
    Но ни один не задумался бы о том, хочет ли Элис разделить с ним ложе.
    — Если ты думаешь, что Джон Сноу опередил тебя, — напрямую сказала она магнару, — можешь проверить. И убедиться, что это не так.

    Элис тряхнула волосами и забралась на кровать, скинув туфли и поджав к себе ноги. Ее откровенный вызов магнара смутил, она могла бы поклясться. Он застыл, словно ледяной истукан, и только жадно смотрел на нее по-мальчишески огромными блестящими глазами. Элис откинулась назад, опираясь на локти. Ты красивая, множественным эхом отозвалось внутри и растеклось по телу ровным жаром. "Я красивая", — повторила Элис, веря и не веря одновременно. Сигорн шагнул к кровати и вновь замер, натолкнувшись на ее взгляд, как на стену.
    Как на Стену.

    Он боится, с ошеломляющей ясностью вдруг поняла Элис, — по-настоящему боится ее. Отчаянно храбрясь перед Джоном Сноу у ритуального костра, она и подумать не могла о такой возможности всерьез.
    Дикий магнар теннов с ледяной долины за Стеной, вождь воинственного племени, вызывающего страх у рыцарей королевы и черных братьев, тот, кого не хотел видеть в числе своих врагов лорд-командующий Ночного Дозора, чудовище и почти-дракон — боялся сбежавшей из собственного замка от своей же родни потерянной девочки Элис Карстарк.

    Она непроизвольно улыбнулась, и Сигорн принял это за добрый знак. Он потянулся к ней — так и не разоблачившись, во всем своем бронзово-меховом боевом великолепии. Представив, как металл коснется ее обнаженной кожи, а ворсинки меха начнут щекотать ей лицо и лезть в нос, Элис остановила Сигорна, упершись ногой ему в грудь. От резкого движения подол шелкового платья соскользнул к бедру. Сигорн обхватил лодыжку Элис и потянул с ее ноги чулок. Она едва не рассмеялась: раздеть невесту в их случае будет на порядок проще, чем жениха.
    Теперь она посмотрела на обычай с раздеванием новобрачных иначе. Не звать же к брачному ложу оруженосца. Впрочем, есть ли они у теннов вообще.

    — Сними, — без лишних церемоний попросила она, кивнув на его боевое облачение.
    Сигорн без слов подчинился. Непривычного вида кольчуга крепилась такими же странными бронзовыми зажимами и отстегнулась довольно легко. Так же быстро он избавился от шерстяного подобия дублета и грубой исподней рубахи. А вот с меховыми поручами пришлось повозиться. Пальцы тенна дрожали, распутывая шнуровку, но только туже затягивали узел.

    Элис смотрела на то, как он раздевается, из-под полуприкрытых ресниц. Разглядывать его ей было по-особому приятно. Сигорн чувствовал ее взгляд и оттого еще больше торопился и дергался. Чем дольше она смотрела, тем меньше уверенности в нем оставалось, и ей это нравилось. В том, чтобы смущать его, было что-то неправильное, но до крайности притягательное.

    Без своих нелепых одежд он выглядел намного лучше — и более уязвимо. Завороженная его мужской статью, Элис любовалась тем, как перекатываются мускулы под его кожей, как ходят от тяжелого дыхания ребра, как изменяют очертания шрамы на его торсе. Это все теперь принадлежало ей по праву — и Элис и в это не могла до конца поверить.
    В конце концов он разрезал шнуровку поручей кинжалом. И уже совсем просто избавился от остальной одежды. Элис не останавливала его. Наверно, это она должна была бы обнажиться первой. Но Сигорн не знал, как правильно, — и Элис тоже. Так почему бы всему не случиться наоборот?

    Она молчала, когда он развернулся к ней и сел на пятки, расставив колени. Он не смог бы скрыть силу своего желания, даже если б захотел, но Элис чувствовала: как бы ни было велико его нетерпение, Сигорн станет ждать знака от нее. Ощущать свою странную, нелогичную, но от этого не менее настоящую власть над ним было упоительно.
    Она легла на спину и снова уперлась ему в грудь ногой. На этот раз стопа ее коснулась не холодной бронзы, а горячей и влажной от пота кожи. Сигорн сжал ее щиколотку рукой, тронул косточку на внутренней стороне губами, а потом перехватил покрепче и закинул себе на плечо.

    Элис было жарко с ним, она задыхалась и млела в пылающем мареве. Ей казалось, что в спальне занялся пожар, что постель охвачена пламенем и языки его облизывают их тела. Это было горячо и больно, но сладостно и вводило ее в исступленный восторг. Элис вспомнился послушный огонь под пальцами красной жрицы — может быть, так действовало ее темное колдовство, а может быть...

    — Может, ты и правда дракон? — спросила она, отстраняясь.
    Сигорн окинул ее слепым взглядом — не понимая или не слыша. Было бы здорово, прижимаясь к нему всем телом и чувствуя ответный жар, подумала Элис, — собственный ручной дракон. Согревающий каждую ночь.
    — А ты не чудовище, — прошептала она, покачав головой. — Совсем нет.

    ...Она проснулась на сбившихся простынях, укрытая шерстяным плащом с гербом нового дома. На ней все еще было разорванное до талии платье, от которого они так до конца и не избавились ночью. Элис открыла глаза. Магнар сидел на кресле, уже одетый, и смотрел на нее, словно увидел впервые. Все произошедшее ей и самой на мгновение показалось наваждением — сном, навеянным огненной магией. Но пробивающийся сквозь щели ставен холодный мутный свет северного утра вернул ощущение яви.

    — Сигорн Тенн, — пробуя имя на язык, сказала Элис. Сигорн выпрямился в ожидании продолжения. — Кархолд откроет тебе ворота.
    Фраза прозвучала двусмысленно, и Элис усмехнулась.
    — Да, — без колебаний кивнул он. — Я верну... тебе дом.

    Она села на постели, укутавшись его плащом. Обманывать его теперь показалось ей неправильным. Мысль о том, что сомнительная выгода их брака может заставить его изменить к ней отношение, пугала. Но не признаться она не могла.
    — Не знаю, сказал ли тебе Джон Сноу, — начала она, — но у меня есть брат. Старший. И если он жив, замок и земли будут принадлежать ему.
    Сигорн снова кивнул.
    — Да.
    — И я очень хочу... — Элис сама запнулась, но продолжила: — Очень хочу, чтобы Харрион остался жив.
    Она подняла голову.

    Сигорн помолчал, с трудом подбирая слова, и Элис физически почувствовала, как ему тяжело среди тех, кого он не понимает до конца и с кем не может говорить на равных. Ей захотелось ему помочь, но она не знала, как.
    — Там. За Стеной, — сказал он. — Есть то... что не победить. Там — нельзя жить. Здесь — можно. Пусть твой брат... жив. У тебя будет дом, — он приложил сжатый кулак к сердцу в знак клятвы.
    Этот жест тронул Элис. Она протянула руку и накрыла костяшки его пальцев своей ладонью.
    — Я тебя не знаю. Но я хочу узнать, кто ты, — сказала она.
    — Сигорн, — ответил он. — Сигорн-тенн.
    Элис улыбнулась.
    — Вчера, когда мы танцевали, что ты сказал им?
    Сигорн опустил руку, смутившись, и от неловкости покрутил головой.
    — А звучало так красиво, — поняв, рассмеялась она. — Научишь меня?
    Улыбка делала его жесткое лицо ребяческим и немного смешным. Он потянул ее за руку и крепко прижал к себе. Элис уткнулась в его шею. Дурацкий длинношерстный мех воротника все же защекотал ей нос, и она звонко чихнула.

    ...Они бежали к Стене с разных сторон: в отчаянии, покинув дом и бросив все, чем владели. Они столкнулись с предательством, потеряли родных, переступили через собственную гордость.
    Они проиграли каждый свою войну — и неожиданно получили друг друга в союзники.

    Они основали новый дом. У них впереди было время, чтобы научиться понимать друг друга. Чтобы помочь друг другу выиграть.
    Элис больше не была папиной принцессой и не стала тихой леди-женой благородного мужа. Но ее держал в объятиях собственный магнар, а за окном в ожидании приказа выступать стояла маленькая дикая армия.
    На ее новом гербе по-прежнему светило солнце — Зимнее Солнце в живом пламени.
    И Элис Карстарк собиралась еще повоевать.
     
    Afelь, Perelynn, Dora Dorn и 14 другим нравится это.
  2. irinka_kyiv

    irinka_kyiv Скиталец

    Очень красивый фик, жизнеутверждающий, можно сказать )) Приятно думать, что во всей этой ледяной безнадеге человек все еще может найти, ради чего жить и бороться. Спасибо за приятные минуты ))
     
    insected нравится это.
  3. insected

    insected Скиталец

    irinka_kyiv, спасибо большое))
    Да, приблизительно того и хотелось - показать что-то хорошее в ситуации вроде бы полной безнадеги)
     
  4. Инна ЛМ

    Инна ЛМ Наемник

    Прекрасный фанфик, он мне очень понравился еще на ЗФБ и стал одним из любимых у команды ПЛИО-Север. Казалось бы, герои в лучшем случае третьестепенные - а как хорошо и неожиданно детально показаны их характеры! Дополнительно меня порадовало, что сцену брачной ночи - вроде бы так и взывающую к высокому рейтингу - автору удалось выдержать в рамках PG-13, и при этом сцена не потеряла ни капли выразительности и откровенности.
    И, как здесь уже отметили, фанфик получился на редкость жизнеутверждающим - как для его персонажей, так и для читателей. В таком сложном и трагическом каноне это особенно приятно.
     
    insected нравится это.
  5. insected

    insected Скиталец

    Инна ЛМ, очень люблю второ- и третьестепенных героев у Мартина, часто так просится отдельная история))
    Невероятно этому рада))
    Спасибо большое за отзыв))
     
  6. Инна ЛМ

    Инна ЛМ Наемник

    Если вы напишете еще что-то, я буду рада прочитать.
    У вас отлично выдержан стиль канона, в том числе подробность описаний повседневной жизни - все сцены получились такие же представимые, наполненные бытовыми реалиями того мира.
    И мне всегда нравились вот такие сюжеты - как люди, вроде бы совсем разные (по культуре, происхождению, воспитанию и пр.), приходят к взаимопониманию и взаимной симпатии и поддержке, причем это выходит не само по себе, а благодаря прилагаемым ими усилиям. И в процессе этого узнавания они находят друг в друге такие нежданные достоинства, о которых и не подозревали, но которые для них обоих очень важны. Здесь у Элис и Сигорна происходит как раз это.
     
    insected нравится это.
  7. insected

    insected Скиталец

    Инна ЛМ,спасибо большое за отклик)
    Я очень рада, что они так воспринимаются)
    И да, мне тоже нравятся такие истории - о разрушении барьеров в хорошем смысле) И хотелось добавить луча света туда, где ночь темна и полна ужасов))
     
  8. Sterh

    Sterh Межевой рыцарь

    Дальше нужно не читать...
    Извините, автор, но русский - ваш родной?
     
  9. insected

    insected Скиталец

    Sterh, спасибо за ваше мнение)
     
    Сэди нравится это.
  10. Сэди

    Сэди Наемник

    insected , мне показалось, или в процитированной фразе капелька иронии?
     
  11. Westy

    Westy Знаменосец

    Чудесная история. Я так люблю, когда у героев злого дядьки Мартина есть надежда на лучшее.
     
    dreamer и insected нравится это.
  12. insected

    insected Скиталец

    Сэди, речь о процитированной фразе из текста? Или я не так поняла?)

    Westy, спасибо большое))
    очень разделяю))
     
  13. dreamer

    dreamer Знаменосец

    Чудесно. Я тоже надеялась, что у них все хорошо
     
  14. Westy

    Westy Знаменосец

    Я, правда, читала фанфик после просмотра первой серии 4-го сезона, и поначалу было трудно отрешиться от мысли "Мля, Элис, ОН ЖЕ КАННИБАЛ!!":волнуюсь::волнуюсь::волнуюсь:
     
    Summers нравится это.
  15. insected

    insected Скиталец

    dreamer, спасибо же))
    Душа просила немного радости в этом жестоком мире))

    Westy, :D
    Я страшно рада, что написала текст задолго до первых спойлеров про людоедство)))
    Все-таки успела мысленно покрутить в голове радужную надежду, что ХОТЬ У КОГО-ТО все хоть и сложно, но не так уж безнадежно))
     
    dreamer нравится это.
  16. Сэди

    Сэди Наемник

    Да-да, о процитированном первом предложении фика.
     
  17. Contadora

    Contadora Межевой рыцарь

    мне тоже очень понравился фанфик: написано легко и красиво, прекрасные и живые герои, хороший финал. Спасибо!!!
     
  18. Kligan

    Kligan Наемник

    Очень интересный фанфик, мне очень понравился:bravo: