1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: Первая

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Frau Lolka, 18 апр 2014.

  1. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Название: Первая
    Автор: Frau Lolka
    Бета: mashshka , Lady Snark
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: Хеке (первый Вонючка)/ОЖП, kid!Рамси Болтон
    Категория: джен
    Жанр: десфик, драма
    Рейтинг: NC-17
    Фандом: "Песнь льда и пламени", Джордж Р.Р. Мартин. Все принадлежит ему.
    Краткое содержание: Хеке куда-то пропадает в жаркие дни, а маленький Рамси решает за ним проследить.
    Публикация на других ресурсах: Только с разрешения автора.
    Предупреждения: 18+
    ПОЖАЛУЙСТА, ВНИМАТЕЛЬНО ПРОЧИТАЙТЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ПРИСТУПАТЬ К ЧТЕНИЮ: насилие, нон-кон, жестокость, дефлорация, смерть персонажа, вуайеризм.
    Все персонажи, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними.
    Фанфик был написан для Зимней Фандомной Битвы -2014, команда Dark North Plio.
    Огромное спасибо mashshka за идею, как спрятать тело. :in love:

    Хельгу, который просил написать про Хеке и очень долго ждал. Спасибо, друг.



    Ах, духота-то какая сегодня! Хорошо, что матушка снова на речку отправила, белье стирать. В жару речная прохлада облегчение приносит, а потом еще и ополоснуться можно. Только пойти надо подальше, вниз по реке есть тихое местечко, берег песчаный там и вода до груди доходит. Пойду подружек позову, в такую погоду любая искупаться рада будет.

    ***
    Жарища сегодня, как в пекле. Надо бы от мальца отвязаться, да на реку сбегать, небось и девки сегодня придут купаться, мокрыми титьками сверкать.
    Аж облизнулся, предвкушая, что увидит сегодня Иву — стройную, с высокой полной грудью, тонкой талией и широкими бедрами. Давно наблюдал за этой девкой, и именно ее он представлял себе ночами, запуская правую руку под шнуровку своих штанов — хохочущую, брызгающую водой на своих подруг, с мокрой светлой косой, которую она после будет долго сушить на солнце, расплетая и кутаясь в пшеничный шелк волос.

    ***
    Давно заприметил, что слуга в особо жаркие дни пропадает куда-то, выдумывая немудрящие предлоги: то голову напекло и она кружится, то брюхо подвело и живот крутит. Бежит в нужник или в комнатку под крышей — а потом исчезает на пару часов. Вот и сейчас — округлив глаза, он схватился за живот и помчался через двор так быстро, что выронил несколько цветов, вплетенных в волосы. Но сегодня твердо решил проследить за слугой: куда тот ходит и чем занимается.
    Забрался в кусты и терпеливо ждал. Пахло одуряюще: кусты были усыпаны мелкими белыми цветами с ярким сильным ароматом, но запах нужника по жаре был вовсе непереносимым и перебивал все. Вокруг летали надоедливые жирные мухи, еле успевал их сбивать с носа.

    Наконец слуга вышел из отхожего места и, воровато оглядываясь, быстро пошагал в сторону деревни. Незаметно последовал за ним.

    ***
    Белье все выстирали и прополоскали, и сами купаться полезли. Рядом с деревней-то река мелкая совсем — разве что по колено зайти можно. А тут хорошо, хоть и идти от деревни надобно. И нет тут никого, а в деревне парни так и норовят платье твое схватить, пока купаешься, да заставляют потом поцелуями его выкупать.

    Платье и рубаху сняла через голову, и пошла в прохладную воду первая, пока подружки с себя одежду стаскивали. Ах, хороша водица! Брызнула на них раз, другой — визг стоит да хохот радостный. Славно как в реке плескаться по такой жаре.

    — Ой, девки, кто это? — говорит с испугом одна подружка.
    — Говорила же, не надо рубахи снимать! — кусает губы вторая.

    На берегу парень сидит, поднял с травы платье, держит в руках да шитье разглядывает.

    — Так и будете сидеть тут до вечера, одного дурака испугавшись?

    Парень смотрит жадно, взгляд масляный, как у них всех. Небось сейчас тоже начнет за платье поцелуи требовать.

    Не буду целовать.

    Собой не хорош — рыхлый, глазки поросячьи, нос плоский, плечи покатые, а в волосы цветы вплетены, как у девки, смех один.
    Ко мне такие сватаются — не чета ему, и пекарь к отцу уже приходил, и кузнец про сына своего заговаривал.

    Повела плечами, фыркнула и вышла из воды на берег, для вида прикрывшись руками, да рубаху длинную на себя натянула.

    Этот так и стоит с раскрытым ртом, платье в руках теребит, и чуть ли не слюной капает. И молчит, словно язык проглотил, пялится во все глаза, а рожа красными пятнами горит.

    А подружки все сидят в реке, боятся из воды показаться. Глупые.

    ***
    И выходит она из воды в чем мать родила, не стесняется. Грудь большая упруго подпрыгивает, соски торчат, вода течет по ногам и лобку, сверкает на светлой коже. Наклоняется призывно, дразнит. Рубаху надела и смотрит насмешливо, принюхиваясь, руки протягивает:

    — Отдавай платье.

    Ладони враз стали мокрыми, а язык словно распух во рту так, что ворочать им невозможно. Стал мямлить про поцелуй за платье… Как она скривилась вся, носом задергала, рванула одежку из дрожащих рук.

    — Тебя целовать? — захохотала обидно. — Ты б помылся, прежде чем чужое хватать! Воняет от тебя за версту дерьмом, и подойти-то к тебе противно, вонючка! Не цветы вплетать в волосы тебе, а в речку надо почаще. Теперь после тебя мне платье стирать придется!

    И отвернулась брезгливо, сука.

    ***
    Целый день сегодня в кустах сижу, наблюдаю. Теперь понятно, куда слуга все время бегает — за девками подглядывать. Вот дурак какой! Ясно же и так, что не будет никакая девка с ним любиться — пахнет от него и правда нужником, хоть моется он по три раза в день. Говорят, он у лордовой жены духи выпил и чуть не умер, да все равно не помогло. Только лорд его наказал за духи своей жены так, что потом тот неделю сидеть не мог, и при одном виде лорда вздрагивал. И сегодня все утро вплетал цветы в волосья, а мать за завтраком ворчала, что пахнет от него так, словно под розовым кустом кто опорожнился.

    А тут девка голая из воды вышла — сиськи трясутся, волосы внизу темней, чем на голове — так у него совсем глаза на лоб повылазили, весь задрожал и красными пятнами покрылся. И мямлит что-то жалкое, мямлит. Вот умора-то.

    Девка подошла поближе и принюхалась. И начала над слугой насмехаться, да Вонючкой его называть. А как иначе-то, его все Вонючкой называют. Тот побледнел, ударил девку по лицу ладонью с силою — подружки ее завизжали на весь лес так, что впору оглохнуть — отбросил он платье от себя с ужасом, словно змею, и побежал, не видя дороги.

    Девки из воды повыскакивали, оделись быстро, начали жалеть подружку, что руку к побитой щеке прикладывала. Та плечами дернула, словно не случилось ничего, и ушли они в деревню, прихватив свои корзины с бельем. А платье свое светловолосая одевать не стала, выстирала его, морщась от отвращения, да так в рубашке и пошла.

    ***
    Вот же сука какая! Я б тебя, тварь, за слова такие, за взгляд твой брезгливый! Если б не было рядом твоих визгушек!

    Как же сладко было ее ударить, так приятно было видеть, как высокомерное презрение в ее глазах сменяется страхом. Если б не сучки ее, я завалил бы ее прямо там, на берегу, и показал бы…

    ***
    Интересно, что он будет дальше делать? Отомстит девке или стерпит? Надо повнимательнее теперь с ним, очень хочется узнать, чем все закончится. Вчера аж до поздней ночи где-то шатался, воротился на мельницу затемно, да сразу с матери кувшин пива затребовал. Та было артачиться начала, но такая злость была у него в глазах, и так он кулаком по столу стукнул и выругался, что спорить она не стала. Вынесла из погреба кувшин и дала ему. Он хоть и молодой, да мужик, в ее доме живет по воле лорда — не выгонишь. Слуга выпил весь кувшин залпом, да завалился на свой тюфяк, сначала возился и стонал, а потом то плакал во сне, то ругался; и только после второго сапога, брошенного ему в голову, затих и храпел всю ночь.

    Проснулся он хмурый и злой. Мать заставила его весь день мешки с мукой таскать, и весь день слуга был задумчив. Только изредка проскакивала на его лице жестокая ухмылка.
    Что-то он все же задумал…

    ***
    Всю неделю жара стоит невыносимая. И купаться каждый день хочется. Только вот беда, одна подружка молока холодного из погреба выпила и теперь горлом мается, у второй девичьи дни начались, живот болит и крутит. Одной пойти на реку что ли? Боязно. Вдруг опять Вонючка привяжется? Возьму старую собаку с собой. Небось испугается собаки и не полезет. Да и купаться в рубашке буду, чтоб никто не соблазнялся.

    ***
    Уж три дня прошло, а слуга мой так и не отлучался с мельницы. Неужто забыл девку-обидчицу? Я бы не забыл. И не простил бы. Слабак он. Тряпка, а не мужик.
    Ан нет, вон опять за живот схватился и про нужник бормочет. Интересно как, что же он с девкой сделает? Выжду немного, да за ним пойду.

    Пришел он к речке, сидит в кустах. И я сижу. Может и не придет сегодня никто. Сидим как дураки, словно дел других нет. Он от девок прячется, я — он него. Скучно. Долго сидели, я уж хотел домой возвращаться, да тут девка из лесу показалась. Идет вся такая гордая, и собаку на веревке ведет. Собака старая, одышливая. По жаре ей тяжко ходить, язык до земли вывалила, а глупая девка вместо того чтобы собаку в речку пустить — к дереву в тени ее привязала, чтобы та в воде ей не мешала, острыми когтями спину не царапала.

    ***
    Вот свезло, так свезло!
    Одна сучка пришла, без визгушек своих, и собаку старую на веревке тащит, ну с ней-то просто будет расправиться. Привязала собаку у дерева. Собака старая, добрая. Сняла девка платье, положила на камень и в рубашке в воду вошла. Жалко, что совсем не разделась. Но ничего. Будет еще время ее титьками полюбоваться.

    Встал в полный рост, подошел с подветренной стороны, взмахнул ножом — и нет собаки. Одна радость от своего запаха: звери человека в нем не чуют. Воняет и воняет, угрозы нет, дерьмо не нападет.
    Веревку в кармане проверил, нож поправил в голенище и сел на камушек у тропинки.

    ***
    Ах, как хорошо что все же купаться пошла! Вода летом тихая, ласковая, ничего нет приятнее, как в такую жару почувствовать ее прохладные объятья. Вошла по грудь и аж зажмурилась от удовольствия. Окунулась с головой, прилегла на спину. Как хорошо!

    И вдруг:
    — Ну что, поговорим, красавица?

    От неожиданности и испуга булькнула, ушла под воду. Вынырнула, отдышалась, обернулась — сидит себе тот самый Вонючка на камне.

    — Иди, Вонючка, своей дорогой. И не ходи за мной, не будет тебе поцелуев.

    Молчит. Смотрит. И вдруг рассмеялся — мелко, кхе-кхе, словно закашлялся, противно так. Да и сам урод. Но отчего-то мурашки так и побежали по спине. От взгляда его, наверное. Смотрит так… Глазки мелкие, поросячьи, глубоко посаженные. Есть в них что-то тяжелое, недоброе. Но не бояться же его. Это всего лишь Вонючка. А выходить из воды боязно. В тот раз голая была — не боялась. А сейчас… и собака-то что молчит? Пошла в одиночку купаться, дура, подружек нет, до деревни далеко, и никого вокруг.

    Страшно выходить на берег, но надо, не уйдет ведь сам, не оставит в покое. Может и правда заставит поцеловать — перетерплю, а потом отцу нажалуюсь, пускай накажет его. А может, обойдется?

    ***
    Смотри, какая сучка отважная. Из воды выходит, косу выжимает. Не глядит — будто одна на берегу, будто нет никого. Да не пройдешь ты мимо, милая. Тропка между камнями узкая. Хвать за косу — а ну стой. Обернулась. Глаза синие, ясные. Лицо чистое, прекрасное, веснушки на носу золотятся. Залюбовался. Смотрит глазами распахнутыми и страх выплывает из их синевы на поверхность. Придержал за косу — да как ударил кулаком прямо в нос: лицо девкино громко хрустнуло, залилось красным, закричала она и за нос схватилась.
    Так-то лучше, красавица. И запах уже не так чувствуется, правда же?
    Ударил еще и еще, выбивая крики и стоны.
    Рванул рубашку, оголилась пышная грудь. Рванул еще раз, до пояса.
    Размазал по девкиному лицу кровь со слезами. Сладко. Плачет девка, просит отпустить.
    Плачь, милая. От слез твоих набухает горячим в паху.

    ***
    От удара в живот повалилась на колени, заливая кровью с лица траву и камни. Пока отдышаться пыталась и справиться с дикой болью — он вытащил из кармана веревку длинную и связал туго руки за спиной. Завалил в траву и под юбку полез, рыча и царапая кожу ногтями. Из последних сил вырывалась, пыталась ногами ударить гада. Кричать пыталась сорванным голосом — но он камней мелких прибрежных с песком целую пригоршню в рот забил, и ладонью закрыл сверху. И хохочет. Так страшно. Так больно. И смех этот мерзкий стоит в ушах: кхе-кхе, кхе-кхе. И кровь хлюпает в горле.

    ***
    А девка все не унимается, все вырваться норовит. Ударил ее еще по лицу, стал за грудь кусать, любовался набухающими красными полумесяцами на белой молочной коже. А она все дергается, тварь. Схватил ее за волосы — и пару раз об камни приложил, чтоб спокойней стала. Она и затихла, только смотрела жалобно. Вспомнил про нож в сапоге, вытащил. Провел по груди раз, другой. Размазал рукой полосы красные. Раздвинул ноги ей и втиснулся в тугое, горячее. Девка застонала, по ее лицу снова потекли красные сладкие слезы.

    ***
    Много раз видал, как делают это свиньи и собаки. Но людей так близко видеть не доводилось.

    Как он ударил девку в лицо. Как нос ее хрустнул и потекла кровь. Как исказились ее черты: из гордой, прекрасной и неприступной она сразу стала испуганной, слабой и беспомощной. На это было неизъяснимо приятно смотреть. Это манило и притягивало взгляд, и хотелось подойти поближе и внимательно разглядеть ее искаженное ужасом лицо, пить ее страх и наслаждаться им. И странно тянуло внизу живота.

    Слуга повалил девку, стал ерзать на ней и стонать, а она пыталась выползти из-под него. И он ударил ее, снова и снова. А после он рывками стал дергаться, да с каждым разом все крепче ее головой о камни прикладывать. Когда слуга зарычал и забился в судорогах — девка уже не шевелилась. А может, уже не дышала.

    ***
    Он почти не помнил, как закричал и излился. Он помнил только, что трясло его долго и сладостно, так не бывало с ним раньше, когда он теребил себя рукой.
    А когда пришел в себя — ужаснулся. Под ним мертвое тело, стеклянными глазами смотрящее в жаркие белесые небеса, в руке нож, а сам он весь в крови девкиной.

    А если узнает кто? Если подружки придут? Или мужики деревенские?
    Его затошнило. Он встал и медленно побрел в речку смывать красное, смывать с себя девкину жизнь.

    Что теперь делать с телом?

    Его затрясло. Уже не от удовольствия — от страха. Если найдут его и сразу же в гневе повесят — то повезет. А если нет, то отдадут его лорду Болтону. Лорд жестоко наказывает. За духи наказал так, что до сих пор помнится. А как за убийство накажет?

    Тихие земли, мирные люди.

    Кожу сдерут, руки-ноги отрубят.

    Чем думал, чем, когда девке мстить затевался? Наказать девку хотел за пренебрежение, а что потом будет, не думал?

    Найдут же!

    Найдут, и накажут так, что мало не будет. И не подумают, что убили лихие люди или звери загрызли девку — видели ведь подружки, как я ее ударил в прошлый раз, и сразу на меня подумают, что отомстить девке хотел.

    А в Дредфорте подземные камеры есть, и слухи про те камеры ходят страшные…

    Застонал и кулак в рот почти целиком засунул. Что же делать теперь? Что?

    ***
    Пока слуга в речке полоскался — подошел к девке. Глаза неживые, голова вся в крови, волосы слиплись грязными красными клочьями. Приложил ладошку к шее — какое там, не стучит, не бьется. Тут слуга почуял чужого рядом, оглянулся. Глаза белые от ужаса, упал на колени, дрожит.

    — Милорд, пожалуйста! Не выдавайте меня, милорд! Это все она виновата, она меня оскорбляла, дразнила, я наказать ее хотел…

    ***
    Стоит мальчишка, ухмыляется. Значит, видел, мерзавец, все видел? И что с ним теперь делать? Не знаешь, куда девку девать — а теперь и про пащенка думать… Как выпутаться, как?

    — Милорд, помогите мне, пожалуйста!

    Мальчишка молча прошел к берегу, огляделся. Вниз по течению увидел в реке огромное страж-дерево, еще прошлой зимой, небось, бурей поваленное. Комель его торчал на берегу, а ствол еле поднимался из воды и был засижен птицами, макушка же вовсе уходила в глубину.

    Мальчишка подошел к слуге и скомандовал:
    — Рви рубаху.
    Тот дрожащими завязками взялся за завязки на груди.
    — Да не свою, болван. Девкину рви.

    Слуга выпростал девку из рубахи и нарвал испачканное кровью и землей полотно лентами.
    — Сюда ее тащи.

    Слуга оторопел.
    — Куда?
    — Дерево видишь? Вот к нему девку и привяжешь.
    — Так видно ж будет, дерево из воды торчит.
    — Дурак ты. Снизу привязывай, в воде. Шею, руки, ноги, туловище. Холстину сверху не видно будет. И запаха не будет в воде. Когда тряпки сгниют — так и девку уж рыбы съедят. И собаку сюда же привяжи. А в платье я камни заверну и утоплю там, где поглубже.

    ***
    Приходили потом деревенские, про девку спрашивали — может, видел кто на мельнице первую красавицу. Слуга молчал и бледнел, а руки его дрожали.
    А мальчишка лишь фыркал, ему девки пока без надобности. Но по ночам порой ему снилось, как менялось девкино лицо под ударами, как животный страх сменял надменную гордость, как уродовали ее лицо кулаки, как шумно она хлюпала кровью, и как сладко было слышать ее мольбы о пощаде. И когда просыпался после таких снов — то штаны его были испачканы спереди, а с лица весь день не сходила мечтательная улыбка.
     
    Последнее редактирование: 18 апр 2014
    Rochefort, Gerda, Vivette и 14 другим нравится это.
  2. Фокс

    Фокс Гость

    Почему я сначала прочитал с приставкой "не-" перед последним словом:facepalm:
    Фанфик хорош.
    Для людей определенного типа.
    Написан в любом случае классно.
     
    Lady Snark, Westy и Frau Lolka нравится это.
  3. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    *вздыхает*
    Все в соответствии с предупреждениями. Ярко, образно и отталкивающе.
     
    HappySharkSmilesToYou, Lady Snark и Frau Lolka нравится это.
  4. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Фокс, спасибо!
    Это был своеобразный эксперимент - написать на рейтинговую выкладку максимально возможную для меня жесть на волнующую меня тему, а именно - почему Рамси стал таким, каким мы его знаем.
    Ну и вообще это основная моя тематика: как из ребенка может вырасти чудовище. Мне кажется, что Хеке был для него образцом "мужского" поведения, ибо больше некому, а дети берут пример с тех, кто рядом.

    Спасибо! Это комплимент для меня. )))
     
    Vivette, mashshka, HappySharkSmilesToYou и 2 другим нравится это.
  5. Westy

    Westy Знаменосец

    Я зашла, чтобы написать отзыв, но ты вот эти слова уже сама написала. Хеке (как и мать) - это один из ключевых кубиков в башенке под названием "Рамси", если его выдернуть, может, такого чудовища бы и не было.
     
    HappySharkSmilesToYou и Frau Lolka нравится это.
  6. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Westy, да. Папа вон говорил, что сам не знает, кто кого из них испортил...
     
    saigo нравится это.
  7. Lady Snark

    Lady Snark Знаменосец

    Вообще, один из самых жутких фиков, которые я читала. Уж больно убедительно ты тут влезла во все эти шкуры. Необычно то, что пов Рамси - как раз не самый страшный, это скорее холодный наблюдатель. (Холодный в том смысле, что наименее затронут происходящим).

    В общем, где-то БРРРРР! :eek: А чисто как произведение - здорово, очень талантливо, имхо! :hug:
     
    HappySharkSmilesToYou, saigo, Westy и ещё 1-му нравится это.
  8. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

  9. mashshka

    mashshka Наемник

    Спасибо автору за сам фик и приятное во всех отношениях накуривание идеи))
     
    Frau Lolka и Lady Snark нравится это.
  10. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    mashshka, тебе спасибо, солнце мое! :in love: :hug:
     
    mashshka нравится это.
  11. rotspecht

    rotspecht Без права писать

    отличный фанфик
    читал его еще на ЗФБ
    Рамси такой шикарно-продуманый и хитрый!
    И очень круто что есть ПОВ Хеке!
     
    Lady Snark и Frau Lolka нравится это.
  12. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

  13. Lelianna

    Lelianna Межевой рыцарь

    Супер просто!!! :bravo:
    какой слог, какой язык - очень образный, сочный.
    У меня случился эффект погружения, как в 4D - буквально рядом в кустах сидела, всё видела-слышала-обоняла-ощущала и не могла помешать.
    Очень жутко. Я прямо зависла над этой сценой "Ну что, поговорим, красавица?...Молчит. Смотрит. И вдруг рассмеялся..." - до дрожи просто страшно стало.
    Такой гнусный Хеке, и холодно-расчетливый Рамси.
    Финал тоже пробирает - всего несколько строк, а уже видно, что маньяк созрел, и очень скоро будет его личная первая жертва. У Рамси был хороший учитель.((

    В общем, получила огромное удовольствие, спасибо!!! :bravo::bravo::bravo:

    *убежала читать следующий фик*
     
    Frau Lolka, Lady Snark, Alenne и ещё 1-му нравится это.
  14. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Lelianna, спасибо большое за такой чудесный отзыв!
    Я очень рада, что фанфик произвел на вас такое сильное впечатление.
     
    Lady Snark нравится это.
  15. Gerda

    Gerda Межевой рыцарь

    Очень яркий и атмосферный фанфик. Образ Вонючки и жалкий и пугающий. Маньяк неудачник) Рамси тоже любопытный. Зарождение садистских наклонностей.
     
    Frau Lolka нравится это.
  16. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Gerda, спасибо! Очень рада, что удалось все это показать.
     
  17. Gerda

    Gerda Межевой рыцарь

    а по канону же Вонючка был некрофилом? или с этого момента в вашей трактовке и начнется его карьера некрофила? )
     
  18. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Да, по канону он был некрофилом. Но по правилам ресурса diary.ru, на котором проводится Фандомная Битва, некрофилия в фанфиках запрещена. ))))
    Ну и я думаю, что после этого эпизода и перешел, ибо как говорил капитан Флинт "мертвые на кусаются".
     
    Alenne и Gerda нравится это.
  19. Vivette

    Vivette Знаменосец

    Такой страшный фанфик, я даже не ожидала. Очень, очень реалистичный. Хеке просто омерзителен, аж передергивает. И правда есть эффект погружения, наверно, благодаря языку, или потому что видишь историю глазами сразу всех троих, или я даже не знаю отчего. Жесть! И очень интересно, что Рамси здесь и не проявляет никаких особенных садистких наклонностей, зато как любой ребенок, очень быстро учится. Он равнодушен к девушке не потому что плохой, а потому что видит отношение своего слуги к ней - как к мясу, и сразу же его перенимает. А вот самого слугу жалеет и помогает ему...
     
    Frau Lolka нравится это.
  20. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Vivette, спасибо большое! Очень рада, что фанфик произвел на вас сильное впечатление.
    Я считаю, что отношение к женщинам как к мясу и расходному материалу Рамси перенял именно от Хеке, потому что у того однозначно были сложности с девушками из-за его болезни, а дети всегда перенимают манеру поведения и стереотип гендерных взаимоотношений у взрослых, которые их окружают.