1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Из записок старого библиотекаря.

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Дейси Мормонт, 4 сен 2014.

  1. Название: Из записок старого библиотекаря.
    Глава 1
    Глава 2
    Фандом: сага "Песнь льда и пламени"
    Автор: Дейси Мормонт.
    Бета: Кайяра.
    Категория: гет.
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: Сандор Клиган/Санса Старк; Лианна старк/Рейегар Таргариен.
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: романс
    Предупреждения: AU, POV
    Краткое содержание: Одна из легенд, которую старый библиотекарь из Цитадели Староместа услышал, будучи еще школяром, а также найденные им старинные документы, хроники и письма, и его размышления по поводу прочитанного.
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину.
    Статус: закончен.
    Примечание: во избежание недоразумений, на ресурсе ficbook.net я пишу под ником Фаина Гаккель, где этот фик также опубликован.
     
    Последнее редактирование: 6 окт 2014
  2. Эту историю я услышал в одной деревенской таверне, куда забрел по дороге, спасаясь от дождя. Хозяин посмотрел на меня презрительно, но деньгами не побрезговал. В общей зале завсегдатаи сначала с любопытством воззрились на худого и бледного молодого человека с кожаной сумой, набитой книгами и свитками, но вскоре снова отвернулись и принялись за свои обычные разговоры – виды на урожай, сплетни о соседях да похабные байки. Я попросил эля и похлебки, и сел за стол. Тут я заметил старика, сидевшего в углу напротив. Лицо у него было типичного пьянчужки, но мое внимание привлекла арфа в его руках. Он походил на барда, переживавшего не лучшие времена и за кружку пива развлекающего местных острословов. Ну а так как я охоч до старинных песен и преданий, то люблю побеседовать с бродячими певцами, музыкантами, артистами. Многие из них в дни своей молодости и славы видели и слышали немало полезного для истории.

    Я подсел к старику, поздоровался, пожаловался на проклятую погоду, и выслушал его ответные жалобы на вечный дождь, от которого ноги болят, и руки не слушаются. Покивав сочувственно головой, я осторожно спросил, не знает ли он каких-нибудь старинных песен и легенд, и сразу предложил угостить его. Мой собеседник сначала недоверчиво покосился на меня, но потом кивнул и даже слегка улыбнулся. Уж не знаю, что его больше воодушевило – мои деньги или то, что он обрел внимательного слушателя. Рассказанную им историю я записал со всеми подробностями, лишь немного подшлифовав и избавив от простонародных словечек, повторов и прочих огрехов стиля. Впрочем, вступление и заключение моего рассказчика я записал дословно, как прекрасный пример народной речи.

    …Что? Вы хотите услышать эту историю? В самом деле? Что ж, я расскажу вам ее так, как слышал от своего отца, а тот от своего отца. Старая история, да. Давно это было. Так давно, что уже не осталось никого, кто бы видел все это своими глазами. Странные времена были, да...Семь королевств - и один король. Один король на Железном троне, сплавленном из тысячи мечей. Чего смеетесь, жеребцы стоялые, раз я говорю - из тысячи мечей, значит, так оно и было! Налили бы лучше старику, а то живешь, горбатишься, а под старость и медного гроша не найдется, чтобы горло промочить. Ну слушайте...

    ***

    В тот день вся Королевская гавань бурлила. И без того шумные улицы сейчас были просто переполнены народом. Десница короля публично обвинил верховного септона в обмане народа и попытках захватить власть в стране и сместить законного короля Томмена Баратеона, а также в незаконном взятии под стражу и суде над королевой-регентшей Серсеей Ланнистер и королевой Маргери.

    В столице начался бунт. "Воробьи" часами орали под стенами Красного замка, требуя выдать королеву-шлюху и короля-бастарда, которые навлекли на страну гнев богов. Для подавления бунта силой у короны не хватало войск - большая часть армии Баратеонов, Тиреллов и Ланнистеров сражалась с самозваным "принцем" Эйегоном Таргариеном - якобы выжившим внуком безумного короля Эйериса. Поэтому Малый совет после некоторой заминки решил устроить суд поединком.

    Чемпионом короля Томмена был назначен его личный телохранитель сир Роберт Стронг - огромный и на удивление немногословный рыцарь, всегда ходивший в полном доспехе и не снимавший даже шлема. Сами королевские гвардейцы - его братья - побаивались его, но свою службу сир Роберт нес отменно.

    Чемпионом верховного септона был назначен безымянный боец из Сынов Воина - ордена, чьи члены давали обет защищать святую веру Семерых ценой своим мечом и посвящали этому свою жизнь.

    Об обоих чемпионах говорили повсюду в столице - от Красного замка до самой захудалой таверны, от Великой септы до борделя. Досужие сплетники находили в них много общего - оба одиночки без семей и детей, об обоих мало что известно. Сир Роберт немногословен, а сын Воина и вовсе дал обет молчания и всегда скрывает лицо капюшоном. Как объясняли благочестивые горожане - чтобы уберечь себя от суетной мирской славы и получить награду от Семерых.

    День поединка был назначен. Место было выбрано на турнирной площадке внутри Красного замка - на той самой где когда-то состоялся злополучный бой между Красным змеем Дорна и жестоким сиром Григором Клиганом по прозвищу Скачущая гора.

    Королева-регентша с утра была в дурном настроении. Мастер над шептунами уже успел доложить ей, что накануне въехавшего в город воина-святошу чернь приветствовала так, словно это был Эртур Дейн, Симеон Звездоглазый или другой великий рыцарь прошлого. Он ехал на своем огромном вороном скакуне, и принимал восторженные крики и бросаемые под ноги букеты бесстрастно, как и подобает истинному служителю Семерых. И за это его полюбили еще больше. Даже шлюхи, когда он проезжал по Перинной улице, вместо похабных шуток желали ему удачи и призывали на него семь благословений.

    "Иные бы побрали этих идиотов" - раздраженно подумала она. А еще эти знатные гости, которых она, видите ли, обязана принимать в замке - на поединок между Железным троном и кристаллом Семерых съехались лорды и рыцари со всего королевства. Гостиницы были переполнены и королева Маргери приняла решение открыть для гостей Красный замок. "С помощью дома Тиреллов мы можем прокормить сколько угодно гостей" - пропела она свекрови и сладко улыбнулась мужу-подростку. Протащить бы ее привязанной к лошади, хитрую стерву. Впрочем, прошлой власти не вернешь. Пора одеваться и изображать скромную вдову короля и мать короля.

    В числе знатных гостей Красного замка был и новый лорд Долины, недавно вступивший во владение после смерти маленького Роберта Аррена. Хилый и болезненный мальчик не оставил после себя сыновей или дочерей, и в результате сложных родственных связей Долину и Орлиное гнездо унаследовал Гарольд Хардинг, который долгие годы звался Гарри-Наследником. Впрочем, к нему теперь следовало обращаться "лорд Хардинг". Этот добродушный рыжеватый весельчак, уже начинавший отращивать брюшко, легко получил верность других лордов и рыцарей Долины, и теперь приехал в Королевскую гавань присягнуть Железному трону, а заодно взглянуть на поединок и представить ко двору свою красавицу-жену. Леди Алейна была незаконного происхождения, но в столице говорили, что такой красавице это простительно.

    Утро было солнечным и ясным, хотя и холодным. Зима медленно отступала из Вестероса, не желая отдавать свою власть весне. Тем не менее, каждый день был чуть теплее и чуть светлее предыдущего, и это вселяло надежду в сердца людей.

    Сын Воина проснулся рано и долго стоял у окна, погруженный в размышления. Он снял капюшон и подставил лицо солнцу. Легкий ветерок шевелил его длинные волосы, а морозный воздух слегка покалывал кожу. Наконец, он накинул капюшон и позвонил в колокольчик. В келью тут же вбежал приставленный к нему мальчишка-послушник из бурых братьев. Воин жестами показал, что ему требуется, и мальчик, кивнув, убежал. Спустя некоторое время он вернулся с завтраком на подносе, и пока его старший брат по вере ел, смотрел на него с тем извечным обожанием, с каким мальчишки смотрят на всех людей, носящих оружие. Затем он помог сыну Воина облачиться в сияющий серебром доспех, застегнул на его плечах радужный плащ и подал полуторный меч в простых ножнах. В лучах солнца сверкнул кристалл, украшавший рукоять меча. Чемпион жестом отпустил послушника, и тот побежал на конюшню - седлать лошадь. Уже во дворе всаднику был подан щит с изображением семиконечной звезды. Сын Воина слегка вздохнул, и тронул коня пятками.

    На скамьях для зрителей было тесно и шумно. Леди Алейна Хардинг в платье из густо-синего бархата сидела в первом ряду, недалеко от королевы и ее придворных дам. Не раз и не два она ловила на себе взгляды - восхищенные у мужчин и завистливые у женщин. Что ж, двор есть двор. Впрочем, пусть смотрят. Она - леди Долины и одна из первых красавиц Семи королевств, чего ей стыдиться. Женщина гордо выпрямилась, откинула назад кудри цвета жженого каштана и улыбнулась мужу.

    Наконец, восторженный вой и хлопки (часть горожан тоже пришлось пустить внутрь, иначе не избежать было бунта) возвестил приближение Сына воина. Высокий мужчина верхом на вороном коне медленно въехал на арену и подъехал к помосту, где сидели король ,королева, члены их семей и верховный септон. Там он поклонился царственным особам и получил благословение того, кто представлял на земле Семерых. С трибун ему под ноги летели цветы, и один из них упал прямо ему на седло. Голубая роза - красивый и редкий цветок. Интересно, какая красавица по доброй воле рассталась с ним? Воин кивнул в знак благодарности и прикрепил цветок к груди.

    Почти одновременно въехал на арену и сир Роберт. Его конь был поистине огромен, а всадник одет в молочно-белые доспехи без украшений и белый как снег плащ королевского гвардейца. На руке у него был белый щит без эмблемы.

    Верховный септон встал и зычным голосом объявил:

    - Сегодня мы собрались здесь перед взорами богов и людей, чтобы узнать истину. Все мы дети Семерых, и потому да направит Воин руку того, кто защищает правду, да сохранит его Матерь и очистит его душу Дева, да осветит его путь Старица, а Кузнец да даст его рукам силу, и да помилует его Неведомый. И да рассудит нас всех Отец по справедливости.

    Затем, повернувшись к королю, он добавил:

    - Для того, чтобы оба чемпиона находились в равном положении, я смиренно прошу ваше величество приказать им сражаться пешими.

    Томмен кивнул в знак согласия, и всадники спешились, а конюшата увели лошадей. Стало заметно, что при ходьбе Сын Воина чуть заметно прихрамывает на правую ногу. По звуку гонга поединок начался.

    ***

    На трибунах воцарилась тишина. Воины обнажили мечи и начали медленно двигаться по кругу, изучая друг друга и готовясь атаковать. Наконец, сир Роберт поднял меч и ринулся вперед, мощно, словно таран. Сын Воина ловко отбил удар и тишину заполнил лязг доспехов и звон от ударов.

    Позднее, те, кому довелось присутствовать на этом удивительном поединке говорили, что это нечто невероятное. Защитник трона бился неутомимо и яростно, не зная усталости. Но защитник веры, несмотря на хромоту, ни в чем ему не уступал. Более того, в этом чарующем стальном танце на него как будто снизошло вдохновение подобное вдохновению поэта. "Сам Воин вселился в него!" - шептали пораженные зрители. Сын Воина легко уходил от ударов своего более крупного противника, а те, от которых уйти не удавалось, легко парировал или принимал на щит. Когда же он атаковал сам, казалось, что действительно, какая-то неведомая сила направляет его руку. И вот, сир Стронг на миг задержался, готовясь нанести удар, и меч сына Воина вонзился в его подмышку, там, где тело не было защищено доспехом. Сир Роберт упал на одно колено, из его тела хлынула темная кровь, но он продолжал биться с той же силой и яростью. Во второй раз меч с сияющим кристаллом вонзился в его шею, он упал на землю, но и тогда меч в его продолжал со свистом рассекать воздух, пытаясь добраться до противника. Одним мощным взмахом сын Воина отрубил руку с мечом, и тогда сир Роберт попытался сбить его с ног и задушить, но его молчаливый противник вовремя это заметил и ушел от захвата. Наклонившись над сиром Робертом, он одним ловким движением сорвал с него латный воротник и с силой вогнал меч прямо ему в грудь. Стронг еще пытался бороться с подступавшей смертью, еще пытался достать до своего противника левой рукой, но кровь рекой текла из него, и наконец, он умер.

    Сын Воина вытащил свой меч из тела поверженного противника, тщательно вытер его и убрал в ножны. Затем оглянулся на труп поверженного врага, поклонился трибунам и пошел прочь, хромая сильнее, чем раньше. Он словно не замечал крови, сочившейся из небольшого пореза на руке, и не слышал восторженных криков, которые затопили арену как волна.

    Верховный септон спустился с арены и объявил:

    - Боги высказали свою волю. Септа очищена от всех обвинений. Слава нашему справедливому Отцу!

    Королева-регентша с кислой миной поднялась первой и быстро, насколько это позволяла давка, стала выбираться с арены, но стюард задержал верховного септона и пригласил его на скромный обед в покоях его величества. Тот пожал плечами, но согласился прийти.

    ***

    Король Томмен сгорал от любопытства - он хотел знать о победителе все. После первой же перемены блюд он принялся забрасывать верховного септона вопросами:

    - Кто этот человек? Откуда он взялся?

    - Это знают только боги, ваше величество. Мне известно только то, что он пришел к нам с Тихого острова, где до этого был одним из бурых братьев. Если человек принял обет молчания, то было бы грешно заставлять его нарушать его.

    - А вдруг он преступник, оттого и скрывает свое лицо? - вступила в беседу королева Маргери.

    - Даже если это и так, ваше величество, какие бы преступления он не совершил в прошлом, боги очистили его от них, и следовательно, корона так же должна даровать ему помилование.

    Томмен задумался.

    - Мне жаль сира Роберта, он храбро сражался за меня, но вы правы - сын Воина честно завоевал свою победу, и пусть помилование будет ему наградой и знаком того, что Красный замок примирился с Великой септой. Я объявлю об этом завтра в тронном зале.

    ***

    Настало утро следующего дня. Тронный зал был переполнен лордами, леди и рыцарями - все хотели поближе взглянуть на неизвестного победителя. Лорд и леди Долины стояли в числе первых, недалеко от короля. Лорд Гарольд вчера принес присягу Железному трону, и уже успел завоевать себе симпатии при дворе своими открытыми манерами и дружелюбной улыбкой. Что же до его жены, то она просто очаровала короля и королеву Маргери, и сегодня была приглашена на завтрак к ее величеству. Красавица в платье из зеленого шелка и с изумрудами на шее, и каштановыми волосами, забранными в серебряную сетку, она с таким же интересом, как и все остальные, наблюдала за чемпионом Великой септы. Тот как раз шел к Железному трону, чтобы принять свою награду уже не от богов, но от смертного правителя. Высокий и статный, одетый в дублет из некрашеной серой шерсти с семиконечной звездой, вышитой на нем, он был опоясан мечом, а лицо, как и всегда, было скрыто капюшоном. Небольшая хромота его ничуть не портила, и немало девушек посылало ему вслед вздохи восхищения.

    Король Томмен встал со своего неудобного седалища и возвестил звонким голосом:

    - Кто бы вы ни были, добрый человек, какие бы преступления против законов божьих и человеческих вы не совершили, я, Томмен из дома Баратеонов, первый этого имени, король андалов, ройнаров и Первых людей, дарую вам мое королевское помилование. Вам позволено пребывать в пределах Семи королевств где бы вы ни пожелали и никто не смеет вас задерживать или предъявлять вам какие-либо обвинения. Король отдал кому-то из королевских гвардейцев свиток пергамента с королевской печатью - золотисто-желтый воск с коронованным оленем - а тот протянул его воину. Тот, преклонив колени, почтительно принял королевскую награду.

    - Итак, - продолжил король - быть может вы откроете нам свое лицо? Вам нечего бояться, даю вам свое королевское слово.

    Сын воина встал, помедлил минуту-другую, а затем кивнул в знак согласия и медленно стянул с головы капюшон из бурой шерсти.

    По тронному залу пронеслось тихое "А-ах", словно тысяча человек разом выдохнули. Затем поднялся шум. Люди тыкали пальцем, кричали, королева-регент, вся красная от злости, что-то громко говорила сыну, на лицах членов Малого совета было написано замешательство, а кто-то хохотал. В суматохе никто не заметил, что леди Хардинг внезапно побледнела и лишилась чувств.

    ***

    Поздно ночью леди Алейна очнулась. Вокруг было темно, голова страшно болела. Она лежала на постели в покоях Красного замка, отведенных чете Хардинг. Гарольда рядом не было. "Наверное ушел в таверну или в бордель" - горько усмехнулась его жена. Ее муж - неплохой человек, только до трясучки боится всяких, как он называет, "женских штучек".

    Женщина сняла со лба положенную туда влажную тряпицу и села. Воспоминания о том, что случилось сегодня, нахлынули на нее и она обхватила себя руками, чтобы не дрожать. Нет. Этого не может быть. Это невозможно. Мертвые не встают из могил. Но внутренний голос твердил обратное: "Это правда, ты знаешь, что это правда. Он жив. И ты не мертва. Ты жива. Подойди к зеркалу, взгляни на себя и вспомни, кто ты на самом деле".

    Алейна зажгла свечу, встала с постели, и подошла к столу, чтобы налить воды из кувшина, и в этот момент дверь ее комнаты отворилась. Молодая женщина обернулась, думая, что это Гарри вернулся, но это был не он.

    Хрупкий стеклянный бокал выскользнул из ее руки и разбился на множество осколков. Высокий темный силуэт в дверях шагнул внутрь комнаты и лунном свете кристалл на рукояти меча тускло засиял всеми цветами радуги.

    ***

    То, что случилось потом, долго было на слуху у всей Королевской гавани и передавалось из уст в уста с большим или меньшим числом фантастических подробностей. Певцы сложили об этом немало песен, над которыми восторженные девицы пролили немало сладких слез.

    Так или иначе, все рассказчики сходились в одном. Через два дня после поединка между кристаллом и короной, как его стали называть в народе, таинственный сын Воина исчез вместе со своим вороным конем, и даже сам верховный септон только разводил руками. Поговаривали, что это было воплощение самого Воина, спустившегося с небес, чтобы защитить святую веру, и после того, как дело было сделано, одному из Семерых не было уже нужды оставаться на нашей грешной земле. Красавица Алейна Хардинг, леди Долины и Орлиного гнезда тоже исчезла в тот день, и больше никто и никогда ее не видел, а ее супруг, подождав положенное законом время, объявил, что верно уж, его супруги нет в живых, женился вторично, наплодил много детей - как законных, так и бастардов - и жил счастливо.

    Самые смелые из рассказчиков добавляли, что якобы через пару месяцев после этого таинственного исчезновения какой-то нищий мальчишка на Королевском тракте видел их. Мужчина, похожий на сына Воина ехал на своем вороном скакуне, сняв капюшон, и темные длинные пряди с легкой проседью прикрывали страшные ожоги на правой стороне лица. Бок о бок с ним ехала молодая женщина, очень похожая на леди Алейну. Вот только волосы у нее были коротко острижены, и были они не каштановые, а цвета темного пламени, цвета осенних листьев. Оба они улыбались, и лица их сияли так ярко, что больно было смотреть.

    Наиболее мудрые и осторожные из стариков, услышав об этом, только сплевывали и авторитетно заявляли, что уж это, мол, все враки и быть такого не может, чтобы тот, кто защитил святую веру, связался с какой-то бабой, будь она хоть раскрасавицей.

    ***

    …Ну что, добрый господин, пришлась ли вам по нраву моя история? Если да, то не пожалейте медяка на кружку эля бедному старику. Что? Верю ли я сам в то, что рассказал? Ну, как сказать. Правда это или нет - я не могу судить. Но как показывает нам жизнь, иногда и такие невероятные истории бывают правдой...
     
    Последнее редактирование: 5 сен 2014
    Himera, Aksinija, Maria Clara и 17 другим нравится это.
  3. Hot Pie

    Hot Pie Ленный рыцарь

    :kiss::kiss::kiss:
    В самое сердце:(
    Скорее, внуком:moustached:
    Пёс!:drownin:
    Горушка!:drownin:
    Интересно, о чем он думал. Испытывал ли радость, удовлетворение? Или уже давным давно проиграл все возможные сценарии в голове, а реальность оказалась не столь грандиозной.
    :волнуюсь:
    Сансюля!:drownin: Вечно она без чувств! Человек тонкой душевной организации:moustached:
    Вот... вот... наконец, мечта Сансы о песнях сбудется. Вот и про нее теперь будет своя собственная песня:puppyeye:
    :cry:



    Дейси, замечательный рассказ. Грустный только, хоть и со счастливым концом, но у меня все фьючер-фики вызывают грусть, потому что приключение закончилось, потому что не для всех будут счастливые концы.

    Мне только кажется, что название слишком уж общее. Больше подошло бы для сборника рассказов (намек чувствуете?:rolleyes:). Путешествует Ваш герой и собирает такие вот истории про всех-всех-всех:meow:
     
  4. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    О-о, Сансан. Были когда-то и мы рысаками...
    сообщение модератора:
    Дейси Мормонт, фанфик нуждается в вычитке. Пожалуйста, вычитайте его или найдите бету. Прошу обратить внимание, что, согласно правилам раздела, у вас на это есть три дня.
     
  5. Прошу прощения, фанфик был вычитан, но я забыла, что бета тоже есть на форуме, хоть и редко появляется. Исправлено. Кроме того, я сама просмотрела текст еще раз и убрала некоторые ошибки.
     
    Последнее редактирование: 5 сен 2014
  6. Septima Frollo

    Septima Frollo Лорд

    Дейси Мормонт, я читала этот фанфик на фикбуке и была очень впечатлена. Оказывается, его автор - вы? Позвольте пожать вашу руку! :bravo:
     
    Дейси Мормонт нравится это.
  7. Да, вы все правильно поняли. Кое-что уже пишется:writing:
    --- Склейка сообщений, 5 сен 2014 ---
    Спасииибо!:kissy:

    *почесывает ЧСВ*
     
    Silverwing и Septima Frollo нравится это.
  8. Tayany

    Tayany Знаменосец

    Вы сделали мой день =) Спасибо большое, фанфик замечательный =)
     
    grey king и Дейси Мормонт нравится это.
  9. Так уж вы не пожалейте...на пиво-то...:greedy:
     
  10. Xe!

    Xe! Межевой рыцарь

    Какая вкусная, теплая, приятная вещь. Прочитала с удовольствием, спасибо)
     
    Дейси Мормонт нравится это.
  11. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    Прекрасно, спасибо!

    В фанфике мне больше всего нравится фраза про осторожных стариков в конце.
     
    Septima Frollo и Дейси Мормонт нравится это.
  12. D'arja

    D'arja Знаменосец

    Отличная сказка!!!:bravo::thumbsup::hug: так и поклонницей сансана стать недолго!:oops: благо дарю Автора за доставленные приятные минуты! и правда, надо в какой-нить сборник! замечательная вещица!!!:creative::thumbsup:;)
     
    Дейси Мормонт нравится это.
  13. Продолжение воспоследовало. Бета и на этот раз - прекрасная Кайяра.

    Вскоре после того, как я выковал свою цепь, я пожелал остаться в Цитадели, дабы следить за библиотекой, пополнять ее новыми книгами и разбирать накопившиеся за века старые манускрипты. Конклав любезно разрешил мне это, и буквально в первые же месяцы я наткнулся на сундуки с обгоревшими свитками и книгами

    Помощники прежнего архивариуса с трудом отыскали записи, в которых эти сундуки значились как «свитки и книги Винтерфелла, доставленные в Цитадель в начале 4 века от завоевания Вестероса». Я припомнил, что как раз во время войны Пяти королей Винтерфелл был разграблен и сожжен Железнорожденными, а так как в замке была богатая библиотека, то следует благодарить богов за то, что хотя бы часть ее сохранилась для потомков. В одном из сундуков я обнаружил личные бумаги лорда Эддарда Старка – указы, письма, долговые расписки, краткие замечания о растущих детях – все, безусловно, довольно интересное, но обычное для архивариуса.

    Своих школяров я всегда учу, что открытие может поджидать тебя там, где ты меньше всего ждешь. В прекрасном рукописном экземпляре «Семиконечной звезды» часть страниц была вырезана посередине, края же оставались нетронутыми, и в получившийся тайник была вложена стопка старой, пожелтевшей, но когда-то очень дорогой и ценившейся в Вестеросе бумаги из Йи Ти. Листы были сшиты в подобие переплета и перевязаны шелковой лентой, а между ними я обнаружил почти рассыпавшуюся в прах синюю розу. Это вызвало мое любопытство. По тому, что я читал об истории дома Старков, лорда Эддарда никак нельзя было назвать сентиментальным человеком, однако эти записки он почему-то хранил, да еще с такими предосторожностями.. Я решил прочесть их и столкнулся с непреодолимой трудностью: чернила на этой иноземной бумаге очень быстро выцветали, и каждую страницу приходилось читать только утром, при хорошем свете солнца и с увеличительным стеклом в руках.

    К моему удивлению, я нашел редчайший исторический документ, проливающий свет на время начала восстания Роберта Баратеона 282-283 годов. Прочитав тетрадь, я понял и ценность этих записей для лорда Эддарда а также и то, почему они хранились в таком секрете. И признаюсь, что изложенная в них история, прекрасная в начале и трагическая в конце – затронула мое сердце.



    10 день третьего месяца, 282.

    Я сижу за столом, и в окно башни вместо милых северных лесов вижу только чужие мне южные горы, бесплодные и неуютные груды камня. Вчера по моей просьбе мне принесли стопку чистой бумаги, перья и чернила. Но лишь сегодня я нашла в себе силы взять перо в руки. Да и что мне писать? И кому? Здесь нет воронов, с которыми я могла бы отправить письмо родным, и нет золота, которым я могла бы подкупить слуг, чтобы они передали мою записку. Да и слуг тоже нет. Только очередной гвардеец и старуха-нянька, преданная моему тюремщику всем сердцем. Мне приносят изысканную еду и дорогое вино, меняют белье и платье, стелют свежий тростник и таскают горячую воду для мытья. Еще ни одна волчица не сидела в столь роскошной клетке.

    Положение мое отчаянно и безвыходно. В первые дни, когда меня привезли сюда, я кричала и билась в дверь, пыталась даже сломать решетку на окнах. Я рвала на себе волосы и расцарапала ему лицо. А он только посмотрел на меня своими фиолетовыми глазами и вышел вон.

    Но скоро ярость уступила место отчаянию. Несколько дней я лежала на постели, отказывалась от еды и питья, а перед глазами кружили, сменяясь, лица отца, братьев, жениха. Да, и его тоже. Пусть я не так уж была рада помолвке, но ничего я теперь не желала больше, чем оказаться на свободе, вместе с ним. Услышать его громовой смех, почувствовать на себе жаркий взгляд его синих как море глаз, порадоваться улыбкам братьев и обнять моего бедного отца. Я хотела умереть, видя родные лица, но не лицо того, кто обманом похитил меня и привез в эту одинокую башню в горах.

    Умереть мне не удалось. Слишком сильна оказалась во мне жажда жизни. Я волчица Винтерфелла. Я не сдамся просто так. Я не дам этому человеку с волосами цвета серебра и полными грусти глазами сломить и околдовать меня. И вынесу все испытания с честью. Даже если бы я не была помолвлена, он все равно женат - и каково сейчас принцессе знать, что ее муж находится с другой женщиной?


    13 день 3 месяца, 282.

    Сегодня мне принесли ванну с горячей водой, в которую старуха набросала душистых дорнийских трав со странным терпким запахом. Она помогла мне вымыться и расчесала волосы, принесла постиранное платье и рубашку. Это значит, что сегодня придет он.

    Почему мне не хватает решимости произносить его имя даже наедине с собой, в этих записках, которые позволяют отвлечься мне от моего плена? Чего я боюсь? Его? Или себя?

    Как же я скучаю по Винтерфеллу. По его зимним садам, голубым розам, теплым прудам, тихой и древней богороще, библиотеке и Великому чертогу. Скучаю по странной старушке Нэн, моей няне, скучаю по конюхам и гвардейцам, поварам и служанкам. Но больше всего я скучаю по семье. У меня разрывается сердце при мысли о моем отце и братьях. Особенно, когда я вспоминаю Неда, нашего тихоню. Он редко улыбается, но когда это происходит – словно солнышко выглядывает из-за туч. Не повезло ему – всю жизнь живет в тени Брана, а это не всякий вынесет. А Бран, должно быть, уже женился на той девушке из Речных земель, а я даже не познакомилась с его невестой.

    Боги, старые боги, услышьте меня в этом чужом краю, где нет богорощ, а только один голый камень. Что мне делать?


    17 день 3 месяца, 282.

    Я не могу понять моего тюремщика. Он приходит ко мне почти каждый вечер. Поет, играет на арфе грустные мелодии, от которых сердце разрывается, улыбается мне из-за завесы своих серебряных волос, но… более ничего. Чего он хочет от меня? В первые дни моего плена я искала способ покончить с собой, потому что знала – я не вынесу бесчестья, а скорее убью его и себя. Перегрызу ему горло, как лютоволк, что рычит на нашем знамени.

    Нет более горького разочарования, чем разочарование в себе. Теперь я вижу, что даже тогда, когда во мне бурлил гнев и ярость, у меня все равно не хватило бы силы убить его или себя. К тому же – если принцу и не пришло это в голову, то его гвардейцы умны. У меня нет ничего острого, потолок сделан таким образом, что не за что зацепить петлю, окно забрано толстыми решетками, балкон заперт, а яд мне взять негде.

    Неужели, неужели я обречена сидеть в заключении до конца моих дней?


    20 день 3 месяца, 282.

    Прошло еще три дня. Время ползет, как улитка по листу. Моя глухая тоска растет, стены моей темницы украшают дорогие ковры, но они душат меня. Я бесцельно брожу по горницам, спускаюсь на кухню, иногда беседую с очередным королевским гвардейцем, который охраняет нас.

    Раньше я полагала, что нет муки горше, чем моя несвобода. Время доказало, как мало я знаю о страданиях. Самое мучительное, что есть на свете – это неведение. Служанка молчит будто немая, преданные гвардейцы не говорят мне ничего о том, что происходит за пределами башни, а пытаться разжалобить принца - все равно что вызывать слезы у камня.

    Почему-то мне вспомнилось, как он короновал меня в Харренхолле на турнире. Тогда я гордо вскинула голову и улыбнулась. Мне это льстило. Глупая, глупая девчонка. Глупая и тщеславная. Лучше бы мне никогда не приезжать на этот турнир. Теперь я была бы уже замужем и мирно жила бы с Робертом в Штормовом пределе. И пусть я не люблю Баратеона, все же, думаю, он был бы мне хорошим мужем. Даже мысли о его бастардах теперь не вызывают мне такого отвращения. Вот насколько я потеряла свою гордость.

    Сегодня принц… нет, я должна называть его по имени. Рейегар. Рейегар. Красивое имя. И сам он красив - только слепая бы не заметила этого. Говорят, он несчастлив в браке с дорнийской принцессой, они не любят друг друга. И его отец, безумный король… О боги, зачем я об этом думаю? Я не должна жалеть его, я его пленница. Я Лианна Старк из Винтерфелла. Я волчица. Я невеста Роберта Баратеона, лорда Штормового предела.


    25 день 3 месяца, 282.

    Сегодня вечером мне захотелось выйти на высокий балкон - я попросила принца разрешить мне хотя бы это, и он согласился. Еще бы – до земли там не меньше сорока футов, вздумай я спрыгнуть - разобьюсь насмерть, и мне не из чего сделать веревку, чтобы спуститься вниз. Так вот, я увидела, что нас... меня охраняет принц Ливен. Ливен Мартелл. Краска стыда залила мне лицо, и я тут же ушла назад в горницу.

    Рейегар весь вечер читал мне «Возлюбленных королевы Нимерии», а после мы беседовали об истории Дорна, и я сама не заметила, как заслушалась. В свете свечей его волосы сияли белым золотом, а глаза казались темными, как ночное небо. Да, в Таргариенах определенно есть какая-то магия, наследие древней Валирии. Мейстеры утверждают, что магии не бывает, что она исчезла из мира вместе с драконами, но я теперь не знаю, так ли уж они правы.

    Заснула я с улыбкой на губах и впервые не вспомнила перед сном лица родных. Боги, что со мной…


    26 день 3 месяца, 282.

    Я задумалась, почему мне вчера стало так стыдно перед принцем Ливеном. Разве я сделала ему что-то дурное? Ведь меня привезли сюда насильно, я сижу под замком и не могу послать даже весточки моей семье и жениху. Я жертва коварства человека, который бросил ради меня свою жену-принцессу и малых детей. Тогда почему же мне так неловко каждый раз, когда я думаю о Ливене Мартелле?


    27 день месяца, 282.

    Я не спала всю ночь и встала с рассветом. Пусть солнце осветит своим светом беспощадную правду, которая открылась мне во время моего вынужденного бдения.

    Довольно лгать себе, Лианна Старк. Ты уже не так тяготишься своим пленом. Ты начинаешь находить удовольствие в обществе принца Рейегара. Тебе нравится смотреть в его фиолетовые глаза, и ты мечтаешь о том, чтобы коснуться его серебряных волос, гладких словно шелк.

    Боги, старые боги, простите меня. Я влюблена в этого человека. Влюблена страстно и безумно, столь же сильно, как ненавидела когда-то.


    1 день 4 месяца, 282.

    Рейегар не приходил ко мне уже четыре дня, и гвардеец – кажется, это был Освелл Уэнт – сказал мне, что он поехал поохотиться на сумеречных котов, которые говорят, водятся в этих горах.

    Мое сердце разрывается от противоречивых чувств. Я благодарна это эту разлуку, так как надеюсь справиться с собой и придумать, как скрыть от него мое чувство - на это должно хватить остатков моей гордости. С другой стороны, меня мучает жгучий стыд. Я предательница и клятвопреступница. Я предала свою семью и своего нареченного. Даже если когда-нибудь меня освободят из этого плена, как я посмотрю им в глаза? А что сказала бы моя бедная матушка, будь она жива? Разве я веду себя как Старк из Винтерфелла?

    А третье чувство, в котором мне признаваться тяжелее всего - это тоска, столь же мучительная, как и угрызения совести. Я тоскую по нему. По моему принцу с серебряными волосами, и больше всего на свете мечтаю увидеть его снова.


    20 день 4 месяца 282 года.

    Как мне описать то, что произошло? Какие слова подобрать для этого?

    Брандон мертв. Мой отец тоже. Безумный король Эйерис приказал сжечь отца заживо, а Брана связал и заставил смотреть на это. Он рвался спасти отца и задохнулся насмерть в своих путах. Говорят, Безумный король смотрел на это и смеялся.

    Они погибли из-за меня. Единственная улыбка на турнире стоила уже двух жизней и только боги знают, сколько еще людей за нее заплатят кровью.

    Будь я настоящей Старк, я бы осталась жить после этого.

    Мой жених Роберт вместе с Недом (мой Нед, тихий волчонок, разве он сможет быть полководцем? Он погибнет, и его кровь тоже будет на моих руках) поднял мятеж и созывает войска на войну с Безумным королем. Но моя башня как будто стоит на краю мира, здесь ничего не меняется. Все та же рутина. Те же стены, что давят на меня, та же еда и питье, те же лица. Жизнь идет как и раньше. Только мой мир раскололся на мелкие кусочки.

    Почему я еще жива? Почему я еще дышу? Почему поют по утрам птицы и восходит солнце?

    Как весь мир может продолжать существовать как ни в чем не бывало, когда меня окружает только тьма и холод, как будто я оказалась за Стеной?


    25 день 4 месяца, 282.

    Он приходит ко мне каждый день. Утешает. Гладит по голове – это первое его прикосновение ко мне за эти два месяца.

    О боги, мой отец и брат умерли, другой брат и жених воюют, а я думаю о тепле его ладони на моих волосах…

    Он играет мне тихие печальные мелодии на своей арфе, которые помогают мне оплакивать свое горе. Говорит, что не хотел смерти моих родных, но я ослепила его и свела с ума, и он скорее был готов умереть, чем отдать меня другому. Что он не ожидал, что его отец решит казнить их, и что он непричастен к его безумию. И я верю ему.

    Что ж, мой принц, если хочешь знать правду – вот она. Я тоже околдована тобой. Не знаю, как это произошло и когда, но теперь ты дороже мне родных братьев, дороже Винтерфелла и Севера, дороже нареченного жениха и дороже моей девичьей чести.


    2 день 5 месяца, 282.

    Сегодня утром я проснулась первой и долго, долго смотрела на спящего Рейегара. Совершенство черт, белая кожа, серебряные волосы рассыпаются по плечам.

    Я словно оказалась в странном, ненастоящем мире. Мире, где самые сладкие грезы воплощаются в жизнь и где самое огромное, невыносимое счастье так тесно переплелось с такой же огромной невыносимой болью, и уже невозможно различить, где одно, а где другое.

    Я уже не знаю, что именно я чувствую. Я люблю Рейегара – к чему лукавить? Я скорблю по отцу и брату. Меня терзает тревога за Неда. Я мучаюсь от стыда при мысли о том, что я нарушила слово, данное Роберту. И все же я вступила на эту дорогу по доброй воле, и пройду ее до конца.


    12 день месяца, 282.

    Что-то странное происходит со мной. Уже второй день голова кружится, когда я утром встаю с постели, а сегодня стоило мне проглотить первую ложку дорнийского блюда из яиц и сыра, как мой желудок скрутило узлом, и я все извергла, не успев добежать до отхожего места.

    Рейегар так перепугался, что напугал и меня. Все спрашивал, что у меня болит, вызвал на допрос старуху-служанку – та клялась и божилась, что вся еда свежая, и что она скорее отрубит себе руку, чем навредит молодой леди.

    Пока он расспрашивал и волновался, я ушла в спальню и села на кровать, пытаясь понять, в чем дело. Я заметила вдруг, что улыбаюсь впервые со дня известия о смерти отца и брата, и на мою душу нисходит долгожданный покой. Что ж, этого следовало ожидать. А ночью мне приснилась синяя роза такой дивной красоты и аромата, какой я никогда не видела в своей жизни.


    18 день 5 месяца, 282.

    Сегодня Рейегар положил голову ко мне на колени, а я разбирала его серебряные пряди и переплетала их со своими черными.

    Любопытно, какого цвета будут волосы у нашего сына? Почему-то я уверена, что это будет сын. Рейегар все время твердит об «обещанном принце» из древних пророчеств, но мне будет довольно и того, что я подарю ребенка тому, кто похитил мое сердце и меня самое.

    До меня почти не доходит вестей о войне. Мой принц бережет мой покой, и я отчасти благодарна ему. Но я все же потребовала, чтобы он рассказывал мне о Неде. Я обесчестила себя ради любви и предала свою семью, но я люблю брата и каждый день молюсь о том, чтобы старые боги сохранили его.
    Кроме этого, возлюбленный мой занимает меня историями о драконах, которые я могу слушать бесконечно. Когда мне было лет семь, я любила воображать себя Рейенис верхом на Мираксесе. А моими братьями-мужьями были Бран и Нед, как старшие, они летали на Вхагаре и Балерионе. Неду не очень-то по нраву была эта игра, но он подчинялся нам с Браном. А Бена мы никогда в игру не звали, как малыша. Как он плакал от обиды! Бран… каждый раз, когда я вспоминаю его, сердце пронзает тупая игла боли. Прости меня, братец, прости - если сможешь. Перед тобой не устояло ни одно женское сердце, так прости меня за то, что оказалась так же слаба, как и все женщины.


    29 день 5 месяца, 282.

    Неожиданно, Рейегар сегодня заговорил о своей жене. Раньше он никогда не говорил о принцессе Элии, и я чувствовала, что лучше не спрашивать его о ней. Он сказал, что чувствует стыд перед ней, и в то же время не в силах покинуть меня, потому что я - его жизнь.

    Он рассказал, что брак был устроен из политических соображений – как и все браки принцев и королей. В королевской семье не было дочерей, поэтому он не мог жениться на своей сестре как все Таргариены. Он рассказал, что жалеет Элию - он грустна нравом и слаба здоровьем, а воздух Королевской гавани не прибавляет ей ни бодрости, ни веселья. «Но все мы, носящие корону» - грустно добавил он – «пленники своего долга. Один раз я поступил по зову сердца, и теперь из-за меня гибнут люди. Боюсь, я уже недолго пробуду с тобой, любовь моя».


    17 день 12 месяца, 282.

    Как странно течет время. Последние полгода моя жизнь была похожа на счастливый сон или на одну из сказок старой Нэн, и это время пролетело в один миг. Теперь, когда мой возлюбленный Рейегар уехал сражаться на войну, каждый час похож на вечность.

    Но не за него теперь болит мое сердце. Мы оба испытали счастье столь острое и сладкое, что теперь даже страх смерти не сможет уничтожить его. Стоя на балконе, я смотрела, как он уезжает от меня, в своих черных доспехах, украшенных рубинами, в темно-алом как кровь плаще, а с ним ехали королевские гвардейцы. Прощай, любовь моя, - и даже если ты не вернешься ко мне, то знай – я жила не напрасно уже потому, что встретила и полюбила тебя.

    Мой сын, младенец в моем чреве – вот за кого я боюсь больше всего. Что с ним будет, когда он родится? Я готова защищать его с яростью волчицы, но я одна. Старые боги, я преступила свои обеты, я предательница, но прошу вас, защитите моего ребенка.

    Пришла пора проснуться. Ценой нашего преступного счастья стала кровь тысяч людей, которые сейчас воюют друг с другом, пока король и мой мятежный жених Роберт рвут государство на части.

    Боги, если правда, что любовь – это ваш дар, то зачем вы вложили его в мое сердце? Башня Радости должна была стать моей тюрьмой, но здесь я познала величайшее счастье, которое может выпасть на долю человека. И какова бы ни была цена – я готова заплатить ее…


    На этом записки леди Лианы Старк обрываются. Дальнейшие события изложены в исторических хрониках. Известно, что Роберт Баратеон сразил принца Рейегара в битве на Трезубце, а после взятия Королевской гавани Эддард Старк с малым отрядом поспешил к Башне Радости, где его сестра должна была уже разрешиться от бремени. Доподлинно неизвестно, что произошло с ней за время отсутствия принца, но хронист Винтерфелла мейстер Лювин в своих записях скупо говорит, что леди Лианна скончалась будто бы от лихорадки, и что лорд Эддард забрал ее прах с собой в Винтерфелл, где и похоронил в крипте рядом с другими лордами и старыми Королями Зимы. Неизвестно также, что произошло с ребенком Лианны Старк. Однако, в различных письмах и воспоминаниях современников лорда Старка попадаются сведения, что к своей молодой жене Кейтилин Талли он вернулся с войны не один, а с младенцем, которого объявил своим незаконнорожденным сыном. Мальчика назвали Джоном Сноу, он рос и воспитывался в Винтерфелле и в 14 лет вступил в Ночной дозор, где всего через два года был выбран лордом-командующим, 998 по счету.

    Разумеется, было бы слишком опрометчиво утверждать, что этот юноша и был сыном Рейегара Таргариена и Лианны Старк, однако, по совокупности обстоятельств, я не могу отвергать это как возможную версию событий.

    От себя же прибавлю, что мудры были создатели нашего ордена, что запретили его членам жениться и рождать детей. Ибо как мы видим, великая любовь может привести к великой крови…
     
    Последнее редактирование: 5 окт 2014
    Silverwing, Берен, Кайяра и 2 другим нравится это.
  14. Hot Pie

    Hot Pie Ленный рыцарь

    Рейегар и Лианна:in love::in love::in love: Вот их роман - это просто что-то с чем-то. Привел к войне, выставил Рейегара безответственным болваном, а Лианну - безвольной идиоткой. Но мой внутренний романтик все равно пляшет и поет!:meow: Нелогично, верно?:envy:

    Спасибо, Дейси Мормонт, за новую главу!

    Начало, которое написано курсивом - такое вкусное-превкусное!:meow:
     
    Кайяра, gurvik и Дейси Мормонт нравится это.
  15. Да, нелогично. Вроде бы - ну олухи в кубе оба, втравили страну в войну, а ругать их рука не подниматся :)
     
    gurvik и Hot Pie нравится это.
  16. Кайяра

    Кайяра Скиталец

    Очень вкусное начало и не только начало. Впрочем, я неравнодушна к Рейегару :)
    Я там на другом сайте порезвилась, здесь бы тоже обновить....
     
    Дейси Мормонт нравится это.
  17. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    Чудесно: в стране бунт, мятеж, война, а наследный принц уединился с девицею и на арфе играет.:bravo:
    (Фанфик хороший, просто улыбает картинка)
    сообщение модератора:
    В самом первом посте сделайте, пожалуйста, оглавление.
     
    gurvik нравится это.
  18. Очевидно, у прынца мечтательность возобладала над государственным мышлением :)
    --- Склейка сообщений, 6 окт 2014 ---
    А как? Я бы с радостью, но не знаю.
     
    gurvik нравится это.
  19. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    У каждого поста в вашей теме есть номер. Ваш последний, к примеру, #18. Если нажать на номер, высвечивается ссылка на этот пост.
    Оглавление - это название каждой главы (можно просто Глава 1, Глава 2 и т.д.), превращенное в ссылку на пост с главой.
     
    Дейси Мормонт нравится это.
  20. Все, готово :)
     
    Кайяра нравится это.