1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Фанфик: Разбойник и лорд

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Зорин, 11 окт 2014.

Ключевые слова:
  1. Зорин

    Зорин Наемник

    Название: "Разбойник и лорд"
    Фандом: Песнь Льда и Пламени.
    Автор: Кирилл Зорин.
    Размер: средний, 11 глав + приложение.
    Персонажи: новые лица.
    Рейтинг: R.
    Жанр: драма.
    Предупреждения: некоторые персонажи умирают, куда без этого.
    Краткое содержание: история противостояния не слишком крупного лорда и разбойничьего братства. Действие происходит в Долине Аррен, во времена долгого лета правления короля Роберта.
    Дисклеймер: всё принадлежит Джорджу Р.Р. Мартину (хотя перенести на собственный мир несложно, персонажи-то свои).
    Статус: закончен, выложен также на ficbook.
    Вступительное слово: произведение обладает законченным сюжетом, повествование ведется в привычном нам всем виде – от лица POV'ов, коих насчитывается трое. Содержание не сводится к трепетным отношениям известных героев, скорее я попытался передать тот дух интриг и заговоров, которым пропитана "Игра Престолов".
    Благодарности:
    1) Хотелось бы выразить признательность товарищу Игнимортису (он не местного форума), чей персонаж для ролевой игры подтолкнул меня к основной идее произведения. Спасибо.
    2) Также отдаю дань художникам одной бесплатной игры, у которой я экспроприировал изображения персонажей, подогнав их под себя в графическом редакторе.

    СОДЕРЖАНИЕ
    00) ПРИЛОЖЕНИЕ
    01) АННА I
    02) ГРИНДЕЛ I
    03) КОНРАД I
    04) АННА II
    05) ГРИНДЕЛ II
    06) КОНРАД II
    07) ГРИНДЕЛ III
    08) КОНРАД III
    09) АННА III
    10) ГРИНДЕЛ IV
    11) АННА IV

    ПРИЛОЖЕНИЕ​

    БРАТСТВО СПРАВЕДЛИВОСТИ

    Братство, основанное десяток лет назад благородным разбойником по имени Ригнар, изначально задумывалось им как щит, защищающий простой народ от жестоких лордов и лживых рыцарей. Поначалу так и было, Ригнар собрал вокруг себя нескольких командиров со своими отрядами и вершил собственное правосудие на дорогах Змеиного Леса. Удача, впрочем, быстро оставила его, обернувшись шальной стрелой, зацепившей горло, и со смертью своего идейного вдохновителя Братство быстро скатилось к обычному грабежу всех без разбора. Былое единство было нарушено, и с тех пор каждый командир вел своих людей собственным путем. Сейчас Братство – это несколько независимых банд, скрепленных только общим названием.

    – Айрен, командир одного из отрядов.
    – Северин, его правая рука, ветеран.
    – Анна, его помощница и любовница.
    – Билл, слабоумный силач.
    – Гаред, человек серой внешности.
    – Уот, художник-самоучка.
    – Граст, пожилой ворчун.
    – Куил, одноглазый шулер.​
    – Найджел по прозвищу Лучник, командир одного из отрядов.
    – Карл, Курц, его приближенные охранники.​
    – Гремм по прозвищу Дробитель, командир одного из отрядов.
    – Касс по прозвищу Кочевник, командир одного из отрядов.
    – {Стервятник, погибший командир ныне рассеянного отряда}.


    ДОМ МАКСВЕЛЛОВ
    [​IMG]
    Дом Максвеллов был основан около девятисот лет назад, когда его родоначальник по имени Максер за неупомянутые заслуги получил земельный надел и принес вассальную клятву дому Линдерли из долины Аррен. Только внуки Максера завершили строительство замка Аргентфельс, и с тех пор Максвеллы верно и честно служат своему сюзерену, охраняя рубежи Змеиного Леса.

    – Кертис Максвелл, лорд Аргентфельса.
    – {Эланна из дома Резермонтов, его жена, погибшая при родах}.
    – Конрад, его сын и наследник.
    – {Лея из дома Линдерли, его невеста, погибшая от рук разбойников}.​
    – Его двор и свита:
    – Сир Гриндел Вальт, капитан гвардии и мастер над оружием.
    – Гиам Вальт, Меррит, Борс, Уилл, Пейт, Кайл, Рудольф, гвардейцы.​
    – Джилам Бойль, стюард Аргентфельса.
    – Мейстер Кеннос, целитель и советник.
    – Септон Гаймон, хранитель замковой септы и скромной библиотеки.
    – Хенли, мастер над конями.
    – Хью и Хал, его сыновья-близнецы.​
    – Дирк, мастер над псарней.
    – Джеккен, кузнец.
    – Сильва, его дочь.​
    – Жители призамкового поселка:
    – Джос, хозяин таверны «Семь Тостов».​
    АННА I
    [​IMG]
    Всадники приближались, неспешно переговариваясь друг с другом. Уже почти были слышны отдельные слова, а значит, осталось совсем немного. Место было выбрано удачное: деревья здесь вплотную подобрались к дороге, нависая корявыми лапами и скрывая часть солнечных лучей. Засада не грозила им потерями, да и была далеко не первой и не последней, но руки у нее все равно немного пробивало дрожью в ожидании боя. «Как всегда, – мелькнула мысль. – Подумай о чем-нибудь приятном, чтобы унять этот проклятый страх».

    Взгляд ее не без труда отыскал на противоположной стороне дороги Айрена, замершего с луком. Песочные волосы скрыты темным капюшоном, светлые глаза бесстрастно впились в приближающихся людей. Это успокоило ее, и очень вовремя: из-за поворота показалась пара всадников, рыцарь и оруженосец. Еще несколько мгновений и раздался свист, а вслед за ним на дорогу перед путниками с двух сторон синхронно рухнуло два небольших деревца. Рыцарь спешно поднял щит на левой руке, в него тут же впилась стрела. Зато правый бок оказался открытым, оттуда и пришелся основной удар, Анна вместе с остальными лучниками спустила тетиву: первая стрела вонзилась в бедро воина, вторая – в бок, третья – в плечо, еще несколько попало в коня.

    Оруженосец, замерев на мгновение, рванул своего скакуна вперед, обгоняя заваливающегося наставника. Он ловко перескочил через поваленные стволы и уже было начал набирать скорость, когда воздух прорезал второй свист. Две крепкие веревки вздыбились из пыли в нескольких метрах перед беглецом. Животное встало на дыбы перед неожиданным препятствием, выбросив парня из седла. Пока он пытался встать, его уже окружили.

    К распластанному в пыли юноше подошел Айрен.

    – Не слишком удачный день для тебя, верно? – Говорил он ровно и даже сочувственно.

    Оруженосец еще приходил в себя после падения и ничего не ответил.

    – Твой наставник мертв, будем надеяться, он не успел оценить, как резво ты оставил его позади. Как тебя зовут?

    – Люкас, оруженосец сира Руперта из Редфорта. – Дыхание возвращалось к парню, а вместе с ним и страх.

    – Стало быть, ты простолюдин, раз у тебя нет фамилии. – Айрен довольно указал на него пальцем. – Это хорошо, ведь простых людей мы отпускаем, а вредим лишь рыцарям и лордам, если получится. Ты, должно быть, счастлив?

    Люкас отчаянно закивал.

    – Славно. Я вижу топор, прилаженный к седлу твоего коня. Возьми его, свой нож тоже оставь. А вот животное мы заберем. Это не боевой конь, сразу видно, но крестьянам в деревне любая скотина будет полезной. Теперь бери свою сумку с провизией, простись с сиром Рупертом и иди своей дорогой. Всякому, кто спросит, говори, что Братство Справедливости из Змеиного Леса не трогает простолюдинов. А если не спросят – рассказывай сам. Ступай.

    Бывший оруженосец проворно подхватил топор и сумку и припустил подальше, бросив последний взгляд на мертвого рыцаря. Айрен же начал распоряжаться.

    – Уот, седлай ка этого задохлика и отвези его в Ручьи, помнится, у них там недавно половина скота передохла. Передай привет местным от Братства. Остальные – шмонайте рыцаря, а после тащите трупы подальше в лес. Давайте, парни, надо быстрее закончить тут и уходить с открытого места.

    Через несколько часов они подошли к Пустому Приюту – сети пещер, что служила им укрытием. Закатное солнце красиво золотило верхушки деревьев, лето не грозило осенью, добыча весело позвякивала в мешках, так что налетчики возвращались домой в добром расположении духа, оживленно переговариваясь меж собой. Расположившись, поужинав и распределив караул, разбойники приступили к дележу трофеев.

    Первым делом из мешка достали меч – изделие из замка, добротное, но лишенное любых украшений. Айрен предложил отдать его Северину, как самому опытному бойцу, и никто не возразил, так что щербатый грабитель откинул свой залатанный грязно-зеленый плащ и деловито приладил ножны к поясу. Анна молча одобрила выбор: Северин был в Братстве с самого его основания, он никогда не распространялся о своем прошлом, однако умел не только метко стрелять из лука, но и сражаться на мечах, а окрестные леса знал лучше любого в отряде. Рыцарский клинок будет полезнее всего именно ему.

    Следующим в списке трофеев был кинжал, такой же, как и меч – качественный и без изысков. Командир снова внес свое суждение.

    – А вот эту сталь я бы отдал моей зеленоглазой Анне, как вы, парни, не против?

    Она слегка покраснела и с кивком приняла оружие из его рук. Никто не спорил, только пожилой Граст заворчал:

    – Это потому что у нее глазки красивые и формы ничего так, а нам все дубинами да луками промышлять…

    – Это потому что она метает ножи лучше других, Граст. – Айрен повернулся к нему. – Побьешь ее в меткости – тоже получишь кинжал, даю слово.

    Ворчун предпочел не продолжать спор, лишь еще некоторое время неразборчиво бубнил себе под нос.

    Далее на свет появились медные и серебряные монеты, их разделили строго поровну. Пробитую в нескольких местах кольчугу отправили в общак, как и поношенную одежду рыцаря, когда этого добра наберется приличная куча, можно будет отправить пару-тройку человек в Чаячий Город, продать все это скупщикам, которые не задают вопросов. Многие рыцари и вольные всадники закончили свой путь под стрелами их отряда, поэтому сейчас в кладовой Приюта скопилось уже несколько десятков элементов доспехов разных размеров и разного качества. Были даже одни целые латы с красивой позолоченной окантовкой. Ими, впрочем, никто не пользовался – такая броня была в пору тяжеловооруженному рыцарю, а не легкому и быстрому налетчику.

    Дележ трофеев тем временем продолжался. Оставался только шлем, разбойники разыграли его в кости, победил Куил – одноглазый лучник.

    – С приобретением, старина. – Поздравил того Айрен. – Будем надеяться, шлем сбережет твой оставшийся глаз.

    Налетчики заржали, и громче всех Куил, довольный обновкой. Закончив дележ добычи, люди разбрелись по пещере: кто-то точил оружие или оперял стрелы, кто-то травил байки, Северин с Айреном затеяли тренировочный бой на мечах, слабоумный Билли кидал камешки в ведро, а большая группа налетчиков устроилась у костра бросать кости, проигрывая и выигрывая только что поделенные монеты. Анна же уселась за книгу. В их отряде грамотным был только Айрен, и она хотела во всем ему соответствовать, поэтому училась чтению сама, по старой книге, написанной каким-то давно почившим септоном. Пока что получалось не очень, но некоторые слова она уже разбирала.

    Так прошло еще несколько часов, за пределами Приюта солнце уже уступило место звездам, все занимались своими делами, когда вернулся Уот. В мешке у него за спиной что-то призывно бренькало.

    – Парни, селяне из Ручьев шлют вам свои благодарности за коня и… – Он сделал паузу, запустив руку в мешок. – Пять бутылок самого настоящего вина.

    Поднялся радостный гвалт. Алкоголь сложно было достать в лесу, поэтому даже не самое качественное вино имело большой вес для разбойников. Обычный вечер тут же превратился в праздник. Анна тоже выпила немного, напиток показался ей кисловатым и не слишком приятным, но налетчикам и это было в радость, так что вся компания быстро захмелела. Кроме Айрена, он вообще никогда не пил ничего крепче воды или морса.

    Когда веселье было в самом разгаре, их командир притащил откуда-то пергамент, чернила и перо, и уселся за стол в центре компании.

    – Айда писать письмо в замок, парни?! – Айрен хоть и не пил, но задором не уступал остальным. – Предложим лорду сделку: он нам мечи и бочку борского, а мы оставим в покое его лес. Возьмем награду, а сами никуда не свалим?

    Захмелевшие бандиты встретили предложение радостными криками. Образ тончайшего вина из далекого Арбора был слишком притягателен. Айрен начал писать и вслух декларировал:

    – Привет тебе, смрадный пес, от добрых людей Змеиного Леса, которых твои лживые рыцари боятся до усрачки. – Налетчики взорвались хмельным хохотом. – Пишет тебе Айрен, командир бравого отряда Братства Справедливости, заслышав имя которого гвардейцы твои прудят себе в латные сапоги.

    Ее командир продолжал в том же духе, его люди смеялись и шутили, но Анна следила за письмом. Все же, она еще слишком плохо знала грамоту и не смогла уловить сути послания, но сумела различить несколько слов, написанных аккуратной рукой Айрена: «милорд», «невеста», «убийца», «время».

    Посреди всеобщего веселья Анне вдруг отчего-то сделалось безрадостно и горько.
     
    Последнее редактирование: 20 окт 2014
    Леди N и gurvik нравится это.
  2. Зорин

    Зорин Наемник

    ГРИНДЕЛ I
    [​IMG]
    Замок постепенно просыпался, но пожилой рыцарь уже бодрствовал, верный старой привычке вставать с рассветом. День обещал быть насыщенным: лорд Максвелл собирался до середины дня принимать просителей, а после Гринделу как капитану гвардии надлежало отобрать из нескольких десятков претендентов десять человек, чтобы пополнить ряды замковой стражи. Они потеряли людей месяц назад, когда гвардейцы сопровождали сборщика налогов в поездке по окрестным деревням. Десять солдат, сборщик, несколько обозов с зерном и куча серебряных и медных монет. Капитан был уверен, что и разбойники, устроившие засаду, потеряли немало, но собственные люди волновали его больше: погибшие были проверенными бойцами, новобранцы еще долго такими не станут. Бандитское отродье с каждой неделей становится все наглее, а стареющий Кертис все думает, что проблема рассосется сама собой.

    Своего лорда Гриндел уважал и выполнил бы любой приказ, да только приказов почти не было, Кертис Максвелл был уже далеко не мальчишка, передвигался с тростью, и капитан порой боялся, что разум его угасает так же, как и тело. В былые годы его господин сам бы повел отряд возмездия, в своей начищенной броне, покрытой красно-белой эмалью, он прошелся бы по лесам огнем и мечом, выжигая тайные схроны грабителей. Но те времена прошли, и с возрастом к его лорду пришла не только слабость, но и осторожность, которую некоторые назвали бы излишней. Одна надежда Гриндела была на молодого наследника Аргентфельса – Конрада, он-то не боялся действовать, тем более что у него к лихим людям был личный счет после того, как пару лет назад от их лап погибла тихая Лея Линдерли, его невеста. Эти дни капитан до сих пор вспоминал с горечью, молодые были прекрасной парой и, что довольно редко для знати, собирались жениться не только по расчету, но и по любви.

    Одолеваемый воспоминаниями, он решил пройтись, чтобы развеяться перед началом приема просителей. Процедура это не слишком увлекательная, жалобы и прошения разбирал сам Кертис, с сыном и мейстером, а гвардейцам надлежало обеспечивать безопасность и своим видом нагонять на посетителей должное уважение к персоне лорда, что на деле означало стоять как истукан в одной позе в течение нескольких часов, коченея в своей броне. Скучно, но Гриндел никогда не жаловался. Это – часть его обязанностей, значит, так тому и быть.

    Для начала он зашел в кузницу во внешнем дворе. Замок Аргентфельс был построен на возвышенности, с юга она обрывалась крутыми склонами, а с севера плавно спускалась в равнину. Стены образовывали ровный пятиугольник с башнями по углам, двор к тому же был разделен стеной на внешний, обращенный на север, и внутренний – с южной стороны. Такая планировка позволяла держать осаду, даже если враги прорвали первые ворота. Наконец, главная башня располагалась в самой южной части замка. Большая и высокая, она насчитывала пять этажей, не считая погребов и темницы. За северной стеной раскинулся небольшой поселок вдоль дороги, а еще дальше начинались засаженные поля, переходившие в леса.

    Джеккен встретил его приветливой улыбкой, как и всегда, кузнец вообще сохранял оптимизм в любых жизненных ситуациях. Порой Гринделу казалось, что мастер был даже чересчур жизнерадостным.

    – Что за денек, а, капитан? – Джеккен, оторвавшись от работы, втянул утренний воздух. – С чем пожаловали?

    Гриндел озадаченно поднял бровь: низкие тучи с самого утра выпадали противной моросью.

    – Я за обмундированием для новобранцев. Щиты, копья, мечи, кольчуги, поножи и далее по списку, помнишь ведь, что я заказывал?

    Из-под руки Джеккена выходили изделия достойного качества, но вот с памятью у него были проблемы. Кузнец, впрочем, радостно закивал.

    – Верно-верно. Времени было достаточно, мы с подмастерьями успели почти все, осталось только выковать четыре наконечника для копий. Если сегодня не поспеем, то завтра уж точно.

    – Молодцы. Я пришлю Гиама перенести все это добро в арсенал.

    – Славный у Вас парень растет, капитан. – Джеккен растянул рот в искренней улыбке. – Достойный юноша.

    – Спасибо, Джек. – Вежливо кивнул он в ответ.

    Своего сына Гриндел научил всему, что знал сам, готовя его себе на смену. Все-таки, ему уже за пятьдесят, и хотя сила еще не оставила его, он не сможет вечно исполнять обязанности капитана гвардии. «Наше с лордом Кертисом время уходит. – Подумал он с легкой грустью. – Настает время Конрада и Гиама. Скоро нам обоим настанет пора уступить дорогу молодым».

    Отогнав печальные мысли, Гриндел отправился дальше. Бросив пару костей собакам на псарне и понаблюдав, как они грызутся за добычу, он вышел за ворота и решил прогуляться до таверны в центре призамкового поселка. Она носила простоватое название «Семь Тостов», туда по вечерам стекались все окрестные жители, там же останавливались путники, и порой компания набиралась не самая приятная, зато трактирщик знал все новости и сплетни, а годы службы приучили капитана, что своевременно добытые сведения порой могут быть полезнее мечей и копий.

    В трактире кипела работа. Джос, владелец заведения, вместе со своей женой, детьми и работниками приводил общий зал в приличный вид. А он и правда нуждался в уборке: остатки еды, пятна пива и вина виднелись тут и там, часть стульев была раскидана в беспорядке, один из столов и вовсе перевернут, а на стене мелом был начертан круг, в котором торчало несколько кухонных ножей.

    – Здравствуйте, добрые люди. Никак у вас вчера отдыхала банда одичалых?

    – Да вроде того, сир Гриндел. – Развел руками Джос. – Со всей округи съехались молодые парни, все они хотят получить место в гвардии лорда Кертиса. Удали у них – будь здоров, а девать некуда, вот и навели тут шороху. До самой ночи сидели, шумели как стадо великанов.

    Капитан улыбнулся.

    – А скажи-ка мне вот что: кто это так умело положил ножики в мишень на стене? – Человек с такими навыками мог быть полезен так же, как хороший стрелок или фехтовальщик.

    – Имени не знаю, но на вид ему лет тридцать, черноволос, с щетиной и шрамом через левую щеку.

    – Запоминающийся образ, благодарю. Чего еще слышно в поселке?

    Джос отложил тряпку и почесал за ухом, оставив грязный след на коже.

    – Кроме претендентов в гвардию к замку съезжаются все подряд, у кого есть дело к лорду. Приемы, что уж говорить, случаются не слишком часто, так что приезжих у нас куча – все комнаты заняты, тех, кто победнее даже пришлось селить в конюшню.

    – О чем судачит народ? – Перед лордом просители будут говорить то, что должно, а меж собой – то, что думают, и это следует знать.

    – Много жалоб на бандитов. Говорят, в Зеленом Пруде побывало Братство – забрали часть последнего урожая, а в Ясень опять наведался Дробитель, и на этот раз попользовал дочку портного, хорошо хоть в живых оставил, уж шибко он не любит тех, кто выше его происхождением, даже если это небогатый торговец, потомок нищего межевого рыцаря. Зато с селянами Ручьев Братство за последнее время поделилось несколькими лошадьми, черт их пойми этих разбойников, одной рукой дают, другой – отбирают. В Вишках какой-то крестьянин нашел клад у себя в колодце – три с половиной сотни серебряных монет. Еще говорят, у западных предгорий видели белого оленя, но, наверное, брешут.

    – Неплохой урожай сплетен ты собрал. – Присвистнул Гриндел, вынул из кармана медную звезду и кинул Джосу. Тот ловко сграбастал кругляк в воздухе. – Спасибо за новости.

    – Вам спасибо, капитан, заходите еще.

    Попрощавшись, он вышел на улицу и перед тем как вернуться в замок, еще раз прошелся по длинной улице поселка. Людей и правда стало больше: «Семь Тостов» не мог вместить всех, так что приезжие останавливались у тех, кто готов был продать им койку на пару дней, а некоторые и просто коротали ночи в подворотнях, благо лето позволяло.

    Утренний поход оказался удачным, и Гриндел поспешил назад в замок, лорд Кертис уже наверняка проснулся, лучше будет ему узнать о новостях с его деревень до начала приема. Та же информация о кладе могла принести его господину несколько десятков серебряных оленей: часть находки в любом случае должна пойти лорду, а даже такая сумма не будет лишней, особенно в свете последних потерь.

    Складные размышления капитана прервал статный молодой человек в ладно подогнанном доспехе, с полуторным мечом на поясе. Конрад Максвелл был лордом с ног до головы: бледно-русые волосы обрамляли умное лицо с тонкими чертами, в карих глазах читался интеллект. Наследник Аргентфельса со всех точек зрения был достойным человеком, и сейчас он был чем-то обеспокоен.

    – Сир Гриндел. – Юноша поприветствовал его кивком. Капитан был старше Конрада на тридцать лет, к тому же обучал его сызмальства, поэтому парень так и не перестал обращаться к нему на Вы. Рыцарю это и льстило, и смущало. – Похоже, в наших счетах с разбойниками наметился сдвиг с мертвой точки.

    Капитан замер в немом вопросе.

    – С утра пришел пекарь из поселка, он сказал, что какой-то человек не из местных отдал ему письмо, наказав передать лично мне в руки. Это письмо от Братства, сир Гриндел.

    – Всегда полагал, что они слишком грубы для грамоты. Какую же весть шлют Вам эти псы, уж простите за грубое слово. – Сын лорда Кертиса кроме прочего любил книги, и не жаловал бранную речь.

    – В этом случае Вы как раз неправы. Послание составлено без ошибок и в вежливой форме. Что же до сути: похоже, что один из командиров Братства решил выйти из дела. Он не назвался по имени, но заверяет, что знает, кто убил Лею, знает имя этого человека, как он выглядит, сколько у него людей, где они скрываются, чем сильны и чем слабы, когда лучше напасть и как лучше напасть.

    – Это какая-то ловушка, милорд. – Сразу же ответил капитан. Письмо не внушало ему доверия, а существование образованных и умных разбойников и вовсе вселяло тревогу.

    – Может и так, а может и нет. Он предлагает встречу, условия детально расписаны таким образом, чтобы ни одна сторона не могла организовать засаду. Думаю, стоит отправиться. Если я получу шанс найти убийцу Леи, риск оправдан.

    – С местью надо быть осторожным, милорд, я снова говорю Вам это. Жажда отмщения распаляет Вас, а необузданные эмоции могут быть опаснее меча.

    – Не говорите как мой отец. – Конрад слегка повысил голос. – Неужели Вам самому не хочется покончить с этими налетчиками? Если все сложится, мы уничтожим одну банду, а вторая разбежится сама, когда останется без лидера. И Лея наконец будет отомщена.

    – Если он покинет их, милорд. Если все это правда.
     
    Последнее редактирование: 12 окт 2014
    gurvik нравится это.
  3. Зорин

    Зорин Наемник

    КОНРАД I
    [​IMG]
    Флаги изящно струились по ветру: искусно вышитый штандарт дома Максвеллов, гордый алый орел на белоснежном фоне, и потрепанное полотнище грязно-бордового цвета – символ Братства. Знамена обозначали место встречи – открытое поле, одинаково удаленное от леса, где прятались разбойники, и от дороги, по которой прибыли рыцари.

    Телега с припасами для бандитов стояла рядом, но его людям пришлось остаться вдалеке – неизвестный автор письма скрупулезно расписал условия сделки так, чтобы гарантировать безопасность переговорщиков от возможных неожиданностей. Конрад свою часть выполнил, теперь оставалось ждать.

    Вскоре из леса выскользнула фигура в темном и спокойным шагом направилась к нему. Преодолев чистое поле, неизвестный подошел к нему, демонстрируя открытые ладони в полуперчатках из темной кожи. Не опуская их, он отвесил легкий поклон, а после стянул маску из черной ткани, оставив, впрочем, одетым капюшон.

    – Добрый день, милорд. – Разбойник говорил спокойно и кротко. – Меня зовут Айрен, я рад нашей встрече.

    – Здравствуй, Айрен. Если все условия сделки с твоей точки зрения соблюдены, то говори. – Ему не терпелось узнать, был ли он прав, доверившись письму непонятно от кого, или противник просто водит его за нос, надеясь заполучить ресурсы.

    – Я вижу, Вы привезли припасы для моих людей, – словно угадав его мысли, сказал собеседник, – значит, теперь я, как и обещал, сообщаю Вам имя и описание убийцы Вашей невесты.

    Конрад стиснул руку в кулак: упоминание Леи снова резануло острым лезвием. Айрен продолжал:

    – Его зовут Найджел по прозвищу Лучник, лидер одного из отрядов Братства. Ему около сорока. Невысокий, жилистое телосложение, карие глаза, – Айрен перечислял приметы одну за другой, – черные волосы, борода и усы, речь спокойная, вооружен коротким мечом и луком, носит ткань и кожу, поверх – старую кольчугу, наплечники и полушлем с заклепками. – Разбойник сделал небольшую паузу. – Чтобы Вам это все не забыть, я подготовил бумагу, держите.

    Конрад принял из его рук аккуратно связанный свиток и раскрыл его. Первое, что бросалось в глаза – небольшой портрет углем, грубоватая работа, но узнать по нему человека было вполне возможно. Снизу шло описание, данное Айреном.

    – Сам рисовал? – Отчего-то спросил он бандита. К живописи, как и к литературе, у Конрада была настоящая страсть, в которой он порой забывался, пытаясь скрыться от деребящей душу потери.

    – Нет, милорд, у меня нет таланта, но зато есть один умелец в отряде, рисует всех подряд в свободное время.

    – Время, свободное от убийств? – Глядя прямо в яркие глаза бросил Конрад.

    Налетчик печально улыбнулся, словно извиняясь.

    – Что Вы хотите, чтобы я ответил? Что мы никого не убиваем? Это не так. Но поскольку я решил быть откровенным, смею заметить, что мой отряд никогда не трогал простолюдинов, нападая лишь на рыцарей…

    – …и лордов. – Закончил за него наследник Аргентфельса. – На таких как Лея. – Он распалялся все сильнее, даже понимая, что сейчас для этого совсем не время.

    Айрен вздохнул.

    – Милорд, послушайте, что я Вам расскажу, а потом судите меня.

    Конрад нехотя кивнул, усилием воли подавив растущий гнев на того, кто так спокойно говорил об убийствах.

    – С детства я знал, что оставлю дом рано или поздно. Отлынивая от полевых работ, я учился стрелять из лука, ездил верхом, изучая окрестности, кое-как, сам с собой упражнялся с деревянным мечом, даже упросил деревенского септона научить меня читать и писать. В восемнадцать я решил стать разбойником, думая, что тут меня ждет новая жизнь. Братство Справедливости, промышляющее в Змеином Лесу, казалось мне истинной братией благородных разбойников, что отбирают золото у рыцарей и лордов и помогают бедным. Юношеский самообман. Нет, конечно, есть несколько достойных людей даже среди них, но большая часть разбойников грабят и убивают без разбору. За пару лет я смог стать главарем одного из отрядов, и мои люди не трогают крестьян, но что толку? Командиры Братства даже хуже обычных налетчиков. Один из них убил Вашу невесту, и за что? Да ни за что, он мог взять за нее выкуп и купить на него зерно, чтобы простые люди в паре деревень смогли сделать обширные запасы на зиму, или хотя бы приобрести своим налетчикам оружие и припасы, но нет. Бессмысленная жестокость, и это повсеместно. Так что с Братством я больше не хочу иметь ничего общего. Как видите это так, ведь я отдаю Вам Найджела. Довольно разбойничьей жизни, отныне и навсегда я хотел бы быть рыцарем и защищать слабых на деле.

    Такого поворота Конрад не ожидал.

    – Рыцарем... по титулу или по сущности? Я мог бы даровать тебе посвящение, но… Простолюдины не так часто становятся рыцарями, да и путь этот начинается обычно с детства, когда отпрыска знатного рода определяют в пажи, а после – в оруженосцы. Наконец, какое-нибудь значимое событие становится поводом для посвящения, например удачное выступление на турнире или победа над шайкой вроде вашей.

    – В Вашей речи и содержится ответ: «Значимое событие вроде победы над шайкой вроде вашей». У Найджела больше пятидесяти человек, он будет защищаться в своем убежище. Чтобы побить его в его же логове, Вашей гвардии не хватит, а значит, Аргентфельсу нужно будет привлечь межевых рыцарей, наемников и вольных всадников, как это обычно бывает при военных кампаниях, вне зависимости от их масштаба. У меня есть латы, сражаться я тоже умею, да и грамоте обучен. Если я прибуду в замок при коне, мече и доспехе под именем сира Айрена из Стылых Вод или Суровой Песни, и лично помогу Вам свершить месть над этим слабоумным извергом, так ли важно будет, что никто меня в рыцари не посвящал? Строго говоря, проверить это нельзя, к тому же, я всегда считал реальные деяния важнее громких слов и титулов.

    Айрен перевел дыхание.

    – В этой телеге, что привезли Ваши люди – бочка доброго вина. Этого хватит, чтобы мои парни перепились и несколько дней валяли дурака, что позволит мне уехать без происшествий. Без меня они переругаются и передерутся, а потом разойдутся кто куда. Тем временем мы с Вами покончим с Найджелом, а после, пусть Воин будет свидетелем моих слов, я с радостью принес бы присяжную клятву дому Максвеллов. Мои знания помогли бы навсегда покончить с бандитской угрозой, разбив их отряды по одному. В Змеином Лесу наконец воцарился бы мир, и Лея была бы отомщена.

    Снова ее имя, даже звучание его отдавало болью. Пора положить этому конец.

    – Я согласен.
     
    gurvik нравится это.
  4. Зорин

    Зорин Наемник

    АННА II​

    Анна наблюдала за сделкой с опушки леса, заняв удобную позицию с луком между двух сросшихся стволов. С каждой минутой это нравилось ей все меньше, но теперь уже поздно было что-либо менять, оставалось только ждать возвращения Айрена и надеяться, что все пройдет ровно.

    Ее возлюбленный, впрочем, принял некоторые меры предосторожности за ту неделю, что была у них до назначенной им самим даты. Для начала они заполнили широкую полосу между местом переговоров и лесом не слишком глубокими ямками с крутыми краями, расположив их в перекрестном порядке и замаскировав сверху лежалой травой. Если бы Айрену пришлось удирать, он бежал бы по заранее заготовленной чистой дорожке, а всадники угодили бы в перекопанное поле, переломав ноги и шеи своим породистым коням, а может быть и себе тоже. После этой кропотливой работы они наметили маршрут отступления в лесу и соорудили еще несколько простых ловушек на пути возможных преследователей.

    Работу за эти дни они проделали серьезную, так что Анне даже на пару мгновений стало обидно, когда Айрен спокойно попрощался с лордиком и мирно отправился к ним. «Не думай так! – сказала она себе. – Все позади, и это главное».

    – Все сработало, парни. – Сообщил им командир, добравшись до опушки. – Сейчас ждем, пока эти простаки уедут, а затем забираем телегу с наживой.

    Для верности они выждали полчаса, а потом началась сущая мука. Дотащить повозку к их укрытию через густой лес само по себе было непросто, но оставалось еще перенести все припасы внутрь, а путь в Пустой Приют не слишком подходил для таких дел: узкая тропка поднималась вдоль крутого холма, извиваясь, огибая крупные валуны, расширяясь и сужаясь до предела, в конце же, перед самым входом, нужно было перепрыгнуть небольшой обрывчик. Все они давно научились преодолевать это препятствие без опаски, но делать это с ящиками было не слишком удобно. Когда наконец с выгрузкой было покончено, они собрались у центрального костра, уставшие и взмыленные. Анна работала наравне со всеми, чтобы не создавать поводов для недовольства: разбойники не рыцари, и не делали скидку на слабый пол, хотя беззащитной девушку с ее-то ножами вряд ли бы кто назвал.

    Как минимум десять минут потребовалось всем, чтобы прийти в себя. Когда бандиты малость ожили, Айрен выступил вперед.

    – Расклад такой: мы получили 10 кольчуг, 10 мечей, 10 арбалетов с запасом болтов, 20 пар добротных кожаных сапог, 2 рулона ткани на одежду и бочку борского вина. Взамен я клятвенно пообещал этому дурню, что мы свалим из земель Максвеллов. – Он сделал небольшую паузу. – Но никуда мы не уйдем, конечно! Мне пришлось взять на себя кое-какие обязательства, которые, как думает благородный лорденыш, никто не посмеет нарушить. Вот что я вам скажу: честного слова достоин только простой человек, знать может подтереться моими обещаниями! Если ради того, чтобы мы получили эти так нужные нам вещи, мне придется нарушить свою клятву, данную Максвеллу – черт с ним, плевал я на их лживую честь, мне дороже благо моих людей!

    Налетчики одобрительно загудели, послышался радостный смех, кто-то присвистнул.

    – Отлично!

    – Черт побери, с таким арсеналом, ух мы шороху наведем!

    Люди восприняли новость с воодушевлением: оружием они были не богаты, на тридцать с лишним человек у них было только шесть мечей и несколько кинжалов, остальные обходились короткими луками и дубинами, а простоватый, но крепкий и выносливый Билли и вовсе орудовал небольшим бревнышком с вбитыми гвоздями. Почти все их кольчуги были либо старыми и проржавевшими, либо трофейными, попорченными их же стрелами, а обувь постоянно портилась от жизни в лесу. Что же до вина… Бочонок качественного алкоголя был для них непозволительной роскошью.

    – Сейчас разделите все по честному и можете устроить себе праздник в честь нашей небольшой дипломатической победы. – Разбойники недоуменно переглянулись, услышав редкое для них слово.

    – Время для пьянки, парни! – Упростил мысль Айрен, налетчики одобрительно загудели. – Только не забудьте о часовых, а мне пока нужно отлучиться на некоторое время. Северин и Анна за главных.

    Интуиция подсказывала Анне, что тут что-то нечисто. Веселье вокруг уже набирало обороты, так что никто не помешал ей, когда она подловила Айрена на выходе из Приюта.

    – Отлучиться? Это письмо, сделка с врагом, а теперь ты еще и уезжаешь? Скажи мне, что ты действительно задумал?

    Айрен согласно кивнул.

    – Острый ум – одна из главных причин моей любви к тебе. У меня есть поистине грандиозная задумка, по сравнению с которой наши засады на межевых рыцарей будут смотреться просто как мальчишеская драка. – Ее возлюбленный тонко улыбнулся. – Пора выловить рыбку покрупнее, но в одиночку нам это не осилить, поэтому сейчас я еду к другим командирам. Для начала проведаю Найджела, у него всегда был нюх на благоприятные возможности. Потом наведаюсь к Гремму, его жестокость нам тоже пригодится, как он там говорит? Кара Отца – кара Дробителя. Напоследок постараюсь найти Касса, но тут будет посложнее: вечно он кочует с места на место, отыскать его будет непросто.

    Айрен поправил прядь ее волос, упавшую на глаза.

    – Наши сегодня напьются, но это не повод забывать об осторожности, поэтому я полагаюсь на тебя: заставь их нести караулы, постарайся не допустить серьезных драк и проследи, чтобы Билли не пил больше двух кружек. Сама знаешь, умом он не слишком балован, а алкоголь и вовсе делает его диким, несмотря на его природную доброту. Если что пойдет не так – проси помощи у Северина.

    Анне оставалось только кивнуть, сжав на прощание его ладонь.

    – Будь осторожен.

    – Всегда. – Айрен слегка помедлил, а потом притянул ее к себе и впился жадным поцелуем. Насытившись, он оторвался и ушел прочь, уже не оборачиваясь.

    Этот день и правда потребовал от нее всех сил: изголодавшиеся до пойла грабители не знали меры, и очень скоро перепились до чертиков. Кто-то просто вырубился, а кому-то пришлось и помочь: вечно всем недовольный Граст посчитал, что Гаред выпил больше его, попытался вырвать стакан у собутыльника и разлил все содержимое. Гареду, понятное дело, это не понравилось, и завязалась потасовка. Благо вино сделало свое дело, и оба драчуна были явно не в лучшей форме. Улучив момент, Анна, не мудрствуя лукаво, ударила зачинщика по затылку обмотанной тряпками дубиной и оттащила отключившегося задиру в дальний конец пещеры. Оставшийся в одиночестве Гаред, помявшись и посопев от столь обыденного завершения драки, уселся обратно.

    Еще одной проблемой, как и предупреждал Айрен, стал Билли. Здоровяк то и дело норовил приложиться к спиртному только потому, что так делали все вокруг. Допустить, чтобы он напился было нельзя – однажды она уже была свидетелем того, что бывает, когда силач добирается до вина. Тогда Билли принялся «играть» с другими разбойниками, да так, что утихомирить его смогли лишь втроем, причем Северин в той схватке лишился переднего зуба. Поэтому сейчас Анна действовала через ласку, мягко, но настойчиво, и в итоге ей с большим трудом удалось увести великана в небольшой грот, служивший им складом, где она оставила слабоумного разламывать деревянные палочки – нехитрое занятие, которое всегда почему-то захватывало Билла с головой.

    Когда она наконец уладила все дела, было уже далеко заполночь. Уставшая и осунувшаяся, она опустилась у догорающего костра и даже не заметила, когда рядом оказался Северин, вернувшийся с ночного обхода. Ветеран всегда помогал Айрену во всем, поэтому и сейчас, в отсутствие лидера, чувствовал на себе ответственность за отряд.​
    [​IMG]
    Он никогда не был слишком словоохотливым, поэтому Анна сама начала беседу:

    – Северин, ты же в Братстве с самого начала, верно? – Спросила она утомленным голосом.

    – С самого начала. – Подтвердил тот. Он, казалось, становился живее, когда речь заходила о днях былой славы Братства.

    – Расскажи мне про других командиров. Я знаю их имена: Найджел, Гремм, Касс – но ни разу не видела никого из них. Интересно, каковы они из себя.

    – Ну, смотри. – Начал рассуждать Северин. – Найджел – хитрый тип, мне он никогда не нравился, к тому же он не сразу стал главарем своего отряда, там была какая-то скверная история. В общем, подозревают, что его предшественник слег и помер вовсе не «от болезни», а очень даже от отравы. – Опытный разбойник скривился и ясно почему: яд считался оружием женщин и трусов. – Но и из лука Найджел умеет стрелять – будь здоров, этого не отнять.

    Налетчик зевнул и вытянул ноги вперед, разминая затекшие конечности.

    – Гремм получил прозвище Дробитель за свое любимое оружие – простую дубину с металлическими наклепками, мне случалось видеть, как он ей орудует – любо-дорого смотреть, никакие латы не спасают от такой силы, все внутренности всмятку. Этот громила раньше был молотобойцем в кузнице замка, не Аргентфельса – другого, южнее, за рекой, пока один извращенец из лордов… В общем, поступил с его сыном очень плохо, а после прикончил мальца. А Гремм, отправившийся требовать правосудия, сам чудом избежал гибели. Так что теперь он вообще берега потерял, в любом самом захудалом межевом рыцаре он видит личного врага, а слово «милорд» приводит Дробителя в слепую ярость. Даже собственные люди его побаиваются.

    Разбойник отхлебнул остатков вина из кувшина.

    – Остался Касс, получается. Ему не повезло найти в лесах достойного убежища вроде нашего Приюта или Ветхого Замка Найджела, поэтому он так и скитается от места к месту со своим отрядом. Странный парень и очень осторожный: пока Касс планирует набег, другие командиры успеют провести пять. Но его люди не ропщут, грабят себе потихоньку, и то ладно.

    Северин задумался на мгновение и добавил:

    – Был еще один, по кличке Стервятник, но ему не повезло устроить засаду на крупный отряд то ли рыцарей, то ли наемников каких, так там его и порешили вместе с половиной его людей, остальные разбежались. Кто к мирной жизни вернулся, кто к другим командирам примкнул.

    Помолчав пару минут, ветеран спросил ее:

    – Не просто так ты интересуешься всем этим именно сейчас. Когда намечается большая заварушка – я это чувствую, всегда чувствовал. Айрен сказал мне, что оставит нас на время из-за крайне серьезного дела. Он наказал мне ровно через десять дней быть в таверне «Семь Тостов», что в центре поселка возле замка Максвеллов, там он раскроет, что мы будем делать дальше, а пока надлежит держать отряд в готовности. Как только они отрезвеют, конечно. А что он сказал тебе?

    Анне не слишком хотелось рассказывать, но ее друг был откровенен с ней этим вечером, так что она выбрала правду.

    – Айрен отправился к другим командирам Братства, о которых ты мне говорил. Найджел, Гремм, Касс. Он хочет найти их всех, чтобы заручиться их поддержкой.

    Северин хищно усмехнулся, озаряемый светом догорающего костра.
     
    gurvik нравится это.
  5. Зорин

    Зорин Наемник

    ГРИНДЕЛ II​

    Ветер свежим дыханием приятно холодил лицо. Капитан стоял на вершине центральной башни стены, разделявшей двор на внешний и внутренний. Его гвардейцы внизу проводили тренировочные бои друг с другом и с прибывшими в замок рыцарями и наемниками.

    Вернувшись с переговоров, Конрад в тот же день разослал гонцов по всем окрестным землям с одним сообщением: Аргентфельс идет войной на Братство Справедливости и обещает свою благодарность, славу и вознаграждение всем добрым воинам, что пожелают встать под его знамена. И нашлись те, кто пожелал. К ним стекались вчерашние крестьяне, владеющие луком и желающие заслужить расположение своего лорда, странствующие латники, готовые продать свой меч за серебро и теплый кров, вольные всадники, искавшие себе приключений и славы, и, конечно же, рыцари. Последних, впрочем, приходилось лишь пятеро на сотню с лишним человек, пришедших на войну.

    Как раз сейчас двое из них затеяли схватку на деревянных мечах. Поначалу все воины роптали, упирая на то, что их заставляют биться на палках как десятилетних оруженосцев, но на этом Гриндел настоял, не желая получить раненых или убитых еще до начала сражения.

    Пожилой рыцарь с буйной рыжей шевелюрой под простоватым полушлемом наседал на своего противника, облаченного в дорогие латы. Меч плясал в опытных руках, не оставляя второму бойцу времени на контратаку, все, что он успевал – обороняться, торопливо парируя следующие друг за другом стремительные удары. Нападающий сделал очередной ложный выпад, соперник открылся, и, чтобы не получить удар в бок, вынужденно откинулся назад, но не удержал равновесия и рухнул в песок. Схватка по всем признакам подходила к концу, когда упавший рыцарь зачерпнул рукой дорожную пыль и с убийственной точностью запустил ее в лицо приближавшемуся воину. Тот часто заморгал, а его противник тут же провел мощную подсечку и уже через мгновение отбросил меч и оказался сверху, приставив к горлу павшего свой нож, появившийся словно из ниоткуда.

    – Сдаюсь, сдаюсь. – Выдавил рыжий рыцарь.

    Победитель засунул клинок в ножны, поднялся сам и помог подняться сопернику.

    – Седьмое пекло, это и правда было несколько нечестно, парень. – Проворчал побежденный.

    Его собеседник стянул шлем с темно-красным плюмажем и искусной золотистой окантовкой, открывая ровное лицо с горбатым носом. «Ишь ты, хищный клюв. – Подумал Гриндел. – А может, и в драке ломаный».

    – Вы правы, сир Лайхед. – Смиренно ответил он. – Прошу простить меня, в пылу боя я потерял контроль и действовал по обстоятельствам, забыв, что подобные приемы не делают чести рыцарю.

    Сир Лайхед поглядел на него пару мгновений, а потом по-доброму расхохотался.

    – Ну-ну, не изображай из себя Бейелора Благословенного. Рыцарь – это воин, а не септон. Я почти победил тебя, но допустил ошибку и поплатился бы жизнью, будь это настоящий бой. Будет мне урок, на старости-то лет.

    Посмеиваясь, рыжеволосый удалился в сторону арсенала, а молодого рыцаря подозвал к себе Конрад Максвелл, чтобы поздравить с победой. Рядом они были весьма похожи: статные и высокие, в разных, но равно дорогих доспехах, с одинаковыми песочными волосами, только наследник Аргентфельса был на несколько лет младше.

    Сир Айрен из Стылых Вод прибыл в замок одним из первых, и сразу же стал Конраду кем-то вроде советника. Чем это объяснялось, капитан понять не мог, но он часто беседовал с сыном его лорда, присутствовал на их собраниях, когда они планировали атаку на разбойников по картам, которые Конрад выторговал у одного из них. Более того, парень нравился людям. Он учил замковых мальчишек драться на мечах и стрелять из лука, подружился с жизнерадостным кузнецом, подарил его дочери Сильве простое, но красивое платье из лавки портного в призамковом поселке. В свободное время он вел беседы об истории, природе и временах года с мейстером Кенносом и почти каждый вечер посещал небольшую септу, уделяя время молитвам, так что и септон Гаймон отзывался о нем с добротой и почтением, как о крайне благочестивом человеке.

    Гриндел не видел в этом ничего плохого, но интуиция, пришедшая к нему с возрастом, подсказывала, что этот рыцарь не так прост, как могло казаться. Сам он без особых причин избегал общения с сиром Айреном, но его сын Гиам, как им многие вокруг, находил удовольствие в его обществе.

    Однако не это больше всего беспокоило капитана. Лорд Кертис крайне негативно воспринял идею сына и не дал добро на начало кампании. Поначалу его господин даже хотел приказать Гринделу остановить сбор войск, но Конрад все же уговорил отца предоставить ему свободу действий. Новые волнения и страх за судьбу отпрыска сказались на старом Максвелле: он почти перестал покидать свои покои, ни с кем особо не общался, а если и вступал в разговор, вел себя неприветливо и сварливо.

    Его наследник наоборот, был полон жизни и энергии, словно перспектива мести за любимую придала ему новые силы. Даже книги отошли на второй план. Раньше дня не проходило, чтобы Конрад не посвятил час-другой чтению, особенно почитая романтическую литературу и поэзию, но теперь фолианты пылились нетронутыми. Он уделял все время упражнениям с мечом и планированию нападения. Вот и теперь он развернул карту, которую всегда носил с собой, и о чем-то советовался с сиром Айреном.

    Будто почувствовав на себе взгляд капитана, Конрад задрал голову кверху.

    – Сир Гриндел! – Звучный голос прокатился по внутреннему двору и достиг вершины башни. – Спуститесь к нам, если не затруднит, надо обсудить детали нашего плана.

    Он подчинился. Тренировочные схватки вокруг продолжались, поэтому троица проследовала в донжон, на первом этаже которого размещался пиршественный зал, где рыцари и более-менее знатные воины ужинали в конце дня. Сейчас же здесь было пусто и тихо, только серая кошка дремала у окна. Расположившись во главе стола, Конрад развернул грубовато выполненную карту. Все трое склонились над ней.

    – Итак, – начал он, – наша цель – заброшенный и почти разрушенный замок, удерживаемый разбойничьей шайкой. По нашим сведениям, он покинут много сотен лет назад, и ворот как таковых в нем нет, а башни давно порушились. Грубо говоря, от него остались только контуры стен и несколько внутренних построек с обвалившимися крышами. Наши войска будут разделены на две группы и атакуют убежище Найджела с двух сторон. Вы, сир Гриндел, поведете первый отряд и атакуете западные ворота. С Вами будут все стрелки и двадцать человек прикрытия. Дайте врагу знать о себе и завяжите с разбойниками перестрелку из луков, когда они появятся на стенах. Я возглавлю второй отряд, состоящий из наиболее боеспособных бойцов. Мы нападем через восточные ворота, подобравшись к ним тайно, пока вызванный Вами переполох отвлечет врага.

    – Милорд, – подал голос сир Айрен, – я в сотый раз спрошу Вас, как можно быть уверенным, что это не ловушка?

    Конрад кинул странный взгляд на собеседника.

    – Сир Айрен, я уверен в своем информаторе. – Отчеканил он. – У него был весомый мотив, чтобы дать нам информацию об этом разбойнике и его людях. К тому же, несколько наших следопытов провели разведку около этого так называемого Ветхого Замка, и сведения подтвердились: карта составлена верно, а разбойники действительно там, и их около шестидесяти человек.

    Рыцарь покорно склонил голову в согласии, но Гринделу этих доводов было недостаточно.

    – Сир Айрен прав, милорд. Если уж мы решились на эту битву, надо принять все меры предосторожности. Я отряжу разведчиков прощупывать наш путь по лесу. Пусть это ослабит основные силы, но обе группы войск должны быть прикрыты со всех четырех сторон, чтобы избежать засад на пути к логову грабителей. И еще: я выделю десять самых доверенных гвардейцев в Вашу личную охрану, милорд. Пусть мой сын Гиам возглавит их, он достойный парень и верный к тому же, хоть и еще пока молодой. В бою бывает всякое, и лучше иметь рядом не только наемников и вольных всадников, но и надежных людей. Они не побегут и умрут за Вас, если так будет нужно.

    Сир Айрен согласно кивнул.

    – Здравая мысль. Верная охрана Вам не помешает, милорд, все-таки именно Ваш отряд нанесет основной удар, пока лучники сира Гриндела будут отвлекать внимание врага. Позвольте и мне быть под Вашим командованием. Братство убило моего оруженосца, а он был мне добрым другом и соратником, мне хотелось бы поквитаться с ними лично, клинком к клинку. – Он слегка пристукнул кулаком по столу.

    Все-таки молодой рыцарь начинал нравиться Гринделу. Пусть его меч будет рядом с сыном его господина, но теперь нужно помолчать – Конрад сам должен принимать решения.

    – Добро. – Согласился тот. – Я видел, как Вы победили сира Лайхеда с помощью песка и пыли, а ведь этот воин – ветеран восстания короля Роберта и чуть ли не вдвое старше Вас. Будем надеяться, Вы так же умело одурачите того, кто занесет свой клинок надо мной.

    Сир Айрен опустился на колено.

    – Вы оказываете мне честь, милорд Максвелл. Клянусь, что буду защищать Вас даже ценой собственной жизни.

    Конрад удовлетворенно кивнул.

    – Ваша клятва услышана, сир. Поднимайтесь же и в последний раз проверьте остроту вашей стали. Мы выступаем на рассвете.
     
    gurvik нравится это.
  6. Зорин

    Зорин Наемник

    КОНРАД II​

    – Почему вы лгали, сир Айрен?

    Его люди спешивались у конюшен Зеленого Пруда, небольшого поселка, откуда им предстояло углубиться в лес, навстречу врагу. Бывший разбойник же объезжал поселение по периметру, проводя осмотр местности и выискивая угрозы. Конрад поравнялся с ним, чтобы поговорить наедине.

    – Вы имеете в виду мои слова во время последнего обсуждения плана, милорд? – Учтиво осведомился его собеседник, зорко оглядывая кромку леса.

    – Да. Все эти «как можно быть уверенным, что это не ловушка?» и «Братство убило моего оруженосца». Вы же сами дали мне сведения о Найджеле и мы оба прекрасно знаем, что никакого оруженосца у Вас никогда не было.

    Айрен пожал плечами, как бы извиняясь.

    – Я полностью стер свое преступное прошлое и говорил, как должен был говорить истинный рыцарь.

    Он остановил коня и доверительно поглядел на Конрада своими светлыми глазами.

    – Не знаю, поверите ли Вы мне, милорд… Но я скажу чистую правду: ночами, после долгих дней тренировочных боев, я засыпал и представлял себе ту судьбу, которая у меня есть благодаря Вам – жизнь отважного воина, верного своему лорду и своему народу, защитника слабых и грозы лихих людей. Воображение мое живо рисовало образы возможного будущего и прошлого того человека, которым я хотел и хочу стать.

    Он сделал паузу, глубоко вдохнув свежий лесной воздух.

    – Понимаю, это звучит странно, но я действительно в тот момент верил в то, что говорю. И клятву Вам я давал от чистого сердца.

    Конрада тронули слова его нового друга, он хотел было сказать что-то в ответ, но не находил нужных и уместных фраз. Айрен негромким голосом прервал застоявшуюся тишину.

    – Есть еще кое-что, что Вам следует знать о предстоящем бое. Мы собираемся разбить банду грабителей, но главное для этого дела – уничтожить Найджела. Потеря командира сразу дезориентирует их, не говоря уже о том, насколько важно закончить это дело для Вас.

    Конрад сдавленно кивнул, вновь обжегшись воспоминанием о Лее.

    – Та карта, – продолжал он, – составлена не мной, и отражает только часть Ветхого Замка. Большинство построек в нем от времени утопли в грунте, а люди Найджела, взяв это место под свое укрытие десять лет назад, расширили их, вырыли несколько новых нор и соединили все подземными проходами. Часть врагов будет в караулах на остатках стен и башен, часть – во дворе, но сам главарь обычно проводит время внизу. Поэтому, как только мы атакуем, прорвемся внутрь замка и слегка закрепимся, я найду проход в эти лабиринты и проведу Вас к Вашей мести.

    – Хорошо, только дайте мне слово, что не будете вставать между мной и Найджелом. Я сам должен свершить над ним правосудие.

    – Обещаю. Это честное требование. Однако должен предупредить: этот тип – умелый боец на мечах, но истинное его мастерство – в стрельбе из лука. Вам следует сократить дистанцию как можно скорее.

    – Я учту это. Спасибо за всю Вашу помощь, сир Айрен.

    Рыцарь склонил голову в молчаливом согласии.

    Оставив коней и несколько человек охраны в деревне, они разделились на две заранее оговоренные группы и отправились в лес. Шли медленно и не спеша, выслав в каждую из четырех сторон по группе разведчиков. Люди большей частью молчали, чтобы не привлекать лишнего внимания звуками переговоров. Это имело мало смысла, поскольку шум от колонны воинов в доспехах на марше все равно шел весьма заметный, но сир Гриндел настоял на соблюдении тишины, а Конрад доверял ему в вопросах военных действий больше чем себе. Несколько часов перехода не запомнились почти ничем, только однажды группа разведчиков по левую руку наткнулась на здорового кабана. Лучники утыкали его стрелами, но даже так зверь едва не надел на клыки одного из людей.

    Наконец они подошли к месту назначения. Остатки замка со всех сторон были окружены деревьями и кустарником, разбойники не озаботились вырубить растительность, поэтому солдаты притаились в полусотне метров от стен. Теперь оставалось ожидать сигнала рога, он будет означать, что сир Гриндел напал на врага с противоположной стороны.

    Конрад обнажил свой полуторный клинок. Сейчас, в конце концов, он вернет этим псам свой долг и расплатится за Лею.

    К нему подошел Гиам Вальт, в глазах его горел огонь возбуждения и нервозности перед первой битвой.

    – Мы с гвардейцами будем рядом, милорд. Да хранит нас всех сегодня Воин.

    Сир Айрен опустил забрало.

    По лесу прокатился звучный глас боевого рога, и почти тот же час с запада послышались крики и звуки боя.

    Конрад взобрался на небольшой холмик и указал мечом в сторону замка.

    – Время пришло! Пора покончить с преступной поганью раз и навсегда. В атаку!

    Солдаты ломанулись вперед, и он бежал в первых рядах, бок о бок с сиром Айреном и Гиамом. Они преодолели оставшиеся метры за считанные секунды, и вот уже позеленевшие и оплывшие стены Ветхого Замка выросли перед ними. Конраду некогда было подмечать детали, он лишь успел заметить пустые ворота, в которых, наверное, когда-то крепились дубовые створки. Не сбавляя шагу, он влетел внутрь и сходу пронзил мечом ошеломленного человека с копьем. Умирающий булькнул кровью, нелепо заморгал и повалился на землю.

    Бросив беглый взгляд на двор, он оценил обстановку: около двух десятков человек на стенах были заняты перестрелкой с лучниками сира Гриндела, еще около десяти налетчиков пытались наскоро завалить всяким хламом еще одни пустые ворота с западной стороны замка. Услышав шум, кто-то из них обернулся и тут же закричал остальным. Пять человек отделились от группы и ринулись на них. Конрад метнулся наперерез и схватился с рослым детиной, вооруженным двумя топорами.

    Грабитель явно был опытным воином, он то и дело норовил принять меч Конрада на один топор, а второй засадить ему в бок. Удерживать врага внезапно оказалось не так-то просто, весь мир сузился до небольшого пяточка земли, где двое людей пытались убить друг друга.

    Все его внимание лежало на остриях вражеских топоров, а вокруг разворачивалась жестокая схватка. В один момент Конрад понял, что откуда-то к врагу пришло подкрепление, так что силы во дворе примерно сравнялись.

    Сложно было понять, как развивается бой, перед ним мелькали только отдельные моменты.

    …Сир Лайхед обманул противника ложным выпадом и срубил ему кисть, держащую оружие…

    …Один из их латников отползал прочь, пронзенный двумя стрелами…

    …Юный Гиам дрался сразу с двумя разбойниками и ловко принял одного из них на свой меч, но второй зашел ему за спину и пробил ногу копьем. Парню был бы конец, если бы тигриным прыжком рядом не возник один из гвардейцев. Он разрубил копье, а за ним и самого налетчика, а после размашистыми ударами отогнал второго врага. Гвардейцы тут же насели на того, буквально нашинковав человека в куски…

    …В опасной близости с закрытым шлемом сира Айрена пронеслась стрела, как раз когда он отпрыгнул от своего противника, позволив одному из их наемников зарубить того сбоку…

    В этот момент Конраду удалось пихнуть головореза наплечником, оттолкнув от себя. Не пытаясь достать тело врага, он с размаху ударил по одному из топоров, выбив его из рук разбойника. Оставшись лишь с одним оружием, тот не смог продержаться долго.

    Закончив с ним, Конрад был вынужден пригнуться и весьма вовремя: стрела вскользь чиркнула по его наплечнику.

    Рядом возник сир Айрен.

    – Милорд, лучники обстреливают нас со стены, надо спускаться вниз, иначе нас всех тут перебьют.

    Вокруг и правда творился сущий хаос: кто-то дрался во дворе, кто-то пытался штурмовать стены по крошившимся от времени каменным лестницам, а стрелки выцеливали их солдат, поливая сражающихся стрелами. Из десяти его личных гвардейцев в живых осталось только четверо, не включая раненого Гиама, которого отволокли поближе к восточным воротам. Сир Айрен выбил ногой какую-то неприметную хлипкую дверь и нырнул внутрь.

    «Сейчас или никогда», – подумал он.

    – Меррит, Уилл, Борс, Пейт – со мной! – Позвал он оставшихся гвардейцев.

    Солдаты согласно кивнули и последовали за ним в темный туннель, опускающийся вглубь земляными ступеньками. Звуки битвы сразу же оказались как будто в дали, за толщей воды. Подземелья были освещены редкими факелами, так что двигались они от одного светлого участка к другому. Через несколько метров пол выровнялся, и перед ними оказалась развилка. Сир Айрен не раздумывая повернул направо и наткнулся на бегущего разбойника с арбалетом. Тот было начал поднимать оружие, но рыцарь быстро ударил по самострелу сверху, щелкнула тетива, и болт впился в сырую землю. Следующим мгновением стрелок сдавленно хлипнул, когда меч вошел в его живот и вышел обратно. Оставив труп позади, они двинулись дальше.

    Вряд ли они были под землей больше пару минут, но Конраду показалось, что прошло не меньше получаса. Позади остались несколько пустых комнат, бывших чем-то вроде спален и кладовых, еще дважды поворачивали они в нужную сторону, когда туннель разветвлялся, и в итоге оказались перед деревянной дверью.

    – Это главный зал, – шепотом сказал сир Айрен, наклонившись к нему, – он должен быть там.

    – Помните о своем обещании, сир.

    Помедлив, рыцарь кивнул и пропустил его вперед. Конрад высадил дверь латным сапогом, и непрочная деревяшка ввалилась внутрь. Не медля ни секунды, он ворвался в зал, гвардейцы следовали за ним.

    Помещение представляло собой широкую круглую комнату со столами по периметру и свободным центром. В противоположной стороне стоял человек с длинным луком, рядом – двое охранников с мечами и щитами. Карие глаза главаря грабителей бегло окинули вломившийся отряд.
    [​IMG]
    Сердце Конрада отчаянно билось. Он не мог поверить, что сейчас наконец свершит свою месть и сбросит этот камень с души. С яростным криком он кинулся на Найджела.

    Однако убийца даже не поднял лук, а лишь кивнул кому-то сбоку. Что-то тяжело рухнуло с потолка, Конрад потерял координацию и свалился на пол. «Нет, нет, нет…» – лихорадочно заметались мысли, когда он понял, что запутался в толстой и прочной сетке. Рядом копошились Уилл и Пейт.

    Сзади послышался тихий шелестящий звук. Отчаянно рванувшись, Конрад заметил, как с недоумением в стекленеющих глазах оседает на землю Борс, орошая почву кровью из сквозной раны в груди. Меррит, заревев от понимания, ринулся на убийцу соратника, но рухнул со стрелой в затылке, не пройдя и трех шагов.

    Конрад похолодел от звуков знакомого тихого голоса.

    – Убейте лишних и уходите. Теперь он наш.
     
    gurvik нравится это.
  7. Зорин

    Зорин Наемник

    ГРИНДЕЛ III​

    С каждой пройденной лигой Гриндел чувствовал все большую тревогу. До Аргентфельса оставалось еще около двух часов пути, и когда они подойдут к концу… Что он скажет своему лорду? Этого капитан боялся больше всех вражеских стрел и топоров.

    Когда его отряд наконец подавил лучников противника и вошел в Ветхий Замок из группы Конрада в живых оставалось не более пятнадцати человек. Его собственный сын истекал кровью из пробитой ноги, а семеро латников во главе с сиром Айреном образовали вокруг него защитное кольцо, оттесняя наседающих разбойников. Еще несколько мелких групп их солдат оборонялись в углах замка. Гриндел ударил в тыл, и победа была быстрой, но потом… Конрада нигде не было, и никто в горячке боя не видел, когда и куда он делся.

    Хуже всех отреагировал на это сир Айрен. Рыцарь буквально обезумел, бегая от трупа к трупу и обшаривая каждый закуток разрушенного замка. Капитану было стыдно перед самим собой, но в душе его цвела радость: Гиам остался жив. Он понимал, что ему следует сейчас бросить все силы на поиск наследника его господина, но первым делом он перевязал рану сына, а затем практически не отходил от него, словно все еще боялся потерять.

    Наконец солдаты обнаружили неприметную выбитую дверцу, а за ней – проход в настоящий подземный лабиринт, на обследование которого ушло еще некоторое время. Налетчики вырыли в земле с десяток больших и малых комнат, в одной из них и обнаружились трупы четырех гвардейцев.

    Для Гриндела уже вырисовывалась примерная картина событий, он буквально видел, как жажда мести вела Конрада вниз, где его охрану убили, а самого его схватили и уволокли прочь, опознав в молодом воине не обычного бойца, а знатную персону. Искать его в ночном лесу было почти безнадежно, но капитан все равно разослал восемь пар разведчиков во все стороны. К рассвету все они вернулись ни с чем, и им оставалось только вернуться домой и начать организацию поисков всерьез.

    Одолеваемый мрачными мыслями о прошедшем дне, он не заметил, когда с ним поравнялся сир Айрен, опередив других всадников.

    – Сир Гриндел. – Потухшим голосом поприветствовал его рыцарь. – Как вы думаете, он жив?

    Не надо было быть мудрецом, чтобы понять, о ком идет речь.

    – Наверняка. Все погибшие были либо нашими людьми, либо налетчиками. Думаю, кто-то взял его в плен, когда понял, что он знатного рода. Скорее всего, нам предложат заплатить выкуп.

    Парень слегка посветлел.

    – Да. Так и будет, Вы правы.

    Но еще кое-что не давало покоя капитану.

    – Сир Айрен, я видел, как Вы заметались, будто зверь по клетке, когда поняли, что Конрад исчез. Вы так близко восприняли это. Почему?

    Собеседник поглядел на него, а потом сказал:

    – Простите, сир, но я не могу Вам сказать. У меня пока нет на это права.

    «Нет права? – подумал он – Как это так? Что мешает ему…» Внезапная догадка озарила пожилого рыцаря, про себя он прикинул реальность своего подозрения. «А это и правда многое бы объяснило. Да и этот сходный песочный цвет…» Все же он решил придержать свои мысли при себе. Сир Айрен тем временем продолжал.

    – Если Вы позволите, именно я хотел бы взять на себя тяжесть ответственности и сообщить лорду Кертису эти недобрые известия. Я поскачу вперед, и как можно мягче сообщу его милости о случившемся, а после мы сразу же начнем поиски Конрада.

    Если предположение верно, это будет лучшим решением, которое, к тому же, снимет с Гриндела груз неприятной и печальной обязанности, как бы ему самому не хотелось этого признавать.

    – Езжайте же. Будем надеяться, милорд перенесет все это.

    – Я помолюсь Матери, чтобы она успокоила его горе.

    С этими словами рыцарь погнал коня вперед и вскоре скрылся за поворотом. Гриндел же наоборот остановился и дождался, пока Гиам поравняется с ним. Парень был бледен от потери крови, но сидел в седле достаточно твердо. Хорошо.

    – Ты хорошо держался, жизнь распорядилась в твои неполные семнадцать лет закинуть тебя в гущу битвы с опытными грабителями в их собственном логове, но ты выжил, это похвально, ведь многие не вернулись из Ветхого Замка. – Капитан знал, что сыну сейчас нужны слова одобрения, и в первую очередь – от отца. – Скажи, ты… Тебе довелось забрать чью-то жизнь в том бою?

    Юноша коротко кивнул.

    – Подрезал одного громилу с дубиной, он упал, а на его место встал другой. Потом меня почти сразу ударили сзади, пронзили ногу и на земле оказался уже я. Кайл и Рудольф отволокли меня к воротам. – Гиам поглядел в сторону, словно стыдясь этого. – Битва поворачивалась против нас, и когда я пришел в себя, из наших в живых остались только наемные латники и спешенные вольные всадники, гвардейцев уже нигде было не видать, так что когда один из бандитов решил добить меня копьем, никому не было до этого дела. И тут он появился, как будто из ниоткуда, и принял удар на свой меч.

    – Кто это – он?

    – Сир Айрен, конечно. Потом он сплотил кого смог вокруг меня и мы, как получалось, защищались. Ну а через пару минут подоспели и вы.

    Это стало для Гриндела неожиданностью, но внешне капитан остался невозмутим. «Я задолжал ему жизнь сына» – почему-то отстраненно и рассеянно подумал он.

    – В любом случае, победа остается победой. Даже несмотря на то, что милорд Максвелл оказался в плену, целая банда отъявленных разбойников была нами разбита, и ты принимал в этом посильное участие. Завтра в замке проявившие себя воины будут помазаны семью елеями и возведены в рыцари. Я сам займусь этим и полагаю, твой спаситель согласится даровать посвящение тебе. Ты достоин этого.

    Глаза Гиама загорелись, а на впалых щеках, несмотря на кровопотерю, появился румянец смущения. Он выпрямился и с достоинством кивнул, не найдя подходящих слов. Оставив сына с этой новостью, капитан занял свое место во главе колонны.

    Когда на горизонте показались башни Аргентфельса, Гриндел, вопреки всему, улыбнулся. Замок встретил их привычным шумом кузни, запахом свежего хлеба и лаем собак. Почти весь замковый люд столпился во внутреннем дворе, встречая победителей и горя желанием первыми узнать все новости. Пожилой рыцарь спешился и чуть не наткнулся на мейстера Кенноса, поворачиваясь от коня. Старик был откровенно толстым человеком, но обладал странным талантом двигаться бесшумно, что порой создавало подобные конфузы.

    – Мейстер Кеннос, прошу прощения, я Вас не заметил. Доброго дня. – Учтиво произнес Гриндел.

    – Доброго ли, капитан? – Несмотря на преклонный возраст, его собеседник сохранял острый и незамутненный старческими болезнями ум. – Что у вас случилось? Час назад прибыл сир Айрен, сказал, что должен сообщить лорду Кертису важные новости, попросил подать бутылку вина, чтобы душистый напиток успокоил нервы нашего господина и заперся с ним в приемной. Они до сих пор беседуют там, наверху, и милорд приказал никого не впускать.

    Гриндел думал что ответить, когда двери донжона открылись. Вперед вышел его лорд, нахмуренный и угрюмый, как и обычно в последнее время. Следом скользил сир Айрен, олицетворявший смирение и покорность. Все взгляды сразу обратились к ним. Воцарилась тишина. Капитан догадывался, о чем пойдет речь, но молчал, как и все.

    – Видят боги, я человек справедливый. – Каркал Кертис, голос его был мрачнее тучи. – И не был замечен во лжи.

    Его господин сделал тяжелую паузу, втягивая воздух с сопением.

    – Сегодня наши воины одержали достойную победу, но сын мой Конрад оказался в плену. Мы не знаем, где он.

    По толпе пошли горячие перешептывания, но они тотчас же смолкли, когда милорд продолжил речь.

    – Эта беда вынуждает меня… Раскрыть некоторые… Обстоятельства…

    Гринделу казалось, что лорд Максвелл выдавливает из себя слова буквально через силу.

    – Конрад не единственный мой сын… Его сводный брат… Стоит рядом со мной. Это… Бастард… Двадцать шесть лет назад я… Нарушил свой обет… Перед леди Эланной… Айрен… У него мои волосы и… Глаза матери…

    Народ изумленно молчал, подобные откровения редко становились достоянием общественности. Гриндел был уверен, что в окрестных тавернах будет о чем поговорить несколько недель или месяцев. Капитан бегло окинул взглядом людей, чтобы понять их реакцию. Септон Гаймон казался невозмутимым, кузнец Джеккен светился радостным удивлением, его дочь Сильва смотрела на Айрена восхищенным взглядом, зато мастер над конями Хенли заметно хмурился и покачивал головой.

    – Я… – Продолжал тем временем лорд Кертис. – Назначаю его ответственным за… За спасение его единокровного брата. – Своим колючим взглядом он окинул новоявленного сына. – Подчиняйтесь ему… Как мне. Ради жизни Конрада…

    Закончив, он тяжело обернулся и медленно вошел внутрь. Мейстер поспешил за ним и закрыл дверь в донжон. Айрен ошеломленно глядел куда-то поверх голов замкового люда. Гриндел первым подошел к нему.

    – Я понял это еще во время обратного пути, сир Айрен… Стоун. – Капитан протянул руку бастарду.

    Рыцарь сжал ее цепким рукопожатием.

    – Дайте людям день на отдых, сир Гриндел. Завтра мы начинаем поиски.
     
    gurvik нравится это.
  8. Зорин

    Зорин Наемник

    КОНРАД III​

    Боль накатывала в разбитую руку ленивыми волнами, но кроме физических страданий его терзали и душевные: Айрен предал его, убийца Леи все еще жив, а сам он в плену, с мешком на голове который час волочится по лесу незнамо куда. Собственная доверчивость казалась ему теперь последней дуростью. «Все было ложью, от первого до последнего слова», – горько подумал он.

    Облизнув распухшую губу, Конрад вспомнил, как сапог разбойника приложился к его лицу. В тот момент рядом добивали его гвардейцев, он же отпустил ставший бесполезным длинный полуторный клинок, который отец подарил ему на двадцатые именины, и потянулся к ножу, чтобы разрезать сеть, однако грабители не позволили ему сделать этого. Один из них пнул его в руку, раздробив пальцы, а затем зачем-то нанес еще два удара по лицу и в грудь, хотя нож он уже выпустил.

    Пока он пытался заново научиться дышать, его окончательно разоружили, накинули на голову грязный мешок, завязали руки за спиной и поволокли куда-то прочь по длинному коридору. Конрад чувствовал запах свежей земли, и догадался, что первые хозяева замка, сгинувшие сотни лет назад, в свое время озаботились путями отступления при осаде. Тайный подземный ход, вырытый, чтобы лорды могли сбежать из осажденного замка, когда поражение неминуемо. Само собой, налетчики нашли его, когда взяли это место под свое укрытие и теперь использовали по прямому назначению.

    Конрад тогда пытался считать шаги, но боль еще слишком отчетливо сидела в конечности, и он постоянно сбивался. Когда они вышли на поверхность, звуки боя все же были различимы где-то в стороне, но были приглушены лесной растительностью.

    – Вздумаешь орать – быстренько чикнем тебя и смотаемся. – Наклонившись к нему, негромко сказал Найджел. – Ты нужен нам живым, но если припрет, телиться не будем.

    А потом начался долгий поход по узким лесным тропам. По крайней мере дважды они пересекали неглубокие ручьи, отрезая возможность псам учуять их след. В один момент ему хотелось просто упасть и заснуть, но мало-помалу в груди его зарождалась горячая ярость. «Ну уж нет, я Максвелл, и стою сотни таких как они! – решил он. – Раз я все еще жив, значит убивать меня не намерены, и поэтому я буду бороться и побеждать».

    Для начала он решил восстановить хронологию событий: на рассвете они покинули Аргентфельс, днем оставили коней в Зеленом Пруде, примерно к закату добрались до Ветхого Замка и начали штурм. Тогда же его захватили, и всю ночь они двигались по лесу. Лишь совсем недавно солнечный свет начал пробиваться через темную ткань у него на голове, так что они успели пройти порядка пяти-семи лиг. «Не так уж много, на самом деле», – подумалось ему.

    Следующим делом Конрад решил разговорить своих пленителей.

    – Вы хотите получить выкуп за меня? – Нарушил он сложившуюся тишину.

    – А все лорды такие сообразительные? – Вопросом на вопрос ответил Найджел.

    – На какую сумму вы рассчитываете?

    – Тебе-то какое дело? – Подал голос один из двух безымянных охранников Лучника.

    – Вы захватили меня – это факт. Мой отец заплатит за меня золотом – это тоже факт. Вежливость с вашей стороны помогла бы совершить эту сделку мирно и в вашу пользу, а грубость только докажет, что переговорщики из вас неважные.

    Повисла небольшая пауза. Наконец Найджел произнес:

    – Нам сказали, что мы получим двести драконов, плюс-минус.

    – Этой Айрен вам сказал?

    – Ну да. – Ляпнул второй грабитель.

    Найджел с презрением цыкнул зубом и сказал:

    – Давай-ка я поговорю с лорденышем, Курц. Следи за тропой.

    – И все-таки, это Айрен предложил вам этот план, верно? – Продолжал гнуть Конрад.

    – Да, это сделал он. – Буркнул Найджел.

    – А вас троих не смущает, что всех ваших соратников наверняка перебили наверху, пока вы ждали меня в той комнате?

    Двое охранников недовольно засопели, но промолчали.

    – Не учи меня жить, парень. Если они мертвы – это только их проблемы, надо было драться лучше или бежать. Мы же получим свое золото и до конца дней будем жить в Браавосе среди вина и женщин, не зная нужды.

    – А ваш пройдоха, задумавший все это, отправится с вами?

    – Конечно, дубовая твоя голова, иначе тут ему светит виселица, как и нам.

    – А не думали вы…

    Лучник прервал его на полуслове.

    – Ну-ка наступи на язык, говорун, мы подходим к стоянке. Карл, сними с его милордовской башки мешок.

    Шершавые пальцы задели шею, и пару мгновений спустя яркий солнечный свет ударил по глазам, заставив его отчаянно щуриться. Проморгавшись, он огляделся. Они находились у опушки леса, земля перед ними, покрытая редкими соснами и кустарником, зеленым ковром поднималась к вершине холма, свободного от растительности. Там, наверху, стоял небольшой дом из грубого сруба, обычно такие использовали для ночевок браконьеры и звероловы, незаконно промышляющие дичь в лесах, принадлежащих его отцу.

    Они начали подъем, и Конрад решил продолжить диалог. Общую ситуацию он уже прояснил, осталось выяснить детали.

    – Как и когда вы собираетесь осуществить обмен?

    Найджел почесал свою черную бородку.

    – Наш общий знакомый обещал, что через пару дней сюда приедут переговорщики с золотом…

    Достигнув избушки, Найджел отворил внешний засов.

    – …Поэтому если будешь вести себя смирно, то все закончится вполне…

    Лучник открыл дверь. Прямо за ней кто-то стоял, кто-то очень большой и высокий. Незнакомец шагнул вперед, пригнув голову.

    Человек был на голову выше любого из них, а мускулы его рук бугрились натянутыми канатами. Одет неизвестный был в простой коричневый жилет без рукавов, потертые штаны и грязные сапоги, на предплечьях крепились грубые наручи из жесткой кожи. Широкое незамысловатое лицо с частыми родинками на левой щеке выдавало простолюдина, а массивная, обитая железом дубина, закинутая за плечо, определяла принадлежность к лихим людям.
    [​IMG]
    – Найджел, это и правда ты! – Словно удивившись забавной зверушке, громыхнул великан. – Двое рядом – твои ребята, а этот хмырь, стало быть, и есть лорденыш. – Он недобро кивнул на Конрада. – Смотри-ка, блондинчик не соврал.

    Лучник сделал шаг назад, бледнея.

    – Гремм? – Он старался говорить ровно, но у него не получилось. – Почему ты здесь?

    Из дома выходили другие грабители, всего десять человек. Топоры, дубины, грубые рожи. Ненавязчиво они взяли их в полукольцо.

    – Из-за него, конечно. – Здоровяк указал на Конрада своим оружием. Юноша успел заметить старые следы потемневшей крови на железе. – Лорд из замка. Гнилые люди, думают, что им все позволено, что они могут даже убивать чужих детей, но это не так. Божий суд достанет всех. Кара Отца – кара Дробителя. – Гремм сверлил его взглядом. – Отдашь мне эту крысу, и можешь гулять на все четыре стороны.

    – Отдать?! – Возмутился Найджел. – Он же тебе ничего не сделал, он даже не знает, кто надругался над твоим мальцом. Подумай сам: за него заплатят две сотни золотых. Если ты настаиваешь – мы возьмем тебя в долю, скажем, треть – тебе, две трети…

    Слишком стремительно для столь массивного человека Гремм ударил Лучника поперек живота, тот сложился пополам, а его охранники бросились на обидчика с мечами. Началась свалка: Карла прирезали сразу, раскроив череп топором, но его напарник все еще держался и даже сумел зацепить клинком одного из противников по бедру. Раненый орал и хлестал кровью из взрезанной артерии, его подельники во главе с Греммом наседали на оставшегося в одиночестве налетчика, Найджел пытался втихаря отползти подальше, и Конрад понял, что лучшего шанса для побега уже не выпадет.

    Стараясь не привлекать к себе внимания, он побежал вниз по холму, связанные за спиной руки мешали двигаться в полную силу. Десять шагов, двадцать. Казалось, его никто не преследовал. Он решил обернуться, чтобы оценить обстановку, когда что-то тяжелое и тупое ударило его сзади, и юноша рухнул в прошлогоднюю листву, пропахав дерн плечом. Извернувшись угрем, он перевернулся на спину и посмотрел наверх.

    Гремм застыл с вытянутой после броска рукой, его дубина валялась рядом с Конрадом – именно она сбила его с ног. Кто-то из разбойников добивал Найджела, пригвоздив несчастного к земле копьем, его добротный длинный лук сиротливо валялся в стороне. Двух охранников уже не было видно.

    Дробитель медленно приближался. Он явно не торопился, а его люди остались поодаль, поглядывая в их сторону. Поравнявшись с лежащим, Гремм потянулся к своей дубине. Конрад изловчился и лягнул врага в нижнюю часть голени, тот вынужденно присел на колено, но уже через мгновение выпрямился и обрушил свое массивное оружие на ногу, нанесшую ему удар.

    Мир взорвался яркой вспышкой и хрустом костей, на некоторое время Конрад буквально ослеп и оглох, не в силах даже крикнуть от шока и резкой боли в сломанной конечности. Когда чувства вернулись к нему, он увидел Гремма, скалой нависающего над ним.

    – Кара Отца – кара Дробителя!

    С этими словами на его плечо рухнул новый удар. Латная пластина прогнулась и приняла на себя большую часть урона, но Гремм ударил снова. А потом снова, снова и снова.

    – Кара Отца – кара Дробителя!!!

    Конрад уже мало что понимал, сознание покидало его, затапливаемое беспрерывными волнами боли, но даже когда он утонул в спасительном забвении, его убийца еще долго опускал дубину на бездыханное тело.
     
    gurvik нравится это.
  9. Зорин

    Зорин Наемник

    АННА III​

    Северин устало упал на свою койку, мокрый и перелатанный плащ грязно-зеленым пятном валялся у его ног. Налетчики столпились вокруг.

    – Ну не тяни уже, душегуб, говори! – Потребовал Гаред. – Виделся с командиром?

    – Ох, виделся, парни, виделся… – Тяжело вздохнул бывалый разбойник, снимая сапоги и разминая уставшие от долгого перехода ноги.

    – Северин, мы тебя все уважаем, но совесть надо иметь. Десять дней сидим тут безвылазно, главаря нет, новостей нет, дел нет. Выкладывай быстро, а то получишь доброго тумака по своей смешной шапке. – Разгоряченно выпалил Уот.

    Анна очень сомневалась, что молодой грабитель, увлекавшийся рисованием углем, сможет причинить хоть какой-то вред своему собеседнику, у которого за плечами десять лет разбоя, но промолчала: сейчас им нужен был не конфликт, а новости об Айрене.

    Северин, впрочем, тоже не горел желанием встревать в ссору, поэтому примиряюще поднял руки.

    – Не кипятись, Уот. Сам поймешь, почему я не спешу, когда узнаешь. Начну по порядку.

    Ветеран почесал свою бороду невнятного цвета и приступил к рассказу.

    – Приехал я в этот поселок днем. Ни лука при мне, ни меча, сами понимаете, крестьянина разыгрываю, чтоб не попалили. По рынку прошелся, с местными покумекал. А у них у всех одна новость: у лорда местного еще один сын объявился, бастард, стало быть, рыцарь, высокий и красивый, гроза разбойников. Я их спрашиваю, мол, как зовут-то вашего героя?..

    Девушка уже знала ответ, но сердце ее сжалось в тягостном ожидании удара. Северин вздохнул и выдавил:

    – Сир Айрен Стоун.

    Поднялся гвалт, каждый выкрикивал свое, и отдельных реплик было почти не разобрать.

    – Ты чего брешешь-то, старикан?! – Перекрикивал других одноглазый Куил, потряхивая великоватым шлемом на плешивой голове. – Айрен с нами седьмое пекло прошел, лед и пламя!

    – Ты сам-то его видел или базарным бабкам на слово поверил?! – Тряхнул кулаком Граст.

    Разбойники поумолкли, ожидая ответа на резонный вопрос, только Билли еще метался туда-сюда, не понимающий сути дела, но зараженный общим смятением. Северин тяжело поглядел на Анну и кивнул.

    – Видел. – Налетчики пораженно замерли. – Встретился с ним в таверне, к нему сейчас много людей приходит, официально и нет, Аргентфельс собирает все возможные слухи и сведения об отрядах бандитов, чтобы найти законного сына лорда Максвелла. Айрен… – Девушка видела, с каким трудом дается ему имя предателя. – В общем, он распустил Братство Справедливости. Нам же, по воле нашего достославного командира, надлежит взять все свои припасы и покинуть Змеиный Лес. Навсегда. В этом случае мы «сможем сохранить свои жизни».

    Граст ворчливо выругался. Остальные молчали, а Билли поглядывал то на одного, то на другого, не понимая, что произошло.

    Анна знала, что все это правда, у нее никогда не было привычки отрицать действительность, но легче ей от этого не стало. Казалось, ее любовь вырезали из сердца, оставив лишь пустую рваную рану. Наконец она нашла в себе силы подать голос.

    – Я не понимаю, как его признали бастардом? На что он надеется и что будет делать, когда найдется настоящий наследник?

    – Найдется? – Северин взглянул прямо ей в глаза. – Он не найдется, если поисками руководит Айрен. Что же до надежд… Наш сир перевертыш позволил себе сообщить мне некоторые детали своего плана. Он подстроил пленение наивного лорденыша, а сам, сохранив в тайне свое прошлое, остался в замке. Когда лорду-отцу стало известно о своем сыне, Айрен наедине раскрылся перед ним, шантажировал жизнью мальца и заставил признать отцовство. А заодно и отравил его медленным ядом. Вино пили они оба, но сам-то он загодя выпил кружку масла, а после принял слабительное, так что отрава не успела войти в кровь. Старый лорд еще не знает, но убийца отмерил ему от силы пару недель.

    – Если ты все знаешь, – яростно заговорила Анна, дыра в ее душе заполнялась горячей ненавистью, – почему никому не сказал? Почему не убил его за предательство, в конце концов?!

    – Я косил под крестьянина, не забудь, и был безоружен. Да и что бы я мог? Пойти к лорду и сказать, что он отравлен? Да меня бы и в замок не пустили. Бегать вокруг и рассказывать всем, что их новый кумир – бывший разбойник и настоящий убийца их господина и его истинного сына? Меня бы подняли на смех, и это в лучшем случае, в худшем заинтересовались бы, кто это сеет раздоры во время кампании против Братства.

    «И тут он прав, предатель сказал ему все это как раз потому, что не видел угрозы», – отрешенно подумала она.

    – Говорят, парни в Ветхом Замке разбиты. – Тихо произнес Северин. – Это был Найджел. Следующим будет Гремм. А потом – мы. – Он бросил на нее извиняющий взгляд и добавил. – Надо уходить.

    Анна змеиным рывком швырнула свой нож, пробив добротную дубовую кружку из которой всегда пил тот, кто оставил ее навсегда.

    – Не бывать этому! – Огонь гнева и обиды разжигал ее изнутри. – Мы останемся и дадим бой! Не будем сидеть тут и ждать расправы, а ударим первыми! Проникнем в замок ночью и убьем перевертыша!

    Северин поднялся ей навстречу.

    – Тобой правит боль и ненависть. Нам всем тяжело от случившегося, но умирать, я уверен, никто не хочет. Мы можем отступить на запад, к Суровой Песне, податься к Перстам или вовсе уйти в Речные Земли. Найдем новое убежище и заживем как раньше, все странствующие рыцари будут нас бояться. – Он сделал паузу и добавил молящим голосом. – Я уже не мальчишка, мне так и так скоро отдавать душу Неведомому, но не губи себя ты, Анна! Тебе не победить, только не здесь…

    Она упрямо помотала головой.

    – Делай, как знаешь, но я не отступлюсь. Такое вероломство не должно остаться безнаказанным. Кто согласен – ко мне! – Закончила она резко.

    Северин отошел в другой угол пещеры. Грабители, помявшись, последовали за ним, рядом с ней остались лишь пятеро, включая Гареда и Уота, их лица были полны мрачной решимости. Слабоумный великан замер в центре в одиночестве, не в силах принять решение.

    – Оставь хоть его, он ничего не понимает, и не должен погибать за твою бездумную месть.

    Анна позвала здоровяка ласковыми словами, на которые он всегда откликался, и Билл присоединился к ней. Северин разочарованно покачал головой.

    – Дурное дело, погибнешь сама, погубишь и их. – Он окинул рукой ее последователей. – Побойся богов.

    – Пусть он боится меня.
     
    gurvik нравится это.
  10. Зорин

    Зорин Наемник

    ГРИНДЕЛ IV​

    Мертвец в петле мотался туда-сюда под порывами свежего ветра, его суровая дубина, привязанная к шее, колыхалась в такт. Поверженного врага специально оставили на несколько дней в центре поселка, чтобы люди могли видеть неотвратимость победы над грабителями. Некоторые из них поначалу даже кидали в труп убийцы их молодого лорда камнями и тухлыми овощами, вымещая злость.

    – Сир Гриндел. – Рядом с ним на стене возник сир Айрен Стоун. – Как думаете, мы верно поступили, вывесив эту разбойничью погань на всеобщее обозрение?

    Капитан задумался. С одной стороны ему откровенно не нравилась такая демонстрация жестокости, но с другой – повещенный заслужил ее как никто другой.

    – Селяне разделяют Ваши чувства, ведь и они страдали от постоянных набегов. Да и сам я содрогаюсь, когда вспоминаю, в каком состоянии мы нашли тело Вашего брата, но… Не по-людски это как-то, вот так качаться у всех на поругании, кем бы ты при жизни ни был.

    Рыцарь посмотрел на него своими льдистыми глазами и медленно кивнул.

    – Вы правы, и я всегда уважал и буду уважать Ваше мнение. С Дробителя хватит, я прикажу похоронить его сегодня же, но только после визита лорда Линдерли. Я хочу, чтобы он видел, что над убийцей наследника его вассала мы совершили правосудие.

    Гриндел ценил доверие, которое оказывал ему сир Айрен. И сейчас, и раньше он действительно, не на словах, а на деле, всякий раз прислушивался к суждениям пожилого рыцаря. Работая рука об руку, они организовали сбор информации с окрестных деревень, и вскоре посетители повалили к ним сплошным потоком. Кто-то видел рослого бандита с дубиной и сопровождением неподалеку от опушки леса. Кто-то был свидетелем, как некий человек пытался продать деревенскому кузнецу помятые латные пластины, которые мог носить только один известный им человек. Кто-то слышал, как в деревенской таверне пьяные бандиты обсуждали свои последние злодеяния.

    Они выслушивали всех и всех же вознаграждали медью или серебром, в зависимости от ценности сведений. Нашлись и те, кто согласился за более серьезную плату проследить налетчиков до их тайного убежища. Дальнейшее было понятно: во главе гвардейцев и наемных мечей они нанесли удар по скрытой деревушке головорезов и одержали сложную, но достойную победу. Сир Айрен сам сошелся с их огромным предводителем в героическом бою, но схватка повернулась не в его сторону, и удачный удар мощной дубины свалил рыцаря с ног. Тогда Гриндел выпрыгнул вперед, защищая оглушенного и смог одолеть могучего главаря разбойников, положив конец черному делу этой шайки.

    Там же они нашли и Конрада. Его искалеченный и распухший труп обезображенной куклой был прибит к столбу возле одной из хибар. Солдаты тогда скривили лица в отвращении, но Айрен бережно снял брата с бревна и осторожно уложил на походную телегу, накрыв своим плащом.

    Гринделу оставалось только вознести благодарную молитву Семерым, что лорд Кертис был уже не в состоянии осознать эту кошмарную новость. Его господин с каждым днем становился все слабее, лишь изредка приходя в сознание, да и то ненадолго. Мейстер давал ему укрепляющие отвары, ставил припарки, но все без толку. Милорд почти ничего не ел, а слуги шептались, что это страх за сына подсек дерево его здоровья. Поэтому когда Конрад наконец нашел покой в склепе под Аргентфельсом, его отец спал в забытьи в своих покоях. Никто не тревожил его страшными известиями, чтобы не ухудшить и без того неважное положение.

    Сир Айрен посылал в соседние замки и деревни гонцов с просьбой прислать умелых лекарей, но прибыло лишь двое сельских знахарей и мейстер из Дома Сердец, и никто из них не смог помочь их лорду, жизненная сила которого таяла словно свеча.

    Поскольку Конрад погиб, а лорд Кертис впал в беспамятство, все продолжали исполнять приказы сира Айрена, единственного оставшегося носителя крови Максвеллов, который, впрочем, активно искал совета у сира Гриндела, мейстера Кенноса и замкового стюарда Джилама Бойля. Молодой человек слушал каждого с искренним вниманием, вникал во все тонкости взимания налогов и ведения хозяйства под руководством управляющего, вместе с Кенносом изучал увесистый том с длинным названием «Происхождение и история великих домов Семи Королевств», заучивая целые страницы, посвященные благородным семьям Долины Аррен. С менее знатным замковым людом он тоже был добр и близок: взял в оруженосцы сыновей мастера над конями, близнецов Хью и Хала, оказав честь их отцу-простолюдину; сумел расположить к себе нелюдимого псаря по имени Дирк, не поладив, правда, с его собаками; почти каждый день заходил к веселому Джеккену, хваля его работу и мастерство.

    Тихий голос вывел капитана из задумчивости.

    – Всадники. И знамена, черные, если я не ошибаюсь, с извивающимися зелеными змейками. Герб дома Линдерли. – Вглядываясь в колонну конных воинов, сказал его собеседник. – Сир Гриндел, организуйте почетный караул, пожалуйста. Расставьте людей у ворот, на стенах и во дворе. Хотелось бы, чтобы наш сюзерен видел, что в замке его вассала царит порядок.

    Пожилой рыцарь коротко кивнул и отправился выполнять распоряжение. Закончив, он присоединился к сиру Айрену возле дверей главной башни Аргентфельса. Спустя несколько минут двор заполнили закованные в сталь латники на боевых конях. Первый из них спешился и направился к ним. Гриндел уже видел его раньше: плотный мужчина с широкими плечами, заметным животом, и сильными мосластыми руками.

    Сир Айрен преклонил колено.

    – Лорд Джон Линдерли, Аргентфельс к Вашим услугам, хоть у нас и тяжелые времена.

    Милорд сделал ему знак подняться и заговорил своим скрипучим басом.

    – Вежливость – это хорошо. Говорят, бастарды рождены от похоти и лжи, но люди отзываются о тебе с теплом, парень. Пройдем-ка внутрь, нам нужно о многом поговорить.

    Слуги провели их в пиршественный зал, где гостей встретил накрытый стол. Однако лорд Джон приказал оставить их одних. Гриндел вместе со всеми пошел к выходу, но был остановлен властным жестом.

    – Я давно тебя знаю как человека чести, капитан, – вещал лорд Линдерли, – мне потребуется и твое суждение.

    А потом начался их долгий разговор. Сир Айрен рассказывал все, как есть, не упуская ни одной детали, а пожилой рыцарь дополнял повествование тем, что было известно только ему. Когда они наконец подошли к концу, лорд Джон задумчиво встал и принялся ходить вдоль стола, закинув руки за спину.

    – И что мне теперь делать со всем этим? – Громыхнул он.

    Капитан понял, что наступает момент истины. Либо он продавит свое мнение, либо им навяжут какого-нибудь чуждого человека, для которого замок и его люди будут лишь наградой за верную службу или важную заслугу.

    – Милорд, ведь решение перед Вами. – С жаром начал он. – Да, сир Айрен – бастард, но случаи, когда незаконнорожденные сыновья были узаконены в отсутствие других наследников, не так уж редки, если поглядеть в историю. Он отважно сражался против Братства, а в последнем бою и вовсе сошелся один на один с великаном-громилой. Вы видели его на виселице в центре поселка, это именно он забил до смерти бедного Конрада, а брат его воздал убийце по заслугам. Люди его любят, и в нем кровь Максвеллов, а именно они построили этот замок и правили из него девять сотен добрых лет. Мы все молимся за здоровье лорда Кертиса, но опыт говорит, что он скоро покинет нас, как бы это ни было прискорбно. И пусть лучше наследовать будет его родной сын, его кровь.

    Сир Айрен повернулся к нему и смотрел изумленным взглядом, лорд Линдерли тоже удивленно раскрыл глаза на эту речь.

    – Ничего себе, капитан! Если уж ты так горячо защищаешь парня, то он верно не меньше, чем воскресший Райам Редвин.

    Молодой человек потупил взор.

    – Если мой лорд сочтет меня достойным этой ответственности, я с честью приму ее. – Торжественно произнес он.

    Лорд Джон задумчиво потопал ногой.

    – Хорошо, я соглашусь на это предложение. Признаться, я рад, что Аргентфельс наконец решил покончить с этим преступным отродьем, от чьих рук погибла моя Лея. Я напишу своему сюзерену. Лорд Аррен сейчас исполняет обязанности десницы короля, он подпишет указ об узаконивании. Через несколько недель сможешь носить фамилию Максвелл.

    Айрен опустился на колено.

    – Я клянусь в верности своему сюзерену, дому Линдерли и торжественно даю обещание быть верным вассалом, соблюдать закон в землях, вверенных мне моим господином, служить ему в мирное время и защищать на войне. Пусть Семеро будут свидетелями моего обета.

    – Твоя клятва услышана, сир Айрен Стоун. С момента подписания указа ты будешь законным наследником Аргентфельса и всех его окрестных деревень. – Он похлопал парня по плечу. – Сейчас я поговорю с твоими домочадцами, а вечером отправлюсь домой.

    – Как пожелаете, милорд. – Сказал молодой рыцарь с покорным кивком.

    Вздохнув, лорд Джон вышел на улицу, и они остались вдвоем. Сир Айрен прислонился к стене и с облегчением выдохнул воздух.

    – Не думал я, что с властным лордом в одной комнате мне будет страшнее, чем в битве против Дробителя…

    – Это выдает в Вас порядочного человека… милорд.

    – Не стоит, сир Гриндел. Пока указ не подписан, я всего лишь простой бастард без прав. – Он провел рукой по светлым волосам, будто собирая мысли в кучу. – Я надеюсь, все наши гонцы уже вернулись, поскольку я хотел бы отправить их снова. Пусть сообщат всем нашим деревням о славной победе над разбойниками. Кроме того, пусть отныне любой подданный Аргетфельса будет иметь право охотиться в наших лесах беспрепятственно. Я снимаю этот запрет.

    Капитан удивился, но виду не подал.

    – Это даст Вам уважение и признание простолюдинов, но нарушит древнюю традицию, которая полагает охоту господским занятием. Разумно ли начинать правление с таких указов?

    – Здесь я настою, сир Гриндел. Люди важнее традиций. Кроме того я собираюсь посоветоваться с управляющим Джиламом, чтобы определить, сможем ли мы позволить себе снизить налоговое бремя хотя бы на одну десятую. Если расчеты дадут положительный результат, через месяц мы введем и это послабление.

    – Почему же не сразу, зачем гонять всадников дважды?

    – Непопулярные меры нужно принимать все разом: чем меньше их почувствуют, тем меньше от них вреда. Благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше. Свободная охота и низкие налоги дадут людям возможность основательно подготовиться к зиме, которая, как известно, близко.
     
    Последнее редактирование: 21 окт 2014
    gurvik нравится это.
  11. Зорин

    Зорин Наемник

    АННА IV​

    Зарево пожара она видела даже сквозь прикрытые дверцы шкафа. Со двора Аргентфельса слышались крики ошеломленных ночным нападением жителей замка, звон оружия и рев пламени, пожиравшего деревянную крышу арсенала. Анна знала, что всех, кто пошел с ней перебьют, у шестерых отчаянных рубак не было шансов против целого гарнизона, но как ни странно, ее это больше не тревожило.

    Жажда мести – вот что наполняло сейчас ее до краев, вытесняя все прочие чувства. Ее люди пошли на свою миссию сознательно, и они дали ей время в суматохе ночного боя проникнуть в покои нового лорда. Комната была обставлена достаточно скромно, даже аскетично, и поначалу она испугалась, что спрятаться будет негде, но потом обнаружила встроенный в стену около двери полупустой шкаф для одежды. Когда все успокоится, предатель вернется сюда и умрет. Но сперва она посмотрит ему в глаза.

    С улицы послышался очередной вопль боли – значит, еще кто-то из ее друзей нашел конец на мечах и копьях гвардии. Шум огня постепенно стихал, когда она услышала обиженный стон Билла, а после – резкую и громкую команду перевертыша:

    – Стойте! Этого не трогайте!

    Один из солдат недоверчиво переспросил что-то, и голос ответил ему:

    – Именно так. Посмотри сам – он же слабоумный, потерял дубину и сел как ни в чем ни бывало на землю. Гляди!

    Анна не знала, что произошло, но среди общего шума разобрала хруст ломающихся палочек – деятельность, всегда отвлекавшая Билли от прочих дел. Голос вновь дал о себе знать:

    – Он не виноват, что злые люди направили его на дурное дело, как невиновен и в том, что природа обделила его разумом. Гиам, будь добр, проведи здоровяка в камеру и дай ему поесть. – Послышался особо смачный треск и довольное мычание Билла. – Завтра отправим его к мастеру Хенли, работать конюхом. Там большого ума не надо, зато бедолага сможет принести пользу замку.

    Пожар окончательно затух, но еще около часа провела она в тесной каморке, ожидая, пока все разойдутся добирать остаток сна до рассвета.

    Наконец она услышала отчетливый звук шагов и прильнула к просвету между дверец.

    Предатель вошел в комнату, отложив в сторону меч, закрыл дверь на засов и направился к окну. Мгновение – и ночной ветер, слегка подпорченный запахом гари, заполнил комнату, а тот, кто бросил ее, устремил задумчивый взгляд на звезды.

    Анна медленно вышла из своего укрытия, он резко повернулся, посмотрев сперва на нее, потом на дверь, а затем на свой меч в ножнах, сиротливо прислонившийся к стене в другой стороне спальни. Если он и испугался, то виду не подал.

    – Достаточно умно, Анна. – Проклятый кусок льда мог бы хоть сейчас дать голосу немного чувств, но нет. – Ты смогла провести людей в замок, организовала пожар и ночной бой. Ты знала, что в начавшейся неразберихе можно будет без труда проникнуть в мои покои, где за закрытой дверью мне не поможет стража. И вот я перед тобой, без оружия, без охраны. Действительно, умно.

    – Почему? – Она старалась говорить ровно, как и он, но голос предательски дрогнул.

    – Ради людей.

    Она посмотрела на него недоверчиво. Предатель продолжал:

    – Я сделал себя лордом этих земель большим трудом и большими жертвами не ради того, чтобы почивать на лаврах. Для всех моих подданных, от первого гвардейца до последнего старика в грязной лачуге грядут перемены. Перемены к лучшему. Если бы ты ставила своих налетчиков выше этой глупой эгоистичной мести, то последовала бы моему приказу и распустила отряд, это сберегло бы их жизни. Таким как они больше нет места на этой земле. Тех людей, кто зовет меня лордом, отныне никто не будет грабить, убивать или давить налогами. Я выслежу и уничтожу всех, кто остался от Братства, если им не хватит ума сложить оружие или уйти отсюда подальше. Ради порядка и мира.

    Анна наслушалась достаточно, хотя и верила ему, даже сейчас. Как и всегда.

    – Окно открыто, ты мог бы выпрыгнуть в него и попасть на крепостную стену, чтобы бежать.

    – Бежать? Дорогая, боюсь, что тут ты ошиблась.

    Предатель двинулся на нее. Анна метнула первый кинжал, сделав шаг назад, чтобы разорвать дистанцию. Он прикрылся рукой, сталь звякнула о сталь, не причинив вреда. В то же мгновение второй нож сорвался в полет и впился под его наплечник, окрасив металл алым. Анна замахнулась еще, но перевертыш перехватил ее ладонь и заломил так, что пальцы против воли выпустили клинок. Затем он двинул ее закованным в железо коленом в живот, в глазах потемнело, а воздух разом покинул легкие. Боль заставила ее согнуться и на пару мгновений она потеряла сознание.

    Анна пришла в себя лежа на полу, ощущая холодное касание латных перчаток на своей шее. Она попыталась стряхнуть перебежчика с себя, но наткнулась на скалу. Рука пауком шарила по дощатому полу в поисках кинжала и не находила ничего. В последней надежде она нанесла несколько ударов в его бок, но лишь в кровь разбила о нагрудник костяшки пальцев. Ей вдруг захотелось заплакать, хотя она не делала этого с тех пор, как ушла из дома. Воспоминания захватили сознание, оттесняя реальность. Первое, что она помнит: отец подбрасывает ее над головой, а сестры радостно скачут вокруг. Мысли отчаянно метались, на поверхность всплывали отдельные образы.

    Поле зрелой пшеницы в золоте закатного солнца…

    Холодный зимний вечер, с матерью и сестрами она шьет у теплого очага…

    Первые робкие листья на весенних деревьях и первый поцелуй…

    Зачем она поссорилась с отцом?..

    Надо было ей вернуться домой…

    Домой…

    Домой…

    [​IMG]
     
    gurvik нравится это.