1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Зимняя дева

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Дейси Мормонт, 11 окт 2014.

  1. Название: Зимняя дева.
    Пролог и глава 1
    Глава 2 и 3
    Главы 4 и 5
    Глава 6 и эпилог
    Фандом: сага "Песнь льда и пламени"
    Автор: Дейси Мормонт.
    Бета: Кайяра.
    Категория: гет.
    Размер: миди
    Пейринг/Персонажи: Джон Сноу, Алис Карстарк/Сигорн
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: романс
    Предупреждения: POV, присутствуют цитаты из "Танца с драконами".
    Краткое содержание: Жизнь Алис Карстарк в Черном замке от прибытия на Стену до свадьбы.
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину.
    Статус: закончен.
    Примечание: во избежание недоразумений, на ресурсе ficbook.net я пишу под ником Фаина Гаккель, где этот фик также опубликован.
     
    Последнее редактирование: 11 окт 2014
    Cat. нравится это.
  2. Пролог.

    Измученная и голодная лошадь тащилась медленно, шаг за шагом вытаскивая копыта из снега, которого с каждым днем становилось все больше. Измученная и голодная девушка покачивалась в седле, придерживая на груди полы теплого, отороченного мехом плаща. Еще один шаг…еще один фут…еще она лига…и она будет спасена. Наверное. Надежда выжить и добраться до Стены таяла с каждым часом, но она была единственным, что оставалось у Алис, законной дочери лорда Рикарда Карстарка и леди Кархолда.


    Надежда на то, что лошадь не падет под ней. Надежда на то, что она отыщет дорогу к Черному замку. Надежда на то, что ее дядя на сытом, свежем коне и со сворой собак и слуг каким-то чудом не обнаружит ее посреди этих безлесых холмов. Надежда на то, что дальний родственник-бастард Джон Сноу не прогонит ее.


    «Помогите мне, боги» - шептала девушка – «смилуйтесь и позвольте достичь Стены. Я должна». Налетевший ветер растрепал ее каштановые волосы, и прядка упала Алис на глаза. Вечерело. Холмы вокруг становились черно-серыми – земля и снег, а небо – густо-синим. Всадница и лошадь – истощенные и обессиленные – продолжали двигаться вперед. Еще один шаг…еще один фут…еще одна лига…
    --- Склейка сообщений, 11 окт 2014 ---


    Глава 1.


    Лорд-командующий Ночного Дозора Джон Сноу вошел в жарко натопленную комнату. Здесь было тихо и полутемно, пахло книгами и остро ощущалось отсутствие мейстера Эйемона. Никто не давал ему более мудрых советов, и никто не обнажал перед ним самую жестокую истину так ясно и четко, как этот слепой старец – сын, внук и брат королей. На лежанке, завернувшись в черный плащ, спала юная девушка. «Девочка в сером на умирающей лошади» - так сказала ему леди Мелисандра. Он надеялся до последнего, что это Арья, его маленькая сестричка. Но первый же взгляд на спящую уничтожил эти надежды. Девушка была северянкой и походила на Арью – высокая, худая, с каштановыми волосами. Но это была не она. «У тебя нет больше сестер» - напомнил себе Джон – «у ночных дозорных есть только братья. Убей мальчика».

    В ушах зазвучали чьи-то голоса, и Алис проснулась. Последнее, что она помнила перед тем, потерять сознание – вкус крови во рту, когда она упала с лошади. Остальное тонуло в чернильной тьме. Но сейчас она была в какой-то комнате, под черным плащом, прикрывавшим ее тело, ничего не было, а в ногах и руках она ощущала страшную слабость. Приглядевшись, Алис заметила тех, кто разбудил ее – невысокий лысый сгорбленный человечек и юноша не старше ее самой, с черными волосами и серыми глазами - серьезными и грустными. Оба были одеты в черное.


    — Где я?

    — В Черном замке, миледи.

    — Стена. — Ее глаза налились слезами. — Добралась все-таки.

    — Бедное дитя, — подошел к ней тот, что был старше. — Сколько вам лет?

    — Скоро шестнадцать. И я не дитя, потому что уже расцвела. — Алис зевнула, прикрывая рот краем плаща. Голая коленка высунулась из складок. — На вас нет цепи — вы мейстер?

    — Нет. Служил мейстеру.

    — Мне сказали, что вы спрашивали меня. – заговорил вновь юноша - Я…

    — Джон Сноу. — Она села и откинула косу за спину. — Наши дома связаны узами крови и чести, и я взываю к вам о помощи, родич. За мной гонится дядя Креган — не позволяйте ему вернуть меня в Кархолд.

    Джон Сноу прищурился, как будто что-то вспоминая.

    — Алис Карстарк.

    — Вот не думала, что меня можно узнать, — чуть улыбнувшись, сказала девушка. — В последний раз мы виделись, когда мне было шесть лет.

    — Вы приезжали к нам в Винтерфелл с отцом. Не помню уже для чего.

    — Познакомить меня с вашим братом, — вспыхнула Алис. — Предлог был какой-то другой, но истинная причина именно эта. Мы были почти ровесниками, и мой отец хотел поженить нас. В нашу честь устроили пир, где я танцевала и с вашим братом, и с вами. Он был очень учтив и сказал, что я танцую прелестно, а вы все дулись. «Чего же и ждать от бастарда», — сказал мой отец.

    — Помню, да, — кивнул ее собеседник, хотя вряд ли это было правдой.

    — У вас и теперь вид надутый, но я прощу вас, если спасете меня от дяди.


    Рассказывая о преследованиях и предательстве Арнольфа Карстарка и его сына Крегана, Алис пыталась по лицу своего родича определить, что ждет ее после рассказа. Поможет ли он ей? Или прогонит, не желая вмешиваться в споры северных лордов? Он – единственный, кто может ей помочь. Превозмогая слабость, Алис встала на колени:


    - Вы моя единственная надежда, лорд Сноу. Именем вашего отца заклинаю: спасите меня.
     
    Последнее редактирование: 11 окт 2014
  3. Глава 2.


    Сегодняшнее утро было таким же холодным, как и предыдущее. Хотя ее комнату хорошо отапливают, пол все равно холодит босые ноги. Алис протерла глаза и потянулась. Первые три дня она только и делала, что спала, просыпаясь для того, чтобы выпить чашку бульона, съесть кусок хлеба или вареное яйцо, и снова провалиться в сон. Кажется, сегодня она достаточно окрепла, чтобы спуститься к общему завтраку – до этого ей приносили еду прямо в ее комнату в башне Хардина. Ухаживали за ней сразу три человека – старый лысый Клидас, помощник мейстера, осматривал ее, - заглядывал в глаза, слушал пульс, стюард лорда-командующего, пригожий юноша по имени Атлас - приносил еду, а королева Селиса Баратеон расщедрилась настолько, что прислала ей одну из своих служанок и пару платьев, которые та подогнала под исхудавшую фигуру Алис.

    Она заплетала косу, когда вошла фрейлина – Анни, кажется – и доложила, что ее величество желает принять леди Карстарк. «Как официально» - усмехнулась про себя Алис. Но королева есть королева, и когда она зовет – медлить нельзя.


    - Мне позволят прежде позавтракать?

    - Ее величество желает разделить трапезу с вами. Я провожу вас.


    Однако, королева нетерпелива. О ее муже Алис слышала, что он справедливый человек, но начисто лишен милосердия. Также, когда лорд Сноу заходил навестить ее три дня назад, она спросила, почему он помогает Станнису Баратеону и действительно ли он законный король, если на Железном троне сидит мальчик Ланнистер. Кузен рассказал ей о помощи Станниса и о том, что часть одичалых перешла Стену, чтобы стать частью Семи королевств и населить заброшенные земли. Поначалу это испугало Алис – она, как и все дети Севера, выросла на страшных сказках про одичалых – разбойников и людоедов, которые крадут девушек, едят младенцев, и не имеют ни богов, ни закона. А теперь, выходит, придется жить с ними на одной земле, подчиняться одному королю, учиться торговать, а не воевать. Знати в понимании северян у них нет, но есть семьи, принадлежность к которым что-то да значит даже среди одичалых. Возможно, уже внуки Алис породнятся с внуками тех, кто сейчас пытаются обустроиться в Даре или страдают от голода в Кротовом городке. Алис думала, что пустить одичалых за Стену - очень рискованная затея, но она не решилась сказать это своему родичу, когда в ответ на страх, отразившийся на ее лице, он улыбнулся. Последнее удивило девушку больше всего – ей казалось, что Джон Сноу вовсе не умеет улыбаться, но увидев ее, Алис впервые поняла, что видит перед собой не мальчика, а зрелого мужа. И оставила свои страхи при себе, хотя они продолжали жить в ее мыслях и сердце.

    Вот и сейчас, когда она идет вслед за фрейлиной через двор Черного замка, она думает о своей судьбе. Что-то придумает для нее ее кузен лорд Сноу? Он не прогнал ее и приютил у себя – уже добрый знак. Но сможет ли он ей помочь? Сомнения по-прежнему порой глодали душу Алис, хотя от братьев Ночного дозора она видела только уважение, смешанное с удивлением и любопытством; «Как только эта пигалица сумела в одиночку добраться до Стены» – будто говорили их взгляды.

    Погруженная в свои мысли, юная леди Карстарк не заметила, как они подошли к личным покоям королевы. Латник отворил дверь и сказал сиплым простуженным голосом:


    - Леди Алис Карстарк, ваша милость, прибыла по вашему приглашению. – И шмыгнул носом.


    Горница была достаточно велика и украшена коврами и гобеленами, явно гораздо более новыми, чем сама башня. «Неужели они все это тащили от самого Драконьего камня?» - удивилась девушка про себя, сохраняя на лице вежливое и почтительное выражение. Кем бы ни был Станнис Баратеон, здесь его жену считают королевой, а она не в том положении, чтобы ссориться с королевами.


    - Ваша милость – почтительно проговорила Алис, склоняясь в реверансе и мысленно надеясь, что он не был слишком уж провинциален.

    - Встаньте, леди Карстарк, - ответил ей хрипловатый сухой голос, от которого немедленно запершило в горле. – Я рада, что к вам возвращаются силы. Я молилась за вас.

    - Благодарю вас, ваша милость. Вы очень добры – как можно вежливее ответила Алис, исподтишка разглядывая королеву.

    Селису Баратеон нельзя было назвать красавицей. Оттопыренные уши, жидкие бурые волосы, маленькие колючие глаза, острые скулы, усы над верхней губой. Но ее некрасивость была бы гораздо менее заметна, будь королева ласковой, обаятельной, приветливой женщиной. Но и этого в Селисе не заметно – манера говорить у нее отрывистая и сухая, лицо кислое как лимон, и только глаза фанатички горят безумным огнем. До девушки, что стоит сейчас перед королевой, уже донеслись слухи о том, что королева – ярая поклонница Владыки света, странного бога с востока, а настоящая королева Станниса – леди Мелисандра, красная жрица, которая вертит королевой – и королем тоже - по своему усмотрению. Саму Мелисандру Алис еще не встречала, и не была уверена, что так уж этого хочет.


    - Садитесь, миледи. Анни – подогретого вина леди Карстарк. - Фрейлина с поклоном вышла, а Селиса испытующе уставилась на собеседницу. – Скажите, леди Карстарк, каким богам вы поклоняетесь?

    - Старым богам, ваша милость – как мои отцы и деды.

    - Это ложные боги – отрезала королева. – Вы погибнете, если не обратитесь в истинную веру, веру Владыки света. Вы ведь знаете, что его величество дал позволение одичалым дикарям пройти за Стену только при условии, что они отрекутся от своих ложных богов?

    - Да, ваша милость. Лорд-командующий говорил мне об этом.

    - Нераскаянный грешник. Это он предложил впустить дикарей. Опрометчивая идея – так я и сказала своему деснице сиру Акселлу Флоренту, и он согласился со мной. Они все разбойники и убийцы, полагаться на них нельзя. Но его величество согласился с лордом Сноу, а наш долг – подчиняться законному королю. Надеюсь, вы вслед за вашими родичами признаете Станниса Баратеона законным владыкой Семи Королевств?

    - Безусловно, ваша милость. – При этих словах Алис бросило в жар. Верность Станнису может ей очень дорого стоить. Королева сидит здесь в теплой комнате, окруженная латниками и рыцарями, а Алис – одна-одинешенька на всем свете, и за спиной у нее – Кархолд, полный солдат и слуг ее лживых родственников, а тех поддерживает лорд Болтон. Говорят, он позволил своем бастарду Рамси возродить древний обычай Болтонов сдирать кожу со врагов. Алис не надеялась, что лорд Русе пощадит ее только потому, что она женщина.

    Неловкий и опасный разговор о богах и королях прервало появление Анни с чашей горячего вина, а вслед за ней в горницу вошла девочка лет одиннадцати в сопровождении шута с колокольчиками на шапке. Лицо Селисы Баратеон при виде этих двоих стало еще более кислым.


    - Кто позволил тебе прийти без зова, Ширен?

    - Простите, матушка, я хотела всего лишь увидеть храбрую леди Карстарк.


    Алис повернулась к принцессе, чтобы приветливо улыбнуться на похвалу, но слова застряли у нее в горле. Девочка была мало того, что отчаянно некрасива – тяжелая квадратная челюсть, маленькие глаза и оттопыренные материнские уши – ее щеку и шею покрывала неприятного вида чешуя – следы серой хвори, страшной болезни, которая не щадит взрослых, но младенцы иногда выживают после нее. Впрочем, Алис быстро справилась с собой – девочка не виновата в своем уродстве, к тому же доброе слово ей очевидно нужнее, чем если бы она была красавицей.


    - Благодарю вас, ваше высочество. Не думаю, что мой поступок заслуживает столь высокой похвалы. Многие ради спасения жизни способны на то, что раньше казалось им невозможным.

    - Десница короля лорд Давос Сиворт спас отца, пройдя сквозь конвои, и привез ему рыбу и лук. Отец за это сделал его рыцарем, и на гербе у него луковица, и еще он учился читать вместе со мной и…

    - Ширен, прекрати отвлекать своей болтовней леди Карстарк. И зачем ты привела своего отвратительного шута?

    - Пестряк – мой шут и ходит со мной везде – насупилась девочка.

    - В таком случае, либо ты остаешься с нами, но без него, либо уходите оба.

    - Да, матушка. Пестряк, жди меня в моей комнате.

    - На дне морском русалки заплетают водоросли в косы – уж я-то знаю, я-то знаю – ответил дурак невпопад.

    - Иди же.


    Шут, позванивая бубенчиками, ушел, а Ширен скромно села на скамеечку у ног матери.


    - Как вы устроились, леди Алис? – продолжила свои расспросы королва.

    - Очень хорошо, ваша милость. Лорд-командующий чтит законы гостеприимства и кровное родство.

    Теперь беседа текла в относительно безопасном русле – Алис рассказывала о трудностях путешествия до Стены, королева почти сочувственно ахала. Потом они перешли на обсуждение сурового быта черных братьев и как тяжело здесь находиться женщинам знатного происхождения, а там уж легче легкого было свернуть разговор на платья и вышивку.

    Когда через три с лишним часа Алис вышла из теплой горницы на холодный двор, то она могла поздравить себя с тем, что визит к королеве прошел удачно. Правда, голова кружилась от выпитого вина, а по спине струился пот, и устала она так, будто проехала двадцать лиг подряд верхом. Она посмотрела на Стену – та была нежного голубоватого оттенка - улыбнулась и пошла в свою комнату. Там девушка разделась, легла в постель и проспала до самого утра следующего дня.



    Глава 3.


    Игла вонзилась в палец, и девочка ойкнула, а потом сунула уколотый палец в рот, слизывая кровь.


    - Ничего, ваше высочество – откликнулась Алис – без уколов во время уроков шитья еще ни одна леди не обходилась.

    - Да, но я такая плохая ученица. Мне кажется, я никогда не смогу вышивать так же хорошо, как вы.

    - Зачем вы так говорите, принцесса? Я уверена, вы затмите меня очень быстро.


    Ширен неуверенно улыбнулась старшей товарке и вновь склонилась над полотном. За окном быстро угасал очередной день, и скоро им придется закончить урок.

    Уже две недели Алис Карстарк жила в Черном замке. Окончательно выздоровев, она попросила лорда-командующего дать ей какую-то работу, чтобы не маяться от безделья и не чувствовать себя нахлебницей здесь. Джон Сноу пожал плечами, но предложил ей чинить и латать одежду братьев, «если это не противно миледи», - добавил он. На это Алис обиделась и заявила, что она не какая-то там изнеженная южная леди, которая брезгует подобной работой, а на следующее же утро Атлас и еще один брат притащили в ее комнату целый ворох черных рубах и бриджей – застиранных, выцветших, рваных, с въевшимся запахом мужского пота. С тех пор каждый день с утра и до темноты ее время было посвящено шитью – если она не чинила одежду, то подрубала простыни и шила новые рубахи, бриджи, чулки и плащи для тех из одичалых, кто решил остаться на Стене. Глаза порой болели от напряжения, на пальцах правой руки появились мозоли, но Алис не сдавалась.

    Королева Селиса больше не приглашала ее к себе, чему леди Карстарк только радовалась – ей тяжело было бы выносить бесконечные разговоры о ложных богах и величии короля Станниса, который ушел отвоевывать Винтерфелл. А вот Ширен приходила часто, и Алис привязалась к этому странному грустному ребенку. Жизнь принцессы нельзя было назвать веселой – одинокая, не слишком любимая матерью, лишенная подруг и даже септы девочка отчаянно нуждалась в женском обществе, а Алис ничего не имела против. Кроме королевы и леди Мелисандры других женщин в Черном замке не было, с братьями долго не побеседуешь - они всегда заняты. Правда, девушке хотелось бы поближе познакомиться с одичалыми, оставшимися в замке, а особенно – с великаном по имени Вун-Вун. Она никогда в жизни не видела живого великана и с удивлением узнала от Атласа, что он мирного нрава и даже мяса не ест.

    Обедала она теперь в трапезной вместе со всеми, и ее желудок вполне выдерживал грубую, но сытную стряпню Трехпалого Хобба; наконец-то она чуть-чуть пополнела и перестала выглядеть как голенастый жеребенок. От лорда Сноу она узнала, что Креган Карстарк со слугами и собаками прибыли в Черный замок через день после нее и лорд-командующий своей властью посадил его в темницу под Стеной в ожидании признания. «Ледяная камера сломит любого» - так Джон сказал своей гостье и она, несмотря на жажду защиты и правосудия, поежилась. Но именно теперь, когда страхи и тяжесть пути остались позади, а жизнь вошла в какое-то подобие колеи, в сердце Алис поселилась сосущая тревога, которая росла с каждым днем, и отогнать ее она была не в силах.

    Ее положение шатко и неопределенно. Она леди Кархолда – но замок полон людьми Арнольфа и Крегана, а у нее нет ни золота, ни людей. Кузен обещал ей свою защиту и помощь – но сдержал слово только наполовину. Алис в безопасности, но чем и как Сноу собирается ей помочь? Его присяга запрещает ему посылать черных братьев отвоевывать ее замок и земли, а на помощь королевы рассчитывать нечего. И даже если каким-то чудом Алис сядет на высокое место своего отца, деда и прадеда – долго ли она пробудет леди Карстарк, когда Хранителем Севера назначен Русе Болтон? Что помешает ему сделать с ней то же, что и с несчастной леди Хорнвуд? С этими мыслями она засыпала и просыпалась, с ними она шила, гуляла по двору, расчесывала волосы и мылась. Только общество Ширен порой отвлекало ее от тревог.

    Девушка вздохнула и подняла голову от шитья. Ширен вышивала на белом полотне оленя Баратеонов в огненном сердце - эмблему короля Станниса. По просьбе Алис один из братьев-стюардов – бывший бондарь – смастерил для девочки пяльца, а все тот же услужливый Атлас нашел для нее кусок серого полотна. Ее маленькая подружка сосредоточенно делала стежок за стежком, закусив от усердия губу, и в этот момент она казалась почти хорошенькой, несмотря на серую хворь.

    Эту мирную картину прервал стук в дверь.


    - Войдите – сказала Алис.

    - Прошу прощения, что беспокою,ваше высочество, миледи – Атлас всегда был безукоризненно вежлив, и Алис испытывала симпатию к этому красивому и приятному юноше. – Но лорд-командующий приказал меня проводить леди Карстарк к леди Мелисандре, он тоже там будет.


    Мелисандра…красивое имя, сладкое, но как же ей не хочется идти к этой странной жрице. Но делать нечего, приказы лорда-командующего здесь не обсуждаются.

    Алис поднялась, стараясь ничем не выдать своего волнения и сказала спокойно, обернувшись к Ширен:


    - Принцесса, я думаю, будет лучше на сегодня закончить с вышиванием, а завтра мы обязательно продолжим.


    Красная жрица была одновременно и красивой, и пугающей. Лорд Сноу держался в ее присутствии напряженно, а Алис сцепила пальцы за спиной, чтобы никто не заметил, как они дрожат. Неужели сегодня решится ее судьба? Что ей уготовали боги, и причем здесь эта странная женщина?


    - Я рада наконец увидеть вас, миледи – мелодично пропела медноволосая красавица. – Ваш путь был нелегок, но Владыка света часто посылает своим детям испытания, чтобы укрепить нашу веру.

    - Благодарю, леди Мелисандра, но я чту старых богов Севера – ответила Алис с излишним вызовом в голосе. «Я боюсь ее, и оттого хочу казаться храбрее» - подумалось ей.

    - Это ложные боги, и ложная вера, миледи. Есть только один истинный бог – Рглор, Владыка Света и Тени. Впрочем, о вере мы еще успеем поговорить. Садитесь же. Деван, принеси нам вина.


    Леди Карстарк только сейчас заметила юношу-пажа, до этого скромно стоявшего в углу. Тот молча поклонился и вышел, притворив дверь. Все трое сели, и на какое-то время в комнате воцарилось молчание. Наконец, Джон Сноу посмотрел на Алис и заговорил:


    - Миледи, в первую очередь я прошу прощения, что уделял вам мало внимания за эти дни. Но у лорда-командующего много обязанностей, а зима близка, как вам хорошо известно. Но я надеюсь, что вы ни в чем не испытываете нужды

    - Благодарю вас, родич, я не жалуюсь на недостаток гостеприимства.

    - Вы, должно быть, уже не раз задавались вопросом, как именно я намерен вам помочь, и когда вы сможете вернуться в Кархолд как его госпожа. Что ж, вам придется извинить меня и за то, что я так долго откладывал этот разговор. На то были причины. – В комнату вошел мальчик с тремя чашами подогретого пряного вина. Джон вздохнул, отпил из поданного Деваном кубка и продолжил:


    – Думаю, миледи, вы согласитесь, что наилучшим выходом для вас будет выйти замуж. Даже если ваш брат Харрион жив – неизвестно, вернется ли он в Кархолд живым и здоровым, и когда это случится. В одиночку вам не удержать замок против Русе Болтона и присягнувших ему северных лордов. Кроме того, роду Карстарков нужен законный наследник. Вы пришли под мой кров и попросили меня о защите, и я считаю своим долгом выбрать вам достойного мужа. Вы согласны с этим решением, Алис?

    - Да, лорд-командующий, я согласна, и выйду замуж за того, кого вы выбрали. Но ведь я должна буду дать что-то и взамен, не так ли?

    - Вы должны будете присягнуть королю Станнису Баратеону, и в дальнейшем помогать Ночному дозору золотом и припасами по мере сил. Я знаю, сейчас у вас положение неважное, но если те из ваших стариков, кто зимой решит «уйти на охоту» станут приходить к нам – на первых порах этого более чем достаточно.

    - Что ж, родич. Я ожидала этого. Не буду скрывать, эта присяга для меня риск и может стоить мне жизни, но выбора у меня нет, и, к тому же, я должна быть благодарной. От лица Карстарков я клянусь королю Станнису Баратеону в верности и прошу вас двоих быть свидетелями моей клятвы.

    - Есть еще одно условие, миледи.

    - Какое же?

    - Вы поженитесь по обряду Владыки света. Брак совершит леди Мелисандра. В противном случае, я боюсь, король Станнис не признает ваш союз законным.

    - Вот как…это тяжелее, чем склонить колено, лорд Сноу. Я должна буду предать своих богов, богов моих предков и богов Севера. Но Кархолд стоит костра. Я согласна и на это. – Алис отпила еще глоток вина, пряности обожгли рот. – Так кто же мой будущий лорд-муж? Один из рыцарей королевы?


    Джон улыбнулся и покачал головой.


    - Нет, Алис. Он молод, силен, храбрый и свирепый воин, у него в подчинении двести человек, но он не рыцарь. Это Сигорн, магнар теннов.

    - Теннов? Вы хотите сказать, что собираетесь выдать меня за одичалого?

    - Тенны присягнули королю Станнису, когда перешли Стену. Теперь они – часть Семи королевств и подданные Железного трона. Но Сигорн – не простой вождь, для них он скорее король и божество в одном лице. Одичалые – или «вольный народ», как они себя величают – не признают лордов и королей в нашем понимании, но тенны – особенные. Это небольшое племя родом с Клыков Мороза. До того, как присоединиться к Мансу, тенны торговали, воевали с другими племенами и добывали бронзу. Им известно, что такое дисциплина и подчинение, а власть у них передается от отца к сыну. У них есть свои понятия о чести и благородстве, и поверьте, миледи, это лучший выбор, чем безземельный рыцарь с какого-нибудь островка, который будет задирать нос и считать, что он оказал вам честь, взяв в жены. Сигорн, даже если он хотя бы вполовину таков, как его отец – воин смелый, умный, свирепый и беспощадный. Получив вас, он будет защищать Кархолд до последней капли крови. Хотя, не буду скрывать, мне стоило некоторого труда уговорить его жениться на вас. Но он потерял собственное маленькое королевство, и теперь ему вновь нужна земля, чтобы крепко стоять на ней, и сыновья, которые унаследуют ее после его смерти. Мы дадим его воинам стальные мечи и кольчуги, чтобы они могли устоять против солдат Карстарков, которые не захотят присягнуть вам. Такого мужа я вам выбрал. Что скажете, миледи?

    Алис помолчала, обдумывая услышанное. Конечно, она и в самом страшном сне не представляла, что ей придется выйти за дикаря, за одичалого. Но…разве Сигорн хуже Крегана Карстарка, которому только и надо, что обезглавить ее брата, а потом как-нибудь под шумок убить ее саму? Или Бастарда Болтонского, который уморил голодом леди Хорнвуд? А так у нее будет муж, будет защита, она сможет продолжить род Карстарков. «В конце концов» - подумала Алис – «Я должна думать прежде всего о Кархолде, а не о своих желаниях».


    - Это не то, чего я ждала, родич, но если такова воля лорда-командующего, то мой долг – покориться ей, коль скоро я доверила вам свою жизнь. Когда состоится свадьба?

    - Через две недели – ответила молчавшая до этого Мелисандра.

    - Кузнецам нужно время, чтобы выковать мечи для теннов – пояснил Джон. А нашему повару – наварить достаточно пива для пира. Вот уж не думал, что на Стене когда-нибудь будут играть свадьбу.
     
    Последнее редактирование: 11 окт 2014
  4. Глава 4.


    Следующие две недели прошли для Алис как в тумане. Время вдруг приобрело странные свойства: то оно ползло как улитка, а то неслось галопом, будто обезумевший конь. Видимо, это зависело от ее настроения: порой девушку охватывал такой страх перед грядущей свадьбой, что она, кажется, все отдала бы за возможность замедлить ход солнца по небу; а иногда напряжение становилось настолько невыносимым, что наоборот, хотелось, чтобы все побыстрее закончилось. Как больной зуб: болит и мучает, и страшно идти к мейстеру, но в то же время знаешь, что когда его вырвут – наступит облегчение.

    Из-за внутреннего смятения она старалась как можно больше времени заполнять работой: по-прежнему шила рубашки и бриджи, а еще помогала Трехпалому Хоббу на кухне, скребла столы в трапезном чертоге вместе с новобранцами, даже пыталась учить Вун-Вуна общему языку, а когда уставала – вышивала и читала с принцессой Ширен.

    За три дня до свадьбы Атлас принес ей в комнату черный плащ «поновее - для обряда», как он выразился, и Алис целый час после его ухода не могла заставить себя взяться за иглу. Это будет еще один шаг, отрезающий ее от прежней жизни, и еще одна опора для моста, ведущего ее в жизнь новую, о которой она ничего не знает.

    Конечно, совсем уж невежественной ее было назвать нельзя. Когда Алис расцвела, ее септа в общих чертах просветила девушку о том, что происходит на брачном ложе. Но одно дело – знать, а совсем другое – пройти через это самой. А что если она не понравится своему мужу? Или он не понравится ей? Что если он окажется бессилен зачать сына или вовсе окажется любителем мальчиков? Алис слышала о подобном, но еще два года назад она была помолвлена с Дарином Хорнвудом и свято верила, что отец нашел ей хорошего супруга. Может ли она полагаться на выбор Джона Сноу с той же уверенностью? Ответа не было, но и дороги назад тоже. К счастью, мысли отвлекали от дрожи в пальцах и солнце Карстарков, выкроенное из белого меха, она пришила ровно и ладно. Вот и готов ее свадебный плащ. Алис отложила его со странным чувством легкости и решила прогуляться.

    Солнце садилось, в его свете Стена сияла старым бледным золотом. Алис вдохнула полной грудью морозный воздух и зашагала к клети, разминая затекшие от долгого сидения ноги.

    - Могу я подняться на Стену? – спросила она у стоявшего на страже дозорного.

    - Думаю, да, миледи. День сегодня вроде не особо ветреный, но вы все же не подходите к краю, и через час спускайтесь, а не то лорд-командующий прикажет спустить шкуру с меня самого.

    - Как мне это сделать?

    - Войдите в клеть, закройте за собой дверцу и дерните за веревку, а я вас подниму.

    - Хорошо, непременно.

    Алис вошла в железную клеть, и стражник начал с натугой вращать ворот. Заскрипели блоки и клеть медленно поползла вверх.

    Чем выше она поднималась, тем сильнее дул ветер и тем холоднее становилось девушке. Наконец, клеть остановилась. Алис открыла дверцу и шагнула на твердый лед, посыпанный гравием.

    Стена. Одно из чудес света. Немногим в Семи королевствах удавалось побывать на ней. Ветер нещадно рвал плащ, забирался под одежду, трепал в лицо волосы. Приходилось идти очень осторожно, держаться посередине гребня. Алис осматривала то, что попадалось ей навстречу – бочки с гравием, горшки с маслом, пуки стрел, требюшеты. Стена была готова защищать себя. Наконец, она набралась храбрости и подошла чуть ближе к краю, с усилием придерживая края плаща, чтобы ветер не развевал их. «Край мира» - пораженно выдохнула девушка. До этого почти всю жизнь проведшая в Кархолде и не выезжавшая дальше Винтерфелла и Хорнвуда, Алис не очень хорошо представляла, насколько велик мир. Теперь, стоя на Стене, она поражалась тому, как велик один только Север, а ведь он лишь часть Вестероса, не говоря уже о других материках.

    Она попыталась представить Клыки Мороза и Теннию, и долго вглядывалась вдаль, словно надеялась разглядеть родной край своего будущего мужа со Стены. Но ее воображению представлялись только огромные и чудовищные на вид клыки, торчащие из земли, словно зубы исполинского дракона, жившего в незапамятной древности.

    Солнце почти село, Зачарованный лес из серого с проблесками белизны начинал превращаться в непроглядное черное покрывало, и Алис, вздохнув, развернулась и пошла назад к клети, хрустя гравием. Стена странным образом успокоила ее. Должно быть, в ней действительно есть магия.



    Глава 5.


    Утро дня, когда Алис Карстарк, дочь лорда Рикарда Карстарка и его леди-жены, должна была вступить в брак с Сигорном, сыном Стира и магнаром теннов, настало как утро любой другой свадьбы – слишком скоро на взгляд одних, слишком запоздало на взгляд других.

    Невеста проснулась раньше обычного и уже не смогла заснуть. Алис выпила воды из кувшина, оделась, заплела волосы и села у окна, одновременно взволнованная и странно спокойная. Свадьба состоится только вечером, когда стемнеет и леди Мелисандра разожжет костер, вокруг которого соберутся поклонники Рглора и все, кто захочет поприсутствовать на первой в Черном замке свадьбе.

    Казалось, прошла вечность, прежде чем в комнату постучали.


    - Войдите – голос был хриплым со сна.


    В комнату вошел лорд Сноу в сопровождении своего стюарда и Анни, фрейлины королевы.


    - Доброе утро, миледи.

    - И вам доброго утра, милорд.

    - Готовы ли вы сегодня выйти замуж?


    Алис улыбнулась официальности его тона.


    - Готова, родич. Жаль, что придется ждать до самого вечера.

    - Теннам нужно прийти из Кротового городка. К тому же леди Мелисандра…

    - Начинает свои молитвы ближе к ночи. Я знаю, лорд Сноу. Чем обязана чести видеть вас?

    Он слегка замялся:


    - Что ж…я подумал, что в такой день – важный для любой девицы, как я полагаю – вам не повредит поддержка родной крови. Кроме того, именно я выдаю вас замуж.

    - Да, спасибо вам, милорд. С вашего позволения, я хотела бы вымыться перед свадьбой. Это можно устроить?

    - Думаю, да. Атлас – подай завтрак миледи, а потом сходи на кухню к Хоббу и вели ему отмыть дочиста один из котлов и нагреть в нем воды. И поторапливайся. – Юноша кивнул, поставил на стол поднос с овсянкой, вареными яйцами и подогретым вином и вышел.


    - Миледи – продолжил лорд-командующий – когда нагреется вода, Атлас проводит вас на кухню и проследит, чтобы там никого не было, а сам постоит на страже.

    - Вы настолько доверяете этому юноше?

    - Вы его можете не опасаться, - как и любая другая женщина.

    - О. – Алис покраснела - Так он…

    - Его испортили в детстве, а теперь, боюсь, уже ничего не исправишь. Он добрый парень, неплохо дерется, неглупый и услужливый. Все, что нужно для стюарда. Между прочим, он придумал герб для вашего тенна. Что ж, меня ждут дела, Алис. Я приду за вами после заката.

    Джон еще раз улыбнулся - Алис каждый раз удивлялась тому, как менялось его длинное грустное лицо, когда его освещала улыбка – и тоже вышел, закрыв за собой дверь.

    Оставшись наедине с Анни, леди Карстарк вопросительно посмотрела на фрейлину. Та, всем своим видом выражая, какое большое одолжение она делает этой северной провинциалке, сказала:

    - Миледи, ее величество прислала помочь вам помыться, одеться и причесаться к свадьбе.

    - Спасибо, Анни, но я боюсь, что на вашу долю осталось только потереть мне спину – платье у меня одно, и здесь нет ни шпилек, ни лент, из которых можно было бы соорудить свадебную прическу.

    - Тем не менее, я сделаю все, что в моих силах, как и приказала мне ее величество.

    - Тогда побудьте со мной и помогите заштопать платье, пока я завтракаю.

    Чтобы меньше волноваться, Алис старалась сосредоточиться на том, что она делает сейчас. Заставить себя съесть весь завтрак. Тщательно вымыться от ушей до пяток. Расчесать волосы от прядки к прядке и просушить их у очага. Потом позволить ловким равнодушным рукам Анни заплести из них красивые косы с помощью одного только кожаного шнурка. Надеть чистую рубашку, заблаговременно сшитую из куска белого полотна, выданного стюардом, затем – отчищенное от грязи платье из серой шерсти и туго затянуть шнуровку. Затем Анни ушла, и Алис осталось только сесть у окна и ждать, когда на небе зажжется первая звезда. Ей не хотелось ничего – ни есть, ни читать, ни вышивать, ни молиться. Время текло по капле, но наконец, наступил вечер и в дверь постучали снова.

    - Входите - голос прозвучал по-детски тонко.


    В комнату, как и утром, вошел лорд-командующий вместе со стюардом. Алис смотрела на Джона Сноу, словно стараясь запомнить его облик навсегда: черные бриджи, черный кожаный колет, черный плащ с меховым воротником, черные перчатки на руках, длинный меч у правого бедра, кинжал – у левого. Бледное лицо, черные волосы и серые старковские глаза.


    - Готовы, миледи?

    - Да. Только плащ осталось надеть.

    - Я выдаю вас замуж – позвольте мне накинуть его вам на плечи.

    - Разумеется, милорд.

    Джон взял с кровати черный плащ ночного дозорного, на котором сияло скупым северным светом белое солнце Карстарков и набросил его на плечи невесты, а потом аккуратно завязал тесемки. Алис показалось, что плащ сделан из камня - такой тяжестью он давил на нее. В горле вдруг пересохло.


    - Пора, миледи – сказал лорд Сноу, подавая ей руку.


    Стюард вдруг вмешался:


    - Погодите, милорд, я и забыл совсем!

    - Что такое?

    - Я тут рылся в кладовой – искал кое-что, - и нашел кусок кружева, в самый раз на покрывало пойдет.


    То, что парень подал Алис в качестве свадебной вуали, действительно оказалось куском белого кружева, и даже неплохо сохранившимся.

    – Должно быть, лежит тут со времен доброй королевы Алисанны – добавил Атлас.


    Алис накинула кружево на голову, протянула кузену руку и улыбнулась:


    - Идемте, родич. Настало мне время выйти замуж.


    ***


    Сам обряд для Алис прошел как в тумане, из которого всполохами проступали отдельные воспоминания. Вот мерцает красноватым светом рубин на шее Мелисандры – она не нуждается в теплых плащах и меховых рукавицах, и расхаживает по Черному замку в своих алых шелках. Вот принцесса Ширен рядом с матерью, закутанная так, что похожа на мячик. Вот снежинки касаются щек Алис холодными зимними поцелуями. Рука кузена Джона крепко сжимает ее собственную руку и не дает утратить связь с действительностью. «Зимняя дева» - слышит она его голос. Да, так и есть. Запомнилась ей и неожиданная боль в его глазах, когда она через силу улыбнулась ему, прежде чем выйти к свадебному костру.

    Языки пламени отражались в ярко начищенных бронзовых доспехах жениха, и казалось, что они тоже сделаны из огня, и ей было странно, что снег на его плечах не тает. Алис так боялась, что держалась излишне прямо, а клятвы произносила слишком громко. Сигорн сначала показался ей старше, но потом она увидела, что это только кажется из-за редеющих волос на макушке, и на нее смотрели круглые глаза испуганного мальчишки.

    Наверное, из-за этого он излишне резко сдернул с нее свадебный плащ, зато своим плащом из белой шерсти укутывал невесту почти с нежностью, а когда Сигорн поцеловал ее в щеку, Алис почувствовала тепло его дыхания на своем лице.

    — Вошли в пламя двое, вышел один. — произнесла напевно леди Мелисандра после того, как они перепрыгнули через костер. Медные волосы плясали вокруг ее головы словно языки пламени. — Что огонь сочетал, никто не в силах разъединить.

    — Не в силах разъединить, — отозвались люди королевы, тенны и несколько черных братьев.

    «Не в силах разъединить» - прошептала неслышно Алис, чувствуя, как страх и волнение постепенно отступают.
     
    Последнее редактирование: 12 окт 2014
    Гражданин Креветка и gurvik нравится это.
  5. Глава 6.


    Союз Алис и Сигорна была первым браком, совершенным в Вестеросе по обряду Владыки Света. Однако, свадебный пир в Черном замке ничем не отличался от любого другого свадебного пира в любом другом месте Семи Королевств: люди ели, пили, орали песни, отпускали сальные шуточки. Воины постарше травили байки времен собственной славной юности, безбожно присочиняя на ходу. Те, кто помоложе, хвалились своими будущими подвигами. Служанок королевы поминутно шлепали по заду или пытались ущипнуть за грудь. Вино и эль лились рекой, музыканты наяривали на скрипках, дудках и барабанах, было жарко, шумно и чадно. Одним словом, все шло как обычно.

    Алис и Сигорну все блюда подавали в одной тарелке, как и полагалось новобрачным. Она вдруг поняла, как проголодалась, и набросилась на тарелку супа с морковкой и луком, заедая его ломтями свежевыпеченного хлеба с маслом и запивая подогретым вином с пряностями. Сигорн ел меньше, зато пил вино чашами, иногда целуя свою жену в щеку и прижимая к себе с такой силой, что Алис становилось больно.

    Ее страх и волнение уступили место безудержному, ребяческому веселью. После жаркого из лосятины она игриво пригласила кузена Джона на танец, но тот, не изменив своей серьезности, отказался, предложив ей вместо этого пройтись с мужем.


    - Боюсь, из моего магнара танцор неважный. Если танцевать не хотите, налейте мне по крайней мере вина, - улыбнулась на это новобрачная.


    Утолив голод, жажду и согревшись, Алис принялась разглядывать то, что творилось вокруг. Рыцари и черные братья отплясывали со всеми женщинами в зале, и даже служанки были нарасхват. Поминутно звучали здравицы в честь молодой пары, короля Станниса, королевы Селисы и Красного бога. Сама королева к этому времени уже покинула пир вместе с принцессой, заявив, что все это не для детских глаз и ушей. Что ж, без нее только веселее.

    Леди Тенн посмотрела на своего мужа – он уже порядочно набрался, однако на ногах стоит крепко. Неожиданно ей в голову пришла шаловливая, озорная мысль. В конце концов, разве это не ее свадьба? Алис встала, крепко схватила его за руку и потащила в ряды танцующих – он не упирался, и похоже, не очень представлял, что вообще происходит. Танцевать Сигорн не умел совершенно, он мог только с опозданием перемещаться туда, где ему следовало быть в каждой фигуре танца, а кроме того сплевывал на пол и наступал невесте на ноги, но Алис все равно получила удовольствие. Вернувшись на свое место за высоким столом, она буквально рухнула на стул с высокой спинкой и отпила вина, стараясь успокоить дыхание. Девушка поймала на себе его взгляд – тяжелый, настойчивый взгляд мужчины. Она надеялась, что в эту минуту выглядит соблазнительно: полураскрытые губы, блестящие от вина глаза, румяные щеки, грудь вздымается под тесной тканью платья. Что ж, разве не это от нее требуется – очаровать собственного мужа? Улыбнувшись, она сжала руку Сигорна и отпила еще один глоток.

    В эту минуту один из вождей горных кланов – крепкий, коренастый старик с длинной бородой, одетый в вареную кожу с заклепками, влез на стол, и, подняв рог, полный эля, заорал:


    - Мечу нужны ножны, а свадьбе нужна постель! Настало время проводить молодых в опочивальню, чтобы совершить брак! В постель!

    - В постель! – подхватили и остальные.


    Алис начала охватывать тревога. Что если мужчины потребуют провожания по всем правилам? Как на это посмотрит ее магнар? Но, к счастью, времени подумать об этом у нее не нашлось. Сигорн встал, поднял руку с кубком, полным вина, краткими словами и кивками поблагодарил всех собравшихся и громко выкрикнул что-то на древнем языке, после чего несколькими долгими глотками осушил чашу и тут же неумело чмокнул Алис в губы, столкнувшись с ней носами. Затем он сказал что-то на том же языке своим воинам, и два десятка теннов выстроились в два ряда посреди зала, у каждого второго был в руке зажженный факел. Сигорн взял Алис за руку, держа так крепко, будто боялся, что она начнет вырываться, и свел с помоста. Став между рядами теннов, он легко поднял жену на руки и понес из зала прочь, не обращая ни малейшего внимания на разочарованные вопли позади.

    Духота подвала сменилась свежестью морозной ночи, а они все шли. Одной рукой девушка обнимала тенна за шею, а другую положила ему на грудь. Бронзовые чешуйки впивались в тело, но Алис молчала. Теперь ее снова переполняло волнение и ожидание того странного, пугающего и одновременно манящего, что произойдет с ней уже так скоро. Тенны сопровождали их справа и слева, их оружие негромко звенело в ночи, скрипела вареная кожа и снег под их ногами, но ни один из них не произносил ни звука.

    Для брачной ночи молодоженам отвели ту же комнату, в которой Алис жила все это время, а наутро они должны будут отправиться в Кархолд. Домой. Теперь это и дом Сигорна тоже. Наконец, маленькая процессия подошла к башне. Магнар, не выпуская Алис, вновь сказал что-то на древнем языке, и двое воинов встали на стражу у дверей, а еще двое отправились с ними наверх. Остальных он отпустил. Сильным ударом ноги отворив тяжелую дубовую створу, муж внес молодую жену в спальню и только после этого поставил на пол.

    Алис огляделась. За те несколько часов, что она провела здесь, комната почти не изменилась. Разве что сейчас на столе горели две свечи и еще две незажженных стояли рядом. К одному из подсвечников была приделана медная пластинка, на которую кто-то насыпал благовония. Тут же стояло блюдо с порцией жаркого, коврига хлеба, полкруга сыра и кувшин эля.

    «Они, похоже, решили, что брачная ночь так утомит нас, что не будет сил спуститься к общей трапезе» - подумала Алис. Кровать застелили чистым бельем, на пол бросили медвежью шкуру, и еще несколько волчьих лежали поверх шерстяного одеяла. Должно быть, свадебные подарки от вольного народа. С той самой минуты как муж вынес ее из трапезного зала, он не сказал ни слова, и это начинало пугать Алис. Все так же продолжая молчать, Сигорн снял с нее свой плащ, и молодая с облегчением повела плечами: тяжелая белая шерсть вместе с бронзовым диском, нашитым на нее, заметно давила на плечи. За плащом жениха последовал плащ невесты – черная шерсть с белым солнцем. Затем настал черед оружия, доспехов из бронзы и вареной кожи, и наконец, он остался в одних только штанах из выделанной кожи и толстой полотняной рубахе. Украшения магнар тоже снял – тяжелую бронзовую серьгу с красным камнем, толстые серебряные браслеты, украшенные древними рунами, оставил только тонкий витой обруч из красного золота на шее. Без доспехов он казался немного меньше, но все же у него была широкая грудь, мощные плечи и сильные руки и ноги.

    «Сложен как воин» - вновь про себя сказала Алис. Что ж, теперь, по всей видимости, ее очередь раздеться. Стараясь не выдавать своего страха, Алис аккуратно сложила кружевное покрывало, села на кровать стащила с ног теплые башмаки и шерстяные чулки – холодный пол тут же заставил ее поморщиться. Вот с платьем оказалось потруднее: Анни так хитро завязала шнуровку, что руками спереди концов было не достать. Помучавшись с минуту, Алис попросила:


    - Милорд, помогите мне, пожалуйста.


    Сигорн кивнул и несколькими короткими рывками распустил шнуровку и стянул платье со спины и плеч жены. Его длинные пальцы погладили ее по плечам и не похоже, чтобы он хотел на этом остановиться, но как видно, ее муж решил позволить ей раздеться самой. Наконец, платье с тихим шуршанием упало на пол, и Алис осталась в одной рубашке. Ее тут же забила дрожь: холодный пол, страх перед тем, что случится с ней, страх перед этим сильным, незнакомым мужчиной, с которым ей предстоит прожить всю жизнь, делить ложе и растить детей. Вино - вот что поможет ей успокоиться.

    Алис босиком прошлепала к столу, налила себе полную чашу вина и тут же выпила, почти не чувствуя его вкуса. Налила бы и вторую, но тут ладонь Сигорна – как он сумел так бесшумно подойти к ней? – накрыла пустой кубок.


    - Не надо – произнес он голосом с легкой хрипотцой. Это были первые слова, которые он сказал своей жене после того, как принес ей клятвы перед священным костром. Алис растерянно взглянула на мужа:

    - Почему?

    - Я хочу, чтобы в эту ночь твои глаза были ясными.

    - Как прикажет мой лорд-муж. – Алис очень хотела, чтобы эти слова прозвучали мягко и почтительно, но дурацкий голос ей изменил и сорвался.

    - Пойдем в постель, жена.


    «Боги, помогите мне» - подумала Алис, на ватных ногах приближаясь к брачному ложу и откидывая в сторону край шкуры. Легла она в рубашке – снять ее под одеялом точно будет не так холодно. А вот ее мужу, кажется, холод и вовсе безразличен, почти как красной жрице. Он неторопливо стащил через голову рубаху, а потом снял и кожаные штаны. Алис смогла наконец рассмотреть его тело – несколько шрамов, грудь поросла редкими золотистыми волосами, более темная поросль внизу, но никаких уродств она не заметила.

    Новобрачная сидела на постели, облокотившись на изголовье и натянув одеяло до самого подбородка. Сигорн, полностью обнаженный, залез в постель с другой стороны, придвинулся к ней и негромко сказал:


    - Я не обижу тебя.


    Алис почувствовала, как он стягивает с ее плеч ткань рубашки, а затем ощутила его ладони на своей коже – теплые, сухие, широкие и чуточку шершавые. Их прикосновение согревало ее и странным образом успокаивало. Набравшись храбрости, она взглянула прямо в глаза мужчине и произнесла севшим голосом:


    - Поцелуй меня, Сигорн.


    У магнара вдруг покраснели уши, и Алис тут же почувствовала себя старше него, а остатки страха улетучились без следа.


    - Я…я не умею.

    - Что, у вольного народа не принято целоваться? – поддразнила его жена и улыбнулась той снисходительной и мудрой улыбкой, которой улыбаются все женщины от начала времен. – Что ж… - медленно произнесла она тихим грудным голосом – Выходит, даже девице есть чему научить Сигорна, сына Стира.



    Эпилог.


    Утренний луч солнца скользнул по лицу Алис Карстарк, и она проснулась – мгновенно, как просыпалась с самого раннего детства. По привычке она захотела потянуться, но неожиданно поняла, что не может. Руки Сигорна держали ее крепко, словно железные оковы – если только можно представить себе мягкое и теплое железо. Одной рукой он обнимал ее талию, другая лежала под ее щекой. Алис запоздало удивилась: когда это она успела распустить косу – или это сделал ее муж? Она попыталась осторожно повернуться на другой бок, но разбудила его. Тот улыбнулся ей одними глазами – серыми в золотистую крапинку – и уверенным, властным движением погладил ее по спине.


    - Хорошо ли вы спали, милорд? – Алис брякнула первое, что в голову пришло, от смущения сбиваясь на отстраненную вежливость, и тут же почувствовала себя глупо.

    - Разве мы только спали, женушка?

    - Нет…не только.

    - Если хочешь о чем-то спросить меня, Алис – то спрашивай прямо.

    - Как скажешь. Ты доволен прошедшей ночью?


    Вместо ответа Сигорн вылез из постели и начал рыться в своей одежде, грудой сваленной на полу. Вернувшись в постель, он взял Алис за руку, а другой рукой сильным грубоватым движением надел ей на запястье золотой браслет. Он был старым, тяжелым, украшенным грубоватой чеканкой и мелкими изумрудами.


    - Утренний дар – пояснил Сигорн. - Этот браслет раньше принадлежал моей матери, а до нее – моей бабке.


    Алис улыбнулась и несмело поцеловала его в шею, и тут же почувствовала, как его тело отвечает на ласку, а руки обнимают ее все крепче. Это было приятно – знать, что тебе больше никогда не придется просыпаться в холодной постели, что есть кто-то, кто защитит тебя и позаботится о тебе, и кто так же нуждается в твоей заботе.


    - Магнар…

    - Что? – глухим голосом спросил он, зарывшись лицом в ее густые каштановые волосы.

    - Уже утро и стюард скоро придет.

    - Значит, у нас мало времени, а я хочу показать, что твои уроки не пропали даром.
     
    Последнее редактирование: 12 окт 2014
  6. Берен

    Берен Лорд

    Это всё? Продолжения не будет?
     
    Дейси Мормонт нравится это.
  7. Нет, а зачем? Есть история с прологом и эпилогом, а что там дальше будет - я пока не знаю. А может, персонажи еще потребуют продолжения.
     
  8. Syringa

    Syringa Без права писать

    Измученного и голодного плаща :smirk:

    В каноне у одичалых и теннов нет обычая провожания?
     
    Дейси Мормонт нравится это.
  9. У Мартина он не упоминается, и я предположила, что нет.