1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Другая Песня — сборник минификов

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Daena, 27 окт 2014.

  1. Daena

    Daena Знаменосец

    Название: Другая Песня
    Автор: isisUnbound
    Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/1397305
    Переводчик: Daena
    Категория: гет
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: Лианна Старк/Домерик Болтон, Брандон Старк/Барбри Дастин, Рикард Старк, Эддард Старк
    Рейтинг: PG
    Жанр: AU
    Предупреждения: AU - значительное изменение канона.
    Описание: Одна из глав сборника коротких фиков.
    Тема: (AU) у Рикарда Старка не было Южных Амбиций.


    Это должна была быть Карстарк или Амбер, не эта девчонка Рисвелл.
    Лорд Рикард Старк мрачно разглядывал дно кубка с вином. Ему никогда не нравился Родрик Рисвелл, то, как он едва ли не толкал свою младшую дочь в объятья Брандона, совершенно игнорируя приличия. В этом человеке слишком много амбиций и слишком мало чести. Рикарду было бы приятнее женить Брандона на любой другой девушке, но немного было подходящих невест. Донелла Мандерли слишком стара, Мейдж Мормонт слишком бедна, Сибелла Локк слишком низкородна, а Берена Хорнвуд слишком глупа.
    Рикард знал своего сына. Он женился бы на тупой уродине из долга, но не был бы верен одной постели. Не то что бы он был уверен, что постели Барбри он верен будет.
    О, девушка ему вполне нравилась. Это было видно по тому, как они улыбались и обменивались шутками. Он наполнял ее кубок и разрезал ей мясо. Его слова были галантны, но глаза раздевали невесту.
    И он был не единственным, кто смотрел на нее со страстью. Одетая в черное и бронзу, темные волосы спадали на одно плечо, Барбри Рисвелл светилась. Ее щеки горели, а глаза смеялись. Счастливая и веселая, и такая, такая юная. Рикард откинулся на сиденье, вдруг почувствовав груз прожитых лет. Влюбленность, похоть и детская привязанность не приводят к хорошему браку. Был ли этот брак ошибкой? Может, следовало женить Брандона на Мейдж Мормонт? Мормонты были бедны, но они были древним и верным домом, они вполне заслуживали брака со Старками. Лиарра знала бы, что делать. Боги забрали ее слишком рано, оставив Рикарда одного, разбираться с воспитанием и браками их детей. И я все испортил, в особенности с Брандоном и Лией. Нашими двумя дикими волками.
    Рикард посмотрел на единственную дочь. Лианна с каждым днем становилась все непослушнее и сердитее. Рикард слишком многое позволял ей в детстве, и теперь ее раздражала сама идея быть леди. В конце концов ей придется ей стать. Она больше не девочка, а расцветшая дева.
    – Еще вина, милорд?
    Рикард оглянулся и увидел мальчишку Болтона. Издалека он выглядел как Рисвелл, темноволосый и красивый, но вблизи, эти бледные глаза, бледная кожа, бледные губы, они метили его как члена Дома Болтонов. У него даже был тихий голос его отца.
    – Да, сынок.
    Домерик наполнил его кубок, вежливо поклонился и прошел туда, где сидела Лианна. Она улыбнулась ему, и мальчик улыбнулся ей, почти застенчиво. На секунду он напомнил Рикарду его собственного сына, Эддарда. Нед тоже был застенчивым мальчиком.
    Роннел Болтон был чудовищем, а Русе Болтон кажется не имеет чувств вовсе, но этот может быть другим.
    Лианна, которой не нравился никто, кроме ее брата, привечала мальчика. Конечно, девушка тринадцати лет – не лучший судья, но Лианна не была глупа, и у нее было сильное чувство чести. Если бы Домерик хоть чем-то показал, что похож на своих предков, она избегала бы его, а не дружила.
    На самом деле, его дочь и мальчишка Болтон ладили удивительно хорошо, несмотря на разницу в возрасте. Наверное, это потому, что Лианна все еще вела себя как полу-дитя, а Домерик казался тихим и зрелым для своих восьми лет.
    Когда они повзрослеют, их дружба или умрет, или обратится помолвкой.
    В первую секунду Рикард изумился мысли выдать свою дочь за Болтона. Тем не менее, Дом Болтонов был его докукой с тех пор, как он стал лордом Винтерфелла. Старки дюжину раз сокрушали Болтонов, заставив их преклонить колено и отказаться от прежних обычаев. И все же Рикард не сомневался, что они до сих пор придерживались своих старых традиций, просто не так заметно, в своих собственных землях.
    Что не смогли сделать мечи, смогут сделать нежные женские руки. Ну, не слишком нежные, мы ведь о Лианне.
    Мужчины рода Старк часто брали в жены Болтонов, но еще ни один Болтон не брал в жены девицу Старк. Их амбиции были широко известны, и ни один из предков Рикарда не желал давать Дредфорту право претендовать на Винтерфелл.
    Бран женат, и Нед скоро женится. У них обоих будут дети. Шансы на то, что Болтоны получат Винтерфелл через Лианну малы. И если сыновья или внуки Лианны вздумают бунтовать против Старков, их общая кровь может им помешать. Даже Болтоны не станут гневить богов, убивая родичей.
    Брак между Болтоном и Старк имел смысл. И все же, мог ли он решиться отправить дочь в Дредфорт? Бетани Рисвелл, когда-то такая же прекрасная, как ее сестра, теперь была тенью себя былой. Она стала такой же бледной, как ее муж, и ее когда-то пышная фигура словно растаяла, обернувшись лишь кожей да костями.
    Леди Болтон много раз выкидывала плоды. Это могло повлиять на ее здоровье. К тому же, сомневаюсь, что Русе Болтон был ей нежным и преданным мужем.
    Все зависит от мальчика. Если он такой как мой Нед, и прячет доброе сержце под этими странными манерами, то я поговорю с русе о его помолвке с Лией
    .
    Когда было решено, что Домерик проведет три года в Винтерфелле, чашником своей тетки, Рикарду ничто не могло помешать наблюдать за мальчиком и размышлять о его натуре.

    ***

    Лианна нахмурилась, разглядывая вышивку. Вышить освежеванного человека Болтонов оказалось не легче, чем лютоволка Старков. Одна нога короче другой.
    Лианна швырнула полуготовую скатерть на стол и мрачно уставилась в окно. Ей хотелось выйти наружу. Погода была идеальной для прогулки в богороще или верховой езды с Домом. Но вот, она сидит здесь, потому что отец требует, чтобы хотя бы полдня она «занималась делами леди».
    Сначала другие девочки сидели с ней, но Лианна не могла выносить их болтовню, и она попросила отца отослать их. Она предпочитала быть одна, или общество Дома.
    Ее другу нужно было заниматься своими «делами леди», его арфой. Леди Бетани играла на ней, и она хотела, чтобы Домерик научился. Лорд Болтон согласился, потому что счел, что трудность игры на этом инструменте научит его сына терпению.
    Слушая игру Домерика, Лианна соглашалась с лордом Болтоном. Чтобы выучить новую песню, Дому приходилось играть один кусок снова и снова. Обычно Лианне не было дела. Успокаивающие звуки арфы скорее омывали ее, чем заставляли слушать. Но сегодня ее все бесило, и она повернулась к Домерику и горячо сказала:
    – Можешь ты сыграть что-нибудь еще? Почему ты вообще играешь на арфе? Это для девчонок.
    Дом резко остановился.
    – Принц Рейгар играет на арфе. Если принц Драконьего Камня играет, то это не только для девчонок.
    Мальчик не покраснел, он никогда не краснел, хотя его кожа была бледной, но он ответил слишком быстро, как всегда, когда он расстраивался.
    – Извини, Дом. Я просто не в себе, потому что мне приходится сидеть здесь весь день и заниматься глупостями вроде вышивания.
    – Вышивание не так уж и плохо. Оно успокаивает и учит терпению.
    – Которого у тебя слишком много, а у меня нет вовсе.
    И снова, словно в шутку, Лианна бросила вышивание на колени Домерику. Мальчик оказался в этом лучше, чем она. Его тонкие длинные пальцы были так гибки, как никогда не выходило у пальцев Лианны. Она шутила, что из Домерика вышла бы куда лучшая леди, но это не было полной правдой. Домерик был хорошим мечником и отличным всадником. Казалось, ее друг мог быть лучшим во всем, если только хотел это доказать.
    Домерик снова начал перебирать струны арфы.
    – Терпению полезно научиться. Иногда, чтобы получить его, полезно много его потратить.
    – А иногда нет, – раздраженно сказала Лианна. – Я хотела бы учиться драться на мечах и копьях, как и ты. А вместо этого, когда ты вернешься из Долины, я уже буду замужем за каким-нибудь лорденышем, толстой из-за его ребенка.
    Она знала, что в шестнадцать должна будет быть помолвлена. Она с ужасом ждала, когда отец заговорит с ней о браке. Она не была глупа, чтобы думать, что этого не будет.
    – Интересно, кто это будет. Карстарки, Амберы и Мандерли так и вьются у отца за мою руку. Ему тяжеловато будет из них выбрать, – горько добавила Лианна.
    Домерик не ответил. Он казался сосредоточенным на своей арфе, но...
    – Ты что-то знаешь?
    Он невинно поднял голову.
    – Ну же, Дом, я вижу, как твои глаза улыбаются, пусть губы и нет. Если что-то знаешь, скажи мне.
    – Я не знаю. Просто у меня есть представление...
    Лианна пыталась вытянуть это из Дома, но он не говорил.
    – Если я неправ, то будет лучше, если ты этого не узнаешь. Не хочу, чтобы ты считала меня дураком.
    Лианна улыбнулась. Дом иногда был так серьезен, хотя ему было всего одиннадцать лет.
    – Ты какой угодно, Домерик Болтон, но точно не дурак.
    – Если я прав, ты скоро это узнаешь, – сказал Домерик, и после отказывался говорить на эту тему.
    Казалось, что Дом был прав, потому что несколько дней спустя отец послал за ней, чтобы поговорить. Лорд Рикард начал с речи о верности знаменосцев роду Старков, возможно, чтобы заставить Лианну выйти за одного из них.
    – Тем не менее, – продолжил отец, – есть один род, чья верность всегда была сомнительной. Русе Болтон не давал мне поводов жаловаться, но верю я ему постольку-поскольку.
    – Ну, тогда тебе надо дождаться, пока Домерик станет лордом Дредфорта, и твои заботы будут решены.
    Отец хитро посмотрел на нее.
    – Ты много времени проводишь с мальчиком. Что ты о нем думаешь?
    – Домерик – хороший мальчик и верный друг. Он может и ведет себя, как его отец, но он совсем не такой.
    Лианна видела лорда Болтона всего два раза, на свадьбе ее братьев, и он ей сразу не понравился. Он был тихий и вежливый, как Дом, но что-то в нем казалось странным. Если за сдержанностью Домерика скрывалось доброе сердце, Лианна подозревала, что лорд Болтон был холодным и бесчувственным. Он никогда не показывал доброты к Дому, хотя мальчик нуждался в его одобрении.
    – Хорошо, хорошо. Тогда ты не будешь против выйти за него?
    – Выйти за Дома? Он еще малыш!
    – Он всего на пять лет младше тебя. И более неравные браки заключаются раз за разом.
    Лианна облизала губы. Она никогда не думала о Домерике как о будущем муже. Он был скорее маленьким братом, как Бен. Но теперь, когда отец сказал, это казалось очевидным. Пять лет разницы между взрослыми – ничто. И как еще лучше связать дома Болтонов и Старков, если не через брак?
    Дом– мой друг. Он меня понимает. Он не станет меня менять. Дом был мальчиком, который вместе с ней тайком прокрадывался в богорощу. Который учил ее всему, чему учился сам на тренировочном дворе, и никогда не расстраивался, когда она побеждала его в бою. Я должна радоваться. Но она чувствовала только пустоту.
    Ее отец смотрел на нее напряженно.
    – Я знаю, выйти замуж за Болтона может казаться ужасной перспективой. Если ты не хочешь, я подберу тебе другого жениха...
    – А почему я должна быть против? – резко спросила Лианна. Раненая гордость выдернула ее из онемения. Неужели он считает меня перепуганной девчонкой?
    – Болтоны– древний, жестокий род. Они преклонили колено, но, подземелья Дредфорта... – лорд Рикард почти застеснялся. – Заставить лорда Болтона и их людей изменить их обычаи будет тяжело, даже опасно.
    – Я не боюсь Русе Болтона.
    – Я не сомневаюсь в твоей храбрости, Лиан, – почти печально сказал отец. – Но имея дело с человеком, осторожность будет ценнее храбрости. Возможно, другой брак...
    – Пожалуйста, отец. Я не собираюсь всю жизнь сидеть без пользы. Я приведу тебе Болтонов. Знаю, что смогу. И ничего со мной не случится. В Домерике осторожности хватит на двоих.
    Отец встал с кресла и поцеловал ее в лоб.
    – Если ты так хочешь, я напишу в Дредфорт с предложением помолвки. Ты выросла в прекрасную юную женщину, Лианна. Твоя мать была бы горда. Она была упряма и бесстрашна, Флинт до кончиков пальцев.
    Рикард Старк был суровым человеком, который не любил демонстрировать чувства. Но в минуты как эта было несомненно, что он любил своих детей и свою покойную леди-жену. Почувствовав прилив любви к старику, Лианна крепко обняла отца, прежде чем уйти.
    Она нашла Домерика на дворе, он тренировался с Беном. Мальчики быстро становились все лучше. Лианна дождалась конца схватки и помахала Домерику. Она не смогла сдержаться и обвиняюще посмотрела на друга.
    – Ты знал.
    Глаза Домерика округлились. Губы дернулись, словно он пытался сдержать улыбку.
    – Я ничего не знал, просто надеялся. Ты расстроилась, Лианна?
    Он выглядел, как обиженный щенок.
    – Я не расстроена, просто удивлена.
    – Знаю, ты считаешь меня маленьким, – сказал он, вытирая пот с брови. – Но когда я вернусь из Долины, я буду взрослым. И буду благодарен, если тогда ты будешь смотреть на меня иначе.
    – Буду, – пообещала Лианна. – И пожалуйста, не позволяй им тебя изменить. Я клянусь тебе, Домерик Болтон, если когда мы поженимся, ты запрешь меня и заставишь шить...
    Дом перебил ее громким смехом, редкое событие.
    – Человек, что склонит тебя перед своей волей еще не родился, Лианна. Я не буду пытаться, и я не хочу.
    Лианна улыбнулась. Она была права. Он лучший муж, которого я могла надеяться получить. Друг.

    ***

    Богороща была темна и полна шепотов.
    Ночь была холодна, но ручьи обдавали гостей свадьбы теплом. Барбри было слишком жарко и мокро в ее шерстяном платье. Она не показывала своего неудобства, держа голову высоко, глядя только на племянника.
    Домерик стоял перед сердце-древом. Мальчик вырос высоким и красивым, настоящий Рисвелл во внешности, пусть и не по имени. В черном бархате он был еще бледнее обычного, словно призрак, но его улыбка была достойна счастливой юности.
    Если бы у меня были сыновья, выросли бы они такими как он? Бесполезно было думать. Прошло восемь лет с тех пор, как они с Брандоном поженились у этого же дерева, и ее чрево еще ни разу не понесло.
    Барбри Старк была бесплодна. Бастард ее мужа это доказал.
    Брандон. Когда-то она любила его. Она все еще думала, что он красив, теперь, когда вел сестру к ее будущему мужу. Брат и сестра Старк были похожи, оба царственны в жемчужно- серой шерсти и белых мехах. На темных локонах Лианны был простой венок из синих роз, подчеркивающий ее красоту.
    – Кто идет предстать перед божьим ликом? – спросил Домерик.
    Брандон ответил, чистым, сильным голосом:
    – Лианна из рода Старков пришла, чтобы выйти замуж. Взрослая и расцветшая женщина, законнорожденная и благородная, она явилась просить благословения богов. Кто пришел, чтобы взять её в жены?
    – Я. Домерик Болтон из рода Болтонов, наследник Дредфорта. Я беру ее в жены. Кто отдает мне невесту?
    – Брандон Старк, лорд Винтерфелла, ее старший брат. Лианна, берешь ли ты его в мужья?
    – Я беру его в мужья, – сказала Лианна, улыбаясь.
    Пир после свадьбы был особенно веселым. Даже Русе Болтон казался довольным, хоть и не улыбался. Лицо Бетани было усталым и худым, но она была счастлива браку сына и его возвращению на Север.
    Барбри хотелось бы сидеть рядом с сестрой. Вместо этого она сидела между своим деверем и его уродливой женой.
    У леди Лиессы было круглое лицо и плоский нос, но как у единственной дочери лорда Артора Флинта, ее приданым было лордство Вдовьего Дозора. Неудивительно, что лорд Рикард выбрал ее в жены своему второму сыну.
    – Вы хорошо себя чувствуете, леди Старк? – с улыбкой спросила Лиесса. Она всегда улыбалась, эта женщина. Почему бы и нет? Она была любима. Все говорили о ее уме и чувстве юмора. Даже Нед Старк размораживался в ее присутствии.
    – Я в порядке. Благодарю вас, леди Лиесса, – сумела с достоинством ответить Барбри. Эта женщина мне не враг, пусть лучше ее отродье унаследует Винтерфелл, чем бастард Брандона.
    Как забавно, что самым большим страхом леди Винтерфелла стала желтоволосая шлюха из Зимнего Городка, и дитя в ее руках, темноволосый, сероглазый мальчик. Уиллам, так назвала его мать. Уиллам Сноу, не Уиллам Старк. Брандон не поступит так со мной. Не посмеет.
    Барбри не была в этом уверена.
    Свадьба продолжалась. Вскоре пьяные выкрики начали призывать к провожанию в постель. Брандон поднял сестру с кресла и, перекинув через плечо, понес, пока мужчины пытались стянуть с нее платье. Барбри знала, что должна проводить племянника, но предпочла лечь пораньше. Брандон назначил встречу на утро, на час волка. Пока остальные гости будут пьяно спать, Брандон будет говорить с братом о тревогах на юге, и он позволил ей присоединиться.
    Он все еще мне доверяет. Только я знаю, что он хочет сделать.
    Нед пришел на пять минут раньше, его глаза были усталы, на лице была озабоченность. Даже в этом захолустье, Вдовьем Дозоре, он не мог пропустить новости о безумии Юга.
    – Какие новости из Королевской Гавани, брат?
    – Королева Элия и ее дочь покинули столицу и отправились в Летний Замок.
    – Неумный поступок, – холодно сказала Барбри. Она заняла место за стулом своего мужа, положив руку ему на плечо. – Она оставила Серсею Ланнистер единственной королевой в Королевской Гавани, и теперь Ланнистеры – единственная сила при дворе.
    – Королева Элия должна беспокоиться о безопасности своей дочери, – лицо ее деверя было сурово, как никогда. – Есть ли доказательства злого умысла в смерти принца Эйгона?
    Брандон покачал головой.
    – И не будет. Лорд Тайвин слишком умен, чтобы оставить следы.
    Никто из них не сказал, что смерть принца Эйгона могла быть естественной. Наследный принц родился здоровым мальчиком, и все же лихорадка внезапно унесла его через два месяца после рождения Эймона и Висении Таргариен у королевы Серсеи. Совпадение было слишком велико, чтобы в него верить.
    – Что говорит король?
    – Король счел смерть принца Эйгона естественной, и назвал принца Эймона новым наследником. Он желает мира между двумя своими женами.
    – Между королевами не может быть мира, – сказала Барбри. – Элия Мартелл – принцесса Дорна. Непреклонные, несгибающиеся, несдающиеся. Думаешь, она согласится принять сына Серсеи Ланнистер на месте своего убитого сына? Она будет двигать на трон свою дочь.
    – Права Рейнис слабее прав Эймона, женушка, – насмешливо сказал Брандон.
    – Только если брак между королем Рейгаром и королевой Серсеей действителен.
    – У Таргариенов и раньше бывало несколько жен.
    – Король Рейгар – не Эйгон Завоеватель. Благословение одного септона снимет другой. Королева Элия это знает. После смерти Рейгара будет новый Танец Драконов. И если Элия Дорнийская победит в войне, ее дочь будет королевой, а близнецы Серсеи – бастардами, – сказала Барбри с большей горячностью, чем соибралась.
    – Война действительно неизбежна? – спросил ее деверь.
    – Боюсь, это так, Нед. Ланнистеры и Мартеллы уже ищут союзников, и обе стороны расшаркиваются перед нами. Хочешь видеть свою Сансу леди Утеса Кастерли? Она в возрасте сына Юного Льва. Или чтобы твой сын женился на принцессе? Королева Элия предлагает собственную дочь, чтобы купить нашу поддержку.
    Барбри зло усмехнулась. Ее деверь побелел как полотно.
    – Во имя богов, Брандон, Робину пять, а Санса еще младенец. Я не стану их в это вмешивать.
    – Не волнуйся. Я не стану нас в это вмешивать.
    Брандон встал и начал ходить.
    – Наш отец держал Север подальше от капризов Юга. И он поступал правильно. Думаю, мы пойдем даже дальше.
    – Ты имеешь в виду, оставаться нейтральными?
    – Пока да, мы останемся нейтральными. Но когда король Рейгар умрет, я не стану присягать ни Рейнис, ни Эймону. Таргариены стали слабы и испорчены. Король Эйрис был безумен, и его сын не лучше. Они ничего о нас не знают, о наших обычаях. Зачем позволять им править нами?
    – Брат, ты не собираешься...
    – Вернуть корону наших предков? Стать королем Севера? Собираюсь, как раз именно это.
    – Когда Мартеллы и Ланнистеры закончат рвать друг друга в клочья, тот, кто победит, повернется на Север.
    – Пусть попытаются. Ни одна армия не пересекала Ров Кейлин, и наши берега прекрасно защищены, – высокомерно ответил Брандон.
    Его улыбка была почти волчьей, и сердце Барбри разрывалась между гордостью и скорбью. Барбри Рисвелл, бесплодная королева Севера. Казалось, это было шуткой, и плохой.
    Король может снять пятно бастардства. Барбри подумала о сероглазом бастарде и закрыла глаза.
     
    Последнее редактирование: 28 окт 2014
    Ланна, Джей, Snusmumruk и 18 другим нравится это.
  2. rotspecht

    rotspecht Без права писать

    прочитал и аж поплохело
    Лианна Старк вы_______а Домерика?
    я-то не против, это прям очень пикантно, но думаю раскладку надо поменять
     
  3. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    rotspecht, вообще-то такое обозначение всего лишь означает, что это Лианна проявила к Домерику чувства, а не наоборот.
     
    Shtee и Lady Snark нравится это.
  4. net-i-ne-budet

    net-i-ne-budet Лорд

    Лианна Старк, вышивающая болтонского ободранного человечка :in love: хотелось бы продолжения этой истории!
    вот только странно, что Домерик на свадьбе был в черном...
    и опечаток много :(
     
  5. rotspecht

    rotspecht Без права писать

    знаю, что это обозначение верхнего партнера
    про проявления чувств слышу первый раз

    а я-то уже раскатал губу, представил Лианну со страпоном
     
    Alenne нравится это.
  6. Правда? Я Джон Сноу... :(
    --- Склейка сообщений, 29 окт 2014 ---
    Правда? Я Джон Сноу... :(
     
  7. rotspecht

    rotspecht Без права писать

    ХДД
    это все равно круто, что пишут про Домерика и Лианну
    ошибка перевода - двигатель шипперов!
     
  8. Daena

    Daena Знаменосец

    В всякой высокорейтинговой слешной фигне? Сорри, такого не читаю.
    В тех фиках, которые предпочитаю я, пейринги всегда ставились в произвольном порядке.
     
    Arystan, Хелльга и Shtee нравится это.
  9. rotspecht

    rotspecht Без права писать

    как изящно и завуалированно обозначить свое отношение к собеседнику
    не читайте, мне нет дела до ваших предпочтений
    и так ставится не только в слеше, но так же и в гете, а тут - гет
    это, в общем-то, правило, хоть и негласное и нигде не прописаное, просто так сложилось и так принято
    или вы полагаете, что женщина не может быть сверху? может
    для этого есть специальные приспособления и руки
     
  10. Daena

    Daena Знаменосец

    Рейтинг PG вам привиделся?
    Вот когда будет записано здесь - тогда и поговорим.
    Да хоть между, мне плевать. К этому фику и этому рейтингу это никакого отношения не имеет.
     
    Arystan и Shtee нравится это.
  11. rotspecht

    rotspecht Без права писать

    :волнуюсь::волнуюсь::волнуюсь::волнуюсь:
    о боже мой!
    прошу извинить! так неловко
    как это я так не посмотрел? как только мог подумать, что вы напишите что-то непристойное?
    позор мне и кара небес

    :eek::eek::eek::eek:
    конечно, именно так
    нет смысла говорить про весь мир, находясь в уютненьких семи королевствах
     
  12. Daena

    Daena Знаменосец

    Ну и слава богу. До свиданья.
     
    Arystan и Shtee нравится это.
  13. Perelynn

    Perelynn Лорд Хранитель

    В Википедию загляните.

    Это смотря где пастись. Я вот наоборот, встречала это обозначение только в том смысле, что указала. А паслась я много, и на наших сайтах, и на англоязычных, где все зародилось.
     
    Arystan, Shtee и Lady Snark нравится это.
  14. Lady Snark

    Lady Snark Знаменосец

    Есть два понимания А/Б:

    1) Сперва идет инициатор отношений (кто первый начал, кто в кого влюблен, и тд). Это универсальная и более старая система.

    2) Сперва идет тот, кто в паре "сверху". Это система характерная для слэша, т.к. там без дополнительного указания неочевиден расклад в паре.

    Ну сами подумайте, зачем в гетной паре обозначать, кто кого? Там сама анатомия позаботилась о раскладах (мы не берем экзотику со специальными приспособлениями : ). А вот в слэше это весьма весомый кусок информации: А/Б и Б/А - совершенно, совершенно разные пейринги.

    Поэтому - все присутствующие правы по-своему : ). Просто у гета и слэша есть свои нюансы и свои устоявшиеся обозначения.
     
    Последнее редактирование: 30 окт 2014
    Arystan, Хелльга и Shtee нравится это.
  15. Lady Snark

    Lady Snark Знаменосец

    Daena, прекрасный фанфик и спасибо за перевод! :in love:

    Текст кое-где сыроват, сказывается отсутствие беты (хотя это стыдно, указывать что нужен бетинг и не предложить самой - увы, не имею сейчас возможности). Но это мелочи. Фанфик очень нежный и трогательный, необычный по сюжету - очень рада что он у нас появился. :rolleyes:

    Извините, если ремарки насчет пейринга были нескромны, просто возникла некая путаница и я всунула свои пять копеек... :meow:
     
    Arystan нравится это.
  16. Daena

    Daena Знаменосец

    Категория: гет
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: fem!Тайвин Ланнистер/Эйрис Таргариен, другие
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: AU
    Предупреждения: AU - значительное изменение канона, смена пола персонажа
    Описание: Одна из глав сборника коротких фиков.
    Тема: (AU) Тайвин Ланнистер родился девочкой (бгг, да)

    Старшая дочь Титоса Ланнистера не была красавицей.
    Тита могла быть красива, если бы умела улыбаться. Вместо того, ее лицо было столь холодно, лишено всякого выражения, что казалось, оно было вырезано из камня. Ее светло-зеленые глаза были прекрасны, но взгляд был столь пронизывающим, что многие мужчины чувствовали себя под ним неловко.
    С самой смерти ее матери, Тита была леди Утеса Кастерли. Каждый житель замка, от кастелляна до последней судомойки, знали, что с ней не стоит шутить. Даже любовница ее отца не смела открыто ей возражать. Наследник утеса, юный лорд Киван, обожал старшую сестру и высоко ценил ее мнение.
    Тем не менее, власть Титы над Утесом значила мало, потому что ее судьба была в руках ее отца. Она узнала это печальным образом, когда услышала, как Титос Ланнистер объявил о помолвке его дочери с сиром Стевроном Фреем, на глазах у всех его знаменосцев.
    Тита открыла было рот, чтобы протестовать против столь глупого брака, но поняла, что ей не стоит спорить. Она будет выглядеть глупой девчонкой, тщетно борющейся с желаниями своего отца. И она не сможет поговорить об этом с отцом наедине. Теперь, когда столь многие были свидетелями помолвки, если лорд Титос возьмет назад свое слово, никто никогда больше не будет серьезно воспринимать Ланнистеров.
    Дом Ланнистеров уже итак был посмешищем, из-за раскрашенной шлюхи, сидевшей на коленях ее отца. "Я должна исполнить свой долг. Я выйду замуж за Стеврона Фрея".
    Мысль, что однажды она станет леди Близнецов вызывала в Тите тошноту. Старшая дочь лорда Западных Земель будет кланяться перед Талли. Это было позорно. "Но я не покажу своего позора. Я львица с Утеса. Я не буду извиваться под их взглядами".
    Весь пир Тита сидела гордо, сжав зубы, напрягая мускулы. Золотая коса, переброшенная через плечо, золотисто-зеленые глаза, разглядывающие смеющихся знаменосцев ее отца, она казалась прекрасной, отчужденной красотой статуи.
    После помолвки Утес потерял для нее свою прелесть. Тита была слишком горда, поверив, что была хозяйкой древнего замка ее отца. Теперь она ни во что не будет слишком легко верить.
    К счастью, ей не понадобилось слишком долго оставаться в Утесе Кастерли. Наследному принцу были нужны фрейлины для его дочери. Хоть раз в жизни, отцу достало разума отправить ее. Подружившись с будущей королевой, Тита могла усилить влияние Дома Ланнистеров.
    Тита нелегко заводила друзей. Большая часть этих друж была всего легким содружеством, что быстро испарялось при первых признаках неприятностей. Но ради Дома Ланнистеров, она должна была попытаться и хотя бы достичь сердечной привязанности с Рейлой.
    Принцесса была прекрасна и грустна. Между ней и ее братом не было любви. Тем не менее было трудно сочувствовать нежеланному браку Рейлы, ведь по нему она становилась королевой, а Тита же стала бы гнить в Близнецах.
    Принц Тите нравился еще меньше, чем его сестра. Эйрис был очень красив – мягкие серебристые локоны, фиолетовые глаза под длинными ресницами, но его красоту портило то, что он слишком хорошо о ней знал. Когда Тита смотрела, как он бродит в своих багряно-черных доспехах, он напоминал ей павлина, прогуливавшегося по птичнику.
    Принц часто навещал сестру, больше из галантности, чем по любви. Во время одной из таких встреч он впервые встретил Титу.
    – Почему вы так мрачны, миледи? Что-то случилось с вами или вашей семьей?
    – Моя семья в полном порядке, ваше высочество.
    – Тогда почему я никогда не вижу ваших улыбок? Улыбка очень подошла бы вашему хорошенькому личику, куда больше, чем хмурость.
    Тита медленно сглотнула. Принц Эйрис был дураком, но он не был слаб. Оскорбить его было бы риском, на который она не имела права. Она заставила себя ответить вежливо:
    – Благодарю, ваше высочество. Тем не менее, я улыбаюсь только в самых радостных случаях. Мне кажется, что улыбки слишком часто дарятся в самых неуместных ситуациях, и от того становятся пусты и незначительны.
    – Тогда заставить вас улыбнуться будет задачей, достойной принца, миледи.
    Эйрис взял ее руку и нежно поцеловал ее. "Каково нахальство, так вести себя на глазах собственной нареченной". Хотя Рейла не обращала внимания, она смотрела в окно, полностью игнорируя своего брата.
    Каждый раз, когда она встречала его, Эйрис оказывал ей знаки внимания. Он тихо беседовал с ней и дарил подарки: прекрасный цветок из сада, экзотический фрукт из Дорна. Титу это начало беспокоить. Конечно же, если принц желал найти себе шлюху, он мог найти получше и подешевле. Должно быть, он нашел вызов в задаче соблазнить ее.
    Легче всего отделаться от принца было бы сдавшись его натиску. Но Тита была Ланнистер с Утеса Кастерли, а не шлюхой для мужчин, даже для принца. Она отказывалась от подарков, а на теплые слова отвечала только холодной вежливостью.
    И все же, все верили, что она спала с Эйрисом. Леди ненавидели ее, или же пытались заручиться ее поддержкой. Тита слышала их смех за закрытой дверью, чувствовала презрение в их взглядах. "Дом Ланнистеров, дом шлюх и слабаков".
    Она приехала в Королевскую Гавань, надеясь восстановить репутацию своего дома. Как иронично, что она только еще больше разрушила ее. Иногда Тита ненавидела за это принца Эйриса. Но все же, принц был слишком глуп, чтобы вызывать настоящую ненависть.
    Эйрис очевидно никогда раньше не встречал женщины, способной сопротивляться его статусу, внешности и приятным манерам. Непоколебимая холодность Титы выводила его из себя. Его попытки становились все отчаяннее, его подарки все экстравагантнее: драгоценности и платья, всегда черно-красные, словно она могла носить цвета Таргариенов.
    Когда у принца кончились идеи, как еще завоевать ее, он спросил ее, отчаянно глядя на нее, не отдала ли она уже кому-нибудь свое сердце.
    Тита едва не расхохоталась столь глупому вопросу. Она подумала о том, чтобы ответить "да". Избавило бы это ее от Эйриса? Она сомневалась. Он только начнет настаивать на деталях, и ее ложь разрушилась бы.
    – Нет, – твердо ответила она.
    На лице принца было облегчение.
    – Тогда скажите, есть ли способ заполучить ваше сердце?
    Тита задумалась, не предложить ли ему отправиться в Западные Земли и вышвырнуть шлюху ее отца из Утеса, но передумала. "Это мы, Ланнистеры, должны ее судить, если хотим, чтобы нас снова уважали".
    – Нет.
    Принц нахмурился. Тита видела, что приближается его взрыв негодования.
    – Это неправда. Каждый чего-то хочет.
    Возможно, пришло время быть честной с принцем. Недостаточно честной, чтобы он затаил обиду, но достаточно, чтобы он потерял интерес.
    – Чего я хочу, не имеет значения. Я Ланнистер, и я должна исполнять свой долг перед своим Домом.
    Эйрис выглядел растерянным.
    – Если вы жаждете чести своей семьи, я не вижу в этом проблемы. Мой дед стареет, а мой отец болен. Я скоро стану королем. И когда я сяду на Железный Трон, я подниму Дом Ланнистеров как можно выше. Разве это не доставит вам удовольствия, миледи?
    Тита прищурилась. "Неужели он не понимает, как позорно будет для Дома Ланнистеров вот так достичь власти?".
    – Нет.
    Гнев принца взорвался:
    – Да что с тобой, женщина? Я дал бы тебе все, я разорил бы ради тебя королевство, но ты все равно осталась бы недовольна! Ты лжешь мне. У тебя есть любовник или... – Эйрис разозлился. – Ну же, защищайтесь, скажите что-нибудь.
    – Вам не приходило в голову, что я не продаюсь, ваше высочество? – спросила Тита, окидывая его взглядом, способным заморозить Дорн.
    – Продаваться? – залепетал он. – Я никогда не имел в виду... Я только хотел... Ты знаешь, я люблю тебя, Тита. Ты должна была это понять. Весь двор это знает.
    – Весь двор зовет меня вашей шлюхой. И если я приму ваши ухаживания, я такой и буду.
    – Я заставлю их замолчать, – сказал Эйрис с холодной яростью во взгляде.
    – Вы ничего не сделаете. Вы не любите меня, ваше высочество. Вы меня совсем не знаете. Если бы знали, вы не стремились бы заполучить меня в постель. Найдите себе кого покрасивее да подружелюбнее, и с ней милуйтесь. Я не стою таких забот.
    Эйрис смотрел на нее, раскрыв рот. Тита прикусила губу. Она думала, что давно избавилась от привычки так глупо терять равновесие.
    – Прошу прощения, ваше высочество. Я сказала, не подумав. Извольте меня простить.
    Она сделала реверанс и быстро ушла. Гнев Эйриса быстро приходил и так же быстро проходил. Если повезет, он сочтет ее сварливой и забудет.
    Но ней не повезло. Эйрис нашел ее на следующий день в саду. Он не выглядел рассерженным, только бледным и задумчивым. Он поклонился и как всегда поцеловал ее руку.
    – Миледи, я прошу вашего прощения. Вы были правы. Я плохо вас знаю.
    – Мне нечего прощать, ваше высочество. Я была ужасно груба.
    – Вы были честны со мной. Так немногие бывают. Я окружен глупцами и льстецами, бесстыжими завистниками, что не желают ничего, кроме благосклонности принца! Вы всегда должны говорить мне правду, Тита.
    Она посмотрела на него, скрывая сомнение. Мужчины часто говорят о том, как жаждут правды, но очень немногие могут ее слышать.
    – Вы молчите. Снова. Это вежливость удерживает ваш язык? В этом нет необходимости. Я не сержусь на вас за то, что вы сказали вчера. Вы можете сказать мне что угодно.
    – Вы легко выходите из себя, ваше высочество.
    – Я дракон. Наша кровь всегда кипит. Возможно, я могу сказать что-то в гневе, но я никогда не стану таить на вас обид, Тита.
    – И это ужасный недостаток. Король не может позволить себя провоцировать в гневе, и он не может позволить себе поступать из гнева глупо.
    – Вы суровы, Тита.
    – Настолько сурова, как нужно. Вы получите от меня правду, если хотите, но ничего больше.
    – Я заставлю шепчущихся замолчать, – решительно сказал Эйрис. – Я не позволю, чтобы вас позорили, миледи.
    – Чем больше вы будете меня защищать, тем больше все уверятся, что мы состоим в связи. Если вы заботитесь о моей репутации, не ищите меня больше.
    Эйрис смотрел на нее с болью.
    – Я хочу узнать вас лучше, Тита. Я не могу вас избегать.
    Тита кивнула. Если принц решил быть упрямым, она ничего не могла поделать. Возможно, ее мрачная, властная натура прогонит от нее Эйриса.
    О, как она ошибалась. Не только принц все чаще искал ее общества, его взгляд становился все нежнее с каждым днем. Иногда он взрывался, когда ее суровая критика была чересчур для его самолюбия, но он всегда возвращался к ней, как влюбленный щенок.
    Тита не могла избавиться от принца, и пусть это ее раздражало, ее начало занимать поведение Эйриса.
    – Почему вы проводите со мной время? – спросила она во время одной из их прогулок в саду Красного Замка.
    – Довольно глупый вопрос для столь умной женщины как вы.
    – Вовсе нет, – ответила Тита, нахмурившись. Эйрис начал ее поддразнивать, и это ее беспокоило. Поддразнивание было слишком интимным жестом, а Тита не очень хорошо разбиралась в интимности. Единственными по-настоящему близкими людьми для нее были ее брат Киван и кузина Джоанна.
    – Ну, для начала, вы умны.
    – Мужчинам не нравятся умные женщины, – фыркнула она.
    На это Эйрис обиделся.
    – Я не такой, как другие мужчины. Я будущий король!
    – Тогда ведите себя соответственно.
    Эйрис открыл было рот, чтобы начать кричать, но резко остановился.
    – Вы сильны. Вы горды. Вы никому не позволяете вами помыкать, даже мне. И вы красивы.
    – Это неправда.
    – Для меня вы прекрасны.
    – Вы уже пытались петь мне оды. Все еще не поможет.
    – Я говорю правду, Тита. Другие мужчины находят вас неприятной, потому что вы так холодны, но для меня это не имеет значения. Ваши улыбки принадлежат только мне, и от того они слаще, чем поцелуи Девы.
    – Вы заблуждаетесь.
    – Разве? – Эйрис криво улыбнулся. – Получу ли я улыбку, если исполню ваше сокровенное желание?
    Теперь Тита была очень обеспокоена.
    – Что вы имеете в виду, Эйрис?
    – Каждый чего-то хочет. Я не знал вас раньше, но знаю теперь. Вы суровая женщина, гордая и преданная своей семье. Власть и уважение для вашего дома, и для вас. Вот чего вы хотите, и вот чего вы заслуживаете.
    Тита чувствовала, как по спине пробежал холодок. Она была слишком глупа и недооценила Эйриса. Принц видел и понимал куда больше, чем она думала, а увидев и поняв, он может воспользоваться ей и разрушить. Она старалась держаться холодно и спокойно, отвечая:
    – Говорите прямо, Эйрис, или не говорите вовсе.
    – Я хотел, чтобы это стало сюрпризом, – сказал принц, сжимая руки. – Но не могу сопротивляться желанию сказать вам это сейчас! Мы поженимся, Тита.
    Казалось, словно ледяной кирпич упал на душу Титы. Сколь многие женщины верили подобным обещаниям, и оставались с бастардом, растущим в животе? Нет, Эйрис должен был знать, что с ней это не сработает. Она сказала ему в лицо, что она не шлюха.
    – Вы действительно имеете это в виду?
    – Конечно, – нахмурившись, ответил Эйрис. – Вы знаете, что я люблю вас. Как вы можете в этом сомневаться?
    – Принцы не женятся по любви?
    – Разве? – сердито ответил принц. – Мой дед женился. Как и мой отец и дядя. Почему нужно заставлять меня жениться на Рейле?
    – Это каприз, Эйрис? Вы бунтуете против воли вашей семьи?
    – Нет! – Эйрис глубоко вздохнул и заставил себя успокоиться. – Если бы я не встретил вас, я бы женился на Рейле. Но теперь, я не могу, – он нежно коснулся ее щеки. – Вы не просто женщина, которую я люблю, вы женщина, которая нужна мне, чтобы помогать мне править Семью Королевствами.
    Тита видела прямоту и нежность в глазах Эйриса. Он не лгал. Он верил каждому своему слову.
    Как же она его недооценила. Каждый раз, когда он спрашивал ее совета, он не просто хотел лучше ее узнать или предстать перед ней в лучшем виде. Он проверял ее, судил, насколько она достойна быть его королевой.
    – Тогда, да, – вдруг сказала она.
    – Что "да"?
    – Да, я выйду за вас замуж, – сказала Тита, и поняла, что Эйрис даже не спрашивал. Он просто сказал ей, что они поженятся.
    Конечно, к чему спрашивать, зная, что она не откажет? Она будет королевой, самой могущественной женщиной Семи Королевств, и кровь Ланнистеров будет течь в следующих королях.
    Эйрис рассмеялся и поцеловал ее, услышав, как она ответила согласием на вопрос, который он не задавал. Тита же дождалась, пока встанет перед септоном, прежде чем позволила себе порадоваться. Но когда принц наконец набросил плащ Таргариенов на ее плечи и назвал ее своей леди и женой, она улыбалась самой яркой улыбкой.

    Повозка скрипела и качалась по неровной дороге на Север.
    Дейна смотрела на Титу, ее глаза были наполнены гневом, обжигающим, как дикий огонь. "Пусть себе смотрит. Она принцесса Железного Трона, от крови Утеса Кастерли. Она узнает свое место."
    – Я не выйду за него, – очень тихо сказала Дейна. – Эймон...
    – Твой брат исполнит свой долг. Как и ты.
    Лицо Дейны исказила уродливая гримаса.
    – Как ты исполнила свой? Ты вышла замуж за эту свинью Фрея, которого тебе выбрал твой отец?
    – Я была королевой Семи Королевств и истинным Десницей твоего отца пятнадцать лет. Ты не годишься для правления, Дейна, – ровно ответила Тита.
    – Отец больше тебя не слушает, – ответила ее дочь, ее голос сочился сладким ядом. – Но он слушает меня. Он любит меня больше.
    "Глупая девчонка. Ты не представляешь, о чем говоришь". После пленения в Сумеречном Доле разум Эйриса помутился, и он видел врагов в каждой тени. Он не доверял даже собственной жене.
    Дейна была достаточно умна, чтобы это заметить, и достаточно умна, чтобы использовать, но была слишком поглощена собой, чтобы понять последствия растущего безумия ее отца. "Если бы мне были нужны доказательства, что тебе нельзя быть королевой, я получила их теперь".
    К счастью, интриги ее дочери ни к чему не привели, потому что Тита твердо была настроена увезти ее на Север к ее нареченному. Так она больше не сможет портить Эймона.
    Старший сын Титы страстно обожал свою сестру, и она любила его, в какой-то мере. Тита не одобряла это – не из принципа, ведь ее дети были Таргариенами – но потому, что их отношения делали их обоих хуже. Когда дело касалось Дейны, Эймон становился еще высокомернее и безрассуднее. Дейна же становилась все грубее, эгоистичнее, зацикленной на желании стать королевой ее брата.
    "Они никогда не поженятся. Я этого не позволю, пусть даже договора бы не было".
    Тита нехотя согласилась с планами поженить ее детей с детьми Рейлы, потому что иначе ее брак с Эйрисом постарались бы расторгнуть. Теперь это казалось удобным. Брак Дейны с наследником Винтерфелла был ценным, и он будет держать ее вдали. Что же до Эймона, одна из дочерей Рейлы будет ему хорошей женой.
    Дейнерис. Хорошее таргариеновское имя, и она похожа на свою мать. Так права Эймона будут выглядеть еще более законными.
    Хотя ее глупец-сын этого не поймет, потому что он не интересовался политикой, как полагалось бы наследному принцу. Эймон любил всего две вещи: схватки и свою сестру.
    Тита закрыла глаза. Ее дети были словно насмешкой богов. Ее прекрасные золотые близнецы, слепые в отношении долга и разума, а Мейгор... Мейгор доставлял ей еще больше боли.
    Иногда Тита почти ненавидела его, за то, что он едва не убил ее при родах, за то, что лишил ее возможности иметь еще детей, а больше всего – за позор ее Дома за его уродство. Но у Мейгора были качества, которых недоставало его брату и сестре – твердый ум, политическое чутье и чувство долга по отношению к своей семье.
    Тита потребовала, чтобы Мейгор присоединился к Святой Вере, не желая, чтобы он давал жизнь новым карликам с именем Таргариен, и он послушно последовал ее воле. Осознав ум ее сына, она начала учить его, чтобы однажды он стал Десницей его брата, и опять же, Мейгор блестяще справлялся с заданиями.
    "Если бы только он родился целым, я бы гордилась им". Эта мысль часто приходила ей в голову, и так же часто Тита прогоняла ее. Подобные проявления чувствительности полагались дуракам, а не королевам.

    Дейнерис стояла прямо, пока служанки наряжали ее в платье. Оно было темно фиолетовым, подчеркивало цвет ее глаз, подбитое горностаем.
    Рейла гордо улыбалась, глядя, как царственно выглядит ее дочь. Но потом ее улыбка погасла, и радость обратилась в горечь. Дейнерис была так похожа на нее молодую. Ее дочь исполняла долг, которого она смогла избежать.
    Рейла только надеялась, что Эймон был не таким, как Эйрис. Он был сыном Титы, только наполовину Таргариен. Возможно, она не увидит в нем семени безумия, как видела в своем брате, в своем сыне...
    Рейла не могла без боли думать о Брандоне. Она так любила своего старшего сына, с той самой минуты, как повитуха положила его в ее руки. Он был прекрасным мальчиком-Старком, в нем не было ничего от Таргариенов, кроме темно-фиолетового цвета глаз. Тогда Рейла надеялась, что ее мальчик избежит проклятья ее крови. Но чем больше Брандон рос, тем больше он напоминал ей Эйриса. Он был так же обманчиво очарователен, так же терял контроль над собой. Рикард говорил, что это просто волчья кровь, но Рейла лучше знала. Лианна, вот в ком была волчья кровь, не в Брандоне.
    Рейла посмотрела на свою старшую дочь. Лианна примеряла собственное платье, куда более простое, чем платье ее сестры. Другая юная леди была бы в ярости от того, как явно и целенаправленно ее пытаются принизить в пользу младшей сестры, но Лианна была не такой, как другие юные леди. Она была истинной волчицей, ее маленьким волчонком, и пусть она любила ее, Рейла с трудом ее понимала.
    Служанки закончили украшать Дейнерис. Рейла встала рядом с дочерью перед зеркалом.
    – Ты прекрасна, – нежно сказала она. – И принц будет дураком, если не влюбится в тебя.
    Рейла видела отражения собственных сомнений касательно принца Эймона в глазах своей дочери. Дейнерис всегда была умна, и Рейла никогда не защищала ее от правды.
    – Ты справишься, – твердо сказала она. – Я верю в тебя.
    "Если сын Эйриса заставит ее страдать, найду способ заставить их заплатить. Клянусь богами, старыми и новыми".
    Рейла увидела, как за ними встала ее старшая дочь. Лианна была на грани взрыва.
    – Говори, дорогая, – мягко сказала она старшей дочери.
    – Дени, это не ты! Я помню девочку, которой было все равно, когда она пачкалась в грязи, играя в богороще, девочку, которая любила скакать верхом не меньше меня, которая могла обогнать ветер. А теперь, взгляни на себя, вся такая приличная, едва можешь пошевелиться в этих платьях, не занимаешься ничем, кроме вышивания и арфы.
    Лианна яростно посмотрела на мать.
    – И ты считаешь, что это моя вина, – спокойно сказала Рейла.
    – Ты это сделала.
    – Не вини в этом мать. Она просто помогает мне готовиться к жизни в Королевской Гавани. Одна из нас должна ведь выйти за принца, – сухо сказала Дени.
    – Это неправда! Матери не пришлось выходить за своего брата, он выбрал другую!
    – Девочки, присядьте. Вы много не знаете о моей юности.
    Дени радостно присела, в ее фиолетовых глазах сияло любопытство. Лианна тяжело опустилась на стул, демонстрируя бунт. Они обе так молоды, почти дети. И все же, они обе должны были выйти замуж. "Им нужно это услышать".
    – Когда я была в вашем возрасте, я была помолвлена с моим братом Эйрисом, но я не любила его. Когда я заметила, что он влюбился в одну из моих фрейлин, я сделала все, что было в моих силах, чтобы он упал в ее объятья. Я даже стала свидетельницей на секретной свадьбе моего брата и леди Ланнистер. Я избежала своего долга, бросила вызов своему отцу, чтобы избежать несчастливого брака.
    Рейла посмотрела на дочерей: Дени была шокирована. Лианна выпрямилась, на ее лице читалось одобрение поступков матери.
    – В то время я была влюблена в юного рыцаря. Я знала, что он разделял мои чувства, потому что он короновал меня его Королевой Любви и Красоты. И все же, я не попыталась сбежать с ним. Когда мой отец решил, что я выйду за вашего отца, я без жалоб отправилась на Север. Вы знаете, почему? – ни одна из девочек не ответила, и Рейла продолжила. – Мой дед, король Эйгон, позволил своим детям жениться по любви. Это оскорбило многих из его знаменосцев и привело к кровавому восстанию. Я избежала своего долга один раз, и не могла сделать это снова, посеяв раздор между Старками и Таргариенами.
    – Ты когда-нибудь жалела, что вышла за отца? – тихо спросила Лианна.
    Рейла рассмеялась.
    – Нет, моя дорогая. Твой отец хороший человек, и мы построили вместе счастливую жизнь. Я с трудом вспоминаю того юного рыцаря. Оглядываясь назад, я понимаю, что даже не знала его. Это была юношеская влюбленность, каприз. То, что есть у нас с вашим отцом, куда лучше.
    Девочки явно испытали облегчение, услышав это, особенно Дени.
    – Так что вы понимаете, почему одна из вас должна выйти замуж за принца Эймона. Мы с вашим отцом подписали договор о браке, и если мы возьмем свое слово назад, королевство истечет кровью.
    – Если это должна быть одна из нас, то это мой долг, – сказала Лианна. – Я старшая.
    Дени повернулась к сестре.
    – Лиа, мы обе знаем, что ты была бы несчастна в Королевской Гавани. А я нет. Я знаю, что смогу жить при дворе. Я буду скучать по скачкам с тобой, и мне будет скучно за вышиванием, но я справлюсь.
    – И все равно, это нечестно, – сердито сказала Лианна.
    – Так сложилось, и нам надо стараться, чтобы вышло как лучше, – ответила Дени.
    Рейла испытывала гордость за дочерей. Дени умела быть такой, какой требовал от нее долг, в ней была тихая сила, которой Рейла восхищалась. "Она будет лучшей королевой, чем была бы я. Новая Добрая Королева Алисанна".
    Лианна была больше Дейной Непокорной, чем Алисанной, но какой бы дерзкой и непослушной она не была, ее сердце было справедливым. "Она будет ужасной леди, но нам следует найти ей мужа, достойного ее, который будет ее уважать". Возможно, кто-то с Севера, где Лианна будет дома, или же в Дорне, где ее дикостью будут восхищаться, а не высмеивать. Ей следовало поговорить об этом с Рикардом.
    Тихий стук в дверь вывел Рейлу из ее мыслей.
    – Войдите!
    – Матушка, – поприветствовал ее второй сын, входя. – Дени, Лиа, вы выглядите прекрасно.
    – Ты тоже очень хорошенький, Нед, – поддразнила его Лианна.
    Рейла улыбнулась, потому что ее дочь была права. Серебряные волосы и валирийские черты лица Неда делали его даже прекрасным, а не красивым. Девушки обожали его внешность и вешались на него, но Нед был все так же стеснителен рядом с ними.
    – На горизонте появилась свита королевы. Я подумал, вы хотите узнать, – сказал ее сын, немного краснея.
    – Мы не должны терять ни минуты. Девочки, дайте мне проверить ваши волосы, – Рейла позвала служанок, и скоро в комнате все забегали.
    Хотя Рейлу все еще беспокоил королевский визит, в ее сердце расцветала надежда. Они Старки из Винтерфелла, и вместе они смогут встретить драконов.
     
    YaVeronika, Snusmumruk, grey king и 7 другим нравится это.
  17. Джей

    Джей Лорд

    Прекрасный фик. Интересная трактовка пророчества, прекрасные персонажи, но есть пара вопросов. Почему Эйрис влюбился в femТайвина? В отличие Джоанны, она не красавица. Почему у детей в смешанных браках в основном валирийская внешность? В каноне она слабее невалирийской. Ну и что делают кузен Роберт, живой Стеффон, обиженные Мартеллы(не дали принца) и добрый дедушка Джон Аррен? Вопросы без ответа. Киван скорее всего был тем Десницей, за которого правила Тита. Рейнам здесь похоже повезло и они живы-здоровы. Жаль автор не сказал, за кого вышла Дженна - здесь у нее мог бы быть шанс на семейное счастье.
    Детишки Титы - это почти диагноз. Влюбленный в сестру Эймон явно пошел в дедушку Джейхейриса, Дейна унаследовала папин характер, умноженный на мамину гордость, а септон Мейгор… У femТайвина извращенное чувство юмора. Вот у кого точно есть шанс на ЖТ - все остальные надежд совсем не внушают.
    А Старки… Более безумный Брандон- это двойной диагноз. Лианна - это Лианна. Интересно, Нед случайно не играет на арфе? А Дейнерис слишком похожа на канонную Сансу, чтобы выжить в такой семейке. Муж, влюбленный в сестру, которая будет ее априори ненавидеть, родители мужа в комментариях не нуждаются. И это даже без учета кузена Роберта, умеющего испортить любую свадьбу: и свою, и чужую.
     
    grey king, Arystan и Кэт Шредингера нравится это.
  18. Daena

    Daena Знаменосец

    Джей ну, это миник, на все вопросы ответить нельзя, но можно пофантазировать, кто куда при такой ситуации мог попасть. :) За Рейнов я бы не ручалась - Киван сестру-наследную принцессу во всем слушается :) Роберта наверное помолвили с Кейтлин :confused: В комменте автор писала, что по ее хедканону Рейлу сначала хотели выдать за Стеффона, но передумали, чтобы увезти ее подальше от сира Бонифера. Мартеллы и Аррены - не знаю даже.
    Насчет внешности - близнецов Дейну и Эймона называют "золотыми", а в комментах - "золотыми драконами", так что это вылитые Джейме и Серсея, в том числе и по внешности, скорее всего. Септон Мейгор - это да, Тита отожгла :) :thumbsup:
    Старки пополам - Брандон и Лианна старковской внешности, а Нед и Дейнерис - валирийской.
     
    Arystan, talsterch, Darian и ещё 1-му нравится это.
  19. Darian

    Darian Межевой рыцарь

    Может изменить название топика? Я бы не заметила новый мини, если бы не нажала случайно. :unsure:
    А, вообще, очень интересно. Люблю AU-шки :in love:
     
    Arystan и Daena нравится это.