1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: Семь с половиной историй

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Dernhelm, 9 янв 2015.

  1. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Название: Семь с половиной историй
    Автор: Dernhelm
    Категория: джен
    Размер: наверное, миди
    Рейтинг: PG
    Жанр: драма, романс
    Краткое содержание: семь историй о несчастливых/трагичных браках и одна - о счастливом.
    Персонажи:
    1) Орис Баратеон/Аргелла Дюррандон, ОМП
    2) Уолдер Фрей и его восемь жен, Уолдер Черный Фрей, ОЖП
    3) Джорах Мормонт/Линесса Хайтауэр, Лейтон Хайтауэр, Хамфри Хайтауэр, Алерия Тирелл
    4) Роннел Аррен/леди Старк, Джонос Аррен, ОМП, ОЖП
    5) Джон Аррен/Ровена Аррен, Роберт Баратеон, Эддард Старк, Элберт Аррен, Гретчель

    Статус: в процессе

    История первая: "Как пожелаете"
    Когда кто-то выломал двери в опочивальню королевы, она спросонья не сразу поняла, что происходит. Первой мыслью девушки было неверие в происходящее – ведь замок до этой ночи считался неприступным. Что за дьявольские силы смогли проникнуть за его стены? В комнату вбежало несколько вооруженных человек. Королева громко позвала свою стражу, но еще до этого поняла, что они не успеют прийти на выручку. Ее королевство погибнет вместе с ней.

    Первый подошедший воин получил пощечину – королева не собиралась умирать без боя. Ответный удар не заставил себя ждать. Оглушенная девушка упала рядом с собственным ложем. Ее щека горела от боли, а во рту стало солоно от крови, но она не хотела давать повод захватчикам для торжества. Королева не станет плакать и молить о пощаде, хоть и представляла, какая судьба ее ожидает. Один из солдат взвалил девушку себе на плечо и понес к выходу. Другие захватчики двинулись за ним. От ужаса девушке стало почти смешно – что за дикая пародия на свадебное провожание? Вот только несут ее не к законному мужу.

    Пока ее несли, девушка пыталась вырываться и звать на помощь, но тщетно. В тронном зале замка это шествие остановилось и королеву, словно тряпичную куклу, бросили на пол. От боли она не могла пошевелиться и хоть как-то воспротивиться тому, что это отребье сорвало с нее одежду. В замке всегда было прохладно, и кожа девушки почти мгновенно покрылось гусиной кожей. Кто-то среди ее провожающих заржал:

    – Ишь, замерзла. Ничего, скоро милорд тебя согреет!

    Голос показался знакомым, но королева не могла вспомнить, где и когда его слышала.

    Кто-то взял ее за плечи и поднял. Он держал королеву, пока другой солдат заковывал ее ноги и руки. Тяжелая цепь соединяла кандалы. Наконец тот, кто заковывал девушку, поднялся на ноги, и его лицо оказалось вровень с ее лицом. И тогда королева узнала этого человека. Ее затрясло от гнева, но вымолвить она ничего не успела: капитан ее же собственной стражи засунул ей кляп в рот. Глаза стражника ничего не выражали, когда он скомандовал своим людям: «Выводите ее».

    Королеву повели прочь из замка. Впереди шел изменник-капитан с белой тряпкой, привязанной к шесту. Выйдя за пределы замковых стен, девушка обернулась, чтобы в последний раз посмотреть на твердыню своих предков. Камни оставались все такими же, но стяги с коронованным оленем больше не развевались. Королева слышала, как бьются о берег волны и завывает ветер, и в этих звуках ей чудилось прощание Штормового Бога со своим последним смертным потомком.

    Их путь оказался коротким: войска завоевателей расположились совсем рядом со стенами замка. Нагую королеву повели мимо палаток солдат и офицеров под сопровождение гогота и похабных выкриков, но Аргеллу это мало волновало. Что ей до насмешек черни, коль самое страшное – потерю королевства и измену – она уже пережила?

    Наконец процессия остановилась у черного шатра, который казался больше остальных. Один из бывших стражников королевы откинул полог и вошел в шатер. Вернулся он в сопровождении командира захватчиков, убийцы ее отца.

    Аргелла не могла думать об Орисе Баратеоне без презрения и ненависти, но к этому прибавилось еще и разочарование. Он не производил впечатления великого воина, не был высок и не казался особо сильным. В последнем из сражений он получил ранение: свою левую руку Баратеон заботливо держал на перевязи. На вкус Аргеллы он не был красив – волосы у незаконнорожденного брата Завоевателя были почти белыми, черты лица невыразительными. «Как мог мой отец проиграть такому ничтожеству?» – спрашивала она у себя, пока Баратеон осматривал свою пленницу. Их взгляды встретились. В его лиловых глазах Аргелла увидела какое-то удовлетворение, и ее ярость против него вновь поднялась, еще сильнее, чем прежде. Однако Баратеон быстро повернулся к одному из стражников, приведших Аргеллу, и гневно спросил:

    – Как вы посмели так унизить свою леди?

    Если судить по лицу стражника, неудовольствие победителя стало для него неожиданностью. Аргелла не слышала его оправданий. Баратеон получил от стражников ключи и опустился перед Аргеллой на колени. Снимая кандалы, он ненароком касался ее кожи, и девушка поразилась, насколько горячи его руки.

    Когда последние цепи спали с запястий королевы, она достала кляп изо рта и бросила его под ноги Баратеону со словами:

    – Немного будет чести Орису Баратеону от взятия Штормового Предела!

    Казалось, что он слегка смутился. Баратеон снял свой плащ и окутал им Аргеллу. Девушка вспомнила свои мысли о свадебных традициях и передернула плечами от омерзения. Видимо, захватчик воспринял этот жест как дрожь холода:

    – Миледи, вы совсем озябли. Прошу, заходите, позвольте мне защитить вас хотя бы от ветра.

    Аргелла кивнула. Баратеон откинул полог палатки и Аргелла вошла в скудно освещенное помещение. Следом за ней зашел и Орис. Он жестом предложил ей присесть, однако она так же безмолвно отказалась. Тогда Баратеон налил ей кубок вина и почти насильно вложил в руку, сам же сел в кресло. Аргелле почудилось, что он наслаждается сложившейся ситуацией.

    – Не так я представлял себе нашу первую встречу, леди Аргелла. Примите мои извинения за это.

    – Позвольте спросить вас, милорд, – с трудом сдерживая свой гнев начала Аргелла, – что вы посулили моим людям? Что сподвигло их открыть перед вами ворота?

    Баратеон на секунду нахмурился.

    – Миледи, как вы могли подумать, что я способен подкупить ваших людей. Победа достается кровью, а не золотом. И я уверен, что вы бы хранили свою твердыню неприступной до последнего человека. Но ваши люди, увы, не захотели расставаться со своими жизнями.

    Аргелла отхлебнула вина. «Трусы, скоты, предатели», – вертелось у нее в голове. Был бы жив отец, головы этих изменников давно красовались бы на пиках. Но он убит этим пришельцем, надевшим личину рыцаря, и никто больше не в силах защитить ни ее, ни ее род.

    – Мне жаль это слышать. Было бы куда проще знать, что твой противник столь же ничтожен, как и изменники.

    Баратеон позволил себе улыбнуться. Аргелла предпочла не заметить этого.

    – Полагаю, мне предстоит умереть? Будь я на вашем месте, я бы не откладывала этого, – Штормовая королева не сводила глаз с лица Баратеона. Тот удивленно поднял брови:

    – Леди Аргелла, я не желаю вашей смерти. Полагаю, вы тоже этого не хотите.

    – Чего же вы желаете, сир Орис? – надменно спросила Аргелла, плотнее закутываясь в плащ.

    – Я хочу того, что мое по праву. Король Эйгон обещал вашу руку, миледи. И ваши земли.

    Аргелла не смогла сдержать своего смеха. Однако Баратеон продолжал сохранять невозмутимое выражение лица.

    – Вы забываете, милорд, что мой отец не дал согласия на наш брак.

    – Я взял его согласие огнем и кровью, – резко ответил Орис. Немного смягчившись, он добавил: – Я могу дать вам что угодно, кроме жизни вашего отца и вашей короны. Чего вы желаете, моя леди?

    «Я жажду мести за своего отца. Я хочу увидеть твою голову на пике, а драконов Завоевателя и его сестер – поверженными. Я желаю свое королевство и свою жизнь назад», – подумала Аргелла, но в слух произнесла:

    – Я желаю смерти изменников.

    Орис Баратеон улыбнулся.

    – Как пожелаете, миледи.

    Он поднялся и подал Аргелле руку и та приняла ее. Выйдя из шатра, она заметила своих людей в окружении солдат захватчика.

    Но Аргелла не обращала на них особого внимания. Она смотрела поверх голов изменников на стены Штормового предела, на главную башню, и не могла дождаться той минуты, когда вернется туда. Эти камни она любила больше живых людей.

    – Миледи? – привлек ее внимание голос Баратеона. Она слегка повернула голову в его сторону и кивнула.

    – Повесить их, – отдал приказ Орис. Вырывающихся и сквернословящих стражников увели. Подошедшему оруженосцу он скомандовал:

    – Проводите леди Аргеллу в замок. Я полагаю, утром нам предстоит решить немало вопросов.

    На прощание Баратеон поцеловал Аргелле руку и вернулся в шатер. В сопровождении оруженосца Ориса Баратеона и трех его воинов она зашагала в сторону замку.

    Над горизонтом появились первые лучи рассвета. Шагая к родному замку, который вскоре перестанет принадлежать ей, последняя Штормовая королева думала о том, что не будь рядом конвоиров, она поднялась бы на замковые стены и бросилась в море. Но отныне к ней будут приставлены соглядатаи – муж-бастард и его люди. Ей придется задержаться на этом свете, и все, что остается – хранить осколки былой гордости Штормовых Королей.

    Жить с Орисом ей хватит сил. Она не строила иллюзий касательно замужества и знала, что за этим стоит. Вести хозяйство мужа, делить с ним ложе, рожать ему детей. Но забыть удовлетворение в глазах Ориса Баратеона при виде ее позора она не сможет никогда.

    Еще не став леди Баратеон, Аргелла Дюррандон желала стать вдовой.
     
    Последнее редактирование: 27 июл 2016
    Lali, Вереск, Амарилла и 30 другим нравится это.
  2. Алира

    Алира Оруженосец

    Фанфик - супер! :thumbsup: Аргелла понравилась, Орис тоже. Их сделка просто напрашивалась, также как и расплата за предательство, ибо даже если Орис не женился бы на Аргелле, то все равно ему не нужны такие люди. Единственно сплоховал Орис, не дал коней и бывшей королеве пришлось топать назад пешком.
     
    Lali, Амарилла, dreaming of summer и 5 другим нравится это.
  3. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Алира, большое спасибо)
    Думаю, Орис не дал коней во-первых, потому что идти недалеко, а во-вторых, поосторожничал. Это ведь сопровождающим надо коней выдавать, а то еще ускачет его легитимизация лордства куда глаза глядят или в море там упадет.. Нехорошо.
     
    Lali, Selena, gurvik и 5 другим нравится это.
  4. Скарапея

    Скарапея Скиталец

    Шикарная пародия! Типичный образ умницы-красавицы-страдалицы с виртуальным зеркалом утрирован до обнажения всей его убогости. История подана через восприятие недалекого, самовлюбленного существа, что и вызывает комический эффект. Уже с первых строчек очевиден разрыв представлений героини с реальностью:
    Ну, да пощечина нежной дамской ручкой - это бой, для воинов, которые лупят друг друга железяками на тренировках - вроде комариного укуса.
    Девица воображает, что сопротивляется, но жестокая реальность ее обламывает.
    Кому-то интересны ее слезы и мольбы? Люди делом заняты. Но девушка, воображающая себя центром вселенной, конечно, не понимает, что ее реакция никого не заботит.
    А зачем? Реально сопротивляться она не может, прекрасно бы дотащили на плече. Или она весит, как Толстая Уолда? Тогда скрутить руку за спину, и пинками... Остроумно осмеяно обязательное Штрадание Героини.

    Обязательные штрадания продолжаются, хоть и противоречат логике - если Аргеллу отдают в жену Баратеону, глупо таскать ее нагой. Ее самолюбование в этой ситуации доставляет.
    Читатель понимает, как - видимо, отец выбирал полководцев, советуясь с дочерью, она и тыкала пальчиком в самых эффектных с впечатляющей фигурой и выразительными чертами. Результат на лицо.
    По-моему, Орис красотку троллит. Крайне редко уничтожаются все защитники до единого, как правило, ведутся переговоры о капитуляции.
    Странные люди, не захотели сдохнуть вместе с семьями, чтобы госпожа Аргелла потом спокойно вышла замуж за захватчика. Эгоисты.
    Вроде бы в замке ее в кандалы заковывали, да и не было тогда кандалов с ключами. Но кузнец в сцене лишний, а приписывать Орису еще и владение кузнечным ремеслом - перебор.
    То есть, для нее вопрос о замужестве, для всех остальных о жизни и смерти. Но они трусы и предатели.
    Казнь изменников предсказуема - Орис демонстрирует, что ЕГО предавать не стоит. Однако ценой своих жизней они спасли от смерти все остальное население. Молодцы!
    О, это прелестно! Мадам читает мысли незнакомых людей, что ж в глаза стражников не заглядывала? Героическое решение страдальчески страдать в браке, это так мило. Подобные особы встречаются и в реале. К счастью, в отличии от их мужей Орис Баратеон, возможно, ничего и не заметит - будет воевать и править, супруга рожать и вести хозяйство, а то, что у нее лицо кислое, так он для души себя кого-нибудь найдет.
     
    Lali, Tanabell, Леди Яна и 2 другим нравится это.
  5. D'arja

    D'arja Знаменосец

    хорошее, годное начало! ПРОДУ!!!:bravo:
     
    Амарилла и Selena нравится это.
  6. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Я очень рада, что Вам понравилось!
    Но я пока неготова выкладывать что-то еще. Написанное уже кажется плоским и глупым, а времени систематизировать вертящиеся в голове интересные (с моей точки зрения) отрывки просто не хватает :sorry:
    Но постараюсь систематизировать и выложить эти рассказы поскорее)
     
    Алира, bairta, Selena и 2 другим нравится это.
  7. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    История вторая: "Восемь ликов леди Фрей"

    Леди Перра Ройс считала, что ей необыкновенно повезло с женихом. Пусть Уолдер Фрей был невысок, некрасив и старше ее на шесть лет, зато он был богат и владел одним из самых роскошных замков во всем Вестеросе. Даже долетавшие до Долины слухи о его распутстве не смущали ее. Леди Перра была уверена, что разумная женщина, каковой она считала себя, сумеет изменить пристрастия мужа.

    ***

    Свадебный кортеж леди Сиренны Сванн ехал медленно и останавливался каждые двадцать лиг. Карету сильно трясло на неровной дороге и несчастную леди мучили сильнейшие приступы дурноты. Помолвка с вдовым лордом Фреем больше не радовала ее. «Почему лорд Фрей не нашел себе невесты в своих Речных Землях?», - зло думала девушка, ощущая во рту вкус собственной желчи. «Почему он сам не приехал за своей невестой, а послал своих слуг? Почему?»

    ***

    Свадьба Стеврона Фрея и Коренны Сванн, младшей сестры покойной леди Фрей, была пышной. Поприветствовать наследника Близнецов съехались большинство лордов Речных Земель – Блэквуды и Бракены, Маллистеры и Личестеры, Дарри и Уэнты, Мутоны и Гудбруки. Прибыли даже юный лорд Талли, Ройсы и Сванны. Три дня и три ночи в замке и его окрестностях пили за счастье молодых. Лишь леди Амарея не могла и не хотела присоединиться к празднованию. Она ждала своего второго ребенка, который должен был появиться на свет через месяц. Наблюдая за невестой, леди Амарея вычисляла, сколько детей она сможет родить наследнику Близнецов и каковы шансы у ее старшего сына, Хостина, унаследовать отцовский замок и земли.

    Шансы были ничтожными.

    Хостин был шестым сыном. Его старший единокровный брат играл свадьбу. В Близнецах, ожидая своего расцвета, жила невеста второго по старшинству сына лорда Фрея, Эммона. Леди Фрей надеялась, что кто-то из старших братьев Хостина, подобно Люцеону, будет отдан Святой Вере или станет мейстером, но ее надежда на это была слабой.

    Женщина потерла свой живот. «Пусть лучше мои сыновья не получат ничего, чем у меня будут девочки», - думала она, вспоминая, за кого ее муж отдал свою единственную дочь. Лорд Хэй, чьи предки еще вчера были межевыми рыцарями! Едва ли покойная Перра Ройс, дочь и жена знаменосца, одобрила бы этот союз.

    ***

    В Близнецах не было богорощи.

    Леди Алисса, несмотря на то, что должна была родить первенца с дня на день, словно безумная бродила по саду. Ей было страшно, но рядом не было никого, чтобы утешить ее. «Неужели, Старые Боги оставят меня?» - думала она. Наконец молодая женщина грузно опустилась у незнакомого дерева с гладкой серой корой. Это не чардрево, но, может быть, Старые Боги услышат ее мольбу. Леди закрыла глаза, приготовившись к молитве.

    Раздался шорох. Леди Алисса открыла глаза и увидела септу. Губы леди Фрей презрительно скривились: она не выносила лицемерных служителей культа Семерых. Септа глупо уставилась на свою госпожу и низким голосом прогудела:

    - Как же так леди, поберегите себя, вам нужно вернуться в замок. Позвать кого-нибудь из слуг?

    - Не стоит, Гармоника, - холодно ответила леди Алисса. – У меня достаточно сил, чтобы дойти до замка самостоятельно.

    Леди поднялась на ноги и неторопливо направилась в сторону Близнецов. Септа засеменила рядом. «Она словно сторожевой пес, - горько думала леди Алисса, - вынюхивает, выслеживает меня, еретичку. Или кто я для нее?»

    ***

    Каждый раз когда у леди Сарьи были лунные крови, лорд Фрей называл ее бесплодной колодой. В этот момент женщина чувствовала мстительное удовольствие. Будь у нее ребенок, он бы смог когда-нибудь претендовать на земли и замок ее рода, а допустить появление Фрея в Харренхолле леди Сарья не могла.

    Сарья Уэнт никогда не обращала внимания на проклятье, пока не осознала, что оно настигло ее семью. Старшей сестре Шелле было уже за тридцать, но никто так и не прельстился ее красотой и богатством, не взял ее в жены. Младшая, Миниса, родила лорду Талли двух мертвых сыновей и двух девчонок. Брат стал рыцарем Белой Гвардии. Кто унаследует Харенхолл и земли ее отца как не ее дети?

    Наверное, именно об этом думал Уолдер Фрей, когда просил ее руки. Но детей, живых детей, она так и не родила. Близнецы быстро разочаровали ее, а в лорде Фрее она не нашла ни любящего, ни просто приятного супруга. Ненависть к мужу и его детям пришла на смену равнодушию.

    Она слышала, что муж хочет помолвить своего сына с ее кузиной Винафреей и предвкушала их брак. Леди Сарья не сомневалась, что проклятие Харренхолла, проклятие Уэнтов, в очередной раз расстроит планы Уолдера Фрея.

    ***

    Леди Бетани умирала. Роды были тяжелыми и все умения мейстера и повитух ушли на спасение новорожденной. Времени и сил для матери не осталось.

    Скорчившись на родильном ложе, молодая женщина прижимала к груди скомканное одеяло, не осознавая, что дочь от нее забрали. Она оплакивала свою жизнь – и жизнь своей малютки. Брат отдал ее – или продал – замуж за старика, который не любил ни свою молодую жену, ни своих детей. Любит ли он вообще что-то, кроме себя? Ответа леди Бетани не знала. Что станет с ней она уже знала. Но что будет с ее дочерью? Отдадут ее за старика или за межевого рыцаря? Какими будут ее дети? Будет ли ее дочка счастлива? Да и кто сможет составить ее счастье?

    В воспаленном мозгу матери родилась мысль, которая принесла ей неожиданное облегчение. Почему только Таргариены могут брать сестер в жены? Может быть, среди Фреев были Таргариены? Эйнис, Рейгар, Эйгон… Королевские имена не могут носить ни простолюдины, ни даже лорды. А если в жилах ее детей течет королевская кровь… От радости она попыталась встать, не замечая, что по ногам вновь заструилась кровь.

    - Первин! – изо всех сил позвала она своего сына. Ее первенец, ее любимый сын, он умный, добрый, он позаботится о сестре так, как ни один другой мужчина.

    - Первин! Первин! Сын мой! Первин!..

    С каждым словом голос молодой женщины становился все тише и тише, пока не перешел в шепот. А вскоре затих и он.

    ***

    Замковые коридоры освещались лишь лунным светом, струившимся из высоких окон. По коридору неслышно семенила служанка. За ужином она заметила пристальный взгляд и кивок Уолдера. Она знала, что он будет ждать ее. Как обычно.

    Первая дверь, вторая, третья… У четвертой женщина остановилась и повернула ручку. Петли были смазаны и дверь без скрипа отворилась.

    Лежащий на кровати мужчина не удивился своей гостье.

    - Ваши наряды изо дня в день все более и более изысканы, леди Фрей. Как бы мой лорд-дедушка не разорился на ваших тряпках.

    Леди Аннара хихикнула. Шутка показалась ей смешной.

    - Прекрати, Уолдер, ты прекрасно знаешь, что он мне ничего не дарит. А в этом платье меня никто не узнает.

    - Это правда. Я вас тоже не узнаю. Вы ли это, леди Фрей, обещавшая в септе хранить верность своему мужу и повелителю?

    Леди Аннара улыбнулась. Этот разговор был не первым, и именно с него начиналось каждое из их свиданий. Сейчас он назовет ее плохой женой, а затем…

    - Вы дурная жена моему лорду-деду, леди Фрей, - сказал Уолдер Черный, поднимаясь с кровати. – Я не септон, чтобы проповедовать вам. Но как внук оскорбленного лорда мне нужно вас наказать.

    По телу женщины пробежала дрожь. Именно за этим, рискуя жизнью и репутацией, она приходила сюда вновь и вновь. Испытать наслаждение, боль, радость, тепло мужского тела. Зачем хранить верность холодному, язвительному мужу, если можно забавляться с его молодым родичем?

    Уолдер подошел к Аннаре и грубо схватил ее руку. «Останется синяк, - мелькнуло в голове у женщины, пока Уолдер вел ее к кровати, - но муж, как всегда ничего не заметит. О, поскорее бы он умер! Тогда я смогу выйти за Уолдера – и ни за кого другого!».

    ***

    В канун своих семнадцатых именин леди Жойез поняла, что ждет ребенка.
     
    Cat., grey king, Амарилла и 15 другим нравится это.
  8. Syringa

    Syringa Знаменосец

    Вы вряд ли окажетесь в таком положении, вот и стебётесь :shifty:
    --- Склейка сообщений, 15 апр 2015 ---
    Таки да. Мартин точно не знает русский?:)

    P. S. Почему в "жанре" - "джен", а не "гет"?
     
    Последнее редактирование: 15 апр 2015
    Леди Яна и Алира нравится это.
  9. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Не думаю. Этим еще Толкин грешил, у него была Первинка Тук.
    Я плохо разбираюсь в категориях. :not guilty:
     
    Амарилла и Алира нравится это.
  10. Syringa

    Syringa Знаменосец

    А еще в ПЛИО есть варг Орелл, варговавшийся в орла ;)
     
    Алира нравится это.
  11. Syringa

    Syringa Знаменосец

    Нет. Orell ;)
     
    Алира и Леди Яна нравится это.
  12. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    История третья: "Шерсть и шелк"

    Утро было теплым и солнечным. Так и должно было быть. Ничто в такой день, ни люди, ни погода не должны были огорчить Линессу.

    Она сидела у окна и рассеяно глядела на далекое море, пока служанка расчесывала ей волосы и заплетала косы. Совсем скоро, всего через пару часов она выйдет замуж. Еще маленькой девочкой она мечтала о дне своей свадьбы и опасалась, как бы отец не использовал ее как средство укрепления своей власти. Но, несмотря на эти опасения, Линесса всегда знала, что она особенная и что ее судьба будет непохожей на унылую долю сестер.

    В комнату вошла еще одна служанка, принесшая свадебное платье. Линесса встала и позволила прислуге одеть ее. Она была в восторге от роскоши платья – дымчато-серый шелк, расшитый перламутром лиф, длинный шлейф, украшенный искусной вышивкой. Горничная надела Линессе на шее ожерелье из черного и белого жемчуга. Линесса любовалась своим отражением в зеркале и немного тревожилась. Когда замуж выходила Лейла, люди Джона Каппса настолько напились, что при провожании изорвали ее платье в клочья. Но Линесса была уверена, что с ней подобного не случится.

    Принесли свадебный плащ. Линесса сама развернула его, чтобы полюбоваться на работу своих родственниц. Сама она не любила рукоделие, предпочитая ему соколиную охоту и танцы. Ощущая пальцами плотный шелк плаща, девушка зажмурилась и улыбнулась от счастья. Она сама накинула себе плащ на плечи и закрепила его серебряной застежкой в форме башни.

    В двери комнаты постучали.

    - Войдите! – звонко воскликнула Линесса, надевая кольца на свои тонкие пальцы.

    В комнату заглянул малыш Хамфри.

    - Сестрица, уже пора, отец зовет.

    - Уже, уже, - передразнила его Линесса и пошла к выходу. Ее младший брат важно подал ей руку и девушка, смеясь, приняла ее.

    Лорд Лейтон Хайтауэр, недовольный долгим отсутствием дочери, ожидал в холле. При виде Линессы он мрачно пошутил:

    - Линесса, дочь моя, видимо, мне не стоило давать согласие сиру Джораху. Ты не торопишься в септу.

    - Ни в коем случае, отец! – ответила Линесса, целуя его в щеку. – Прости за долгую задержку, но я обязана была подготовиться наилучшим образом, а мои служанки такие медлительные.

    Лорд Лейтон вздохнул.

    - Паланкин уже готов. Не стоит задерживаться дольше.

    - Отец, прошу, позволь мне проехать верхом, - взмолила Линесса. – В такой солнечный, теплый день я не хочу изнывать от духоты в крытом коробе.

    - Как я могу отказать тебе, Линесса? – только и сказал Лейтон, чем заслужил еще один поцелуй дочери.

    Вскоре взорам жителей Ланниспорта предстала свадебная кавалькада Хайтауэров. Впереди, на белой кобыле, ехала Линесса – гордая и прекрасная, щедро дарящая улыбки горожанам. По правую руку от нее ехал отец, по левую – старший брат, позади нее – прочая родня и домочадцы.

    Дорога не заняла и получаса. Септа, великолепное беломраморное здание, располагалась у моря. У ее порога свою невесту уже дожидался сир Джорах Мормонт. Он подошел к Линессе, чтобы помочь ей спешиться, и счастливая девушка легко скользнула в его объятья.

    Никто, в том числе и сама Линесса, не мог объяснить, почему дочь Лейтона Хайтауэра отдала свое сердце этому северянину. Дело было не в его внешности, ни в богатстве, ни в знатности рода. Однако способ их знакомства как нельзя лучше отвечал как ее романтической натуре и его уверенности в собственных талантах.

    - Ах, сир Джорах, Вы не должны был меня встречать, это же нарушение всех традиций, - хихикнула Линессаю

    - Пусть так, миледи, - низким, звучным голосом ответил Джорах, - но мне было невыносимо так долго не видеть Вас.

    Линесса покраснела от удовольствия. Джорах посмотрел в сторону невестиных родных и вздохнул:

    - Я вынужден Вас покинуть здесь, миледи, и дожидаться у алтарей. Молю, смилуйтесь надо мной и не превращайте это ожидание в пытку!

    Сир Джорах поцеловал руку невесты и скрылся за дверью септы.

    - Надо подождать еще несколько минут, пока остальные займут свои места в септе, - произнес подошедший лорд Хайтауэр. По его лицу было видно, что он не одобрил выходки сира Джораха.

    - Хорошо, отец, - согласилась Линесса. Увидев его хмурое выражение его лица, Линесса тихо вздохнула. После того, как последний человек из свиты Хайтауэров скрылся за стенами септы, Лейтон выждал несколько мгновений и подал дочери руку:

    - Пора.

    С гулко бьющимся сердцем Линесса последовала за отцом.

    Свет отражался разноцветными бликами сквозь витражи. В воздухе пахло благовониями. Статуи Семерых были богато украшены, а перед алтарями горели сотни свечей. Но несмотря на это великолепие невеста была разочарована: людей собралось совсем немного. «Где же лорд Ланнистер?», - раздосадовано думала Линесса, шагая к жениху, - «Почему вместо себя он прислал кого-то из братьев? Неужели он совсем не уважает ни ее саму, ни ее семью, ни ее жениха?». Невдалеке от алтаря Матери она увидела Алерию. Та улыбнулась ей, но Линесса ответила лишь сдержанным кивком. Она никогда особо не любила свою старшую сестру, но в чем была причина неприязни, так для себя и не решила. Рядом с ней она заметила ее мужа, лорда Простора Мейса Тирелла. За годы брака Алерия изменилась мало, а вот былой красавец Мейс потолстел и обрюзг. «Не иначе как он вместо нее выносил и родил четверых детей, - злорадно подумала Линесса. – Никакого сравнения с моим Джорахом!»

    Наконец, отец подвел свою младшую дочь к септону и жениху. Линесса, при виде обожания на лице сира Джораха, постаралась выбросить все неприятные мысли из головы. Отец снял ее плащ и передал Мормонту. Тот в свою очередь подошел к Линессе и бережно укутал ее своим зеленым плащом. Линесса немного поморщилась – плащ жениха был почти в два раза тяжелее ее собственного, к тому же грубая шерсть немедленно принялась колоть и натирать нежную кожу ее шеи. Септон соединил их руки и начал читать положенные слова, жених ему вторил и ободряюще сжимал пальцы своей невесты, а Линесса механично проговаривала клятвы, улыбалась и не могла дождаться момента, когда сможет снять со своих плеч это шерстяное проклятие.

    Септон умолк. Сир Джорах приблизил лицо к своей невесте и осторожно поцеловал ее. «У него такие приятные губы», - с удовольствием подумала Линесса, невольно обнимая мужа за шею.

    «Но от бороды он должен, просто обязан избавиться!» - добавила про себя, когда они покидали септу.
     
    Cat., grey king, Lali и 11 другим нравится это.
  13. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    История четвертая: "Синева неба, белизна снега"

    Первые лучи солнца показались из-за гор. Они позолотили вершины и отразились от снежных шапок самых высоких пиков. Слепящий утренний свет залил Долину и плескался в чаше гор подобно искристому белому вину.

    Один из таких лучей упал на лицо спящей женщины, нарушив ее покой. Она открыла глаза и почти сразу же прикрыла их: он был слишком ярок для ее утомленных глаз. Женщина попробовала пошевелиться, но немедленно замерла. От долгого сидения ее тело затекло, и при самом легком движении каждая мышца отзывалась болью. К тому же, она не хотела разбудить детей, что прижались к ней и все еще спали. «Пусть поспят подольше, - решила мать, вдыхая морозный воздух. – Каждый их день превращается в кошмар, во снах же они свободны и счастливы. Я не могу забрать у них и это».

    Они были в камере уже неделю. Сперва ее и детей заперли в одной из комнат дворца. Тогда леди Аррен потеряла счет дням, тщетно пытаясь успокоить детей и гадая, что случилось с ее мужем. Но затем произошло что-то ужасное. Их перевели в одну из Небесных камер. Сама она привыкла к холоду – он напоминал ей о далеком доме. Но дети… детям было хуже всего. Дочь свернулась комочком в одном из углов, тщетно пытаясь согреться, сын всхлипывал от ужаса каждый раз, когда замечал, что зовущая синева подбирается все ближе. Но хуже всего было самому младшему, младенцу, которого она совсем недавно отлучила от груди. Он плакал от ветра и голода, а когда затих, мать с ужасом отметила его пылающий лоб. Она принялась кричать и колотить в дверь своей темницы, требуя помощи для сына. Пришедшие стражники забрали у нее ребенка и дали вместо него пару теплых шерстяных одеял. Что стало с ее сыном? Жив ли он? Леди Аррен не знала. Она попыталась расспросить о нем у тюремщика, что приносил им еду, но тот лишь невнятно мотал головой и мычал. Словно в насмешку их свободу сторожил убогий разумом.

    Женщина услышала громкий скрежет. Дети проснулись и немедленно прижались к матери. Двери их темницы отворились и они увидели стражника, носившего голубой плащ личного охранника лорда Аррена.

    - Вас зовет к себе король.

    Леди Аррен и ее дети шагали по коридорам замка, которые еще никогда не казался ей настолько чужим. Вот и тронный зал. Восседающий на троне человек не был королем-драконом или ее мужем. Это был ее деверь Джонос.

    Когда-то давно, когда она еще была совсем маленькой, нянька рассказывала ей истории о людях-птицах из далекой Долины. «Их глаза пусты и холодны, - говорила она, - они никогда не мигают. Их руки способны разорвать плоть и выдавить жизнь из твоего сердца. Они никогда не ведут честный бой – их оружие лук и стрелы, оружие трусов». Она плакала, когда отец сказал, что она выйдет за лорда-птицу из Долины, плакала, когда ее отправили туда одну, без братьев, матери и сестер. Но глаза ее нареченного оказались добрыми, руки – мягкими, а слова говорили о любви и уважении. Тогда она усомнилась в историях своей няньки, но сейчас она видела перед собой того самого лорда-птицу, которого так боялась в детстве.

    - Я рад, что вы решили навестить меня, леди, - проскрипел он со своего трона. Он выглядел совершенно безумно.

    - Что здесь происходит? – вспылила леди Аррен. – Почему вы называете себя королем? Где мой муж? Где мой сын?

    - Роннел был Королем, что летал, - сказал Джонос, задумчиво вертя в руках связку ключей. – Но он оказался слишком слаб… недостаточно горд, чтобы вернуть себе то, что причитается. Скажем так: Роннела теперь по праву можно назвать лордом, что летал.

    При этих словах Джонос с усмешкой взглянул на запертую дверь в конце зала. Леди Аррен почувствовала, словно ледяная рука сжимает ей сердце. Ее муж мертв. Его глаза выклюют грифы и вороны, а светлые волосы разметет ветер. Ее муж был добрым человеком, а погиб как изменник и преступник. Упокоят ли Старые и Новые Боги его душу, или ей доведется вечно скитаться без надежды на покой?

    - Боги проклянут вас, - презрительно сказала женщина.

    - Проклянут, - равнодушно подтвердил Джонос. – За одно ли преступление или за оба – не все ли равно? А вы, я уверен, захотите поскорее присоединиться к своему мужу и сыну. Вы же их так любили, верно?

    По спине леди Аррен пробежали мурашки. Ее приучали к мысли о том, что смерть может прийти за ней в любой миг, но перед ее лицом она вдруг почувствовала ужасающую слабость.

    - Вы не посмеете этого сделать, - заявила она, изо всех сил стараясь не допустить, чтобы ее голос задрожал. – Ни лорды Долины, ни мои братья не допустят этого.

    Джонос засмеялся. Он поднялся со своего трона и подошел к ней.

    - Дорогая моя леди Аррен, позвольте вам кое-что показать.

    Он схватил ее за руку и поволок к окну.

    - Взгляните вниз, миледи.

    Женщина увидела Долину. Подступы к замку были перекрыты, но внизу собирались войска. Поодаль расположились шатры, суетились люди, а ветер развевал бессчетные пестрые знамена.

    - Вот галька Ройсов, - охотно пояснил Джонос, - а там – крест Колдуотеров, клинья Толлетов, крылья Шеттов, колесо Уэйнвудов. Не вижу я только лютоволка Старков. Вы же надеялись, что именно он вас спасет?

    - Мама! – леди Аррен услышала отчаянный визг дочери. Один из стражников схватил ее дочь, двое других открывали створки Лунной Двери. Кровь бросилась в голову матери.

    - Оставьте ее! – закричала она, бросаясь к ним. Она попыталась оттеснить их от Двери, но силы были неравны. Женщину теснили к открытой двери. Она схватилась за копье одного из стражников, пытаясь задержать неумолимое движение к бездне, но тот перехватил его и что есть силы ударил ее в грудь.

    А затем была боль, неуверенный шаг назад, полет и холодный ветер, стирающий слезы с ее щек.
     
    grey king, Lali, kety toy и 9 другим нравится это.
  14. Гражданин Креветка

    Гражданин Креветка Удалившийся

    Суперский Фанфикшн:bravo: Мне всегда нравились истории-приквелы к основной саге. Отлично получилось! Особенно первая и четвёртая части)
     
    grey king, Берен и Dernhelm нравится это.
  15. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    История пятая: "Леди Долины"

    Ни один из белых воронов еще не посетил Долину, но и без них этого леди Ровена знала, что наступила зима.

    Она стояла на балконе и наблюдала за тем, как редкие снежинки опускаются на землю с жемчужно-серого неба. Совсем скоро весь внутренний двор будет укрыт толстым белым одеялом, стены замка обледенеют, и оставаться в нем дальше будет небезопасно. Все они должны будут отправиться вниз, к Лунным Вратам, где толстые стены и гудящий в каминах огонь защитит их от наступивших холодов.

    Но женщине не хотелось покидать Орлиное Гнездо. Только здесь она чувствовала себя уютно.

    В груди леди Ровены родился сухой кашель, но она лишь поплотнее закуталась в свою шаль. Такие пустяки не стоили того, чтобы обращать на них внимания. Напротив, иногда они были полезны, помогали отвлечься от дурных мыслей, которые не желали исчезать.

    Она знала, что стареет. Косы леди Аррен были все так же густы и блестящи, как в день ее свадьбы, но в уголках глаз появились тонкие паутинки морщин, а некогда гладкое лицо было обезображено глубокими складками. Слишком часто она хмурилась, слишком часто гневно поджимала губы, слишком часто беззвучно рыдала, чтобы сохранить свою красоту. Впрочем, зачем она ей? Лорду Джону нет до нее никакого дела, а внимание других мужчин ей безразлично.

    Глядя на снег, покрывающий ажурные украшения внутреннего двора, леди Ровена подумала, не совершила ли она ошибку, согласившись на предложение лорда Аррена. Это сомнение поселилось в ней давно, и каждый раз на свой собственный вопрос она давала разный ответ. Она думала о детстве в Чаячьем Городе, о долгах отца, о печальной сдержанности лорда Джона, который тяжело переживал смерть первой жены и которого она искренне желала утешить, и отвечала «нет, не жалею». Но потом в памяти всплывали другие картины – нерожденные дети, вытекающие из нее вместе с кровью, вежливое равнодушие в глазах мужа, холодное ложе и бесконечное одиночество. Тогда она давала иной ответ.

    До слуха леди Аррен донесся странный шум, и она отступила назад, чтобы остаться незамеченной. Во внутренний дворик выскочили трое подростков, почти еще детей. Вооруженные тренировочными мечами, они гонялись друг за другом, пытаясь одновременно достать товарища и увернуться от его ударов. Тонкий слой снега мгновенно исчез под их сапогами.

    Их было невозможно не узнать или спутать с кем-то другим. Роберт, самый высокий из них, старший сын и наследник лорда Стеффона, будущий правитель Штормовых земель. Он громогласно хохотал, пытаясь достать мечом до своих приятелей, и не обращал внимания на скользящие удары, которые пропускал. Его смех подхватили все, даже Эддард, угрюмый паренек с Севера, который мало говорил и еще меньше улыбался. Он ловко уворачивался от выпадов Роберта, но не делал попыток его атаковать.

    Но Ровена следила за третьим из мальчишек, за Элбертом. Он был самым беспечным из них и получал больше всего ударов, но после каждого неизменно поднимался и продолжал бой. Она наблюдала за ним и думала, что с тех пор, как этот мальчик появился на свет, ее муж почти забыл дорогу в ее покои. Зачем ему тратить время и силы на попытку завести сына, если у него уже есть наследник? А воля мужа должна стать законом и для его супруги.

    Мальчишки убежали почти так же неожиданно, как и появились, а леди Аррен продолжила стоять на балконе. Снег быстро замел следы игр воспитанников ее мужа. Пройдет еще несколько лет, и они покинут Гнездо. Роберт женится на высокородной девице и отправится в Штормовой Предел, чтобы перенимать у своего отца опыт правления землями. Эддард, скорее всего, отправится вместе с ним. Будь у них дочь, она бы стала леди Старк, но, быть может, лорда Джон выдаст за него одну из своих племянниц, девиц Уэйнвуд. А Элберт… Элберт получит Гнездо, Долину и лучшую из молодых леди, которую только сможет найти ему его дядя. Может быть, будущей владычицей Долины станет дочь Десницы, Серсея Ланнистер? Говорят, девушка очень красива и может принести большое приданное золотом. Или ею будет одна из сестер Талли? Ходят слухи, что старшую планируют обручить с наследником лорда Рикарда Старка, но остается младшая, которая мало чем уступает сестре. Леди Аррен не сомневалась: для своего наследника, для будущего лорда Долины ее муж подыщет лучшую из всех возможных партий. И уж конечно не отправится за ней в Чаячий Город, как сам поступил в свое время.

    - Миледи, вы же совсем окоченели! – женщина услышала за спиной испуганный голосок и, повернувшись, увидела молодую служанку. Она чувствовала, что от долгого неподвижного стояния ее мышцы затекли, а пальцы стали такими же холодными, как мрамор балконных перил, но она не хотела признаваться в этом даже себе.

    - Глупости, Гретчель, - сказала она, тем не менее, позволяя девушке увести ее и с балкона и усадить у пылающего очага. – Еще никто не умирал от обыкновенной простуды.
     
    Cat., grey king, Lali и 7 другим нравится это.
  16. net-i-ne-budet

    net-i-ne-budet Лорд

    :cry:
    несчастная одинокая леди Аррен
    Dernhelm спасибо!
     
    Cat., grey king, Lali и ещё 1-му нравится это.
  17. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    И вам спасибо! Рада, что зарисовка понравилась.
     
    Cat. и Lali нравится это.