1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Vējes

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Marisa5478, 8 апр 2015.

  1. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    Название: Vējes
    Фандом: сага "Песнь Льда и Пламени"
    Авторы: Ziraelle и Marisa5478
    Категория: гет
    Размер: макси
    Пейринг: Джейме/Лианна, Серсея/Рейегар
    Жанр: романс, драма, ангст
    Рейтинг: R
    Предупреждение: AU, твинцест, смерть персонажа, возможно ООС
    Краткое содержание: продолжение этой истории Kings
    Серсея всё же вышла замуж за Рейегара, а Джейме собрался жениться на Лианне.
    Дисклеймер: Всё принадлежит Мартину
    Примечание:
    Vējes - судьба (пер. с валирийского)
    шапка составлена "на вырост", конечно.
    Gemini на фикбуке - это тоже я.
    Статус: в процессе

    1.Лианна

    Пьяный септон, забывший свои слова на середине, крохотная деревушка в одном дневном переезде от Харренхолла, разбавленный эль и свежеиспеченный хлеб вместо сладкого борского вина и цыплят в меде и миндальном молоке, бурные проводы пьяных завсегдатаев таверны и брачное ложе с клопами - и дело сделано.

    Ведь знала же, что первоначальная идея была самой верной, мысленно костерила себя Лианна, невольно отступая под пристальным взглядом лорда Рикарда, которым он едва ли не буквально пригвоздил дочь к месту. В его глазах сквозил такой явный холодок, что Лиа даже поежилась.

    - Прости, Лианна, я, кажется, не расслышал: за кого ты хочешь замуж? - медленно и четко выговаривая каждое слово, переспросил отец.

    С улицы раздался глухой чавкающий звук копыт, увязающих в грязи - проливной дождь не переставал с утра, по большому счету, именно он и стал причиной того, что она сейчас стояла перед отцом, словно нашкодившая маленькая девочка. Звук на мгновение отвлек их, но не спас от необходимости отвечать.

    Лиа глубоко вдохнула и расправила плечи, подняв взгляд на лорда Винтерфелла. Она - волчица, она смелая. Должна быть такой, иначе проиграет всё: свободу, жизнь, гордость. Нужно было бежать ещё вчера вечером, в то время, как они с Джейме оба были полны решимости, а не на утро, когда вчерашняя бравада схлынула, обида чуть утихла, а разум вновь начал брать верх.

    Но Старки винтерфелльские так просто не сдаются.

    - Я хочу замуж за Джейме Ланнистера. - Упрямо повторила она, уперев руки в боки. Лианна прекрасно понимала, что для полноты образа ей не хватает ещё топнуть ножкой и захныкать, только отступать было поздно. Одно неверное слово и она пропала. - Сына Тайвина Ланнистера, лорда Кастерли Рок, хранителя Запада и десницы короля.

    Лорд Рикард раздраженно отмахнулся.

    - Я знаю, кто такой этот Джейме. Но этому не бывать, и это моё окончательное решение.

    Лианна задохнулась от возмущения, искренне оскорбленная тем, что он даже слушать её не желал.

    - Отец!

    - Никаких "отец", я пообещал твою руку Баратеону и намерен сдержать слово. - Отрезал Старк, устало потирая виски, словно слова дочери неимоверно утомили его.

    - Я не пойду за него! - Лиа вспыхнула. - Лучше септой стану!

    - Не станешь, - хладнокровно возразил отец.

    Лианна громко засопела, чувствуя, как отчаянье холодит кровь. Вчера на окраине леса, где они встретились с Джейме, идея брака, в котором они, как короли, смогли бы сами выбирать супруга, звучала так хитро и убедительно, что она не сомневалась - отец согласится, пусть и не сразу. Но, как оказалось, Лиа ошиблась.

    Хорошо хоть братья сейчас мутузят друг друга в грязи на тренировочном поле, иначе под аккомпанемент из ухмылок Брана и тягостных вздохов Неда она бы давно сдалась, сбежала как вчера, а спустя несколько месяцев, стала бы женой Роберта - скорее охотничьим трофеем, нежели спутницей жизни. С таким, как он, иначе и быть не могло, что бы он там ни плел про чувства.

    Как этот наглец лапал вчера служанку! А как прижимал к себе во время танца юную леди Уэнт, в честь которой и проводился турнир! Нет, будь Роберт Баратеон даже последним мужчиной на земле, она не позволит ему прикоснуться к себе, пусть катится в седьмое пекло со всей своей "любовью".

    Лианна так разгорячилась, что едва не озвучила свои мысли вслух, но, к счастью, вовремя прикусила язычок. Зная лорда Рикарда, она понимала, что упрямиться с ним бесполезно. Тут нужны были иные методы.

    Подыскивая слова, юная леди Старк неспешно подошла к креслу, на котором восседал отец.

    - Прошу, только послушай, - девушка улыбнулась и продолжила елейным голоском, кардинально изменив тактику: - Я знаю, ты хочешь мне добра и веришь, что Роберт, друг нашего милого Неда, сделает меня счастливой. Так?

    Лорд Рикард осторожно кивнул и, склонив голову набок, с интересом воззрился на дочь, которая, вдохновленная его вниманием, продолжила, взяв его широкую ладонь в свои.

    - Но я не люблю Роберта. И не полюблю, а он, несомненно, достоин той, кто разделит его чувства. Штормовой предел могуч, но Кастерли...

    Она не успела закончить - отец осторожно, но решительно стиснул её тонкие пальцы, заставляя замолчать.

    - Лиа, милая, я понял, к чему ты клонишь, но теперь послушай меня, пока твоё упрямство не завело тебя слишком далеко. - Лорд Рикард вздохнул, поднялся из-за стола и положил руку на плечо Лианны, ей показалось, что его глаза на миг потеплели. - Я люблю тебя, моя единственная дочь. Но я живу на свете гораздо дольше тебя и в людях разбираюсь лучше. Возможно, Роберт не станет для тебя самым лучшим мужем, зато я с уверенностью могу сказать, кто станет худшим.

    Девушка собралась что-то ответить, но лорд Винтерфелла остановил её властным движением руки:

    - Всё решено. Ты выйдешь замуж за Баратеона - не Ланнистера, а через несколько лет поблагодаришь меня за это, запомни мои слова.

    Он отпустил Лианну и направился назад к столу, по которому было разбросано несколько исписанных листов, когда под пологом огромного шатра разнесся невеселый смешок. Лорд Рикард обернулся и с изумлением увидел злую ухмылку, искривившую губы дочери.

    - Лиа?..

    - Поздно, отец.

    Старк недоверчиво нахмурил кустистые брови:

    - Что ты хочешь этим сказать?

    Лианна подалась вперед, решаясь на самый последний шаг и ставя на кон всё.

    - Только то, что я уже жена Джейме. Перед Богами. - Безразлично смахнув невидимые пылинки с рукава, с мрачным удовлетворением солгала Лианна. - Не думаю, что Роберт возьмет меня, несмотря на это. Хотя можем спросить у него. - Закончила девушка, со злорадством наблюдая, как ещё сильнее вытянулось истинно-старковское лицо лорда Рикарда.

    2.Джейме

    Джейме Ланнистер стоял в светлой и хорошо убранной комнате таверны, где они остановились по пути в Утёс Кастерли. Удивительно чистая, здесь пахло свежим бельём и даже доносился из кухни почти домашний запах выпечки и жаренного мяса со специями.

    Ему хотелось переминаться с ноги на ногу, как провинившемуся пятилетнему мальчишке, но вместо этого он твёрдо стоял, заведя руки за спину, опустив голову в акте ложного повиновения. Впрочем, вряд ли это проведёт главу семейства, смягчив его настрой. Тайвин Ланнистер никогда не кричал, не ударял кулаком по столу – не делал ничего, что могло бы разрушить образ человека, словно выточенного из каменной глыбы и лишённого всяческих чувств. Но сейчас Джейме казалось, что отец готов был схватить глиняный кувшин с вином, стоявшим на столе между ними, и швырнуть со всей силы прямо в золотоволосую голову своего сына. Губы сложились в тонкую линию и морщины обострились, зелёные глаза Тайвина опасно сузились, взгляд пронизывал до самых костей – от этого хотелось провалиться сквозь землю или, в крайнем случае, сделать сальто из окна, но рыцарь он или нет, в конце концов?

    – Старк не согласился выдать дочь за Стеффона Свифта или за твоего друга Аддама Марбранда. – С убийственно-холодной интонацией говорил отец, но от смысла произнесённого хотелось пуститься в пляс. О, Тирион будет смеяться до колик, когда узнает, что они с Лианной Старк учудили, и как папенька на это отреагировал.

    – Отказывается и от каких-либо других наших вассалов, – продолжил Тайвин. – Кроме того, он отверг и нашу младшую ветвь.

    Кого же сватали взамен, интересно знать? Кузена Джейсона-послушайте-всю-сотню-старых-шуток-которые-я-выучил или, может быть, Тибольта-я-рыгаю-после-каждой-кружки-эля? Бедная Лианна даже не подозревает, какой страшной участи ей удалось избежать. Джейме не смог сдержать усмешки.

    – Ты не будешь так веселиться, когда я отошлю тебя в Винтерфелл вместе с законной супругой, – фраза звучала как одно сплошной предупреждение, будто по коже пробежал холодок.

    Он опасливо поднял взгляд на отца.

    – Что ж, всегда было любопытно узнать, как же выглядит настоящая зима!

    – У тебя, судя по нынешнему положению дел, будут многие годы, чтобы испытать весь холод Севера и промёрзнуть насквозь.

    Джейме снова улыбнулся, но, спохватившись, постарался замаскировать этот проблеск радости, сдвинув брови к переносице.

    – Так вы всё же решили, что?..

    – Я не оставлю попыток остановить этот абсурд. – Тайвин постучал пальцами по столу, пододвинул к себе чернильницу и стопку пергамента.

    «Если бы этот брак действительно был так невыгоден, то не стал бы и слушать Старка, отец. Значит, к какому-то соглашению вы пришли, не так ли?»

    Джейме выдохнул и решился на ещё один вопрос:

    – И всё же, почему ты считаешь, что породниться с лордами Риверрана выгоднее, чем с Хранителями Севера? У них огромные земли, роща железоствола…

    – Я прекрасно знаю, что из себя представляет нищий Север, сын. – Оборвал его Тайвин. – Но если ты сам этого не понимаешь, я не собираюсь рассуждать, почему Лианна Старк самая последняя девушка, которую бы я для тебя выбрал.

    – Но…

    – Не может быть никаких «но».

    Он кивнул на дверь, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Джейме покорно развернулся, прекрасно осознавая, что бой всё ещё может оказаться проигранным, но это сражение остаётся за ним. Снаружи он был собран и ничем не выдавал истинных чувств. Внутри он ликовал. Спасибо Богам Старым и Новым, спасибо Лиане Старк и её восхитительно стойкому отцу – он не женится на Лизе Талли!

    Ложная эта весна или нет, но ветер задувал самый что ни на есть тёплый, а солнце одаривало яркими лучами. Джейме поднял голову и подставил лицо свету, зажмурившись. До Утёса Кастерли оставалось ещё несколько дней пути, и ему, в самом деле, уже не терпелось туда скорее вернуться, чтобы поделиться последними новостями с братом.

    Весь остаток Харренхолльского турнира отцы только и занимались тем, что один предлагал варианты, второй их безусловно отвергал. Лорд Винтерфелла вряд ли жаждет увидеть свою дочь, приносящей клятвы верности ему, Ланнистеру, но если уж так случилось, то хвалёная Старковская честь и чувство справедливости требовали только одного решения. Конечно же, Рикарду следовало получить от союза полную выгоду, разумеется – этот факт Джейме тоже не исключал. Именно поэтому какие-то третьи по значимости лорды Западных Земель его не удовлетворят. Так же и его отец знал, что девица Старк – это вовсе не крестьянская дочка, и от претензий разъярённого Хранителя Севера «как я теперь выдам попорченную девицу замуж» никак не отмахнёшься.

    Только позже Джейме узнал, что они с Лианной выдали отцам одну и ту же причину для брака: «перед богами мы уже муж и жена». Он ещё и прибавил, что, как знать, это ведь был не один раз, возможно, девчонка уже несёт под сердцем его сына – наследника Кастерли Рок, между прочим. Отец был в ярости. Ох, как жаль, что рядом не было ни Тириона, ни Серсеи, которые бы разделили его триумф!

    Джейме нахмурился и посмотрел вперёд, где Аддам Марбранд мутузил турнирным мечом мальчишку-оруженосца Орсена Свана. Вообще-то, конечно, это должен был быть честный бой, и меч у соперника тоже имелся, но Орсен всегда был недотёпой. Серсея смеялась над ним с самого детства.

    Он рассчитывал, что сестра разделит восторг от его столь хитрого плана, но ошибся. Попрощались они самыми настоящими врагами, она раскричалась, ударила его в грудь и яростно развернулась на каблуках. Что за вздор, сама же выскочила замуж за короля, только её и видели!

    – И долго ты намерен там стоять? – крикнул Аддам, махнув рукой. Орсен припал на одно колено и, скривившись в гримасе боли, растирал ушибленное плечо.

    – Ваше удивительное сражение меня заворожило, какое владение мечом, сир Аддам! Эртур Дейн бы плакал от счастья.

    Друг показал ему кулак, и Джейме, рассмеявшись, направился к нему.
     
    Последнее редактирование: 17 апр 2015
    Istess, Берен, Странница и ещё 1-му нравится это.
  2. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    3. Серсея
    Серсея смотрела на Рейнис, в который раз пытаясь проникнуться к девочке теплыми чувствами. И в который раз не испытывала совершенно ничего. Она часто утешала себя, мол, чужих детей любить сложно, а вот своих она обязательно полюбит по-настоящему, искренне и безоглядно. Но всё же иногда боялась: вдруг дело в том, что её сердце такое же чёрное, как тот чай, плескавшийся в кружке? Королева поморщилась и хлебнула напиток мелким глотком, ощутив вяжущую горечь во рту.

    Дочь Рейегара сидела за столом, подперев щёку пухлой ладошкой, и сосредоточенно выводила цветными мелками какие-то каракули, отдалённо напоминающие дракона. Девочка изящным для такого юного возраста жестом откинула тёмные волосы, лезущие в глаза, и поправила рукав тёмно-красного парчового платья, расшитого чёрным узором.

    – Ох, милая, как здорово получается! – заворковала её воспитательница Колет. – Какой красивый рисунок!

    Она вскользь глянула на чёрную кляксу с крыльями, наверное, Балериона в представлении принцессы, и вновь вернулась к вышиванию.

    Рейнис повернулась к Серсее.

    – А вам нравится?

    Серсея притворно улыбнулась.

    – Конечно. У тебя, определённо, настоящий талант.

    Рейнис смерила её задумчивым взглядом – что бы понимала в свои четыре года! – и серьёзно кивнула, будто бы раскусив маленькую ложь мачехи. У девочки были глаза покойной Элии, дорнийские, почти чёрные. Словно живое напоминание, что именно принцесса Дорна была первой королевой, и именно из-за неё Серсеины мечты когда-то разлетелись на тысячу осколков.

    – Вы бы могли мне помочь дорисовать, – тихонько предложила Рейнис. – Я знаю, что вы тоже превосходно рисуете, миледи.

    – Нет, милая, лучше заканчивай сама. – Серсея поставила чашку на столик. – Я боюсь всё испортить.

    Не хватало ещё заниматься работой воспитательницы. Она и находится-то здесь только потому, что Рейегару будет приятно. Муж никогда не просил заменить дочке покойную жену, но она знала: ему бы этого хотелось. И Серсея намеревалась постараться, даже несмотря на то, что её просьбы супруг порой отвергает. Отказался брать Джейме в Белые Гвардейцы! Немыслимо. Это до сих пор её злило. А уж сам Джейме… Но об этом лучше не думать.

    Рейнис до того неуклюже раскрашивала Балериона, совсем как она сама в детстве, и Серсея всё же не выдержала.

    – Да подожди, не размахивай ты так! – Она наклонилась над девочкой и взяла её руку в свою, помогла сделать несколько плавных движений. – Вот, видишь? Штрихи ровнее и мягче ложатся, если ты держишь мелок так.

    – Спасибо. – Рейнис подняла на неё взгляд и радостно улыбнулась, а Ланнистер изобразила одну из самых добродушных своих улыбок в ответ.

    После короткого стука в дверь в комнату вошёл мальчишка-посыльный. Он смущённо огляделся, прижимая к груди письмо.

    – У меня послание для вас, ваша милость, – пробормотал он, отвесив нелепый поклон.

    Серсея поднялась с кресла и, придерживая длинную юбку обеими руками, направилась к мальчику.

    – Благодарю, ваша милость, – отчаянно краснея, ляпнул мальчик, вручая конверт ей в руки. Ойкнув, он тут же толкнул дверь и спиной вывалился из комнаты, чуть не запнувшись о порог. Ланнистер не смогла сдержать смешка. Это племянник кого-то из мелких лордов, насколько она помнила, кажется, Блэквудов. И он был влюблён по уши. Это одновременно раздражало и льстило.

    На конверте строгим, острым и аккуратным почерком отца было выведено её имя. Нахмурившись, Серсея сорвала красную печать с изображением льва и развернула страницу. Написанное уложилось в голове не сразу, и вовсе казалось, будто в живот её ударили так сильно, даже становится трудно дышать. Пришлось перечитать три раза, строчки скакали перед глазами. Свадьба Джейме и Лианны Старк будет праздноваться в Кастерли Рок. Свадьба. Джейме. И. Лианны.

    – С вами всё хорошо, ваша милость? – донёсся до неё обеспокоенный голос Колет. – Плохие новости?

    – Я... – она подняла взгляд на воспитательницу, но комната начала расплываться перед глазами словно отражение в запотевшем зеркале. – Мои новости не ваше дело! Не смейте больше никогда и ни о чём спрашивать, никогда, пока я не захочу услышать ваши вопросы!

    Она выскочила за дверь разъярённой кошкой, как совсем не подобает королеве, и почти бегом бросилась в свою комнату. Добежав до поворота к лестнице, Серсея сумела остановиться и перейти на шаг – будет совсем некстати, если кто-то из слуг увидит её в таком виде. Ланнистер со злостью смахнула слезу со щеки. Она львица, сильная и храбрая, львицы не плачут! Нет, никто не увидит ни единой её слезинки.

    Серсея скомкала в руке письмо и с трудом сдержалась, чтоб не запустить гадкой бумажкой в голову служанке, нёсшей в руках корзину с бельём. Вместо этого она угрюмо посмотрела на девчонку, заставив ту опустить голову и словно даже стать меньше ростом.

    Лишь закрыв за собой дверь своей спальни, она, наконец-таки, дала волю слезам. Серсея швырнула отцовское письмо на пол и со всей силы пнула дверь пяткой, а потом ещё, и ещё.

    Она никак не ожидала, что отец даст ход этому вздору. И совершенно искренне заранее обрекла безрассудный поступок брата на провал, да так ему и надо. На кого Джейме её променял! На эту неотёсанную северянку! Да как ему в голову только такое пришло!

    Серсея прижала руки ко рту, пытаясь сдержать всхлипы, и направилась к кровати. Джейме должен был принадлежать только ей и никому больше, так было бы правильно - они вместе пришли в этот мир, они половинки единого целого.

    Она закричала и смахнула с прикроватной тумбочки шкатулку с драгоценностями, в разные стороны разноцветным дождём разлетелись изумрудные ожерелья, сапфировые кольца, золотые цепочки. Она не обратила на это ни малейшего внимания, раскачивалась на кровати, глотая слёзы. И далеко не сразу поняла, что в комнате больше не одна.

    – Что случилось, миледи? – осторожно спросил Рейегар. Она повернула голову и увидела своего лорда-мужа, своего короля, стоявшего в нескольких шагах. Он изумлённо оглядывал небольшой погром, что она устроила в комнате. Наклонился и поднял письмо с пола, лишь мельком на него взглянул, изумлённо приподняв брови.

    – Ничего. Ничего не случилось. – Серсея шмыгнула носом, и ей вдруг стало стыдно. Ведёт себя как безродная девка, а не как супруга Рейегара и королева.

    Рейегар неопределённо качнул головой и присел рядом с ней на кровать. Он обнял её и прижал к себе, поцеловав в макушку. Серсея покрепче прильнула к нему и уткнулась носом в плечо. Вот он, единственный мужчина, который должен быть рядом с ней. Больше ей никого не нужно в целом мире, никогда, ни за что.

    Рейегар отстранился от неё для того, чтобы осторожно, нежно провести ладонью по её щеке, заглянув в глаза. В чёрных зрачках принца Серсея видела своё распухшее от рыданий лицо и ненавидела себя за это.

    – Ты всегда можешь мне всё рассказать. Все твои проблемы – отныне и мои тоже, между нами не должно быть секретов, любовь моя, – мягко сказал он.

    – Я знаю. Но правда, всё хорошо, – она неуверенно улыбнулась, хотя в сердце зияла огромная дыра, которая не затянется. Рейегар, помедлив лишь мгновение, легонько коснулся губами её щёки, сцеловывая слёзы.

    4. Рейегар
    – Доброй ночи, отец. – Рейнис, лукаво сверкнув черными глазками, поднялась на носочки, подставляя личико для поцелуя.

    – Доброй ночи, милая. – Рейегар нежно коснулся губами щеки дочери и потрепал её по мягким волосам, в ответ на это она вывернулась и, топая ножками по мрамору, словно целый табун лошадей, вперед септы выскочила из королевских покоев.

    Король вздохнул. В его руке остался рисунок – подарок Рейнис, четыре разноцветных кляксы на измятом белом листке. Одна большая черная и три маленьких: желтая, зеленая и черно-красная. Драконы, так назвала их Рени. Большой – сам Рейегар, маленький черно-красный – разумеется, она сама, а другие два – братик с сестричкой, которых скоро подарит леди Серсея: золотого как её волосы и зеленого – как глаза. Малышка боготворила мачеху, один раз, как говорила септа, даже плакала, убиваясь, что волосы у неё темные, а не серебристые или золотые.

    Значит, по её мнению оставались ещё двое. Рейегар невольно улыбнулся, а память услужливо подкинула воспоминание: маленький мальчик с длинными серебристыми волосами протискивается сквозь толпу, с замиранием сердца ожидая того момента, как увидит перед собой величественный, но жуткий Железный Трон, а на нем грозного, но великолепного мужчину – повзрослевшую копию мальчика в сверкающих доспехах и золотой короне. Истинный король, настоящий Дракон с гордым взглядом фиалковых глаз, горящих огнем древней Валирии.

    Он, Рейегар, не такой. И его сын, если Боги подарят его, глядя на отца, не испытает того трепета, что чувствовал сам король, глядя на Эйериса. Безумного Короля, как его теперь называют. Шепотом, разумеется.

    Таргариен скривился как от боли. Его отца считают сумасшедшим тираном, в нем самом видят "доброго принца", а в дочери от дракона вообще ничего – карие глаза да мягкие каштановые волосы матери.

    Элии. Она искренне желала сделать принца счастливым, родила ему Рейнис, отдав за то свою жизнь. Рейегар никогда не любил дорнийскую принцессу, по крайней мере, той любовью, которой она заслуживала, но не проходило и дня, чтобы он не вспоминал первую жену, пусть второй неплохо удавалось затмевать память о ней.

    Он опустился на кресло, мягко скользнув пальцами по серебряным струнам арфы, стоявшей рядом. Для Элии Дорнийской у него была песня. Для Серсеи Ланнистер тоже – ещё одна, которую никто никогда не услышит.

    Говорят, женщины, слышавшие его музыку, рыдают, порой Рейегар видел их слезы, но большинство россказней все же считал сказками. Они верили его словам, каждая находя в них что-то своё, вот только он никогда не пел о том, что было личным для него. Сочинить балладу о красивой несчастной любви – что может быть трогательней? Леди плачут, лорды сидят в угрюмом молчании, все хвалят певца... но лишь в том случае, когда главный герой песни – не её автор. Такие истории вызывают жалость, а порой и презрение.

    Дверь покоев приоткрылась и в них, словно красно-золотой ураган из бархата, кружев и парчи, влетела его жена, пребывающая в крайнем раздражении.

    – Что бы там тебе ни наговорил этот твой друг, та девка заслужила! – с порога заявила она.

    Рейегар рассеяно заморгал, отгоняя нахлынувшие воспоминания.

    – "Этот мой друг"?

    Серсее хватило совести покраснеть, хоть ярости в львице и не убавилось.

    – Сир Эртур!

    – Я не видел его со вчерашнего дня, любовь моя, и в нашей последней беседе не присутствовало ни одного упоминания о девках, уверяю, – нахмурился король и поманил жену к себе.

    Прекрасные черты девушки мгновенно смягчились, делая её еще прекрасней, чем в гневе. Порой Рейегар сожалел, что отец отказал лорду Тайвину в их браке с самого начала, но со стыдом прогонял эти мысли, упрекая себя за подобный эгоизм. Эйерис Таргариен был хорошим человеком, не всегда дальновидным, но хорошим.

    – И что же этот сир мог мне рассказать? – поймав жену за руку, поинтересовался Рейегар.

    – Ничего, – мурлыкнула Серсея, а король потянул её к себе, усаживая на колени. – Ох!

    – Моя королева сердита? – Улыбнулся Рейегар. По правде говоря, его королева сердита уже три дня – все то время, что собирается на свадьбу своего брата, но он не мог понять её гнева – с собственным братом они не были особо близки, Визерис слишком похож на отца и младше Рейегара на семнадцать лет. Возможно, будь они близнецами, все сложилось бы иначе.

    Жаль, что он не сможет поехать с ней.

    – Только на то, что мой король сидит один в темноте, – в тон ему фыркнула Серсея и попыталась вывернуться из его рук, вероятно, чтобы зажечь свечи, но он не отпустил.

    Некоторое время они сидели молча, глядя в огонь в очаге – единственный источник света в королевских покоях. Серсее, как и всегда, тишина наскучила очень скоро:

    – О чем ты думаешь?

    Рейегар неохотно оторвал взгляд от язычков пламени, пляшущих и напоминающих ему о том, чего королеве знать не следовало.

    – О сыне. – И это не было совсем уж ложью.

    Серсея напряглась. Они были женаты чуть больше года, но кровь у королевы приходила с завидным постоянством каждую луну.

    – Я рожу тебе сына. – С непоколебимой уверенностью пообещала она.

    – Я знаю, – кивнул Рейегар. Ланнистеры всегда платят свои долги, а это, как ни крути, её супружеский долг.

    – И дочь, – мечтательно улыбнулась королева. – Да, у нас будет двое детей.

    – Трое, – мягко поправил её Таргариен.

    Серсея поспешно кивнула. Он понимал, как тяжело ей принять Рейнис, и был к этому терпелив, но позволить забыть о том, что у него уже есть дитя, не мог.

    – Ну да, трое. – Серсея обвила его шею своими руками, шелестя мирийским кружевом на рукавах, и хихикнула совсем по-девичьи: – Две девочки и мальчик, как Висенья, Эйгон и Рейнис!

    Кажется, эта мысль её вдохновляла. Рейегар рассмеялся вместе с ней - Рени бы явно понравилось быть Висеньей, но на душе стало как-то пасмурно.

    – Только при них об этом не упоминай, иначе они за Узкое Море отправятся расширять Семь Королевств. Кровь Ланнистеров и Таргариенов – опасная смесь.

    – Хорошо, – отсмеявшись, согласилась Серсея и добавила, лукаво глядя на мужа из-под длинных ресниц: – Только прежде нам нужно... Ой!

    – ... решить государственные дела, – согласился Рейегар, поднимаясь на ноги и продолжая держать при этом Серсею на руках.

    – Предлагаю продолжить разговор в спальне, мой король. – Серсея сымитировала почтительный поклон, что вышло настолько грациозно, насколько вообще возможно в таком положении.

    – Как скажете, моя королева. – Кивнул он и понес жену к постели.

    5. Лианна
    Лианна притянула колени к груди и вжалась спиной в шершавую кору чардрева, находя какое-то нездоровое успокоение в ноющей боли.

    Наверное, её уже обыскались - процессия, которой поручили сопроводить невесту в Кастерли Рок, должна была покинуть стены Винтерфелла еще четверть часа назад. Вот только леди так и не явилась во двор, в покоях не ночевала, и никто не видел её со вчерашнего вечера.

    Со скрюченной ветви над головой сорвался сухой листок - красное на белом, как кровь и кость. Дурной знак, решила бы Лиа, верь она в них. Он, кружась, опустился точно ей на колени, и девушка невольно сжала его в кулачке.

    Богороща словно бы ожила, чувствуя чье-то вторжение.

    Палая листва зашуршала под сапогами, и Старк даже не удивилась, увидев брата. Нед всегда умел её отыскать. Как бы далеко она ни убегала, как бы надежно ни пряталась - в стенах отцовского замка, в лесу, в своих мыслях и страхах - он всегда находил сестру и возвращал туда, где тепло, светло и уютно. За это она любила его, пожалуй, даже больше, чем веселого и беззаботного Брана или милого и нежного Бена.

    - Лианна, - сегодня он был суров и мрачен, как никогда, - почему ты здесь? Все уже с ног сбились.

    Она не удержалась от ядовитого смешка:

    - Чего сбиваться-то, ты вон без труда меня нашел, почему не пришел раньше?
    Нед не ответил, стиснув зубы. Девушка прекрасно понимала, что чувствует брат, и, признаться, ей было стыдно, но идти на попятную она не собиралась. Даст слабину - вся решимость тут же исчезнет, уступив место страху, который и привел её в эту холодную ночь под сень могучего сердце-древа, с детства бывшего её самым верным советчиком.

    Нед вздохнул, отворачиваясь и сжимая кулаки. Лианна видела, что он хочет накричать на неё, обозвать дурой, наговорить много обидных слов, которые она заслужила, но вместо этого он лишь грустно посмотрел на сестру и, расправив плащ, подбитый волчьим мехом, сел рядом.

    На душе от этого стало ещё более мерзко. Его ненависть она бы стерпела, но не молчаливое отчуждение.

    - Нед? - тихонько позвала Лиа. Сейчас, здесь под пристальным взглядом немигающих глаз Старых Богов, глядящих на них с белоснежного ствола, она не могла и не хотела ссориться или спорить. Отец не разговаривал с ней, Бран сердито бурчал, а Бенджен, её милый младший братец, разрывался не в силах принять чью-то сторону. Если отвернется и Нед, она себя не простит, пусть у него для этого и больше всего поводов.

    Лианна невольно всхлипнула, наконец давая выход чувствам, накопившимся за последние месяцы, и брат, без слов понимая, что от него требуется, обнял её за плечи, ожидая, наверное, что она заплачет, но слез не было.
    Она хотела бы сказать что-то, поднять какую-то тему, не касавшуюся происходящего, но вместо этого тускло поинтересовалась:

    - А он будет на свадьбе? - Пояснять, кто такой "он", не было нужды.

    Эддард повернул к ней голову и чуть склонил набок, словно бы оценивая её вопрос.

    - Нет.

    Лианна с облегчением вздохнула. Она не видела Роберта Баратеона с того вечера, как повздорила с отцом относительно их помолвки. На утро, когда она рассказала лорду Рикарду о Джейме, он молча выслушал последний довод и, так же холодно и решительно, как обычно, велел ей не покидать шатер. Он не приставил охраны, не запер её нигде, не связал, не озвучил никаких угроз или родительских проклятий, но этого и не требовалось - взгляда отца было достаточно. В этом они были похожи с Недом так, что порой жутко становилось.

    - А хочешь знать, почему? - Разрушил тишину брат, вновь устремляя взгляд куда-то вдаль.

    Лианна не хотела. Точнее, очень хотела, но боялась. Она так запуталась в сети из лжи, чувства вины и обиды, сплетенной собственноручно, но все же кивнула, не будучи в силах смирить свое любопытство.

    - Он направился на юг, в Дорн. Там он посетит Звездопад, чтобы попросить руки Эшары Дейн. Говорят, сир Эртур уже дал свое благословение.

    Лианне показалось, что в последних словах Неда прозвучало едва ли не злорадство, и упрямство вновь вспыхнуло, заставляя девушку вскинуться:

    - Ну и пекло с ним! - выпалила она, надув губы.

    Что ни говори, но глубоко в душе она надеялась, что Роберт Баратеон переживает её предательство, если это можно так назвать. Сколько слов о любви он ей наговорил! Столько в песнях не услышишь, а тут - нате! - поехал свататься к другой. Щеки Лианны запылали от негодования, но она попыталась успокоить себя тем, что Нед бы все равно не выдал друга, даже если бы тот бился в истерике и рыдал, зализывая раны на разбитом сердце.

    Видимо, напоминание о Штормовом Лорде окончательно разрушило с трудом восстановленное на краткий миг доверие. Нед поднялся и, отряхнув плащ, подал руку Лианне, та неохотно приняла её и встала с земли. Лианна, поморщившись, потянулась, разгоняя кровь по телу и поймала на себе взгляд брата.

    - Что?

    Нед помолчал, но затем бережно взял руку сестры и спросил, заглядывая в глаза.

    - Так почему ты здесь? Разве не этого ты хотела?

    Лиана потупила взор.

    - Нед, ты не понимаешь...

    Он всплеснул руками.

    - Так объясни! Я действительно не понимаю.

    Она провела тут всю ночь, моля Старых Богов помочь ей разобраться в себе и понять, чего она хочет. Но они молчали. Как, впрочем, и всегда, или Лиа просто не понимала их. Она не нашла ответов, но одно поняла точно: если она и выйдет замуж, позабыв о зове сердца, то сделает это не по прихоти отца.

    - Я не хочу замуж за Роберта Баратеона, пойми это наконец! - Девушка скрестила руки на груди, готовая к новой порции уговоров брата, но тот к её огромному удивлению выругался.

    - Да пекло с ним, с Робертом! - Он исподлобья посмотрел на неё и выплюнул, скривившись, словно от боли: - Ты отдала свою... невинность этому Ланнистеру!

    Так вот что он думает! Немудрено, ведь она сама так сказала. Стало так обидно, что слезы едва не выступили на глазах, но сама мысль о том, что Нед считает её падшей женщиной, приводила в ужас.

    - Нет, Нед, ничего не было! Я специально так сказала, чтобы отец не отказал.

    Лианна поймала брата за руку, но он вырвался, а вместо облегчения в его глазах стояли лишь гнев и разочарование.

    - То есть, ты обманула отца? Обманула всех нас, навязав свою безумную идею?

    Лианна гордо вскинула подбородок:

    - Да.

    Нед отмахнулся и зашагал прочь.

    - Я бы посмотрела на тебя самого, реши отец женить тебя на какой-то незнакомой девице! - гневно крикнула ему вслед Лианна. Обида загубила в ней последнюю потугу завершить разговор мирно.

    Нед на мгновение замер и бесцветно бросил через плечо:

    - Вскоре посмотришь. Он договорился с Хостером Талли, я женюсь на леди Кейтилин.

    Глава 6. Джейме
     
    Последнее редактирование: 21 апр 2015
    Берен и nikroks нравится это.
  3. nikroks

    nikroks Знаменосец

    А что с Брандоном, это же он был первым женихом Кет?
     
    Берен нравится это.
  4. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    О, с Брандоном всё в порядке. Просто у Рикарда изначально не было "южных амбиций", раз уж Эйерис у нас очень удачно самоустранился. А потому на Брандона у отца (и у нас, как авторов, что уж :D) другие планы.
     
    nikroks нравится это.
  5. nikroks

    nikroks Знаменосец

    Сомневаюсь, что Хостер в таком случае не нашел бы Кет пару получше. Да и пытаться выдать Лизу за Джейме - это плевок в лицо старшей сестры. Нед, извиняюсь за выражение - не пара ярчайшей звезде Риверрана.
     
  6. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    Получше - а это кого? :)
    В принципе, да, Кэт надо выдавать за какого-то наследника замка, но: в семьях грандлордов подходящих Кэт по возрасту больше нет, только если Станнис. И мне почему-то кажется, что это тоже не лучший вариант для Хостера. Станнис не наследник. Есть ещё Оберин, но и он не наследник. В принципе, с этого бока что они, что Нед - едино. Но родниться с соседним Севером как-то чутка логичнее, если даже Брандон не могёт.
    Ну ещё есть Грейджои, конечно - но и это даже не кандидаты. Наверняка был кто-то на Юге, у каких-нибудь Флорентов или Хайтауэров. Есть более мелкие дома, конечно, в том числе и в самих РЗ - но, опять же, конкретно неженатых наследников земель?.. Мы такого персонажа в каноне не нашли, честно скажу))
     
    dreaming of summer и nikroks нравится это.
  7. nikroks

    nikroks Знаменосец

    Герион Ланнистер. Про него хотя бы известно, что Титос оставил всем детям содержание. И Запад куда лучше Севера в плане устройства дочери.
    Логичнее выдавать старшую сестру замуж раньше младшей. Но Джейме выглядит полным идиотом, если отказывается от Кет, она ему и в каноне понравилась.

     
  8. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Дезинформация. Ответ на вопрос будет через три главы, кажется :)
     
    nikroks нравится это.
  9. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    Судя по тому, что в каноне Герион не женился и не собирался, у него взгляды на жизнь близкие в Обериновым - не женился бы он никогда:oops:
    В общем, спасибо за ваше замечание. Как грит соавтор сообщением выше, вырулим из этого в ближайших главах :D
     
    nikroks нравится это.
  10. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    6. Джейме

    На взгляд Джейме, людей в Кастерли Рок стало слишком много. Не то чтобы он очень уж любил одиночество, или его начало тяготить постоянное присутствие посторонних, но всё же теперь его дом – как будто бы вовсе и не его, а какой-то постоялый двор.

    Отец, словно в наказание, привлекал его к выбору всех украшений для замка: праздничных лент, гобеленов, даже скатертей. "Что вы думаете о праздничном пироге с фигуркой льва и волка, сир Джейме?", – вопрошала повариха по приказу Тайвина. "Сир Джейме, как вы считаете, какую ленту нам протянуть вдоль Каменного сада: красную или оранжевую?", – приставал к нему кастелян. Животрепещущие вопросы.

    Жених помогал составлять список блюд, заказывать вина и даже, спаси его Семеро, участвовал в составлении плана самого дня свадьбы: как и куда рассадить гостей, какие будут развлечения, какая заиграет музыка. Жуткое коварство лорда Кастерли!

    Словом, когда его спросят, какие дни были худшими в его жизни, Джейме сможет ответить без колебаний.

    Его замучили примерки свадебного костюма. Аддам и Тирион вовсю потешались, когда он, угрюмый и недовольный, вновь выходил от портных, вздумавших в очередной раз снять мерки и перекроить дублет. Джейме подозревал, что девчонки, и в самом деле, способны получать от таких вещей удовольствие, но сам он готов был променять подобный визит на целый день в библиотеке отца в обнимку с самой скучной книгой по истории.

    Но самое веселье началось, когда приехала процессия северян. А следом и его сестра. Серсея ненавидела Лианну. Возможно, никто этого вовсе не замечал, но он – несомненно, обратил внимание.

    Его самого терпеть не мог весь комплект доблестного семейства Старков. О, а вот это, наверное, заметили все, даже подслеповатая и глуховатая двоюродная бабушка Марла.

    – Тебе нужно что-то делать со Старками, – словно прочитав его мысли, заявил Тирион.

    – О, в самом деле? – Джейме улыбнулся. – То-то я думаю, чего-то не хватает в моих серых днях. Наверное, там не хватало Брандона Старка. Пойду завоёвывать его расположение бочонком борского.

    – Я серьёзно. Ещё будешь финик? – Тирион протянул ему чашку с фруктами. Джейме стащил их с кухни, и теперь братья скрывались в беседке, откуда открывался чудесный вид на Закатное море. Пред ними будто разлилась безразмерная чаша оранжевого пунша в свете заходящего солнца.

    – А, давай, – Джейме сунул финик в рот и принялся вяло жевать.

    – Тебе нужно завоевать расположение Старков. А ещё тебе следовало бы больше времени проводить с леди Лианной, – отметил Тирион, неожиданно серьёзно посмотрев на него разномастными глазами.

    – Что бы ты понимал, – усмехнулся он в ответ.

    Девятилетний брат удивлённо вскинул брови.

    – Ты ведь женишься! Как же ты будешь жить с этой девицей, если совсем её не знаешь? Вдруг она ковыряется в носу или носит вонючие чулки. Нужно знать об этом заранее.

    Джейме хмыкнул. А ведь и в самом деле, хороший вопрос, как он собирается с ней делить всю дальнейшую судьбу? Честно говоря, он вообще уже не считал всю затею настолько хорошей, каковой она казалась в самом начале.

    – Лианна только приехала, – нарочито беззаботно бросил Джейме. – В конце концов, у нас ещё целая жизнь, чтобы наговориться.

    – Вы мило перекинулись с леди Лианной вежливыми фразами, но этого мало, – упорствовал Тирион. – Возможно, ты и смог обмануть отца, что вы безумно друг в друга влюблены. Но неплохо было бы убедить в этом и других лордов, чтобы не выставлять благородных папаш круглыми идиотами.

    – Ну, только не говори, что злость на лице нашего отца не доставит тебе удовольствия.

    Тирион засмеялся.

    – Ты слишком хорошо меня знаешь.

    Джейме взял с блюда ещё один финик.

    – О, что-то мне подсказывает, пора бежать, – протянул рыцарь, соскакивая со скамьи. Со стороны замка к ним приближалась вереница женщин в фартуках и серых платьях, возглавляемая главной поварихой Талитой. Наверняка им срочно нужна была консультация наследника Кастерли о каком-нибудь салате.

    Тирион вновь протянул ему чашу, и Джейме прихватил оттуда горсть фруктов.

    – Я скажу, что не видел тебя, если ты сейчас же побежишь исполнять свой жениховый долг.

    – Твоя взяла, маленький братец, – вздохнул юный рыцарь. Он кивнул своему новоявленному подельнику в заговоре против поварих и быстрым шагом направился в противоположную сторону.

    Если совсем уж честно – а наедине с собой Джейме старался быть честным, – причина, по которой он избегал Лианну, была всего одна. Причина блондинистая и похожая на него, как отражение в зеркале. Ему до ужаса не хотелось злить Серсею.

    Ланнистер поднимался по узким тропинкам Утёса. Навстречу постоянно попадались гости: вот он кивнул северянину лорду Карстарку, а вот обменялся несколькими ничего не значащими фразами о погоде с милордом Реджинальдом Ланнистером из Ланниспорта. Пришлось бочком, стараясь быть незаметнее пылинки на ветру, протиснуться мимо кучки дальних тётушек: одинаково золотоволосых, с пышными формами, туго затянутыми в одинаковые ярко-красные платья.

    И вот, гуляя по тропинкам Каменного сада, поверх которого меж деревьями действительно натянули красные, золотые и оранжевые ленты, Джейме увидел свою будущую супругу Лианну Старк. Девушка была одета в серое платье с открытыми плечами, густые тёмные волосы водопадом спускались к её пояснице, румянец покрывал светлые щёки. Она по-прежнему казалась ему красивой. Не как Серсея, но было в ней что-то дикое, притягательное.

    Рядом с девушкой стояли тётка Дженна и дядя Герион. Дядюшка держал в руках бокал с вином, а тётушка, вновь прибавившая в габаритах со дня последней их встречи, обмахивалась веером.

    – Я так его приложил, думал, башка под шлемом раскололась! – Джейме пропустил начало истории, но губы сами собой расплывались в улыбке из-за интонаций дяди. – Даже чуть в штаны не наложил со страху. Вдруг помер, вот неловко-то будет. А этот олух вскакивает и орёт "Седьмое Пекло, Герион, научи и меня такому удару!"

    Герион громко и заразительно засмеялся, и невозможно было не подхватить этот смех. Лианна прыснула, а Дженна, не очень-то преуспевая в сохранении серьёзного выражения лица, стукнула брата по предплечью.

    – Ах, милый брат, как обычно травишь небылицы о своих великих военных походах, – Дженна лукаво прищурилась. – Не пытайся произвести впечатление на северянок таким примитивным образом.

    – Но ведь это действует. – Герион подмигнул Лианне.

    – Несомненно, милорд, я уже покорена, – в тон ему ответила Лианна, отвешивая изящный реверанс. – Как жаль, что мне не доводилось быть свидетельницей ваших побед.

    – Отпросишься у своего мужа, обязательно тебя возьму в своё приключение, – пообещал дядя, отпивая из бокала и пряча в бороде улыбку.

    – Может быть, мне уйти, пока вы тут обмениваетесь комплиментами и строите планы? – в шутливой обиде воскликнул Джейме. – Вы двое, по-моему, уже спелись.

    – Помни, мой дорогой племянник: никто не любит ревнивцев, – иронично заметила Дженна. – Что ж, братец, кажется, мы уже лишние на этом празднике жизни.

    Герион вновь засмеялся.

    – Эх, пойдём искать общества таких же умудрённых годами, как мы сами.

    Дядя, зайдя Лианне за спину, многозначительно посмотрел на неё, затем на племянника и одними губами прошептал "счастливчик!". Дженна вновь шутливо его стукнула веером, и наконец они под руку удалились гулять дальше по саду. В одиночестве им точно долго оставаться не придётся, слишком уж много в эти недели собралось лордов, а ещё больше родственников.

    – У тебя очень милая родня, – заметила Лианна, глядя вслед дяде и тёте.

    "Хотел бы я сказать то же самое про твою..."

    – Не обольщайся. Не все так же милы, к сожалению, – усмехнулся Джейме. – Ты даже не представляешь, с кем бы тебе пришлось иметь дело, будь твоим женихом не я, а кто-то из моих кузенов

    Лианна неопределённо тряхнула головой, усмехнувшись и не сказав ни слова. Джейме не знал, что ещё можно произнести, и молчание затягивалось, намереваясь стать по-настоящему опасным.

    – Тебе уже показывали замок? – вдруг спросил он. – Почему-то уверен, ты ещё не видела львов.

    – О, мне хватило скульптур и гобеленов, львы у вас тут везде, – саркастично заметила девушка.– Вот даже на дублете твоём лев.

    – Да нет же. Настоящих львов. У нас есть зверинец.

    Глаза Лианны, обрамлённые чёрными густыми ресницами, округлились от любопытства.

    – Что же ты молчал всё это время? Показывай скорее!

    Джейме хмыкнул. Что ж, завет Тириона он, похоже, выполнит сполна: жених и невеста направились в подвалы Утёса в полном одиночестве, не иначе как от большой любви. Повредить их репутации больше, чем они уже повредили на Харренхолльском турнире, было невозможно.

    Они неожиданно без умолку болтали всю дорогу до замка и после, спускаясь по узким закоулкам подземелий. С девушкой оказалось так легко, в ней не было наигранности и искусственности всех благородных девиц, с которыми Джейме доводилось иметь дело. Она не старалась понравиться, не пыталась льстить ему или вешаться на шею – с чем юноша с завидной регулярностью сталкивался с тех пор, как ему исполнилось, наверное, одиннадцать.

    Джейме завёл разговор о мечах, и Лианна без труда поддержала это начинание. Они сошлись во мнениях, что главное – мастерство, а вовсе не дорогая сталь – в руках бездарности даже валирийский клинок станет всё равно, что палкой. Ну, может быть, только легендарный Рассвет сможет спасти неумеху. Поспорили, у кого же будет в бою больше преимущества: у здоровяка в тяжёлом доспехе или худого, но быстрого и верткого. Лианна припомнила Рыцаря Смеющегося Древа на турнире, Джейме парировал Герольдом "Белым Быком" Хайтауэром – уж против него-то маленький рыцарь не выстоял бы. Северянка не согласилась, но нашла в его доводах рациональное зерно.

    Они бы говорили ещё целую вечность, но вот оказались под сводом тёмного подземелья, вдоль стен которого горели яркие факелы. Львиный загон был внушительных размеров, ничто не стесняло льва и львицу, позволяя им в раздолье гулять.

    Лианна остановилась у прутьев решётки, заворожено глядя на льва, который в свою очередь неотрывно следил за ней своими янтарными глазами, словно оценивал. Тряхнув гривой, он грациозно двинулся к гостям, замерев всего в паре шагов от барьера. Старое животное, гордое и сильное.

    – Какие же они красивые... Удивительные звери.

    – Серсея в детстве погладила его, – неожиданно для самого себя сказал Джейме. – Протянула руку меж решёткой и коснулась пальцами гривы.

    Лианна обернулась, факелы отбрасывали тени на лицо, делая Старк ещё загадочнее и притягательнее.

    – Ты думаешь, мне не достанет смелости сделать то же самое?

    Джейме сделал к ней шаг, теперь между ними было расстояние даже меньше вытянутой руки.

    – Ну конечно, я ведь мечтаю взять в жёны калеку. – Он сардонически изогнул бровь. – Я не позволю тебе сунуть туда руку. Даже не пытайся.

    – Так похоже на заботу. Но уверена, тебе просто не хочется скандала с моим отцом. – Лианна тяжко вздохнула. – Как думаешь, что мой отец пообещал твоему, чтобы наш брак осуществился?

    Джейме как раз думал, что же его отец пообещал Старку, раз этот брак всё же будет осуществлён.

    – Людей для войска. И рощу железоствола. Какую-то малую часть. Не думаю, что Гловеры и Форрестеры были счастливы, но всё же...

    – Да уж, сколько же проблем мы всем доставили. Если честно, я удивлена, что не нахожу отца в обнимку с бутылью эля по утрам.

    – Уже жалеешь о том, что мы затеяли?

    Лианна пожала плечами, возвращаясь взглядом ко львам. Самка всё ещё была в тени где-то у дальней стены, лежала и вылизывала золотистую шерсть на лапах. Но самец подошёл совсем близко, и девушка потянулась правой рукой к клетке. Джейме моментально пришёл в движение, быстро схватил Лианну за запястье.

    Почему он позволил в детстве Серсее зайти так далеко?..

    – Просто проверяла твою реакцию, сир Джейме. – Лианна засмеялась. – Ну же, ты словно приведение увидел. Можно подумать, испугался.

    Он всё ещё держал хрупкое запястье девушки в своей руке, вспоминая, как когда-то точно так же держал и Серсею. Лианна мягко освободилась от его ладони.

    – Кажется, нам пора обратно? – спросила Лианна.

    Джейме кивнул.

    – Да. Вряд ли есть что-то странное в исчезновении жениха и невесты, но не стоит этим так злоупотреблять.

    Обратно они шли по большей части молча, словно спасаясь в тишине каждый от каких-то своих непрошеных мыслей. Неловкость, которую они испытали в одиночестве после ухода Дженны и Гериона, вернулась вновь, как надоедливая муха, которую всё силишься выгнать из комнаты.

    Но зато гостей их видело предостаточно. Лианна, словно тоже поняв это, на глазах у Тиреллов попыталась поцеловать Джейме в щёку, когда они вышли из замка, но зарделась – ох, какая же великая интриганка таится в этой девчонке! – и кинулась прочь. Джейме едва смог сдержать смех.

    Преисполненный сожалениями о том, что не смог оказать помощь поварихе Талите в выборе какого-то салата, Ланнистер собрался направиться на кухню и предоставить свои услуги. Только он пошёл в этом направлении, как увидел Серсею. Она шагала в окружении фрейлин и тоже замерла на несколько мгновений, встретившись с ним взглядом. На девушке было платье, туго стягивающее талию и грудь, оголяющее всё, что можно было показать в рамках этикета и приличий. Волосы королева распустила по плечам, как всегда было принято в Западных Землях.

    Сестра направилась к нему, жестом приказав служанкам оставаться на месте.

    – Что же, теперь ты прогуливаешься со своей будущей женой там, где когда-то мы гуляли детьми, – мило улыбаясь, проговорила Серсея. Она стояла так близко, он ощущал запах ароматной воды, которой она теперь пользуется. Что-то фруктовое. Очень вкусное.

    – Уверен, тебе с мужем тоже вовсе не скучно в Красном Замке. – Джейме изобразил улыбку в ответ. – Как жаль, что он не осчастливил нас своим присутствием.

    – Государственные дела – штука очень важная и сложная, – с нотками надменности заявила Серсея, но тут же смягчилась. Она вдруг закусила нижнюю губу, движение, которое он прекрасно знал: она делала так, когда была ещё совсем юной. А потом нежно добавила: – Я очень скучаю по тебе, Джейме.

    Казалось бы, фраза, которая могла бы быть обычной данью вежливости, но тон, взгляд, её губы, улыбка...

    – Я тоже скучаю по тебе, – ответил он, прекрасно зная, что они оба вкладывают в эти простые слова.

    Серсея печально улыбнулась и, всё ещё гордо держа голову, направилась обратно к фрейлинам, оставив Джейме наедине с тем вихрем чувств, которые только что вызвала.
     
    Assobel, Avatarra, dreaming of summer и 2 другим нравится это.
  11. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    7. Рейегар
    Видят Боги, он никогда не бегал так быстро прежде.

    "Милорд, там... всё очень плохо", - и без того большие глаза Эшары Дейн стали огромными от ужаса, когда она встречала его у ворот.

    Он покидал Королевскую Гавань с тяжелым сердцем, и всего месяц отсутствовал, но, видимо, и этого было достаточно.

    Рейегар летел, перескакивая через несколько ступенек, поскальзываясь и цепляясь руками за углы, чтобы не упасть на поворотах и не потерять драгоценные мгновения. Серебристые волосы, мокрые от пота, липли к лицу, лезли в глаза, плащ остался, кажется, где-то у подъемного моста, слуги испуганно отшатывались в стороны, позади топали Эртур и Джон, которые и понять-то не успели, чего принц так всполошился, но он обогнал их почти на половину коридора, когда впереди наконец возникли двери тронного зала.

    Барристан Селми стоял перед ними, весь в белом, опустив глаза, словно бы и не видел бегущего Таргариена.

    - Откройте дверь, сир Барристан! - Рявкнул Рейегар издалека, едва совладав с дыханием. Они едва не столкнулись, но рыцарь не шелохнулся.

    Он замялся и бесцветным голосом ответил:

    - Не могу, ваше высочество, его величество приказал...

    - Я приказываю открыть! - В фиалковых глазах блеснул огонек, который заставил Барристана Отважного сделать шаг назад, однако он упрямо покачал головой.

    Рейегар едва удержался от того, чтобы достать из ножен меч и проложить себе путь в зал, где слышался смех отца, даже если для этого понадобилось бы переступить через труп Селми. Но титаническим усилием воли принц взял себя в руки.

    - Сир, вы поклялись служить королю и его семье. Так служите. Я - сын короля, отворите двери.

    Во взгляде Селми появилось сомнение, он хотел было что-то возразить, но тут из-за закрытых дверей раздался пронзительный женский крик. Рейегар Таргариен, уже не задумываясь о последствиях, оттолкнул сира Барристана в сторону и распахнул тяжелые резные створки, как раз для того, чтобы увидеть, как отец, вцепившись своими бледными, покрытыми струпьями пальцами в руку Элии, рванул его жену на себя так, что та едва не потеряла равновесие.

    - Оставайтесь здесь, - велел Рейегар и захлопнул двери прямо перед растерянными рыцарями. - Отец!
    Но Эйерис, казалось, его даже не услышал. Драконий принц, едва вновь не переходя на бег, уже поспешил к ним, когда разглядел в руках отца до боли знакомый глиняный сосуд в форме груши.

    Белые пальцы с грязными нестриженными ногтями, кривясь, оплетали его словно огромный паук.

    Элия заплакала, увидев мужа, еле слышно причитая. Она держалась за округлый живот, скрытый под многими слоями красного и оранжевого шелка так, будто бы боялась, что ребенок из него выпадет. Она отчаянно цеплялась за юбки и дрожала всем телом, пытаясь вырваться из хватки Безумного Короля - Рейегар даже не заметил, когда сам стал употреблять это гнусное прозвище.

    - Отец, отпустите её!

    Принц подошел уже достаточно близко, но король Эйерис, который словно бы не видел сына, вытянул в сторону дрожащий кулак с глиняной грушей и захрипел, яростно потрясая руку дорнийской принцессы:

    - Шлюха, я всё про тебя знаю.

    Рейегар отчаянно желал помочь жене, но одно его движение могло привести к непоправимому, а она устремила на него пронзительный взор своих черных глаз.

    "Спаси", - молили они. А он стоял, сжимая кулаки и боясь даже вздохнуть.

    Все молчали, но тишина не была полной.

    В стенах тронного зала слышался тихий шепот, он звал кого-то, чего-то просил, казалось, будто бы каждый череп дракона ожил и требует крови, расплаты, славы или чего иного. Рейегар ужаснулся - а вдруг отец тоже это слышит? Вдруг именно шепот сводит его с ума? Он едва сдержался от того, чтобы зажать уши, и лишь взгляд жены, исполненный ужаса и боли, удерживал его от этого.

    - Все дорнийки такие, говорил мне отец, да я не послушал. Говорил я жене, родить мне дочь, не пришлось бы, нет, не тебя, не она, потому... - бормотал король, все сильнее сжимая пальцы, на запястье Элии проступила кровь из оставленных его ногтями глубоких царапин.

    - Милорд, умоляю! - вскричал принц, но глаза Безумного Короля опасно сузились.

    - Ты должна умереть, потаскуха, вместе с твоим выродком. - Он тряхнул женщину с силой, которую сложно было ожидать от человека его комплекции и состояния.

    Элия рухнула на колени, а Рейегару не оставалось ничего иного, кроме как наблюдать. Он не раз видел, как "пробуждался дракон", но никогда прежде недуг не доводил отца до такого состояния, сердце принца болезненно сжималось - Эйерис не виноват, это все болезнь, но Элия...

    Лучше бы он выплеснул гнев на нем, Таргариен готов был все отдать, чтобы поменяться с рыдающей женщиной местами, но он не успел. И если что-то, не приведи Семеро, произойдет, вина будет лишь на нем.

    - Ваше величество, клянусь вам, я верна принцу! - лепетала Элия, она больше не силилась встать, не плакала, лишь жалко трепыхалась в руках Эйериса, сиреневые глаза которого теперь, казалось, горели тем же безжалостным огнем, что он держал в руках.

    - Которому?

    Рейегар похолодел.

    - Мой король, я не понимаю...

    Эйерис заревел и взмахнул рукой с глиняным сосудом так, что показалось - ещё чуть-чуть, и он разобьется о голову Элии, но чудом замер в самый последний миг, приговаривая:

    - Конечно-конечно, зато я понимаю. Огонь горит, я знаю. Я видел, всё видел, как этот твой змеёныш-братец смотрит на тебя, как горят его змеиные глаза, да-да, - прошипел, сам ничуть не хуже змеи, король. - Я всё видел. Вы думали, Дракон глуп? Думали, это точно. Но ошибались, ха! Вы сами безмозглые дикари, Дракон всё видит. Всё! И знает всё, от него не укрыться за шелковыми гобеленами, не спрятаться в покоях, не спрятаться под вашей ложной добродетелью, маленькой затеей - невинностью, да-да! - Он вскинул руку вверх.

    Рейегар рванулся, но в этот момент отец повернулся к нему, наконец, обратив на принца внимание:

    - Пришел таки! - Он прищурился, в голосе звучало презрение, которого Рейегар терпеть не мог. - Тряпичный Дракон, слабый, как мать, мой сын, весь замок знает, - Эйерис обвел взглядом зал, - шепчется. На кухне, в подворотне, в людской, в септе и башнях, даже в отхожем месте - все знают, что твоя женушка одним принцем не удовлетворена. Да-да, все знают! Кроме тебя.

    - Отец, прошу вас, вы нездоровы. - Таргариен стиснул зубы, стараясь говорить спокойно. - Отпустите Элию, и поговорим.

    - Отпустить? - Смех Безумного Короля разнесся по тронному залу, отражаясь от высоких сводов и эхом расходясь между гигантских драконьих черепов. - Её, которая во чреве своем носит змею?!

    Он пихнул дорнийку коленом в живот. Рейегар дернулся, но между ним и Эйерисом снова возникла глиняная груша с диким огнем.

    - Это не змея отец, а Дракон! Мой сын, ваш внук, вы погубите его! - Теперь принц был уже на расстоянии шага, Элия попыталась ухватиться за его плащ, но король, перехватив принцессу за волосы, рванул в сторону, она завизжала так, что внутри у Рейегара похолодело.

    Выбрать подходящий момент, отнять у него сосуд с "субстанцией", ударить по руке так, чтоб пальцы, сжимавшие волосы его черноокой принцессы, разжались. Услышать жалобный визг безумца, увидеть обиду и недоумение в сиреневых глазах...

    - Дракон, ты говоришь? Это легко проверить.

    Рейегар не заметил, как выражения лица Эйериса стало спокойным, почти умиротворенным, а голос мягким, вкрадчивым. Король никогда не говорил так, в его голосе либо полыхал драконий огонь, либо звенела холодная сталь, мягкость - не для Дракона.

    Наверное, это и позволило принцу вовремя среагировать.

    - Огонь не причинит вреда Дракону! - С этим воплем Эйерис II Таргариен замахнулся на Элию глиняным сосудом, но сокрушительный удар в живот отбросил короля на пару футов, Рейегар успел ухватить жену за руку и вздернуть её на ноги, когда, уже с опозданием, увидел под ногами отца скомканный черно-алый плащ.

    - Нет!!! - закричал, не помня себя, принц, протягивая руку в безнадежном жесте. Элия впилась мертвой хваткой в его плечо, а Безумный Король, запнувшись о собственное знамя, повалился на пол посреди тронного зала.

    Сосуд взлетел, Рейегар видел его движение так, будто бы время в Красном Замке замедлило свой ход. Он понимал, что происходит, но больше не шелохнулся, а тонкие глиняные стенки, столкнувшись с темечком короля, лопнули, выпуская на волю дикий огонь.

    Уже не понимая, как, Рейегар отволок Элию подальше, рухнул вместе с ней на колени, прижимая жену к груди. Он чувствовал невыносимый жар, слезы дорнийки на своем лице, её дрожь и ледяные пальцы на своей шее, словно бы со стороны слышал вопли отца, которые заглушали навязчивый шепот стен. Будто бы завороженный, он смотрел на зеленое зарево, с каким-то нездоровым любопытством упиваясь зрелищем белой кожи, зловонной жижей, похожей на свечной воск, стекающей с уже утихомирившегося тела короля на камни, объятые пламенем цвета желчи.

    Он задыхался от жара, вони и ужаса.

    Видел королевских гвардейцев, наконец решившихся ослушаться приказа и ворваться в тронный зал, они с суеверным ужасом смотрели, как зеленым пламенем горит последний настоящий Дракон, не тряпичный, как Рейегар. Смотрел и не замечал, как кричит ему что-то Эртур, как оседает на пол в дверях подоспевшая Эшара, как Селми с Коннингтоном понапрасну губят свои плащи, пытаясь затушить проклятое пламя, а на полу, под ногами его побелевшей жены, растекается лужа крови.



    Рейегар распахнул глаза, по-прежнему тяжело дыша. Холодная пустая постель так сильно контрастировала с жаром дикого огня, что король невольно сжался, с головой укрывшись одеялом. Он знал, что уснуть этой ночью больше не удастся, хоть и не спешил зажигать свечей. Сердце рвалось из груди, так и не оправившись полностью от горя потери, но шепот призраков Летнего Замка, к которому теперь прибавился тихий ропот привидений Красного, утихал в ушах - и это само по себе было немалым утешением.

    8.Серсея
    Кастерли Рок для Серсеи никогда не переставал быть домом, хотя и Красный замок тоже стал таковым. Столица дала ей ощущение ценности слов и действий, остроту опасности интриг и важности, значимости её самой – ещё до того, как в ладони юной королевы вложили власть, надев на золотистые локоны корону. Но именно родовой замок всегда оставался местом, с которым её надёжно спутала сеть тёплых чувств, спрятанных в сердце.

    Дом – это солнце, скрывающееся в волнах Закатного Моря, это перешёптывания с подругами в беседках или под сенью деревьев, это тонкий и успокаивающий голос матери, это редкое одобрение в ледяных, зелёных глазах отца. И Джейме. Дом – это, прежде всего, Джейме.

    Серсея накинула на плечо небольшую холщевую сумку. Она не питала иллюзий, что сможет совсем уж незаметно пройти по закоулкам замка даже ночью, но когда-то ей это удавалось. Конечно, сейчас дело осложнят толпы гостей, явившихся посмотреть, как эта девка наложила загребущие руки на её половину. Пускай. Серсея знала, что по-настоящему брат до сих пор принадлежит ей одной.

    Дочь Тайвина любила своего лорда-мужа, своего короля. О, как она была счастлива, когда отец всё же осуществил её мечту и давно данный обет подарить ей титул королевы. Вот только связь с супругом не соответствовала её милым приторным мечтам. Рейегар никогда не был с ней по-настоящему. Она всегда ощущала, что мыслями он далеко, король никогда не пускал её в свою душу, таил замыслы. Он никогда не был и не станет только её – Серсея знала это. И этого было мало.

    Она бросила взгляд на фрейлин, сладко дремавших на соседних кроватях. Не проснулись, это хорошо. Она выскользнула за дверь и тихонько прикрыла тяжёлые створы.

    Получил ли он записку, прочитал ли, придёт ли?.. Нет, она знала: он явится, иначе и быть не могло.

    – Сопроводите меня в купальни, сир, – шепнула она сиру Эртуру Дейну, что сопровождал её из Красного Замка по приказу мужа.

    Рыцарь сдвинул тёмные брови к переносице.

    – Вы отправитесь туда одна? В столь позднее время?

    – Люблю побыть в одиночестве. – Серсея жеманно пожала плечами. – К тому же, компанию в столь длинном пути составите мне вы, сир.
    Он кивнул и больше не задавал вопросов. Королевский Гвардеец поклялся хранить королевские тайны и повиноваться королевским особам, в конце концов – так пусть этим и занимается.

    Путь не был длинным, её спальня располагалась не столь далеко, предстояло преодолеть несколько лестниц и коридоров. Но по дороге, несмотря даже на давным-давно клонившееся к закату солнце, им попадались гости: смеющиеся Ланнистеры из Ланниспорта в красно-золотых одеждах, суровые и укутанные в мрачные ткани северяне, легко разодетые южные дома. Серсея вежливо улыбалась им всем, как настоящая королева.

    Эртур, поддерживая её под локоть, помог спуститься по крутым ступенькам и зайти в комнату купален – огромного помещения с идеально ровным низким потолком и пятью прямоугольниками-бассейнами. Оглядевшись и удостоверившись, что королева здесь одна, рыцарь поднялся обратно по ступенькам, едва уловимым движением поправляя белоснежный меч. Это ей и было нужно.

    – Никого не пускайте сюда, сир. Как я говорила, люблю побыть в одиночестве, – предупредила его Серсея перед тем, как дверь захлопнулась.

    Она быстро переоделась: в сумку она предусмотрительно сложила наряд, который мог бы принадлежать обычной служанке. Убрала волосы под чепец, тщательно, чтобы не торчал ни единый золотой локон. Её всё ещё смогут узнать, но будет ли кто-то вглядываться в лицо служанки в сером застиранном платье? В таких тряпках невозможно опознать королеву, блиставшую в шелках и мирийских кружевах. Но для верности она взяла в руки ещё и стопку чистых полотенец, чтобы завершить неприглядный и неброский образ.

    Откуда бы сиру Дейну было знать, что из купальни есть ещё один выход – а вот Серсея была прекрасно об этом осведомлена. Она много раз пользовалась этим трюком.

    Она старалась не прятать лицо, пока шла по коридору, и не опускала взгляд. Навстречу предательски попался дядя Киван, и сердце застучало где-то в районе горла, наверное, слышно было и за мощной стеной в комнатах. На пару мгновений ей захотелось резко развернуться на пятках, но очень уж странно это бы выглядело. Стиснув зубы, Ланнистер никуда не свернула и не обратилась в бегство.

    Но дядюшка не удостоил служанку со стопкой полотенец даже мимолётным взглядом. Колени её почти задрожали, но Серсея упрямо шла вперёд. Она львица, а львицы не должны бояться.

    Это было то самое крыло замка, где находилась комната, служившая когда-то её детской спальней. Ещё до того, как служанка застала их с Джейме за непристойной игрой и наябедничала матери. Глупая курица, они не делали ничего плохого. Хотя, может, и делали. Она уже смутно помнила.

    Серсея огляделась и, удостоверившись, что коридор абсолютно пуст, толкнула нужную дверь. Той самой спальни.

    Лучина на подоконнике отбрасывала золотистые отблески на оконное стекло, за которым стояла ночь тёмная, словно клякса на бумаге. Опираясь ладонями на стол, лицом к окну, стоял её брат. Джейме обернулся через плечо, заслышав гостью.

    – Я знала, что ты придёшь, – выдохнула Серсея. Чуть более радостно, чем планировала.

    – Твоя записка была такая слезливая. – Он улыбнулся краешком рта. – Как тут было не откликнуться?

    – И вовсе не слезливая. – Она гордо вскинула голову.

    – Да, конечно. "Мне так тебя не хватает, давай встретимся наедине, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!", – копируя её обычные интонации, произнёс Джейме. Он повернулся к ней лицом и сложил руки на груди, присев на самый краешек стола.

    Серсея насупилась, но тут же губы её расцвели ядовитой улыбкой.

    – Что же, тогда тобой всё ещё легко помыкать. Будь осторожнее. Жена сядет на шею и поедет.

    Брат возвёл глаза к потолку.

    – Вот тут ты права. Я уже почти женат. – Он выпрямился и развёл ладони в жесте досады. – Скоро мы скрепим наш счастливый союз перед богами и людьми, и всё такое прочее. Так что задаюсь вопросом, зачем ты вообще меня позвала.

    Серсея замерла в нескольких шагах от брата.

    – Брось, как будто брак тебе когда-то мешал.

    – Твой брак.

    Серсея поморщилась.

    – Здесь нет никакой разницы.

    Джейме серьёзно на неё посмотрел.

    – Так раз нет никакой разницы, к чему были твои истерики? Лучше было бы, женись я на Лизе?

    Серсея передёрнула плечами. Как ему объяснить? Он ведь сам ещё как злился, когда увидел её в свадебном платье!

    – Всё было бы лучше, вступи ты в королевские гвардейцы!

    Джейме мотнул головой.

    – О, это не моя вина. Даже не пытайся спихнуть это на меня. Твой супруг, король, между прочим, был решительно против, видишь ли.

    Серсея присела на стол справа от Джейме, всё ещё сохраняя между ними приличное расстояние. Она тяжело выдохнула. Ну что за осёл! Всегда таким был. Она раздражённо стянула чепец, волосы рассыпались по плечам. С долей удовольствия она отметила, как заворожено смотрел на неё Джейме.

    – Я надеялась, что всё получится. – Она замолчала, искоса взглянув на близнеца. Ещё никогда Рейегар не казался таким далёким и незначительным.

    – Ладно, – буркнул Джейме.– Мы ведь пришли мириться. Всё сначала? – он протянул руку, и Серсея легонько сжала его ладонь.

    – Да. Пусть так. – Она вдруг хихикнула, преисполнившись воспоминаниями. – А помнишь, как я пришла к тебе так, в первый раз?

    Джейме улыбнулся и кивнул.

    – Хитро. Почти как сейчас. Но, думаю, сегодня мы не будем это повторять.

    Серсея лукаво прищурилась. Конечно-конечно.

    – А всё, что мы делали в Красном Замке? – Она пододвинулась ближе. – Когда ты гостил у нас. Неужели вот это ты забыл? Как закрывали дверь, и, кажется, кто-то пару раз всё-таки пытался туда вломиться, пока мы...

    – Нет. – Тихо ответил ей брат. – Такое не забудешь.

    Она провела пальцами по его щеке.

    – Так в чём тогда дело? Ты будто и вовсе не хочешь быть здесь. Ты сейчас не со мной.

    Он отвёл её руку, схватив за запястье.

    – Серсея...

    – Я не люблю своего мужа, как люблю тебя. А ты не любишь свою будущую жену... – она не успела договорить, Джейме наклонился и поцеловал её в губы.

    И вновь это чувство, что она единственная женщина в этом мире – то, чего она никогда не получала от Рейегара.

    Она не надела под платье ничего, что могло бы стеснить их движения, сама же быстро справилась с завязками на штанах близнеца. Стол жалобно заскрипел под ними, Серсея ладонью цеплялась за край столешницы. Она отвечала на поцелуи брата с жадностью, какую предъявляла ко всему в жизни.

    Вновь цельная, живая, любимая. Никто и никогда не заставит больше испытать ничего подобного.

    Ей показалось, что скрипнула дверь, но, возможно, то был всё тот же стол. Брат выдохнул в ухо её имя, и остальные звуки, чтобы там ни было, стали бесконечно далёкими.
     
    Последнее редактирование: 23 июн 2015
    Assobel и леди Фринигонда нравится это.
  12. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    9.Бенджен
    - Я пойду прогуляюсь перед сном, - сообщил Бенджен Старк братьям, поднялся из-за стола и неспешно направился к выходу из покоев, отведенных лорду Рикарду. Он даже зевнул для убедительности.

    Нед и Бран переглянулись, глядя ему вслед, но промолчали. Не проронил слова и отец, который сидел за письменным столом, опустив подбородок на переплетенные пальцы.

    Выскользнув в коридор и едва дойдя до угла, Бен рванул прочь, наплевав на то, что кто-нибудь может и увидеть, что младший сын лорда Старка носится по переходам Кастерли как малый ребенок.

    Бенджену откровенно опостылело ворчание отца, ухмылки Брандона и угрюмое молчание Эддарда.

    Да, Лиа расторгла помолвку с Робертом. Баратеон нравился Брану куда больше, чем зазнайка-Джейме, но теперь сестра выходит замуж за человека, которого, как говорит, она любит. Он сын гранд-лорда, и даже сам отец признает выгоду от этого союза, так чего же им ещё нужно? Бен не понимал, он был счастлив за сестренку, пусть и не слишком верил в искренность её слов. Но если она так хочет - пожалуйста. Старк лишь искренне надеялся, что она знает, что делает.

    Да, ситуация с помолвкой Брана тоже вышла некрасивой, но и там всё наладилось, и теперь отец устраивает браки сразу для троих детей почти одновременно. Только он, Бенджен, остался не при делах, это ему бы ходить угрюмым и недовольным, но он веселится, танцует и смеется, слушая шутливые перепалки за столами гостей, приехавших на свадьбу его сестры.

    Вчера он сражался на мечах с Хамфри Хайтауэром, даже почти победил. Жаль, трава была скользкой от росы, и Бен шлепнулся на землю в самый ответственный момент. Но затем они вместе, попивая украденное с кухни вино, посмеялись над этим.

    Сегодня он вместе с Тирионом Ланнистером облазил всю библиотеку в поисках книжки о грамкинах, снарках и женщинах, сочиняющих стихи. Автор полагал, что первые и последние тесно связаны между собой, приводя красочные примеры и сопровождая их недвусмысленными иллюстрациями. Её написал, кажется, Утлик Любезник, знаменитый своей нелюбовью к умным женщинам, которая, как говорят, объяснялась тем, что его жена сбежала к какому-то певцу. Любопытный трактат они не нашли, зато Бен выяснил, что карлик, крайне смышленый для своих лет, - интересный собеседник и неисправимый искатель приключений на свою голову. Они могли бы, пожалуй, подружиться, если б семейство Старков задержалось в Кастерли после свадьбы.

    Теперь же Бенджена ждало новое приключение, не менее - если не более - увлекательное. Лита, младшая компаньонка Лианны, прибывшая с ней из Винтерфелла, пообещала, что поцелует его. И пусть Бен и был влюблен во вторую, Каттиль Грейволл, светловолосая кругленькая Лита с красивыми карими глазами грустного пони и повадками лисы ему тоже нравилась.

    Она велела прийти в покои на третьем этаже западного крыла. Вторые, если считать от лестницы, сказала она. Вот только не уточнила, от которой, - в крыло вели две: по одной в каждом конце коридора.

    Ох уж эти женщины! Бен заворчал, отчего-то уверенный, что Каттиль бы наверняка указала ему место свидания более точно.

    Коридор был темным, тени от редких факелов плясали на стенах. Бен поежился, проходя мимо гобелена, изображавшего схватку льва с какой-то диковинной животиной с телом лошади, крыльями и головой какой-то хищной птицы. Он задержал на нем взгляд, и на мгновение даже показалось, что чудовище шевельнуло головой, оборачиваясь к Бену.

    Старк шарахнулся, ругая себя за глупость, на чем свет стоит. Мейстер говорил им с братьями о таком чудовище, но Бенджен, которому всегда больше нравились сказки Старой Нэн об Иных, слушал его не слишком внимательно, о чем сейчас ничуть не сожалел.

    Он прошел гобелен, углубляясь в полумрак коридора.

    Вторая дверь, если считать от лестницы, по которой он поднимался. Если от противоположной - третья. Бен чертыхнулся так смачно, как мог ругаться только в те мгновения, когда отца и братьев не было поблизости. Этому выражению его научил Роберт, когда гостил в Винтерфелле, но это было страшной тайной.

    Северянин покосился назад. Наверное, Лита считала от этой. Если спуститься по ступеням, пройти по галерее, перейти на другую сторону и миновать арку, то можно попасть в новые покои Лианны. Лита с Каттиль живут рядом, так что было бы логично, если бы она сама шла именно с этой стороны.

    Зажмурившись от предвкушения, Бенджен сделал ещё пару шагов и заметил то, чего не увидел прежде: дверь, которая по его мнению соответствовала описанию Литы, была чуточку приоткрыта, и сквозь щель просачивался слабый свет.

    Вот она! Интересно, что она там так громко пыхтит? Бен насторожился, но как истинный рыцарь, спешащий к своей даме, лишних вопросов он не задавал и смело толкнул дверь, открывавшуюся на удивление тяжело.

    "А вот и я!" - хотел было заявить он, но слова застряли в горле, а от глуповатой улыбки лицо свело судорогой.

    Сначала Бен не сообразил, что происходит. Волосы женщины, распростершейся на столе, были такими же светлыми, как у Литы, но гораздо длиннее и больше похожими цветом на золото, нежели на солому. Такие же, как у мужчины, хрипевшего что-то ей на ухо в такт порывистым движениям.

    Он прижимал её к столу, навалившись всем телом, а её обнаженные ноги крепко обвивали его талию. Оба увлеченно постанывали и не обращали никакого внимания на приоткрывшуюся дверь. Бенджен Старк никогда не бывал с женщиной, но понять, что происходит, не составляло труда. Он начал пятиться, боясь даже дышать. А затем сердце пропустило удар - он вспомнил, где и когда прежде видел эти золотые волосы.

    Бен стрелой вылетел из комнаты, едва помня себя от страха.

    10. Лианна

    - Лиа... - донесся из-за спины жалобный голос.

    Лианна не обратила внимания, она подставила лицо порывам ветра, доносившим соленый запах Закатного моря, ударявшегося о подножие Утеса где-то далеко под её ногами.

    - Сестра, прошу, пойдем назад? - Бен стоял чуть поодаль, не рискуя подходить так близко к краю.

    Отвесный скалистый выступ, именуемый жителями Кастерли Рок Языком Льва, был одновременно самой живописной и самой жуткой частью Утёса. Он начинался там, где край роскошнейшего сада, усаженного диковинными цветами и деревьями, подбирался к самому обрыву, а заканчивался узким, но длинным каменным карнизом, выступавшим из плоскости левого склона Утеса на несколько десятков футов. Эдакий балкон-трамплин, образованный самой природой. Даже смотреть с Языка на шумевшие внизу волны было страшновато, пусть Джейме и рассказывал, что в детстве не раз прыгал с него в воду.

    Вчера, когда они говорили об этом по пути к зверинцу, Лианна отчего-то захотела увидеть это место, но так и не решилась попросить Ланнистера показать.

    Если в Винтерфелле ей нужно было подумать, Лиа убегала в богорощу или одну из заброшенных башен. Но куда было идти в незнакомом замке, кишащем сотнями чужих людей?

    Сегодня, когда Бенджен заявился к ней в спальню на рассвете напуганный, растерянный и всклокоченный, она, самая не зная как, без труда нашла дорогу сюда.

    Лиа заворожено глядела вниз, с замиранием сердца ощущая, как высота притягивает её. Это немного отвлекало. Ветер трепал подол платья, тщась подтащить её поближе к краю, плотная шерстяная ткань хлопала, сливаясь хором с шумом прибоя далеко внизу.

    Юная леди Старк же гнала от себя мысли, стараясь заглушить в голове голос младшего брата, поведавшего ей об увиденном ночью. Он не знал, правильно ли поступает, и решение пойти сначала к ней, а не к отцу далось Бену тяжело, но Лианна никак не могла заставить себя перестать думать о том, что он ошибся. Что лучше бы и вовсе молчал, оставив при себе тайну, которая могла стоить репутации, если даже не жизни, всем причастным. Как он не понимает, что после скандала с Браном и Талли большего их семья уже не вынесет? Что все они, а не только Джейме с Серсеей, будут замешаны, так как связаны в этой ситуации слишком тесно, чтобы крах одного не потянул за собой других? Да и кому, в случае чего, поверит лорд Тайвин? А король Рейегар?

    Они долго разговаривали. Точнее, говорил Бенджен, Лиа же слушала, стараясь сдержать гнев и отвращение. Брату было страшно - королевские тайны никому и никогда добра не приносили, но Лианна почувствовала лишь какую-то пустоту. Она не любила жениха, но осознание того, что ей предстоит провести жизнь с мужчиной, делившим ложе... да какое там ложе - стол, с родной сестрой, делала мысль о завтрашней свадьбе просто невыносимой.

    Старк обняла себя за плечи, стиснув зубы, чтобы не стучали. Она, кажется, впервые подумала о том, что Роберт Баратеон был не так уж и плох. Но смысла сожалеть о несостоявшейся помолвке теперь не было.

    Лианна развернулась к брату, рукой придержав юбки, развевавшиеся на ветру. Прохладный утренний воздух заставлял мурашки бегать по коже, хотя, возможно, это были лишь последствия волнения.

    - Бен, уходи, я хочу побыть одна. - Она махнула ему рукой, но Бенджен лишь повесил голову, уставившись себе од ноги. Уж не думает ли он, что она намерена сигануть с обрыва с горя?

    Лианна хотела сказать что-то ещё, но ей вдруг почудилось какое-то движение в саду. Видимо, ни одним им приспичило "погулять" с утра пораньше. Бен тоже заметил и побледнел ещё больше, раньше Лианны узнав тех, кто шел по аккуратной дорожке, выложенной белоснежной галькой.

    Когда из-за куста черноягодника послышался серебристый женский смех, Лианна почувствовала дурноту.

    Серсея Ланнистер, жена короля Рейегара, легко шагала по дорожке под руку с одной из своих фрейлин, имена которых ни капельки не интересовали Лианну. Королева была свежа, бодра и прекрасна, словно бы и не было бессонной ночи, проведенной в покоях на третьем этаже западного крыла. В голове северянки проскользнула навязчивая мысль - не спалить ли эти комнаты, если она все же станет хозяйкой Кастерли?

    - Лиа, давай... - Бен потянул её за рукав, но Серсея успела заметить северян, что-то шепнула компаньонке, и девушки захихикали.

    Лианна почувствовала, что краснеет, но не от смущения - от злости. Богатое воображение тут же услужливо подкинуло картинки, при виде которых порядочной леди полагалось бы упасть в обморок, но только не Волчице из Винтерфелла.

    Тем временем королева пошла в их сторону, а Лиа поняла, что хватка брата на её руке ослабла. Он пятился в сторону, явно не желая беседовать с венценосной Львицей.

    - Ступай, - шепнула Лианна, и Бенджен, растерянно кивнув дамам, унесся прочь, благородно предоставляя сестре самой разбираться с новой родственницей.

    Сама Лиа не двинулась с места, делая вид, что продолжает наблюдать за морем. Фрейлина осталась скромно стоять в сторонке, но Серсея подошла вплотную, видимо, ничуть не опасаясь Языка.

    - Ваше величество. - Лианна сухо поприветствовала её, лишь мельком глянув на смеющиеся по-кошачьи зеленые глаза, алый бархат платья и золотые локоны, уложенные так, будто бы королева и не спала вовсе, а десяток служанок создавали из них прическу.

    Думать о том, на что похожа она сама в домашнем сером платье, которое едва успела натянуть, когда пришел Бен, и растрепанными со сна волосами, Лианна даже не хотела.

    - У вас усталый вид, леди Старк. Я могу звать вас так или же сразу "сестрица"? - Улыбнулась королева. А Лианне захотелось столкнуть её в море, если она ещё вымолвит хоть слово.

    Вместо этого она лишь кивнула:

    - Как будет угодно вашему величеству.

    Ответ, кажется, королеву не удовлетворил, и она вздернула носик:

    - Мне угодно по старинке, ведь мы пока ещё не сестры. - Серсея ядовито подчеркнула слово "пока". - Так что же это, бессонная ночь, миледи?

    - Можно и так сказать. - Лиа пространно мотнула головой, едва не добавив "как и у тебя".

    Но королева не унималась:

    - Что же мешало вам спать, милая? Неужто ваш жених? - Снисходительно фыркнула она. - Все мы в курсе произошедшего на турнире и, поверьте, прекрасно все понимаем. - Королева прищурилась, переглянувшись с фрейлиной и готовясь к тому, что Лиа начнет краснеть и оправдываться, но этого не произошло.

    Да она же специально провоцирует ссору, вдруг поняла Старк. И отказывать королеве в маленьких радостях было негоже.

    - Нет, увы, мой милый Джейме этой ночью был не со мной, - Лианна страдальчески вздохнула и едва удержалась, чтобы не вцепиться в самодовольную рожу ланнистерши, почуявшей победу.

    - Экая жалость. Так отчего же вы не спали? Волнение перед свадьбой? - Елейным голоском поинтересовалась Серсея.

    - Увы, но и тут вы ошиблись, ваше величество. - Лианна заставила себя расслабить руки, скрещенные на груди. - У моего брата возникли некоторые проблемы. Мне пришлось уделить ему время.

    Королева всплеснула руками в притворном восторге и элегантно поправила кружевной манжет на рукаве.

    - Мальчишки! Что с них возьмешь? Но вы так любите своего брата, миледи, это просто очаровательно! Не каждая стала бы тратить время сна на подобные пустяки, рискуя пойти на собственную свадьбу с синяками под глазами.

    Серсея сочувственно похлопала Лианну по предплечью так, что та едва не отдернула руку.

    - Да, ваше величество, что есть - то есть. - Лиа прищурилась и, не вытерпев, едко добавила: - Правда, боюсь, моя любовь к брату не так сильна, как ваша к сиру Джейме.

    Надо отдать должное - щеки Серсеи слегка порозовели, а выражение участия сошло с хорошенького личика, оставив место откровенной злобе.

    - Что вы хотите сказать, леди Старк? Поясните.

    Лианна, почти физически ощущая свой триумф, повернулась к королеве и мягко улыбнулась, сделав самое невинное выражение, какое могла.

    - Ничего дурного, моя королева, что вы! Просто любопытно было бы узнать, какого размера синяки были под вашими... чудными глазами в день свадьбы.

    Лицо королевы исказил гнев - видимо, Лианна задела её за живое, - она вдруг замахнулась, но звук от пощечины унесло порывом ветра. Едва веря в происходящее, Лианна округлила глаза, держась за пылающую щеку, рефлекторно отступила на шаг и вдруг ощутила под ногами пустоту.

    Последним, что она запомнила, были полные ужаса глаза Серсеи и пальцы, которыми та впилась мертвой хваткой в руки северянки, отчаянно стараясь удержать.
     
    nikroks, Assobel, Avatarra и ещё 1-му нравится это.
  13. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    11. Джейме
    Джейме, безуспешно пытаясь подавить зевок, махнул ладонью Орсену Свану, который тоже непонятно зачем в столь ранний час резво трусил из замка в неизвестном направлении. Не иначе, спешил тренироваться с мечом, чтоб никто не увидел его позора.

    Кастерли Рок всё ещё готовился к свадьбе. Мимо Джейме сновали слуги: дородные женщины несли корзины с фруктами, хрупкие служанки тащили стопки с красно-золотыми скатертями. Вскоре должны прибыть шуты и музыканты, и ещё до Джейме донеслись крики мужчин, устанавливающих, видимо, какие-то украшения: "Левее! Правее! Да, вот так и ставь, седьмое пекло!".

    Но Джейме хотелось чуточку побыть в одиночестве, и потому юноша с удовольствием как можно скорее удалялся от башен замка, от площадки, где будет пир, от Каменного сада. Возможно, это и вовсе был его последний шанс остаться наедине с собой, любуясь Закатным морем. Брак представлялся ему чем-то ужасным, но, разумеется, не таким, каким он мог бы стать с Лизой.

    Он пнул круглый камень, и тот покатился вниз по тропинке, ведущей к обрывам. Ланнистер вновь зевнул, на сей раз не особо борясь с зевотой, всё равно его никто не видит.

    Как назло, и этому сбыться не суждено. Навстречу ему бежал Бенджен Старк, изо всех сил, как будто за ним гналась свора лютоволков. Джейме нахмурился: увидеть с самого утра Старка – это почти как предвестие беды.

    – В такое время надо спать, – пробурчал юный рыцарь, наблюдая, как будущий родственник спешит по узкой тропинке, перепрыгивая через камни. – Бенджен, осторожнее. Если ты запнёшься и расквасишь нос на моих глазах, мне потом отвечать перед твоей сестрой.

    Мальчик поравнялся с ним и нерешительно, а главное – неприязненно, оглядел Джейме с головы до пят. Волосы маленького Старка были всклочены, дышал он тяжело, молочного цвета рубашка выбилась из-под серого дублета.

    – Куда же вы спешите в такую рань, Бенджен?

    – Мне нужно...

    Старк открыл и закрыл рот, словно бы тщательно взвешивая каждое слово. И смирившись с каким-то неприятным фактом, произнёс:

    – Ваша сестра... И моя. Там. – Он махнул в сторону Языка Льва.

    – И? – настороженно спросил Джейме.

    – Добром это не кончится, поверьте. – Бенджен гордо вскинул голову, и эта неприязнь в серых и холодных старковских глазах пронизывала насквозь. – Я не хочу вместо свадьбы попасть на похороны, а вы?

    Джейме был уверен, что ничего страшного не случится, но, кивнув, быстрым шагом направился за Бендженом. Когда Старк перешёл на бег, ему не осталось ничего, кроме как пуститься следом и догнать мальчишку.

    Он ступил на дорожку, выложенную белой галькой, когда услышал звучный шлепок. А следом девичьи крики, в которых смешались удивление и ужас.

    Миновав кусты черноягодника, юноши выбежали на площадку с длинным выступом – тот самый Язык Льва. Не решаясь подойти к краю, там стояла лишь одна черноволосая девица в тёмно-зелёном платье, фрейлина Серсеи.

    Джейме подбежал к девушке и развернул её к себе, вцепившись в плечи.

    – Где они?

    Глаза фрейлины округлились от страха, она дрожащей рукой указала не обрыв.

    – Её милость пыталась удержать леди Лианну, всё случилось так быстро...

    – Седьмое пекло! – Джейме в несколько шагов оказался у самого края и осторожно посмотрел вниз. Он облегчённо выдохнул, увидев золотоволосую макушку сестры, появившуюся из синей водной глади. Серсея оглядывалась по сторонам и кричала, но ветер уносил её слова.

    Лианны не было. Серсея нырнула и тут же вынырнула обратно. Она так и не стала превосходным пловцом, потому явно не рискнёт своей жизнью.

    – Где Лианна? – В лице Бена не было ни кровинки, но мальчик уже собрался, конечно же, храбро и самоубийственно прыгнуть вслед за девушками. Джейме схватил его за плечо, останавливая.

    – Она умеет плавать?

    – Да. – Бен кивнул.

    – Будь тут, и если что, беги в замок.

    "Если неудавшиеся муж и жена тут сейчас и помрут".

    Джейме быстро сбросил сапоги и дублет, прохладный ветер заставил поёжиться. Он посмотрел вниз, Серсея, постоянно оглядываясь, уже плыла к берегу, но всё-таки остановилась. Джейме глубоко вдохнул и прыгнул, как уже проделывал много раз с самого детства.

    "Надеюсь, не приземлюсь на кого-нибудь из них".

    Ощущение, что толща воды неумолимо смыкается над макушкой, его никогда не пугало, хотя первый раз ошарашило. К тому же тогда он неудачно ушиб ноги, даже в глазах потемнело. Это могло шокировать и бывалого пловца, к коим он себя причислял, а уж Старк к таким не относилась.

    Он увидел Лианну. Она уже сама устремилась наверх, и что бы там она ни испытала, уйдя с головой под воду, сейчас она уже пришла в себя. Лицо девушки было сосредоточенно, и, заметив своего спасителя, она лишь сильнее нахмурилась. И словно бы возмущённо выдохнула – вокруг лица замелькали пузырьки. Но Джейме всё равно подплыл к будущей жене и придержал за талию, помогая, наконец, проделать путь к воздуху.

    Как только над их головой засияло солнце, Лианна шумно вдохнула. Джейме всё ещё прижимал её к себе и чувствовал, как дрожит тело, и как часто вздымается грудь. Она сделала несколько вдохов и будто бы окончательно справилась с паникой.

    – Я сама могу плыть, пусти меня! – северянка вырвалась и, одарив его яростным взглядом вместо благодарности, неуверенно начала барахтаться к берегу.

    – Если могла, какого пекла ты там прохлаждалась так долго! – крикнул Джейме. Он перевёл взгляд правее и увидел Серсею – она осталась здесь, ждала их. В её больших зелёных глазах он видел лишь беспокойство и страх. Почему-то ему казалось, что не за него одного.

    – Ты в порядке? – Он двинулся к сестре, но она мотнула головой и поплыла вслед за Лианной.

    – Твоя невеста знает о нас, – тихонько проговорила Серсея.

    Самое подходящее время рухнуть в тёмные глубины Закатного моря, но вместо этого Джейме тоже поплыл к берегу.

    Лианна перевернулась на спину и глядела на небо, всё ещё прерывисто дыша. Она потеряла пояс от своего халатика и сердито запахнула ткань на груди и животе, прикрывая ставшую совсем прозрачной сорочку. Серсея выжимала длинные волосы и брезгливо смотрела на испорченное платье. Сам Джейме стоял, уперев руки в бока, и переводил взгляд с одной девицы на другую. Босой ногой юный лев неприятно впечатался в камень, но серьёзность ситуации не позволила ему сменить позу.

    – Мне нужно новое платье. – Серсея поморщилась, голос её так и сочился ядом. – Спасибо за великолепную беседу, леди Лианна, ничто так не бодрит с утра, как полёт в море.

    – О, не стоит благодарности, моя королева. – Лианна издала смешок, всё ещё не меняя позы. – Возможно, вам бы и по ночам стоило прыгать, брат составил бы вам компанию.

    – Уверена, на Севере вы бы тоже наши себе развлечение, как знать, может, стоит охмурить какого-то межевого рыцаря.

    – Остановитесь. Всё, хватит. – Джейме взмахнул рукой. – Даже не буду спрашивать, не отшибли ли вы невзначай себе что-нибудь, потому что у вас обеих явно всё в порядке. Особенно с языками.

    Серсея вспыхнула, но тут же улыбнулась в своей обычной манере, не предвещающей ничего хорошего.

    – Так ты идёшь или нет?

    – Нет. Думаю, ты сама в состоянии найти дорогу в замок, дорогая сестра.

    Серсея резким движением приподняла мокрую юбку и тряхнула головой, убирая золотистую прядь со щеки.

    – Как вам будет угодно, сир Джейме. Вам есть что обсудить с будущей женой. – Она устремилась вдоль берега по направлению к воротам в замок. Только сейчас Джейме заметил, что Серсея лишилась правой туфельки, но шагала с прямой спиной и твёрдой поступью.

    Вздохнув, он присел рядом с Лианной.

    – И давно вы с сестрой так пылко любите друг друга? – спросила она. Северянка тоже села, смотря куда-то вдаль и кутаясь в халат.

    – Давно. – Он кивнул.

    – О Боги. Меня сейчас стошнит. – Она провела руками по лицу и волосам, опустив голову между коленями, струйки воды текли по её светлой коже.

    – Таргариены женили братьев и сестёр веками, и Старков почему-то не стошнило, когда они присягнули на верность.

    Лианна резко повернулась, в серых глазах он видел точно такую же неприязнь, как и у младшего Старка. И даже хуже. Отвращение. Да по какому праву она может его судить?!

    – Как ты вообще собирался жить в браке?

    – А как ты собиралась жить в браке с Ланнистером? – саркастично парировал он. – Все знают, что мы самодовольны и неприятны, и это ещё наши достоинства.

    Лианна фыркнула и вновь отвела взгляд. Они вместе смотрели, как чайка совсем низко летит над гладью моря и затем резко взмывает вверх.

    – Почему ты не рассказала отцу?

    – А смысл? Свадьба сегодня. Мы и так выставили наших отцов не в лучшем свете, так что не хочу сделать всё ещё хуже.

    Джейме неопределённо качнул головой.

    – И ты сможешь притворяться? Это явно не то, в чём ты сильна.

    – А совсем скоро мы это узнаем. Главное, ты сам отыграй роль влюблённого женишка.

    Джейме смахнул воду, капающую в глаза с чёлки.

    – Можешь быть спокойна.

    – Раз так, мой милый, мы станем мужем и женой, хочу я того или нет. – Безразлично подвела итог девушка, так и не удостоив его взглядом.

    Джейме поднялся на ноги.

    – Ты в порядке, точно ничего не ушибла?

    Лианна, не поднимая на него глаз, помотала головой, и Джейме направился к замку той же дорогой, что и Серсея, теперь уж точно зная, что от своей судьбы в лице Лианны Старк никуда не сбежит.

    12.Лианна
    Спускаясь по темным коридорам Кастерли, больше похожим на вычурно украшенные пещеры, Лианна чувствовала, как какая-то странная пустота подступает к сердцу тем ближе, чем глубже они уходили в твердыню скалы, приютившей на многие столетия красно-золотых Львов.

    Она опиралась на руку отца, но лорд Рикард молчал. Он поцеловал дочь в лоб, вручая её руку Джейме Ланнистеру, когда подвел её к нему в септе Утеса, но на том и закончилось отцовское благословение. С момента беседы в шатре Харренхолла он не сказал ей ни слова осуждения, но Лиа и без того чувствовала его молчаливый гнев, который угнетал все семейство Старков вот уже не первый месяц.

    Ей бы попросить прощения, повиниться перед отцом. Вот только за что? Что не захотела выйти замуж за повесу, попортившего девок по всем Семи Королевствам? За то, что осмелилась сама выбрать себе мужа? И пусть она уже на жестоком опыте осознала, какую ошибку совершила, решения леди Старк не изменит, как бы долго отец на неё не дулся. Уж лучше так: страдать по своей воле, чем по чьей-то указке.

    "Глупая, ты говоришь совсем как ребенок", - грустно улыбнулся ей Нед, когда вчера вечером она сказала ему то же самое. Пусть так.

    Свет, забрезживший в конце коридора-пещеры, Лианна приметила не сразу - слишком занята была своими мыслями, слишком громко в ушах звучали обеты, которые она произнесла перед септоном не более часа назад. Она боялась церемонии, особенно после утреннего плаванья, однако все прошло так нудно и закончилось так быстро, что Лиа, признаться, была даже немного разочарована.

    С каким-то внезапным внутренним спокойствием она даже оглянулась при словах священнослужителя о причинах, делающих сей брак невозможным. Надеялась ли она на то, что такие найдутся? Да, пожалуй. Но все молчали: и отец, и лорд Тайвин, и Бен, и Серсея.

    Лиа вздохнула. Она уже час, как Ланнистер, вот только высокие каменные своды так давят, что не позволяют усомниться: она тут чужая. Она собственноручно обрекла себя на это, но не отступит и будет нести бремя последствий на своих плечах, как того потребуют Старые Боги. Добравшись до высокой тесанной арки, ведущей в огромную темную пещеру-зал, Лианна уже была уверена в этом до конца.

    Вот только забыла, о чем вообще думала, ступив внутрь. По спине пробежали ледяные мурашки, а сердце забилось так, как не рвалось даже тогда, когда она летела вместе с Серсеей с утеса в холодную воду Закатного моря.

    Весь замок Ланнистеров являл собой чудо природы, помноженное на талант строителей, он внушал трепет, страх, восторг, и Лианна, признаться, уже навидалась здесь диковинок - чего стоил один только зверинец! - однако лишь вид здешней богорощи едва не заставил её удрать, трусливо покинув место второй брачной церемонии.

    Большая пещера, в крыше которой зияло отверстие, откуда проникал красноватый свет закатного солнца, была, словно паутиной чудовищного паука, увита белоснежными ветвями чардрев, отчаянно рвущимися к свету. Кривые и уродливые, тонкие и гибкие, будто вьюн, они оплетали стены, пол и даже часть потолка "богорощи", образовывая зрелище столь жуткое, что Лиа даже глазам своим не сразу поверила. Ни один кустик, ни росточек страж-дерева - ничего не росло здесь больше, вытесняемое белыми деревьями.

    Посреди зала, будто бы намеренно посаженное там, стояло одно чардрево, на котором был вырезан лик. Такой уродливый и жуткий, что Лианне показалось, что он тоже страдает, чувствуя себя в Кастерли не на своем месте. Немудрено: им, северянам, не место в толще серого камня, дающего прибежище этим южным людям. К нему вела дорожка из факелов, установленных по обеим сторонам.

    Лиа рассеяно оглянулась на отца, почувствовав, как он сжал её руку, и с удивлением осознала, что они уже стоят на месте, впереди них Джейме с отцом, а немногочисленные гости, рискнувшие явиться на вторую часть брачного обряда, с любопытством глядят на неё. Их лица в тусклом свете казались призраками. Она поймала на себе взгляд Серсеи, полный молчаливой ненависти, и, наверное, это-то и привело Лианну в себя.

    Девушка тряхнула головой и скорее почувствовала, чем услышала, как на землю упала крохотная жемчужинка - одна из нескольких десятков, - каким-то чудом вплетенная в её тяжелые каштановые локоны. Из-за них, глядя на себя в зеркало, Лианна представляла, что голова её усыпана снегом, который не тает.

    И эта мысль, впервые за этот день, заставила её улыбнуться. Она здесь, в сотнях лиг от своего дома, так глубоко на юге, что и подумать страшно; на дворе весна; на душе у счастливых гостей, начавших отмечать свадьбу задолго до её начала, - вообще лето. Но даже в такой ситуации она, с жемчужинами-снежинками, "припорошившими" волосы, с сотней таких же, усыпавших подол и длинные рукава её темно-серого, почти черного, платья с воротом, по которому было пущено белое - и снова снег! - кружево. Настоящая дочь Севера. Лианне очень хотелось в это верить.

    - Кто идет предстать перед божьим ликом?

    Голос Джейме Ланнистера, её супруга перед Семью Богами Юга, заставил Лианну вернуться в реальность, и тень улыбки слетела с её бледного лица. Она посмотрела на своего жениха-мужа и твердо встретила взгляд по-кошачьи зеленых глаз. Обычаи северян его явно веселили, однако, надо отдать ему должное, молодой лев произнес свою реплику без намека на насмешку.

    - То Лианна из рода Старков, дочь Рикарда Старка, лорда Винтерфелла и Хранителя Севера пришла, чтобы выйти замуж. - Отец потянул её за руку, увлекая к чардреву и молодому рыцарю. - Взрослая и расцветшая женщина, законнорожденная и благородная, она явилась просить благословения богов.

    По коже Лианны вновь пробежали мурашки. То, в септе, было лишь представление на потеху публике. Семеро - не её боги, да и Джейме не проявлял никакого благоговейного трепета. Лишь сейчас она ощущала, что взоры богов действительно обращены к ним, вступающим в брак.

    - Кто пришел, чтобы взять её в жены? - Холодный голос Хранителя Севера, казалось, был абсолютно спокоен. Будто бы и не свою он дочь отдает сыну старинного соперника.

    Лианна покосилась на Джейме, и что-то такое промелькнуло на его извечно смеющемся лице, что она заволновалась. Должно быть, здесь, в богороще, будущий лорд Кастерли Рок чувствовал себя так же неуютно, как и сама Лиа в его замке.

    - Я, Джейме из дома Ланнистеров, сын Тайвина, лорда Кастерли Рок, Хранителя Запада и Десницы короля, пришел взять её в жены. Кто передаёт её?

    Теперь они стояли уже так близко, что Лианна могла бы легко коснуться алого, расшитого золотом рукава Джейме, если бы пожелала.

    - Я, Рикард Старк, отец Лианны, - продолжил её лорд-отец. - И спрашиваю тебя, дочь моя, возьмешь ли ты Джейме из рода Ланнистеров себе в мужья?

    Лиа быстро перевела взгляд с отца на Джейме и обратно и выпалила, будто бы боясь передумать:

    - Беру!

    Лицо лорда Рикарда потемнело, но он вручил руку дочери супругу. Второй раз за день.

    - Идем, миледи, - шепнул Джейме, увлекая её за собой к чардреву. Пред ликом красным, словно плащ Ланнистеров, скрепленный у неё на груди золотой львиной головой, им предстояло произнести обеты, навсегда дающие волчице львиное имя.

    Главы 13-14
     
    Последнее редактирование: 13 июн 2015
    nikroks и леди Фринигонда нравится это.
  14. Assobel

    Assobel Удалившийся

    Лианна выжила :drownin: Печальбедагоре. Только Ланнистеры, только хардкор любовь!
     
  15. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    Оуу, ну тогда этот фик продолжит вас травмировать, увы :)
     
  16. Assobel

    Assobel Удалившийся

    Травмировать? Ну что вы, львы сильные. Все выдержат.
     
  17. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    13. Серсея

    Свадьба Джейме и Лианны, пожалуй, не уступала размахом королевской. Отец никогда не скупился на пиры, потому не упустил возможности показать богатство и величие дома Ланнистеров, несмотря на нежеланность союза со Старками.

    После череды обрядов то Новым, то Старым Богам, празднество начали во дворе, под безупречно синим небом, не предвещающим никаких дождей. Говорят, что яркое солнце в свадебный день – предвестник хорошего брака. Всё это ерунда, когда Серсея выходила замуж за Рейегара, шёл мокрый снег, однако же, их союз крепок.

    Собрались все приехавшие на свадьбу в округлом саду, стенами которому служили развесистые глицинии с ярко-фиолетовыми гроздьями цветов, красные пираканты, золотистый бобовник. Гости уселись за длинные столы с красно-золотыми скатертями, а во главе на небольшом помосте возвышался стол юных супругов. Выступали факиры, срывая овации и раздувая из огня настоящих драконов и длинных змей. Не переставая меняли баллады менестрели, от слезливой "Два сердца бьются как одно" до фривольных песенок о Флориане и Джонквиль. Серсее кусок в горло не лез, но вид не менее пятидесяти аппетитных блюд соблазнил даже её: запечённые в меду куропатки, стейки из кабанятины с овощами, груши в вине.

    – Вам несказанно повезло, сир Джейме, ваша жена прекрасна, – закончил своё поздравление Рендилл Тарли.

    – Ваша красота стала будто в десятки раз ярче, леди Лианна, – закончив стандартное "счастья, здоровье, здоровых детишек" и отвесив поклоны, заключил лорд Болтон.

    – Будьте благоразумны в вашем браке, ваш союз настолько же красив, насколько и опасен, а молодость, увы, так опьяняюще безрассудна, – напутствовала в своей обычной манере Оленна Тирелл. И ещё сотни поздравлений, которые Серсея прекрасно слышала, хоть старалась и не обращать внимания.

    К несчастью, с её места к тому же открывался прекрасный вид на то, как Лианна с Джейме кормят друг друга виноградом, пьют вино на брудершафт, каждый раз после целуясь. Она знала, что всё это фальшь, Джейме по-прежнему любит лишь её одну, но, хоть раз случайно окинув взглядом слащавую идиллию, едва сдерживала клокотавшую ярость. Серсее хотелось бы, подобно рыцарю из тех милых песен и сказок, выступить после слов септона вперёд и пред ликом Семерых ответить, что у неё есть тысяча возражений, что она безумно любит Джейме и не позволит этому абсурдному союзу осуществиться. Ах, какие сладкие мечты, чего бы стоили лица всех собравшихся в этот момент. Наверняка, брат испытывал то же самое, когда с её уст срывались брачные обеты. Теперь она понимала.

    Ближе к ночи пир переехал в чертоги замка, хотя, в общем-то, мог продолжаться и на улице, если бы не задувший с моря чересчур прохладный ветер. Но отец предусмотрел подобный исход, и большая зала была готова принять гостей, ничуть не уступая роскошностью открытой площадке.

    К великому счастью Серсеи, теперь она была избавлена от созерцания Лианны, в чьих волосах блестели жемчужины-снежинки, и от Джейме, ещё более прекрасного в красно-золотом свадебном костюме. Она много раз за этот день говорила себе, что не нырнула бы за Лианной и позволила сопернице утонуть, если бы Джейме не появился, и туда девке и дорога. Но обманывалась. Она никогда не была особо хорошим пловцом и девчонкой пару раз чуть не потонула в море, но... Если бы они так и остались одни, то нырнула бы, нырнула и попробовала вытащить эту гадину, лишь бы посмотреть потом на её реакцию, когда та увидит, кому теперь обязана жизнью.

    Серсея пригубила вино и посмотрела на веселящихся леди и их кавалеров. Ей самой хотелось бы забыться в танце, но, увы, королеве в отсутствии мужа не пристало обниматься с чужими мужчинами на глазах у половины королевства. Она увидела свою фрейлину Делию, танцующую с дальним кузеном Ланнистером. Сообразительная девушка успела за то время, пока она мокрая и без одного башмака шагала к воротам замка, сбегать за новым платьем и ждать её у входа. Так что позора королевы никто не заметил.

    – Я слышал, что жрецы новой религии всерьёз взялись за тебя с Рейгером, – услышала она спокойный голос дяди Кивана. Серсея сидела рядом с отцом и дядей, но не слишком-то прислушивалась к их разговорам, как и тётушка Дорна, с которой она беседовала половину вечера. Скучнейшей компаньонки и пожелать нельзя.

    – Король решил взять на себя переговоры со жрецами лично, пока я занят, – ответил Тайвин. Тётушка Дорна как раз прервала свою тираду о воображаемых детях, и Серсея искоса посмотрела на мужчин, навострив уши.

    – Не уверен, что с ними вообще следует вести переговоры. Кто они такие, в конце концов?

    – Король хочет налаживать связи с Эссосом и считает, что это хороший шаг в данном направлении. – Тайвин пригубил вино. – Религия для Эссоса означает ничуть не меньше, чем для нас, и Р'Глорианство весьма распространено.

    Киван покачал головой.

    – Верховный септон не будет рад такому соседству.

    – Страх перед Таргариенами всё ещё силён, церковь помнит их девиз. Септоны подхватят любую песню, которую заведёт Рейегар.

    – Не мне тебе советовать, но я бы отговорил короля от этого шага. Слишком странное божество, слишком сомнительные перспективы.

    Тайвин поморщился.

    – Несомненно. Но у драконов всегда было особое отношение к огню.

    Серсея, задумавшись, отправила в рот кусочек жаркого. Будь её воля, она бы прогнала Тороса из замка при первом же его появлении, тут она была согласна с дядей. Как там её король-муж, принял ли важное решение? Ей не хватало Рейегара, как бы там ни было.

    Ланнистер вновь тоскливо посмотрела на фрейлину, уже танцующую с пареньком из Простора. Почему, почему всё сложилось так, почему она чужая на свадьбе собственного близнеца?

    – Что-то подсказывает, вы скучаете, моя королева. – Она перевела взгляд на дядю Гериона, в его бороде пряталась вечная улыбка. Он почтенно поклонился. – Могу ли я пригласить вас на танец, ваша милость?

    Серсея убрала с колен салфетку и встала. Наконец-то!

    – С удовольствием, сир. – Она сжала его протянутую руку и вышла из-за стола.

    – Прекрасно выглядишь, милая, – мягко сказал он Дорне.

    – Спасибо, мой дорогой. – Бледные щёки женщины тронул застенчивый румянец.

    – Ты мой спаситель, – прошептала Серсея дяде.

    – Что, она и тебя замучила разговорами о садоводстве и вышивке ромашек на скатерти? – усмехнулся Ланнистер. Они закружились в танце среди толпы гостей.

    – О да. С одной стороны бесконечные разговоры о политике, с другой – о детях и быте. Впору выпить чашу с ядом, чтоб не мучиться.

    – Ну, разговоры о политике не так уж и плохи, если подумать. – Герион галантно помог Серсее сделать изящный поворот. – Но Киван любит её. Она хороший человек.

    – Хороший, но ужасно занудный. Она как снотворное.

    – Зато нашему Джейме явно не придётся скучать.

    Серсея нервно сжала пальцы на плече компаньона, покосившись на молодую чету. Лианна, покраснев, очевидно, смеялась какой-то шутке, довольный Джейме приобнимал её за плечи.

    – Ну да, с дикими северянами точно не соскучишься.

    Герион лукаво прищурил зелёные глаза.

    – О, считаешь, что она недостаточно хороша для него? Вечная проблема всех сестёр, ищут братьям партию поудачнее. У Дженны всегда находились колкости для крутившихся рядом с нами девчонок. Вы хуже родителей! – Он вдруг замер и обернулся. – Да что это за!..

    Позади, смутившись, стояли Тирион, темноволосый мальчик и смуглая девочка, сцепившись ладошками в танцевальное хоровод-трио. Серсея возмущённо упёрла кулаки в бока, а Герион скрестил на руки на груди, сардонически изогнув густые брови.

    – Ой, – только и смог произнести мальчик. Насколько могла судить Серсея по золотой розе на маленьком дублете, то был Уиллас Тирелл.

    – Вы сами на нас наступили! – с вызовом сказала девочка, гордо тряхнув черными тяжёлыми волосами, угрожающе покачнулись жёлтые бусы с солнцем-подвеской.

    – Вы такие неуклюжие... – подытожил Тирион.

    – Какие наглые малявки! – Герион засмеялся и махнул на них рукой. – А ну марш отсюда, а то точно затопчут. Вот, например, я сейчас как...

    Дети пискнули и побежали в разные стороны. Серсея вскрикнула, когда Тирион неудачно наступил на подол её платья, послышался треск ткани, но брат уже стремительно семенил в другой конец залы.

    – Ах ты, маленький га... – Гневно закричала она, но тут же опомнилась. О Семеро, она же королева, и ей давно не десять лет.

    Барды закончили очередную мелодию и затихли. Сердце Серсеи словно сжалось в холодный пульсирующий комок. Сейчас начнётся провожание.

    Дядя, продолжая быть галантным кавалером, помог ей усесться на собственный стул. Юная львица посмотрела на стол Старков, встретилась взглядом с маленьким Бендженом. Мальчик смутился и поспешно отвёл глаза. Сохранит ли волчонок тайну? Опасно, и собственное бессилие пугало. Но ради сестры он постарается это сделать, что отчасти успокаивало.

    Лорд Рикард мрачно кивнул, и Тайвин, встав и хлопнув в ладоши, объявил провожание. Музыканты заиграли "Снял король корону, королева – башмачок". Джейме с Лианной поднялись со своих мест.

    – Вот и проверим, у кого клыки больше: у льва или у волчицы! – закричал кто-то из северян. – Смотрите, чтоб ваш лев клыки-то не пообломал!

    Лианну окружила толпа юношей, снимавшей с неё кружевные перчатки. А Джейме стайка женщин, увлекающих его к выходу из залы, попутно справляясь с застёжками дублета. Серсея замерла на месте, как мраморная статуя.

    – Да уж, обломать недолго! – Залившись смехом, громко возразила тётка Дженна. – Говорят, на Севере девиц снегом кормят, холодные, как ледышки!

    – Вот-вот, а отогреть-то мужа сможет? – Подхватил Герион. – Раз снегом раскормленная!

    – Лучше снегом кормить, чем золотом да обещаниями, – раздался голос хмурого Эддарда Старка, стоявшего около своего стола. Как и Серсея, он не принимал никакого участия в веселье, но слова юноши пронеслись неожиданно громко по всему залу.

    Повисла неловкая тишина, кажется, даже музыканты чуть сбились с ритма. Серсея видела, как обернулся Джейме, его глаза сузились, а губы изогнулись в жестокой усмешке. Ещё чуть-чуть, и брат ляпнул бы какую-нибудь убийственную колкость, но положение неожиданно спас Брандон Старк.

    – Ну а что, хороший повод проверить поговорку. Ланнистеры всегда платят свои долги? Вот и посмотрим, как ваш лев выплатит супружеский!

    Гости засмеялись, а Серсея налила ещё вина и выпила залпом. Она ненавидела этот день. Ненавидела себя. И Лианну Старк.

    14.Джейме
    Дверь за ними захлопнулась, угрожающе заскрипев, и Джейме задвинул щеколду. Гости всё ещё галдели снаружи и не собирались в скором времени успокаиваться, это раздражало.

    Он поёжился: в открытое окно заглядывала не только полная луна, но и задувал не слишком-то теплый ветер, а из одеяния осталось одно исподнее. Даже ботинок не оставили.

    Лианна, которая сама оказалась в полупрозрачной сорочке на тонких бретельках, прошла к окну и захлопнула створки. Луна осветила её силуэт, сделав ткань совсем уж прозрачной и завораживающе обрисовывая тонкий стан. Джейме мотнул головой и отвернулся. Он устал. Ещё никогда в жизни ему не доводилось столько лгать, а после сегодняшнего впору записываться в бродячий театр.

    – Ну что же, муж. – Лианна взяла с тумбочки графин с вином и наполнила кубок. – Мы талантливые лицедеи, поздравляю нас с прекрасным спектаклем.
    Девушка подняла кубок, словно отдавая Джейме почтение, залпом опустошила содержимое и со стуком поставила на место.

    – Да уж, кто бы мог подумать, что вы, северяне, так хороши в этой игре. – Он ухмыльнулся. – Ты точно из Старков? Это на вас не похоже.

    Лианна фыркнула и забралась на кровать. Джейме прошёл вдоль стены и потушил свечи, лёгкий дымок взвивался к потолку от каждого огарка. Ему хотелось только одного: рухнуть и заснуть. Спальня была роскошная, и насколько он знал, когда-то её впервые разделили отец с матерью после свадьбы. Камин с тлеющими углями, комод с бронзовыми подсвечниками, тяжёлые гобелены на стенах и богато украшенные портьеры на окнах. Огромная кровать со свисающим балдахином и мягкими перинами.

    Он улёгся на другую сторону постели, сохраняя между собой и Лианной приличное расстояние, благо это было несложно. Девушка вообще отодвинулась на самый край, словно опасаясь даже слегка соприкоснуться телами и заразиться какой-то болезнью. Впрочем, и сам-то он устроился далеко не на средине.

    Джейме сцепил ладони на груди и покосился на Лианну. Та тоже лежала на спине и смотрела в потолок.

    "Как далеко твоё замужество от мечтаний, Старк, не правда ли?"

    – Ну что, попробуем проверить, выплачу ли я долг как истинный Ланнистер? – не сдержался Джейме, плохо стараясь придать голосу торжественную серьёзность.

    – Что, прости? – Лианна повернула к нему голову, её серые глаза угрожающе сузились.

    – Ну, тот самый долг! – продолжал подначивать Джейме. – О котором твой брат говорил!

    – Ах, супружеский долг... – Лианна встала на колени, схватила подушку и начала его лупить со всей силы.

    – Я! Терпела! Тебя! Весь! День! – Каждое слово сопровождалось ударом, Джейме, не удержавшись, засмеялся и пытался закрываться. – Тебя и всю твою семью!

    Муж вырвал столь грозное оружие из рук новоиспечённой жены и прижал к себе.

    – Вот только не говори, что не получила ни капельки удовольствия!

    – Нет, не получила. – Лианна попыталась отобрать подушку, но, тут же оглянувшись, схватила другую. – Видеть тебя не могу!

    – Ох, ну прости, теперь моё лицо – первое, что ты будешь видеть, просыпаясь каждое утро в течение всей жизни.

    Лианна яростно зарычала и резко толкнула его, словно вложив в движение всю злость.

    – Пошёл вон с моей кровати! Тебе тут места нет.

    Джейме не ожидал, что в изящных руках северянки столько силы, и от неожиданности полетел вниз. Приземлился набок, всё ещё прижимая подушку к себе.

    – Твоей кровати? Это вообще-то моя кровать, как и весь замок!

    – Нет! – Лианна свесилась над ним, её густые тёмные волосы спутались, кажется, тоже выражая всю степень негодования девицы. – Я теперь такая же хозяйка замка, и кровать эта моя. Не пущу. На полу спи.

    – Вот это да. – Джейме встал и посмотрел на супругу сверху вниз. – Да тут коня между нами можно положить, тебе не многовато места?

    – Нет.

    – А одеяло мне полагается?

    – У тебя подушка есть. – Лямка сорочки сползла с её плеча, верхняя часть груди оказалась обнажена, но девушка этого даже не заметила. – Одеяло ещё надо заслужить.

    Джейме пожал плечами и дёрнул покрывало прямо из-под наглячки. Лианна негодующе вскрикнула, но не успела вцепиться в ускользающий предмет, и он оказался в руках Джейме.

    – Сладких снов, дорогая супруга.

    Он огляделся. Воевать из-за кровати глупо, да и, по правде, никакой супружеский долг он исполнять не собирался. Просто это было весело. Конечно, ютиться на маленьком диване уже не так здорово, но оно того стоило.

    Джейме положил подушку и, после нескольких бесполезных попыток устроиться поудобнее, укрылся. Диван действительно был мал, ноги свисали вниз, и вообще ему пришлось съежиться в три погибели!

    Он, наверное, первый супруг, у которого всё тело будет болеть не из-за того, что он ретиво занимался любовью со своей молодой женой, а потому что спит на выселках в очень странном положении. Воображение живо нарисовало раскатисто храпящую Лианну, заснувшую в позе морской звезды, раскинув ноги и руки на огромной кровати. Джейме не удержался и вновь засмеялся.

    – И чего ты веселишься? – Хмуро поинтересовалась теперь уже Ланнистер, а не Старк.

    – Да так, представил, как ты мечом гоняешь по двору Роберта Баратеона. Счастливый парень, какой участи избежал.

    – Очень смешно, – холодно отозвалась Лианна.

    – Знаешь, вообще-то диван совсем неудобный.

    – Тебе с сестрой на столе было удобно, и сейчас привыкнешь.

    Воспитание Джейме вступило в упорную борьбу с длинным языком и всё-таки победило. Он глубоко вдохнул и выдохнул.

    – Осторожнее, миледи Ланнистер, – спокойно, без тени прошлого веселья сказал он. – Нам придётся уживаться друг с другом так или иначе.

    – Извини, – ответила Лианна после короткой паузы.

    Они замолчали. Девушка ворочалась и сердито сопела. Конечно, хорошо ей там на пышных перинах, может себе позволить переваливаться с бока на бок. Ещё и одеяло тёплое имеется.

    Он подумал, каково Серсее было видеть их сегодня, изображающими безудержную и безоглядную любовь, против которой не устояли суровые отцы семейств. Наверняка не легче, чем ему самому на королевской свадьбе.

    – Нам придётся разделить постель рано или поздно, – произнёс Джейме, зная, что жена не спит. – Как бы это ни было печально.

    – Твой отец ждёт наследников, я знаю. – Лианна тягостно вздохнула. – И я рожу тебе сына. Но не думай, что это случится очень скоро.

    – Да не спешу я покушаться на твоё целомудрие! – воскликнул Джейме, сердито натягивая одеяло до подбородка.

    – Вот и славно. – Со всем холодом Севера в голосе ответила Лианна.

    Джейме закрыл глаза. Эта ночь будет долгой, как и все последующие, которые он проведёт на этом крохотном ложе.
    Главы 15-16
     
    Последнее редактирование: 26 сен 2015
    Джей, леди Фринигонда и nikroks нравится это.
  18. Assobel

    Assobel Удалившийся

    Браво! :bravo:
     
  19. Джей

    Джей Лорд

    Восхитительно! :bravo::bravo::bravo:
     
  20. Marisa5478

    Marisa5478 Оруженосец

    Спасибо :oops:
     
    nikroks нравится это.