1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Blue Roses Queen

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Ziraelle, 18 апр 2015.

  1. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Название: Blue Roses Queen
    Фандом: сага "Песнь Льда и Пламени"
    Автор: Ziraelle
    Категория: гет
    Размер: миди (вероятно, может перерасти в макси)
    Пейринг, персонажи: Санса Старк/Уиллас Тирелл, Гарлан Тирелл, Леонетта Фоссовей, ОМП
    Жанр: романс, драма, ангст, флафф
    Рейтинг: R
    Предупреждение: AU, смерть персонажа
    Краткое содержание: Мизинец нарушил планы Королевы Шипов на Сансу и Север, но, возможно, Паук имел свою точку зрения по этому вопросу.
    Санса отправляется в Хайгарден.
    Примечание: Читерство, конечно, но пусть будет: в моем воображении и фанфике Уиллас такой - http://st-im.kinopoisk.ru/im/kadr/2/2/0/kinopoisk.ru-The-White-Queen-2201936.jpg
    Статус: в процессе


    Пролог
    Когда от толпы отделилась точеная фигурка в голубом платье, усыпанном крохотными золотыми розами, Тирион особо не удивился. Каштановые волосы блестящими локонами струились по небесному шелку, Маргери Тирелл улыбалась своему жениху, восседавшему на Железном Троне, но глаза её были робко опущены в пол. Это немного насторожило Беса, который был уже наслышан о юной королеве.

    Розочка опустилась на колени под пристальными взглядами присутствующих в зале зрителей, пришедших поглазеть на королевское правосудие. Джоффри поерзал на своем неудобном сидении так, что Тирион даже злорадно пожелал, чтоб тот натер мозоль на своем царственном заду.

    - Ваше Величество, могу я просить вас о милости?

    Тирелл подняла глаза на короля. Сама невинность, фыркнул Тирион. Даже и не скажешь, что она уже вдова короля, пусть и самозваного.

    - Поднимитесь, миледи. - Джофф ободряюще улыбнулся, вот только Бес знал, что улыбка эта далека от искренности. - Вы, любовь моя, можете просить о чем угодно.

    Маргери очаровательно покраснела и, когда сир Лорас, весь в белом, подал ей руку, поднялась с колен. Она заговорила, а Тирион невольно насторожился:
    - Ваше Величество, скоро мы станем мужем и женой. - Девушка лукаво закусила нижнюю губу, отчего стала ещё милее. - Моя любовь к вам искренна и чиста, вы знаете это...

    - Как и моя к вам, миледи, - Джоффри нетерпеливо подался вперед.

    - ... я считаю, что каждый имеет право на такое счастье, которое ожидает нас.

    - Справедливые слова. - Кивнул король.

    Кажется, его разговор тоже насторожил, от Тириона это не укрылось. Он перевел взгляд на отца. Лорд Тайвин сидел, расслаблено откинувшись на спинку стула, но ему, сыну, было ясно, как день, что тот на грани бешенства. Широко раздувающиеся ноздри, чуть сильнее, чем обычно, стиснутый в руках кубок, опасный золотой блеск в бледно-зеленых глазах.

    Тирион едва удержался от мстительной ухмылки, уже интуитивно зная, что сейчас произойдет. Как ни крути, он души не чаял в своем семействе.

    - Я поклялась сохранить это в тайне... Но счастье семьи для меня - всё. - Маргери замялась, люди в зале с любопытством зашевелились. - Ваша Милость, мой брат влюблен. И хотел бы просить вашего благословения на брак.

    - Сир Лорас? - Король с сомнением повернул голову к Рыцарю Цветов.

    - О, нет, что вы! - Маргери всплеснула руками. - Наш милый Лорас всем сердцем предан вам и королевской гвардии. Я говорю о другом своем брате, Уилласе.

    Шепотки побежали по залу. Дядя Киван и отец обменялись короткими взглядами. Тирион возвел очи к небу. Седьмое пекло, этого просто не могло быть!

    - И кто же, миледи, избранница вашего брата? - Голос Джоффри похолодел, и он то и дело косился на побледневшую Серсею.

    Ничто не доставляло Тириону большего удовольствия, чем искаженное злостью очаровательное лицо сестры, но не сейчас.

    Маргери сделала ещё более трогательный вид и с улыбкой обернулась... к Сансе Старк, которая стояла, опустив глаза в пол и внимательно изучая подол своего простого светло-серого платья.

    - Леди Санса! Подойди ко мне, сестричка!

    Шепотки превратились в гул, прокатившийся по толпе. Люди удивленно переглядывались, не совсем ещё понимая, что происходит. А происходило то, что Тиреллы ненавязчиво и элегантно, как раз в своем стиле, прибирали к рукам Север.

    Старк вздрогнула и, неуверенно озираясь, шагнула к будущей королеве.

    Джоффри подскочил с места, как ошпаренный, и хотел было что-то сказать, но поймал на себе взгляд лорда Тайвина и замолчал, сжимая и разжимая кулаки. А Тирион невольно восхитился тонкостью этого хода. Сейчас на короля смотрят его люди, большинство из которых склоняли свои знамена прежде всего перед розой Хайгардена. Он не может отказать просьбе невесты. Если, конечно, не хочет оскорбить весь её великий дом.

    - Но ваш брат даже не видел Сансу! - выдавил наконец Джоффри, с ненавистью глядя на северянку, словно бы та была инициатором всего этого балагана.

    Бес готов был поставить на кон оставшуюся часть своего носа, что девица даже не подозревала, что устроит новая подружка и её семейство, но Джоффри это, разумеется, даже и в голову прийти не могло.

    - О, милорд, это я... - Маргери потупила взор, продолжая лучезарно улыбаться. - Я рассказала ему о леди Старк в письме, лишь мельком упомянув о её красоте и достоинствах, а ему этого хватило - влюбился как мальчишка! - Девушка хихикнула.

    - Но она же дочь изменника! - Капризно топнул ногой король. - Я не отпущу...

    - ... Леди Старк без благословения. - Холодный голос Тайвина Ланнистера без труда перекрыл визг Джоффри.

    Десница поднялся, а Тирион неотрывно следил за ним с любопытством и каким-то неестественным спокойствием - отец не позволит просто так обвести себя вокруг пальца.

    - Думаю, Его Величество был бы счастлив лично поздравить вашего брата, но, увы, государственные дела не позволят ему покинуть Королевскую Гавань. Война, к сожалению, все ещё терзает Семь Королевств. - С этими словами он многозначительно посмотрел на дочь и внука, готовых наделать глупости.

    И Тирион понял: позволит. Он нервно хмыкнул, почти физически ощущая, как Север выскальзывает сквозь его короткие кривые пальцы. Но отчего же он, Бес Ланнистер, ощущал такое облегчение?

    - Миледи, думаю, вы лично проследите за тем, чтобы ваша будущая внучка добралась до Хайгардена без происшествий. - Лорд Тайвин повернулся к Оленне Тирелл, которая невинно хлопала своими тусклыми старушечьими глазками, словно бы и вовсе не понимала, о чем речь.

    - Как будет угодно милорду Деснице. - Склонила голову хитрая бабка.

    - Думаю, прием окончен.

    Лорд Тайвин кивнул и направился к своему месту за столом среди членов Малого Совета. Бесу даже показалось, что его губы нервно дрогнули, но, когда отец сел, он вновь был спокоен и безразличен. Люди начали расходиться. Джоффри зло пнул трон и жалобно заскулил, отбив об него ногу в нарядном красно-золотом сапожке. К нему кинулась Серсея и принялась что-то нашептывать на ухо сыну, но тот лишь яростно шипел в ответ. Тем временем Маргери весело смеялась, обнимая, поздравляя растерянную "сестричку" и поглядывая на бабушку.

    А Тирион не знал - смеяться ему или плакать - Королева Шипов, которую, как думали, они перехитрили благодаря Мизинцу, только что умыла все семейство львов разом. И, отчего-то карлик был уверен, что знает, кому та обязана своей победой.

    - Ох, какая досада! - Варис, неслышно появившийся у него за спиной, всплеснул своими пухлыми напудренными руками в широких нежно-розовых рукавах и с искренне огорченным лицом побрел куда-то прочь.

    Глава 1
    - Счастливого пути, любовь моя. - Сир Гарлан нежно поцеловал жену, мягко улыбаясь, однако серые глаза леди Леонетты увлажнились слезами, оттого заблестев ещё сильнее. - Вскоре мы увидимся дома, я обещаю.

    Она кивнула, и рыцарь лично подал ей руку, помогая взобраться в повозку. Санса восхищенно глядела на них, моля Семерых, чтобы её брак с Уилласом Тиреллом был хоть вполовину столь же счастливым. Но, несмотря на смятение, в мыслях она уже гуляла с ним по берегам Мандера, держась за руки и глядя на звездное небо. Он полюбит её, как же иначе? Ведь Санса сделает для этого всё. Даже прекрасное платье, подаренное королевой, с вырезом едва ли не до живота наденет.

    Гарлан обернулся к Сансе, которая, хоть и дрожала, как листик на ветру, едва могла устоять на месте, с трудом сдерживая желание запрыгнуть следом и поторопить возницу. Единственное, что её останавливало - вскоре она станет женой будущего лорда Хайгардена, а леди не следует так себя вести, как бы сильно ей ни хотелось уехать подальше от пахнущей гарью Королевской Гавани, злобного Джоффри и его бессердечной матушки.

    - Миледи, можно я буду звать вас сестренкой, как Маргери? - Гарлан улыбнулся, а Санса зарделась. Он и его семья были так добры к ней, они спасли её.

    - Разумеется, милорд, я буду счастлива. - Она изящно склонила голову, невольно подражая своей нареченной "сестричке".

    Разумеется, септа и матушка учили её манерам, но все их уроки меркли перед очаровательной Маргери Тирелл, которая заполучила сердца всего двора Джоффри и его подданных ещё даже до того, как прибыла в столицу.

    - Тогда и ты зови меня братом. - Тирелл галантно поцеловал её руку и весело шепнул тогда, когда она уже ступила на ступени повозки: - Не обижай Уилла, сестренка, когда я вернусь - проверю!

    Санса потупила взгляд в пол, но, когда рыцарь засмеялся, и сама не удержалась и хихикнула. Признаться, она уже и не помнила, когда делала это в последний раз искренне.
    Старк опустилась на мягкое сидение напротив леди Леонетты, но обе молчали - каждая о своем.

    Санса до сих пор не верила, что её вот так просто отпустят, но ворота Королевской Гавани остались далеко позади, а теперь и эскорт из воинов в красных и зеленых плащах во главе с сиром Гарланом, посланный проводить их до тракта, медленно удалялся.

    Мысленно она ликовала, последние месяцы она только и мечтала, что убраться отсюда подальше, и теперь, как во сне, Санса смотрела на башни Красного Замка, готовые скрыться из виду уже после первого же поворота.

    Но эти мысли медленно, но верно покидали хорошенькую головку леди Старк, уступая сладким девичьим мечтаниям о том, как блистательный лорд Уиллас, отчего-то как две капли воды похожий на своего младшего брата, накинет ей на плечи свой зеленый плащ с золотой розой, нежно поцелует в щеку и...

    - Должно быть, вам грустно покидать столицу, леди Санса? - Тусклым голосом поинтересовалась леди Леонетта.

    Санса вздрогнула, удивленно глядя на неё. Она не понимала, правда ли женщина настолько глупа, что может такое думать, издевается ли или просто хочет поддержать беседу.

    - Конечно, миледи. Ведь я прожила там целый год, там меня любили и заботились, когда мой отец... - она нервно сглотнула, врать этой бледной даме было куда сложнее, чем королеве Серсее, - и мой брат оказались изменниками. Но в то же время я счастлива, что вскоре мы с вами породнимся, уверена, брат вашего благородного мужа столь же достойный человек, как и он, - осторожно добавила девушка, из-под пушистых ресниц глядя на спутницу.

    Честно говоря, Санса даже не совсем лукавила. Ей было грустно оставлять при дворе сира Донтоса, своего Флориана, она даже заикнулась об этом как-то в разговоре с Маргери, но та посоветовала не упоминать об этом при Джоффри - мол, король не захочет потерять сразу две своих игрушки. Санса волновалась за него, но, в конце концов, Джофф всегда найдет, кого помучить и кроме бедного дурака, ну а ей от него проку нет, теперь её будут защищать настоящие рыцари, как из песен и легенд - смелые, благородные и прекрасные. Сир Лорас и сир Гарлан, конечно. Ведь не позволят же они обидеть жену своего брата.

    Ей показалось, что Леонетта тяжело вздохнула, но отчего - Санса не знала. Должно быть, она и вправду была глупа. Как бы ей хотелось быть хоть чуточку похожей на леди Оленну! Тогда бы она знала, как себя вести, это точно.

    - Он, и правда, чудесный. - Наконец улыбнулась Леонетта. - Сдержанней Лораса. Мягче Гарлана, но они похожи куда больше, чем готов признать мой муж.

    Санса заулыбалась и снова почувствовала, что щеки пунцовеют. На душе отчего-то потеплело. Она почти забыла, что Уиллас калека - даже среди суровых владык Севера, предков её отца, не все были воинами. Он написал Маргери, что влюблен в Сансу, а леди Фоссовей говорит такие вещи, что дух захватывает! Пускай, он не посвятит ей побед на турнирах, но она непременно полюбит его. И родит ему двух сыновей. Нет, даже трёх! Брана, Рикона и Эддарда. А тогда Уиллас и сам не сможет не полюбить её. Они станут счастливы, матушка была бы...

    Матушка. Сансе показалось, что в повозке стало холоднее, хоть ранняя осень ещё вовсе не вступила в свои права. Она стиснула кулачками подол платья, и осторожно, так, чтобы леди Леонетта не увидела, глянула на Королевскую Гавань, уже почти скрывшуюся вдалеке. Где-то там, за много миль пути дальше, на север, был её дом. Винтерфелл. Который сгорел вместе с её братьями. Где-то там мать и брат, которые сражаются с армией Джоффри и его деда, не подозревая, что Санса скоро станет женой человека, чьи войска, возможно, положат конец мятежу Робба.

    Почему в жизни все так сложно! Отчаянье, внезапно накатившее и накрывшее Старк с головой, испортило все хорошее настроение. По щеке скатилась горькая слеза, обжигая нежную кожу. Санса тут же стерла её, моля Семерых о том, чтобы Леонетта ничего не заметила, но та, кажется, была увлечена своим горем, казавшимся юной Старк глупым. Отчего печалиться разлуке, если знаешь, что едешь домой, а твой муж жив, далек от войны и любит тебя? Это глупо, вот бы Сансе её проблемы.

    Но она не должна печалиться. Говорят, от этого дурнеют. Санса откинулась на спинку, стараясь отогнать недобрые мысли и скоротать дорогу за мечтами о своем, несомненно, светлом будущем.

    Глава 2

    - Милорд, ворон из Королевской Гавани. - Мейстер Эдерик практически вбежал в кабинет лорда Мейса, как обычно, не стучась. Длинное темно-серое, почти черное, одеяние тащилось за ним волоком, сгребая за собой свежий тростник, расстеленный по полу.

    Хвост, старый охотничий пес, приподнял свою косматую черную с проседью голову, чтобы посмотреть, кто пришел, и заворчал, усаживаясь у ног хозяина.

    Уиллас нахмурил брови, отставил кубок на стол и потрепал собаку по загривку. Мейстер напоминал ему ворона: молодой, невысокий, суетной и крикливый, с хрипловатым голосом, черными глазками-пуговками, едва заметными из-под тяжелых бровей, длинным носом и короткими иссиня-черными волосами, правда, сохранившимися только на висках и затылке.

    - От лорда Тирелла? - поинтересовался Томеас Мандерли, племянник лорда Белой Гавани, капитан домашней гвардии Хайгардена и друг его будущего лорда.

    - Нет. От вашей бабушки, милорд. - Мейстер поклонился Уиллу, протягивая послание.

    Он недоверчиво покосился на Эдерика. Леди Оленна любила Уилласа, пожалуй, больше, чем двух других внуков, но получить от неё письмо было странно. И послание явно не предвещало ничего хорошего. Хвост, словно чувствуя беспокойство хозяина, ткнулся носом в его здоровое колено.

    Тирелл принял письмо, разворачивая пергамент, и быстро пробежался взглядом по короткому тексту послания, написанному знакомым витиеватым почерком.

    Уиллас отложил его, устало потер переносицу и посмотрел в камин, где еще не разжигали огонь. Придет ночь, и там запляшут алые язычки пламени, озаряя просторный кабинет его отца, который, кажется, надолго в его распоряжении.

    Помнится, Уиллас с самого детства мечтал сидеть в нем как настоящий лорд. Принимать капитана гвардии, тогда ещё Эстона Тарли, с докладом о том, что у Тернистого Брода орудует очередная банда разбойников. С важностью и достоинством благородного Хранителя Юга подписывать указ о созыве своих знаменосцев, дабы защитить слабых и угнетенных мирных жителей Простора. Принимать посланцев от прочих гранд-лордов, деловито закинув ногу на ногу в огромном кресле, отделанном ярко-зеленым бархатом. Все деревянные части сидения были испещрены резными розами, а золотая нить на бархате полностью повторяла этот рисунок. Бабушка как-то, со свойственной ей прямотой, заявила, что это кресло куда больше похоже на трон, чем та уродливая нелепица, стоящая в Красном Замке.

    Сейчас, сидя на месте отца, когда все кругом спрашивали его мнения и звали "милордом", наследник Хайгардена почему-то не ощущал того счастья, которое, по идее, должно было на него навалиться. Казалось бы, давно пора привыкнуть, вот только теперь это больше не казалось ему романтичным или увлекательным, а тяжелая золотая цепь, каждое второе звено которой представляло собой кованую розу с блистающим изумрудом в центре, тянула вниз, заставляя хромать ещё сильнее, благо, надевать её приходилось нечасто.

    - Дурные вести? - спросил Том, стоявший слева от двери, прислонившись боком к книжному шкафу.

    - Пока не решил. - Уиллас откинулся на спинку "трона".

    - Так что в нем?

    Уиллас посмотрел на друга и сухо ответил:
    - Поздравление.

    - С чем? - Томеас выпрямился и подошел, с любопытством присматриваясь, словно бы желая сквозь пергамент увидеть содержание письма.

    - С моей свадьбой, - усмехнулся Тирелл, скомкал письмо и бросил его на холодные угли. Секретного в послании ничего не было, потому сжигать его не имело смысла.

    - Ты женишься? - рыцарь удивленно посмотрел на молодого лорда, на мгновение даже позабыв об учтивости.

    - Видимо, да.

    - На ком? - полюбопытствовал Мейстер, он, как всегда, желал знать всё и сразу, даже то, что его не касается. Он поскреб ногтем свой длинный нос, перепачкав его какой-то сажей.

    Уиллас фыркнул, повел плечами и протянул руку, подставляя её Хвосту, который тут же ткнулся в ладонь мокрым носом. Отец всегда говорил, что пес слишком ручной и мягкосердечный для охоты. Как и я для роли Хранителя Юга, обычно про себя добавлял Уиллас, но молчал, а Хвост ходил за ним повсюду... хвостом.

    - На дочери Неда Старка. Кажется, старшей.

    Эдерик округлил свои глазки-бусины настолько, насколько это было возможно.

    - Но она же дочь предателя!

    Тирелл прищурился, улыбаясь:
    - И сестра узурпатора. Но на случай, если вы вдруг забыли, мейстер, то и мы в начале войны присягнули Ренли.

    Мейстер насупился, что-то забормотав себе под нос, а Том по-прежнему молчал. Уилласа это не удивляло - весь дом Мандерли, его отец, дядя и кузены, сражались на стороне Молодого Волка.

    - Что скажешь?

    Томеас помедлил, видимо, тщательно подбирая слова.

    - Скажу: примите мои поздравления, милорд. Слыхал, Санса Старк - красавица.

    Уилл поморщился, но кивнул. А мейстер громко чихнул, видимо, вдохнув сажу, и буркнул:
    - Милорды... - Он, вероятно, узнав все, что хотел, и считая свой долг исполненным, откланялся и поспешил прочь в свою башню, волоча за собой целый ворох тростника.

    Когда они остались вдвоем, не считая Хвоста, Уиллас велел:
    - А теперь давай честно.

    Он приподнялся и, прихрамывая, отошел к окну. Там, за разноцветными ромбами стекол, закатное солнце проливало свой красноватый свет на Южный Сад, окрашивая тысячи цветов, растущих там, в золотой, как и положено розам Тиреллов.

    Том плюхнулся на кресло у камина и вскинул свой кубок, мрачно отсалютовав.

    - Я серьёзно. Давно тебе пора жениться, Уилл. - Качнул головой Мандерли. - Не вечно же леди Оленна тебя беречь будет, подыскивая подходящую партию.

    - Кажется, она успешно справилась с задачей. Санса - наследница Севера, насколько я слышал. - Тирелл облокотился на подоконник, задумчиво глядя на сад и переплетя пальцы.

    Капитан отпил из кубка и добавил, словно бы невзначай:
    - Наследница. Вот только совсем ещё девочка, а Робб Старк жив и здоров.

    Уиллас нахмурился и с сарказмом усмехнулся:
    - Ну да, без подвоха обойтись не могло. А я только понадеялся обзавестись семьей и детишками...

    Главы 3 и 4
    Главы 5 и 6
    Главы 7 и 8
    Глава 9
    Глава 10
    Глава 11
    Глава 12
    Глава 13
    Глава 14
    Глава 15
    Глава 16
    Глава 17
    Глава 18
    Глава 19
    Глава 20
    Глава 21
    Глава 22
    Глава 23
    Глава 24
    Глава 25
    Глава 26
     
    Последнее редактирование: 22 апр 2016
    Zhake, Lemmi, World_Viktory и 15 другим нравится это.
  2. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Начало интересное.
    Буду ждать продолжения истории)
     
    Cat. и Ziraelle нравится это.
  3. Snusmumruk

    Snusmumruk Знаменосец

    Так это не конец? :woot: Тогда с удовольствием прочту продолжение.
     
    Cat. и Ziraelle нравится это.
  4. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Спасибо! Оно не заставит себя ждать))
    Кстати, думаю, вам пригодится: появился тег для Уилласа ;)
    --- Склейка сообщений, 19 апр 2015 ---
    Ооо.. это ещё даже не начало :D
     
    Cat., Dernhelm и Snusmumruk нравится это.
  5. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Глава 3

    Не сдержавшись, Санса высунула голову в окно, раскрыв от восхищения рот, оглядывая окрестности Хайгардена. Казалось, что зеленые луга, пестрящие цветами, сады и рощи простираются по всей земле в округе, где-то впереди между ними бежал Мандер, спокойные темно-синие воды сверкали на солнце так, что видно его было на порядочном расстоянии.

    - Боги, как красиво! - ахнула Санса, усаживаясь на место.

    Она, смущенная своей несдержанностью, отвела было глаза, но к её удивлению леди Леонетта лишь понимающе улыбалась, видимо, разделяя чувства спутницы. За время в дороге они подружились. Оказалось, что тихая и бледная леди Фоссовей была интереснейшей собеседницей, обладая прекрасным вкусом и отменным чувством юмора.

    Её общество скрашивало длинное и сложное путешествие, а Санса лишь надеялась, что Леонетта испытывает что-то похожее в её адрес. Она всегда мечтала о такой подруге, а вскоре они станут и сестрами!

    - Это ты ещё сам замок не видела! - Подмигнула девушка.

    Санса счастливо рассмеялась, живо представив чудесную картинку, но быстро умолкла. Разве можно быть такой счастливой, когда кругом война, а твой брат - враг твоего будущего мужа? Наверное, нет, но, возможно, именно их союз и положит конец этому безумию. Санса очень надеялась, что Робб, узнав об их свадьбе, сложит оружие. Если же нет, она уговорит Уилласа, тот своего отца, бабушку... впрочем, остается ещё Джоффри. Девушка посмурнела - о нем вспоминать ей совсем не хотелось, а не вспоминать - не получалось.

    Помолчали. Санса видела, что Леонетта грустит, хоть и скрывает это. Вчера она призналась, что никогда прежде не была в Хайгардене одна, без мужа. Она вообще скучала по Гарлану, и Санса тоже грустила, видя это.

    - Слышишь? - Обеспокоенный голос леди Фоссовей вывел Старк из задумчивости. - Это всадники?

    Она прислушалась и тоже различила цокот копыт, который стремительно приближался. Санса забеспокоилась.

    - Думаю, это Уиллас. Приехал встретить нас и проводить до замка. - Леонетта улыбнулась, а Санса расцвела - конечно, так оно и было, как она сама не догадалась!

    Она нервно стиснула пальчиками подол платья. Сегодня утром, когда они покидали последний постоялый двор на пути, подруга посоветовала ей сменить дорожный наряд - к вечеру они должны достичь Хайгардена, где её встретит будущий муж.

    Так Санса и сделала. Выбрала темно-серое платье, расшитое серебряной нитью, по его вороту, лифу и поясу, словно снежинками, расцветали белоснежные мирийские кружева. Из них же были сделаны оборки на пышных рукавах. Признаться, любимое платье стало ей чуточку узко в груди, но лишь оно одно из немногих пережило маленький пожар в её комнате. Не такое красивое, конечно, как то, что подарила королева, но тоже очень ничего. И к нему чрезвычайно шла тонкая серебряная цепочка, на которой висел небольшой лунный камень в форме капельки.

    Топот коней по тракту зазвучал совсем близко, раздалось ржание и громкие голоса, приветствовавшие друг друга. Сердце заколотилось где-то в районе горла. Санса расправила плечи и вцепилась в кружево на рукаве, но тут же отдернула руку - не хватало ещё порвать. Процессия начала сбавлять ход, и вскоре остановилась. Стражники в зелено-золотых плащах зашумели снаружи, а дверца крытой повозки распахнулась, представляя взорам Сансы и Леонетты молодого человека в легкой кольчуге и зеленом плаще.

    Санса с восторгом уставилась на него, на мгновение даже позабыв о манерах. Молодой, красивый и статный, он был строен, как сир Лорас, его короткие темно-каштановые волосы не отливали золотом, как у Маргери, но блестели на солнце, а миндалевидные карие, почти до черноты, глаза смотрели на неё с живым любопытством. Именно таким она и представляла Уилласа!

    - Миледи! - Молодой человек с почтением поклонился Леонетте, отступив на шаг, и обернулся к Сансе: - Леди Старк!

    Он даже хромает не так сильно, как она ожидала. Совсем незаметно. Санса лучезарно улыбнулась ему и грациозно, как могла, склонила голову.

    - Для меня огромная честь познакомиться с вами и проводить в Хайгарден, миледи. - Продолжил молодой рыцарь, улыбаясь Сансе в ответ. - Вы меня не помните, конечно, но мы встречались лет восемь назад, в Винтерфелле. Мой отец служил вашему, как и вся моя семья.

    Девушка опешила. Она начала судорожно перебирать в памяти всю информацию, которая могла объяснить его странные слова, но все складывалось только в одном случае...

    - Милая Санса, позволь тебе представить, - подала голос Леонетта, подтверждая страшные опасения Старк, - сира Томеаса Мандерли, капитана гвардии Хайгардена.

    Она обозналась. Только теперь в глаза ей бросился белый водяной с трезубцем, украшавший сине-зеленый камзол на груди мужчины.

    - Рада знакомству, милорд. - Пролепетала Санса, стараясь скрыть растерянность.

    Капитан улыбнулся и кивнул куда-то в сторону.

    - Лорд Тирелл, отправляя меня за вами, велел взять с собой лошадей - вдруг вы утомились за столько дней от этой повозки. Он слышал, что благородные леди из дома Старков любят верховую езду. Что скажете, миледи?

    Санса покосилась на Леонетту, та отрицательно качнула головой:
    - Нет, благодарю, я предпочитаю повозку. Но ты, Санса, если хочешь, - езжай. - Она ободряюще кивнула.

    - С удовольствием, милорд. - Старк неловко приподнялась и вышла на улицу, опираясь о предложенную рыцарем руку.

    Она ненавидела ездить верхом, у неё это никогда не выходило даже вполовину так хорошо, как у Арьи, но мысль о том, что придется еще несколько часов делать невозмутимое лицо, когда она хотела провалиться сквозь землю от неловкости и разочарования, пугала её.

    Санса тоскливо покосилась на Томеаса Мандерли, который подвел её к прекрасной серой в яблоках лошади, терпеливо дожидавшейся, пока наездницу усадят в седло, и подумала, что все же она глупая - уже успела размечтаться, даже не подумав разобраться, что к чему.

    Глава 4

    Уиллас, тяжело опираясь на резную трость, шагал через парк. Он запыхался, и негнущаяся нога волоклась за ним, оставляя глубокий след на аккуратной дорожке, посыпанной белым песком, а золотая цепь громко звякала о пуговицы темно-зеленого камзола.

    Стинли, десятилетний сын псаря, бежал чуть впереди, без умолку рассказывая, каких очаровательных щенят родила рыжая сука, одна из многочисленного потомства Хвоста. Пятеро щеночков: две девочки и три мальчика - каждый на загляденье! Уиллас улыбался, слушая вполуха, а счастливый "дед" трусил рядом, ни на шаг не отставая от хозяина. Его седая морда приходилась почти вровень с ремнем молодого лорда, украшенным по случаю настоящей розой, к которой пес проявлял необычайный интерес.

    Харен нацепил бы ему на пояс целый венок, если бы Уилл не воспротивился. Он больше любил символ своего благородного дома живым и благоухающим на кусте, в отличие от своего младшего братца, который украшал розами всё, что мог. Признаться, порой Лорас увлекался и больше походил на клумбу, чем на бойца. В детстве Уиллас с Гарланом часто дразнили его этим, но те времена давно прошли, а насмешливый "Лорд Клумба" превратился во всеми обожаемого "Рыцаря Цветов".

    Пес вертелся, вилял хвостом, один раз даже попробовал играючи напасть на Уилла, как делал когда-то, когда они оба были гораздо моложе, но Тирелл шикнул на него, и Хвост успокоился.

    Стинли обернулся, удивленно вытаращив свои серые глазищи на лорда, но сообразил, что тот обращался не к нему, и продолжил, воодушевленно размахивая руками. Вообще, мальчишка обожал его брата, Лораса, и страшно расстроился, когда его кумир уехал на войну, оставив его дома. Правда, порой он забывался и таскался кругом за самим Уилласом, и тот, признаться, был рад - он любил брата, но отнюдь не считал его тем, с кого стоит брать пример для подражания.

    За приготовлениями день выдался длинным и утомительным, но, несмотря на усталость, Уиллас пребывал в добром расположении духа. Письмо, доставленное пару часов назад с юга, подняло ему настроение. Принц Оберин благодарил за оказанную честь и обещал прибыть так скоро, как только сможет. Учитывая расстояние до Дорна, он явится примерно за пару дней до свадьбы, и, разумеется, успеет убедить Уилла в глупости этой затеи. Честно говоря, он особо не надеялся, что Мартелл приедет, но, судя по всему, тому приглашения на одну судьбоносную свадьбу было мало.

    Тирелл усмехнулся - странно, что он так радуется человеку, сделавшему его калекой, а в последствии, как-то медленно и незаметно, ставшему его добрым товарищем. Они виделись всего раз десять, остальное время вели переписку, имея изрядное количество общих увлечений. Было в этом что-то неправильное, вот только обоим, и Оберину, и Уилласу, было плевать.

    - Милорд! - Красный, как гранат, через аккуратно постриженный газон бежал Кристоф Вулроус, первый стюард Хайгардена.

    Его сына, Китта, лорд Мейс увез с собой в Королевскую Гавань вместе с прежним капитаном гвардии, потому старик занял свое прежнее место, уверяя, что другой не справится, все напутает. Кристоф был старым, сморщенным и совершенно седым даже тогда, когда наследник Хайгардена ещё совсем малышом доводил бедного стюарда едва ли не до удара.

    Уилл веселился каждый раз, глядя на него, - лорд-калека, стюард, которому сто лет в обед, капитан гвардии из семейства, которое ненавидело Тиреллов веками, а их компанию гармонично дополнял кастелян Хартгроув, у которого был всего один свирепый глаз - второй он потерял лет пятнадцать назад во время восстания Баратеона.

    И эти отборные представители семей Простора отвечали за благополучие крупнейшего и едва ли не богатейшего благородного дома в Вестеросе. Бабушка, леди Оленна, наверное, рыдает от умиления, узнавая вести из Хайгардена.

    - Милорд! - Повторил Кристоф, отдуваясь. - Едут!

    Стинли взвизгнул от восторга, Хвост, недолго думая, попытался лизнуть руку стюарда, а Уиллас лишь вздохнул. Не сказать, чтобы он был равнодушен - просто особого энтузиазма не испытывал. Неприятное, едва осознаваемое чувство беспокоило его с того самого дня, как из Королевской Гавани прилетел ворон с известием о свадьбе. Его невеста вдвое моложе, она дочь мятежника, сестра самозванца, их брак - наказание для неё и ключ от Севера для его семьи. Но почему тогда он так волновался сегодня утром, когда Харен принес ему наряд для торжественной встречи? Ему бы плакать о семейном счастье, которого никогда не видать, а он думал о том, что девочка будет разочарована, когда увидит, что он - не Лорас-десять-лет-спустя, а калека, волочащий за собой правую ногу.

    Сам Уиллас смирился с мыслью о том, что вскоре станет мужем для совершенно незнакомой девицы. Таков его долг. Как и отца, деда и прочих мужчин из рода Тиреллов, кроме Гарлана. Порой он завидовал младшему. И не только по причине счастливого брака, что уж там.

    - Хорошо, идем встречать. - Уиллас кивнул и поплелся следом за стюардом, отчего-то подсознательно стараясь оттянуть момент встречи, а Стинли убежал далеко вперед, сопровождаемый Хвостом, заливающимся веселым сиплым лаем. Видимо, первому не терпелось увидеть новую леди, а второму надоело еле-еле ползти рядом с хозяином.

    Хоть старику не уступаю в прыткости, мрачно подумал Уилл и попытался ускориться, но тщетно. Здоровая нога уже ныла - с утра не присел - а в нарядном шерстяном камзоле было ужасно жарко. Хотя, наверное, в полном боевом облачении ещё хуже. Тирелл усмехнулся - он, и правда, во всем находил плюсы, права была сестренка Маргери.

    Когда они добрели до внутреннего двора, процессия из пяти десятков всадников уже проехала под воротами, теперь лошади нетерпеливо гарцевали, ударяя копытами об истертую брусчатку. Трети людей недоставало, да и повозку не было видно, Уиллас выдохнул - у него ещё есть пара минут.

    - Милорд! - Голос капитана Мандерли застал его, задумавшегося, врасплох.

    Уилл обернулся к нему. И увидел её.

    Девушка ехала по правую руку от Тома верхом на серой кобыле. Длинные рыжие волосы, разметавшиеся по серому плащу, полыхали лучами закатного солнца, клонящегося к горизонту у неё за спиной. Уиллас невольно прищурился, прикрывая глаза ладонью, и улыбнулся. Прелестное личико. Красавица, не обманул Томеас. На вид и не скажешь, что она совсем дитя. Нет, не дитя - жена, он должен помнить об этом. От этой мысли улыбка сползла с лица Тирелла.

    - Милорд Тирелл, позвольте представить вам леди Сансу из дома Старк, дочь Эддарда Старка, лорда Винтерфелла, хранителя... - Том замялся, опомнившись, и неловко кашлянул.

    - Приветствую вас, миледи. - Уиллас приблизился, пока Мандерли помогал Сансе спуститься на землю, он поцеловал её руку и учтиво добавил: - Маргери в письмах говорила о вашей красоте, и теперь я окончательно убежден, что вкусам моей сестрицы необходимо доверять.

    Он попытался поймать взгляд своей будущей леди, задержав её ладонь в своей.

    - Вы слишком добры, милорд Тирелл, - почти прошептала Санса, опуская взгляд в пол и краснея.

    - Добро пожаловать в Хайгарден, леди Старк. - Уиллас отпустил её руку и шагнул назад.

    Ошибки быть не могло - за секунду до этого он ясно увидел в выразительных голубых глазах тень разочарования. Что ж, этого и следовало ожидать.
     
    Zhake, Lemmi, World_Viktory и 15 другим нравится это.
  6. Kligan

    Kligan Наемник

    Один из лучших фанфиков которые я читал. Автор молодец, продолжай в том же духе:bravo:
     
    Леди Яна, Cat., Ziraelle и ещё 1-му нравится это.
  7. Чебурашка

    Чебурашка Ленный рыцарь

    Санса такая Санса. Когда она уже перестанет косячить?
     
    Леди Яна и Ziraelle нравится это.
  8. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Спасибо! Надеюсь оправдать пожелание))
    --- Склейка сообщений, 19 апр 2015 ---
    Сочту это за комплимент, ООС нам тут не нужен)) Ну что вы, она пока ещё даже не начала косячить по-настоящему...:D
     
    Леди Яна, Cat., Чебурашка и ещё 1-му нравится это.
  9. noyellow

    noyellow Межевой рыцарь

    Хорошее начало)
    Уиллас процентов на 90 совпадает с образом у меня в голове - милый, мягкий и грустно-ироничный:in love:
    Жду продолжения :)
     
    Леди Яна, Cat., Ziraelle и ещё 1-му нравится это.
  10. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    А ещё 10 % на что, если не секрет?)
    Спасибо за отзыв :)
     
    Леди Яна, Cat., noyellow и ещё 1-му нравится это.
  11. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Глава 5
    - Прошу вас, миледи, идемте со мной. - Уиллас Тирелл предложил ей руку, и Санса, стараясь избегать смотреть на него и взоров сотен человек, окружавших их, приняла её, следуя рядом с ним через двор к гигантским резным дверям, ведущим, как она думала, в сам замок.

    Она украдкой косилась на своего спутника, но сердце юной Старк уже упало в пятки. Всю дорогу она лелеяла уверенность в том, что здесь, в Хайгардене, ждёт её мечта. Маргери ведь сказала, что её брат влюблён в Сансу. Зачем ей было лгать? Разумеется, незачем. И пусть она бережно хранила в сердце благородный образ сира Лораса, это утешало Сансу в пути, давало сил перенести тяжелую дорогу, мешало уснуть ночами, занимая все её мысли. Она представляла, как будут сиять глаза Уилласа, когда он впервые увидит её. Как осветится улыбкой его лицо, отчего-то в мыслях один в один похожее на лицо Рыцаря Цветов, как он учтиво поцелует её руку, нежно коснувшись губами кожи рядом с запястьем. Сердце замирало и тут же принималось колотиться быстрее, когда воображение рисовало эту картинку.

    Так и произошло на самом деле, только кровь зашумела в ушах не от волнения. Когда Уиллас, отшатнувшись от неё, едва не потерял равновесие, наступив на больную ногу, у Сансы перехватило дыхание. Хотелось ей верить, что тому причиной смущение или счастье, переполнявшее его при встрече. Она успела разглядеть, как губы Тирелла, прежде складывающиеся в мягкую улыбку, вытянулись в жесткую линию, а лицо потемнело.

    Пусть она и была глупой, как часто повторяла Арья, а потом и королева Серсея, совсем дурочкой Санса не была. Его поведение никак не походило на то, как человек встречает возлюбленную. Маргери врала - он не влюблен и, возможно, и вовсе ничего о ней не слышал. Но зачем? Санса едва не разрыдалась, тут же сама мысленно отвечая на свой вопрос, - чтобы вынудить Джоффа отпустить её, чтобы отдать наследницу Робба замуж за своего брата. От этой мысли она почувствовала, как глаза противно защипало, и поспешила отвести взгляд в сторону.

    - Леди Санса, все в порядке? - Уиллас, шедший рядом, приостановился.

    - Да, милорд, просто дорога тяжелая, - несмело улыбаясь, соврала Санса, с легким облегчением ощущая, что слезы отступили.

    Будущий муж смотрел на неё с неподдельным участием, и, пусть нежности в его глазах и не было, Сансе вдруг подумалось, что, возможно, все не так плохо. Уиллас кивнул и зашагал вперед, тяжело припадая на левую ногу. Сейчас у неё самой колени слегка дрожали от страха и после верховой езды, но она даже думать не хотела, как тяжело Тиреллу.

    Жалость кольнула сердце. И, надо признаться, жалость не только к нему. Сансе захотелось зажмуриться и проснуться прошедшим утром в уютной таверне перед тем, как она принялась наряжаться по случаю приезда. В тот момент она едва могла дышать, взволнованная сильнее, чем прежде за всю дорогу.

    Увидев Уилласа в первый раз, она ощутила, как липкие мурашки пробежали по спине. Нет, он не был дурен собой, отнюдь. Приятное лицо с золотисто-карими, как у Маргери, глазами в обрамлении мягких светло-каштановых волос. Оно отчего-то напоминало ей о брате Роббе, которого она не видела уже больше года. Но не было в нем ни блистательной красоты сира Лораса, ни мужественности Гарлана, ни даже стати Томеаса Мандерли.

    Не так высок, как средний брат, не так строен, как младший. Уиллас был куда шире в груди Рыцаря Цветов, но угловатые плечи не выдавали и половину той силы и удали, которой обладали его братья.

    С самого детства Санса знала, что выйдет замуж за рыцаря. Но стала невестой принца, затем - короля. Позже пленницей, дочерью изменника и сестрой самозванца. Смела ли она роптать на то, что вместо доблестного воина её плечи своим плащом укроет лорд, который, благо, если не упадет, запнувшись о негнущуюся ногу при этом.

    Стыд за подобные мысли обуял Сансу, и она, постаравшись улыбнуться, тихонько проговорила, стараясь не смотреть на Уилласа, будто бы он мог прочесть по её лицу мысли:
    - Здесь так красиво, милорд. Я никогда не видела замка красивее. Во время пути я молила Семерых, чтобы поскорее увидеть его. - Она замялась и, пожалуй, чересчур поспешно добавила: - И вас...

    Тирелл, мельком глянув на неё, кривовато усмехнулся и кивнул:
    - Благодарю, миледи. - Он вздохнул, минуя очередной коридор. - Кажется, ваши молитвы были услышаны - думаю, красоты Хайгардена ещё успеют вам надоесть.

    Тон, которым он это произнес, не оставлял сомнений - её пребыванию здесь он не рад. Санса закусила губу, лишь негромко выдавив:
    - Не могу поверить, что такое возможно.

    Наверное, септа Мордейн гордилась бы тем, как обучила её, но сама Санса ругала себя на чем свет стоит.

    Дальше они шли по коридорам в тишине, нарушаемой лишь их шагами. Периодически на пути попадались слуги, кланявшиеся своему лорду и его будущей леди, казалось бы, все они были во дворе, столько народу там толпилось, но нет. Санса не осмеливалась поднять на них глаз и даже разглядывать обстановку вокруг, только легонько кивала в ответ на учтивые приветствия и любопытные взгляды. Она старалась не слишком спешить, но порой замечала, что Уилласу тяжело за ней угнаться.

    Дойдя до покоев, которые, очевидно, предназначались ей, Санса была почти в отчаянии, но тут Тирелл отпустил её руку и приоткрыл перед ней двери:
    - Дорога, которую вы проделали, длинная и тяжелая, моя леди. Полагаю, вам хотелось бы отдохнуть.

    Девушка благодарно кивнула. Оказалось, свита, сопровождавшая их от самого двора, чуть отстала, это почему-то чуточку успокаивало. Уиллас улыбнулся, продолжив:
    - И привести себя в порядок. Вечером будет дан настоящий пир в честь вашего прибытия!

    Его слова, словно пощечина, вывели Сансу из раздумий. Она растерянно захлопала глазами, не зная, что и ответить, а он, увидев её реакцию, догадался, очевидно, что сказал что-то не то и, словно оправдывая себя, пробормотал:
    - Маргери всегда часами не выходила из покоев после поездок, я подумал... - Он, кажется, смутился и, не закончив, с поклоном поспешил удалиться.

    Когда дверь захлопнулась, по щекам Сансы покатились слёзы. Она наряжалась, выбрала лучшее платье, едва ли не час потратила на то, чтобы с помощью Леонетты красиво уложить волосы в локоны, а он решил, что это её дорожный наряд! Санса со злостью рванула кружево на подоле, и оно с треском повисло на паре ниточек.

    Сообразив, что наделала, Старк округлила глаза, из которых слезы побежали пуще прежнего. Она рухнула на кровать, слишком поздно сообразив, что в комнате могли ждать служанки, которые с удивлением взирали на эту картину, но сейчас ей было все равно - унять рыдания Санса не смогла, даже если бы приказал Джоффри, снова угрожая подарить ей голову Робба.

    Как и отцову.

    От этого воспоминания слезы высохли сами, а в голову вдруг прокралась ужасная мысль: а что, если после свадьбы рассказать мужу о том, как Джофф с ней обращался? Ведь король Роберт начал войну, узнав, что его возлюбленную, её тетю Лианну, похитил принц Рейегар...

    Роберт Баратеон любил леди Старк, с горечью напомнила она себе и со злостью добавила: и он был рыцарем, великим воином, пусть в это и верилось с трудом с тех пор, как она его увидела в Винтерфелле.

    Со стороны двери раздался стук, и она чуть-чуть приоткрылась:
    - Миледи? - Тонкий девичий голос заставил Сансу приподняться с подушек и поспешно стереть с лица непрошенные слезы. - Нас прислал лорд Тирелл, чтобы помочь вам. Позволите войти?

    Когда две девушки в опрятных белых передниках вошли в комнату, Санса уже стояла перед кроватью, а в её груди пылала решимость, до конца непонятная и ей самой.

    Глава 6

    Дурак, оставленный в Хайгардене вместо Маслобоя, выделывал какие-то замысловатые па и пел на диковинный манер - не раскрывая рта. Голос у Гуська был чистый и тонкий, почти девичий, хоть он и на голову возвышался над Уилласом, который отнюдь не считал себя низкорослым.

    Тирелл сидел за столом на небольшом помосте, нервно постукивая пальцем по столешнице, словно бы в такт музыке, наполнявшей большой зал. Молодому лорду Хайгардена не нравилось высокое место его отца, но сейчас, когда в зале собралось такое количество народу, он не мог просто взять и пересесть, о чем искренне сожалел.

    Люди, шумевшие за столами внизу, ели, пили, шутили и веселились, обсуждая в том числе и Сансу Старк, которая в будущем станет их леди. Один раз до Уилла донеслось презрительно брошенное кем-то "изменник", а после - "дурная кровь" и "северные дикари", но он предпочел не обращать на это внимания - нетрезвые бредни любителей сплетен.

    - Милорд, вы неспокойны. - Леонетта, жена его брата, сидевшая по правую руку на обычном месте Гарлана, мягко улыбнулась.

    - Лишь самую малость, сестрица. - Уилл виновато повел плечами, ясно понимая, что ведет себя нелепо, и усилием воли расслабился. В этот момент двое слуг отворили дверь, и на свет сотен свечей и факелов появилась его нареченная.

    Санса, пожалуй, выглядела ещё милее, чем утром, в простом, но элегантном платье густо-синего цвета, и локонами, сияющими осенним золотом, уложенными в аккуратную прическу. Уиллас невольно улыбнулся, заметив, как восхищенно ахнула девушка, увидев выступление Гуська.

    - Хороша, не правда ли? - тихонько прошептала на ухо Леонетта.

    - Хороша, - кивнул Тирелл и нахмурился, покосившись на родственницу.

    Высоко подняв подбородок и стараясь не замечать сотни взглядов, устремленных на неё, Санса прошла через зал. Уиллас, к своему огромному удивлению, осознал, что испытывает едва ли не гордость - сам бы он наверняка споткнулся. Девушка, любезно, но довольно сухо поприветствовав сидящих на помосте, замерла чуть в стороне. Спохватившись, Уиллас поспешно поднялся, но, как с ним часто случалось последние тринадцать лет, немного не рассчитал силы и зажмурился, уцепившись пальцами за резную столешницу в бесплодной попытке унять боль в побеспокоенном колене, которое и так за сегодня натерпелось.

    - Милорд, позвольте мне. - Томеас поспешно поднялся и помог леди Старк занять её место по левую руку от будущего мужа.

    Она едва заметно зарделась, благодарно улыбаясь Мандерли, а затем обернулась к Уиллу. От её сочувственного взгляда, полного жалости, ему захотелось волком завыть. Тирелл со злостью стиснул зубы, нужно было сказать что-то, чтобы загладить недоразумение, но вышло лишь жалкое:
    - Простите, миледи, это должен был сделать я.

    - Что вы, милорд! - Санса округлила свои большие голубые глаза. - Это я должна просить прощения, что из-за меня вы потревожили... рану.

    - Пустяки, - Уиллас заставил себя улыбнуться. - Думаю, сейчас самое время представить вас, как подобает.

    Он, на этот раз будучи осторожным, поднялся на ноги и подал руку Сансе, которую она приняла, пусть и без особой охоты.

    - Друзья! - Он чуть повысил голос, но разговоры в зале, когда молодой лорд поднялся, и так начали стихать. Отец всегда использовал более формальное "лорды и леди", "дамы и господа", но сам Уиллас предпочитал менее изысканное, но более искреннее обращение. Большинство присутствующих здесь людей знали его с младенчества и, он смел надеяться, любили будущего лорда, как и его отца. - Позвольте представить вам леди Сансу Старк из Винтерфелла, мою будущую жену.

    Затихшие гости разом, словно бы сговорившись, разразились бурными овациями. Уиллас улыбался, кивая то одному поздравителю, то другому. Он отчего-то не решался посмотреть на невесту, но слышал робкие "благодарю" и чувствовал, как дрожит её рука. Он невольно покрепче сжал холодные пальцы своей будущей леди-жены и вскинул свободную ладонь, давая знак продолжать ужин.

    Уиллас наконец обернулся к девушке и встретился с её слегка растерянным взглядом, помогая ей сесть, и сам с облегчением опустился на стул.

    - Кажется, все прошло недурно, - шепнула Леонетта. Видимо, она, как и Уилл, слышала недовольные возгласы в начале.

    Санса, расслышавшая замечание, громко звякнула вилкой о тарелку, покраснела и опустила глаза, делая вид, что увлечена угощениями.

    - За молодого лорда! - Раздался тост откуда-то слева, и Уиллас вынужден был поднять свой кубок в ответ.

    - И за его красавицу-невесту!

    От сердца Тирелла отлегло - если его люди и не приняли северянку, то хоть не встретили её в штыки, как он боялся. После казни лорда Эддарда по замку ещё долго блуждали осуждающие шепотки и откровенная критика, но, видимо, Сансу сочли неповинной в грехах отца.

    Уилл повернулся к ней и успел заметить, как девушка поспешно отводит глаза. Он хмыкнул - дети малые! Ладно ещё она, но с ним-то что? Стараясь отвлечься, он придвинул тарелку с жаренными в меду лепешками и пообещал себе вести себя естественно и непринужденно.

    Вскоре, когда один из юных Фоссовеев, кузен леди Леонетты, произнес до неприличия длинный тост в честь грядущей свадьбы, Уиллас снова вынужден был подняться, и на этот раз без происшествий не обошлось - Хвост, бессовестно растянувшийся под столом, подвернулся под ноги, и Тирелл едва сумел скрыть конфуз, плотно стиснув губы, чтобы не зашипеть от боли.

    Он вернулся на место, едва молодой рыцарь закончил речь, и вновь заметил, что Санса то и дело косится на него, едва притрагиваясь к предложенным блюдам. Уилласа это начало раздражать, но тут он кое-что припомнил:
    - Миледи, я слышал, ваш младший брат сильно пострадал во время визита короля в Винтерфелл, - обратился он к невесте. - Как его здоровье? Когда мы узнали о несчастье, молили Мать о его здравии.

    Санса побледнела, и Уилл понял, что опять оплошал.

    - Теперь он с Богами, милорд, как и мой второй брат. Благодарю вас за участие. - Голос Старк был бесцветен, но в глазах явно читалось что-то вроде "плохо молились".

    Уиллас поспешил кивнуть и потянулся, делая вид, что стремится что-то достать с противоположного края стола, а Леонетта негромко пояснила:
    - Оба мальчика убиты Теоном Грейджоем во время взятия Винтерфелла.

    Идиот! Уиллас мысленно выругался.

    - Мои соболезнования, миледи. Прошу простить мою бестактность, вести с Севера долго идут сюда, в Простор...

    Особенно, если кое-кто в Королевской Гавани не желает, чтобы они дошли, добавил он про себя, но промолчал - все складывалось как нельзя лучше: каждая беседа во время их помолвки сводились к извинениям, прекрасно.

    Он хотел добавить ещё что-то, но со стола, где сидели дальние родичи его матери, донесся новый тост:
    - За здоровье короля Джоффри! За здоровье нашей дорогой Маргери, его будущей королевы!

    - Долгих лет царствованию его! - поддержали из соседнего угла.

    - И победы в войне! - Прибавил кастелян Хартгроув, сидевший слева от Томеаса.

    Костяшки пальцев Сансы, сжимавшей кубок, побелели. Она приподняла его, отпила немного и встала с места, пожалуй, чересчур поспешно.

    - Прошу прощения, милорд. Я очень устала. - Она разглядывала свой подол так тщательно, будто бы там было что-то любопытное, а уголки её губ нервно подрагивали. - Позволите ли удалиться в мои покои?

    Уиллас удивленно на неё посмотрел и лишь рассеяно кивнул.

    - Благодарю за прием и гостеприимство. - Она коротко присела в реверансе, натянуто улыбнулась и поспешила к выходу из зала, как и в начале торжества неотступно сопровождаемая взглядами гостей.

    Уилл окликнул Томеаса и кивнул на дверь, капитан поднялся с места и последовал за леди Старк, дабы убедиться, что она достигнет пункта назначения, не заплутав в коридорах замка.

    А Уиллас откинулся на спинку сидения и задумчиво отхлебнул вина, которого, кажется, он сегодня уже перебрал. Его заинтересовало поведение Сансы. Это запоздалая реакция на вопрос о брате? Или она, и правда, любит принца? Он не знал.

    Но это бы прояснилось многое. Если она любит Джоффри, за которого теперь выходит замуж его сестра Маргери, то ситуация ещё сложнее, чем думал Уилл. И хоть его сердце уже, можно сказать, было свободно, сам он не питал к девчонке ничего, кроме жалости и сочувствия. Но если её мысли и грёзы заняты другим... Уиллас поморщился - такие игры могла затеять только его бабка, в непричастности отца он готов поклясться перед Семерыми.

    За раздумьями Уилл не заметил, когда возвратился Мандерли. И лишь когда тот кашлянул, Тирелл негромко спросил, обернувшись:
    - Ну как?

    - Она ушла в свою комнату, милорд.

    Уиллас кивнул.

    - Плачет?

    Томеас посмотрел на него с каким-то странным выражением и наконец совершенно серьёзно, но словно бы сам сомневаясь в своих словах, ответил:
    - Нет, милорд. Смеётся.
     
    Zhake, Lemmi, World_Viktory и 12 другим нравится это.
  12. noyellow

    noyellow Межевой рыцарь

    Показалось мне несколько пренебрежительное отношение к Лорасу) Хотя с лордом Клумбой весёленько получилось:meow: Ну и так, мелкие индивидуальные различия в восприятии персонажа, которых толком и не сформулировать.
    Не за что:)
     
    Леди Яна, Cat. и Ziraelle нравится это.
  13. Насмешница

    Насмешница Скиталец

    Прочитала первые главы и задумалась: что за дежа вю? Юная красавица в достаточно стремных обстоятельствах едет отдаваться замуж в прекрасные южные края, но за хромого и мутноватого, который всё же по итогу такой ничего себе мужчинка окажется... А. Есть такая классическая фильма годов так 60-х с Мишель Мерсье. И книга, конечно, да. Пишу не в упрек автору! Просто проскочила яркая ассоциативная цепочка, благодаря которой теперь, походу, Хайгарден не получится представлять иначе, нежели Тулузой. А в Вашем видении, как, такие декорации ему подойдут?
    Характер Сансы Вы, насколько я понимаю, взяли аккурат из того момента, когда её выпнули замуж за Тириошку? Но она всё же будет умнеть? Петьке же удалось чуть заразить её мозгами даже в каноне Мартина, в сериале так вообще... это уже не Санса). А как Вы планируете изменить её характер здесь?
    И что насчёт Джоффа? Будут травить, как положено или и в этой ветке пойдет расхождение? Сансик запланировал похитрому помирить Тиреллов со Старками и совместно забороть всех вражин?
    Еще и Дорнийский принц скоро в кадр прискачет...
    Здорово, когда при чтении возникает столько интересных вопросов! Автору спасибо, плюс еще отдельная благодарность за частые обновления, читатели это дело так любят, чтоб порция свежатины каждый день. Надеюсь, будете так же радовать и дальше.
     
    Леди Яна, Cat., Ziraelle и ещё 1-му нравится это.
  14. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Честно говоря, не представляю, о каком фильме речь)) полагаю, что об Анжелике, но никогда не видела даже частями :) Тулуза? Хмм... не знаю, погуглила - не слишком похоже, как по мне) Хотя, вероятно, нужно посмотреть фильм, чтобы оценить. Для меня Хайгарден - это жгучая смесь Версаля, Амстердама, полей Прованса и цветущей Этреты) Короче - рай на земле :D
    Ну так по хронологии это как раз тот момент, потому старалась сделать Сансу как можно более каноничной, хоть и во время написания билась головой об клавиатуру, чувствуя, как сама глупею :oh: Ну... я надеюсь показать преображение "селедочки" в Волчицу, но получится или нет - судить читателям)) Вообще хотелось бы, чтобы она пришла к той Сансе из спойлерных "Ветров Зимы", но только иным путем, да так, чтоб это было логично и естественно...
    Это, пожалуй, одно из немногих сюжетных ответвлений, которые останутся нетронутыми. Вот остальные - не обещаю. Даже больше скажу: свадьба этой парочки, по моему мнению, поведет за собой разительные изменения в каноне.:meow:
    Остальное не расскажу, если любопытно - со временем узнаете ;)
    А дорнийский принц наведет шороху, что в Хайгардене, что в Королевской Гавани!)))
    Насчет частых обновлений: каюсь... выкладываю то, что уже давно готово. Ещё две - и обновления станут гораздо реже:(
    Спасибо большущее за ваш отзыв! Дико приятно, что история вызвала интерес, а куча вопросов - красноречивей всяких похвал, благодарю, надеюсь, что не разочарую:)
     
    Lemmi, Леди Яна, Cat. и 2 другим нравится это.
  15. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Глава 7

    Когда утренние лучи солнца заглянули в окно, просачиваясь в покои через разноцветные ромбики, Сансе показалось, что она не спала вовсе. Пусть долгий путь утомил, а вино, выпитое на пиру в её честь, вскружило голову, всю ночь она то и дело просыпалась, желая только одного - провалиться сквозь землю, но только забыть то, что вытворила за ужином.

    Это надо же! Выскочила из-за стола, убежала прочь, смеясь как безумная. Уши Старк пылали огнем от одной только мысли о том, что, должно быть, подумали о ней Уиллас, Леонетта, Томеас... Сир Томеас Мандерли, поправила она себя, и все прочие.

    Такое поведение больше подошло бы Арье, а не благородной леди, как Санса, и уж тем более не будущей леди Хайгардена. Решено! Она должна извиниться, попытаться как-то сгладить своё неуместное поведение.

    С этой мыслью Санса выскользнула из постели, хоть и время было довольно раннее. Сонные служанки, явившиеся на её зов, зевая и потягиваясь, приготовили ей ванну.

    - Миледи, - чуть позже обратилась к Сансе полненькая златокудрая девчушка примерно её возраста. - Леди Леонетта просила вам передать, что после полудня пришлет к вам свою портниху, - сообщила она заговорщическим шепотом и подмигнула, заставив леди Старк покраснеть: - зная о ваших маленьких затруднениях!

    Санса припомнила, что блондинку звали Вейлой. Вчера она болтала без умолку, готовя её к ужину. А с гардеробом у неё действительно были проблемы. То, из чего она не выросла, подходило девочке, но не взрослой девушке, невесте.

    - Хорошо, спасибо, Вейла. Я поблагодарю леди Леонетту при встрече.

    Девушка улыбнулась, и они с подругой, стройной, высокой брюнеткой - Лисой, продолжили приводить в порядок длинные волосы Сансы. Сегодня их не стали убирать в прическу - здесь, в Хайгардене, как уже успела понять девушка, женщины не любили вычурных пышных причесок как в столице, предпочитая им локоны, свободно струящиеся по плечам.

    Удовлетворенно оглядев свое отражение, Санса решительно распахнула двери и... на этом её храбрость закончилась. Где она разыщет Уилласа? Что скажет? Нужно было продумать это заранее, но теперь возвращаться назад в спальню уже поздно - служанки сочтут её дурочкой.

    Она осторожно двинулась по коридору, на этот раз разглядывая картины, украшения и восхитительной красоты гобелены, развешенные по стенам. Одни изображали дивные сады, очевидно, срисованные с натуры, другие - охоту, подвиги, празднества или влюбленные пары. На одном Санса даже нашла рыцаря, убивающего дракона, и удивилась - изображение старое, а дракон - символ Таргариенов, правивших на Железном Троне веками.

    Она на диво быстро нашла выход к садам - почему-то ей казалось, что её будущий муж именно там - и с замиранием сердца вдохнула чарующий аромат роз, цветущих, кажется, повсюду. По-осеннему терпкий и сладкий, летние розы пахли иначе, в этом Санса отчего-то была уверена. В крытых оранжереях Винтерфелла они цвели круглый год, лишь голубые распускались крайне редко, даря неописуемую радость маленькой Сансе и непреодолимый соблазн Арье.

    Вспомнив о доме, она снова приуныла, а решимость встретиться с Уилласом Тиреллом и вовсе растаяла без следа.

    - Миледи?

    Голос откуда-то из-за спины заставил Сансу вздрогнуть, хоть она и надеялась, что это не слишком бросилось в глаза подошедшему Томеасу Мандерли.

    - Сир Томеас, - Санса, как могла элегантно, склонила голову.

    - Как ваше здоровье, леди Санса? Кажется, вчера вы покинули нас из-за него, лишив удовольствия лицезреть вас весь вечер. - Капитан гвардии говорил серьёзно, но в темных глазах сверкали лукавые искорки, и Санса невольно покраснела, надеясь, что у неё это вышло хоть вполовину столь же мило, как у Маргери.

    - Гораздо лучше, сир, благодарю.

    Мандерли улыбнулся, на этот раз не так задорно, но, кажется, вполне искренне.

    - Вышли погулять, миледи?

    Санса пространно мотнула головой. Она оглядела крохотный, но очаровательный овальный дворик, поросший ухоженными цветущими кустами. Тут и там виднелись знамена густо-зеленого цвета, на которых распускала свои золотые лепестки роза Тиреллов.

    - Не совсем... - Она замялась и зачем-то осмотрелась по сторонам.

    Словно прочитав её мысли, Томеас фыркнул:
    - Он уехал миледи, ещё до рассвета.

    - Уехал? - Девушка растерялась.

    - Да. В Лейси, деревушке в часе езды отсюда, стряслось что-то, требующее внимание лорда. И лорд не заставил себя ждать, оставив капитана своей гвардии отсиживаться дома.
    В голосе Мандерли Сансе почудилось некоторое раздражение.

    - Странно. Я думала...

    - ... что он сидит целыми днями перед камином, читает книги и жалуется на жизнь? - рассмеявшись, предположил молодой рыцарь.

    - Не совсем. - Сконфужено пробормотала Санса, с досадой понимая, что повторяется и мямлит.

    - Признаться, порой с ним такое случается, но в основном он бодро ковыляет по замку, норовя сунуть нос во все дела. - Улыбнулся Томеас, многозначительно закатив глаза. - Только я вам этого не говорил!

    - Чего не говорили? - В тон ему хихикнула Санса.

    Её чуточку смутило пренебрежение, с которым рыцарь говорит о Тирелле, но она не придала этому особого значения. Они обменялись всего парой фраз, а ей уже казалось, что они знакомы многие годы - так легко и приятно было с Томеасом Мандерли.

    Он, невинно пожав плечами, поглядел по сторонам и, щурясь на утреннем солнышке, предложил:
    - Возможно, миледи, вы окажете мне честь, пройдясь со мной по этому саду, пока мы ожидаем вашего будущего супруга.

    Санса замялась, соображая, разрешено ли это, и в итоге, решив, что вреда от простой дружеской прогулки не будет, приняла предложенную ей руку и неспешно двинулась рядом с капитаном по аккуратной песчаной дорожке, проложенной меж пахучих кустов, усыпанных желтыми и алыми цветами, и деревьев, в чьей тени крылся маленький сад. Западный, как она потом узнала.

    - У нас, в Винтерфелле, никогда не было такого. - Санса бережно подняла с земли опавший бледно-желтый цветочек, уже потерявший былые краски, но не увядший.
    - Помнится, у вас там иные достопримечательности.

    Санса хмыкнула. Она многое бы отдала, чтобы оказаться сейчас среди суровых серых стен и холодных чертогов Королей Севера, но местом, в котором есть, что показать, она родной замок никогда не считала. Башни не выше иных, замок не больше обычного, стены из грубого серого камня, порой сильно раскрошившегося, снег, редкие клумбы с крохотными цветами, стелющимися прямо по земле. Только в оранжерее растительность была по-настоящему диковинной, остальное - гвардейские сосны, низкий кустарник, страж-деревья да одинокое белое чардрево, растущее в богороще, в которой так любил проводить время её отец.

    - Вы ведь и сами северянин, сир? - Неожиданно для себя спросила Санса.

    Томеас кивнул.

    - Да, миледи. Из дома Мандерли, что сидит в Белой Гавани.

    - Как вы оказались здесь? Да ещё и в роли капитана гвардии?

    Повинуясь какому-то безотчетному порыву, Санса убрала за ухо медную прядь и вставила в волосы подобранный цветок.

    Томеас, проследив за её движением, вздохнул и неспешно двинулся дальше по тропинке.

    - Мой отец, Марлон Мандерли, - кузен лорда Вимана, главы дома. Дел у него было не много, кроме как мечом размахивать, этим он и занимался. Турниры в молодости любил необычайно. Как, впрочем, и вино. - Рыцарь сделал многозначительную паузу. - На одном из них он выпивал в компании сира Оуэна Тарли, брата нынешнего лорда, ныне покойного. Это было странно, ведь северяне и южане никогда не были в дружеских отношениях, да и Мандерли не любят Тиреллов - дела вековой давности, не хочу вас утомлять подробностями - а Тарли, как вы знаете, знаменосцы последних. Но, тем не менее, отец упился с сиром Оуэном до такой степени, что начал с ним брататься - мол, достойнее рыцаря в жизни не видывал, вот бы сынишка, которому нынче одиннадцатый годок, стал оруженосцем у кого-то столь выдающегося... а Тарли, пьяный не меньше отца, возьми и согласись!

    Санса понимающе кивнула, хоть на деле и чуточку запуталась, а Томеас продолжил задумчиво, словно бы углубляясь в воспоминания:
    - Так вот, наутро, когда хмель сошел, оба, к сожалению ли, к счастью ли, вспомнили давешний разговор, и деваться некуда - слово рыцаря, как-никак. Так я попал в оруженосцы к сиру Оуэну, а потом вместе с ним в Хайгарден. Думал, стану рыцарем - вернусь на Север к отцу и дяде, но не тут-то было. - Он повел плечами, отчего казалось, что водяной на его сине-зеленом камзоле зашевелился, и Санса поспешно отвела взгляд.

    - Я тут десятый год, леди Санса. И, глядя на меня, вы можете понять: попав в Хайгарден однажды, покинуть его не так просто. - На лице капитана гвардии Тиреллов стояла беззаботная улыбка, но от слов его по спине Сансы пробежали зябкие мурашки.

    Глава 8

    Хвост толкнул его под локоть как раз в тот момент, когда Уиллас пытался поднести кубок к губам. На счастье вина в нем было немного, потому одежда и репутация молодого лорда остались невредимы.

    - Кажется, он считает, что тебе уже хватит, Уилл! - звонко рассмеялась Леонетта, глядя на эту картину, а Санса заулыбалась. Тиреллу оставалось лишь невинно пожать плечами и картинно толкнуть пса носком сапога, что животное, кажется, ни капельки не смутило.

    - Или же напротив - помогает выпить ещё, - едва ли не впервые подала голос за время ужина леди Старк.

    Сегодня Уиллас велел накрыть стол в солярии лорда Мейса. Или, если уж честно, не он, а Леонетта.

    Сам Тирелл вернулся лишь под вечер, усталый и рассерженный, а так как по дороге из Лейси их застиг дождь - ещё и мокрый до нитки. А дома, как выяснилось, его леди-невеста чуть ли не целый день бродила по саду, дожидаясь его. Благо Томеас позаботился о том, чтобы она не делала это в одиночку.

    Леонетта же, помня о прошлом вечере, предусмотрительно приказала слугам подать ужин в покоях лорда и только для "своих" - то есть, для них троих, так будет спокойней для всех.

    - Что тебя так задержало в Лейси, милорд? - Летти, элегантно держа кубок за тонкую ножку, отпила кислого яблочного вина - вкусы у Фоссовеев Зеленой ветви были довольно странные.

    Уиллас с Сансой пили его же, однако сошлись на том, что вкус куда приятней, если подсластить медом или корицей, на это невестка лишь лукаво заявила, что у них уже нашлось что-то общее, и это чудесно.

    Уилл нахмурился.

    - Я получил известие, что в окрестностях поймали человека, очень похожего на Сандора Клигана. - Ему не хотелось поднимать эту тему, особенно за столом, к тому же леди Санса наверняка встречалась с Псом, живя при дворе.

    Мальчишка, прискакавший ночью в Хайгарден на хромой пегой кобыле, уверял, что некие Питт-Рубака и Счастливчик Богли поймали человека с наружностью рыцаря и изуродованным наполовину лицом, а теперь хотят отправиться в Королевскую Гавань за наградой, назначенной Десницей. Хорошо хоть деревенский староста не был идиотом и приказал послать за кем-нибудь, кто мог их рассудить. Уиллас поехал сам и, хоть и встречался с Псом всего единожды, с первого взгляда понял, что селяне обознались.

    - Так это был он? - Вдруг спросила Санса, устремив на него взгляд.

    Уилл удивленно приподнял бровь и покачал головой:
    - Нет, миледи, просто оборванец, у которого ожог на лице.

    Так же он сказал и жителям деревеньки и с изумлением увидел на их лицах разочарование. Они так истово желали отправить несчастного в столицу, где бы его непременно казнили за дезертирство, что были, мягко говоря, огорчены решением лорда отпустить бедолагу. Кто-то, кажется Питт-Рубака, начал возмущаться, но остальные его быстро утихомирили и в угрюмом молчании разошлись восвояси.

    Оставшуюся часть дня Уиллас, пораженный внезапной жестокостью этих людей, которым Пес, на самом-то деле, не сделал ничего дурного, провел в беседах со старостой, который, пользуясь случаем, высказал лорду Тиреллу все жалобы, что накопились у него, начиная с починки крыши местной крохотной септы, заканчивая украденным у пекаря петухом.

    - Его отпустили и дали пару монет, а я узнал много нового о невзгодах простых крестьян. - Уиллас развел руками, едва не задев кубком по ушам Хвоста, пес заворчал и ушел к Сансе, которая ему, как выяснилось, приглянулась.

    Леди Старк ласково потрепала его по голове, но в её глазах промелькнула какая-то грусть. Уилл повернулся к Летти, но она лишь кивнула и вдруг поднялась с места:
    - Прошу меня извинить, думаю, мне нужно прилечь - утомление от долгого пути до сих пор мучает меня, и нынче вечером я не лучший собеседник. - Она почтительно присела перед лордом и кивнула растерянной Сансе, которая, кажется, тоже собралась вслед за ней: - Пожалуйста, продолжайте ужин без спешки, не обращайте на меня внимания. Доброй ночи.

    Она удалилась, а Уиллас угрюмо посмотрел вслед, прикинув, что общение с его бабушкой ей явно не пошло на пользу.

    Они с Сансой остались наедине, если не учитывать старого Харена, который стоял в уголке на случай, если лорду или его невесте что-нибудь понадобится, и Хвоста.

    Неловкое положение, но и не неприличное. Однако повисла тишина, через некоторое время ставшая невыносимой.

    - А как прошел ваш день, миледи? - Наконец поинтересовался Тирелл.

    За столом в их семье всегда царили оживленные беседы, легкая и непринужденная атмосфера, порой прерывавшаяся приступами всеобщего веселья. Они в шутку бранились с Гарланом, Маргери шепталась с Лорасом, бабушка критиковала отца по поводу и без, а позже прибавился и щебет кузин, ещё больше украсивших "розарий" на террасе, плавно переходящей в покои лорда Хайгардена.

    Когда все они уехали, замок непривычно опустел для Уилла, но только сейчас, сидя в безмолвии за столом с будущей женой, он ощутил это так остро.

    Санса подняла взгляд от тарелки и негромко ответила:
    - Хорошо, благодарю вас, милорд. Сир Томеас показал сады, а леди Леонетта прислала свою портниху, чтобы та помогла мне.

    Уилл кивнул, невольно улыбаясь воспоминаниям.

    - Надеюсь, вы не скучали, Санса?

    - Нет, что вы, милорд, сир Томеас прекрасный собеседник. А госпожа Одри - милейшая женщина.

    Она сидела прямо и вежливо улыбалась, что, в общем-то, было неплохо, и Уиллас, не удержавшись, фыркнул, поглядывая на невесту:
    - Настолько прекрасный, что порой заставить его замолчать совершенно невозможно.

    - Он очень галантен, - серьёзно возразила Санса, не оценив шутку, в которой, однако же, была изрядная доля правды.

    - Помяните мои слова, миледи, когда он заболтает вас до смерти, - хмыкнул Тирелл, и оба все же рассмеялись.

    Стало чуть свободней, но осенний вечер выдался жарким, в солярии было душно, и Сансу, разодетую в шерсть и бархат, это явно тяготило.

    - Миледи, не изволите ли прогуляться со мной немного? - Уиллас поднялся из-за стола, с ужасом представляя себе подъем по ступеням, а Санса осторожно кивнула, наверное, не смея отказать. - Теперь моя очередь показывать вам сады. Этого вы ещё не видели, ручаюсь.

    Он махнул Харену, веля оставаться на месте, покосился на мерно похрапывающего Хвоста, предпочитавшего, в отличие от хозяина, спать в такое время, и повел невесту через покои отца, пустовавшие уже не первый месяц. Там пахло сыростью, свечами, его излюбленным лавандовым маслом и, разумеется, розами. Уилл редко заходил сюда после отъезда родителей - непривычно было видеть все таким заброшенным.

    Дойдя до крохотной винтовой лестницы, он подал Сансе руку, помогая преодолеть подъем и молясь, чтобы самому не завалиться на ступенях. На этот раз она приняла её без промедлений и доверчиво следовала за женихом через полумрак по пути, знакомому Уилласу едва ли не с младенчества.

    Когда впереди забрезжил слабый свет, Санса неуверенно потянула его за руку.

    - Милорд, вы говорили про сад. Но мы же поднимаемся наверх...

    Судя по её голосу, она заподозрила его в самых ужасных гнусностях, какие смогла придумать её хорошенькая головка. Уиллас едва удержался от смеха, но пояснил:
    - Миледи, вы не задумывались, почему Хайгарден назвали именно так?

    - Нет, - призналась девушка.

    - Через несколько мгновений поймете, - пообещал он и вывел её на свет бесчисленных звезд, которые сегодня, несмотря на дневной ливень, не скрывала ни одна тучка.

    Широкая крытая галерея представляла собой мост между башнями, увитый плющом, вьюном и лозой так, что камень проглядывал редко-редко, создавая впечатление того, что они идут по некоему чуду природы, не имеющему никакого отношения к человеку.

    Уиллас вдохнул полной грудью, наслаждаясь моментом, когда духота замка сменилась прохладным ночным ветерком.

    Ароматы цветов смешивались в воздухе, образуя густую завесу их запахов, лучей лунного света, пробивавшихся через витые перила и стойки, поддерживающие крышу, и чудных звуков, издаваемых птицами и насекомыми, пробуждающимися после наступления темноты. Это место было, пожалуй, единственным, где не росли розы - ни одна так и не смогла прижиться на такой высоте в тяжелых каменных кадках. Наверное, за это его Уиллас так и любил.

    Они остановились у одного из парапетов, особенно густо усыпанного сиреневыми цветочками душистого табака, и Тирелл протянул руку, указывая Сансе, куда смотреть.

    - Вот они, миледи, Высокие Сады Хайгардена.

    Отсюда открывался восхитительный вид на Мандер, но он хотел показать не его.

    Каждая башня соединялась с соседней такой же галереей, одни были больше, другие меньше, какие-то шире и новее, иные уже и старше, но все, как одна, представляли собой дивные сады, висящие высоко над двором. И красоту их можно было оценить, лишь наблюдая сверху, не с земли.

    Санса ахнула от восхищения, во все глаза взирая на открывающееся ей великолепие, а Уиллас отвернулся, отгоняя мысль о том, как хороша она в лунном свете, с глазами, горящими от восторга, и каким романтичным кажется момент со стороны. К счастью, смотреть со стороны было некому, а Санса была слишком занята, чтобы обращать внимание на что-то, кроме волшебных видов.

    Уилл поднял глаза на небо.

    - Только посмотрите, как ярка сегодня звезда в короне Лунной Девы, - задумчиво заметил он.

    Санса, оторвавшись от созерцания садов, послушно подняла взгляд и долго смотрела наверх, возможно, отыскивая указанную им звезду, а затем негромко, словно бы обращаясь к самой себе, пробормотала:
    - Старая Нэн звала её Потерянной Невестой.

    Уилл повернул голову к ней.

    - Старая Нэн? Ваша септа?

    Санса смутилась.

    - Нет... скорее няня. Она рассказывала нам сказки, - грустно объяснила она и поспешно добавила: - когда мы были маленькими, разумеется.

    Тирелл понимающе кивнул и, поощряя её откровенность, спросил:
    - И что же говорила ваша няня о ней?

    Он вдруг осознал, как мало знает об этой девочке, которой суждено провести всю жизнь рядом с ним.

    Санса нерешительно подняла глаза, но все же ответила:
    - Она говорила, что Лунная Дева на самом деле была Потерянной Невестой в те времена, когда о Долгой Ночи даже и не думали. Жених не любил её, а возлюбленный не мог взять Деву в жены, потому она бросилась в пруд и утонула, а те звезды, что наверху, которые вы зовете короной, на самом деле тина и водоросли, застрявшие в волосах. - Она вздохнула, неловко пожала плечами, словно бы извиняясь, и ещё сильнее покраснела. - Я, признаться, не слишком хорошо разбираюсь в звездах, но эту историю и созвездие запомнила. Наверное, из-за сказки, такие мне всегда нравились. Когда я была маленькой, разумеется. - Убежденно повторила она.

    Кажется, это была самая длинная речь леди Старк с момента её приезда.

    - Красивая, но грустная. - Уиллас улыбнулся.

    Как и ты, добавил он мысленно. Санса помладше Маргери, милее её, но совсем ещё девочка - не то, что сестра. Наивная, романтичная и мечтательная, а её выдают замуж чужие люди, даже не спросив согласия.

    Он осторожно коснулся кончиков её пальцев и легонько сжал, не желая напугать, и произнес единственное, что пришло в голову:
    - Обещаю, миледи, на нашей свадьбе будет столько песен о любви, прекрасных дамах и их рыцарях, что они успеют вам надоесть.
     
    Zhake, Lemmi, Pandorika и 14 другим нравится это.
  16. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Какой же Уиллас чудесный :in love:
    Но, этот разговор, наверное тоже завершится извинениями.
    Буду с нетерпением ждать новых глав!
     
    Леди Яна, Andaer, Cat. и 3 другим нравится это.
  17. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Ух, если Мартин обманул и не покажет нам его, я буду ругаться :devil:
    Боюсь разочаровать, но это, наверное, первый и единственный их нормальный разговор:D
    Благодарю за отзыв! Надеюсь, новые главы не заставят себя долго ждать)
     
    Леди Яна, Andaer, Cat. и 3 другим нравится это.
  18. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Очень жаль :(.
    Но надеюсь, старое желание Сансы полюбить жениха не пропадет?
     
    Леди Яна, Andaer, Cat. и 2 другим нравится это.
  19. Ziraelle

    Ziraelle Наемник

    Ну... с "единственным" я погорячилась, конечно))
    Не пропадет, но там появится... некая дилемма :annoyed:
     
    Леди Яна, Andaer, Cat. и 2 другим нравится это.
  20. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Божечки, неужто южанин-северянин?
     
    Леди Яна, Andaer, Cat. и 2 другим нравится это.