1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: Зови меня Смерть

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем sinichka, 20 апр 2015.

  1. sinichka

    sinichka Удалившийся

    Название: Зови меня Смерть
    Фандом: книга
    Автор: я
    Категория: джен
    Размер: макси
    Персонажи: Джон Сноу, Мелисандра Асшайская, Бран Старк, Манс Налетчик (будут добавляться)
    Рейтинг: R
    Жанр: Драма, Ангст, Дарк, АУ
    Предупреждения: ООС, Смерть персонажа
    Краткое содержание: Иные подбираются всё ближе, окутывая Вестерос белой мглой. Что остаётся в этом случае, кроме бегства? И куда же бежать, если не в Эссос?
    Примечание: Книги уже подзабыты, так что, если встретите какую-нибудь неточность - сообщайте.
    Статус: в процессе

    I. Северные странники
    Воздух будто пропитался холодом. Въедливым, назойливым холодом, что касался кожи даже через многочисленные слои меховых плащей, затруднявших движение. Кони шагали еле-еле, обессилено рассекая толстый снег копытами.

    Они шли уже несколько дней, может, даже недель. За Стеной время замирает, счет ему теряется. Белоснежный пейзаж вокруг выглядел однообразным, скучным, довлеющим над разумом и телом.

    — Нам нужно вернуться, — зябко потирая руки, проговорил юнец-рекрут Гарет посиневшими губами.

    — Не неси дурь, — выплюнул Вик, брызжа слюной. — Хочешь, чтобы послушник-великан растерзал нас, как идиота Партека? Или как там его звали-то?

    — Мы можем покаяться, — Гарет еле выдавливал слова, холод словно проник в его лёгкие и мешал говорить. — Мы можем просить прощения, и…

    — Чтобы я стелился перед этой сучкой Одичалых Сноу? — возмущённо насупился Вик, сжав поводья гнедой кобылы. — Да ни за что!

    — Да кто нас простит-то? — зычным голосом оборвал Рори, смахивая с редкой бороды снежинки. — Сноу мёртв, если мы вернёмся, нас убьют, сожгут на костре, как этого главаря Диких.

    — Одичалых, — исправил его Боуэн, собираясь прервать разговор. Он не собирался выслушивать бесполезные причитания и споры. Что сделано — то сделано, и нет смысла возвращаться к прошлому. — Мы будем слыть героями в Дозоре, когда отплывём из Сурового дома и станем свободными людьми. Если придётся, мы будем сражаться за свободу.

    — Чушь! — воскликнул Вик, обнажая свои кроличьи зубы. — Мы бродим здесь уже несколько недель и до сих пор не нашли ни отряд Одичалых, ни их город. У нас кончается еда, и если мы что-нибудь не придумаем, то можем подохнуть здесь. Признай, Марш, мы потерялись и не знаем, где находимся. Нам нужно повернуть назад и бежать на юг.

    — Нет! — громовым эхом рявкнул Боуэн. — Мы найдём Суровый дом и поплывём в Вольные города. А если наткнёмся на Тормунда и его отряд, то обойдём их и сделаем всё, чтобы не столкнуться, — перед тем, как сдохнуть, Сноу успел послать отряд Одичалых в Суровый дом на спасение других таких же выродков.

    — Да они, поди, уже подохли на этом холоде, — проворчал Гарет, кутаясь в плащ.

    Боуэн ничего не ответил. Он сам не знал, что делать, куда идти, но другого выхода не видел. Если бы они двинулись на юг, их быстро поймали бы. А за Стеной вряд ли кто-нибудь решится искать.

    Заговор спланировало больше людей, чем его осуществило. Всего семеро бежало из Замка после убийства изменника-Сноу, воспользовавшись паникой, поднятой Вун-Вуном. Боуэн полагался лишь на удачу, надеясь не наткнуться на отряд Тормунда.

    Главное не делиться этими мыслями с остальными. Для них важна лишь цель и её наличие, они всего-то ведомые псы. В Суровом доме он рассчитывал сесть на один из кораблей Коттера Пайка и зажить по-настоящему.

    — Стойте! — внезапно крикнул Рори, жестом руки останавливая их маленькую процессию. Конь Боуэна фыркнул и послушно остановился, пока он сам изучающе вглядывался в лицо Рори.

    Разведчик спрыгнул на землю и оглядел дорожку следов, петляющую между заиндевевшими деревьями Зачарованного леса.

    — Люди, — констатировал дозорный. Помощь Рори, опытного разведчика, пришлась как нельзя кстати. Боуэн не переставал задаваться вопросом, что за причины тот преследовал, но не выражал этого вслух. — Думаю, здесь был отряд Тормунда. Это его следы, без сомнения, — он указал на следы небывало больших размеров. — Похоже, они шли пешком.

    — Мы обойдём их и обгоним, — предложил Марш, оглядывая протоптанный снег.

    — Они пошли сюда, — Рори указал на тропу, уходящую вбок направо.

    — А мы пойдём налево, — объявил Боуэн, дёргая коня за поводья и предлагая разведчику вернуться в седло.

    — Но что, если нас заметят? — боязно пролепетал Гарет. Страх как будто оживил его и заставил забыть о холоде.

    — Мы будем осторожны и в случае чего спрячемся, — он говорил уверенно, но даже сам не верил в свои слова.

    Дальше они двигались молча. Боуэн ехал во главе отряда, внимательно осматривая каждое попадавшееся на пути дерево. Чаща как будто сгущалась, и всё меньше света проникало сюда. Ни один лишний звук не нарушал тишины — всё в лесу замерло, словно бы впав в спячку. Скорее всего, отряд Тормунда уже покинул лес и добрался до Сурового дома. Это несколько затрудняло задачу. Придётся лгать Пайку, что корабль им нужен по приказу лорда-командующего, и в случае чего разговаривать с Великаньей смертью.

    Впрочем, Тормунд со своими людьми покинул замок всего за несколько минут до убийства бастарда. Это вполне могло значить, что он не знает о трагедии лорда-командующего и не будет задавать лишних вопросов.

    — Мы должны идти пешком, — прервал раздумья Рори, догнавший его на коне. Он учащённо дышал, разгоняя промозглый воздух тёплыми клубами пара, вылетавшими изо рта. — Так шанс, что нас не заметят, более велик, — пояснил он.

    — Нет, — спокойно отрезал Боуэн. — Так мы потеряем время. У нас не хватает провизии, а переход пешком слишком долгий.

    — Зато более безопасный, — вклинился Гарет, подъезжая к Боуэну с другой стороны. — Мы можем послать Рори вперёд, он же разведчик, — новобранец вытащил из котомки на боку лошади мех с вином и сделал глоток, — а сами мы… — его слова оборвались, когда воздух рассёк свистящий звук стрелы, и лошадь Гарета, встав на дыбы, скинула седока. Кровь животного и вино, смешавшись, обагрили белый снег, пока юнец пытался встать на ноги.

    Нас поймали! — билось в уме Боуэна. Драться с пятьюдесятью разъярёнными Одичалыми — глупая идея. Выход оставался один…

    — Отступаем! — во всю глотку заорал Марш, пуская коня вперёд и заставляя остальных последовать его примеру. Судьба Гарета его уже не волновала, как впрочем, и остальных. Своя шкура дороже любой другой, даже самой ценной и королевской.

    Всё вокруг смешалось в бешеном темпе. Позади послышались крики — скорее всего, это был Гарет, по которому прошлась тяжёлая масса животных и людей. Быть может, его уже затоптали до смерти.

    Снова крик. Кто-то из отряда. Да и плевать, сейчас каждый сам за себя.

    Краем глаза он заметил, что наравне с ним скакал Рори. Эдакая гонка в борьбе за жизнь. Если бы Боуэн уступил разведчику, то мог погибнуть, получив стрелу вместо него. Смертельная скачка. Марш ускорил темп и тем самым смог обогнать противника. Однако лошади внезапно столкнулись, от быстрой скорости его конь подвернул ногу, и оба полетели куда-то в сторону по откошенному холму.

    Перед глазами всё закружилось. А потом ослепила резкая боль. Он упал на землю, ощутив, как тёплая жидкость разливается под ногой. Перед глазами всё расплылось. В стороне послышались ржание и быстро проносящийся топот коней. Ещё через секунду шевеление массивного тела рядом.

    Боуэн прижал руку к окровавленному бедру и кое-как, не разбирая дороги, начал ползти. Наконец, картинка перед глазами начала проясняться. Удалось различить очертания коня, бившегося в конвульсиях и пытавшегося подняться. Тщетные попытки — у животного была сломана нога... как и у хозяина — Боуэна. Жестокая ирония.

    Конь Рори лежал мертвый, не двигаясь. Сам разведчик с трудом поднимался, зажимая отбитый бок.

    По пологому холму к ним подбежала кобыла Вика с бешеными полубезумными глазами. Медленными неуклюжими движениями Рори остановил зверя и стащил мёртвого седока со стрелой в груди. Затем кое-как вскочил на кобылу, не обратив внимания на стонущего Боуэна и его коня, ещё живых.

    — Помоги, — сипло протянул Боуэн, лёжа на животе и закрывая кровоточащую рану.

    Тот ничего не ответил. Казалось, в его глазах зажглась жалость, однако уже в следующую секунду он бросился в галоп, напоследок кинув: — Ты бы не помог.

    Хоть это было правдой, но несколько обескуражило Боуэна.

    Некоторое время слышно было лишь собственное дыхание да бившегося из последних сил коня. Потом и он замер, получив стрелу в шею. Это подстегнуло, Боуэн начал ползти, мешая снег с кровью, лишь паника и тяга к жизни двигали им.

    Позади послышался скрип сапог. Ускорившись, Боуэн подполз к дереву и попытался спрятаться за ним, молясь всем существующим богам о милости, расчитывая, что так его не заметят. Он затаил дыхание. Сердце бешеным зверем рвалось из груди, в висках громко стучало. Боуэн боялся, что его сильное сбивчивое дыхание могут услышать, но ничего не мог с собой поделать. Шаги стали затихать.

    Он облегчённо выдохнул — смерть подступила так близко, так близко, что казалось еще совсем чуть-чуть...

    Чья-то сильная рука сгребла его за воротник и кинула на землю.

    Боуэн перевернулся на спину, попутно вытащив кинжал из-за пояса. Он не собирался так просто сдаваться — он хотел бороться до последнего. Однако сталь выпала из руки, когда перед ним предстал никто иной, как Тормунд Великанья смерть с массивной секирой в руках. Глаза его отражали всю синеву яркого неба, а через окрававленную дыру в груди можно было видеть пейзаж, остававшийся за его спиной...

    Белый ходок... Упырь...

    Вот всё, что успел подумать заговорщик Боуэн Марш, прежде чем гладкое лезвие рассекло воздух, порвав мягкую кожу на шее.


    ***
    Не помню точно, успел ли в каноне Тормунд покинуть Чёрный замок и отправиться в Суровый дом до нападения на Джона. В любом случае, в моей версии Тормунд покинул Стену за несколько минут до нападения.


    II. Снежный призрак

    Снег. Снег. Повсюду снег. Даже деревья вокруг оделись в белые цвета. Джон стоял посреди лесной поляны, засыпанной снегом. Сколько он бродит вот так, в обличье Призрака по выжжено-белым пустыням? Он и сам не знал. И даже не хотел думать об этом. Какое ему, псине, дело до человеческих проблем?

    Животная суть все больше довлела над ним. Если поначалу он метался из стороны в сторону, пытаясь вспомнить последние события и придумать выход, то теперь ему стало всё равно. Джон застрял в шкуре лютоволка навсегда.

    Впрочем, он отнёсся к этому спокойно. Никаких усобиц, никаких споров, никаких проблем Одичалых и Дозорных. Только тишь и умиротворение. Порой это сводило с ума. Настолько, что иногда казалось, будто в его мыслях есть кто-то посторонний… А может, это и было так на самом деле.

    Каждый день походил на другой. Он уже перестал различать их. Ежедневно — охота и сон — то, что нужно для поддержания жизни в теле... Но зачем поддерживать жизнь, если разума нет, Джон не знал. Может, остались прежние человеческие привычки. В любом случае, теперь только это виделось ему главной целью, когда ничего другого не осталось…

    Он не представлял, где заканчивается его человеческая сущность, а где начинается звериная. Права была Игритт: он ничего не знает. Но кто такая Игритт?
    И кто такой Джон? Люди или звери, исполняющие свои потребности и не имеющие разума? Или же люди это и есть звери?

    Он запутался. Последние зачатки разума покидали его. Джон Сноу умирал. Его место занимал Призрак.

    Снег. Пошёл снег. Такой красивый и светлый, что грех не попробовать на вкус. Может, снег поможет ему очиститься…

    Джон передёрнул ушами и подставил язык замёрзшим капелькам кристальной воды. И какой в этом смысл? Снег безвкусный и бесцветный, в отличие от той же зайчатины или оленины… Оленина ему нравилась больше. Особенно, когда приходилось гнать рогатого. В такие моменты он чувствовал себя цельным, правильным. Таким, каким должен быть волк — хищником.

    Он вышел на заснеженную прогалину. Впереди красовалось раскидистое дерево. Белое не из-за снега, а само по себе, из-за цвета коры. На стволе было вырезано человеческое лицо. Какая глупость. Зачем людям рисовать самих себя на деревьях?

    Листья человека-дерева были красные, так странно смотревшиеся на фоне серого неба. Снег белый, а небо серое… Почему? Что за странность? Зачем делать их разными, если они части одного целого? Если они — одно целое?

    С такими мыслями он улёгся под деревом, собираясь забыться грезами и хорошенько отдохнуть, чтобы потом снова заняться охотой.

    Это был сон. Точно сон. Он не чувствовал лап, не чувствовал снежинок, ложащихся прямо на нос. Он как будто плыл, гадая, куда несёт его течение. Вокруг ничего не изменилось. Редкие деревья и снег, повсюду снег.

    Внезапно пролесок расступился, и перед ним раскинулось большое широкое озеро, покрытое льдом. Он подошёл к самому краю и взглянул на отражение. Широкая морда, кроваво-красные глаза. Ничего необычного.

    Сзади послышалось какое-то шевеление. Волк инстинктивно мотнул головой. Позади него на дерево сел чёрный ворон, стряхнув с ветки снег. С другой стороны ещё одна такая же птица. На остальных деревьях тоже рассыпались вороны. Они молчали, только разглядывали Призрака.

    Лишь потом он заметил, что у каждого ворона три глаза.

    Джон… Джон… — позвал голос со стороны озера. Зверь огляделся. Никого не было. Лишь туча воронов.

    Джон… Джон… — всё шептал голос. Знакомый голос…

    Призрак вновь посмотрел на своё отражение. Там больше не было морды, вместо неё появилось человеческое лицо. Юноша с растрёпанными тёмными волосами и шрамами на лице.

    Джон… — голос всё звал, манил, заставлял вспоминать.

    Джон… В водной глади отражалось лицо этого парня. Но кто он? Хозяин Призрака, человек, которого он должен был защищать, но не смог…

    Джон… Джон… — не прекращался шёпот. — Очнись…

    Джон был бастардом. Джон был лордом-командующим Ночного дозора. Ключевое слово «был». Больше его нет. Больше Призрак не чувствует связи.

    Джон… очнись — голос становился громче. Джон ничего не знал. Джон действовал опрометчиво и глупо. Когда-то он — Призрак — был Джоном. Нет, не был, он и есть Джон. Только не в своём теле.

    Просыпайся… — и память вернулась. Он должен выбраться отсюда, должен спасти, должен исполнить долг Дозорного.

    Должен… — вторил голос. А потом: Окунись. Джон всё понял. Не задумываясь о последствиях, он ткнул мордой в отражение. Лёд потрескался мгновенно, растаял, и его голова оказалась в толще воды. Его как будто затянуло и выбросило обратно, как будто он упал в озеро и оказался на другой стороне.

    Джон стоял на льду, на краю всё того же озера. Но все изменилось… У него были человеческие руки и ноги. Он был одет в чёрное, как подобает брату Дозора.

    Юноша посмотрел на отражение. Волк. Там отражался белый лютоволк.

    — Джон, — вновь этот голос. Он оглянулся. Вороны исчезли, вокруг никого не было, но голос продолжал звать.

    Джон просто знал, что должен идти. На другом берегу озера лес сгущался, крючковатые ветки-пальцы заслоняли небо. Сами деревья кряхтели под напором ветра и расступались, образуя тропу.

    Ему не было страшно. Ум был ясен, мысли прояснились. Ещё никогда он так чётко не был уверен в своих решениях.

    Голос всё звал, заманивая вглубь чащи. В конце дороги располагалась поляна, окружённая чардревами с ликами людей. В центре — скопление переплетающихся белых корней, по форме напоминающих дерево. В сплетении этих корней сидел мальчик.

    Совсем юный, одежда потрёпанная, измятая, на коричневом дублете дыра. Волосы взлохмачены, кое-где слиплись и превратились в сосульки грязи. Лицо знакомое, хоть на нём отпечаталась великая печаль и усталость всех времен.

    Джон пытался внимательней разглядеть мальчишку. Откуда же ему были знакомы эти черты? Ответ пришёл неожиданно, самовольно слетев с языка:

    — Бран, — выдохнул он, не спуская глаз с мальчика.

    — Здравствуй, Джон, — голос изменился. Он принадлежал уже не мальчишке, но человеку, видевшему и познавшему столь много, что Джон невольно сравнил его со старым мейстером Лювином.

    — Я уже не думал тебя увидеть, столько слухов ходило… — Джон осёкся — не время предаваться грусти, когда обнаружился его брат. Он улыбнулся, и Бран ответил ему тем же. — Что происходит? Где мы?

    — Это не важно, — ответил брат тоном, не терпящим возражений и намекавший, что тема для разговора не подходящая. — Ты умер, Джон. Умер в самый неподходящий момент.

    — Что? — только и смог выдавить Джон, не до конца веря в услышанное.

    — Тебя убили твои братья-дозорные. Сейчас ты находишься в теле своего лютоволка. Не отрицай, ты и сам знаешь о своей связи с Призраком.

    Он только кивнул, чувствуя себя маленьким мальчиком, которому отец разъяснял простейшую вещь.

    — Ты варг, Джон. Это значит, что ты можешь вселяться не только в тело Призрака, но и в других животных, — Бран сделал паузу, чуть нахмурившись. — Но я привёл тебя сюда поговорить не об этом.

    Джон прищурился, готовясь сосредоточить всё внимание на словах брата и представляя, что разговор предстоит не душевный, как между братьями, потерявшими близких и родных, которым столькое нужно обсудить.

    — Близится большая опасность, и ты сам это знаешь. Твоя задача, как брата Ночного дозора, — защищать страну от тех, кто несет с собой Вечную зиму…

    — Белые ходоки, — согласился он, вспомнив, что не выполнил долг лорда-командующего и не справился со своими обязанностями. — Я помню свои клятвы и знаю, что должен выполнить их. Но ты сам говоришь, что я мёртв… Как же я тогда могу…

    — Жрица Рглора, — легко пояснил Бран. — В обличье волка ты должен вернуться на Стену. Только так она сможет помочь тебе. Но всё намного сложнее. Ты должен увести людей как можно дальше от Стены, потому что ни Ночной дозор, ни любая другая армия не смогут так просто остановить их.

    — Но это наша обязанность, — негодующе продолжил Джон. Он устало потёр переносицу, обдумывая всё сказанное. — Я не могу просто увести людей и бросить Стену… Не могу забыть о долге, — слова клятвы непрошенно вспыли в голове: Я — меч во тьме. Я — дозорный на стене.

    — Тебе и не придётся. Ты уведёшь людей, как можно дальше на юг… Но лучше в Эссос, там вас ещё долго не достанут. Только драконово стекло и огонь дракона могут убить Иных.

    — А Валирийская сталь? — непроизвольно вырвалось у Джона. — По легендам её ковали в огне дракона…

    — Нет, она не поможет, — наотрез возразил Бран. — Валирийская сталь заколдована, это огонь не в прямом виде, как обсидиан*, — он помолчал. — Когда ты уведешь людей, ты должен будешь вооружить армию Драконовым стеклом и просить помощи у Матери драконов.

    — Это только слухи, матери драконов не существует, — возразил Джон.

    — Не все слухи лгут, — разумно пояснил Бран. — Проси помощи у Дейенерис Таргариен. Она далеко на востоке, в Эссосе, Заливе работорговцев. Она и её драконы могут стать твоими самыми мощными союзниками. Ты должен уговорить её любыми способами.

    Джон опустил взгляд на носки своих испачкавшихся сапог. Снег под ногами таял, обнажая тёмную полузамёрзшую землю.

    — То, о чём ты просишь…

    — Знаю, это нелегко, — перебил его мальчик. — Но ты должен это сделать, от этого зависит очень многое… Жизни людей. И это твой долг.

    Последние слова как будто убедили Джона и наполнили его решимостью. Ведь это и вправду его обязанность.

    — Найди способ собрать как можно больше людей и переправить их на другой материк, — сказать проще, чем сделать. Это звучало, как безумный бред.

    — Как это случилось с тобой? — спустя минуту молчания спросил Джон, посмотрев прямо в глаза брату.

    В этот момент на него посмотрел не мудрец, но маленький мальчик, тот самый, которого когда-то знал Джон. Его лицо светилось прежней надеждой, прежними мечтами ребёнка, верящего в чудо, как будто ему хотелось поскорее поделиться со сводным братом всем, что он пережил, рассказать так много…

    — Тебе пора, — вместо этого ответил Бран, горько улыбнувшись от того, что не мог всего рассказать. Былые чувства как рукой сняло. — Удачи тебе… брат, — от последнего слова у Джона защемило в груди при осознании, что это, возможно, прощание, и теперь они не увидятся никогда.

    — Хотя бы скажи, где тебя искать? — предпринял Джон последнюю попытку. Однако уже через миг он стоял посреди озера. Полчища воронов кружили над ним. Ещё секунда, и лёд под ним потрескался — юноша упал в воду.

    К тому моменту, как он проснулся, вечные тучи несколько рассеялись, и лучи солнца прорезали день. Призрак лениво разомкнул глаза.

    Волк не помнил, что ему снилось. Однако желание к охоте улетучилось. Только одна мысль крутилась на уме, зудела в ушах, раздражая каждый нерв… Он должен вернуться к высокой стене, туда, где оставил своего хозяина Джона Сноу.
    ***

    * В книге нет точных указаний, может ли Валирийская сталь убить Иных, это предположение ничем не подтверждается. Моя версия — только теория, и ничего более.
     
    dreaming of summer и Странница нравится это.
  2. Kligan

    Kligan Наемник

    В названии темы напиши Фанфик: (название)