1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Фанфик: Игра иллюзий

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Lirein, 29 апр 2015.

  1. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Название: Игра иллюзий
    Фандом: ПЛИО
    Автор: Lirein
    Категория: гет, слэш
    Размер: мини
    Пейринг/персонажи: Ренли/Лорас, АрьЯкен, СанСан, Маргери Тирелл, Григор Клиган
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: модерн-АУ
    Предупреждения: слэш, гет, бред
    Краткое содержание: Школьное AU. Ренли пытается добиться внимания Лораса, а в город приезжает труппа иллюзионистов во главе с Якеном Хгаром.
    Статус: закончен


    Часть 1
    Маргери сидела и барабанила пальцами по столешнице, нетерпеливо поглядывая на Ренли Баратеона, — тот расположился напротив и, залипнув в своем айфоне, не обращал на спутницу никакого внимания.

    Первые двадцать минут Маргери успешно удавалось сдерживать раздражение — кто знает, может, Ренли нужно время разговориться?.. Впрочем, верилось в это с трудом: душа компании, Баратеон постоянно собирал вокруг себя кучу народу даже не напрягаясь, и все в школе считались с его авторитетом, кроме, пожалуй, Григора Клигана, но тот был полным придурком и в счет не шел.

    Очень скоро Маргери перестала понимать, зачем вообще Ренли пригласил ее на свидание, причем не куда-нибудь, а именно в этот дурацкий «МакДональдс» — единственный в их небольшом городке. Нет, чтоб позвать мороженого поесть... Может, правда, что про него говорят? Ренли Баратеон богат, учится в выпускном классе и очень хорош собой — высокий, статный, мягко ложатся на плечи вьющиеся темные кудри, ярко-синие глаза лукаво поблескивают.

    И его не разу не видели с девушками — до этого дня.

    – Может, хватит уже? – наконец сказала Маргери, устав стучать по столу.

    Ренли поднял голову, уставившись на нее так, будто видел впервые в жизни.

    – Прости, что?

    Маргери подавила желание закатить глаза.

    – Ничего. Я ухожу.

    – Уже? – удивился Ренли. – Разве что-то не так? Может, заказать тебе еще кофе?

    – Ты что, никогда не ходил на свидания? – раздраженно спросила Маргери. – Уткнулся в свой айфон, я умираю со скуки, скоро сюда завалится Клиган с его отморозками... И ты еще спрашиваешь, что не так? К слову, нормальные парни водят девушек не в «МакДональдс», а в «Шоколадницу» или, по крайней мере, в «Мир Суши»...

    – А твой брат? – неожиданно заинтересовался Ренли. – Он куда обычно девушек водит?

    Ясные синие глаза остро сверкнули, и тут до Маргери дошло, зачем нужен был весь этот фарс.

    – Почему бы тебе не спросить его, а? – холодно произнесла она, поднимаясь на ноги и снимая пальто со спинки сидения. – Зачем надо было меня дергать?

    Ренли озадаченно нахмурился.

    – Стой... погоди, ты куда? Ты ж ничего толком не сказала про Лораса...

    Маргери перегнулась через стол и, наклонившись к самому его уху, отчеканила: «Пошел в задницу», после чего повесила сумку на плечо и ушла.

    Проводив ее задумчивым взглядом, Ренли философски хмыкнул и снова уткнулся в экран айфона. Он непременно своего добьется — не сегодня, так завтра.

    * * *

    – Ну, как вчера все прошло? – спрашивала Санса Старк нетерпеливым шепотом у соседки по парте.

    Это было на уроке физики. Мистер Бейлиш, отвернувшись к доске, старательно выводил мелом задачу и не смотрел на учеников, чем они с радостью пользовались.

    – Ох, лучше не спрашивай, – вздохнула Маргери, с преувеличенным страданием хватаясь за голову.

    Ей не терпелось посплетничать, и фраза «лучше не спрашивай» обычно действовала на подруг самым верным образом.

    Санса хихикнула.

    – Он что, плохо целуется?

    – Какой там целуется, – Маргери негромко фыркнула. – Уткнулся в свой айфон, даже слова мне не сказал!

    Тем временем мистер Бейлиш закончил писать и, заглянув в журнал, обвел класс хитрым взглядом.

    – Может, кто-то хочет решить задачу? Что, совсем никто? Ладно, пройдемся по списку... – тонкий длинный палец с перстнем-печаткой скользнул по фамилиям. – Теон Грейджой... Так, а где Теон?.. Ну хорошо... Тирелл.

    Мистер Бейлиш переводил взгляд с Лораса на Маргери, видимо размышляя, кого из близнецов вызвать, и наконец вызвал Лораса. Санса услышала, как Маргери вздохнула с облегчением, и впилась глазами в ее брата, — стройный как девушка, мягкие каштановые кудри собраны в хвост на затылке, рука выводила красивые буквы уравнений, понимание которых ускользало от Сансы, как и все, что связано с физикой...

    По Лорасу Тиреллу вздыхала добрая половина девчонок, вот только он не сказать чтобы сильно был в них заинтересован. Лорас играл за школьную сборную по футболу, посещал, как и многие, кружок фехтования, ходил с приятелями в кино, но, как только поблизости появлялась Санса или какая другая девушка, он поспешно ретировался.

    – Сколько ни засматривайся, из этого все равно ничего не выйдет, – раздался над ухом понимающий голос Маргери, и Санса, вздрогнув, слегка порозовела.

    – Я знаю.

    Подруга не раз намекала, что Лорас вращается в несколько иной сфере.

    – Вот и умница, – Маргери игриво чмокнула ее в щеку. – Может, присмотришься к Болтону повнимательней?

    – К Рамси? – скривилась Санса. – Вот уж нет. Ты б мне еще Клигана предложила!

    – Которого? – ухмыльнулась Маргери.

    – Обоих!

    Их милую беседу прервал физик — оказывается, он давно усадил Лораса на место и теперь с кривой усмешкой наблюдал за чрезвычайно разговорчивыми ученицами.

    – Мисс Старк, – произнес он, лениво растягивая слова. – Могу ли я надеяться, что в вашу хорошенькую головку каким-то невероятным образом закрался первый закон термодинамики?

    Санса похлопала длинными ресницами и состроила невинные глазки.

    – Нет, мистер Бейлиш.

    – Очень жаль, – вздохнул физик и с нарочитым сожалением вывел в журнале ноль напротив фамилии Старк. – Быть может, кто-нибудь поведает мне, как получить ускорение? Мистер Клиган?

    – Разбежаться, – хмыкнул тот, и по классу пролетел веселый шумок.

    Санса поймала себя на том, что тоже смеется. Угрюмый циник с плохой репутацией, Сандор Клиган, тем не менее, привлекал своей какой-то предельно честной маргинальностью и отрицанием общепринятых норм, и Санса была уверена, что, не будь на лице Сандора тех страшных шрамов, которыми, по слухам, старший брат наградил его в детстве, ткнув лицом в тлеющие угли костра, у него нашлись бы свои поклонницы.

    Мистер Бейлиш скептически покачал головой.

    – Разбежаться... – пробормотал он себе под нос. – Ваш брат тут как раз разбежался недавно, высадил окно в кабинете истории...

    Санса не удержалась и снова прыснула. Это случилось на прошлой неделе, и после выходки Григора старшеклассники так и сидели с разбитым стеклом, потому что историк, древний и замшелый мистер Бладрейвен, так и не соизволил обнаружить никаких изменений в облике своего кабинета.

    * * *

    Большой обеденной перемены ждали все без исключения, и, как только она наступила, школьники дружно устремились в столовую.

    За обедом Лорас Тирелл чаще всего сидел с фехтовальщиками — Джон Старк из его параллели успел уже устроиться за столиком вместе с рыжеволосой взъерошенной Игритт и смазливым Атласом, который вечно обливался душистым одеколоном с макушки до пят. Все трое старательно уплетали гречку; кузина Джона, мелкая Арья Старк, посещавшая кружок фехтования вместе с ними, сидела рядом с Игритт и болтала ногами, явно ожидая, когда Джендри Уотерс принесет пиццу. Взяв себе чай и сосиску в тесте, Лорас присоединился к компании.

    За столиком неподалеку устроилась сестра — разумеется, со стайкой хихикающих подружек: Санса Старк, Дейнерис Таргариен, Мирцелла Баратеон и Маргери Тирелл были неотъемлемыми частями друг друга, и Лорас давно не мог представить их порознь.

    Народу в столовой было битком — яблоку негде упасть; когда Джендри Уотерс наконец пробился к их столику с пиццами для себя и Арьи, Лорас уже успел расправиться со своим нехитрым обедом.

    – Чего так долго, – насупилась мелкая Старк, принимая из рук приятеля угощение. – Я с утра еще жрать хочу!

    – Арья, – решил сыграть образцового старшего брата Джон, – следует говорить не «жрать», а «кушать».

    – Пей свой сок и не булькай, – огрызнулась девчонка. – Джендри, блин, это еще что за фигня?

    Прежде чем она запихала в рот сразу полпиццы, Лорас успел заметить нарисованное кетчупом кривое сердечко; не укрылось от него и то, как густо покраснел Джендри.

    Уотерсу можно было только посочувствовать — вот уже несколько месяцев Арья в упор не замечала его неуклюжих знаков внимания. К счастью, не замечал их и Джон — Лорас сомневался, что ему бы это сильно понравилось, настолько он был привязан к кузине.

    Джон воспитывался у дяди и тетки вместе с Арьей и другими детьми Старков; его мать, едва ей стукнуло шестнадцать, сбежала в Африку с братом Дейнерис Таргариен, тем, который там был самый старший, где они заболели лихорадкой Эбола и умерли. Эддард Старк вывез их новорожденного сына с «черного» континента и, по слухам, сам чуть не загнулся от малярии, пока назад в Англию добирался, словом, история вышла прескверная, и Джон не любил распространяться по этому поводу.

    Зная подробности, которые Джон выболтал ему однажды по пьяни, Лорас понимал, почему. Нетрудно было понять и причину, по которой Джон, когда проходивший мимо Григор Клиган толкнул его стул и обозвал шлюхиным сыном, упомянув при этом «черномазых африканских обезьян», совершавших в отношении его матери непристойные действия, немедленно вскочил на ноги и схватил обидчика за капюшон огромной толстовки.

    Лорас задумчиво наблюдал за траекторией его полета — Джон резко взмыл в воздух, миновал два стола и с треском приземлился на третий, тот, за которым как раз обедала Маргери. Девчонки с визгом повскакивали со своих мест и принялись отряхивать одежду от гречки, салата и майонеза, а Лорас, словно глядя на себя со стороны в замедленной съемке, поднялся из-за стола, напружинился и с такой силой врезался лбом в нос Григора Клигана, что послышался страшный хруст, и в следующее мгновение кровь хлынула алым водопадом, точно вишневый сок из продырявившейся коробки.

    – Сука, ты мне нос сломал!

    Лорас почувствовал, как, увлекаемый за грудки мощными лапищами Григора, взмывает над полом, в полной мере ощутил его железную хватку, но длилось это всего несколько секунд, потому что непонятно откуда появившийся Сандор бросился на старшего брата и повис на нем, точно собака.

    – Прекратить немедленно!!! – проревел на всю столовую знакомый громовой голос, не предвещающий ничего, кроме неприятностей.

    Грязно ругнувшись, Григор выпустил Лораса, и он свалился прямо на Атласа, который почему-то растянулся на полу во весь рост.

    Директор стремительно приближался к драчунам, вокруг которых образовалось пустое пространство, и тяжело сопел, — даже лежа на полу Лорас безошибочно определил, что Роберт Баратеон страдал жесточайшим похмельем и перспектива разбираться с нарушителями дисциплины его отнюдь не прельщала.

    – Клиганы, Тирелл и Старк! Что вы здесь устроили, а?! – директор скривился от звучания собственного голоса. – Это переходит всякие границы! Старк, будьте добры смотреть на меня, когда я говорю с вами!

    – Я Старк, только когда до-обрый, – затянул Джон из-под груды столов и стульев. – А когда я злюсь — я Таргариен!

    Услыхав ненавистную фамилию, директор стал медленно наливаться краской.

    – Дядя, это была вина Григора, – мягко заметил Ренли Баратеон, материализовавшись за его плечом.

    – Что-о?! Ты...

    Тут старший Клиган произнес настолько нехорошее слово, что Роберт Баратеон без лишних слов сгреб его за шкирку и потащил в направлении своего кабинета. Когда директор проходил мимо Ренли, Лорас услышал, как он процедил сквозь зубы: «Сколько раз я просил тебя не называть меня дядей в школе?!»

    Сразу следом за директором столовую покинули Арья, Джендри и Игритт, тащившие в медпункт неадекватно хихикающего Джона, который явно ударился головой, когда падал. Лорас видел мелькавшую в толпе Маргери, разрушенные столы, директорского племянника, который смотрел на него с беспокойством (с чего это вдруг?)...

    Откуда-то из-за спины прозвучал придушенный писк:

    – Может, ты наконец слезешь с меня?

    Тут Лорас вспомнил, что все еще сидит на Атласе, и поспешил подняться на ноги.

    К Сандору Клигану, щеголявшему рассеченной бровью, приблизилась Санса Старк с розовым носовым платком в протянутой руке. Проигнорировав свою кровоточащую рану, Сандор шумно высморкался в предложенную вещицу. Лорас помялся перед ним, не зная, с чего начать.

    – Откуда кровь-то? – выпалил он наконец. – Он же вроде тебя не задел.

    – Это я с Болтоном подрался, – ухмыльнулся Клиган. – Минут десять назад.

    Он выглядел очень довольным.

    – А-а, вот оно что... – пробормотал Лорас. – То есть это... спасибо.

    И протянул ему свою ладонь.

    После, когда народ стал мало-помалу разбредаться по классам, Лорас направился в мужской туалет умываться: по-видимому, он укусил себя за губу, когда падал, и по подбородку струилась кровь.

    – Ты там жив или как?

    Лорас вздрогнул и, резко развернувшись, узрел Ренли Баратеона, который зачем-то просунул голову в дверь, но не входил.

    – Вполне, – ответил Лорас слегка удивленно и, не удержавшись, похвастался: – Здорово я его, а?

    Ренли смотрел на него без улыбки.

    – Не связывайся с Горой. Он опасен.

    Лорас только пожал плечами.

    – Не опаснее, чем многие.

    – Ты зря так думаешь, – Ренли нахмурился. – Не слышал разве, что он сделал с Визерисом Таргариеном?

    Лорас слышал эту историю неоднократно. Брат Дейнерис Таргариен в этом году должен был пойти в выпускной класс, но в один далеко не прекрасный день вдруг не появился на занятиях, и его нашли в строительной яме задушенным, со спущенными штанами и бутылкой из-под пива в том месте, о котором на людях говорить не принято. Хоть и никому ничего не удалось доказать, все были уверены, что это сделал Григор и его дружки, уж очень довольные они ходили потом.

    Вздохнув, Лорас закрыл за собой дверь туалета и вместе с Ренли пошел по коридору в направлении классных аудиторий.

    – Ты действительно встречался с Визерисом? – вдруг выпалил Лорас, не успев удержать язык.

    Об этом в свое время тоже ходили определенные слухи.

    Ренли резко затормозил и дико уставился на него.

    – Чего?!

    – О... извини, – смутился Лорас. – Не стоило этого спрашивать, тем более после того, что с ним случилось...

    – Да ладно, ты все равно уже спросил, – Баратеон нервно усмехнулся. – Я действительно пару раз поцеловался с Визерисом, но это было давно и по пьяни... Бедняга. Он был полным придурком, конечно, но тем не менее...

    Теперь Лорас смотрел на него во все глаза.

    – Так ты и правда?..

    – Да.

    – В самом деле?

    Ренли подтвердил его слова царственным кивком.

    – Ну ясно... Постой. Маргери ведь вчера с тобой на свидание ходила? – озадаченно уточнил Лорас.

    Ренли снова кивнул.

    – То есть ты... Или что... Я не понимаю... – Лорас совсем сбился с толку.

    – Тебе на урок пора, – засмеялся Ренли, остановившись возле приоткрытой двери, из-за которой доносилось щебетание Маргери и ее подружек.

    – Ну... до скорого, – пробормотал Лорас и взялся было за ручку, когда на плечо ему мягко опустилась чужая ладонь.

    – Постой-ка. У тебя кровь идет.

    Ренли вынул из сумки платок — не розовый, к счастью, а белый и бумажный, словом, самый обычный — и протянул его Лорасу.

    – Ага... спасибо.

    Уже скрывшись в классе, извинившись за опоздание и заняв свое место рядом с Атласом, Лорас развернул салфетку и обнаружил на ней нацарапанные ручкой цифры.

    * * *

    Был уже достаточно поздний вечер, и круглое рыжее солнце, как кошка, уселось на крышу коттеджа Старков, окатив ее брызгами темного золота.

    Арья Старк находилась вне пределов солнечной досягаемости. Арья Старк сидела на мусорном баке в тени отцовского гаража, болтала ногами и курила, от скуки пуская изо рта дымные колечки. Пачку она прятала здесь же, за баками: за них никогда никто не заглядывал.

    С ее нехитрого насеста был виден кусок узкой дороги, почти пустынной в такой поздний час, и пестрые стены коттеджей на той стороне, но в большинстве своем обзор закрывали исполинские дубы и клены, раскинувшие свои по-осеннему золотисто-оранжевые кроны. Зима близко, любил говорить отец, глядя на эти деревья. А Арья мысленно добавляла, что они очень удачно скрывают от посторонних глаз, как она курит.

    Арья почти не боялась, что ее обнаружат: мать строго-настрого наказала всем домочадцам не выносить мусор позже восьми вечера, ибо это плохая примета. Правда, ее все-таки может увидеть Бран, вечно лазающий где попало, но с ним очень просто договориться, чего не скажешь об остальных. Даже Джон — и тот строит из себя святую невинность. Не «жрать», а «кушать», надо же. Что-то он не был таким культурным, когда получал тумака на занятиях по фехтованию. Или когда дрался с Клиганом и его дружками, что происходило частенько.

    – Гора, – произнесла Арья, и негромкое эхо от ее голоса разнеслось по пустынной улице. – Дансен. Чизвик. Полливер. Рафф-красавчик.

    Эту компанию следовало бояться и обходить за сто миль, но она не раз воображала, как начистит их бандитские морды.

    Уотерсу хотелось врезать чуть меньше, но тоже довольно-таки ощутимо, чтобы сбить это дебильное выражение с его широкой крестьянской физиономии. Ну дебил же, честное слово! Раньше был парень как парень, пока не начал делать бутерброды со смайликами и дурацкие сердечки на пицце. Ведет себя так... ну, как Джон себя вел, когда ему начала нравиться Игритт.

    – Твою ж мать... – Арья раскрыла рот, так и не донеся до него дымящуюся сигарету. – Я нравлюсь Джендри?!

    Вот черт. Только этого еще не хватало!

    – Девочка разговаривает сама с собой. Девочку гнетут размышления.

    – Какого хрена?!

    Он появился из ниоткуда — высокий худой человек в длинном темном плаще. Лет двадцати или двадцати пяти, ничем не примечательное лицо, острый подвижный рот и волосы... темно-русые на правой половине головы, слева они отливали краснотой, и все это дело посередине прочерчивали три пепельных пряди.

    – Цирк неподалеку, – буркнула Арья, надеясь, что сумасшедший отправится восвояси и даст ей еще хоть немного поразмыслить о странном поведении Джендри.

    Но визитер, похоже, был настроен общительно.

    – Славная девочка курит гадкие сигареты. Губит здоровье. Человеку это не по душе.

    – Человека здесь никто не задерживает, – осклабилась Арья, выпустив дым прямо ему в лицо.

    Он усмехнулся, но ничего не ответил, и в следующую секунду Арья заметила, как пачка упала ей под ноги и вспыхнула, точно сухое сено, заставив ее невольно податься назад и упереться спиной в холодную стену отцовского гаража.

    Человек по-прежнему стоял неподвижно, но по его довольному лицу Арья видела, что это его работа. Но как?.. Как, черт возьми, он это сделал?!

    – Ты кто такой вообще?

    – Человек имеет честь зваться Якеном Хгаром, – он отвесил низкий поклон.

    – Человек... имеет честь? – прыснула Арья. Его слова почему-то насмешили ее.

    – Девочка должна была слышать про труппу иллюзионистов из Бирмы. Завтра в восемь вечера мы даем представление в Черно-Белом Доме. Человек будет показывать интересные вещи. Девочка должна приходить, – сказал Якен Хгар.

    – Зачем? – удивленно спросила Арья.

    Вместо ответа он раскрыл перед ней ладонь, на которой лежала монета — маленькая, черная, металлическая, с какими-то непонятными знаками вместо привычных цифр.

    – Что это?

    – Приглашение, – иллюзионист дернул уголками губ. – Для девочки и ее друзей. Девочка должна показать монету на входе и шепнуть, что пришла от Якена Хгара.

    Арья по инерции взяла монету и попробовала ее на зуб.

    – Настоящая.

    Якен Хгар усмехнулся.

    – Человек не обманет. Девочка должна приходить.

    – Девочка подумает, – уклончиво ответила Арья, пряча монету в карман.

    Как только она это сделала, Якен Хгар вдруг исчез, и на миг Арье показалось, будто он ей и вовсе привиделся.

    А он ведь даже имени ее не спросил...

    * * *

    – Ма-ам? – Арья всунулась на кухню, откуда вкусно пахло томатным соусом для спагетти.

    – Ужин через пятнадцать минут, – сказала Кейтилин Старк, не отрываясь от процесса готовки.

    – Я тут это... – она рассеянно пошаркала ножкой. – Завтра в восемь вечера шоу иллюзионистов. В Черно-Белом Доме. Я хочу сходить.

    – Во сколько? – обернувшись, миссис Старк посмотрела на нее и нахмурилась. – Поздновато, тебе не кажется? Нельзя же ходить одной в такое время, когда по улицам бродят отморозки вроде Клигана...

    Арья с трудом удержалась от того, чтобы закатить глаза. Но не объяснять же теперь матери, насколько быстро она бегать умеет?..

    – Со мной Джон может пойти.

    Кейтилин Старк покачала головой.

    – Не может. Джон завтра вообще никуда не пойдет и вряд ли встанет с постели. За это надо благодарить Клигана.

    Арье захотелось назвать Гору конченым мудоплясом прямо при матери, но она сделала над собой усилие и спросила:

    – А Робб?

    – Он будет помогать отцу прибирать гараж, – поджав губы, ответила миссис Старк.

    – Ну ма-ам!

    – Ладно, – смягчилась Кейтилин. – Возьми с собой Сансу. Ходите только по хорошо освещенным местам, не вздумайте никуда сворачивать!

    – Окей!

    – Кстати говоря, ты уроки сделала?

    – Конечно! – бойко соврала Арья и поспешила ретироваться с кухни, пока мать не спросила еще что-нибудь.

    Когда она сообщила новость сестре, Санса долго раздумывала, вертела в руках монету и недоверчиво щурилась.

    – Ладно, – сказала она наконец. – Только я возьму с собой Маргери.

    * * *

    Мелисандра Асшайская вела у них биологию уже третий год, но Ренли никак не мог привыкнуть к ее глубокому замогильному голосу, к алому рубину, зловеще поблескивающему на груди, к манере неожиданно появляться за спиной в самый неподходящий момент, вот как сейчас, когда она не позволила скучающей Аше Грейджой запустить скомканным тетрадным листом в Сэма Тарли.

    – Не отвлекаемся, – монотонно произнесла мадам Асшайская, после чего приблизилась к доске и, намочив тряпку, принялась стирать похабщину, оставшуюся от предыдущего класса.

    Аша скривилась и показала язык затянутой в алый пиджак спине.

    – Это вам ума не добавит, Грейджой, – спокойно заметила мадам Асшайская, продолжая работать тряпкой.

    – Жопой она, что ли, видит? – шепнул Ренли на ухо Скорбный Эдд, примостившийся на соседнем стуле.

    – И слышит прекрасно, – заверила его Мелисандра, вновь повернувшись к классу. – Мисс Мартелл, мистер Старк, возьмите, пожалуйста, тесты на моем столе и раздайте по одному на парту.

    Когда Робб и Арианна раздали тесты и в классе наступила тишина, нарушаемая лишь скрипом ручек по бумаге и негромкими перешептываниями, Ренли услышал, как айфон в кармане добросовестно оповестил хозяина о входящем сообщении.

    – Телефоны, – напомнила мадам Асшайская, не отрываясь от своих записей.

    Дождавшись, пока биологичка вновь погрузится в работу, Ренли извлек айфон.

    «Сегодня в восемь в Черно-Белом Доме. Будет интересно. Какие планы на вечер? Лорас»

    Сердце радостно подпрыгнуло, а вместе с ним чуть не подпрыгнул и сам Ренли, немедленно позабывший и про тест, и про Скорбного Эдда, который ныл под ухом о сложности заданий и несправедливости жизни.

    Выходит, Лорас все-таки сохранил его номер. Стало быть, надежда умирает последней?..
     
    Последнее редактирование: 15 июн 2016
    Alinka, abril, D'arja и 3 другим нравится это.
  2. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Часть 2
    – Мы от Якена Хгара, – объявила Арья Старк, показав охраннику заветную монету.

    Тот кивнул, не задавая вопросов. Двери Черно-Белого Дома приветливо распахнулись, и Арья, Санса, Маргери, Лорас и Ренли прошли внутрь, при этом Санса что-то шепнула охраннику, и тот недовольно нахмурился, но возражать не стал.

    Арья не рассчитывала, что за ней увяжется столько народу, но Маргери решила взять с собой брата, а тот зачем-то пригласил Ренли Баратеона... что ж, его дело. Якен ведь сам сказал, что Арья может друзей привести, вот она и привела. Кстати, а где сам Якен? Арья принялась было высматривать его в очереди, столпившейся перед входом в зал выступлений, когда вспомнила, что Якен — участник труппы. Что ж, в таком случае она совсем скоро его увидит.

    Но приподнятое настроение тотчас испортила завешенная нечесаными патлами жуткая физиономия, продолжавшаяся мятым спортивным костюмом и огромными кедами, которые оставляли столь же огромные следы грязи на шахматной расцветке ковров.

    Арья и сама пришла в Черно-Белый Дом в кожаной куртке и джинсах, протершихся на коленках, но штаны мать хотя бы погладила, а Санса с Маргери и вовсе нацепили свои любимые платья и обувь на каблуках... Приоделись даже мальчишки, и этот неряха Сандор Клиган выглядел на их фоне особенно нелепо.

    – Ты случайно ничего не перепутал? – мрачно поинтересовалась у него Арья.

    Прежде чем Клиган успел ответить, между ними вклинилась Санса.

    – Все в порядке, Сандора я пригласила, – она сахарно улыбнулась. – Кстати, там заходят уже. Надо поторопиться, если не хотим опоздать.

    Арья скрипнула зубами, но ей не оставалось ничего, кроме как двинуться в направлении зала следом за остальными. В широко распахнутых дверях мелькнула голова, возвышавшаяся над скоплением народа на добрых несколько футов, и настроение Арьи испортилось еще сильнее.

    – Почему здесь Гора? Его тоже ты пригласила? – зашипела она на сестру.

    – Что-о? – проследив за направлением ее взгляда, Санса скривилась, и лицо ее приобрело такое выражение, будто она съела намазанный горчицей лимон.

    – Мать твою за ногу! – блеснул интеллектом Сандор. – Какого хрена здесь делает этот ублюдок?

    Он дернулся было в сторону брата, но Санса удержала его за рукав.

    – Шоу сейчас начнется, – сказала она, всеми силами отвлекая внимание младшего Клигана от старшего.

    Арья заметила рядом с Горой тощего длинного парня с зализанными назад белобрысыми волосами. Этот не мог быть никем иным, кроме как Раффом-красавчиком. Никак, отморозки тоже культурно просвещаются на досуге?

    В зале для представлений царил полумрак — с полдюжины разноцветных прожекторов освещали его, бликами мерцая на гладком полу.

    Сидений здесь не было — зрители выстроились полукругом перед невысоким подиумом; позади располагались кулисы, из-за которых и появились первые участники шоу — это были три мужчины и три женщины в ярко-алых гимнастических костюмах. Резво взобравшись друг другу на плечи, они образовали высоченную и очень неустойчивую конструкцию из шести тел.

    – А вдруг они упадут? – испуганно шепнула Санса на ухо Сандору Клигану.

    Тот издал клекочущий смешок — по-видимому, такая мысль пришлась ему по душе.

    Следом за человеческой пирамидой вышел очень тощий старик с босыми ступнями и принялся танцевать на углях так, будто топтал свежую летнюю травку, а две разукрашенные девицы из подтанцовки прогуливались по битому стеклу как по асфальту.

    Лорас уже потерял счет номерам, а ноги затекли от долгого стояния на одном месте, когда на сцене появился высокий человек в длинном темном плаще. Волосы, красные с одной стороны и разделенные тремя пепельными прядками в середине, доходили до плеч, шею увенчивал высокий воротник из лазурного бархата.

    Лорас бегло оглядел своих спутников — Сандор Клиган сосредоточенно ковырялся в ухе, Маргери с Сансой о чем-то шептались вполголоса, Арья не отрываясь наблюдала за представлением, а Ренли... ох. Лорас вспыхнул и поспешил отвернуться, встретившись с его пристальным взглядом.

    – Леди и джентльмены, – заговорил иллюзионист, и гомон в зале мгновенно затих.

    Было что-то такое в этом глубоком голосе, что заставляло подчиняться беспрекословно.

    – Дамы и господа, – чуть мягче проговорил выступающий. – Человек с удовольствием представляет вам заключительный номер нашей программы.

    Тут он воздел руки кверху, и плащ на нем тотчас зашевелился, закопошился, стал распадаться на частицы прямо на глазах и при ближайшем рассмотрении оказался огромным скоплением летучих мышей, которые взмывали к усеянному звездами потолку, а воротник вспорхнул сотней бабочек с нежно-голубыми крыльями, которые переливались всеми цветами радуги в свете прожекторов.

    Публика ахнула.

    Лорас долго еще как завороженный смотрел на дрейфующих по залу существ, а Маргери и Санса с беспокойством оглядывались, проверяя, нет ли поблизости летучих мышей, которые, в отличие от бабочек, не слишком-то пришлись им по душе.

    Им — но не Арье Старк, которая обернулась и с гордостью продемонстрировала Лорасу с Ренли одну из мышей, усевшуюся на ее раскрытую ладонь.

    Иллюзионист, оставшийся в одной только гимнастерке, одарил зрителей очаровательной улыбкой и, распахнув рот, принялся вынимать оттуда блестящую ленту из черного атласа. Снова, и снова, и снова — лента все не кончалась.

    – Он как будто блюет этой штукой, – Клиган в очередной раз не удержался от комментариев.

    – Сандор! – возмущенно шепнула Санса.

    – А что, не похоже разве?!

    – Ну Сандор!

    – Да вам, миледи, не угодишь, – фыркнул Клиган.

    Когда длинная лента послушной змейкой улеглась у ног человека, публика зааплодировала, но на этом представление не закончилось — иллюзионист с силой провел ладонью по лицу, будто стряхивал не до конца отступивший утренний сон; когда он отнял руку, лицо преобразилось: втянулись скулы, плотный широкий подбородок заострился, под потемневшими глазами образовались круги, а нос сделался крючковатым. Лорас услышал восхищенный возглас Арьи Старк, после чего иллюзионист, сполна насладившись изумлением зрителей, вновь провел по лицу, теперь снизу вверх, и вернул себе первоначальный облик.

    Аплодисменты не стихали долго — Лорас заметил, что даже Рафф-красавчик на другом конце зала два раза ударил ладонью об ладонь, а то время как его спутник... интересно, куда подевался Гора? Заскучал и ушел, или зов пива в мочевом пузыре дал о себе знать?

    – Человек благодарит вас, – произнес иллюзионист. – Человек обещает вернуться с новой программой. На сегодня все, дамы и господа.

    Отвесив поклон, он ускользнул за кулисы в окружении летучих мышей и голубых бабочек. Арья Старк устремилась за ним — Санса сердито окликнула сестру, но та даже не обернулась.

    – Ну что, понравилось шоу? – поинтересовалась Маргери у своих спутников, поправив шарфик на шее.

    – Ничего так, – Ренли небрежно дернул плечами.

    – Годно, – признал Клиган.

    – Неужели за весь вечер я услышала от тебя хоть одно приличное слово? – Санса закатила глаза. – Кстати, Лорас, ты не мог бы Арью позвать? Мама просила нас не задерживаться.

    – Ладно, – вздохнул он и направил стопы в сторону кулис.

    Зрители стали расходиться. Лорас подумал, что Санса могла бы и сама сходить за сестрой, но вполне понимал, почему она этого не сделала: по Черно-Белому Дому до сих пор бродил одинокий Раффорд, и Сандор Клиган бросал на него очень недобрые взгляды.

    За плотными тяжелыми шторами царил удушливый полумрак — пахло пылью, дезодорантами и мышиным пометом, огромная вешалка с плащами делила помещение напополам, на старых пыльных декорациях дремали вниз головами летучие мыши.

    – Арья! – нетерпеливо крикнул Лорас, мечтая поскорее убраться подальше от вони.

    Ответом послужила тишина, только гул отдаленных голосов из зрительного зала едва уловимо доносился до слуха.

    Да что ж такое-то? Куда подевалась девчонка? Если она ушла с тем иллюзионистом и не вернется в ближайшее время... Лорас не представлял, как объяснит это Джону.

    – Арья! – снова позвал он, уже не надеясь на отклик.

    У дальней стены колыхнулась алая занавеска. Лорас затаил дыхание.

    – Арья?..

    Занавеска снова пошевелилась. Когда Лорас шагнул к ней, ноздри уловили запах дыма, причем отнюдь не табачного. Нахмурившись, он отдернул рукой атласную ткань... и узрел над собой красную рожу обдолбанного в срань Григора Клигана. Огромный, с мощными бицепсами, — не зря ж Горой прозвали — он громко икнул и качнулся в сторону Лораса.

    – Ты че тут забыл, красавчик?

    Лорас отступил назад. Только этого придурка здесь и не хватало... Убраться бы отсюда подальше, ну куда ж подевалась чертова Арья?..

    – Язык ты, что ль, проглотил? – Гора бросил косяк и тяжело шагнул, источая перегар из зловонной пасти.

    – Арья Старк, – процедил Лорас сквозь сжатые зубы. – Ты ее не видел?

    Клиган презрительно фыркнул.

    – Она как костлявый мальчишка. Блевать от таких тянет.

    – Я не спрашивал, как ты к ней относишься, – огрызнулся Лорас, почувствовав прилив раздражения. – Ты видел ее или нет?

    Гора возложил ему на плечо огромную потную лапищу и жарко зашептал прямо в лицо:

    – А сестрица твоя — горячая штучка, хоть и рожа малость кривовата.

    – Чего?! – Лорас стряхнул его руку. – Да пошел ты в жопу!

    Клиган поглядел на него в задумчивости и весело хмыкнул:

    – Тоже вариант.

    Прежде чем Лорас успел осознать смысл этих слов, Гора сгреб его в охапку и поволок к стене. Вывернув шею, Лорас со всей дури впился зубами в его плечо. Гора взвыл от боли и выпустил свою жертву — но лишь на секунду, после чего вновь вцепился в его руку мертвой хваткой, кряхтя и источая омерзительный перегар. Лорас сжал руку в кулак и с силой рванул — ткань поддалась, и в стиснутых пальцах Клигана остался только ошметок полосатого рукава новенькой рубашки от Диор.

    Лорас вертел головой, судорожно оглядываясь в поисках выхода. Откуда он пришел?.. Гора неумолимо надвигался, расшвыривая попадавшиеся на пути декорации. Пятясь от него, Лорас наудачу устремился к черным шторам, которые едва уловимо колыхались от сквозняка, нашедшего ход сквозь щели в полу. Лорас резко отдернул занавесь — и уперся в тупик. Перед ним высилась сплошная стена однотонного темного цвета.

    – Твою ж мать...

    Гора нагнал Лораса и сомкнул руки на его горле.

    – Ну вот и все, красавчик. Попался. И в этот раз мой брат не придет и не спасет твою жалкую задницу.

    Огромные ладони стали сжиматься.

    – Здесь ты, боюсь, ошибаешься, – прозвучал голос, который Лорас никогда не был так рад слышать, как в этот миг.

    В закулисье хлынул свет и поток отборных ругательств; Клигана оттащили; загрохотала, обрушившись на пол, массивная вешалка для плащей, и во все стороны полетел старый сценический инвентарь.

    Лорас толком не помнил, как они оказались в холле — он стоял у большого зеркала рядом с Ренли, на котором почему-то тоже пострадала рубашка: передний кармашек для носового платка держался на двух ниточках, снизу не хватало нескольких пуговиц, и сам Баратеон выглядел взъерошенным и раскрасневшимся. Что, впрочем, было не удивительно: это ведь Ренли с Сандором ворвались в закулисное помещение, когда Гора начал его душить.

    – А где этот придурок? – хрипло осведомился Лорас.

    Ренли скосил глаза в его сторону.

    – Этот-то... да вроде жить будет.

    – Но зубов точно не досчитается, – злорадно вставил Сандор Клиган, утирая кровь из расквашенного носа. – Я сам ему парочку выбил.

    – Ты снова избавил меня от своего братца, – это выглядело уже прямо-таки забавно. – Если вдруг понадобится что, ты обращайся, ладно?

    – Да ну тебя, – проворчал Клиган, но по его лицу видно было, что он польщен.

    – И угораздило же тебя на Гору нарваться, – Маргери сокрушенно вздохнула. – Может, стоит сказать Гарлану?

    Лорас молча потряс головой. Старший брат, здоровенный верзила и чемпион по тяжеловесной японской борьбе, уж конечно, быстро объяснил бы Клигану, что к чему, но для Лораса это был принципиальный вопрос. С Горой он разберется сам — рано или поздно, но разберется.

    Санса Старк, долго рывшаяся в своем клатче, извлекла наконец пачку бумажных платочков и, вынув несколько штук, протянула Сандору.

    – На вот, вытрись... У тебя кровь идет.

    Лорас заметил, что она смотрела на него уже не так укоризненно, как во время шоу. Она смотрела на него почти с восхищением.

    – А то я не знаю, – фыркнул Клиган, но платочки все же взял и, скатав бумажные шарики, засунул в обе ноздри.

    Нос у него опух, как у заядлого алкоголика, но вид был очень довольный — Сандор радовался всякому случаю отделать старшего брата. Отстраненно наблюдая, как Санса хлопочет вокруг него, Лорас вспомнил, что среди них все еще кое-кого не хватает.

    – Арью до сих пор не нашли?

    – Нет, – протянул Ренли. – Ты ее там не видел?

    Лорас только покачал головой.

    – Ну все, я звоню в полицию, – вздохнула Санса, извлекая из тесного клатча мобильный.

    Сандор насмешливо вскинул брови.

    – А позвонить Арье, что ли, в облом?

    Санса уставилась на него круглыми глазами.

    – Ох...

    – Вот именно. Звони давай.

    Слегка покраснев, Санса торопливо принялась набирать номер.

    Младшая Старк ответила почти сразу.

    – Где вас носит?! – разродилась трубка ее недовольным голосом.

    – А ты где? – оторопела Санса. – Что значит у входа? Как ты туда попала? О. Ну ладно. Арья на улице, – объявила она, отключившись. – Вышла через служебную дверь.

    Впрочем, она могла бы не уточнять.

    На давно опустевшее крыльцо они вывалились всей гурьбой — и тут же узрели Арью Старк, которая нервно расхаживала вокруг спокойного как удав иллюзиониста с крашеными волосами и курила.

    – Я скажу Джону, – поджав губы, произнесла Санса.

    – Ябеда, – скривилась Арья, но сигарету все же выбросила. – Вы чего так долго?

    – Тебя искали, – сестра посмотрела на нее с упреком.

    – Ага, и между делом с Горой повстречались, – усмехнулся Ренли. – Я бы не сказал, что встреча была приятной.

    – Да ладно? – присвистнула Арья. – А мы тут Раффа-красавчика видели. Он начал докапываться, и Якен...

    – Человек не помогал тому юноше падать с лестницы, – со смехом заметил крашеный иллюзионист.

    – Ага, – фыркнула Арья. – Да если б я увидела рожу, которую ты там скорчил, и при этом стояла на краю ступеньки, я б не только свалилась, а еще и в штаны наложила.

    – Девочка не должна этого делать, – испугался Якен Хгар. – От девочки будет плохо пахнуть.

    Лорас не выдержал и прыснул, настолько причудливо звучала речь этого иностранца, и Ренли с Сандором невольно подхватили его смех.

    – Нам пора домой, – напомнила Санса. – Арья, идем уже.

    – Человек проводит девочку и ее сестру, – с готовностью вызвался Якен Хгар.

    * * *

    Когда Санса исчезла во входном проеме коттеджа Старков, настоятельно попросив сестру проявить расторопность, прямоугольник света, возникший из-за открывшейся двери, исчез, и пустынная улица вновь погрузилась во тьму — даже луны не было видно, настолько плотно тучи облегали небо над городком.

    Арья стояла среди деревьев, надежно скрывавших ее и спутника от посторонних глаз, и немного нервно покачивалась с пятки на носок.

    – Так ты уезжаешь, да? – выпалила она наконец, пытливо уставившись в невозмутимое лицо иллюзиониста.

    – Самолет человека взлетает утром, – с грустной ноткой в голосе подтвердил Якен Хгар.

    Арья закусила губу.

    – Я хочу знать, как ты это делаешь!

    – Человек делает многие вещи, – философски заметил Якен. – Что конкретно девочка имеет в виду?

    – Да все ты понял, – насупилась Арья. – Как ты проделал эту штуку с лицом? Оно было нормальное, а через секунду...

    Якен мягко усмехнулся и, протянув пальцы к ее спутанным волосам, вынул из них сморщенный осенний листик.

    – Девочка узнает тайну человека... в свое время, коли пожелает.

    Арья снова нахмурила брови.

    – И что это значит?

    – Если девочке случится побывать в Бирме, – Якен неопределенно повел рукой, словно бы указывал направление, – она может отыскать любого иллюзиониста, дать ему железную монету и сказать «валар моргулис».

    – Валар моргулис... – медленно повторила Арья, пробуя слова на язык.

    Все произошло неожиданно. Якен вдруг наклонился к ней, прижав к ее рту свои губы — всего на миг, и этого оказалось достаточно, чтобы Арья инстинктивно прикрыла глаза и с готовностью подалась вперед, протянув к нему руки.

    Ладони зачерпнули пустоту.

    Иллюзионист исчез, словно его здесь никогда и не было — ни звука, ни шороха не раздавалось на пустой улице, даже листья на деревьях шелестели тише обычного.

    – Бирма... – проговорила Арья, бестолково оглядываясь по сторонам.

    Она и места такого не знает.

    * * *

    В последующие дни Лорас вспоминал инцидент в Черно-Белом Доме со смехом, хотя смешного в нем было откровенно мало, и Ренли доказывал это всеми силами, повадившись попадаться на глаза буквально на каждом шагу, особенно если где-то поблизости ошивались Григор Клиган и его шайка, поэтому Лорас ничуть не удивился, когда Ренли вдруг нагнал его по дороге домой: Баратеоны и Тиреллы жили почти по соседству, и в подобных встречах не было ничего необычного.

    – Слыхал, чего Бладрейвен сегодня выкинул? – полюбопытствовал Ренли, встряхнув тяжелые черные кудри.

    – Ага, – Лорас со знанием дела усмехнулся. – Бедняга, совсем маразм замучил.

    Историк в своей забывчивости заявился на занятия прямо в ночной пижаме, чем вызвал бурную радость учеников и глубочайшее изумление директора, видимо решившего, что с перепоя у него начались галлюцинации.

    Они снова шли по узкой тихой аллейке, получившей название Желудевой, — по краям ее ровными рядками тянулись дубы, раскинувшие ветви с золотыми и оранжевыми листами. Эти же листья устилали тротуар под ногами, но желудей не было видно: что не умыкнули дети, то бомжи прикарманили — эти чем только не торговали на городской барахолке, дабы заработать себе на бутылку.

    В тот вечер, Лорас хорошо это помнил, они проходили здесь же, потом Ренли даже обнял его на прощание, и в какой-то момент казалось, будто вот-вот что-то произойдет, но рядом маячила Маргери, не умолкавшая ни на минуту, и Ренли не решился действовать в ее присутствии. В мыслях Лорас даже посмеялся над такой осторожностью: сестра-то прекрасно знает, что они оба из себя представляют...

    – Я ведь тогда хотел поцеловать тебя, – вдруг произнес Ренли, словно услышав, о чем он думает.

    – Да? – Лорас явственно ощутил, как заливается краской. – Мы... Можно не прятаться от Маргери, если что. Она все про меня знает.

    Ренли посмотрел на него серьезно.

    – Я вовсе не из-за Маргери беспокоился. Я не был уверен, что ты этого хочешь. Особенно... после Горы.

    – Гора меня не целовал, – пошутил Лорас.

    – Ага, – мрачно согласился Ренли. – Он пытался тебя по стенке размазать.

    Лорас махнул рукой.

    – Да пошел он вообще. То есть... речь о нас сейчас, верно? То есть, я вовсе не против, на самом деле... – он снова начал краснеть, почувствовав себя совсем глупо.

    Легко девчонкам, наверное, похлопала ресницами и парень весь твой, так, во всяком случае, говорила Маргери, а такие, как они, даже и объясниться толком не могут, а уж как вести себя на людях, где даже за руки держаться чревато косыми взглядами — и это как минимум...

    Но тут Ренли сгреб его в объятия, и всякая неловкость отпала сама собой. Лорас подался к нему, вжимаясь губами в губы; ладони Ренли легли на плечи, и он прогнулся в спине, принимая в себя его язык, горячий и влажный.

    Что-то зацепило Лораса за рюкзак. Он нехотя отстранился и, к своему ужасу, увидел девушку, которая стремительно удалялась вдоль аллейки, низко опустив голову и уткнувшись в планшет.

    – Это... это была Мирцелла?

    – Ага... – Ренли проводил кузину задумчивым взглядом.

    – Она видела нас, – забеспокоился Лорас.

    – Вряд ли, – уверенно произнес Ренли. – Она чем-то расстроена. Наверное, опять с Тристаном поругалась.

    – А-а... – с сомнением протянул Лорас. – Ну ладно. Не пойми неправильно, просто я еще не готов к тому, чтоб о наших отношениях узнала вся школа.

    – А мы встречаемся? – хитро прищурился Ренли.

    – Если ты, конечно, не против, – неуверенно уточнил Лорас.

    Ренли со смехом взъерошил волосы на его голове.

    – Шутишь, что ли? Как я могу быть против?

    И правда, как?

    Отсмеявшись, они двинулись к дому Тиреллов, в который буквально упиралась аллейка, и Лорас, глядя на бодро шагавшего рядом Ренли, наполнялся уверенностью, что вместе они преодолеют любое препятствие.

    Ведь им принадлежит целый мир.
     
    Последнее редактирование: 2 июл 2016
    Alinka, abril, D'arja и 6 другим нравится это.
  3. Чебурашка

    Чебурашка Ленный рыцарь

    еще прошу еще
     
  4. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Последнее редактирование: 12 май 2015
  5. Больше отношений Якена и Арьи!!!))
     
  6. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

  7. Господи, как же я согласна с Вами))) Просто обожаю эту пару и прочла все фики, которые смогла найти. (А на компе уже пять фиков настрочила. Это вообще, единственная гет-пара, по которой я пишу, да ещё как одержимый маньяк) Жалко, что мало кто понимает, как я могу видеть их парой
    В вашем фанфике так интересно они описаны... Иллюзионист...ммм.. в этом что-то есть. Хотелось бы посмотреть, как развивались их отношения:)
     
    Последнее редактирование: 6 май 2015
  8. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

  9. Assobel

    Assobel Удалившийся

    Пожалуйста, еще :rolleyes:
     
  10. D'arja

    D'arja Знаменосец

    Ей-богу, годится на мемы!:D
    Спасибо! отличная работа!:thumbsup:
     
  11. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Assobel,
    Если вдруг снизойдет вдохновение, то напишу))

    D'arja,
    Спасибо, что прочитали:)
     
  12. Sabbina

    Sabbina Скиталец

    Не везет однако нигде Визерису)
     
  13. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Прям хронически не везет))
     
  14. Sabbina

    Sabbina Скиталец

    Ну, посмотрим, что будет с другими персонажами!)
     
    Lirein нравится это.
  15. Берен

    Берен Лорд

    ОФФФФФФФФФФФ Вам
     

    Вложения:

    Lirein нравится это.
  16. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Sabbina
    Зная Мартина - все, что угодно))

    Берен
    Эмилия прекрасна:)
    Вижу, тоже Терминатора ждете?))
     
    Берен нравится это.
  17. Берен

    Берен Лорд

    Да и да.