1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Секрет человека...

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Повелительница драконов, 4 май 2015.

  1. Название: Секрет человека
    Фандом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов
    Автор: Повелительница драконов
    Бета: Nastya_FCB
    Категория: гет
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: Якен/Арья
    Рейтинг: R
    Жанр: фэнтези, романтика
    Предупреждения: -
    Краткое содержание:
    - Девочка принесла секрет Человеку?
    - Девочка принесла секрет... Человека.

    История о том, как один секрет может изменить отношения двух людей.

    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: в процессе
    Глава 1

    Девочка была тиха как тень. Мягко ступая словно кошка и стараясь дышать как можно тише, она продвигалась по черно-белому дому. Вот уже сколько раз она приносила Человеку тайны других людей, которые узнавала. Но сегодня тайна была особенной. Сегодня Арья принесла то, что заставит Якена понять, что она в совершенстве овладела этим искусством.

    – Девочка принесла секрет Человеку? – в тишине храма раздался голос Якена Хгара. Арья досадливо закусила губу. Как она ни старалась, молодой мужчина все равно услышал её шаги. Она была тиха, как тень, но Безликий прекрасно слышал все её передвижения и, кажется, даже стук сердца. Якен развернулся к Арье лицом и внимательно посмотрел на неё.

    – Девочка принесла секрет... Человека, – её ответ резко разорвал тишину храма, подобно тому, как разрывается ткань одежды. Якен ничем не выдал себя. Ни один мускул на его лице не дрогнул, дыхание не сбилось, но от внимательного взгляда Арьи не ускользнуло то, как легко дрогнули его плечи.
    – Девочка принесла секрет Человека? – переспросил Якен Хгар, приподняв одну бровь. Арья кивнула.
    – У девочки слишком дерзкие повадки, – спокойно протянул Безликий. – И она врёт. У Человека нет секретов. Он открыт и служит лишь Многоликому.

    Вместо ответа Арья вытащила из-за спины папку. Обтянутая в тёмно-коричневую кожу, она была основательно потрепана временем. Завязка, состоящая из двух ремешков, выцвела, и имела бледно-коричневый оттенок. Множество листов, сложенные в папке, любопытно выглядывали из-под корешка, а по их уголкам можно было понять, что там лежат рисунки.

    Увидев папку, Якен немного побледнел, его зрачки расширились, а пальцы легко дрогнули. Однако он тут же взял себя в руки и спросил безразличным голосом:
    – И откуда у славной девочки эта ничем не примечательная вещица?
    – Я достала её из твоих вещей, – дерзко ответила Арья. – Она лежала под твоей кроватью, за секретной половицей.
    – Видимо, девочка что-то напутала, – так же беспристрастно продолжал Якен. – Эта папка не принадлежит Человеку, и Человек не имеет к ней никакого отношения.
    – Я спросила у всех безликих, – возразила Арья. – Эта папка никому не принадлежит. К тому же, я нашла её под твоей кроватью, спрятанной под твоими кинжалами и завернутой в твой черно-белый плащ.
    – Черно-белые плащи есть у каждого Безликого. И все безликие искусные лжецы, – спокойно ответил Якен. – А секретное место вполне могло использоваться кем–то ещё.
    – Ммм... – Арья «разочарованно» опустила голову. Потом на её губах возникла хитрая улыбка и девочка, привстав на цыпочки и притянув голову Якена ближе, зашептала ему на ухо:
    – А ещё я видела, как Человек по вечерам берет эту папку и, устроившись в одной из дальних башен Браавоса, рисует, рисует и рисует, пополняя свою коллекцию новыми работами. – Якен вздрогнул, а Арья, выдержав эффектную паузу, добавила: – И да, кстати, девочка видела эти рисунки. Их мог рисовать только Человек.

    Якен сглотнул и, осторожно высвободившись из рук Арьи, спокойно проговорил:
    – Пусть девочка пойдёт с Человеком. Им нужно поговорить, – Безликий направился к выходу из Черно-белого храма, а Арья послушно выскользнула за ним.

    ***

    Арья не знала, сколько времени она провела, прислуживая в Черно-Белом доме. Прибыв в Браавос и разыскав нужное место, девочка протянула служителю железную монету, сопровождая её заветными словами: «Валар Моргулис». Однако двери Черно-Белого храма закрылись перед её носом: Якена Хгара там не было.

    Арья растерялась: она не знала, куда ей идти, и поэтому предпочла остаться на ступенях храма, надеясь, что своей настойчивостью она сможет смилостивить Безликих.

    Неожиданностью для неё стало, когда Человек сам вышел к ней. Он носил другое имя, ведь Якен Хгар умер, но Безликий позволил девочке узнать себя, надев такое знакомое ей лицо.

    Арья смогла уговорить его научить её быть Безликой. Сначала Якен Хгар сопротивлялся, понимая, что девочке не место среди служителей Многоликого, что она пришла сюда, чтобы отомстить за своих родных. Что она прежняя Арья Старк, северная волчица, и что она никогда не сможет отказаться от своей личины ради Многоликого.

    Однако девочка была упорной. Арья была готова ночевать на ступенях храма, лишь бы её впустили, сделали одной из Безликих. А может, просто девочке больше некуда было идти? Жалость и какое-то трепетное чувство поселилось в груди Якена по отношению к этому встрёпанному, храбрящемуся воробушку. Он согласился обучить её.

    Конечно, было много трудностей. Главной из них было то, что Арья не могла отказаться от своей настоящей личины и всякий раз врала, говоря, что она Никто. Но Арья покорно выполняла все указания и наставления Якена. Она много убиралась в храме, она служила чашницей для важных гостей, она прислуживала на кухне и даже не брезговала обмывать покойников, косвенно общаясь со Смертью. Единственной радостью для девочки было гримасничанье перед зеркалом (Якен учил её владеть мышцами лица) и их ежедневные игры в Правду или Ложь.

    Однако Арья не могла обучиться браавосийскому языку. Их уроки с Якеном, конечно, приносили пользу, но настоящей разговорной речью она могла овладеть только в городе. И тогда Якен отправил её в Браавос и приказал ей собирать для него секреты других людей.

    Но гораздо интереснее и почему-то важнее для неё были секреты Якена Хгара. Арья давно заметила, что её учитель по ночам исчезает из своей каморки, которую он делит с несколькими Безликими, и уходит на всю ночь, возвращаясь только рано утром за несколько часов до подъёма. Конечно, скорее всего, Якен уходил, чтобы выполнить задание, отдав очередной дар Многоликому Богу, но всякий раз он забирал с собой тёмно-коричневую папку, хранящую множество листов. Зачем ему нужна эта папка? Что хранится в ней? Почему она так дорога Человеку, что тот прижимает её к самому сердцу и старается скрыть от чужих людей, спрятав под плащом?

    У каждого человека есть свои секреты. Большие и маленькие, великие и незначительные, но однозначно важные для него, хранящиеся в самых укромных уголках сердца. Этому учил её Якен... Это узнала она, бродя тихой тенью по улицам Браавоса и добывая секреты различных людей для Человека.

    Желая разгадать секрет Якена, девочка решила проследить за ним. Однако в человеческом обличии Арья не могла это сделать. Его острый слух всегда улавливал её шаги, а глаза видели её передвижения. Но за время обучения в храме Чёрного и Белого она раскрыла в себе способности варга. Арья могла вселяться в животных и видеть их глазами.

    Вселившись в птицу, она увидела, что Якен каждый раз направлялся в разрушенную башню Браавоса, которая находилась на другом конце города. Устроившись под самой крышей, молодой мужчина раскрывал папку, доставал листы и карандаш и что-то рисовал. К сожалению, было слишком темно и Арья не могла рассмотреть, что же Якен там рисовал, но по смутным очертаниям было понятно, что это чьи-то портреты и зарисовки каких-то жизненных случаев.

    Каждый раз она пыталась разглядеть рисунки Якена, но темнота ночи надёжно укрывала их от её глаз. А подобраться ближе было нельзя – умный и зоркий Человек мог бы заметить её, узнать её секрет.
    Тогда она решила выкрасть рисунки Якена и поближе рассмотреть их в более удобной ситуации. Вселившись в маленькую серенькую мышь, Арья увидела, где Безликий прячет заветную папку.

    Оставшаяся часть плана была делом техники: подождав, когда Якен уйдет в город на задание, девочка проникла в каморку и вытащила папку. С тайником, конечно, пришлось повозиться, но благодаря тому, что она видела, как он отрывается, это не заняло много времени. Спрятав папку под тунику, Арья тихо выскользнула из каморки и устремилась в одно укромное место, которое она облюбовала, когда служила в храме. Раскрыв папку и увидев первый рисунок, Арья ахнула от изумления…

    Глава 2.
    На первом рисунке была изображена она. Точнее, был запечатлён момент её первой встречи с Якеном. Арья стоит, держа в руках охапку дров, и настороженно смотрит на пленников в клетке.

    Арья была поражена, насколько точно переданы её глаза. В них отражался испуг с примесью любопытства. И она никогда бы не подумала, что у неё такие красивые глаза.

    Перевернув лист, Арья посмотрела на второй рисунок. На нём она пряталась от золотых плащей, осторожно выглядывая из укрытия. Страх. Вот что виделось в её глазах.

    Третий рисунок отображал её разговор с Джендри. Кажется, тогда она призналась ему, что является Арьей Старк. На рисунке Джендри переливал воду, а Арья стояла рядом с ним, растерянно смотря на кузнеца. Почему-то Дженри был похож на большого горбуна, а его лицо было несколько искажено. Создавалось впечатление, что Якену не нравилось его присутствие.

    На следующем рисунке была изображена она с топором в руке. Арья кинула топор в охваченную пламенем клетку и спасла Якену жизнь. На рисунке лицо Арьи было несколько чумазым, волосы слегка встрёпаны, а в глазах нерешительность, но в то же время жалость к горящему преступнику.

    Перелестнув страницу, Арья посмотрела на пятый рисунок. Там она была отображена лежащей на земле. Пленницей в разрушенном Харенхоле. Мокрые волосы облепили её лицо, мокрая одежда прилипла к её телу, и девочка ежилась от пронизывающего холода. Её руки были сложены как бы в молитвенном жесте, а губы чуть приоткрыты. Тогда она шептала имена тех, кого собиралась убить.

    А вот и шестой рисунок. Арья стоит напротив Тайвина Ланнистера. Тогда он сделал её своей чашницей. И снова: фигура и лицо Тайвина искажены. Зато хорошо прорисована стройная фигура Арьи, выделяющаяся в солнечном свете, залившем комнату. И тонкие руки, с красивыми, длинными пальцами. Кажется Якен находил в ней много привлекательного.

    Следующий рисунок отображал их первый с Якеном разговор. Арья стояла с кувшином в руке возле большой бочки с водой. На бочке располагался шлем Человека. И опять точно переданы её глаза, в которых видится презрение и негодование. О, как она была зла на то, что Якен стал воином Ланнистеров!

    На восьмом рисунке Арья просто смотрела снизу-вверх. Девочка помнила, что наверху башни сидел Якен, беззаботно грызя грушу. Как будто бы это не он только что убил человека. Тогда Якен послал Арье условный знак, приложив к щеке указательный палец. Показывая, что он вернул первый дар Многоликому.

    Девятый рисунок заставил Арью покраснеть. Тогда она пришла в бани Харенхолла, чтобы найти Человека и сказать ему второе имя. Она нашла его в ванной, омывающегося от дорожной пыли. На рисунке она склонилась к Якену, губами почти касаясь его уха. Волосы Арьи чуть слиплись от пара, а щёки раскраснелись от идущего тепла. Этот рисунок был особенно хорош. Видно, что Якен хорошо постарался над ним.

    Очередной рисунок запечатлел Арью, стоящую напротив Человека с большим ведром в руках. Тогда они говорили о третьей жертве. Тогда Арья обманула Якена, назвав его имя. Она очень жалела об этом, но она не могла по-другому. Ей и её друзьям нужно было бежать.

    Одиннадцатый рисунок отображал момент их прощания. На нём была нарисована Арья с монетой в руках. Человек дал ей монету, для того, чтобы она нашла его. Монетка стала связующим звеном между ними и очень пригодилась Арье потом, когда она пришла в храм Многоликого.

    Далее шли мотивы из её жизни в Браавосе.

    Следующий рисунок изобразил её, сидящую на ступенях храма Черного и Белого. Чуть сгорбленная фигурка, печальный взгляд. Она так расстроилась, когда не встретила Якена Хгара. Когда последняя ниточка оборвалась, сделав её такой одинокой в огромном мире.

    И снова рисунок, но на этот раз момент их встречи. Радость в больших и серых глазах. Арья даже и не предполагала, что может быть такой красивой, когда улыбается.

    Было ещё много рисунков. И на всех была она. Она и никто больше. Здесь было и то, как она служила в храме, и то, как она прислуживала чашницей для важных Безликих и то, как кривлялась перед зеркалом. Особенно Арье понравился рисунок, на котором они с Якеном играют в Правду или Ложь. Волосы девочки чуть растрёпаны от дующего ветра, глаза блестят, на губах играет улыбка. Она опять такая красавица в глазах Якена.

    Пролистав всю рисунки ещё раз, Арья бережно закрыла папку и задумчиво прижала её к себе. Она не могла понять, что двигало Якеном, когда он рисовал эти рисунки, но слабая догадка неожиданно согрела теплом её сердце. Арья поднялась с корточек и тихо побрела по храму, прижимая к себе заветную папку. Завтра она обязательно всё выяснит. А сегодня ей ещё надо подумать…

    ***

    Девочка и Человек шли по улицам Браавоса. Якен шагал довольно быстро, не оборачиваясь, уверенный в том, что девочка следует за ним. Арья не хотела отставать, но она едва поспевала за молодым мужчиной, поэтому чуть ли не бежала за ним. Со стороны картина выглядела довольно забавно, но им не было до этого дела.

    Якен вел её по хитросплетениям улиц, мостов, и вскоре Арья совсем потеряла ориентир в огромном городе. Она думала, что Якен ведёт её на другой конец Браавоса, но Безликий вскоре остановился возле одной из заброшенных башен города.

    Бродя по улицам Браавоса, Арья знала, что эта башня пользуется дурной славой. В ней часто пропадали люди, и поэтому мало кто осмеливался заходить внутрь. Арья испугалась. Ей совсем не хотелось туда идти. На секунду мелькнула мысль, что Якен таким образом хочет избавиться от неё, но девочка тут же отмахнулась от неё, зная, что Безликий никогда так не поступит.

    Оглянувшись по сторонам и убедившись, что за ними никто не следит, Якен обогнул башню. С другой её стороны оказалось неожиданно пусто. Город исчез, словно его и не было. Арья испуганно отступила назад. "Страх ранит глубже, чем меч", – вспомнилось ей. Она проглотила тугой комок, образовавшийся в горле.

    – Девочка может не бояться, – мягко проговорил Якен. – Человек не сделает ей ничего дурного.

    – Я не боюсь, – тут же ощетинилась Арья. Она и так знала, что Якен никогда не причинит ей зла. Она была совершенно уверена в этом.

    Якен внимательно осмотрел каменную кладку башни. Стена, к которой они подошли, не имела ни одного окошка, ни одного проёма, и для Арьи оставалось загадкой, как же Якен попадёт внутрь.

    Мужчина прикоснулся к одному из камней и, прошептав какое-то заклятие, сдвинул камень внутрь. Камни внезапно изменили своё положение, открыв небольшое окно. Якен забрался на карниз, проник внутрь башни и подал руку Арье. Девочка забралась вслед за ним.

    – Теперь башня располагает к нам, – легко улыбнувшись, сказал Якен. – Здесь мы можем спокойно поговорить, не боясь, что чьи-то глаза нас увидят, а чьи-то уши услышат.

    Арья кивнула и выжидательно посмотрела на молодого человека. Якен оперся о каменную стену, сложив руки в защитном жесте. Несколько секунд стояло напряженное молчание, пока он не промолвил:
    – Девочка должна хранить молчание. Девочке надобно беречь секрет Человека.

    – Девочка не привыкла много болтать, – подражая его манере общения, ответила Арья. – Но девочка хочет знать, зачем же ты её рисовал.

    – Это не имеет никакого значения, – спокойно ответил Якен. – Человек имеет право не раскрывать свою тайну. Девочка и так узнала слишком много.

    – Ошибаешься, – огрызлась Арья. – Это имеет огромное значение. Прежде всего для меня.

    – Девочка излишне любопытна, – ушел от ответа Безликий. – Она не должна была рыться в вещах Человека. Девочке не хватает чести.

    – Плевать на честь! – резко заявила Арья. – Плевать на то, что я сделала. Сейчас важно лишь то, о чём я спросила. – Девочка сделала небольшую паузу, а потом продолжила более тихим голосом: – Скажи мне, зачем ты меня рисовал?

    Якен молчал несколько минут, будто решая что-то для себя.

    – Нет, – решительно и коротко ответил он.

    – Нет? – возмутилась Арья. – Да как ты смеешь отказывать мне? Ты должен мне ответить!

    – Интересно, почему это Человек должен ответить на вопрос маленькой девочки? – приподняв бровь спросил Якен. – Человек уже, кажется, говорил, что имеет право на свою тайну.

    – Это тайна не только твоя! Она и меня касается! – воскликнула Арья. – Девочка имеет право знать. И Человек должен рассказать ей, потому что так надо.

    – Нет, не надо, – спокойно ответил Якен. Арья задохнулась от возмущения.

    – Не надо? – от вскрика девочки молодой мужчина поморщился. – Как ты смеешь говорить мне «не надо»? Как ты смеешь рисовать мои портреты и никак не объяснять это? Откуда мне знать, что ты не какой-нибудь маньяк? Может, ты хочешь убить меня, а портреты рисуешь для того, чтобы не забыть о своей первой ученице, которую ты отдал Многоликому?

    – Девочка не знает, о чём говорит, – Якен печально опустил взгляд. – Но она знает, что Человек не является маньяком, – подняв голову и посмотрев на Арью, Якен улыбнулся. – Северная волчица уже наточила когти.

    Арья не знала, что ответить. Разговор зашел в тупик. Она несколько минут рассеянно рассматривала своего учителя, а потом попросила умоляющим голосом:
    – Прошу тебя, Якен, скажи мне, зачем ты это делал? Зачем тебе нужны мои портреты?

    – Это так важно для маленькой девочки? – тихо поинтересовался Якен. Арья уверенно кивнула. – А девочка разве ещё не догадалась? – спросил Безликий, как-то печально глядя на Арью. – Думаю, она достаточно умна и уже достаточно выросла, чтобы понять это.

    – Я догадалась, но я не уверена до конца в том, что ты... – Арья ещё не успела договорить, как Якен резко сократил расстояние между ними и захватил её губы в поцелуе. Девочка удивленно приоткрыла рот, и молодой человек тут же провел языком по внутренней стороне её нижней губы, захватил в плен верхнюю и легко отстранился, невесомо погладив Арью по щеке.

    – Славная, славная девочка, – гладя Арью по щеке и как-то печально улыбаясь, проговорил Якен. Арья потянулась к его губам, но Хгар легко отстранился.

    – Пожалуйста, – умоляюще прошептала девочка, – позволь мне.

    – Глупая, глупая девочка, – показал головой Якен. – Человеку нельзя любить славную девочку. И славная девочка тоже не имеет права любить человека.

    – Но почему? – жалобно спросила Арья, чуть ли не плача. – Ведь я тоже... – прежде, чем она успела договорить, Якен положил палец на ее губы.

    – Тихо, милая девочка, – улыбнулся Безликий. – Никогда не говори о своих чувствах.

    – Тогда скажи, почему нам нельзя испытывать эти чувства? – умоляюще прошептала Арья.

    – Мы Безликие, – коротко ответил Якен. – Все свои чувства, мысли, сердце, свою жизнь, свою личность мы должны вручить Многоликому. Мы не имеем права любить, потому что любовь делает нашу жизнь ценной, заставляет забыть о реальности смерти. Одной- единственной реальности. Смерть - дар, лишь она важна, и лишь ей мы поклоняемся. И единственное, что мы должны делать, – служить нашему богу, принося ему дары. Вера Безликих построена на полном посвящении себя Многоликому и не допускает никаких чувств. Именно поэтому среди нас так мало женщин. А любовь... – Якен печально опустил голову. – Она не должна иметь место в наших сердцах. Любить можно только Многоликого, но никак не другого Человека.

    – Тогда я отказываюсь становиться Безликой! – горячо заявила Арья. Безликий покачал головой.

    – Милая глупая девочка… – протянув руку, он перебрал её волосы и добавил: – Ты уже становишься Безликой, и изменить это не под силу даже нашему Богу. И Человек скажет даже больше – ты станешь великолепной Безликой, одной из Избранных, которые достигают вершины своего мастерства. Человек это видит. И он считает, что очень глупо было бы бросать всё ради какого-то незначительного Человека.

    – Не смей называть себя незначительным, – прошипела сквозь зубы Арья. – Я хотела стать Безликой, чтобы отомстить людям, причинившим боль мне и моей семье, а ещё... – тут Арья смущённо опустила голову, – чтобы встретится с тобой, потому что у меня никого больше не было.

    – А как же Джендри? – тихо поинтересовался Якен. – Кажется, он был не безразличен славной девочке.

    – Не ревнуй, – усмехнулась Арья. Несколько секунд стояло неловкое молчание, пока девушка не продолжила: – Джендри покинул меня. А вот насчёт чувств... – Арья смущенно поступила взор. – Может, он мне и нравился раньше, но сейчас мне нравишься ты. С тех пор, как я пришла в храм Чёрного и Белого и ты начал обучать меня, заботится обо мне, тепло ко мне относиться... ты стал очень близким для меня человеком, очень важным в моей жизни. И, кажется, я... – тут Арья смущенно залилась румянцем и начала взволнованно теребить кончик черно-белой туники. – Я влюбилась...

    Якен ощутил резкий удар в поддых. Воздух мгновенно покинул легкие, и молодой мужчина стал судорожно захватывать его ртом... Сердце взволнованно забилось, ударяясь о ребра, и каждый его удар отдавался гулом в ушах. Пальцы задрожали, а руки охватило какое-то оцепенение.

    "Да что же со мной такое? – не мог понять Якен. – Я же всегда мог сдерживать свои чувства, подавлять их, брать эмоции под контроль. Почему с этой девочкой всё по-другому? Почему я ощущаю эти странные чувства? Почему не могу подавить их? Это очень странно и это меня пугает. И почему-то так радостно и невероятно хорошо от этого признания девочки... "

    – Влюбилась? – голос Якена прозвучал настолько хрипло, что даже хозяин не узнал его. Арья подумала несколько секунд, а потом уверенно кивнула.

    – Да, влюбилась. В тебя влюбилась.

    Глава 3.
    Якен стоял словно громом пораженный. Заявление Арьи резко выбило его из привычной колеи, и он даже не знал, как реагировать: то ли подхватить девочку, закружить от радости и целовать до умопомрачения, то ли оттолкнуть, так как долг Безликого требует от него уничтожать чувства в зародыше. И это чувство было очень сильным... Оно жило гораздо дольше, чем чувства к этой необыкновенной девочке. А может, наплевать на всё? Жить одним мгновением, своими желаниями, делать то, что ему действительно хочется, а не то, что от него ждут?

    Нет, это слишком эгоистично. Но с другой стороны он слишком долго жил по чужой указке, выполнял чужие пожелания, служил, отдавая всё Многоликому. Может, начать жить по-другому? Развить это чувство, стать счастливым? Но долг, треклятый долг грузом отдавался внутри.
    От противоречивых мыслей и сомнений Якена отвлекло мягкое прикосновение к его губам. Арья, привстав на цыпочки, осторожно целовала его губы, вплетая свои тонкие пальчики в его волосы. Касание было невинным, целомудренным, но, несмотря на это, Якена словно пробило ударом маленькой молнии. Зверь внутри довольно заурчал, мужчине окончательно сорвало крышу, он крепко обнял Арью и резко углубил их поцелуй.

    Нежно проведя языком по её губам, раскрывая их, Безликий осторожно проник в её рот, но тут же вынырнул обратно, начав облизывать её губы. От такого напора у Арьи подогнулись колени, и девочка непременно бы упала, если бы Якен не прижимал её к себе.

    Оторвавшись от губ Арьи молодой мужчина посмотрел на девочку, нежно погладил её по щеке и снова поцеловал, на этот раз только легко коснувшись губами. Арья хотела притянуть его ближе и сделать поцелуй более ощутимым, но Якен остановил её руки.

    – Нет, – мягко сказал он.

    – Нет? – девочка зло сжала губы, но её глаза заблестели. – Объясни, почему нет? – Арья вцепилась в ткань его туники.

    – Человек уже говорил девочке, почему они не могут быть вместе. Они Безликие, – Хгар ласково погладил девочку по руке. – Пока они Безликие, они не имеют права любить или даже что-то чувствовать друг к другу.

    – А девочка уже говорила, что она больше не желает становиться Безликой, – прошипела Арья сквозь зубы. – У Человека очень плохая память.

    – Глупая девочка, – покачал головой Якен. – Только став Безликой, она сможет отомстить за своих близких. Отомстить всем, чьи имена у неё на устах, – Арья опустилась голову. Якен был прав.

    – Я стану Безликой, – тихо прошептала Арья, поднимая голову. – Я отомщу всем, кто посмел принести боль моим близким. Но я выбираю тебя, Якен Хгар, – она заглянула в глаза мужчине. – Тебя! Мне плевать на глупые предрассудки Безликих, мне плевать на то, что мне сделают, если я свяжу свою жизнь с тобой, плевать. Я выбираю тебя, а не Многоликого.

    – Девочка очень безрассудна. Если Безликая свяжет свою жизнь с Человеком, то Многоликий заберет её, – Якен притянул Арью к себе. – А Человек не хочет терять девочку, – прошептал он, целуя её в макушку. Арья несколько мгновений наслаждалась объятиями молодого мужчины, прислушиваясь к своим ощущениям.

    – Якен, – позвала Арья.

    – Что? – улыбнулся он, поглаживая её по волосам.

    – Я все для себя решила, – твёрдо сказала девочка. – Я отрекусь от Многоликого. Я оставлю Черно-Белый дом, сниму с себя наш плащ, снова стану Арьей Старк, которой я была раньше, я больше не буду Безликой. Если я свяжу свою жизнь с тобой после отречения, то Многоликий ничего мне не сделает. Вот только тут дело в другом… – Арья задумчиво стала рассматривать каменную кладку, а потом продолжила: – Дело в тебе... – девочка снова посмотрела на Якена. – Готов ли ТЫ отречься от нашей веры, готов ли ТЫ... больше не быть Безликим? Хочешь ли ты связать свою жизнь со мной? Желаешь ли начать другую жизнь, совершенно новую для тебя? – каждое слово давалась Арье с трудом, голос был прерывистым, взволнлванным, ладони вспотели, но тем не менее она решительно смотрела в глаза Человеку. Арья протянула руку и пропустила между пальцами пряди его волос. – У тебя есть выбор, Якен Хгар.

    – У человека нет выбора, – печально показал головой Якен. – У Человека есть долг, обязательство перед Многоликим и Безликими.

    – Выбор есть всегда, – возразила Арья, мягко погладив его волосы. – Просто тебе очень сложно его сделать. Почти невозможно. Я понимаю тебя: трудно решить между таким привычным, ставшим обязательным долгом и этим неизведанным, пугающим чувством. Между тем, чем ты живёшь, что въелось в чувства, в мысли, в поступки, и тем, что только-только пустило свои ростки.

    – Человек не может… – начал было Якен, но Арья закрыла своей маленькой ладошкой его рот.

    – Решай, Якен Хгар, – девочка положила другую руку на грудь мужчине. – Что ты выберешь?
     
    Последнее редактирование: 10 май 2015
    вНЕ-времени и gurvik нравится это.
  2. Raisebanners

    Raisebanners Наемник

    Красивая вещь и чувства героев на мой взгляд обрисованы правдоподобно, но есть несколько "но".

    1. Безликие как правило воспринимают смерть как дар, покой. Никакой Безликий не воспринимает смерть как кару или месть. Для внешних - да. Для себя - нет. Именно поэтому, а не из-за уязвимости Безликие отрицают любовь. Любовь заставляет Безликих забыть о реальности смерти. Смерти, которой они поклоняются. Поэтому они решают не помнить о том, что делает жизнь ценной. Реальна лишь смерть.
    2. "Красный Бог", это по-моему в фильме. В фильме путают веру жрецов Р'гллора и культ Многоликого.
    3. Арья становится Варгом. Если Вы помните, Варги связаны с Севером. Умение быть Варгом никак не может быть обосновано ссылкой на обучение в Храме Браавоса или тогда должна быть логически объяснена связь между этим видом магии и верой в Безликого.
     
  3. Спасибо большое за комментарий и подробные разъяснения. Кое-что по тексту я подкорректирую. На счёт Варгов - да, я знаю про связь Варгов и Севера и знаю, что обучаясь в Храме Черного и Белого нельзя стать Варгом. Видимо я не совсем правильно сформулировала мысль по тексту. Остальное - да, спасибо за поправки)))
    Ваша Повелительница драконов.
    И да, спасибо, что так оценили мою работу. Очень приятно слышать что всё правдоподобно и красиво:)
     
  4. Глава 4.
    Вам, дорогой читатель, наверное, интересно, что же произошло дальше? Или вас больше волнует то, какой же выбор сделал Якен Хгар? Ну что ж, слушайте.

    После выше описанных событий они вернулись в храм Чёрного и Белого. Жизнь потекла своим чередом, будто бы и не было их разговора. Арья училась быть Безликой, Якен продолжал быть её учителем. Они так же играли в Правду или Ложь, Арья приносила ему новые секреты, попутно обучаясь браавосийскому языку, кривлялась перед зеркалом, училась владеть мышцами лица...

    Вот только их отношения сильно изменились. В них появилось очень много тепла и едва уловимой нежности, которая проявлялась во всем: в взглядах, прикосновениях, манере общения. Безликие тщательно скрывали свои отношения и при своих собратьях довольно равнодушно общались друг с другом. Но, оставшись наедине, они уже не могли сдерживать свои чувства.

    Чаще всего Хгар уходил ночью в ту башню, где продолжал рисовать портреты девочки. Чтобы его ставшие частыми отлучения не вызывали вопросов, Якен старался брать больше заданий и выслеживать своих жертв по несколько дней. Арья же тихой тенью пробиралась через разные тайные ходы, темные коридоры надежно прикрывали ее, а мягкая, как у кошки, поступь скрывала её передвижения. Выбравшись в город, Арья путала следы в хитросплетениях улиц и пробивалась к башне с другой стороны. И всё же девочке приходилось отлучаться из храма не так часто, как это делал Якен Хгар. Несмотря на все предосторожности, нельзя допускать, чтобы её исчезновения совпадали с отлучениями Якена. Иногда девочка уходила бродить в город сама. Тогда Якен очень беспокоился за неё, но он знал, что Арья умеет за себя постоять.

    Когда же их встречи случались, неуемная волчица, пробравшись в башню, накидывалась на молодого мужчину с жадными поцелуями. Она изо всех сил старалась показать Якену другую сторону жизни − полную чувств, ласки и любви. Ту, которую он мог бы прожить, свяжи он свою жизнь с ней. Конечно, не только жаркие поцелуи и несмелые касания составляли их ночную жизнь. Они много разговаривали. Разговаривали обо всём на свете: о своей прошлой жизни, о семье, о приключениях. Они многое узнали друг о друге, а с каждым днём привязывались всё крепче.
    Так, прячась и скрывая свои отношения, они провели целый год. Однажды, снова придя в башню вслед за Якеном, Арья не стала по обыкновению набрасываться на него с поцелуями. Она просто молча стояла и смотрела на Якена. Напряженную тишину можно было бы резать кусками... Наконец молодой мужчина тихо поинтересовался:

    − У девочки что-то произошло?

    Арья ничего не ответила. Только молчаливо протянулась к завязкам на своей тунике. Длинное одеяние бесшумно упало к её ногам.

    Якен едва не поперхнулся воздухом от неожиданности. Внимательно посмотрев на обнажённую девочку, он подошёл к ней и так же молча натянул тунику обратно.

    − Ты не хочешь меня? − Арья чуть не задохнулась от возмущения. Якен отрицательно покачал головой.

    − Человек хочет девочку. Но девочка ещё не готова.

    − Я готова! − горячо заверила его Арья. − Якен, пожалуйста... − девочка снова протянулась к завязкам, но мужчина мягко перехватил её руки.

    − Не надо, маленькая волчица, − ласково улыбнулся Якен. − Девочка ещё успеет познать сладкий плод. Но девочка ещё не готова − она должна подрасти. Человек не может сейчас её взять.

    Арья разочарованно опустила взгляд.

    − Но мы же когда-нибудь обязательно... − начала была девочка, но крепкие руки, опустившиеся на её плечи, прервали её.

    − Взгляни на меня, − тихо попросил Безликий. Арья послушно подняла взгляд. Якен обхватил тонкими пальцами её подбородок и, притянув лицо ближе, очень легко коснулся губами её губ.

    − Когда-нибудь Человек и девочка обязательно сделают это, − пообещал Безликий, оторвавшись от губ девочки. Осторожно взяв её руку, он поцеловал тыльную сторону ладони и ласково улыбнулся. Арья улыбнулась в ответ:

    − Учти, я запомнила твоё обещание, − предупредила она мужчину.

    После этого случая их отношения вернулись в прежнее русло. И они, наверное, могли бы до бесконечности прятаться от всех, урывая кусочки ласк, но судьба распорядилась иначе. Она решила нанести удар отношениям Безликих. Спустя год после памятного случая Добрый Человек отослал Якена из храма, поручив ему миссию вербовщика − Хгар должен был путешествовать по Вестеросу и искать слуг для Многоликого. Эта миссия требовала очень много времени − истинных будущих Безликих отыскать на больших просторах Семи Королевств было невероятно сложно. Для исполнения миссии Якену потребовалось три года.

    Порученное дело дало Якену понять одну простую истину − Валар Дохаерис. Все люди должны служить. И он, как Безликий, должен служить Многоликому. Возвращался Якен с твёрдым решением выбрать долг. Он оттолкнет Арью Старк от себя. Да, возможно, он будет несчастен, но он исполнит свой долг − он посвятит свою жизнь Многоликому.

    Сойдя на берег перед храмом Чёрного и Белого, Якен уже приготовил слова для девочки. Жестокие слова. Они больно ранят волчицу, но она должна их услышать. Должна навсегда забыть о Человеке. Да, лучше он станет для неё Забытым.

    Открыв знакомые двери и направившись к одинокой, очень знакомой фигуре, Якен уже собрался было сказать о своём выборе, но, когда Арья повернулась к нему, слова быстро растаяли из памяти Человека, словно дым от костра. Он не сможет.

    Только многими годами воспитываемая выдержка помогла ему не накинуться на Арью с жадными, оголодавшимися поцелуями. Помогла ему не подхватить её на руки и не закружить от восторга встречи с ней. Он лишь сдержанно кивнул своей ученице и позволил себе одно-единственное крепкое объятие.

    А ночью он тихо пробрался в её каморку, и они сбежали в Браавос из храма Чёрного и Белого по тайному ходу. Якен не повёл её к таким знакомым башням. Нет, там слишком холодные камни. А этот раз будет сильно отличаться.
     
    Лысина Вариса нравится это.
  5. Глава 5.
    У него давно уже был собственный домик на окраине города. Безликие жили не только в храме Чёрного и Белого. Зайдя в дом и плотно заперев за ними дверь, Человек позволил себе сделать то, о чем мечтал на протяжении трёх лет.

    Он подхватил Арью под попку и впился в её губы требовательным, жадным и очень голодным поцелуем. Девушка обвила ногами его тело и страстно ответила на поцелуй, проникая в рот мужчины своим языком. Несколько минут продолжалась жаркая борьба, а комнату наполнили влажные, пошлые звуки.

    Внезапно Арья ослабила хватку ног и спрыгнула с бедер Якена, на секунду прерывая поцелуй. Но лишь для того, чтобы набрать воздуха и снова приникнуть к желанным губам, начав облизывать их языком.

    Но одних поцелуев им обоим в эту ночь было мало. Не прерывая жадных касаний, любовники стали судорожно избавлять друг друга от одежды, что получалось у них не очень хорошо. Арья и Якен были слишком поглощены друг другом, чтобы отвлекаться на что-то ещё. Устав бороться с застежкой на плаще Якена, Арья оторвалась на миг от желанных губ и резко сорвала накидку с плеч мужчины. Тем временем Якен смог справиться с её туникой и, стянув её через голову, откинул в сторону, как ненужную тряпку.

    Арья смущенно прикрыла оголившиеся груди руками. Мужчина мягко улыбнулся, но решительно развел её руки в стороны. Внезапно девушка хищно ухмыльнулась и резко выбросила руки вперёд. Якен не успел опомниться, как оказался лежащим на своей кровати. Арья же тем временем оседлала его бедра и, прогнувшись, потерлась упругой грудью о его тело, тихо застонав. Якен довольно рыкнул и резко сел, захватив в плен рта один её сосок, а рукой мягко потянув другой. Арья вскрикнула и, выгнувшись дугой, прижалась как можно ближе.

    Мужчина увлеченно играл с её грудью, попеременно меняя ласки, а Арья лишь сбивчиво стонала потираясь бедрами о его пах и впиваясь пальцами в его спину.

    − Нет, так не пойдёт, − тяжело выдохнула девушка и, на секунду отстранив голову Якена от своей груди, стянула с мужчины его рубаху. − Вот так лучше, − довольно улыбнулась волчица и, выгнувшись гибкой змеей, коснулась грудью его напрягшихся мышц. Якен коротко рыкнул и опрокинул девушку на постель. Покрывая жадными поцелуями её лицо, губы, ключицы, шею, прокладывая мокрую дорожку вниз, мужчина добрался до бедер девушки и резко стянул её штаны, откинув их куда-то в сторону.

    Поднявшись, он стал жадно целовать её грудь, одной рукой поглаживая мягкую кожу под ней, а другой − осторожно пробираться по внутренней стороне её бедра вверх. Он уже добрался пальцами до желанных влажных складок, но внезапно получил ощутимый шлепок по руке.

    − Не так быстро, Якен Хгар, − обратилась девушка к нему. − У нас впереди целая ночь ласк и удовольствий, − с этими словами Арья выбралась из-под мужчины и, уложив его на спину, стала увлечённо ласкать его тело.

    Якен довольно откинулся на подушки... Ночь и правда принесла много ласк и удовольствия...

    *******

    Проснувшись, мужчина ощутил, как что-то придавило его тело к постели. Осторожно скосив глаза, он увидел, как на нем устроилась молодая любовница, положив голову ему на плечо. Якен мягко улыбнулся и провёл рукой по значительно отросшим волосам шоколадного цвета. Арья забавно нахмурилась и тихо что-то пробормотала.

    Ворвавшийся в комнату солнечный лучик упал на её лицо, девушка забавно сморщила носик и спрятала лицо на плече Якена. Мужчина мягко засмеялся и обнял девушку за талию, плотнее прижимая её к себе.

    Арья довольно улыбнулась, потерлась головой о его плечо и затихла. Хгар продолжил задумчиво перебирать её волосы. Мысль о том, что он не сможет оттолкнуть девушку от себя ради исполнения долга, сильно мучила его. Он должен служить, но в то же время он не может отказаться от этих сильных чувств, так укрепившихся в его сердце.

    Он не сможет отказаться от северной волчицы, которая столько значила для него, ради Многоликого. Но в тоже время долг был неотъемлемой частью его жизни. Выбор. Этот безумный выбор, который он никогда не сможет сделать.

    Внезапно Арья открыла глаза и посмотрела на мужчину, отвлекая того от его мыслей.

    − А ты совсем не изменился, − улыбнулась волчица и коротко поцеловала его в губы. Мужчина мягко засмеялся.

    − Обычно девушки после первого секса расспрашивают мужчин о том, насколько им понравилось, как это было...

    − А откуда такие глубокие познания о том, что говорят девушки после секса? − возмутилась Арья. Приподнявшись на локтях, она оперлась о его грудь и болезненно ущипнула мужчину за сосок. − И вообще, с чего ты решил, что это первый секс?

    Якен улыбнулся:

    − Человек много путешествует и часто бывает в трактирах, харчевнях, где многие мужчины обсуждают интересные для них темы, совершено не стесняясь. А насчёт первого секса... − тут Якен задумчиво покрутил между пальцами шоколадную прядку, − Человек почувствовал, что он у девочки первый. Да и вряд ли бы девочка стала открывать свое тело другому. Человек видит, насколько сильны её чувства.

    Арья опустила глаза.

    − Я даже не предполагала, насколько сильны мои чувства. Когда ты уехал, каждый день я сходила с ума от тоски и ожидания. Я не могла ни о чем думать, я плохо ела и была очень рассеянна. Каждую ночь я плохо спала, думая о твоём возращении. Я думала о тех чувствах, что испытываю к тебе, о том, что нас так долго связывало, о том, как же дико я хочу к тебе прикоснуться, почувствовать твоё тепло, ощутить, как ты крепко обнимешь меня, как твоё дыхание опалит кожу, как твои пальцы заблудятся у меня в волосах. Когда-то я очень смеялась над влюбчивостью Сансы, над её романтическими чувствами. Теперь же сама была такой же, и почему-то это не вызывало у меня протеста. Иногда я забиралась на ту самую башню, где ты рисовал мои портреты и смотрела вдаль, будто надеялась тебя увидеть. Моё обучение могло бы полететь в седьмое пекло, если бы Добрый Человек не поговорил со мной. Оказывается, он знал о нас. Он объяснил мне основы нашего служения, объяснил даже то, зачем отослал тебя из Черно-Белого дома. Это была проверка. Проверка наших чувств.

    − Глупо, ведь на расстоянии чувства обостряются, – заметил мужчина, перебирая волосы девушки. Арья отрицательно покачала головой.

    − Может, за первый год разрыва чувства и обостряются, но за более длинный срок... − девушка пропустила между пальцами пряди огненно-белых волос. – Так случилось и со мной. После первого самого тяжёлого года переживания, чувства как-то потускнели. Вскоре мысли о тебе встали в один ряд с мыслями об отце, Роббе, Джоне, Сансе, Йорене и Джендри. А потом и вовсе все вы стали растворяться из моей памяти.

    Я становилась Безликой. Несмотря на все трудности, моё обучение прошло успешно. Скажу даже больше − я стала прекрасной Безликой. Избранной. Ты был прав, когда говорил, что я достигну вершины мастерства.

    Из моей памяти ушло всё прошлое. Я не помню ни лицо отца, ни улыбку матери, ни то, как выглядели мои братья и сёстры. Вот только ты… – тут Арья внимательно посмотрела на мужчину и огладила пальцами его лицо. – Только ты помнился мне. Я помнила всё, что связано с тобой – нашу встречу, наше обучение, твои рисунки, даже то, как мы прятались от всех, пытаясь урвать кусочки ласк, счастья.

    Твой образ никак не желал растворяться, твоё имя отдавалось сладкой болью в сердце, а чувства к тебе, несмотря на то, что были спрятаны глубоко, продолжали жить.

    Не забыла я и тех, чьи имена были у меня на устах. Я убила их всех, одного за другим. Я не помню, за что я вынесла им приговор, но отдать их Многоликому казалось очень важным для меня. Последней моей жертвой была Королева Серсея. Ради того, чтобы её убить, мне пришлось проделать длинный путь. И её я убивала медленно, со вкусом, совсем не так, как должна была убивать Безликая. Когда я вернулась в храм, Добрый Человек очень удивился. Он думал, что, утолив жажду мести, я больше не пожелаю служить Многоликому.

    Однако он ошибся. Наверное, именно с этого момента он понял, что я стала истинной Безликой. Той, для которой служение − единственный смысл. Я убивала столь искусно, что вскоре меня стали бояться во всем Браавосе. Я прославилась далеко за его пределами как самый лучший наемный убийца.

    Но мне было всё равно, только служение занимало все мои мысли. Только оно было для меня самым важным. Мне очень нравилось быть Безликой, нравилось приносить дары нашему Богу, быть орудием в руках Многоликого. Нет, я не убивала с наслаждением, но я приносила дар, потому что так было нужно. Служение было для меня превыше всего, им я жила. Оно настолько пропитало меня, что я испугалась.

    − Испугалась? – удивился Якен и погладил её по щеке. Арья потерялась о его руку и легко прикоснулась губами к ладони.

    − Да, испугалась, – ответила девушка и стала взволнованно перебирать белые и огненные пряди. – Я испугалась за свои чувства к тебе, которые, несмотря на то, что я стала истинной Безликой, продолжали теплиться глубоко в сердце и сознании. Они были слишком сильными, и ничто не могло уничтожить их. Даже моё служение, даже моя близость к Смерти и Многоликому. Даже мой долг.

    Я испугалась твоего возвращения. Того, что ты можешь выбрать меня, хотя я выбрала долг. Того, что, несмотря ни на что, я не смогу уничтожить в себе эти чувства и буду мучаться до конца дней, раздираемая противоречиями. Приближение каждого дня было для меня кошмаром. Я боялась сказать тебе, что я выбрала служение и Многоликого. Не тебя. Хотя и в порыве детских чувств я была готова бросить всё, ради жизни с тобой.

    Я чувствовала, что скоро ты вернешься. Я приготовила для тебя слова. Ужасные слова, жестокие, но я должна была сказать тебе их, ведь я переменила выбор. Сильнейшую боль мы приносим самым любимым, потому что именно они беззащитны перед нами. Я так боялась принести тебе эту боль и сама бы я страдала не меньше. Но я должна была это сделать. Ради дальнейшего служения.

    Когда ты сошёл на берег Браавоса, я уже знала, что ты в городе. Я собралась с мыслями, я собрала всю себя и постаралась отключить все чувства, чтобы суметь сказать тебе то, что положит огромную пропасть между нами. Но, когда ты зашёл в храм и я взглянула на тебя, слова растаяли лёгкой утренней дымкой. Только огромная выдержка позволила мне не броситься к тебе, не запрыгнуть на тебя и не поцеловать такие знакомые и желанные губы.

    А ночью... это наше слияние тел, которое принесло просто фантастические, неописуемые, невероятные ощущения, в то же время кажущиеся естественными, правильными... Эти ощущения окончательно убедили меня в том, что я не смогу отказаться от тебя. Даже ради служения, даже ради Многоликого, который являлся для меня всем. И сейчас... − Арья закусила губу, − сейчас я не представляю, что делать. Я не могу оттолкнуть тебя, но я не могу и отречься от Многоликого. А это взаимно исключает друг друга.

    Якен задумчиво перебирал волосы девушки. Он был сильно поражён, насколько их с Арьей чувства оказались схожими. Все это время его волчица испытывала то же самое, думала о том же, переживала и чувствовала так же.

    − Человек не знает что и сказать, – наконец промолвил Безликий. − Всё это время Человек испытывал то же самое. Он сильно скучал по девочке, изводился и каждую ночь думал о ней. А потом Человек понял, что он должен служить Многоликому. Когда Человек сошёл на берег, он приготовил жестокие слова для славной девочки. Он боялся сильно ранить дорогого ему Человека, но так было нужно. А когда Человек повстречал милую девушку, а ночью испытал просто не передаваемые ощущения с ней, в тоже время кажущиеся такими правильными, он окончательно понял, что не сможет отказаться от любимой Арьи. Но он не может отказаться и от служения Многоликому. Девочка сама поняла, насколько это противоречиво.

    Несколько минут они молчали, каждый думая о своём. Неожиданно Арья приподнялась и прикоснулась к губам Якена в лёгком поцелуе. Мужчина притянул её голову ближе, углубляя поцелуй и пройдясь языком по раскрытым губам девушки. Арья тихо застонала, захватила в плен его верхнюю губу, а потом внезапно разорвала поцелуй. Несколько секунд она словно прислушивалась к своим ощущениям, а потом сокрушенно показала головой и очень тихо прошептала: "Нет, не смогу".

    − Ну и что мы будем делать? − обратилась она к Якену.

    − Человек не знает, – Якен печально опустил взгляд и прокрутил шоколадный локон между пальцами.
     
  6. Глава 6.
    Ну а что же наши безликие? Вам же, дорогой читатель, наверняка интересно, какой выбор они сделали? Признаться, я и сама изводилась этим вопросом, мучительно желая узнать, что же случится дальше. А случилось вот что.

    После всех событий Арья и Якен просто вернулись в храм, решив продолжить своё служение. Они могли бы прятать свои отношения и дальше и никогда не сделать этот выбор, если бы не один случай, в корне перевернувший их жизнь.

    И этот переломный момент наступил однажды вечером. Безликие как раз ужинали. Арья расковыряла кусок мяса в своей тарелке и с каким-то отвращением посмотрела на него. Уже это было очень странным. Обычно северная волчица обожала мясо и разделывалась со своей порцией быстрее всех Безликих.

    Арья всё же удосужилась подхватить один кусочек и отправить его в рот. Она задумчиво разжевала кусок. Внезапно гримаса рвотного позыва отразилась на её лице. Бросив вилку, девушка кинулась прочь из зала. Безликие переглянулись, и странная, но в то же время беспокойная улыбка возникла на их губах, впрочем, быстро сменившаяся маской безразличия. Якен тревожно поглядел вслед убежавшей Арье. Добрый человек спокойно хлебнул вина и безучастно продолжил разделываться со своим ужином. Однако Якен успел заметить признаки беспокойства на его лице.

    Арья еле успела добежать до отхожего места перед тем, как её вырвало. Горло больно сдавилось, слезы брызнули из глаз, а живот перехватили болезненные спазмы. Когда всё закончилось, Арья сползла на каменный пол, держась за живот. Она не могла встать и уйти в свои покои. Ей было слишком плохо, а холод пола приятно успокаивал.

    В таком положении её и застала Бродяжка. Девочка-женщина помогла Арье подняться и, заботливо поддерживая приятельницу, осторожно повела в её каморку. Бродяжка бережно положила Арью на постель и принесла стакан воды с каким-то странным привкусом. Арья жадно выпила всю воду большими глотками. Сразу стало как-то легче. Бродяжка зачем-то приложила руку к животу девушки и словно прислушалась к чему-то. Внезапно призрак испуганно вскрикнула, отдернула руку и страшно уставилась на Арью.

    – Не может быть, – прошептала она одними губами. – Этого не может быть.

    – Что случилось? – Арья обеспокоенно поднялась в постели. Обычно Бродяжка, как и все Безликие, никаким образом не выдавала своих эмоций и прекрасно контролировала каждую мышцу лица. Но сейчас девочка не скрывала своего испуга, переходящего в… страх. Целая буря эмоций промелькнула на её лице, но Бродяжка быстро сумела взять себя в руки.

    – Не беспокойся, – слабо улыбнулась она, укладывая Арью. – Ты просто немного... приболела. Сейчас выспись, а я пока поговорю о твоём состоянии с Добрым человеком. Завтра он тебя осмотрит и поможет. Но могу тебя уверить – ничего страшного. Возможно, просто недомогание, – Бродяжка старалась говорить увереннее, но Арья смогла уловить нотки сомнения и беспокойства в её голосе. Внешне девочка-женщина была абсолютно спокойна, но девушка заметила, как легко трясутся руки призрака, когда она укрывала её одеялом.

    Все эти факторы заставили Арью забеспокоится. Что же с ней такое, что даже очень сдержанная и великолепно скрывающая свои эмоции Бродяжка так обеспокоена? Но мысли Арьи не успели развиться, так как девушка почувствовала внезапно накатившую усталость и, опустив голову на подушку и прикрыв глаза, сладко засопела.

    *********

    На следующее утро целая делегация из Безликих втиснулась в тесную комнатушку Арьи. Впереди всех находился Добрый человек, рядом с ним стояла Бродяжка, Якен, опершись о каменную стену находился чуть поотдаль от всех. Ещё один старший Безликий зашёл в комнату и встал возле окна.

    – Что случилось? – поинтересовалась Арья, приподнявшись на постели.

    – Не беспокойся, милое дитя, – ласково проговорил Добрый человек. – Это просто небольшая процедура. Мне надо осмотреть тебя при свидетелях.

    Вопреки просьбе Доброго человека, Арья почувствовала, как страх липкими пальцами обхватывает её. Поведение Бродяжки, эта делегация с утра пораньше, вчерашнее недомогание... Сильная тревога и волнение охватили её.

    – Да-да, конечно, – поспешила согласиться Арья. Она должна подчиняться Наставнику. Откинув одеяло в сторону (слава Многоликому она была во вчерашнем костюме), Арья выскочила на ноги.

    – Что девушка должна делать? – с готовностью спросила она.

    – Ложись обратно, – мягко улыбнулся Добрый человек. Арья послушалась.

    Наставник сел на край её кровати и, осторожно приподняв край рубашки, положил ладонь на живот девушки. Закрыв глаза, он прислушался к своим ощущениям. Губы прошептали какие-то заклятия, и пальцы Доброго человека слабо засветились. Несколько секунд стояла напряженная тишина, наставник легко провёл пальцами над её животом, словно пытался что-то разглядеть через закрытые глаза. Внезапно его глаза резко распахнулись, и он посмотрел на Арью, не скрывая шока и какого-то страха.

    – Этого не может быть, – мужчина снова провёл ладонью над животом, но Арья поняла, что он только нашёл подтверждение своей догадке.

    — Ты была права, — неожиданно обратился Добрый человек к Бродяжке.

    — Но, учитель, разве такое возможно? — девушка сама была потрясена. — Это же противоречит всем нашим законам, и...

    Договорить она не успела. Ничего не понимающий и очень волнующийся Якен между тем постарался спросить как можно более спокойно:

    — Учитель, что с ней происходит? Человек хочет знать.

    Добрый человек тяжело посмотрел на него и не опускал своего взгляда в течение нескольких минут. Якен почувствовал, как и без того сильное беспокойство всё больше охватывает его.

    Внезапно Добрый человек резко встал и одарил своего ученика хлесткой пощечиной. Сила его негодования была столь велика, что молодой мужчина пошатнулся и, если бы не стена, непременно упал. Якен схватился за горящую щеку:

    — Учитель, за что? — Хгар посмотрел на старика, не скрывая немого шока в своих глазах. Его учитель не то что не бил, но и голоса никогда не повышал на него. Вместо ответа Добрый человек наградил Якена второй хлесткой пощечиной. Теперь обе щеки Безликого сильно горели.

    — Как ты посмел? — вопросил наставник, отчеканивая каждое слово с таким холодом в голосе, который мог бы заморозить даже пекло. — Как ты посмел предать нашу веру? Как ты посмел полюбить это дитя? Как ты посмел принести в этот мир жизнь?

    — Принести жизнь? — Якен, казалось, не понимал, что происходит.

    — Да, — с какой-то горечью в голосе проговорил Добрый человек. Внезапно он обессиленно присел на постель и закрыл лицо руками.

    — Учитель, вы хотите сказать... — Якен не смог договорить, пораженный своей догадкой. Добрый человек поднял голову и посмотрел на ученика:

    — Ты сотворил жизнь, — тихо произнёс он. — Твоя возлюбленная девушка носит ребёнка от тебя.

    — ЧТО-О-О-О-О-О-О? — до этого момента молчаливо наблюдающая Арья не содержала изумленного крика.

    — Но это же невозможно! — крикнул Якен, до сих пор не верящий в происходящее. — Безликие физически не могут сотворить жизнь. Человек и девушка никак не могли зачать ребёнка!

    — Учитель, а вы уверенны в беременности девушки? — спросил до этого молчащий Безликий. Кажется, его звали Ариен. — Все находящиеся здесь знают, что этого не может быть по определению. Безликие приносят только смерть. И когда женщина становится Безликой, Многоликий отнимает у неё возможность дарить жизнь. Никто из Безликих женщин на протяжении всего времени существования нашей веры никогда не беременел.

    — А я, по-твоему, не знаю этого? Я что, похож на идиота? — спокойно поинтересовался Добрый человек. Ариен невозмутимо отвел взгляд. — Хотел бы я верить в свою ошибку, — продолжил наставник. — Но в том, что она носит ребёнка я уверен так же, как в существовании нашего бога, – старик как-то печально посмотрел на Арью, а потом продолжил: – Многоликий забрал у неё мечты, её надежды, он забрал то, что она любит, и то, что ненавидит. Он забрал себе саму девочку с её прекрасными серыми глазами, милыми чертами, своенравным характером. Он взял её личность... Но даже он не смог забрать у милой девочки возможность любить. Видимо, её любовь была сильнее, – Добрый человек провёл пальцами над животом Арьи в собирательном жесте и прошептал какое-то заклинание.

    Какое-то небольшое облачко-сфера всплыло над животом девушки и, перебиваясь зелёным светом, отразило светящуюся маленькую фигурку внутри. Безликие были поражены и, казалось, не верили своим глазам. Но и облако, и фигура были реальны. Якен испуганно прижал руки ко рту. Нет, ошибки быть не может. Арья действительно беременна.

    — Ничего себе… — тихо прошептала Бродяжка, невольно выражая общее мнение.

    — И что же нам делать, учитель? — спросил отошедший от шока Якен. Даже в такой ситуации он помнил о привитом ему подчинении более старшим по положению в Храме.

    — Сколько тебе лет, милая девочка? – внезапно поинтересовался Добрый человек, проигнорировав вопрос Якена Хгара.

    – Восемь и десять, – спокойно ответила Арья, стараясь не выдавать свой испуг голосом.

    – Взрослая, – с какой-то странной улыбкой кивнул наставник. – Хотя ты повзрослела уже тогда, когда пришла к нам. Такая милая девочка, которая искренне хотела отомстить людям, отнявшим у неё семью. Девочка, которая хотела стать Безликой только в личных целях. Девочка, которая не могла отказаться от своей личности ради нашего Бога. И, кажется, девочка была рада встретить здесь старого друга. Того, кто помогал ей, того, кто по её приказам отдал Красному богу три дара. Добрый человек назначил мужчину наставником девочки. Эти двое определённо могли хорошо поладить. И Добрый человек не прогадал. Из Безликого вышел прекрасный учитель, да и сама девочка тянулась к нему. Обучение шло прекрасно, вместе они добивались многого. Но Добрый человек давно заметил интерес своего ученика к милой девочке. Как ни старался ученик, от взора доброго человека не укрылись его взгляды на девочку, его прикосновения к ней, его забота, которая была слишком нежной. Добрый человек знал и о портретах, которые рисовал его ученик. И Добрый человек понимал, чьи это портреты. Неужели, мальчик мой, ты думал, что можешь что-то скрыть от меня? – неожиданно обратился наставник к Якену. Не дождавшись ответа, он продолжил: – Добрый человек был уверен, что это лишь влечение, страсть. И Якен переводит свою энергию и мечты о девочке на бумагу. Добрый человек знал, что его ученик никогда не покусится на славную девочку, и поэтому его маленькое увлечение, хоть и не очень одобрялось, но вполне прощалось и попускалось. Мы все из плоти и крови, и, как бы мы не старались быть бесстрастными Безликими, влечения тела нам не чужды. Добрый человек был удивлён, когда девочка, разгадав секрет Человека, ответила на его влечение.

    Он знал об их встречах, он знал о побегах своего ученика и маленькой девочки, он знал о том, что они вытворяли в башне по ночам, – на этих словах, Арья и Якен непременно покраснели бы, если бы долгая служба не научила их себя контролировать. Наставник, как ни в чём не бывало, продолжал: – Добрый человек видел это разгорающееся влечение между ними, однако, влечение не является причиной пресечения этих странных отношений. Опасно было, только если бы два Безликих связали свои жизни, преступив все законы Храма. Но тут было кое-что иное, кроме влечения физического. Было взаимное влечение ваших душ, первые чувства и… любовь, которая только-только зарождалась, но уже своими ядовитыми корнями всё больше укреплялась в сердцах Безликих. Своим мыслям о том, что ваши чувства стали важнее физического влечения, Добрый человек нашёл подтверждение, когда узнал, что девочка предложила Человеку себя, но Человек отказался. Да, мой ученик не мог тронуть невинное дитя, несмотря на то, что сильно хотел её. Но не только из-за моральных принципов. Он просто не мог испортить и нарушить ту нежную связь между ними этим физическим контактом. Он очень трепетно относился к её невинности.

    Но даже тогда Добрый человек не стал разрывать их связь. Да и к чему это? Храм даёт своим Безликим право выбирать, и, если бы девочка и Человек выбрали свои чувства, предварительно отказавшись от служения Многоликому, Храм бы отпустил их. Но они не смогли бы больше служить нашему Богу, а ведь служение для Безликого настолько значимо, настолько пропитывает его жизнь, что, отказавшись от него, безликий теряет очень многое. И Добрый человек видел, что его ученик никак не может сделать свой выбор.

    Когда отношения девочки и Человека длились уже два года, Добрый человек забеспокоился. Он понял, что так больше продолжаться не может, иначе его ученики могут до бесконечности находиться на грани этого выбора и так ничего и не решить. А решение пора было бы уже принять.

    Тогда Добрый человек решил помочь своему ученику и его возлюбленной. Он отослал Якена из Храма с важной и весьма длительной миссией. Эта миссия помогла бы понять его ученику, что же важнее для него – долг или любовь. Также это время помогло бы и славной девочке. Она должна была стать безликой и вкусить всю сладость нашего служения. По-настоящему понять, насколько это прекрасно – служить Многоликому, принося ему дары. Да, она была уверенна в том, что готова бросить всё, ради своего мужчины, ведь она так тянулась к нему всем сердцем, но девочка ещё не познала по-настоящему, что же такое наше служение. И только познав, она могла бы сделать правильный выбор.

    И, надо сказать, план Доброго человека сработал. Девочка стала настоящей Безликой, она искренне служила нашему Богу и, казалось, вся растворилась в этом служении. Она не представляла себе жизни без него. Да и мой ученик, наконец, смог трезво и осознанно сделать свой выбор. Добрый человек торжествовал. Оба его ученика выбрали долг, Многоликого. И этот выбор был окончательным.

    Но всё полетело в седьмое пекло, когда девочка и Человек снова встретились друг с другом. Похороненные в самых дальних уголках сердца чувства снова вспыхнули от одной искры, пролетевшей между ними. Ночью девочка и Человек соединились телами. И любовный акт показал, что же они выбрали в глубине своего сердца.

    – Но мы ничего не выбрали, учитель! – воскликнул Якен, прерывая своего наставника. – Ни Человек, ни его девочка не знали, что же важнее для них!

    – Это ты так думаешь! – учитель улыбнулся краешком губ. – На самом деле именно после любовного акта вы поняли, что же вам нужно. Поняли, но до конца не осознали этого. И подтверждение вашего выбора теперь растёт в животе у милой девочки. А ведь она ещё Безликая. А Безликие женщины не могут приносить в мир жизнь. Все находящиеся в этой комнате знают это. И как же возможно сочетание несочетаемого? Никто из Безликих никогда не приносил жизнь. Вот только она… – тут взор доброго человека обратился к Арье, и наставник ласково погладил её живот, улыбаясь одними глазами. – Она смогла принести жизнь, что является доказательством силы вашей любви. Вы могли бы тысячу ночей заниматься любовью, но никогда бы не зачали дитя, если бы ваши чувства, ваша любовь не были бы сильнее долга и служения. Намного сильнее.

    – Но учитель… – начала Арья, нерешительно сминая пальцами ткань одеяла. – Учитель, как нам следует поступить?

    Тяжёлое молчание повисло в комнате.

    – Всю жизнь мы выбираем, – наконец произнёс Добрый человек, – и от нашего выбора зависит наша судьба. И у вас есть выбор. Ты можешь остаться Безликой, но тогда ты не должна принести эту жизнь, иначе это убьёт тебя. У Доброго человека есть одно средство… Ты можешь принести Многоликому неоценимый дар. Такой, который никто из Безликих ещё никогда не отдавал.

    – В-вы… Вы предлагаете убить наше дитя? – голос Арьи сорвался, и девушка прикрыла живот руками в защитном жесте.

    – Не убить, а лишь принести дар, – поправил её наставник. Улыбка Доброго человека неожиданно показалась Арье кровожадной, злой. В комнате ощутимо повеяло могильным холодом. Девушка поёжилась и притянула к себе одеяло. Однако даже оно не спасло её от холода, который, казалось, липкими пальцами пытался добраться до её живота и уничтожить жизнь внутри неё.

    – Неееет! – девушка страшно закричала, не замечая слёз, текущих по щекам. – Нееет! – холод исчез так же быстро, как и появился.

    – Но ты можешь выбрать жизнь, отказавшись от служения, – продолжил Добрый человек. – Ты отречёшься от нашей веры, ты никогда больше не сможешь быть Безликой, но ты сможешь связать свою жизнь с любимым мужчиной, стать матерью детям. Выбирай, славная девочка. Либо ты приносишь великий дар и доказываешь свою верность нашему ордену, либо ты отрекаешься и наш орден изгоняет тебя. Подумай хорошенько, милая девочка. Служение ведь уже стало твоим смыслом, – Арья опустила голову. Добрый человек как всегда был прав. Даже с ребёнком, доказательством своей любви, выбор был очень сложен для неё.

    – И тебе придётся выбирать, Якен Хгар, – неожиданно обратился наставник к своему ученику. – Даже если твоя возлюбленная выберет жизнь, ты можешь остаться в нашем ордене. Ты также будешь Безликим, и твоё служение нисколько не пострадает от того, что твоё семя принесло в этот мир жизнь. Либо ты тоже отречёшься от нашей веры и будешь навсегда изгнан из Храма, но сможешь последовать за своей возлюбленной и воспитывать вашего ребёнка. Выбирай, – с этими словами Добрый человек поднялся и направился к двери, показав, что аудиенция закончена.

    – Сколько у нас есть времени для выбора? – тихо поинтересовалась Арья. Добрый человек остановился, раздумывая.

    – Месяц, – коротко бросил он, даже не повернувшись к ней. Через мгновение Доброго человека, Бродяжки и Ариена не было в комнате. Присев на край кровати, Якен притянул девушку к себе и, поцеловав её в макушку, печально произнёс:

    – Да, сложный нам предстоит выбор...

    *******

    Месяц. Этот длинный месяц был самым мучительным в жизни Арьи. Она не могла ни спать, ни есть, тяжёлые мысли наполняли её голову. Сначала уверенная в том, что она выберет Якена и своё дитя, с каждым днём Арья сомневалась всё больше и больше. Она часто прикасалась к своему животу, и часто ей хотелось принести ужасный дар своему Богу, но так же часто она желала сохранить эту жизнь… Быть счастливой матерью, любимой женой, чувствовать объятия и ласки любимого, слышать топот маленьких детских ножек. Но с такой же страстью она желала быть Безликой, желала служить, желала отдавать всё Многоликому. Буквально раздираемая надвое, она понимала, что необходимо сделать выбор, но также она понимала, что этот выбор сделать почти невозможно. Всё это убивало её с каждым днём, и к исходу месяца Арья была больше похожа на призрака, мертвеца.

    Якен, изводимый такими же противоречиями, тоже никак не мог сделать свой выбор. Ведь он служил гораздо дольше славной девочки, и служение слишком много значило для него. Но и славная девочка, и его чувства, и их ребёнок значили ничуть не меньше. Также раздираемый изнутри, он изводился каждую ночь, и с каждым днём сомнения всё больше укреплялись в его сердце, делая выбор практически невозможным. Ко всему прочему добавилось беспокойство за Арью, которое всё больше одолевало его. Он искренне пытался о ней заботиться, но девушка стала неожиданно холодна к нему, отвергая всю его заботу и, к ужасу Якена, отдаляясь от него…

    *******

    Месяц подошёл к исходу.

    Арья сидела на ступенях храма и молча созерцала ночное небо. Полностью погружённая в свои мысли, она не услыхала тихих шагов Человека. Якен осторожно присел возле неё и тихо произнёс:
    – Девочка не должна сидеть на холодных камнях. Она может навредить нашему ребёнку, – Якен расстелил прихваченный с собою плащ. Арья нахмурилась, почему-то сердито посмотрела на него, но всё же перебралась на тёплую ткань. Якен присел рядом и попытался обнять девушку, согреть её своим теплом, но неожиданно она вырвалась из его объятий. Тогда мужчина уже насильно притянул к себе девушку и, переборов её сопротивление, прижал Арью к себе.

    – Дурёха, – улыбнулся он, целуя её в макушку. – Я же знаю, как сильно ты меня любишь. – Арья расслабилась в его объятиях и, прижавшись ещё теснее, снова посмотрела на ночное небо. Полная луна торжественно выплыла между звёзд. Она медленно перемещалась по ночному небу и, казалось, обратила свой взор на Безликих, ожидая их выбора. А безликие всё так же сидели, наслаждаясь тёплыми объятиями, и, казалось, могли бы просидеть так вечно. Слишком хорошо им было вдвоём. Минуты перетекли в часы. Они просидели так всю ночь. На горизонте занялся рассвет. Наконец Арья осторожно выпуталась из рук Якена и, серьёзно посмотрев на него, произнесла:

    – Я сделала свой выбор, Якен Хгар, – Якен ласково улыбнулся, убрал несколько прядок с её лица и, притянув девушку к себе, крепко поцеловал её, наплевав на то, что они находятся на ступенях Храма.
    – Человек тоже сделал свой выбор, Арья Старк.
     
    вНЕ-времени нравится это.
  7. Глава 7.
    Пять месяцев спустя.

    – Седьмое пекло! – вскричала девушка, поддерживая уже довольно большой живот. – Хгар, где тебя Многоликий носит? Сколько можно ждать?

    В комнату вошел мужчина с большим ведром в руке.

    – Всё, – спокойно оповестил он. – Я землю полил, можешь теперь её нюхать.

    – А где ты столько пропадал? – накинулась на него молодая жена.

    – Человек ходил за водой, – пытался урезонить её мужчина. – Море хоть и недалеко, но поливать пришлось много.

    – Знаю, как ты за водой ходил, – язвительно протянута девушка. – Ты нашей соседке глазки строил!

    – Арья, ты чего? Какой такой соседке? – пытался образумить её Якен. – Наши ближайшие соседи живут в нескольких милях от нас! И среди них вообще нет девушек.

    – Ах, значит тебя только это останавливает? – возмутилась волчица. – Что поблизости нет красивых девушек, а есть только беременная и не очень привлекательная жена?

    Мужчине оставалось только вздохнуть. Девушка находилась уже на седьмом месяце беременности, и Якен был очень счастлив, однако, иногда ему хотелось побиться головой о какую-нибудь твердую поверхность.

    – Ааааарьяяяя! – взвыл Якен. – Волчица моя ревнивая, ты меня просто убиваешь! — подойдя к жене он взял её за хрупкие плечи и, заглянув в серые, как небо в непогоду, глаза, заверил её:

    — Арья, Человек любит тебя. ТЕБЯ и больше никого другого. С тех пор, как я увидел тебя, я больше не мог смотреть ни на какую другую девушку. Они все меркнут перед тобой. Мы зачали с тобой общего ребенка, — его рука легла на большой живот девушки. — Ради тебя я преступил все законы Храма и, наплевав на Многоликого, связал свою жизнь с тобой. И я ни на секунду не пожалел о своём выборе. И после всего этого ты ещё сомневаешься во мне?

    - А ты меня любишь? - глаза волчицы хитро блеснули.

    Крепкий поцелуй говорил надёжнее любых слов. Якен прижал к себе свою беременную жену и стал ласково поглаживать её спину.

    – Якееен, – донеслось снизу. Даже став взрослой девушкой, она была ниже его на голову.

    – Что? – улыбнулся мужчина, заглянув в глаза Арье.

    – А если ты меня любишь, ты же достанешь для меня яблочных пончиков? А ещё я хочу бананов в шоколаде, и печеного перца, и апельсинов, море-море апельсинов!

    Якен подавил тяжелый вздох. Еда для них была вообще отдельной темой. Несносная волчица могла сочетать совсем несочетаемое. Она спокойно закусывала жареную, солёную рыбу притворно сладким пирожными, картошка у неё хорошо сочеталась с шоколадом, а поджаренный бекон – с какой-нибудь сладостью. Арья ела овощи просто в ненормальном количестве, могла за раз съесть килограмм апельсинов, пока Якен насильно не отбирал у неё фрукты...

    Очень часто девушка закатывала мужу беспричинные истерики. Из-за любой мелочи, практически на пустом месте. Характер Арьи, и без того достаточно сложный, во время беременности бил все рекорды неадекватности. Выливалось это в резкие перепады настроения: девушка могла хохотать до истерики, а через несколько минут плакать, обвиняя Якена в том, что он её не любит. И мужчине очень долго приходилось уверять её в своей любви и доказывать силу своих чувств, совершая маленькие бытовые подвиги.

    Самыми "приятными" были пробуждения Якена посреди ночи. В это время неуемной волчице часто хотелось съесть или понюхать что-нибудь этакое. Все это сопровождалось словами: "Якен, я не пойму, что, так трудно найти посреди ночи шоколадное пирожное?", или "Солнце, я так хочу кислых апельсинчиков", либо "Якен мне срочно нужно понюхать мокрую землю".

    К нюханию земли Арья особенно сильно пристрастилась в последнее время. И если вставать посреди ночи и идти на море с ведрами было хоть и тяжело, но уже привычно, то отыскать на солнечном острове Арзор кислые апельсины или недозревший виноград было почти невозможно. Якену приходилось хитрить: лезть в чужой сад, искать недозревшие плоды, тихо возвращаться... Пару раз он натыкался на злых сторожевых собак и едва уносил от них ноги, но даже это не отбило у него желания доставать необходимые для Арьи фрукты. Да и как иначе, если бы в противном случае на него бы посыпались обвинения: «Ты меня совсем не любишь», «Тебе плевать на нашего ребёнка», «Как ты мог оставить жену без таких необходимых ей фруктов?» и т.д.

    Ах, да, тема любви была тоже весьма животрепещущей в их отношениях. Арья, желавшая заниматься сексом с Якеном много и часто, находясь во власти всех изменений, часто испытывала усталость, раздражительность, тошноту и головокружение. Она очень злилась на себя из-за этого состояния, и Якену приходилось подолгу успокаивать нервную северянку и использовать простые, бесхитростные ласки. От любимых для Якена ласк груди мужчине пришлось отказаться, так как Арья болезненно морщилась от даже легкого прикосновения к своим соскам. В какие-то недели они вообще отказывались от любых ласк, но Якен имел хорошую выдержку, поэтому это никак не влияло на него. Впрочем, обеспокоенная волчица тут же компенсировала недостачу нежности огромным количеством поцелуев.

    На четвертом месяце беременности положение заметно улучшилось. Да и вообще, можно сказать, что это было расцветом их сексуальных отношений. Живот, хоть и подросший, совсем не мешал им заниматься сексом в любимых позах. Арья стала быстрее достигать оргазма, который, к тому же, длился дольше обычного, позволяя волчице испытывать крышесносные ощущения в полной мере. Иногда за одну ночь она успевала насладиться этими ощущениями по три-четыре раза и, удовлетворённая, засыпать на плече Якена лишь под утро со счастливой улыбкой на губах. На этом фоне эмоционально неустойчивая девушка несколько успокоилась, и мужчина смог немного расслабится, но ненадолго. Однако даже в период расцвета их сексуальных отношений и благоприятного настроения Арьи Якен всё же иногда старался сдерживать неуёмную волчицу, боясь навредить ребёнку. Арья недовольно ворчала и дулась, но всё же слушалась своего благоразумного супруга.

    Когда же наступил седьмой месяц беременности и живот девушки заметно вырос, а физическое состояние несколько ухудшилось, активность Арьи значительно снизилась. Желание спало, зато тревога за ребёнка возросла. Якену приходилось утешать свою жену, часто поддерживать её, целуя бесчисленное количество раз. А ведь девушка беспокоилась не только за ребенка, но и за то, что муж охладеет к ней, заинтересуется кем-то другим. Всё это выливалось в беспричинные приступы ревности. Муж тихонько подсмеивался над ней (но так, чтобы она не заметила), ласково называл дурёхой и старался чаще ласкать её тело, что хорошо успокаивало волчицу.

    А ещё… Оооох, дорогой читатель. Автор совсем увлекся и позволил себе некоторую вольность, забежав вперёд. А вам же наверняка интересно, что произошло после того, как Арья и Якен сделали свой выбор, да и вообще — как они оказались на каком-то странном острове? Ну что ж…

    *****

    Как вы уже поняли, безликие сделали свой выбор в пользу своей любви и маленького, растущего в животе Арьи ребёнка. Арья и Якен произвели обряд отречения от Многоликого и навсегда покинули стены Храма Чёрного и Белого, того Храма, который в течении многих лет был им родным домом. Они достаточно тепло попрощались с бывшими товарищами, все же понимая, что им придётся оставить не только Храм, но и Браавос.

    Буквально через несколько дней Арья и Якен обручились в септе города и, принеся клятву, стали мужем и женой. И на следующий же день бывшие Безликие покинули Браавос.

    Смотря с палубы корабля, как удаляется ставший таким родным город, Арья почувствовала как на её глаза наворачиваются слёзы. Многоликий, как же ей будет не хватать всего этого: Браавоса с его многочисленными улочками и мостовыми, Храма с его бесчисленным количеством тайн, Безликих, вроде бы и не бывших ей товарищами, но все равно составляющих неоъемлемую часть её жизни, Доброго человека с его загадочной улыбкой и тёплым взглядом, Бродяжки, ставшей для неё кем-то вроде подруги. И служения... служения Многоликому, которое было столь важной частью её жизни, что, уйдя, оставило после себя зияющую пустоту.

    На секунду мелькнула мысль: а может, она напрасно выбрала Якена и их ребенка? Может, все-таки стоило выбрать Многоликого и не нарушать столь привычного образа жизни? Впереди была неизвестность, которая сильно пугала девушку, и что делать с внезапно обретенной свободой она не знала.

    Сомнения развеяли тёплые руки, обвившиеся вокруг тела, и ласковое дыхание, опалившее ухо.

    — Девочка совсем замерзала, — прошептал знакомый голос. — Надеюсь, она не будет против того, что Человек согреет её?

    Арья лишь улыбнулась и теснее прижалась к супругу, чувствуя, как его тепло проникает в каждую клеточку тела. Браавос совсем исчез из вида, растворившись в утренней дымке. Арья посмотрела на Якена и задала вот уже несколько дней мучивший ее вопрос:

    — Скажи, а разве после отречения и изгнания из храма ты не должен был принять свой истинный облик?

    — А мою милую супругу что-то не устраивает? — поинтересовался мужчина, легко улыбнувшись.

    — Меня всё устраивает, — проговорила Арья, проведя рукой по белым и рыжим волосам. — Но разве твоя внешность не должна была...

    Её прервал лёгкий поцелуй.

    — Дуреха, — ласково произнес Якен оторвавшись от её губ. — Разве ты не поняла, что это и есть моя истинная внешность?

    — А имя? — полюбопытствовала девушка, пытливо глядя на него. — Значит, ты и есть Якен Хгар?

    — Человек не Якен Хгар, — напомнил ей бывший безликий.

    — А кто же тогда? Как твоё имя?

    — А разве это так важно? — тихо поинтересовался Якен, зарывшись носом в волосы девушки.

    — Нет, совершенно не важно, — Арья обратила свой взор на море. Резкий порыв ветра донес соленые брызги до её лица. Девушка прикрыла глаза и радостно рассмеялась. Мужчина улыбнулся, глядя на молодую супругу. Арья и не подозревала, насколько прекрасной становится в такие моменты.

    — А куда мы плывем? — раздался вопрос девушки. — На север, в Винтерфелл?

    — Нет, — ответил Якен. Увидев, как разочаровалась Арья, он покрепче обнял её и пояснил: — Война закончилась, но на Севере всё ещё царят беспорядки. Мы плывем на Юг, в более безопасное место для моей беременной супруги.

    – И что это за место? – поинтересовалась девушка, глядя на водную гладь.

    – Это один остров, затерянный в Узком море. Он находится недалеко от острова Эстермонт и имеет весьма благоприятный, мягкий климат. Когда Человек путешествовал, ему очень приглянулся этот остров, и он купил там дом, надеясь, что он сможет возвращаться туда, – Якен легко поцеловал Арью в висок. – Надеюсь, моей жене там понравится.

    Арья слабо улыбнулась:

    — Не важно, куда мы плывём, главное, что мы плывем все вместе.

    Якен полной грудью вдохнул морской воздух, продолжая прижимать супругу к себе и, положив руку уже на заметный животик, счастливо улыбнулся:

    — Да, все вместе...

    The end.
     
    вНЕ-времени нравится это.