1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Холодное солнце

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Luned, 17 май 2015.

  1. Luned

    Luned Наемник

    Название: Холодное солнце
    Автор: я
    Пейринг: Элия/Рейгар, Оберин/Элия
    Рейтинг: R
    Жанры: фэнтези, драма, ангст
    Предупреждения: смерть персонажа, изнасилование, нецензурная лексика
    Размер: мини
    Статус: закончен
    Описание: Счастье зыбко и недолговечно. Оно подобно солнцу: может дарить приятное тепло, а может обжигать, доводя до безумия. Оно, как песок, проходит сквозь пальцы, оставляя после себя лишь едва ощутимый след.
    Примечания: допустим, что песня "Золотые руки всегда холодны" была сочинена задолго до Саймона Серебряный Язык.

    Счастье зыбко и недолговечно. Оно подобно солнцу: может дарить приятное тепло, а может обжигать, доводя до безумия. Оно, как песок, проходит сквозь пальцы, оставляя после себя лишь едва ощутимый след.

    По крайней мере, так учили Элию. Но счастью её не было предела, когда стало известно о помолвке с принцем Рейгаром. Ей хотелось кричать от радости, бегать и глупо улыбаться, и она почти поддалась этому порыву, но вовремя остановилась.

    Ещё в детстве Элия усвоила, что лучше всего скрывать свои чувства. Возможно, ключевую роль в этом сыграла мать. Та всегда говорила, что лучше вести тихую, но спокойную жизнь, чем шумную, но полную проблем. Со временем этот принцип въелся под кожу.

    Иногда ей казалось, что эти представления неверны, хотелось просто отдохнуть, подурачиться с братьями, но она быстро подавляла желание. За свои развлечения, которые несут чернь и зло другим, человек потом расплачивается во сто крат большей ценой.

    Элия считала, что своё счастье она обретёт, ведя мирную, благочестивую жизнь. За это она, видимо, и получила подарок судьбы — мужа Рейгара Таргариена. Она видела его всего один раз, на пиру в Королевской гавани. Говорят, первое впечатление о человеке — всегда самое верное, и Элия оценила Рейгара очень высоко. Он казался идеальным, будто бы сотворённым богами: красавец, каких редко встретишь, умный настолько, что его вразумительность граничила с мудростью, и невероятно учтивый.

    Женщины всех королевств благоговеют перед ним, но он достается спокойной неприметной принцессе Дорна.

    Уже несколько дней Элия ждет, когда отправится в Королевскую гавань, навстречу своему счастью.

    * * *

    Трепет и волнение переполняют сердце Элии, когда Рейгар Таргариен накидывает ей на плечи плащ с гербом Таргариенов. Глупая улыбка играет на ее устах. Суженый же улыбается благосклонно, так, будто ничего не боится, будто знает, что все у них будет хорошо. Это придаёт Элии сил и уверенности, она чувствует, что рядом с этим мужчиной ей не страшно ничто.

    Перед помолвкой они даже не успевают поговорить. Всё проходит так быстро, что Элия даже не замечает, как оказывается в септе Бейелора. Однако сейчас её не волнует ничего другого, только он.

    * * *

    Когда Рейгар впервые входит в неё, ей кажется, будто весь мир останавливается, чтобы дать им время насытиться друг другом. Тысячи искр бьют из её глаз, наслаждение накрывает с головой. Именно в это мгновение Элия понимает, что с ним она не тихая, кроткая девушка, не маленький луч солнца, а раскованная, смелая женщина, олицетворение солнца целиком. В его, и только в его объятиях она будет такой.

    Он не первый её мужчина. Но даже милый Оберин остается позади, в тусклом и скучном прошлом. Рейгар. Теперь её жизнь наполнена лишь им.

    Но ослеплённая счастьем юная Элия не замечает, что пламя Таргариена не слишком ярко — он не испытывает тех же чувств, что она.

    * * *

    За пару лет совместной жизни отношения между ними изменились. Или же вовсе не менялись. Может, они были такими с самого начала, а Элия просто не сразу заметила. Если она искренне любит Рейгара, то он лишь из уважения к супруге делает вид, что также относится к ней. Все чаще Элия начинает подмечать, что, разговаривая с ней, он улыбается натянуто и неестественно, как будто его к этому принуждают. Иногда он вовсе не отвечает на её реплики, лишь отстраненно кивает, словно находится где-то в другом месте. И даже несмотря на эту отстранённость, несмотря на эту холодность, она продолжает его любить.

    Ей хочется, чтобы её любви хватило на радостную жизнь для них двоих, чтобы лучи её солнца растопили лед в сердце дракона, и он почувствовал бы к ней то же самое.

    Со временем она бросает бесполезные попытки пробиться через его толстую чешую. Как и говорили учителя, счастье недолговечно и зыбко. Какое-то время она чувствовала себя счастливой... И за эти мгновения благодарна ему, и любит вдвойне.

    * * *

    В Харренхолл на турнир они прибывают вечером. И пока Рейгар занимается приготовлениями и помощью лорду Уэнту с организацией, она все это время проводит с Оберином.

    До этого дня они виделись последний раз ещё до её женитьбы. Ему не терпится рассказать о своих приключениях в Вольных городах, об обучении в Цитадели и ещё много о чем. Его жизнь такая яркая, наполненная событиями. И хотя ей в ответ особо нечем поделиться, она не завидует. Её сердце ещё греют остатки тлеющего в сердце тепла, которое Рейгар дарил ей в первые годы их брака. Вообще-то она и сейчас счастлива… независимо от того, счастлив ли муж.

    С Оберином всегда весело, и она хохочет во весь голос, так, что слышно даже за пределами комнаты. Но рядом с ним ей плевать на этикет и правила.

    — Рейнис и Эйгон, — задумчиво протягивает дорнийский принц, смакуя красное Арборское, — а что, звучит, — он ухмыляется. — О них будут слагать легенды, как о самых честных и добрых правителях. Прямо как их мать.

    Если бы такое ей сказал Рейгар, она бы зарделась краской, даже после нескольких совместных лет брака. Но в ответ брату она лишь дерзко улыбается.

    — Но их дядя, Оберин Мартелл, подпортит им репутацию своей славой любителя ядов и искусного отравителя, — парировала Элия. — Как там тебя теперь зовут? Красный змей, кажется.

    Он переливчато хохочет, запрокинув голову, и она в очередной раз отмечает, насколько он красив.

    Ей вспоминается, каким взбешенным он был, когда объявили об её помолвке с принцем Таргариеном. Элия запросто могла отказаться, она ведь принцесса знойного Дорна, отец смог бы договориться в конце концов, но она не стала. В голове до сих пор всплывает, как брат кричит ей вослед, когда она отправляется в Красный замок «Предательница!»

    На её свадьбу он не приходит. И после тоже. Оберин вообще очень обидчив, а ведь ей порой так не хватает его, чтобы сказать… Рейнис такая темная, не похожая на светлого Рейгара, потому что не он её отец. Но сейчас слишком поздно.

    Она чувствует, как в груди ноет застарелая обида на брата за его упертость. Чтобы отвлечься, Элия поднимается с кровати и проходит к балкону, любуясь закатом и золотистым солнцем. Это напоминает о доме, о беззаботном детстве… Нет, она счастлива, и нет смысла тосковать по былому.

    — Ты ещё не решил остепениться? — говорит она, задумчиво теребя тонкими пальцами янтарные бусы. Краем уха слышит, как он встает, ставя кубок с вином на стол.

    — Все никак не найду ту самую, — без тени улыбки молвит он, приближаясь к ней со спины. — Тем более, что у меня уже есть женщина, которой я буду верен вечно.

    Его властные руки скользят по талии, губы медленно целуют шею, заставляя хотеть большего. Она вздрагивает от внезапной волны желания, но не может противиться. Вместо этого закрывает глаза, полностью отдаваясь своим ощущениям.

    Элия легко поддается брату, и он ведет её к постели, не прекращая целовать. Шелковая ткань юбок щекотно скользит по бедрам, когда Оберин задирает платье. Еле слышный стон соскальзывает с её губ. В голове все путается, но одна мысль стучится отчетливее и громче других: прекратить это, пока не поздно. Однако ей не хочется. С Рейгаром они делили ложе в последний раз ещё до рождения Эйгона. Ей давно не хватает этой отдушины.

    Она вспоминает все те мгновения, которые делила с братом, и спрашивает себя, с кем была счастливее: с ним или с мужем. Учитывая, что сейчас происходит, ответ кажется очевидным. Но в задворки сознания бьется ненавязчивое «Рейгар». Этого достаточно, чтобы остановиться.

    Элия тут же распахивает веки и, вжимаясь руками в грудь Оберина, несильно отталкивает его. Он без лишних слов прекращает, слишком хорошо понимая сестру.

    Несколько минут комнату переполняет тишина, надоедливо зудящая в ушах, пока они пытаются отдышаться.

    — Мы можем уехать в Вольные города, — начинает говорить он голосом, переполненным досадой. — Ты заберешь детей, и мы сбежим. Мы даже сможем пожениться.

    — У меня есть муж, — хрипло говорит Элия. — И я его люблю, — на одном выдохе произносит она, четко осознавая, что это правда.

    — Не говори чепухи, — уверенно оглашает брат, — я тебя знаю лучше, чем ты сама. Ты пытаешься убедить себя, что все хорошо, и лучше быть не может, но это не так. Я вижу, что тебе плохо, как ты несчастна.

    — Неправда! — словно ребенок, которому лишь бы сказать что-нибудь наперекор взрослым, вскрикивает она. — Ты не понимаешь, — она встает, поправляя смятое платье, — у нас с Рейгаром дети, я люблю его, и… он тоже любит меня. Мы счастливы вместе.

    Его глаза мерцают как два огня лютым несогласием. Он трет шею, чтобы справиться с нахлынувшими эмоциями. Черный локон падает ему на лицо, и это, вкупе с распахнутым воротом дублета, придает ему вид озлобленного зверя.

    — Хорошо, — еле-еле выдавливает он, — пусть так, будем думать, что ты счастлива с ним, но счастлив ли он с тобой? — она с примиряющей улыбкой, говорящей об уверенности в своей правоте, трясет головой. Его лицо искажается ещё больше — Оберин не любит, когда ему перечат или отказывают в желаемом. — Да он тебя даже не любит, — чуть ли не рычит брат.

    Элия отворачивается. Слова даются тяжело: — Может быть. Но у нас есть дети. И обязательства друг перед другом. А это превыше всего. Рейгар человек чести и долга.

    Он зло усмехается: — Долг и обязанности чаще всего не удерживают мужчин в семье, а заставляют бежать.

    — Рейгар не такой, — четко выговаривает она, ставя на этом точку. Оберин в смятении уходит прочь, напоследок сказав:

    — Нет, он ещё хуже. Вот увидишь, он бросит тебя, разобьет твое сердце и иллюзии о том, что ваш брак идеален. Твоя верность тебя погубит.

    * * *

    На пиру в честь Харренхолльского турнира Элия сидит за столом одна, без своего мужа. Рейгар пригласил на танец Лианну Старк, принцессу Севера… а не свою жену.

    Но она чувствует не ревность, а наоборот отраду за него, или пытается убедить себя в этом. Похоже, общение с этой северянкой доставляет ему настоящее удовольствие. Впервые на его устах играет искренняя улыбка, излучающая восторг и упоение новой знакомой. Впервые его глаза полны не грусти и задумчивости; впервые он выглядит таким оживлённым, взволнованным, как мальчишка, и… таким счастливым. Это праздничное настроение, как просвет после бури среди хмурой угрюмости Рейгара.

    Однако сердце Элии колет досада от того, что не она дала ему это ощущение, а кто-то другой. Возможно, она и Рейгар слишком похожи, чтобы вместе быть счастливыми, ведь драконы — дети солнца. А вот Лианна Старк полная противоположность ему — буйная, ветреная, шумная, но главное, она дитя холода, а не огня, как Рейгар.

    И хотя с северной волчицей в глазах мужа пляшут озорные огоньки, но эта девица ей не нравится. К ней как раз применимо правило о том, что самые разгульные и ветреные потом страдают больше других.

    Погружённая в невесёлые думы Элия не замечает, как к ней подсаживается Оберин.

    — Да уж, не ожидал, что Уэнт сможет организовать такой большой турнир, — подмечает брат. Она в ответ лишь усмехается, продолжая смотреть на Рейгара. Оберин прослеживает её взгляд и кладёт ладонь на кисть сестры. Он не злорадствует и ничего не говорит, но мысленно поддерживает. Ей хочется сказать «спасибо» за это, но вместо этого она чувствует, как к горлу подкатывает ком.

    Её брак с самого начала был обречён, просто Элия была ослеплена ярким светом драконьего пламени. Сейчас она понимает это как никогда. Но даже от осознания этого её любовь к мужу не уменьшается.

    * * *

    Элия даже не сомневается в том, кто выиграет турнир. Рейгар — лучший мечник королевства, так что исход ясен сразу. Ей кажется, будто она знает наперёд не только это, но и то, кому будет отдано звание Королевы любви и красоты.

    Сердце взволнованно колотится, когда Рейгар едет с венком роз по кругу турнирного поля. Какой-то своей частичкой, загнанной вглубь, Элия злорадствует, представляя, как муж отдаст ей венок, а Лианна Старк будет созерцать эту картину. Пусть знает — Рейгар Таргариен принадлежит только своей жене.

    Тишина оглушает не хуже ревущей толпы, когда принц-дракон подъезжает к принцессе-волчице, отдавая звание королевы турнира ей. Бешеный стук сердца отдаётся гулкими ударами в висках. Элия ощущает на себе взгляды всех собравшихся, и все они без исключения выражают жалость и сочувствие. Она чувствует себя униженной как никогда. Слёзы подступают к глазам, но она сдерживает их. Какая бы не бушевала внутри буря, Элия не покажет этого, надев привычную маску доброжелательности и безразличия и натянув милую улыбку.

    На мгновение ей кажется, что Лианна Старк смотрит на неё, как бы спрашивая, смеет ли принять этот венок, но для Элии сейчас не существует никого, кроме её чувств и мужа. Рушится её мир, её жизнь, былые воспоминания о счастье. Но виду она не покажет и уйдёт отсюда с гордо поднятой головой, как всегда притворившись, что всё в порядке.

    Элия вообще не любит, когда привычные вещи вдруг меняются, поэтому даже себе не признается, что что-то пошло не так. Её муж всего лишь провозгласил Королевой любви и красоты другую женщину. В конце концов, просто решил выказать симпатию дому Старков. По крайней мере, так будет она себя уверять.

    * * *

    Элия не помнит, как оказалась в своих покоях, не помнит, как легла в постель. Всю ночь она не может уснуть. Внутренние стены, выстраиваемые годами, мешают чувствам вырваться наружу. Поэтому её ум, занятый размышлениями и предположениями, не находит покоя.

    Рейгар не вернулся в их комнату. Она не знает почему, но это волнует её меньше всего, всё же сейчас он и не нужен ей. Голова занята лишь роковой концовкой турнира.

    Её размышления прерывает стук в дверь. Уже почти утро, восток озаряется яркими красками, но Элия этого не замечает. Она бессознательно отворяет дверь, встречая одного из стражников. Поначалу не может сосредоточиться на его словах, но, когда в докладе мелькает имя Рейгар, то начинает прислушиваться.

    — Повтори, — еле слышно просит она осипшим голосом.

    Стражник понимающе, с жалостью в глазах (что дико раздражат), кивает и говорит:

    — Миледи, дом Старков по окончании турнира собрался отправиться на Север, в Винтерфелл, но по дороге… ваш супруг… его высочество Рейгар похитил Лианну Старк. На данный момент неизвестно, куда он двинулся, но вам следует как можно скорее собраться обратно в Королевскую гавань.

    В этот раз Элия слышит лишь половину сказанного. По привычке, усвоенной годами, она отвечает «хорошо», не до конца понимая, что произошло. Закрывает дверь, не смея сдвинуться с места. Ей кажется, что земля вот-вот выйдет из-под ног, и она упадёт в бездну отчаяния, раздирающего её.

    Вместо этого, не отдавая себе отчёт в действиях, на ватных ногах приближается к столу и с силой вдавливает в него кулаки. Слёзы потоком вырываются из глаз, когда она начинает крушить все, что стоит на столе. Кубок с вином, чаша с фруктами, подсвечник все летит на пол. А потом, обессилев, она всхлипывает от рыданий.

    — Проклятая волчица, — приговаривает, гулко плача. — Ты погубишь его! — кричит она стене, слабо ударяя кулаком по столу. — Будь проклята! — Элия никогда не думала, что найдётся человек, к которому она будет испытывать столь жгучую ненависть. Она всегда искала в людях только хорошее и верила, что нет на свете плохих людей, но её представления меняются во мгновение ока. В одночасье она понимает, что нашла своего врага.

    — Мама? — зовёт детский голос со стороны кровати. Элия удивляется, как могла забыть, что взяла с собой на турнир двухлетнюю дочь, не решившись оставить её в Красном замке. На время турнира Рейнис находилась под присмотром кормилиц, но эту ночь Элия пожелала провести с малышкой, чтобы не остаться в одиночестве. Однако эмоции настолько затуманили разум, что она забыла о самом дорогом ей человеке.

    — Что, милая? — успокаиваясь и утирая слёзы, спрашивает Элия.

    Девочка только смотрит на неё большими встревожено-испуганными глазами, неуклюже спрыгивая с кровати.

    — Не бойся, все хорошо, — приговаривает она, присаживаясь на колени и протягивая руки к дочери. Рейнис подходит к матери и крепко обнимает. Она ещё один человек, который так чутко понимает боль Элии, не считая брата. Раньше ей казалось, что Рейгар тоже был в их числе, но сейчас она начинает сомневаться чуть ли не во всех своих предположениях и доводах.

    — Папа? — проницательно спрашивает девочка, колыша своим дыханием волосы матери. Малюткой движет чистое любопытство, но Элия чувствует очередной взрыв боли. Еле сдерживаясь, она тихо плачет в рубашку своей дочери. Та безмолвно ещё крепче обнимает мать. Такая маленькая, но уже такая умная и всё понимающая. Этим качеством она пошла в отца.

    — Давай, я спою тебе колыбельную, — предлагает Элия через некоторое время, чуть успокоившись. Рейнис согласно кивает, и она запевает старую-старую песню, которую пела ей мать. Не ясно, почему именно эта баллада приходит на ум, но уже поздно останавливаться. Она тихо и протяжно начинает:

    — Он в глухую ночь оседлал коня,

    Он покинул замок тайком,

    Он помчался по улицам городским,

    Ненасытной страстью влеком.

    Там жила она, его тайный клад,

    Наслажденье его и позор,

    И он отдал бы замок и цепь свою

    За улыбку и нежный взор.

    Внезапно эта песня озаряет ум ясностью. Как будто в голове что-то щелкает, и все кусочки мозаики складываются воедино. Ей кажется, что она даже понимает неверность мужа. Ненависть, злоба отходят на задний план, когда Элия думает, что теперь очередь Рейгара испытать счастье, пусть оно может оказаться совсем мимолётным.

    Попросту дорнийское солнце ослепило дракона, сделав рабом безответной любви. Теперь она чётко осознает, что все эти годы Таргариен был её пленником, прикованным к ней свадебными клятвами, долгом и честью, которой у Рейгара сполна. Если она с ним была счастлива, то он воспринимал их брак, как должное, как неизбежное решение судьбы. Теперь настала пора поменяться им местами, теперь страдать должна Элия, предоставив мужу его заветное счастье, его заветную любовь. В конце концов, живя с ним в браке, она допустила ошибку, посчитав, что только она должна быть счастлива. Эгоистично и неправильно с её стороны, и именно сейчас наступило время расплачиваться за это.

    Она уже заранее может сказать, что всё это закончится большой трагедией. Но, по крайней мере, теперь Элия может отпустить мужа, смирившись с его выбором. Она и сама чувствует, как рушатся невидимые оковы. В каком-то смысле они оба стали свободны и получили своё счастье. Он в виде любимой женщины, а она в виде любимой дочери. В результате их брак оказался не таким уж плохим.

    * * *

    Всё случилось, как она и предсказывала. Лианна Старк стала погибелью для её мужа Рейгара Таргариена.

    Элия стоит на балконе, качая на руках годовалого сына и глядя на юг, туда, где находится Дорн. Она написала письмо брату с просьбой приехать за ней. Тот уклончиво ответил, что из-за разразившейся войны попасть в Королевскую гавань затруднительно, но он обязательно вытащит её.

    Это пугает её. Она хочет как можно скорее бежать отсюда, нутром осязая приближающуюся опасность, и пишет Оберину второе письмо, в котором признается, что Рейнис его дочь. Элия надеется, что это заставит брата поторопится, но пока не получает от него ответа — видимо, письмо ещё не дошло.

    Смерть мужа она восприняла спокойно, так как давно знала, что это случится. За свои ошибки надо платить, а его ошибка ввергла страну в войну, вот и цена соответствующая.

    — Мам, — раздается позади. Рейнис теперь уже три года. — Папа? — тот же вопрос она задала после Харренхолльского турнира, но теперь реакция Элии на него другая.

    — С ним все в порядке, — с улыбкой говорит она.

    — Я видела сон, — чуть запинаясь, отвечает девочка. — Папа на земле, а вокруг олени.

    Элия всегда знала, что Рейнис необычный ребёнок, и эти слова лишь служат очередным подтверждением тому.

    — Папе плохо? — невинно спрашивает дитя, не получив ответа от матери.

    — Нет, ему хорошо. Он нашёл своё счастье, — именно поэтому Элия так спокойно восприняла смерть Рейгара. Каждый день она по нескольку раз молилась богам о его судьбе, и теперь с уверенностью может сказать, что он обрёл счастье, пусть и не в этом мире.

    — Беги наверх и попроси мейстера прийти ко мне, — просит мать, и Рейнис покорно выходит из комнаты. Элия же проходит в покои и, укладывая сына-младенца в колыбель, садится на постель.

    Ей бы, конечно, хотелось перед смертью Рейгара увидеть его и поблагодарить за чудесных детей, за счастье, которое он подарил.

    Сразу несколько чувств борются в ней. Жалость к Рейгару и его несчастной судьбе, презрение за совершённый им промах, обида за то, что предпочёл другую. Но она пытается подавить всё это, потому что хочет быть рада за мужа. В конце концов, он ведь нашёл свою настоящую любовь, пусть и поплатился очень высокой ценой. Да, ей видится, что эта любовь была самой настоящей и искренней, иначе как ещё объяснить безумное поведение Рейгара, совсем не похожего на своего сумасбродного отца?

    Слишком глубоко уйдя в себя, она не замечает поднявшийся в замке шум: чьи-то крики, лязг металла, шаги. Приходит в сознание минут через десять, только, когда стучат в дверь. Элия не представляет, кто это может быть, но благожелательно отвечает: «войдите».

    За дверью показывается невероятных размеров мужчина: высокий до потолка и широкоплечий. Она уже видела его где-то, однако не помнит где.

    — Что-то случилось? — спрашивает она, поднимаясь с постели и подходя к мужчине. Приблизившись, замечает его злые глаза. Потом взору попадается окровавленный меч в его руке, который не приметила сразу. Через секунду Элия понимает, что происходит. Она начинает пятиться, но незнакомец цепко хватает её одной рукой за горло.

    — Таргариены мертвы, — низким голосом говорит он, а потом с силой кидает Элию на пол. — Ланнистеры велели кланяться, — продолжает мужчина. Эйгон начинает кричать и плакать. Мужчина переводит взгляд маленьких глаз в сторону колыбели, и его намерения становятся ясны.

    — Нет! — отчаянно, во всё горло, раздираемая слезами, кричит она, бросаясь к незнакомцу, впиваясь когтями в латный доспех на его руке. Он, не глядя на неё, ударяет по лицу, отчего она падает, и из глаз бьют искры, прямо как в первую брачную ночь с Рейгаром, только сейчас эффект другой.

    Сквозь гул, стоящий в голове, Элия разбирает плач ребёнка. Из последних сил встаёт на ноги и, не разбирая происходящего, бросается вперёд, но лишь натыкается на мощный удар в челюсть. Снова падает, с трудом осознавая, что всё это происходит наяву. Голова раскалывается, она чувствует, как по лицу течет кровь. Некоторое время ничего не видит, а потом проклинает богов за то, что вернули ей зрение именно в то мгновение, когда человек бросает её младенца об стену, размозжив ему голову. Детский крик прекращается, из её же горла вырывается слабый хрип. Она плачет, содрогаясь от всхлипов.

    Элия никогда не думала, что люди способны на такую жестокость, ей всегда представлялось, что у каждого есть хорошая сторона. Жаль, что она понимает, насколько абсурдна эта мысль, только сейчас, когда видит на полу нечто, что с трудом можно назвать её сыном. Скорее, кровавым месивом из человеческих конечностей.

    Хочется кричать, рвать на себе волосы, но у неё не осталось сил ни на что, кроме душераздирающего плача. Мужчина смотрит на женщину так, как будто только что заметил, а потом со словами: «Из-за какой-то шлюхи столько переполоха», начинает расшнуровывать штаны.

    Ей уже плевать, что происходит вокруг. Она оторопело смотрит на то, что в прошлом было её сыном и молится богам, чтобы Рейнис успели спасти. Элия пытается убедить себя, что всё будет хорошо, что скоро они снова будут счастливы. Но у неё не получается. Ситуация настолько ужасающая, что в этот раз найти что-то положительное не выходит. Она старается сохранить последние остатки благоразумия, но это кажется бредом.

    Вместо того продолжает обливаться слезами, уже не обращая внимания на происходящее. Больше она не собирается притворяться, что Рейгар просто хотел счастья, поэтому поступил столь безрассудно. Элия начинает винить во всём злополучного дракона, который столь удачно сначала подарил ей счастье, а потом отобрал, причинив нестерпимую боль.

    Она невидящим взором смотрит перед собой, чувствуя, как её поднимают и задирают ей юбки. Но ей уже все равно.

    Нет никакой закономерности в том, какую жизнь ведёт человек. Элия никогда никому не причинила вреда, всегда искала в плохом хорошее, считая, что нет однозначно плохих людей, и душа в себе любые признаки злых мыслей о ком-либо. И все же судьба распоряжается так, что потери дорнийской принцессы оказались даже больше, чем потери мужа или Лианны Старк.

    Частицей сознания Элия продолжает молиться о том, что счастье ждёт их где-то в другом, более прекрасном мире. Там, где они найдут свой дом.

    Когда её тело начинает содрогаться от мощных толчков, совершаемых мужчиной-горой, она закрывает глаза, собираясь забыться желанным спокойным сном… который продлится вечно.

    Тьма накрывает, убаюкивает, а потом Элия видит детей. Рейнис в охапку держит сверток с маленьким Эйгоном, но при виде матери передает младенца ей. Он приветливо и дружелюбно улыбается, и ямочки проступают на маленьких пухлых щечках. Одной рукой держа годовалого сына, а другой взявшись за ладонь дочери, она идет вместе с детьми навстречу неизвестности. Впереди зреет восход солнца, на фоне которого вырисовываются силуэты Рейгара и Лианны. Те стоят, обнявшись, и ждут Элию.

    — Прости, — с раскаянием говорит Рейгар жене. Но ему не нужно извиняться перед ней, потому что она простила его ещё в день их свадьбы.

    Просто солнце ослепило дракона…
     
    D'arja, Странница и Cat. нравится это.
  2. D'arja

    D'arja Знаменосец

    Хороший фик. Годный.