Запад

Тема в разделе "[ФРПГ] Военная ФРПГ по ПЛИО", создана пользователем Sezar Darckwater, 19 апр 2007.

  1. Sezar Darckwater

    Sezar Darckwater Гость

    Кастерли Рок. Неделей ранее событий событий в Королевской Гавани. Вечер

    У впадения небольшой речки в море, пробившей себе путь среди фьордов, на скале стоит Кастерли Рок, возвышаясь над долиной и городом. Далеко внизу разбиваются об основание скалы морские волны, с громовым рокотом вырываясь из Львиной Пасти. Стены вырастают сразу из почти отвесных склонов, в серое небо упираются кольчужные кулаки круглых башен, гнут скорпионьи хвосты баллисты и требуше, и с развевающихся багровых знамён испускает грозное рычание золотой лев, хозяин этих земель. Дорога медленно поднимается вдоль скалы, делает несколько поворотов, так, что замок господствует над всем подъёмом.

    Тайвин Ланнистер, лорд Кастерли Рок, Хранитель запада и Щит Ланниспорта восседал на высоком резном троне красного дерева во главе стола. Справа от него был старший брат, сир Киван, серьёзный, как и всегда, слева блистала юной красотой Серсея, облаченная в зелёный бархат, расшитый золотом. Золотая цепочка с крупными изумрудами, подчёркивающими цвет её глаз, украшала лебединую шею. Ниже расположились крупнейшие лорды-знаменосцы Ланнистеров, прибывших на зов, и их свита: сквайры, оруженосцы, пажи. Пир шёл уже долго, успели смениться несколько блюд, подали десерт. В золотые чаши в обилии лились лучшие борские вина. Музыканты, понимая, что гости не готовы слушать «подлинные вершины творчества», наигрывали ненавязчивую весёлую мелодию.
    Но чаша лорда Утёса оставалось нетронутой.
    - Тайвин, Тебя что-то беспокоит? – Лорд повернул бритую голову к брату, лицо его как всегда ничего не выражало.
    - От Пицеля слишком долго нет вестей.
    - Милорд, прошу прощения, - к ним склонился мейстер. - Только что прилетел ворон из королевской Гавани. Письмо запечатано королевской печатью.
    Тайвин встал, следом из-за стола поднялся Киван. Приложившись к благоухающей розами ручке Серсеи и оставив её развлекать гостей, лорд Тайвин вышел через боковую дверь.
    В солярии было хорошо протоплено, на стенах висели мирийские ковры. Киван зажёг свечи и подошёл к столу, на котором лежала карта Речных Земель и Простора. Вскоре появился мейстер с письмом. На красном воске был оттиснут трёхглавый дракон дома Таргариенов. Отпустив мейстера, Лорд Тайвин сломал печать и развернул пергамент. Его глаза несколько раз пробежали по строкам, написанным мелким почерком, затем он протянул письмо брату. Тот нахмурился.
    - Джейме…
    - Тайвин, - Киван положил руку на плечо брату. Некоторое время они молчали, разглядывая карту.
    - Киван, отправь гонца в лагерь. Пусть войска готовятся к выступлению. – Тайвин говорил обычным голосом, но на его бритой голове выступили крошечные капельки пота.
    - Ты думаешь?.. Рейегар не Эйерис, это неразумно.
    - Рейегар уже поступил неразумно, похитив Лиану Старк и тем самым восстановив против себя половину страны. Эйерис довёл королевство до грани своими казнями, а принц только подлил масла в огонь. Таргариены всегда балансировали на грани безумия. Бейелор, Эйерион, Эйерис…– В его голосе слышалось недовольство. – Старк уже подошёл ко Рву Кейлин, и Аррен выступил из долины. Сейчас он должен быть в Речных Землях.
    - Им ещё нужно объединиться с Талли, - проронил сир Киван. – Как хочешь, я сей час же отправлю человека.
    Лорд Тайвин бросил взгляд на карту:
    - Постой. – Склонившись над столом, он набросал на листе пергамента несколько строк и запечатал золотым воском. – Это письмо нужно передать командующему флотом. Пусть пошлёт несколько самых быстрых своих кораблей в залив Железных Людей, усилит морское наблюдение, запасётся провиантом и держит большую часть кораблей на рейде.
    - Хорошо. – Киван повернулся, чтобы выйти, но у самой двери остановился. – Тайвин, Джейме - рыцарь Королевской Гвардии. Самый молодой член братства.
    - Он мой сын.
    Киван склонил голову и вышел, притворив за собой дверь.
     
  2. Санделло

    Санделло Гость

    За шесть дней до событий в Королевской Гавани

    Было холодно и слякотно. Кучка ободранных крестьян стояла посреди площади.
    - И это все? - съер Грегор в третий раз оглядел своих солдат. Кольчуги не было ни у кого. У двоих были старые кожаные куртки. Один лучник щеголял в стеганной куртке с красным львом. Остальные были одеты кто во что и вооружены топорами. Кузнец притащил ржавый меч.
    - Мы идем воевать под знамя лорда Ланнистера! Будем убивать, грабить и насиловать! Ясно?!
    - А кого, милорд? -пробасил кузнец.
    - Врагов. Оружие не терять, а если кто-то сбежит с поля боя - пожалеет, что родился! Джон, придурок, убери герб Рейнов! У кого лошадь есть, пусть едет верхом. Уот, что у тебя за хрень в руках? Вилы? Ладно, сойдет. Пошли!
    Маленький отряд из трех конных и двадцати семи пехотинцев двинулся к Ланниспорту. Съер Грегор надеялся успеть на пир.
     
  3. Grem Noring

    Grem Noring Гость

    Лагерь армии Ланнистеров.

    Весь день многолюдный лагерь Ланнистеров бурлил. Еще бы! Командир ”Бешеных Львов” – Греем ”Пиявка” по велению сира Кивана Ланистера устроил состязание среди воинов своего отряда.
    Сразу после обеда копейщики и лучники, межевые рыцари и вольные всадники по одиночки и группами стекались к шатрам ”Бешенных”. Все они собирались повеселиться и посмотреть, что на самом деле умеют воины ”Пиявки”.
    Здесь на восточной окраине лагеря еще утром плотники устроили несколько площадок для состязаний. Над простым солдатским шатром Грема развивался флаг ”Бешенных” – черное полотнище с золотым львом стоявшем на задних лапах.
    Состязание развернулось на нескольких огороженых площадках…
    На первой мерились силой в кулачном бою широкоплечие гиганты. Все они неблагородных кровей, как и Греем. Но он лично отбирал их в отряд из огромного числа воинов Ланнистеров.
    Мелькали тяжелые кулаки, блестел пот, струившийся по мускулистым телам, брызгала в стороны кровь, крошились и разлетались сломанные и выбитые зубы. Здесь никто не щадил другого, даже если это твой лучший друг с которым ты укрываешься холодной ночью одним одеялом и ешь из одного котла солдатскую кашу.
    Условие победы только одно – побеждает тот, кто останется стоять на ногах. И они побеждали. Сильные, выносливые, безрассудные - они не знали жалости в бою. Но едва труба возвещала о победе, именно победитель выносил с поля поверженного. Придя в себя, кривясь от боли и выплевывая кровь и зубы, побежденные орали, что есть мочи, поддерживая своих победителей.
    ”Пиявка” с нескрываемым восхищением следил за каждой из схваток. Перед глазами вновь встало то поле и холм, где под яркими солнечными лучами, словно гранитные камни стояли ровные ряды закованных в железо копейщиков.
    Тогда полсотни полуголодных оборванных солдат, таких же наемников как он оказались на острие атаки пехоты сира Кивана. Простые дубовые щиты да боевые топоры в сильных, привыкших к убийству руках.
    Холм устлан телами павших в предыдущих не имевших результатах атаках воинов. Кровь капала с острых наконечников копий томившихся в ожидании новых жертв. Вновь затрещали, ломаясь о щиты и панцири копья. Сталь впивалась в теплые тела, крики сражающихся и вопли раненых и стоны умирающих повисли над холмом.
    Вновь Ланнистеры откатились назад, оставив на растерзание непоколебимому врагу горстку обезумевших от яростного боя наемников.
    Но они выжили. Пробив топорами брешь в рядах врага, Грем и немногие выжившие рубили, рвали зубами, молотили кулаками, делали все, чтобы выжить. И не один не думал о спасительном бегстве. А затем сир Киван сам повел спешенных рыцарей в последнюю атаку.
    А за тем, вечером, когда мешки двух десятков выживших наемников ломились от богатых трофеев, а крепкое вино играло в голове – сир Киван лично наградил каждого горстью золотых и первым назвал их ”Бешенными львами”.
    Время состарило одних, мечи и копья вырвали из рядов других, а тяга к теплому очагу и куску земли усмирила третьих. Он уже не помнил имен тех, с кем познал радость первой победы тогда и испробовал на вкус истинную солдатскую славу. Но в его отряде всегда находилось место отчаянным здоровякам способным силой и отвагой пробить брешь в любом строю.
    Время отпустило его, и Грем улыбнулся победителю.
    Здоровенный детина с копной рыжих волос улыбался детской улыбкой, которая так не шла его облику. Лицо усилиями противников превратилось в мешанину синяков и ссадин. Кровь капала с разбитых кулаков. Багровые капли стекали с разбитых губ и бежали по подбородку. Кто-то из противников выбил ему передние зубы, от чего улыбка победителя выглядела совсем несуразно.
    Собравшиеся вокруг площадки воины восторженно приветствовали его.
    - Том! – позвал Грем.
    Солдаты закричали еще громче, когда увесистый кошель с золотыми перекочевал из рук ”Пиявки” в трясущиеся от напряжения минувшей схватки ладони Тома.
    Рядом на широкой площадке заканчивалось состязание рубившихся тупыми турнирными клинками межевых рыцарей и мелких феодалов, коих оказалось предостаточно в отряде Грема.
    Тут не нашлось равных юному межевику лишь пару месяцев назад оказавшемуся в рядах ”Бешеных”. Не последнюю роль в этом сыграл сир Киван, настоявший на этом, ведь в отряде служили только ветераны, а парнишка еще ни разу не познал настоящей битвы.
    Грем оказался приятно удивлен этому. Он был уверен, что юнец падет в первом же бою, а тут...
    Он даже не смог вспомнить его имя, как ни старался. Однако он победил, и как кричали восторженные зрители (сам Грем этого не видел) победил заслуженно. Похлопав паренька по плечу и, наградив его золотом Ланистеров, Грем предложил победителю посмотреть на конные состязания.
    Здесь было на что посмотреть и простому деревенскому зеваки, и неопытному воину, не говоря уже о видавшем виды ветеране.
    Немногочисленные вольные всадники и межевики устроили настоящее побоище. Разбившись на две команды по два десятка всадников, они сшибались друг с другом, рубя тупыми мечами. Гудели щиты, покрывались вмятинами панцири и шлемы. Падали выбитые из седел воины.
    Вновь воспоминания нахлынули на Грема.
    Это была ужасная ночь. Еще совсем юный, моложе стоявшего рядом парнишки, что восторженно следил за кавалерийской схваткой, прижимая к груди полученное в награду золото, Грем и несколько десятков всадников попал в ловушку. Тогда лишь немногим удалось вырваться из цепких лап смерти и скрыться меж спасительных деревьев.
    А вот Грем не смог. Не потому что не хотел. Нет. Тогда он еще не был ”Бешенным” просто в боку застрял обломок копья, а левая рука безвольно висела вдоль тела, сломанная чьей-то палицей. Но правая еще сжимала обломок меча…
    Он так и не понял, что заставило его - обессиленного пытаться сопротивляться - о геройской смерти он тогда точно не думал. Сбитый с коня древком копья, он пытался встать на ноги, но смог лишь подняться на колени и ползти вперед, ничего не видя из-за кровавой пелены перед глазами.
    Он уткнулся в чей-то сапог. Кажется, над ним смеялись, хотя он с трудом различал звуки сквозь гул в голове. Тогда злость и отчаяние охватило им. Он вцепился зубами в ногу врага. Сжал и не отпускал, не смотря на пинки и удары со всех сторон. Странно, что его не убили тогда.
    Очнулся он связанным во вражеском лагере. Именно тогда его и назвали ”Пиявкой”. Рыцарь, которому он прокусил ногу, теперь ходил, опираясь на копье. Его должны были сжечь на закате, но не успели. Немногочисленные выжившие привели помощь, и в ходе жестокой сечи его спасли.
    Грем очнулся от очередных восторженных криков зрителей. Однако воин, победивший в состязании, был очень плох. На шлеме красовалась изрядная вмятина, а испод проклепанного железа на кольчужный воротник струилась кровь. Бедняге помогли спуститься с коня и отвели в шатер, чтобы оказать помощь, под восторженные крики толпы.
    - Вейнфорд, не иначе, - пробормотал Грем, пытаясь вспомнить, кому принадлежат цвета на тунике победившего в состязании.
    На состязание рыцарей он не пошел. Да это было самое захватывающие, но это было рыцарское ристалище, он не мог совладать с завистью, когда видел как несутся друг на друга выставив, копья закованные в сталь доспехов рыцари.
    Он уже хотел было уйти, когда увидел Клигана.
    - Какая неожиданная встреча, приятно видеть здесь представителя дома Клиганов. Зашли посмотреть? Как вам мои ”Бешенные”?
     
  4. Санделло

    Санделло Гость

    - Хорошие бойцы, не чета моим крестьянам,- съер Грегор половину дороги до Ланниспорта шел пешком и был вовсе не рад этому. Правда, супчик из невезучей лошади получился довольно вкусный. Да еще и ристалище, как назло. Хорошо, хоть братец там не опозорился. Выбил лорда Пайпера из седла, в лужу под вопли зрителей. Бедный Пайпер. Опозорился перед половиной лагеря. Хуже того, его победил малолетний оруженосец. Надо было на Пса ставить, а не на Марбранда. Вылетел, зараза, в первом бою. Ему хорошо, у старого лорда Марбранда и лошади запасные есть, и доспехов полно. А мелкому лорду денег всегда не хватает, из замка крысы в деревню убежали и крыша в четырех местах течет. И Псу хорошо, устроился у лорда Свифта, гоняет остальных оруженосцев по двору. Где б самому лошадь взять? Да еше такую, чтобы выдерживала. И своим раздолбаям нужны хотя бы кольчуги. И палатка нормальная, а не решето, которое и дождь, и град пропускает. А наемник явно чего-то хочет, не отстает. Просто напрашивается. А это мысль! Заодно и деньгами разживусь.
    - У таких бойцов и командир им под стать. Неплохо бы размяться перед боем, съер?
     
  5. Grem Noring

    Grem Noring Гость

    - Размяться? Да не шутите ли вы? Вы предлагаете мне - простому наемнику выйти на это поле против Вас?
    Все окружающие притихли. Над лагерем прошелестел шепот.
    - Поединок, поединок. Они будут драться. Две монеты на Клигана. Дурак да наш "Пиявка" его одними зубами загрызет.
    Солдаты потянулись к месту, где разговаривали Клиган и командир "Бешенных".
    На каком бы виде оружия хотели бы биться? - поинтересовался Грем, зло полыхнув глазами по сторонам. Все голоса разом смолкли, лишь негромко шелестели знамена над шатрами.
    Грем испытывал двойное чувство. С одной стороны он впервые получил возможность скрестить пусть и турнирный, но все же меч с таким воином как Клиган, а с другой, он понимал, что проигрыш будет стоить ему репутации среди своих же солдат, многие из которых межевики и мелкие феодалы. Но все равно жажда боя уже захватила его разум, вытесняя из головы все но и возможно.
     
  6. Санделло

    Санделло Гость

    Съер Грегор пинками растолкал мирно сопящего Уота, распотрошил два вьюка, попутно найдя кожаный бурдюк с паскудным местным пивом и кусок колбасы, и нашел свой щит в третьем вьюке.
    Уот окончательно проснулся
    - Мы уже выступаем, съер ?
    - Я иду бить Пиявку.
    - Так холодно же, они еще спят. Ее посолить надо, тогда сама отвалится.
    Съер Грегор фыркнул.
    - Это наемник. Если он придет сюда, отдаешь ему пиво и говоришь, что денег нет. Если я приду - то будет тебе кольчуга. Понял?!
    Уот поспешно закивал.
    Съер Грегор вернулся к огороженным площадкам, перешагнул через веревки и стал в центре, напротив своего противника. Чего-то не хватало. А, судьи!
    - Кто желает судить нашу схватку?!
     
  7. Grem Noring

    Grem Noring Гость

    Кто будет судьей его не интересовало.
    - Мне надо надеть что-нибудь для защиты от вашего меча сир, - извенился Грем.
    "Пиявка" отсутствовал совсем немного. Ровно столько столько надо чтобы облачится в любимую длиннополую кольчугу. ("Бешенные" шутили, что это единственная женщина которую он когда либо любил). На груди прикреплены три стальных бляхи в форме правильных квадратов.
    Грем шел спокойно, словно на прогулку. Затягивать кольчугу поясом он не стал и она громко позвякивала при каждом шаге.
    В левой руке наемник держал конический шлем с личиной, походившей на львиную морду и кольчужной бармицей.
    Правый кулак, облаченный в кольчужную рукавицу сжимал эфес полуторного меча, идеально заточенное лезвие отдыхало на плече хозяина в ожидании кровавой пищи.
    - Хочу еще раз сказать, что благодарен вам за возможность скрестить с вами клинок сир. Надеюсь по окончании этой схватки вы останетесь живы.
    После этих слов он учтиво склонил голову, а затем надел шлем. Бармица скользнула вниз, обволакивая широкие плечи.
    Перехватив эфес двумя руками, Грем крутнул клинок перед собой, чертя в воздухе замысловатые круги.
    - Ну что сир. Начнем, покажем этим лентяям, что такое настоящий бой! - раздался глухой рык из под личины.
    "Бешенные" хорошо знали этот рычащий голос. Боевой раж уже охватил его, теперь от его спокойствия ни осталось и следа. Ярость пылала в его груди готовясь выплеснуться наружу. И острие этой боевой ненависти - клинок рассекавший воздух.
     
  8. Паладин

    Паладин Гость

    Если утром тяжко, значит вечером было весело…
    Впрочем, может быть и веселее, если сразу, как проснешься, рядом со своей палаткой найдешь бочонок пива, хорошо охладившийся в утренней росе, а потом, смочив как следует горло, пойдешь посмотреть что-нибудь интересное.
    Вот именно такое удовольствие выпало на долю Квинт Шарду, третьего сына барона Пипла Шарду. Правда, титул, вот и все, что досталось потомкам от беспутного папаши. Правда, и тут, старшему досталась семейная развалюха, которую, как казалось Тому, не чинили со времен Эйегона Завоевателя, последний более-менее на что-то годный комплект доспехов и какой-никакой, хоть и пожилой, да неплохой, боевой конь – среднему, а вот младшему пришлось уже в 12 лет уйти из дома.
    Попробовал он немало, сначала связался с бандой городских бродяжек, что по ночам грабили пьянчужек, потом загремел в околоток, бежал, и чтобы не попасться стражам порядка вновь, подался в войска.
    Но и тут вышла незадача, тот, кому он служил сначала как простой копейщик, потом, попав-таки в легкую конницу, оказался одним из дворянчиков, что сражался на стороне Черного Пламени, и когда их окончательно подавили, остался не у дел. Конечно, можно было бы податься обратно в банду, но…
    Не таков был Квинт Шарду, он взялся честно продавать свой меч и попал в межевые рыцари, время от времени даже встречался в стычках со своими товарищами.
    С годами и опыт во владении мечом да копьем пришел, и деньжата подскопились. И вот смог он купить себе уже нормальный, хоть и не первой свежести доспех, уже очень хорошего коня, лошадку заводную, и даже – нанять оруженосцы.
    А когда узнал, что собирают отряд «Бешеные Львы», то с радостью нанялся в него, и пока – не пожалел.
    На плацу что-то шумели, и, прихватив с собой бочонок, Квинт направился туда.
    Подошел, попытался протиснутся, и тут его прямо-таки вытолкали в круг, где собирались столкнуться в схватке два рыцаря. Один взгляд – о нет! Это же Гора! Хоть мечом Шарду владел неплохо, но встречаться с ним не имел ни малейшего желания. Да и командир собственный в противниках Горы. Нет, оно конечно интересно, но смотреть на такое лучше выйдя из круга.
    Да не тут-то было! Свои же товарищи «Бешеные» вытолкали его обратно, подкрепив дело словами:
    - Ты же это, вроде как дворянин, а значит, судейское дело знаешь!
    Ну и обещали за хорошее дело бочонок пива вечером.
    Последний аргумент решил дело.
    Квинт Шарду сделал еще пару глотков, отставил хмельное в сторону, решив, что допьет, подняв уже за победителя, выпрямился, подбросил в небо монетку.
    Она легла трехглавым драконом.
    - Первый удар у сира Григора Клигана!
    Стащил у кого-то булаву и взмахнул ей как жезлом турнирного маршала:
    - Да пусть начнется бой!
     
  9. Санделло

    Санделло Гость

    А вот и судья пожаловал. С пивом! Это что, приз победителю? Увы, "Бешеный Лев" про это ничего не сказал. Надо б спросить!
    - Это что, весь бочонок мне?
    Судья икнул и поспешно выскочил из круга. Съер Грегор расценил это как "нет" и лязгнул забралом шлема. Надо было себе глухой шлем купить, а то в этом забрало иногда заедет. Ничего, посолю Пиявку и куплю.
    Съер Грегор внимательно посмотрел на Грема, зло усмехнулся под забралом, и вспомнив о манерах, рванул из ножен меч в салюте, плавно перешедшем в длинный выпад - с нормальным оружием у противника от такого удара должна отвалиться правая рука. Или, если повезет, можно разрубить наискосок.
     
  10. Grem Noring

    Grem Noring Гость

    Уж что-что а учтивости Горе всегда не доставало.
    Если он и хотел застать врасплох такого опытного воина как "Пиявка", то ему надо было придумать что-нибудь по хитроумнее. Однако Грем решил ответить такой же хитростью и сделал вид, что собирается отсалютовать в ответ.
    Отбивать такой удар было бы самоубийством, отступать тоже не лучший выбор.
    Едва Гора атаковал, Грем резко дернулся вперед (Забирая вправо, под левую руку Горы) в противоход противнику. Клинок змеей метнулся снизу вверх, так чтобы попасть по защищенному железом колену.
    Хоть он и ниже ростом, но в ширине плеч не уступал и надеялась если не ранить, то хотябы свалить с ног противника.
     
  11. Санделло

    Санделло Гость

    "Какие умные Пиявки стали", - съер Грегор успел шагнуть чуть левее, клинок противника выбил искры из наколенника уже на излете. Но все равно получилось больно. Рыцарь зашипел, но удержался на ногах.
    "Опытный. зараза, близко не подходит!" - Гора присмотрелся к наемнику. Тот атаковал справа, значит надо подумать. Да еще кольчуга у него звякает, отвлекает. Может, по башке ему врезать? Нет, он еще соображает, увернется, значит нужно что-то другое. Щит ему разбить? Тоже пока нельзя. Не звякай, не убежишь. Надо бы его в угол зажать, так где в этом кругу углы, скажите на милость?! И дружки его разорались:
    - Порви его в куски!
    Ну как скажете, я не против. Порвать так порвать. Съер Грегор ткнул мечом в низком выпаде. Он бы свою печенку после такого увидел в настоящем бою!
     
  12. Паладин

    Паладин Гость

    Квинт Шадру смотрел на первые выпады противников, примерно оценивая силы.
    Да, Гора не зря получил именно такую кличку, которая ему, похоже, по душе. Огромный рост, чудовищная физическая сила, длинные руки… Да и сам меч, который нормальный человек сочтет двуручником – для него все равно, что пушинка. Противник пониже, столь же широк в плечах, и заметно быстрее громадного Клигана. Значит, Гора будет давить силой, Пиявка – уходить, ожидая, когда противник допустит ошибку, раскроется, и тут-то попробует взять свое.
    Так и получилось с самого начала, небрежно выполненный салют превратился в удар по кистям противника. Останавливать клинок противника своим – тяжело, гора сильнее, парад пробьет как два пальца… Нужно уходить. В сторону, ага, вправо, под щит, отлично! Сам Шадру поступил бы так же, и попробовал бы «стреножить» противника ударов в колено, под щит, что и проделал Пиявка.
    Гора, видимо, полагаясь на свою силу и выносливость, сделал отшаг влево, и все-таки получил удар по колену. Сталь выдержала, но про себя Шадру отметил, что будь удар секирой, то колено было бы раздроблено, даже под железом.
    Ничего удивительно, что хотя Гора устоял на ногах, но теперь потерял в маневре сильнее, и весь бой, чем бы не закончился, будет хромать, а к вечеру колену раздуется до размеров дыни. Теперь Гора достанет противника только если тот полезет в тесный ближний бой.
    На месте Григора сейчас сам Шадру попробовал бы треснуть зашедшему с левой стороны противника щитом, либо умбоном наотмашь, либо верхней кромкой по забралу шлема, но Гора поступил иначе – прямой колющий выпад чуть выше пояса противника. Хороший удар, колющие – вообще серьезная штука, и Шадру помнил своего учителя и его слова: «Чума на лезвие! Острие убивает! Коли, а не маши мечом как палкой!». Да и колющие удары сложнее парировать…
    Забыв о пиве и полностью протрезвев, Квинт смотрел за тем, как стремительный выпад приближается к телу Пиявки, и на то, как его командир начал ответное движение…
     
  13. Grem Noring

    Grem Noring Гость

    Изпод личины раздалось довольное рычание, когда клинок саданул Горе по ноге.
    - ААА!!! Давай! Вали Гору! - ревели "Бешенные".
    - Бей "Пиявку", - раздался хриплый голос из толпы, который тут же прекратился. Получивший пару увесистых ударов в лицо и ногой в живот, крикун скуля от боли уполз в сторонку.
    Однако противник похоже хотел пустить кровь Грему, и это не могло не волновать его, как и любого воина. Боевой азарт будоражил и без того горячую кровь.
    Поэтому едва клинок Горы метнулся к его животу, "Пиявка" забыв о том, что это поединок, повел себя так, как делал ни раз в ожесточенных сражениях, когда было не до красивых финтов.
    Он решил вновь атаковать со стороны поврежденной ноги и не защищенной щитом.
    В самый последний момент, Грем широко шагнул вперед и влево, так что клинок Горы лишь скользнул по звеньям кольчуги сбоку, а может это был и не клинок, а воздух встревоженный резким выпадом. Одновременно он перехватил меч одной рукой за середину лезвия.
    Удар! Эх. Будь у него молот или хотябы топор. А так он вынужден был бить мечом. Метясь в затылок клинком, так чтобы удар пришелся плашмя по затылку.
     
  14. Санделло

    Санделло Гость

    "Поимей тебя Иные! Тоже мне лев нашелся!" - сьер Грегор успел поймать удар противника щитом. А кого это его люди бьют? Если Пса, то у них будут большие неприятности. Тот вполне может ткнуть обидчика ножом. Если кого-то из его солдат, то это безобразие, человек поддержать пришел и по зубам получил. Крутые какие, моих людей бить! Я им устрою! Крестьян любой ограбить может. Лучше б они молодому Марбранду рожу начистили, чтоб не проигрывал, когда на него люди ставки делают. Или лорду Свифту, за дурацкого синего петуха в гербе и слишком веселое отношение к жизни. Достал своими древними россказнями про септ и моряков до печенок. И несмешно совсем. Или септрий какой-нибудь выпотрошили. Там всегда есть что-то ценное, не камни, так серебро, не серебро, так перепуганные девушки.
    И нога разболелась. Ближе подойди, я тебе голову отгрызу! Съер Грегор отступил назад, перехватил меч поудобнее и, сдавленно матерясь, рванулся вперед, рубя Пиявке по ногам. Пусть тоже хромает!
     
  15. Паладин

    Паладин Гость

    Клинок Горы дотянулся таки до Пиявки, но уже проскользом. Командир «Бешеных» оправдал свою кличку, и снова сместился в мертвую зону для противника, выставил вперед левую руку…
    Вот это действительно четко – захватить клинок противника в латную рукавицу! Скрежетнул металл, и вот оружие Горы на секунду оказалось иммобилизовано.
    Сир Григор начал смещаться назад, чтобы увеличить дистанцию, что необходимо для его широкого замаха, сокрушительного, ломающего щиты и латы, крушащего кости и перерубающего тела. А Пиявка (эх, вот действительно, не зря дают расхожие прозвища, за дело!) вплотную прилип к противнику, и с размаху ударил того по голове, и движение Горы назад стало роковым, усиливая удар клинком плашмя.
    Может голова у Гриогара и крепкая, даже железная, но такое даже для глыбы будет многовато. Квинт Шадру сам не раз так получал и раздавал по голове своим противникам, и знал, какой звон в шлеме испытаешь, перед тем, как сознание утонет в темноте…
    Так и вышло на этот раз, по инерции Гора еще откатился назад немного, вырвал уже почти бесполезный меч, махнул им напоследок, метясь куда-то в ноги, и, потеряв сознание, гремя латами рухнул на землю.
    - УРА!!! СЛАВА ПИЯВКЕ!!! – взвыли «Бешеные»
    Тишина среди тех, кто ставил на Гору… Кто-то успел заключить пари, и быстро подсчитывали прибыли и убытки.
    Шадру подошел к командиру и поднял вверх его руку с мечом:
    - Вот победитель!
    После чего, сделав глоток из неизменного с утра бочонка, наклонился над сиром Григором. С трудом разомкнул забрало, которое, похоже, заклинивало еще и до поединка. Нет, все в порядке, через полчасика очухается, и будет страдать головной болью, и явно, большим желанием при первом удобном случае – взять реванш. Ну да ничего, все нормально! Главное, что Дом Ланнистеров получил хорошую проверку своих воинов, зрелище, и при этом – не потерял никого из бойцов.
    Настало время пить, и бочонки появились сразу со всех сторон рассыпавшегося круга, окружавшего площадку боя…
     
  16. Grem Noring

    Grem Noring Гость

    - Слава Ланнистерам! Ланнистеры! Львы!- кричали "Бешенные". Одобрительный, а местами восторженный гул словно ворон несся над лагерем.
    - Тихо все! - рявкнул Грем, вонзив меч в землю.
    Он с видимым усилием стянул с себя шлем и сунул его в руки ближайшему воину. Да так сильно, что то согнулся пополам, когда шлем врезался в его живот. Охая и ахая бедняга скрылся за спинами товарищей, прихватив меч командира.
    Лицо "Пиявки" блестело от пота, он тяжело дышал, хотя только что передвигался с быстротой и проворством ящерицы. Щеки покрылись красными пятнами.
    Все также в полной тишине он стянул кольчужные рукавицы и вытер пот с лица. Кровь обильно запачкала и без того обезображенное лицо наемника.
    - Он ранен. Наверное когда Гора меч вырвал. Кровь, смотрите у командира кровь, - шептались многочисленные зрители. Кто-то даже бросился к нему, но Грем жестом остановил воинов.
    "Пиявка" с удивлением поднес к лицу ладонь. Рана была не глубокая, он даже не ощутил боли, но разрез обильно кровоточил.
    - Отнесите Гору в мою палатку! Живо! Лучшего вина нам и..., - он на мгновение задумался, - найдите Торнта! Он наверняка набрался и спит где-нибудь в шатре!
    - Ланнистеры! Слава "Бешенным"! "Пиявка"! - новый порыв радостных криков подвыпивших наемников разнесся по окрестностям, когда Грем направился вслед за шестью "Бешенными".
    Те с огромным трудом тащили Гору. Сам по себе он велик, а тут еще и груда железа в которую он облачился перед поединком.
    А турнир тем временем подходил к логическому концу - всеобщей пьянке с мордобоем, пошлыми шутками и парой тройкой зарубленных в пьяной драке неудачников, решивших, что могут потягаться с самими "Бешенными".
    Грем все это время находился в шатре вместе г Горой. Тот тяжело хрипел изпод забрала. Но вот появился Торнт. Как всегда пьяный. Если бы он не был таким хорошим бронником, то Грем наверняка давно бы уже выгнал его из отряда или вообще повесил на первом дереве.
    - Пьянь! Посмотри на себя! Какой ты "Бешенный"! - для порядка возмутился Грем.
    - Да я... Да как...Турнир ведь...Другие тоже пьют..., - в разнобой пытался оправдаться Торнт, еле выговаривая слова.
    - Сними доспехи и чтобы к утру были как новые! - велел Грем. - Да и шлем посмотри там с забралом что-то не так!
    - Мне бы... Того...Помощь...Вон какой здоровый...Доспехи поди больше меня весят...Не унесу я один... - начал канючить Торнт.
    - А ну снимай живо! - Грем резко шагнул вперед, сжав кулаки так, что из порезанной руки вновь хлынула кровь.
    Этого оказалось достаточно и всего через несколько мгновений Гора уже лежал на полу шатра в пропахшей потом одежде. Грем покачал головой глядя на рыцаря.
    - Ладно! - Пиявка махнул рукой. Взяв кувшин вина сделал несколько больших глотков и поставил кувшин рядом с Горой. После чего опустился рядом и стал ждать когда рыцарь придет в себя.
     
  17. Санделло

    Санделло Гость

    Съер Грегор зашевелился, чуть не опрокинув кувшин. Нельзя было понять, что болит больше - башка или колено. Кувшин! Рыцарь ухватил посудину и сделал несколько жадных глотков. Вроде полегчало. Гора сел. Пиявка? Напротив? Он что, притащил меня к себе в палатку? Похоже, что да. Доспехи даже снял. Интересно, как он в них влезет? Подгонять надо. И когда я ему руку располосовал? Не вовремя Одноглазик ногу сломал, в конном бою он бы у меня летел, как птичка. До ближайшего дерева. А сейчас - ни денег, ни доспеха, ни лошади, еще и штаны мне порвал. Дорнийское счастье. А вино у него хорошее, не кислятина дешевая, надо б поблагодарить...
    - Спасибо за выпивку, съер.
     
  18. Grem Noring

    Grem Noring Гость

    - К моему великому сожалению, сир, я не рыцарь.
    Грем виновато пожал плечами.
    - Я старался не покалечить вас, для меня честь биться с таким соперником. До сих пор не верю, что смог оглушить вас.
    Грем протянул увесистый кошель.
    - Здесь все что осталось от призовых денег. Немного, всего пару десятков драконов, но думаю вам они не помешают. Если я правильно понял именно это было основной причиной нашего поединка...
    Заметив как Гора озирается в поисках доспеха, Грем поспешил успокоить рыцаря, - мой пья... бронник забрал их чтобы привести в порядок. Я совсем не претендую на них, да и они мне далеко не впору. Я вообще видел лишь однажды человека который мог бы их надеть.
    "Пиявка" усмехнулся. Тогда он чудом выжил, все что он помнит это жуткую боль в левой руке и распоротое бедро. Какие-то два межевика оттащили его от поверженного гиганта. Кинжалом Грем утыкал все лицо бедолаге, и так бы и продолжал колоть в кровавое месиво если бы рыцари не оттащи его.
    - Правда ему не так сильно повезло как Вам. Но не будем о грустном.
    Грем облизнул губы.
    - Как думаете, скоро мы выступим? Не терпится уже... Жизнь воина это бой. Надоело уже эти игрища устраивать. Только битва, без жалости и сострадания может дать истинное удовольствие солдату и рыцарю.
     
  19. Санделло

    Санделло Гость

    "Сожри меня Иные!" Гора просто не верил своим ушам, а так опьянеть от одного кувшина вина, пусть даже и хорошего, невозможно. В жизни так не бывает, это ж не дурацкая баллада с добродетельными рыцарями и прекрасными девами. Ну если Пиявка такой воспитанный и щедрый, то рыцарские шпоры ему точно понравятся. Съер Грегор подтащил к себе свой ремень с мечом и с трудом поднялся на ноги. А хороший у него шатер, стоять можно.
    - Выступаем скоро, через день-два. Только я не знаю, кого мы поддерживаем. А что вы не рыцарь - сейчас будете. Я опоясан и имею право посвятить любого человека. Станьте на колени.
    Съер Грегор плашмя опустил клинок на правое плечо наемника.
    - Во имя Семерых, ты храбрый боец и хороший человек. Встань, съер Грем!
     
  20. Grem Noring

    Grem Noring Гость

    Грем не поверил в услышанное. Он станет рыцарем!
    "Да нет! Не может быть! За что?!"
    Однако колено согнулось, и он опустился на пол. Как завороженный "Пиявка" смотрел на клинок, опускавшийся на плечо.
    "А вдруг рубанет! Что ему мешает! Какой-то наемник-выскочка победил его в поединке."
    Но клинок опустился плашмя...
    - Во имя Семерых, ты храбрый боец и хороший человек. Встань съер Грем! - слова отдавались в голове словно удары молота.
    А тут еще зашуршал полог шатра, впуская нежданных посетителей.
    Киван Ланнистер вошел как раз, когда Гора произносил последнюю фразу.
    Из-за его спины поглядывал кто-то из "Бешенных", видимо указавший дорого к шатру Грема.
    "Ну все! Щас весь лагерь узнает! Да у ну и пусть! Чего стесняться, меня же не женщиной сделали, а рыцарем."
    - Сир, - Грем поднялся, склонив голову.
    Киван Ланистер молча вошел, вслед за ним протиснулись пару широкоплечих воинов в красных плащах.
    - В шатер никого не впускать! Расставьте своих людей вокруг, чтобы никто не мог приблизиться! - не оборачиваясь скомандовал он, с каменным лицом глядя на Грема.
    Воины молча удалились. Из-за стенок шатра слышались недовольные крики пьяных наемников, которых гвардейцы Ланистеров отгоняли от шатра. А затем по лагерю разнеслись радостные крики.
    - Ураааа сиру Грему! Да здравствует наш сир "Пиявка"! - лагерь бурлил. Наемники вновь рассаживались за длинные дубовые столы. Вино и пиво полилось рекой.
    - Сир, я..., - "Пиявка" не знал, что сказать.
    - Не надо. Ты теперь рыцарь. правда кроме этого звания у тебя еще ничего нет. И тебе еще надо греб придумать. И родовое имя..., - Ланистер с задумчивым видом смотрел то на Грема то на Гору.
    - Я слышал вы уже познакомились, - усмехнулся он. - Славно, что не убили друг друга. Вам ведь вместе воевать.
    Сир Киван огляделся по сторонам в поисках предмета на который можно было бы сесть. Увидев грубо сколоченный табурет он поудобнее устроился на нем.
    - Мой брат принял решение. Вам надлежит выступить, правда..., - он прислушался к пьяным крикам, - навряд ли вы сможете выступить сегодня, так что завтра явитесь в Кастерли Рок, оба.
    - Выступаем? Армия или только мы? - переспросил Грем, - куда, сир?
    Сир Киван поморщился, иногда "Пиявка" мог достать просто своими распросами.
    - Завтра. Все узнаете завтра. И не забудьте, что вам неплохо было бы явиться к моему брату уже с новым гербом на щите. Это вам мой совет. А куда..., - Ланнистер сморщил лоб, - да я и сам не знаю, что уготовил Вам мой брат. Однако не думаю, что "Бешенным" припасена участь фуражиров, - произнес он многозначительно кивнув на стенку шатра.
    - Мы не опозорим имя Ланистеров! - торжествено произнес Грем.
    - Я знаю, - отчего то грустно ответил сир Киван, - знаю, Грем. Я не хотел отпускать тебя, но брат настоял. То, что предстоит Вам, это...
    Злой взгляд Ланистера вновь обжег стенку шатра. Он явно пришел сказать больше, но осторожничал или боялся, чего Грем за ним никогда не замечал.
    "Что же они уготовили нам? Боги не уж-то... Да нет, не ужели Ланистерам больше некого послать?"
    - Ладно. Пойду я, - Киван Ланистер поднялся, - жду вас обоих завтра, сразу после рассвета. Стража у ворот будет предупреждена.
    - Мы явимся без опоздания, сир.
    - Да и вот еще что, - Киван уже откинул полог, и пьяные крики заполонили шатер, аромат вина ворвался внутрь приятно щекоча ноздри, - я слышал Мой Парнишка отменно показал себя на турнире, надеюсь Грем ты постараешься поберечь его.
    "Дурак! Эх дурак!"
    Ланистер покинул шатер, оставив ошарашенного Грема и невозмутимого Гору.
    "Бастард! Точно Бастард! Я то думаю лицо знакомое!"
    - Приятно будет воевать бок о бок с вами, - обратился "Пиявка" к Горе.
    - Как думаете какой герб мне выбрать? И имя, я ведь должен теперь иметь родовое имя, так?