1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Слэш Фанфик: Lord of the thrones

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Lirein, 9 июл 2015.

  1. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Название: Lord of the thrones
    Автор: Lirein
    Фандом: ПЛИО
    Пейринг/персонажи: Ренли/Лорас, мимоходом Ренли/Маргери, Ренли/Оберин, Лорас/Кейтилин
    Рейтинг: R
    Жанры: драма, au
    Описание: Ренли разбил войско Станниса под стенами Штормового Предела, захватил Королевскую Гавань и взошел на Железный трон. А что дальше? Мир и вечное процветание? Как бы не так...
    Размер: мини
    Статус: закончен


    – … и им придется поплатиться за это. Эти люди и раньше отличались своенравием, но подобная наглость переходит всяческие границы, – Мейс Тирелл, изливая возмущение, отчаянно жестикулировал. – Отсутствие на коронации, а теперь и нежелание явиться ко двору по прямому приказу короля... – десница почесал пухлой рукой короткую толстую шею, вспотевшую под отороченным мехом воротом. – Это совершенно неприемлемо, ваше величество. Предлагаю призвать их к ответу немедленно.

    – С дорнийцами ссориться опасно, милорд десница, – мягко, вкрадчиво проговорил Варис. От него пахло сладкими благовониями, а голос сочился свежесобранным медом. – Принц Доран пообещал выслать делегацию, а он человек слова, и у нас нет оснований не верить по крайней мере в то, что делегация рано или поздно прибудет в Королевскую Гавань.

    – Но где же, с позволения вашего величества, дорнийская делегация? – вопросил лорд Пакстер Редвин, мастер над кораблями, принимая сторону десницы. – Прошло три луны с тех пор, как прилетел ворон от принца Дорана, и у нас есть множество причин полагать, что дорнийцы выказывают неуважение короне.

    – Пока дорнийцы не перестали платить налоги, пусть выказывают сколько хотят, – пожал плечами лорд Бейлиш. – В конце концов, им нечего противопоставить нашему войску.

    – Я полагаю, было бы разумно отправить в Дорн повторного ворона и осведомится у принца о судьбе его делегации... – затянул великий мейстер Пицель. – Как знать, быть может, непогода их задержала?

    – Они же не через Север сюда направляются, – резонно заметил лорд Редвин.

    – Почему принц Доран сам не засвидетельствует королю свое почтение? – резко осведомился Мейс Тирелл. – Разумно ли предлагать кому-то из дорнийцев место мастера над законом, когда их правящий принц не может оторвать нижнюю часть спины от мягкого кресла и прибыть в столицу, исполняя королевский приказ?..

    – Вы же знаете, любезнейший, что здоровье принца Дорана весьма неустойчиво, – укоризненно посмотрел на него Варис. – В любом случае...

    – В любом случае, следует призвать их к ответу! – весьма невежливо перебил евнуха лорд-десница.

    Варис скорбно вздохнул, но промолчал. Все уставились на короля, ожидая вердикта, но Ренли Баратеон не спешил его выносить — на лице его величества застыло выражение глубочайшей скуки; он, казалось, прикладывал все усилия, чтобы не заснуть прямо в зале Малого совета, сложив голову на руки.

    – Ваша милость, – слегка кашлянул евнух.

    Ренли глянул на него с нескрываемым раздражением, но все же собрался с мыслями и медленно проговорил:

    – Я обдумаю ваши слова, милорды. На сегодня заседание окончено.

    Советники явно остались недовольны тем, что вопрос с дорнийцами так и не разрешился, но в открытую возражать королю не осмелились и, шурша одеждами, удалились из зала.

    Все, кроме одного. Лорас Тирелл, как и король, на заседании откровенно скучал, но как только последний плащ скрылась за поворотом, тут же встрепенулся и поглядел на Ренли — тот выглядел осунувшимся и бесконечно усталым, под глазами залегли темные круги, и взгляд не выражал ни капли приветливости.

    – Меня сейчас стошнит, – мрачно объявил Ренли, снимая стягивавший голову тяжелый золотой обруч с оленьими рогами, отчего густые темные кудри в беспорядке рассыпались по плечам. – Почему я обязан заниматься всем этим?

    – Потому что ты король, – последовал логичный ответ.

    Ренли коротко усмехнулся и вновь сделался угрюмым, и Лорас с тревогой отметил, что его величество все чаще стал пребывать в скверном расположении духа. За какие-то несколько месяцев Ренли повзрослел — нет, постарел — лет на десять, и Лорасу это не нравилось. Вздохнув, он осторожно погладил колено короля под столом. Ренли слегка покривился, но промолчал, и Лорас не решился продолжать свои действия.

    – Тебе надо больше отдыхать, – проговорил он как мог мягко, посмотрев на Ренли из-под ресниц. Рука продолжала покоиться на королевском колене, но не приходила в движение.

    Его величество жестко сжал губы.

    – Роберт отдыхал слишком много, вино и охота, вино и шлюхи... И чем все кончилось? Он и себя, и королевство в седьмое пекло загнал.

    – Все не так просто, – попытался возразить Лорас. – Ланнистеры...

    – Не говори мне ни слова про Ланнистеров, – Ренли сердито тряхнул кудрями. – Не хочу думать сегодня хотя бы про них.

    Лорас не мог с ним не согласиться. Хоть лорд Тайвин и был убит под стенами Королевской Гавани, остальные отправляться в седьмое пекло не пожелали — когда объединенные войска Баратеонов, Старков и Талли подошли к городу, хитрый Тирион Ланнистер, прихватив Серсею и ее двух бастардов, скрылся незнамо где; сбежал из Риверрана Цареубийца — в последний раз его видели в Речных землях. Не добавлял радости и Киван Ланнистер, осевший в Бобровом Утесе, но Мирцелла, взятая в качестве заложницы ко двору, удерживала его от решительных действий, благо девчонку дорнийцы выслали в столицу незамедлительно...

    С Мирцеллой Ренли обходился благожелательно — хоть дочь Серсеи с Цареубийцей и не приходилась ему родней, она обладала добрым, покладистым нравом, и Ренли предполагал выдать ее за Эдрика Шторма, когда оба они повзрослеют и смогут вступить в полноправное владение Штормовым Пределом.

    Драконий Камень король намеревался пожаловать другому племяннику — когда Речные земли очистились от Ланнистеров, как от грибка, Джендри неожиданно обнаружился в компании толстого мальчишки и еще одного, худенького и растрепанного, на поверку оказавшегося никем иным, как Арьей из дома Старков. Девчонку сразу же передали ее брату Роббу, а Джендри отправился в Красный замок. Однажды, как надеялся Ренли, Джендри станет лордом Драконьего Камня — но сначала его нужно отбить у Станниса, сбежавшего туда с остатками войска и жуткой Красной женщиной, которая, Лорас был в этом уверен, породила то отвратительное темное существо, явившееся в шатер короля и едва его не убившее...

    Лорас вновь содрогнулся, представив, что бы случилось, если бы не своевременно появившийся Рендилл Тарли, забывший что-то уточнить насчет предстоявшей битвы, — при виде порождения тьмы Ренли, Бриенна и Кейтилин Старк еще не успели сообразить, откуда оно появилось, а вот лорд Рогова Холма в такие моменты соображать не любил и вонзил в спину тени валирийскую сталь. Он в тот же день погиб от руки одного из людей Станниса, но победа была одержана, и вскоре Ренли двинулся на Королевскую Гавань.

    И вот они здесь, в отвоеванном Красном замке, окруженные своими союзниками... А что дальше?

    Ренли словно бы уловил мысли Лораса и невесело усмехнулся.

    – Ненавижу быть королем, – проговорил он, глядя перед собой.

    Лорас слегка сжал пальцы на его колене.

    – Почему?

    – Когда я был мальчиком, я все мечтал, что буду править собственным королевством. Буду давать балы и приемы, устраивать турниры, подобные Харренхолльскому, и все вокруг будет пестреть яркими красками... Вино рекой, заморские сладости, и персики, и виноград... – Ренли вздохнул и покачал головой. – Какие только глупости не лезут в голову пятилетним мальчишкам. Мечта-то сбылась, да только корона — это не балы и турниры. Это ответственность. Это проблемы всего государства на твоих плечах.

    – Понимаю, – Лорас продолжал терзать ткань на его колене. – Поэтому нужно хоть иногда от всего этого отвлекаться. Да на тебе лица нет в последнее время!

    – А что на мне есть? – едко осведомился Ренли.

    – Корона с рогами. Груз чужого дерьма. И много одежды, – решившись, Лорас скользнул ладонью чуть выше, но король тут же перехватил его запястье.

    – Не сегодня, любовь моя, – сказал он мягко, но непреклонно.

    – Не сегодня, а когда?! – Лорас почувствовал, как нахлынуло долго копившееся раздражение. – Мы уже давно в столице! Война пять месяцев как закончилась.

    – Да, войны имеют свойство заканчиваться, – помедлив, согласился Ренли. – Государственные дела — никогда.

    – Что ж, с ними тогда и трахайся, – мрачно посоветовал Лорас, отодвинувшись от короля на несколько дюймов.

    Ренли нахмурился, и его голос снова сделался отчужденным:

    – Ступайте, лорд-командующий. Вас ждет ваша леди-жена.

    Лорас послал ему убийственный взгляд, но король даже не смотрел на него. Резко поднявшись со стула, Лорас молча покинул зал для советов.

    Ни к какой леди-жене он, разумеется, не пошел — чрезвычайно «веселая» идея женить его на Кейтилин Старк принадлежала Ренли. Этот брак, говорил он, окажет благотворное влияние на отношения с Талли и Старками. Без их поддержки будет непросто удержать трон. К тому же, говорил он, Кейтилин Старк еще достаточно молода, чтобы рожать детей.

    – Ты действительно просишь меня взять в жены вдову Неда Старка? – Лорас тогда не поверил. Он смеялся над самой мыслью.

    – Я не прошу, – Ренли вдруг сделался очень серьезным. – Я приказываю.

    Лорас женился на ней вскоре после победы над Станнисом, в маленькой деревенской септе близ Штормового Предела, и союз действительно оказался полезным — леди Кейтилин, будучи человеком долга, признала в Ренли законного короля: по понятием Старков, потенциальный братоубийца, практикующий темную магию, не имел прав на престол, и Робб Старк, услышав об истории с тенью, тут же присягнул Ренли на верность.

    Теперь молодой хранитель Севера женился на Рослин Фрей и осел в Винтерфелле вместе с Арьей и младшими братьями, но проблем хватало и там: из-за Стены лезли одичалые, Железные люди взбунтовались и стали разбойничать на берегах...

    * * *

    Ренли без всякого желания скользил взглядом по молодой королеве — обнаженная, она расположилась на кровати, обратив к королю идеально гладкую спину и упругую попку, продолжавшуюся пышными бедрами. Здоровья в этом теле достаточно, и потомство тоже должно получиться здоровым. Ренли с большим нетерпением ждал, когда жена обзаведется наследником в своем чреве — и можно будет наконец прекратить мучительные попытки его зачать.

    Он предпочитал брать свою королеву сзади, чтобы не видеть ее лица, и Маргери, зная об этом, ложилась как должно, не забывая язвить и злобно подшучивать над супругом. Ренли привык к этому и пропускал мимо ушей все, что она говорила. Главное сейчас — зачать сына и закрепить свое положение, но король так уставал, что сил порой не оставалось даже на это.

    – Мне холодно, ваше величество, – раздраженно заметила Маргери, оторвав голову от подушки. – Вы не могли бы избавляться от одежд столь же быстро, как если бы здесь лежал Лорас?

    – Я не спал с вашим братом уже несколько лун, – зачем-то уведомил ее Ренли, стягивая нижние панталоны с оторочкой из мирийского кружева.

    – Ай-ай-ай, – Маргери поцокала языком с фальшивым сочувствием. – Неужто ваше величество стали совсем бессильны?

    Ренли, возясь с одеждой, проигнорировал оскорбление.

    – Может, вам следует обратиться к великому мейстеру за его волшебной настойкой? – Маргери продолжала издеваться — впрочем, что ей еще оставалось? – Говорят, она помогает даже самому мейстеру... Лорас утверждает, что видел, как из его покоев выходила служанка. А ведь Пицелю — подумать только — восемьдесят один год. Королю следовало бы поучиться...

    – Извольте сомкнуть уста, – мрачно посоветовал Ренли, направляясь к кровати.

    Презрительно фыркнув, Маргери отвернулась.

    А она была хороша, его королева, невольно отметил Ренли. Особенно сейчас, в свете закатного солнца, пробивающегося сквозь широкое окно в королевских покоях. И Ренли был последним человеком, который ею интересовался.

    Но всякому королю жизненно необходимы наследники.

    Он подавил вздох. Приподнять. Потянуть на себя. Представить, что это Лорас — в конце концов, если прищуриться, то это не так уж и трудно, особенно со спины...

    Скользнуть внутрь и двинуться, не ощущая. Смотреть, но не видеть.

    Изливая в Маргери свое семя, Ренли чувствовал вину перед Лорасом. Для королевы он время находит, а его игнорирует уже несколько месяцев...

    Так не должно продолжаться вечно. И так не будет. Сегодня он как следует выспится, а завтра останется с Лорасом и попросит прощения всеми известными способами и неизвестными тоже... Возьмет его несколько раз, пока Лорас сам не попросит пощады. Так и случится, подумал Ренли, укладываясь на подушки. На следующий день он все исправит и все вернет.

    Но на следующий день прибыли задержавшиеся дорнийцы.

    * * *

    Лорас стоял в тени мощных каменных сводов и с раздражением наблюдал, как его король миловался с принцем Оберином в одном из замковых коридоров, — с тех пор, как прибыли дорнийцы, прошла уже добрая половина луны, и все это время Ренли не уставал рассыпаться на сотни любезностей, обязательно приправляя их одной из своих самых широких улыбок.

    Проводив взглядом два развевающихся плаща, песочный и изумрудно-зеленый, Лорас скрипнул зубами. Принц Оберин не отходил от короля ни на шаг — они часами могли обсуждать что-то, прогуливаясь по коридорам и садам при замке или же уединившись в зале советов с небольшим бочонком дорнийского красного.

    Но самое неприятное начиналось после захода солнца.

    Всякий раз, стоя на страже подле королевских покоев, Лорас слушал доносящиеся оттуда стоны и вздохи и кривился, порывался уйти... Но идти было некуда. Когда король — а в том, что это был король, не оставалось сомнений — вскрикивал особенно громко, молодой Робар Ройс начинал смущенно хихикать, а Бриенна Тарт, если ей случалось нести с Лорасом стражу, краснела так, что ее голова становилась похожей на перезрелый томат, покрытый соломой.

    Хуже всего было ощущать на себе проницательный взгляд сира Эммона Кью — тот явно понимал больше, чем следовало бы.

    – Покарауль тут пока, – бросил Лорас, когда терпение его подошло к концу.

    – А ты куда? – всполошился Кью.

    – Куда-нибудь... Прогуляюсь пойду. Не обещаю, что вернусь до утра. И утром — тоже едва ли.

    – Что?! А если король выйдет и спросит, куда делся второй гвардеец?

    – Ну, придумаешь что-нибудь, – Лорас пожал плечами и направился к лестнице, больше не оборачиваясь.

    Он немного поболтался во внутреннем дворике, отлупил турнирным мечом чучело из соломы и принялся бесцельно слоняться по спящему замку. Коридоры были освещены слабо; канделябры со свечами и факелы в своих скобах отбрасывали зловещие горбатые тени, отчего Лорасу становилось немного не по себе.

    Он не видел того существа в шатре, о котором рассказывали Ренли, леди Кейтилин и Бриенна, но живое воображение рисовало картины одну страшнее другой. Если бы Рендилл Тарли не появился, если бы у него под рукой не оказалось меча из валирийской стали...

    Лорас тряхнул головой, отгоняя вновь возникшее наваждение. Он остановился напротив одной из дверей, которая показалась странно знакомой.

    Действительно. Лорас иронично усмехнулся, поглядев на нее. Дверь вела в покои, которых он избегал сверх всяких прочих, — покои его леди-жены. Тусклый свет пробивался из-за узкой щели между дверью и каменным полом, и у Лораса на мгновение промелькнула абсурдная мысль заглянуть туда, но он тут же ее отринул и двинулся было дальше — при этом совершенно не учтя царившего вокруг полумрака и сбив с постамента рыцарские латы, притаившиеся рядом с покоями.

    Латы сгрохотали так, что хватило бы перебудить весь замок.

    – Ох, седьмое пекло!.. – Лорас и сам не сумел удержаться на ногах и растянулся на полу во весь рост.

    Дверь распахнулась, и на пороге появилась немолодая женщина с зажатым в руке подсвечником — судя по тому, что свечей в нем не было, использовать его она собиралась явно не в осветительных целях. При виде лорда-командующего на лице женщины отразилось замешательство.

    – О, это вы...

    – Леди Старк, – Лорас поднялся и слегка поклонился, потирая ушибленный бок.

    Он никак не мог заставить себя называть ее леди Тирелл — язык просто не поворачивался.

    – Что вы здесь делаете? – осведомилась Кейтилин, и на губах ее при виде груды железа, еще недавно бывшей рыцарскими латами, мелькнула улыбка.

    Лорас неопределенно пожал плечами и усмехнулся, с ироничным любопытством разглядывая свою леди-жену. Волосы цвета осеннего золота рассыпались по спине и плечам, распахнутое ночное платье являло взору стройную талию — пожалуй, даже слишком стройную для женщины, родившей пятерых детей. Лорас не мог не признавать, что леди Кейтилин хороша собой — все еще хороша. Но это ничего не меняло.

    Заметив, куда он смотрит, леди Старк сурово поджала губы и запахнула ночное платье.

    – Зачем вы пришли? – слегка раздраженно она повторила вопрос.

    – Я здесь оказался случайно, – Лорас бросил красноречивый взгляд на сбитые им латы. – Я обходил замок.

    – Обходили замок? – леди Кейтилин вздернула брови, но от дальнейших комментариев воздержалась. – Что ж, это хорошо, что вы здесь оказались. Я хотела испросить.. Нет, я хотела предупредить, что через несколько дней намерена вас покинуть. Я возвращаюсь в Винтерфелл.

    – Э-э, вот как?.. – Лорас не знал, что на это ответить, настолько безразлично ему было все, что касалось супруги. И надо же было Ренли позволить своим гвардейцам жениться. Кому вообще сдались эти жены?

    – Я нужна своим младшим детям, – леди Старк снова поджала губы. – Арье, и Брану, и Рикону. Я не видела их целую вечность, и теперь, когда Санса выходит за вашего брата, меня здесь больше ничто не держит.

    – Уиллас будет обращаться с вашей дочерью, как подобает обращаться с истинной леди, – Лорас счет нужным пообещать ей это. – Когда Санса отъезжает в Хайгарден?

    – На исходе луны — я же покидаю вас еще раньше, – улыбка на мгновение вновь тронула ее губы. – Робб написал, что они с Рослин ожидают наследника — надеюсь добраться в Винтерфелл до того времени, как он родится. К тому же, мне предстоит знакомство с невесткой — до сей поры у нас не было возможности познакомиться.

    Лорас криво усмехнулся.

    – Понимаю. Что ж, не смею задерживать вас. И... мне действительно жаль, что из меня не вышло хорошего мужа, – почему-то он почувствовал необходимость сказать и это, прежде чем навеки проститься.

    – Поверьте, это не только ваша вина, но и моя тоже. Мне нужен Винтерфелл и мои дети, вам нужен... Впрочем, к чему рассуждать, – леди Кейтилин горько усмехнулась. – Освободите себя от этого бремени, лорд-командующий, и — прощайте.

    – Прощайте, леди Старк, – Лорас сделал неопределенный жест рукой, — то ли махнул, то ли просто ухо хотел почесать — и в следующее мгновение его поглотил полумрак коридора.

    * * *

    Было бы неплохо съездить в Хайгарден, — об этом Лорас размышлял наутро за завтраком. Ренли он здесь, похоже, не сильно нужен, особенно теперь, когда Красный замок заполонили дорнийцы и этот проклятый принц Оберин безраздельно завладел вниманием короля.

    Так тому и быть, решил Лорас, глотнув легкого яблочного вина и подавив зевок. Из-за своих ночных прогулок он слегка не выспался, но Эммон Кью наверняка чувствовал себя сейчас гораздо хуже, отстояв полный караул под охи и вздохи короля и дорнийского принца, чтоб ему икалось сейчас...

    Сам король неожиданно заявился в покои своего лорда-командующего ближе к полуночи — Лорас недавно вернулся с тренировочного двора и едва успел освободиться от тяжелых доспехов, когда дверь распахнулась и грохнула о стену, отчего с притороченной к стене полки упала доска для кайвассы, и фигурки запрыгали по полу.

    – Ренли, ты что... – начал было Лорас и невольно осекся: король явно был разозлен.

    – Сир Эммон Кью сказал, что минувшей ночью ты самовольно покинул свой пост и отправился слоняться по замку.

    С Кью еще станется, мрачно подумал Лорас. Вот же дерьмо паршивое!

    – Кто тебе это позволил? – ясные синие глаза гневно сверкнули.

    Лорас посмотрел на него со спокойным прищуром, принимая безмолвный вызов.

    – Может, задницу мне тоже подтирать только с твоего позволения?

    – Если потребуется — будешь подтирать с позволения, – жестко ответил Ренли. – Я назначаю тебе три караула вне очереди, и каждый из них ты отстоишь до конца.

    – Как пожелаете, ваше величество, – Лорас вложил в эти слова столько яду, что позавидовал бы любой дорниец.

    Король тяжело вздохнул и с силой потер лицо.

    – Прости, это было недостойно, – когда Ренли вновь поднял глаза на своего лорда-командующего, в них уже не было прежней злости. – Мною овладел гнев, который был вызван лордом-десницей из-за наших разногласий в отношении дорнийцев. Я назначил принца Оберина мастером над законом, – пояснил король, заметив, что Лорас поднял брови. – Тебе не нужно будет стоять три караула вне очереди. Надеюсь, тот факт, что твой отец не пострадал из-за своего упрямства, тебя утешит.

    Сказав это, Ренли развернулся и, взметнув полами плаща, направился к выходу.

    – Надеюсь, принц Оберин утешит тебя сегодня ночью, – выпалил Лорас в удаляющуюся спину.

    Он не хотел выказывать свою обиду и слабость, но слова сорвались с языка сами собой. Лорас всегда сначала что-то говорил и только потом это обдумывал.

    Лопатки окаменели и обернулись недоверчиво прищурившейся передней частью.

    – Что это, ревность? Ты серьезно?

    Лорас гордо вскинул подбородок.

    – Мне все равно, где вы и с кем вы, ваше величество.

    – Как бы не так, – протянул Ренли, весело усмехнувшись. – Между прочим, мне тоже не слишком приятно представлять, как ты делишь постель со своей леди-женой.

    – Не угадал, – мрачно ответил Лорас. – Мы с ней — никогда. Ни разу.

    – Правда? А зря, – Ренли казался искренне огорченным. – У вас получились бы очень красивые наследники.

    – Вот уж нет, – Лорас содрогнулся от одной только мысли. – Чего желаю меньше всего на свете, так это свору орущих младенцев у себя на пороге. Впрочем, об этом уже можно не беспокоиться. Я отпустил леди Старк в Винтерфелл. Там она нужна больше — своим детям... и внукам.

    – Даже так? – Ренли дернул одной из бровей. – Что ж, девицы Фреев всегда отличались большой плодовитостью. Надо было и мне взять в жены одну из них.

    – Вы забываетесь и оскорбляете мою сестру, – холодно уведомил его Лорас.

    – Разве? Я лишь выражаю свою досаду, – вздохнув, король опустился на край кровати. – Я сам виноват. Я не прилагаю достаточных усилий, чтобы зачать.

    – Но твоих усилий хватает на принца Оберина, – язвительно сказал Лорас.

    Ренли порывисто вскочил на ноги и, приблизившись к нему вплотную, схватил за плечи и ощутимо тряхнул.

    – Ты не понимаешь? Не понимаешь, да? Нам очень важно приобрести Дорн в союзники, особенно теперь, а мозг Дорна — это принц Оберин.

    – По-моему, все-таки не мозг, а нечто совсем иное, – Лорас криво усмехнулся, втайне довольный, что ему удалось-таки распалить короля.

    – Тебе бы все шутить, да? – хмуро осведомился Ренли. – Все потому, что ты еще мальчишка. Ты ничего не знаешь о том, каково быть правителем.

    – Так просвети меня, – Лорас скрестил руки на груди, отступив от него на шаг.

    Ренли устало прикрыл глаза.

    – Что ж, погляди сам. Война закончилась, это верно, но и мир весьма неустойчив. Ланнистеры разбежались по всему королевству и при первой удобной возможности ударят нам в спину. Станнис высиживает месть, как дракониха свои яйца, и Красная ведьма ему в этом потворствует. Железные люди потеряли всякое уважение к короне. Девчонка Таргариен за Узким морем набирает огромное войско. Когда-нибудь все они нападут... и притом зима близко. Что я за король, если не могу защитить свой народ?! Поэтому нам так необходим союз с Дорном. Поэтому я провожу в компании принца Оберина столько времени — не потому, что мне хочется. Он может быть очень полезен. У нас слишком много врагов — возможно, Дорн наш последний шанс удержать трон.

    – Но тебе же нравится, – произнес Лорас, от злости на короля пропустив половину его речи мимо ушей, – что он тебя трахает?

    – Седьмое пекло! – воскликнул Ренли. – Ты вообще слышал, что я сейчас сказал? На кону судьба всего королевства!

    – Только не говори, что эта судьба висит на кончике члена дорнийского принца.

    Это оказалось последней каплей. Дернувшись, словно его толкнули, Ренли схватил с прикроватной подставки шлем своего лорда-командующего и с силой ударил его по лицу.

    Лорас не успел сообразить, что случилось, а шлем уже обрушился на него повторно — и еще, и еще... Похоже, Ренли начинал входить во вкус. Ощущая кровь на губах, Лорас кое-как заслонил ладонями голову, и удары посыпались на спину, на плечи — всюду, куда могла дотянуться рука короля. Когда особенно болезненный удар пришелся ему в ухо, Лорас твердо решил, что с него хватит, и, вскочив на ноги, отпихнул Ренли от себя с такой силой, что тот отлетел на несколько шагов, ударился о каминную полку, обрушив тяжелый подсвечник, и едва не сел задом в огонь.

    – Довольно, – глядя, как Ренли с трудом поднимается на ноги, Лорас яростно сплюнул кровью. – Еще раз ударишь меня — повыплевываешь все зубы, и я даже не посмотрю, что ты король.

    – Прости, – Ренли, тяжело дыша, оттолкнул ногой слегка помявшийся шлем. – Я... я больше не стану.

    – Не станешь. Больше я тебе подобного не позволю, – с угрозой пообещал Лорас. – А теперь уходи, и пусть принц Оберин продолжает трахать тебя. Знаешь... я даже начинаю ему сочувствовать.

    – Короля не трахают — с королем сношаются, – заявил Ренли, продолжая попинывать шлем.

    – Я, правда, не знаю, короля вижу перед собой или обычную продажную шлюху.

    Ренли снова шагнул вперед, и Лорас не заметил, как оказался прижатым к стене. На пол летели свечи, глиняные статуэтки, фигурка русалки из мирийского стекла запрыгала сотней звенящих осколков, но король не пытался ударить снова — он неуклюже тыкался носом Лорасу в шею, точно нашкодивший пес, и бормотал неразборчивое: «Прости... прости меня... я не бросил тебя... не бросил...»

    А потом они сбили последний подсвечник, и в покоях воцарилась кромешная темнота.
     
    Последнее редактирование: 21 авг 2015
  2. Selena

    Selena Наемник

    Здорово!!:bravo:
    только ведь королевские гвардейцы дают обет безбрачия, нет?;)
     
  3. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Selena, спасибо))
    Ренли разрешил своим гвардейцам жениться:)
     
    Selena нравится это.
  4. NeponyatnoKto

    NeponyatnoKto Знаменосец

    Так у него не королевская, а радужная
    Он не Уотерс, он не признан
     
  5. Forrey

    Forrey Межевой рыцарь

    Lirein интересно написано. Понравилось, и довольно логично. Примерно так бы все и вышло, не убей Тень Ренли.
    Расхождений, ИМХо, только два:
    - Кейтилин не вышла бы за Лораса, она не вышла бы ни за кого. Для скрепления союза Севера и Юга хватило бы пары Санса + Уиллас;
    - Маргери бы точно язвить не стала. Скорее уж удовлетворила бы Ренли рукой и зачала от пальца :facepalm::oh::woot: Не тот персонаж, чтобы язвить.
     
    Кэт Шредингера и Assobel нравится это.
  6. Selena

    Selena Наемник

    ...а потом Ренли бы погиб на войне, а Маргери просилась бы снова за кого-нибудь замуж, утверждая, что с Ренли она ни-ни, а ребенок - от непорочного зачатия:):woot:
     
    Forrey нравится это.
  7. Forrey

    Forrey Межевой рыцарь

    Да, тут уж непорочнее некуда :D:D

    Хотя юную вдовствующую королеву с маленьким королем на руках любой бы взял. За коровой Лизой Аррен табунами кавалеры ходили.
     
  8. Assobel

    Assobel Удалившийся

    Ничесе у него голова. Аж шлем помялся.
     
  9. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    NeponyatnoKto,
    Так вроде ж всех бастардов в Королевской Гавани называют Уотерсами)

    Forrey,
    А жаль, что не вышло... Благодарю вас:)
    Там, опять же, ситуация такая неоднозначная - когда Кейтилин вышла за Лораса, Ренли ведь еще не взял Королевскую Гавань, и неизвестно было, что там с Сансой вообще, может, ее там убьют, не говоря уж про Арью...
    Таки да, очень терпеливая девушка) Но если постараться, можно даже сущего ангела до ручки довести))

    Assobel,
    Голова тоже))
     
    Selena и Assobel нравится это.
  10. Фамилия является признаком принадлежности к дворянству. Джендри считается простолюдином и фамилии не имеет.
     
  11. Lirein

    Lirein Межевой рыцарь

    Ох, да... Дошло:)