Болтоны [мнения]

Тема в разделе "Ключевое о персонажах", создана пользователем P_G, 14 июл 2015.

  1. P_G

    P_G Лорд Хранитель

    В данной теме предлагается размещать развернутые мнения о Болтонах.

    Тема является премодерируемой.
    Обсуждения персонажей ведутся в соответствующих темах раздела "Фигуры".
     
  2. Tai zong

    Tai zong Наемник

    Русе Болтон

    Русе Болтон – лорд Дредфорда и глава Дома Болтонов – среди лордов и рыцарей Семи Королевств кажется человеком исключительным и одиноким.

    Внешний вид Русе Болтона и его действия выдают в нем некрофила.
    Некрофилия – это страсть к разрушению жизни и привязанность ко всему мертвому, разложившемуся, чисто механическому. Главная цель некрофила – превратить все живое в неживую материю. Врагом некрофила является сама жизнь.
    Однако, не смотря на свою некрофилию, Русе собирается жить вечно. Свою жизнь он намерен продлить не за счет использования магии крови над своим трупом либо чар других валирийских магий. Он избрал другой путь.

    Прежде всего, начав с малого, Русе Болтон пытается совершить психологическую и биологическую мутацию доступными обыкновенному человеку средствами. Цель этой мутации – стать как можно более мертвенным. Омертвелость представляет собою застывшую жизнь, и, таким образом, за счет замедления психобиологических процессов ее (жизнь) продлевает.
    Леди Барби Дастин: «Он ведь бесчувственный, Болтон. Пиявки, которых он так обожает, давно высосали из него все страсти. Любовь, ненависть, горе – для него всего лишь игра».
    Леди Барби здесь частично ошибается, потому что для Русе человеческие чувства, как и борьба за власть, не игра. Его эмоциональная холодность есть проявление омертвелости.
    Бесчувственность Русе Болтона сродни бесчувственности трупа.

    Скрывая свое желание вечной жизни (или лучше сказать – вечного существования), Русе Болтон старается усыпить бдительность окружающих: «Я не доживу до их зрелых лет».
    Пока переход к его личной вечности не совершен, Русе не забывает, что он еще по-человечески смертен. Поэтому первой его заботой является личная безопасность.
    Леди Барби Дастин: «…он /Русе/ не притронется ни к чему, пока лорд Виман не отведает это первым. Не пригубит вина, пока тот не выпьет из того же бочонка».
    Принятые Болтоном меры безопасности принесли положительный результат:
    «Он /Русе/ побывал в боях, но ни одного шрама на нем не осталось».

    Второй значимый интерес Русе Болтона – постоянная забота о своем здоровье.
    Он бережно относится к своему пищеварению: тщательно и маленькими кусочками пережевывает пищу, предпочитает полезные для пищеварения продуктами, употребляет настойки из целебных трав.
    Ведя здоровый образ жизни, Русе Болтон пытается затормозить процесс старения своего человеческого организма.
    Русе: «Лечение пиявками – секрет долгой жизни. Человек должен очищать свою кровь».

    Замедление биологических процессов в организме Русе Болтона привело к стиранию его индивидуальных внешних черт.
    «…некрасивый, безбородый и самый обыкновенныйНе толстый, не тонкий и не могучего сложения. Чисто выбритое лицо, вполне заурядное, не красивое и не уродливое… Ему перевалило за сорок, но и морщин он тоже не нажил. Тонкие губы будто пропадали совсем, когда он сжимал их. Лицо без возраста, не выражающее почти ничего…»
    В описании внешности Русе Болтона наиболее часто употребляемой является отрицающая частица «не». Также употребляются частицы «без» и «ни». То есть, в его внешности доминирует некая безликость, несуществующее.

    Так как черты внешности полностью нивелировать нельзя, то Русе выдают глаза и губы, а также короткие пальцы рук.
    Короткие пальцы рук, как правило, отличительная черта убийц.
    Губы, как у него, называются «змеиными» и, в основном, принадлежат людям хитрым и скрытным.
    Но главное – безжизненные глаза Русе Болтона. Его глаза: «бледные», «бесцветные», словно «грязные льдинки» - казались людям странными и пугали.

    Чтобы лучше сохранить себя, «омертвить», Русе Болтон отделил от себя наиболее злокачественные формы агрессии: сексуальную некрофилию, то есть совокупление с трупами, и патологический садизм, передав их своему сыну-пиявке Рамси.
    Рамси – это пиявка, отсасывающая у своего отца его излишнюю энергию. В это существо нисходящей человеческой эволюции переместились из Русе наиболее низменные атавистические преступления человечества.

    Так как первый сын Русе – Домерик – не подходил для роли энергетической пиявки, то Русе нашел ему замену. Чтобы получить нужный результат, Русе изнасиловал мельничиху и повесил ее мужа.

    Гловер: «Зло у него /Рамси/ в крови,.. Он бастард и рожден от насилия...»
    Русе: «Кровь в нем /Рамси/ дурная. Ему бы пиявки поставить. Они хорошо высасывают все дурное, всю злобу и боль. Нельзя мыслить здраво, если все время злишься. Но кровь Рамси, боюсь, отравит даже пиявок».
    Но говоря «своим тихим, созданным для лжи голосом», Русе лицемерит. Ведь его бастард и есть та Пиявка, высасывающая из него – Русе – его злобу и его боль.
    Теон: «Сын /Рамси/ всего лишь тень своего отца /Русе/».

    Следующей жертвой инициации для Рамси при переходе из статуса сына вдовы-мельничихи к положению официального бастарда Болтонского, послужил Домерик, потому что:
    Русе: «…мальчик /Домерик/ уже вырос и думал, что он умнее отца».
    Поэтому Русе отравил своего первого сына и занялся воспитанием второго.

    Понимая, кого он растит, Русе в качестве воспитателя подарил своему бастарду издающего запах разлагающегося трупа некрофила и садиста Вонючку.
    Позже этот запах, нанося увечья и запрещая мыться, Рамси пытался воспроизвести у Теона Грейджоя.
    «А вот и мой тухлый дружок /Теон/. Вонючка с детства при мне, — объяснил он /Рамси/ соседям… Мой лорд-отец подарил мне его в знак любви».
    С помощью Вонючек Рамси удовлетворял гигрофилию (сексуальное извращение, в котором сексуальное возбуждение вызывается неприятным запахом, в данном случае напоминающем запах трупа).

    Со своим наставником Вонючкой Рамси пытался создать земное подобие Дикой охоты Севера.
    Дикая охота – это скопище злых духов. Встреча с Дикой охотой приносила людям несчастья, болезни и смерть. Германское название Псов этой охоты – Мертвые псы, кельтское – Псы Ада, где Ад – обозначение древнего Иного мира. Дикая охота – это воплощение Абсолютного Зла.

    Леди Хорнвуд: «Этот юноша /Рамси/ очень хитер, и у него есть слуга, почти столь же жестокий, как он сам. Слугу зовут Вонючкой – говорят, он никогда не моется. Они охотятся вместе, бастард и этот Вонючка, и не на оленя».
    Лорд Виман: «Бастард очень любит охотиться,.. и любимая его дичь — это женщины. Их раздевают донага и выпускают в лес. Дав им полдня форы, бастард выезжает следом с охотниками и гончими… Менее счастливых Рамси насилует и скармливает собакам...».

    Подражая настоящему Повелителю Дикой Охоты, в Псах которого заключены людские души, Рамси дает своим охотничьим собакам имена убитых им женщин.
    Бен Бонс: «…с молодыми свирепыми сучками… все они названы в честь крестьянских девушек, затравленных и убитых Рамси…»

    Охота служит Рамси удовлетворению его извращений: сексуального садизма (изнасилование), некросадизма (сдирание кожи с трупов), антропофагии (скармливание человеческого мяса собакам с человеческими именами), сексуальной некрофилии.
    «Люди сира Родрика застали его /Рамси/ на землях Хорнвудов за каким то ужасным делом…он делал это без одежды…»

    С помощью своей «Дикой» охоты Рамси пытается также удовлетворить свой нарциссизм. Он гордится своими чудовищными преступлениями. Будучи примитивным в изобретении мук и умерщвлений, он пытается своей бесчеловечностью выделиться среди других жестоких злодеев Вестероса. Не зря Давос Сиворт говорит, что человек не может совершать такие ужасные преступления.
    Кроме того, Рамси охвачен навязчивой идеей – быть достойным своего лорда-отца. Не обладая его талантами, Рамси пытается расчеловечиться более грубым способом.

    Рамси не способен совершить полноценный половой акт с живой женщиной, если при этом не может причинить ей сильных физических мучений. Отсюда его приказ, чтобы Теон Грейджой (Вонючка второй) стимулировал Лже-Арью перед половым актом. Пытаясь возбудиться, Рамси замещает сексуальный садизм экскриментофелией (сексуальным извращением, где удовлетворение сексуальной потребности происходит с помощью человеческих биологических выделений).
    В результате после каждой супружеской близости Лже-Арью приходилось отмывать.

    Внешне Рамси Болтон напоминает кусок мяса: мясистый, кожа розовая, губы толстые и всегда влажные. Люди, видевшие Рамси, всегда обращали внимание на его мясистость и толстые, всегда слюнявые губы.
    Такие губы, называемые «свиными», очень часто указывают на низменные потребности их обладателя.
    И хотя Рамси представляет себя мясником: «На одном бедре фальшион, тяжелый, как тесак мясника, на другом – длинный кинжал и свежевальный ножик…», для Русе он всего лишь кусок свинины.

    Если Русе захочет, он может с легкостью бросить этот кусок другим собакам.
    «… для Русе Болтона его бастард значит меньше собаки... «Эту судьбу он вполне заслужил, – писал Болтон. – Нечистая кровь всегда вероломна, и Рамси был хитер, жаден и жесток от природы. Избавление от него я почитаю за счастье. Мои законные сыновья, которых обещала мне моя молодая жена, всегда были бы под угрозой, покуда он жив».
    Русе – Теону: «Если она /Уолда Фрей/ будет рожать сыновей столь же легко, как поглощает сласти, в Дредфорте продыху не станет от Болтонов. Рамси, само собой, их всех перебьет, да это и к лучшему…»

    В действительности, как человек эмоционально бесчувственный, Русе Болтон равнодушно относится к смерти Рамси и к возможным детям от Уолды Фрей.
    Русе – Рамси: «Запомни хорошенько, бастард: своего у тебя ничего нет. Все мое», хотя мог бы сказать проще: «Ты – генетический мусор».

    Окружающих Русе Болтон воспринимает как уже мертвые биологические организмы, либо организмы, которые скоро таковыми станут, и часто ассоциирует их с пищей, что является признаком возможной антропофагии (каннибализма).
    Арья – Русе: «Милорд... вы возьмете меня с собой, когда покинете Харренхолл? Он уставился на нее так, словно это его ужин вдруг заговорил с ним».
    Русе: «Две первые /жены/ в постели молчали как рыбы, а эта вопит и подскакивает…»

    Русе Болтон утверждает, что выбрал в жены Уолду Фрей исходя из количества серебра, эквивалентного ее весу. Но он учел не только объем серебра, но и реальный вес ее тушки.
    «… /Уолда Фрей/ маленькая, очень толстая, с круглым красным лицом. Под собольим капюшоном плаща болтались три подбородка».
    «…кругленькая, розовая... с огромной грудью. Верещит, как настоящий поросенок».
    Русе Болтон выбрал Уолду за сходство с поросенком. Пока что он откармливает ее сладостями Дредфорда, чтобы в дальнейшем воспользоваться ее освежеванной тушей.

    Книга, прочитанная в Харренхолле
    Находясь в Харренхолле, Русе Болтон читает книгу, содержащую тайные знания. Обыкновенные документы ему читают приближенные, после чего слуги их сжигают.
    Эту книгу Русе, не доверяя никому, прочитал сам, а затем лично сжег, проконтролировав, чтобы книга сгорела полностью. Прочитав книгу, он начинает действовать.

    Воин и маг
    Реальная власть должна быть основана на воинской силе и тайных, вненаучных знаниях. Поэтому Русе Болтон входит в сговор с некромантом Квиберном.
    Русе отправляет Квиберна из Харренхолла в Королевскую Гавань, где этот вивисектор, выполняя его задание, создает из тела Григора Клигана наделенную большой физической силой нежить, и вводит ее под именем Роберта Стронга в Королевскую Гвардию.
    В нужный момент Роберт Стронг убьет короля Томмена и охранников из Королевской Гвардии, расчищая путь Русе к власти над Вестеросом.

    Многие желают захватить Железный трон, и у каждого своя мотивация: Серсея Ланнистер – из честолюбия, Петир Бейлиш – из страсти к игре, Станнис Баратеон – по праву долга.
    Свои мотивы есть и у Русе Болтона. Но ему одного Железного трона мало. Он хочет большего. Его власть будет больше обычной королевской, а он будет больше чем человек.

    Леди Барби Дастин: «Русе играет людьми. Тобой, мной, Фреями, Мандерли, новой толстушкой женой, даже своим бастардом; все мы фигуры в его игре… Ему, по правде говоря, одного лордства мало. Почему бы не королевство?.. Русе уберет их, как убрал Молодого Волка».
    Леди Барби рассуждает как обыкновенный человек. Как и Мизинец, она использует схожие понятия, особенно слово «игра».
    Правда, если для игромана Петира Бейлиша игра заключена в принципе «движение – все, цель – ничто», и он получает удовольствие от самого процесса, то для леди Барби игра предусматривает прагматичный конечный результат – власть в Семи королевствах.
    Но Мизинец и леди Барби не догадываются оглянуться назад.
    Потому что Русе Болтон – это не один из многих претендентов на Железный Трон.

    «– В страшные времена случаются страшные вещи, милорд.
    Болтон оскалил зубы в подобии улыбки.
    – Разве наши времена так уж страшны, мейстер?
    – Лето позади, и в стране четыре короля.
    – Один король может быть страшен, но четверо?»

    Русе пошутил, так как ему уже не страшен и один победивший других король.

    Дух Ройса IV Болтона по прозвищу Краснорукий, вырывавшего своими руками внутренности из животов пленных врагов, вернулся в мир в образе Рамси Болтона. Как ранее Ройс Краснорукий, Рамси тоже сжёг Винтерфелл.
    Русе Болтон стал реинкарнацией другого предка.

    Русе Болтон – это новый Король Ночи.
    «Он /Король Ночи/ был тринадцатым командиром Ночного Дозора и не ведал страха. «И это был его порок,.. ибо все люди должны чего то бояться». Его погубила женщина,.. с кожей белой, как лунный свет, и глазами синими, как звезды. Не ведая страха, он погнался за ней, и настиг ее, и предался с ней любви, хотя ее тело было холодным, как лед, и вместе со своим семенем отдал ей свою душу.
    Он привел ее в Твердыню Ночи и объявил ее королевой, а себя – королем, с помощью колдовских чар подчинив братьев Дозора своей воле. Тринадцать лет правил он, Король Ночи, вместе со своей мертвой королевой,.. когда они свергли его, стало известно, что он приносил жертвы Иным».

    Как когда-то тринадцатый лорд-командующий заключил сделку с Иными, и стал править живыми и мертвыми из Твердыни Ночи, так и Русе заключил сделку с Предводителем Дикой охоты (Великий Иной, Бог Тьмы, Бог Ночи и Ужаса), Белыми псами которого служат Иные.
    В этой сделке Русе Болтон получил в обмен на возвращение власти Долгой Ночи в Вестерос обещание для себя вечного существования.

    Болтонский Молох
    Пользуясь начавшейся междоусобной войной в Семи королевствах, Русе уже не тайно, а открыто и масштабно стал применять сдирание кожи с людей.
    Сдирание людской кожи для Болтонов – это метод устрашения и воинский ритуал, а главное – жертвенный ритуал.
    Жрецы Рглора свои жертвы убивают сожжением, а Болтоны – мучают обдиранием. Цель этого процесса – получение излучения человеческого страдания, которое восполняет убыль энергии для демонических и иных, нечеловеческих существ, не имеющих физической крови. Поэтому лучшая энергия страдания связана с истечением физической крови.
    Когда кровь людей вытекает из их организма, то в первые минуты этого процесса она выделяет жгучее излучение особой силы. Поэтому многие Другие заинтересованы не столько в смерти живых существ, сколько в кровопролитии. Реальное кровопролитие происходило и происходит под неосознанным внушением этих потусторонних кровопийц.
    Именно сдирание кожи с человеческого тела вызывает особые мучение и одновременно, кровопролитие из всего тела.

    Петля и камень для Фреев
    Война Русе Болтона и стоящих за ним сил Льда против сил Огня и Земли уже идет. Первыми жертвами этой войны стали Фреи.
    Совершив после Красной свадьбы акты некросадизма: отрубив Роббу Старку голову, пришили к его телу голову лютоволка; бросив обнаженное тело Кейтилин, имитируя традиции Дома Талли, в реку, Фреи сделали окончательный выбор в пользу Ночи и Льда, и таким образом, перешли в разряд низших и нечистых темных существ.
    Фреи обрекли себя на полное истребление противниками Короля Ночи:
    Торос из Мира (Огонь: религия Рглора, валирийская магия) и Виман Мандерли (Земля: Старые Боги, оборотни).
    Вместе с уничтожением Фреев их замок Близнецы будет стерт огнем с лица земли, и лед станет для оставшегося от него пепла саваном.

    Если Русе Болтон захватит Железный трон, то он создаст новое государство – Ночной Вестерос.
    Это будет государство маниакального порядка:
    «Она /Арья/ служила чашницей у Русе Болтона в Харренхолле, а он бы кожу с нее содрал, если б она хоть раз пролила вино» и вечности, так как мертвое неподвижно.
    Новое государство будет подобно Ледяному Некрополю, в котором человечество может вести существование тысячелетних мамонтов в вечной мерзлоте Севера – мертвых, но с еще некоторыми живыми тканями.
    Новый мир будет основан на законах, противных Природе: не от рождения к смерти, а от мертвого к жизни. Законы Природы уже не будут защищать человечество, так как запредельный мир заполнит пространство.

    В Ночном Вестеросе будет установлен «новый феодализм».
    Внизу будут находиться «живые человекоподобные», которые будут расходоваться на кровопускание для получения энергии для вечных существ.
    Над ними, на низшей ступени иерархии, в качестве стражи расположатся упыри и «живые нелюди» (те, в кого вселились частицы Ночной Тьмы, наподобие Фреев).
    Выше них займут места новые властители – приближенные Русе Болтона, которым, как заключившим добровольный союз, будет сохранена свобода воли и даровано личное бессмертие.
    Некоторые из них уже служат Болтонам, мутируя во внешнем облике к мертвецам.
    «Его /Рамси/ соседями были два старика — тоже лорды... Один тощий, с глазами как кремень... Лицо замороженное... Второй тоже худ и весь какой-то изломанный».

    Отдельно от них в бывших замках Ночного Дозора будут жить Иные – Белый Дозор, подчиняющийся Великому Иному (Владыке Ночи и Льда, Повелителю Дикой охоты).

    На Железном Троне будет восседать Король Ночи – Русе Болтон, погруженный в вечное мрачное и блаженное бесчувствие. И иногда смотря на Новый мир своими безжизненно-холодными, как у Повелителя, глазами, шепотом отдавать свои приказы об очередном кровопускании, чтобы влить энергию живой человеческой крови в хозяев Вестероса-Некрополя.
     
    Forrey, net-i-ne-budet, Futureen и 18 другим нравится это.
  3. юма

    юма Оруженосец

    Болтоны как литературный факт или опыт написания страшной сказки

    В глубине северных земель, окруженный холмами и лесами, неподалеку от устья реки с печальным названием Плачущая стоит древний, пугающий мощью замок Дредфорт. Гарнизоны замка сильны и многочисленны. Зубцы на его массивных стенах подобны клыкам, факелы в Великом чертоге держат костяные руки, и где-то в глубине древних переходов прячется страшная комната с гобеленами из человеческой кожи. А из темных подземелий Дредфорта доносятся крики жертв.

    Красные короли этих земель верны своим жестоким традициям, веками они сдирали кожу с врагов, боролись за власть со Старками и избавляли людей от секретов острыми лезвиями кинжалов. Из выделанной человеческой кожи Красные короли создавали не только гобелены, но и великолепные шатры, мягкие сапоги для лордских ног и плащи, которые согреют темные души в длинные зимние ночи.

    Сменялись века, но древний замок хранил традиции, выращивая в своих стенах Красных королей. И теперь бесцветный? холодный лорд сидит в башнях Дредфорта, его голос тих, а губы бескровны, глаза похожи на мутный лед, а поверх черной кольчуги он носит розовый плащ с каплями крови. Говорят, лорд Болтон не способен ничего чувствовать и никому доверять, он играет в холодные игры с людьми и кормит своей кровью черных пиявок.

    У него есть бастард, - кровавое чудовище, сопровождаемое повсюду сворой собак и бандой головорезов, сеющий кровь, смерть и мучения и не прощающий своих обидчиков. Бастард хитер и изворотлив, он легко притворяется, выжидает и нападает внезапно. Его плечи широки и покаты, губы красны и влажны, а улыбка и смех способны принести боль. Он не похож на отца ни внешностью, ни поведением, и только холодные, бесцветные глаза говорят об одной крови в их венах – крови Красных королей.

    Наверное, ни одно семейство Вестеросса не выглядит столь «родом из мифов». Описание внешности и характеров Болтонов, их до сих пор живых традиций, ритуалов, событий, связанных с отцом и его бастардом, – настолько выпукло, что кажется невероятным, фантастическим, ни коем образом не относящимся к реальным людям.

    В попытке найти хоть какую-то историческую аналогию образу Рамси Болтона фанаты не раз выходили на личность Жиля де Рэ, соратника Жанны Дарк, которого обвиняли в том, что: "он похищал молодых людей, удовлетворял с ними самые грязные страсти, а потом убивал свои жертвы, число которых считали от семисот до восьмисот…». Но маршал де Рэ пострадал от ложных обвинений, а найти похожий на бастарда Рамси исторический персонаж на страницах средневековой истории родовитых семей - вряд ли возможно.

    Трудно вообразить даже в средневековой Европе традицию свежевания, вывешенную на штандарты благородного дома. Драконы, львы и лошади, но не труп без кожи (хотя признаться, автор глубоко не изучал этот вопрос).

    Более того, этот особый вид казни, применявшийся к предателям (Теон Грейджой!), несмотря на обилие картин и гравюр на эту тему, не получил массового распространения в Западной Европе.

    Создавая линию Болтонов, Джорж Мартин ушел от реальности невероятно далеко. От истории дредфортского семейства веет страшной сказкой. В образах отца и сына, окружающих их атрибутах, в их внешности и характерах, в сюжетных поворотах, с ними связанных, и мнении о них других персонажей очень много чрезмерности, гиперболы, небывальщины.

    Мартин играет мотивами и аллюзиями в этой сюжетной ветке, подобно Русе Болтону, играющему с людьми. Истории Русе, Рамси, Вонючки, Теона, отражаясь друг в друге, приобретают несколько уровней осмысления и превращаются в метафору и миф.

    Семейство Болтонов – один из благородных домов Вестероса и Севера, которое читатель волей неволей сравнивает с другими Домами и их представителями. Если на время отбросить в сторону упомянутый нами дух мифичности, царящий над домом Болтонов, и взглянуть на него глазами нравоописателя, можно отметить некоторые особенности, в большей степени присущие Болтонам.

    Болтоны, как никто, верны старым традициям и древним ритуалам. Конечно, автор не вдается в детали жизни в замке Дредфорт, но достаточно и двух самих за себя говорящих фактов:

    - В семействе до сих пор практикуется свежевание, причем эта традиция не только увлекает Рамси, но и, судя по косвенным ссылкам, хорошо освоена его отцом.

    - Право первой ночи, упраздненное в королевстве, воспринимается Русе как совершенно естественное.

    Что же в других семьях?

    Можно ли назвать собственноручную казнь преступников Старками – верностью старым традициям? И да, и нет.

    Практика собственноручного убийства без привлечения палача, безусловно, имеет древние и темные корни, но, как бы то ни было на самом деле, Старки вкладывают в нее определенный и достаточно современный смысл – готовность Хранителя Севера брать на себя полную ответственность за жизнь и смерть приговоренных.

    Свежевание и право первой ночи не приобретает в устах Русе и Рамси никакой особенной смысловой нагрузки и воспринимается именно как следование древним традициям и символ связи нынешних наследников с темной мощью Красных королей.

    Дом Ланнистеров, кажется, весьма далеким от каких бы то ни было ритуалов, будто оторванным от древних исторических корней и за счет этого воспринимается более современным.


    Важнейшим инструментом управления и продвижения мощи Дома Болтонов являются политические союзы, устрашение противников и чрезмерная, необоснованная жестокость.

    Тут вряд ли нужно что-то доказывать. Практически вся сюжетная ветка главы Дредфорта посвящена его движению к власти, которое состоит из союза со Старком, переоценки этого союза как проигрышного, политического предательства, захвата власти и расширения влияния. Примерно так же можно оценить и развитие образа Рамси.

    Причем почти каждая следующая ступень возвышения Рамси и Русе, так или иначе, сопровождается описанными или упомянутыми автором жестокими расправами.

    Русе:

    Участие в войне со Старком - жестокие и ничем не оправданные расправы в Харренхолле;

    Политическое предательство Старка - Красная свадьба и собственноручно убитый Робб;

    Занятый Винтерфелл - без причин повешенные строители-простолюдины.

    Рамси:

    Признанный бастард и кастелян Дредфорта - изнасилованные и освежеванные девушки, сожженный Винтерфелл;

    Лорд Хорнвуда - леди Донелла со съеденными пальцами;

    Узаконенный Болтон - покалеченный Теон, освежеванные железнорожденные;

    Лорд Винтерфелла - доведенная до безумия Джейни, возможно освежеванные копьеносицы.

    Безусловно, политические союзы и давление, устрашение и расправы - типичные властные инструменты, и им не чужды все Великие Дома. Но степень жестокости и ее обоснованности - разные.

    Арья убивает тех, на кого ей указывают или тех, кого считает врагами.

    Нед и Кет готовы расправиться с Ланнистерами и их вассалами (Грегор Клиган) на основе одних, пусть и довольно обоснованных подозрений.

    Казнь Карстарка Роббом и Яноса Слинта Джоном – скорее адекватная расплата за предательство и не более.

    Тайвин по своей жестокости достаточно близок Русе. Судьба Рейне из Кастамере и санкционирование Красной свадьбы являются тому доказательством. Но в целом расправы Тайвина определяются политическими интересами Дома Ланнистеров и не более. Отличия Русе и Тайвина заметны по времени пребывания каждого из них в Харренхолле: пресечение малейших беспорядков, с одной стороны, и резня под видом правосудия, с другой.

    Говорящей особенностью Дома Болтонов является их приверженность иерархическим ценностям. Каждый должен знать свое место, заработать его, и это место определяет твои права и возможности.

    При живом наследнике Русе очень четко ограничивает положение своего бастарда. Это мельница, сытая жизнь и слуга-компаньон из отбросов Дредфорта. Своеобразная забота, регламентированая традиционным отношением к бастардам в королевстве, и месте незаконнорожденного в Доме Болтонов. С потерей наследника статус Рамси изменяется, он двигается по иерархическим ступеням постепенно, шаг за шагом, получая все больше возможностей.

    Особенно четко иерархическое восприятие мира заметно в структуре окружения самого Рамси. Есть сам милорд, затем бастардовы парни – ближайшее окружение, фавориты, сидящие с ним за одним столом, разделяющие его развлечения, затем – девочки Рамси, любимые сучки, память о лучших из жертв, и в самом низу – Вонючка, получающим пищу самым последним в мире, созданном Рамси. Такового его место. Но даже Вонючка способен менять иерархический статус: от червя и твари к собаке и марионетке Болтонов.

    Иерархия положений, прав и возможностей членов Дома Ланнистеров тоже достаточно заметна, и также, как у Болтонов, она в первую очередь определяется представлением Главы Дома о значимости и месте того или иного наследника. Даже статус матери-королевы не может оградить Серсею от нежелательного брака и никакие заслуги Тириона не позволят ему получить Бобровый Утес.

    Сложно сказать, какой бы выбор в отношении троих наследников сделал бы Русе, окажись он на месте Тайвина, насколько бы он был предвзят или объективен, но авторитарность каждого из них не вызывает сомнений.

    В семействе Старков четкая структура, иерархия в целом отсутствует. Место, занимаемое в семье каждым членом, до конца не определено. Особенно отчетливо это видно на образах Неда и Кет, Джона и Теона. Старки, особенно молодое поколение, выстраивают отношения друг с другом не на основе статусов, а на основе привязанностей и антипатий.

    Неда нельзя назвать безусловным главой Дома, поскольку Кет способна оказывать на него влияние и самостоятельно принимать серьезные решения. Джон воспитывается как Старк, но постоянно ощущает холодность и нелюбовь Кет. И по собственному выбору, легко принимаемому Недом (который, по видимому, никогда не определял место и статус Джона и не прописывал его судьбу) уходит в Ночной Дозор. Теон является заложником, но при этом чувствует себя братом, другом и соратником Робба Старка. Мечтает стать Старком

    Все смешано в Доме Старков, и поэтому так трудно понять свое место...

    И наконец, главнейшей ценностью Дома Болтонов являются клановые интересы и мощь Дома в целом.

    Ни один другой Дом не выглядит настолько объединенным этой целью – достижения мощи и власти клана, а не личности.

    Действительно, все действия Русе нацелены на расширение и сохранение власти и силы Дома. Поэтому он предает Старка, выбор которого, по его мнению, несет проигрыш Северу и Дредфорту. Поэтому он легализует бастарда и привозит ему «лже Арью», играет свадьбу в Винтрефелле и там объединяет северных лордов.

    Рамси, словно вторая скрипка Русе, водит смычком в унисон: Хорнвуд и Дредфорт, свадьба и политические игры, подчинение Главе Дома и общим интересам Болтонов.

    Отец и сын движутся в одном направлении, оба беспощадны, знают свое место и роль. Оба играют в игры власти с людьми. Со своими Вонючками.

    В семействе Ланнистеров не найти такого единства: Серсея желает личной власти, Джейме интересует лишь восстановление его чести, а Тирион жаждет признания заслуг. Тайвин способен объединять ресурсы Дома только силой личной власти и авторитета. Интересы клана для остальных отходят на второй план. После смерти Тайвина семья разваливается на части.

    У Старков клановые интересы все равно что отсутствуют. В поворотные моменты своей жизни каждый из них, а особенно младшее поколение, руководствуется чувствами и собственными представлениями о чести, достоинстве и справедливости, которые затмевают в их сознании интересы клана. (Хотелось бы отметить, что доминирование личных интересов и приоритетов над семейными в большей степени черта современного мышления, в том числе и поэтому Старки гораздо ближе и понятней читателям)

    Старки словно разлетаются по миру, влекомые трагедиями и последствиями собственных ошибок, теряя связь друг с другом. Оставляя за спиной символ тепла и любви, куда они надеются когда-нибудь вернуться - Винтерфелл.

    И брошенный, он падет. Под ударами кланов.

    В результате семейство Болтонов можно назвать самым ярким носителем ценностей темных времен: клановых интересов, иерархического мышления и жестокости. Они родом из древних преданий о Красных Королях. О Короле Ночи.

    Семьи Вестероса разваливаются, молодое поколение желает идти своим путем, совершать собственные ошибки, побеждать самостоятельно, и только Болтоны выглядят на общем фоне цельной семьей.

    Но так ли это на самом деле?

    Вернемся к морфологии сказки, в которой все выпукло и метафорично, к игре смыслами, контрастами и отражениями, которую ведет с читателем автор. И которую не стоит считать случайным совпадением. Присмотримся ближе к отношениям Русе, Рамси и Вонючки.

    Единство или борьба противоположенностей?

    Если исключить родовые глаза, то по внешности и темпераменту Русе и Рамси являются полными противоположенностями. Их отличия буквально выпячиваются автором: нормальное телосложение и рыхлость, склонность к полноте, тонкие бледные губы и широкие, мясистые, сухость и влажность, гладкая кожа и розовая, прыщавая, отсутствие эмоций и бешеный темперамент. Все в их внешности - контраст. Вряд ли это случайность.

    Их непосредственное общение – единственная сцена, описанная автором, полна напряжения. За спором с отцом, прорывающимся гневом, за мокрыми губами и приказом Вонючке доносить на Русе проглядывает не уважительный и покорный сын, а лишь покорившийся. Рамси заявляет право на собственность – «он - мой», но Русе ему этого право не дает, - у бастарда нет собственности. Даже Вонючка принадлежит Русе. Способен ли Рамси покорно принять этот факт или только сделает вид, что принял?

    Русе определяет место и роль своему бастарду, и Рамси играет в те же социальные игры с Теоном. Только выстраиваемый им мир социальных связей укрупняет принятое в обществе до уродливых форм, превращается в пародию на действия его собственного отца.

    Во взаимоотношениях Рамси и Теона читатели обычно видят только их двоих, историю преступления и расплаты, жертвы и мучителя. Но, возможно, нужно добавить и третьего – Русе, и тогда все происходящее предстанет в несколько ином виде.

    Лорд Дредфорта держит бастарда на мельнице, а потом делает мельника лордом, а Рамси обращает принца благородного дома в совершенно бесправное жалкое существо, заставляя его признавать, что место, занимаемое им в собачьей клетке, – есть то, чего он и в самом деле достоин. Какая разница кто ты: бастард, мельник или принц. Все решает сила и власть.

    Рамси два раза приходится карабкаться наверх: сначала от мельницы к кастеляну Дредфорта, потом из темницы Винтерфелла к узаконенному Болтону. И каждый раз это движение связано с мотивом служения и полезности. Он служит Русе и служит Теону Грейджою. Его полезность вытащила его из деревни и из тюрьмы. Кто, как ни он, имеет право требовать служения себе или отомстить тем, кто заставил его пройти через весь этот марионеточный театр.

    Только кому именно? Лорду отцу или принцу? Или им обоим?

    Превращая Теона в полезного Вонючку, Рамси возвращает ему собственное унижение в Винтерфелле. А может, его внутренние комплексы и обиды превращаются в своеобразный театр абсурдного бунта против власти лорда-отца? Когда по воли бастарда даже принц может быть жалкой тварью.

    Возможно, одна месть отражается в другой, и Теон получает двоекратно.

    Пародийным отражением Русе является процесс «воспитания» Теона. Вонючка должен приносить пользу и демонстрировать преданность, и тогда он получает «награду»: ванну, ошейник, еду. Он должен шпионить за Русе, и тогда ему позволят выбрать палец для свежевания. Полезность и бесполезность – вот мерило благополучия в системе ценностей Болтонов. Русе применяет его к Рамси, Рамси – к Вонючке.

    Рамси заставляет Теона повторить его собственный путь и как бастарда Русе и как пленника, вонючего, вытащенного на свет из темниц Винтрефелла.

    Играя с Теоном-Вонючкой, Рамси становится и принцем, и лордом Русе, сублимируя собственный гнев в пародийной игре.

    Особенно интересна в этом смысле брачная ночь Рамси. Он, рожденный от лорда, потребовавшего права первой ночи, теперь сам приглашает в спальню природного лорда, принца благородного дома. Совсем не случайно, что в первую брачную ночь Рамси сам упоминает эту традицию и предлагает Вонючке таким правом воспользоваться. Как его отец-лорд? Но вот беда, у чистокровного лорда нет члена, да и не лорд он вовсе и даже не мужчина. Принц Вонючка способен подготовить невесту, а не реализовать привилегию первой ночи. Консумация природным лордом не состоялась. Рамси переиграл историю.

    Отражения, игры и перевертыши. История повторяется. Сначала она – трагедия, а потом – фарс. Вряд ли такие параллели случайность. Возникает страшная мысль – может подсознание Рамси отрезало член не Теону, а собственному отцу, изнасиловавшему мать.

    Однако, есть еще одно существенное отличие отца и сына. Действуя как глава Дома, Русе требует разумного подчинения за разумную цену. Но Рамси нужно большего – он желает искренней преданности, привязанности и даже любви. Его «разочаровывает» ее отсутствие.

    «Разочарование» Рамси оборачивается кровью и болью. А вот «разочарование» Русе – ударом кинжала, петлей или медвежьей ямой. Поэтому в душе Рамси гуляет гнев и боль, которую он готов подарить каждому, а в душе Русе царит холодная смерть.

    Думаю, мотив противостояние отцов и детей, столь четко видный на примере Ланнистеров, не обошел и Болтонов. Единство отца и бастарда – лишь иллюзия.

    Их конфликт гораздо глубже. Он погребен в душе бастарда. В Рамси желание подражать Русе мешается с гневом, который он не может выплеснуть на лорда Дредфорта и сублимирует в жестоких играх-перевертышах, и с жаждой получить неограниченную власть над собственной жизнью и жизнью других.

    Рано или поздно загнанный вовнутрь Рамси конфликт вырвется наружу, и результат его может быть только один – смерть Русе Болтона от руки своего бастарда.

    Итак, вернемся к не рассказанной до конца сказке…

    В глубине северных земель, окруженный холмами и лесами, неподалеку от устья реки с печальным название Плачущая стоял древний, пугающий мощью замок Дредфорт. На землях замка, овеянного страшными легендами, могучий Лорд создал свое чудовище из смеси насилия, страха и смерти.

    Он держал его дальних комнатах, и кормил, и учил, и использовал его жестокую силу. Чудовище было послушно, и власть Лорда росла.

    Но некрасивое, кровавое создание желало любви, и признания, и могущества своего создателя. И вот однажды, познав все науки и почувствовав свою силу, чудовище убило Лорда, чтобы занять его место. Чтобы получить все то, чего ему не хватало по праву рождения.

    Но убийство не принесло ни любви, ни признания, лишь холодный замок Красных королей.
    Убийство лорда стало началом конца...

    Если только…, но это уже другая сказка.
     
    Последнее редактирование: 2 июл 2016
    net-i-ne-budet, Ava, Джей и 19 другим нравится это.