1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Фанфик: Спящий лев

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Teana, 2 авг 2011.

  1. Teana

    Teana Лорд

    Название: Спящий лев

    Автор: beachglass5387

    Оригинал лежит здесь: http://www.fanfiction.net/s/7133977/1/The_Lion_Dormant

    Перевод: мой

    Пейринг: :in love:Бриенна Тарт / Джейме Ланнистер:in love:

    Краткое содержание: Война, наконец, окончена, но эти двое вынуждены задержаться в Королевской Гавани против своей воли, и о них начинают ходить крайне любопытные слухи…

    От переводчика: фик довольно объемистый, к тому же до сих пор в процессе написания, поэтому буду потихоньку переводить и выкладывать (если конечно кого-то заинтересует)

    Пролог

    - Прекрати, Вилбар, - сказала Айена, краснея и шлепая его по руке. Она снова потянулась к краю большой кровати, пытаясь пригладить простыни до того, как он снова схватит ее. - У меня есть работа, которую нужно сделать.

    - Ты бы попросила Жирную Мири пойти с тобой, если все чего ты хотела, это заправить постель Цареубийцы. Брось, Айен, забудь о простынях и будь со мной поласковей, - сказал он и все таки помог ей поднять матрас и подогнуть одеяла под него.

    Она посмотрела на него и рассмеялась. Вилбар ухмыльнулся ей в ответ. Он не мог поверить своему счастью в первый раз, когда она поцеловала его. Это было в один из тех редких дней, когда они работали только до обеда, а потом оба отправились в Блошиный конец навестить свои семьи. Айена Большеглазая, так ее называли в нижнем городе за ее темные глаза почти невероятной величины.

    Он взял ее ладонь и положил себе на грудь. А она потянулась к нему и поцеловала. Он не понимал, что они двигаются к кровати, пока Айена ни уперлась спиной в столбик кровати. Она резко отступила от него, опустив глаза.

    - Вил, - сказала она тихо. Мы не можем… Я… Я не такая…

    Он наклонился, смачно поцеловал ее и отступил.

    - Я знаю, - произнес он, вздохнув. - Ты знатная динамщица, вот ты кто, - улыбнулся он.

    Айена поправила свои юбки и вернулась к работе.

    - Ты всегда убираешь его покои? – спросил Вилбар, оглядываясь вокруг и замечая аккуратно развешенное оружие и горы грязного белья повсюду.

    - Да, - ответила Айена, краснея. Но его тут никогда не бывает. Я имею в виду, пока я убираюсь.

    Вилбар сузил глаза. Он вспомнил, как однажды, будучи маленьким мальчиком, смотрел поединок Цареубийцы. Джейме Ланнистер был легендой – молодой, смеющийся и всегда победитель. Он вспомнил, что был готов отдать все на свете, лишь бы стать похожим на рыцаря. Теперь видя, как Айена покраснела и отвела взгляд, он почувствовал внезапную ненависть к этому человеку.

    - Он прикасался к тебе? Единственной рукой, что у него осталась?

    - Что? – воскликнула Айена, поворачиваясь к нему. Нет, он же принес обеты. Он…

    - Он больше не в Королевской гвардии, - возразил Вилбар, пожимая плечами. Да это и не мешало ему быть с его сестрой, когда он в ней состоял.

    - Он не такой! – сказала Айена. Вот почему Эрлейн дала мне убирать его покои…У меня были некоторые проблемы… Раньше я убирала у… Что бы он там ни делал с прежней королевой, но служанок он не беспокоит.

    - Откуда ты можешь это знать, если его здесь не бывает? – спросил Вилбар.

    - Вот потому и знаю, - решительно сказала Айена, взглянув на него с вызовом.

    - Что он вообще здесь до сих пор делает? – спросил Вилбар, сердито собирая старые простыни. Я думал, что после того, как он был прощен, он сразу уберется в Кастерли Рок. "Держу пари, она рада, что он остался", - подумал он, глядя на Айену.

    - Откуда мне знать, Вил? – сказала она тихо. - Цареубийца обращает на меня внимания не больше, чем на леди Лоллис.

    - Спорю, тебе бы этого хотелось, - произнес Вилбар угрюмо. "Держу пари, ты бы его не оттолкнула", - подумал он.

    - Вилбар Уотерс, - произнесла она, опуская корзину, которую наполняла бельем. Он хорош собой и все такое, но я не хочу участвовать ни в чем подобном… То, что я убираюсь в спальнях, вовсе не означает, что я шлюха. Я просила тебя пойти со мной, потому что единственный человек, прикосновения которого я хочу чувствовать, это ты. Но если ты собираешься…

    - Прости, - сказал он, вновь улыбаясь. Он прошел через комнату и взял ее за руку. - Прости, я не хотел.

    Он снова ее поцеловал. Сначала она засмущалась, но потом поцеловала его в ответ, прижимаясь к нему. Он почувствовал напряжение и отодвинулся от нее, тяжело дыша.

    - Ты не можешь винить меня за беспокойство, - произнес он. Ты более хорошенькая, чем та колода, с которой сейчас Цареубийца.

    Айена улыбнулась ему и попыталась снова уложить свои волосы в аккуратную косу.

    - Я не слышала ни о каких женщинах, - сказала она.

    Он поднял бровь:

    - Ну, это не совсем женщина… - сказал он.

    Большие глаза Айены стали еще больше, и он рассмеялся над ее предположением.

    - Ну, давай же, скажи мне, - сказала она, хлопая по его руке.

    Айена Большеглазая имела слабость к разным сплетням.

    - Поговаривают, что он не только на мечах сражается с красоткой Бриенной.

    - Что? – вскрикнула она, морща носик. - Я не верю в это.

    Он пожал плечами.

    - Не каждая женщина понимает, что не стоит связываться с кем-то вроде него, - он дернул ее за косу. - Не могут же все быть такими же умными как ты, - поддразнил он.

    - Но она такая некрасивая, - сказала Айена, вырывая у него свои волосы. - И то, как она таскается с этим мечом и то, как ходит совсем как мужчина. Да я даже представить себе не могу…

    - А они, быть может, представили на этих самых простынях, - произнес он, подняв их и бросив в нее.

    Она взвизгнула и увернулась, хохоча. Ни она, ни Вилбар не услышали за их весельем приближающихся шагов.

    - Да не могли они, - решительно заявила она, собирая простыни и складывая их в свою корзину. Это было бы просто непристойно.

    - Что именно? – рассмеялся Вилбар, отметив про себя, что она старается держаться от простыней как можно дальше, что бы там она ни говорила. - То, что такой красавчик как Джейме Ланнистер спит с такой уродливой коровой или то, что благочестивая девица вроде Бриенны Тарт раздвигает ноги перед Цареубийцей?
     
  2. Satoko

    Satoko Знаменосец

    Спасибо, интересное начало:)
     
  3. Teana

    Teana Лорд

    Джейме

    Джейме Ланнистер появился из дверного проема до того, как служанка успела на это ответить. Ему не хотелось знать мнение девушки о том, кто именно, он или Бриенна, был бы опозорен сильнее.

    Ему давно следовало бы привыкнуть к тому, что люди шепчутся о нем, но он до сих пор не знал, что с этим делать. Его первой мыслью всегда было подбежать к сплетникам, бросить им вызов и хорошенько помахать мечом. «К счастью, - думал он, - годы насмешек Тириона над его безрассудством несколько обуздали эти его порывы». Он заставил себя подождать, пока ни уверился в своей способности говорить спокойно, перед тем как вошел в комнату.

    Он с удовлетворением заметил полные ужаса взгляды, которыми обменялись двое слуг, когда он небрежно прошел в дверь. По крайней мере он мог быть уверенным в том, что не зависимо от того было ли у него две руки или одна, люди до сих пор боялись говорить о нем плохо, когда он мог их услышать.

    Он холодно взглянул на них:

    - Я так понимаю, вы закончили, - сказал он.

    - Милорд? – произнесла женщина.

    Она опустила взгляд в пол, без сомнения убежденная в том, что ее или ее спутника услышали. «А она довольно хорошенькая».

    Джейме позволил паузе немного затянуться, перед тем как обвел комнату руками.

    - С моей комнатой.

    - Да, сир Джейме, - ответил мужчина.

    Его голос был почтительным, но во взгляде была твердость. Джейме заметил как близко мужчина – мальчишка на самом деле, ему не может быть больше шестнадцати – стоит к девушке. «Возлюбленная, которую он пытается впечатлить».

    - Я считал, что спальни обычно убираются двумя служанками, чтобы избежать разговоров о всяких непристойностях среди слуг, - весело сказал Джейме. - Вам стоит быть более осторожными, а не то скоро могут поползти разные слухи о том, где вы двое можете находиться...

    По тому, как краска сошла с их лиц, Джейме заключил, что они вполне оценили угрозу, стоявшую за его словами.

    - Да, милорд – проговорили оба.

    Джейме порадовало, что мужчина тоже опустил глаза в пол.

    - Пошли вон, - терпение под конец оставило Джейме, и в его голосе ясно слышался гнев.

    Он услышал, как парочка выбралась из комнаты, закрыв за собой дверь, и швырнул тренировочный меч на соседний стул сильнее, чем следовало бы. Он выругался, когда промахнулся и послал его прямиком в кувшин. Упавший на пол кувшин был пустым; он не содержал в себе ничего, что могло бы улучшить его настроение.

    Его одежда прилипала к телу и он хотел принять ванну, но не испытывал ни малейшего желания вызвать девушку обратно, чтобы та принесла воды, или же идти в общественные ванны. Он и так уже достаточно насладился людским обществом на сегодня. Он пересек комнату, поднял клинок и повесил на место. Он скривил губы, снимая с себя слои вареной кожи и белья. Его раздражало, что даже такое простое действие заставляет его чувствовать себя неуклюжим, и разбрасывал вещи по полу.

    Он скучал по старым денькам, когда хорошая тренировка заставляла его чувствовать себя живым. Когда он был моложе, его способность выдерживать тяжелые удары и серьезные сражения, несмотря на острую боль в мышцах, давала ему ощущение неуязвимости. Он все еще мог сражаться через боль, и некоторые его навыки вернулись к нему, но все это больше не приносило ему радости. Мир как будто замирал, когда он был с клинком в руке; ничего другого не существовало, кроме его мастерства, его силы и его цели. Теперь, что бы он ни делал, он не мог убежать от своих мыслей и от суровой действительности, что мир и его место в нем, намного больше, чем простой поединок на мечах.

    Порой он видел это старое, знакомое выражение на лице Бриенны. Ее челюсти сжаты, ее пухлые губы соединены в тонкую линию, ее глаза пристально следят за каждым его движением, в этот миг для нее не существует ничего кроме поединка. Она хороша, и становится все более в этом уверенной. Он завидовал тому, что она все еще открывала свой талант; он уже слишком давно не открывал в себе чего-то, что могло бы его порадовать.

    Он подошел к одному из шкафов и извлек из него кувшин с вином, который оставил недопитым прошлой ночью. «Если я не могу принять ванну, то, по крайней мере, я уж точно могу напиться». Он сделал глоток и понял, что красного вина недостаточно, чтобы заставить его ничего не чувствовать. Он сел в кресло и заметил новый кровоподтек на левом боку, куда женщина сумела нанести серьезный удар. «Это бы убило меня, если бы у нее в руках был настоящий меч», - подумал он с раздражением.

    Он рассудил, что нет ничего удивительного в том, что они порождают подобные слухи – они были почти что друзьями, и она была женщиной, пусть и не особо привлекательной. Он видел ее почти каждый день, и ее молчаливое присутствие приносило ему облегчение. Он все еще просыпался каждое утро и клялся, что в этот день не будет думать о Серсее. Ему не хотелось думать о том, как она тайно приходила к нему, об ощущении ее груди на своей, о ее глазах столь похожих на его собственные, ведь она была мертва.

    В Бриенне нет ничего, что могло бы напомнить ему о его близнеце, и их нелегкие взаимоотношения развивались вдали от Серсеи. Она не воскрешает в нем призрак его сестры, и хотя его до сих пор раздражала ее чрезмерная серьезность, она все же была более приятным соперником для тренировок, чем сир Илин Пейн.

    ***​
     
  4. Teana

    Teana Лорд

    ***​
    Он понимал, что они просто до комичности друг другу не подходят. Она не красавица – вообще едва-едва похожа на женщину, а он даже будучи одноруким мужчиной сильно за тридцать, был все-таки хорош собой. «Меня сложно назвать самоотверженным, мне лишь удается быть более менее порядочным человеком в лучшие мои дни, - с кривой усмешкой подумал он, - а она, наверное, самый бескорыстный человек из всех, кого я знаю». Между ними были задатки одного героя из песни.

    Было время, когда никто не рассмеялся бы громче него над предположением, что они могли быть парой. Если бы Тирион заговорил о ней, то он засмеялся бы и сказал бы ехидно: «Ну что братишка, после долгих лет, в течение которых я слушал про твои подвиги, я решил, что пришло время и мне ощутить на себе, каково это быть карликом рядом с женщиной». А если другие рыцари стали бы поднимать брови, глядя на то, как он и Бриенна покидают тренировочный двор вместе, он сказал бы им с усмешкой, что она была слишком хороша, и он не смог устоять.

    Он осознал, что, хотя без зазрения совести указывает ей на ее изъяны, он больше не мог говорить о ней в таком ключе с другими. Он не будет мешать ее имя с грязью, только чтобы скрыть свое собственное смущение. Он слишком многим ей обязан.

    Кроме того, весь Вестерос итак обвинял его в том, что у него извращенный вкус на женщин. Это не особо беспокоило его, когда слухи были правдивы. Он не понимал, почему же теперь лживые сплетни должны его огорчать.

    Он вздохнул и допил вино. Он застрял в Королевской Гавани слишком надолго. Ему очень хотелось уехать.

    - Скоро, - вечно повторял Тирион всякий раз, когда он заговаривал об этом. - Раз уж я спас твою шкуру, ты, по крайней мере, можешь задержаться здесь, пока все не утрясется и прикрыть меня. Считай, что это уплата долга.

    Джейме знал, что это не та причина, по которой ему не позволяют вернуться на Кастерли Рок. Или, по крайней мере, не единственная причина. Хотя он никогда не испытывал особого интереса к тому, что Серсея называла Игрой Престолов, он знал ее правила. Тириону удалось спасти его от казни и даже оставить за ним титул лорда Кастерли Рок и Хранителя Запада после того, как Королевская гвардия была распущена. Джейме рассудил, что, похоже, ему придется задержаться в Красном Замке, пока новая власть не убедится в том, что он не замышляет измену.

    «Вот еще одна причина, чтобы искать общества Бриенны». Нет человека, в котором можно было бы меньше заподозрить заговорщика. Не важно, как сильно война изменила ее, но мысль о том, что она способна прятаться в темных коридорах и плести интриги, просто смехотворна. Эта идея заставила его улыбнуться; она любит Игру не более, чем он сам. Когда они впервые встретились, она не понимала постоянно сменяющихся союзов и предательств, окружающих Железный Трон. Теперь она знала правила Игры, и, насколько он мог судить, всем сердцем желала их забыть. Он точно знал, что ему хотелось бы того же. «Если бы только я мог просто убраться отсюда… »

    Он взъерошил свои коротко остриженные волосы, все еще мокрые от пота, и поднялся со стула. У него нет выбора: ему придется позвать девчонку назад, чтобы принять ванну. Он должен появиться сегодня на обеде и не может позволить себе сидеть в Великом чертоге покрытым потом и грязью. Он старался, как мог, избегать обедов с другими обитателями замка; большинство блюд представляли собой серьезное испытание для человека с одной рукой, и его раздражало, когда слуги начинали суетиться вокруг него, сомневаясь в том, должны ли они разрезать его еду или нет.

    И как будто для того, чтобы сделать ситуацию совсем невыносимой, его всегда сажали рядом с какой-нибудь незамужней молодой девицей и парочкой ее коварных родственников. Он думал, что они, быть может, платят кому-то за такое удачное соседство. Или это одна из шуточек Тириона. Или он просто пытается оказать ему услугу. С его маленьким братцем ничего нельзя знать наверняка.

    Девушки, впрочем, были довольно хороши собой. Он думал, что ему все же придется жениться на одной из них, если ему когда-нибудь позволят вернуться домой. Ему хотелось бы, чтобы эта мысль вызывала у него чуть больше энтузиазма. Они все были хорошенькие, милые и послушные, но он не мог отделаться от ощущения, что разговаривает с искусно сделанными изваяниями. И он заставляет их чувствовать себя не в своей тарелке. Он никогда не заставлял Серсею нервничать. И никогда он не скучал по своей сестре больше, чем в те моменты, когда какая-нибудь лордская дочка начинала жеманничать с ним.

    Ему было любопытно, где молодых леди обучают этому. Если судить по Бриенне и Серсее, то едва ли этот талант мог быть у женщин врожденным. Серсея порой прибегала к флирту, но Дева Тартская была способна к кокетству не более чем к полету. Он и ее никогда не заставлял нервничать. «По крайней мере, после того, как они отрезали мне руку». Его успокаивало то, что он все-таки мог поддевать ее, высмеивать и вынуждать высказывать свое мнение.

    Он не понимал, почему она тратит на него свое время. Он не слишком задумывался над ее мотивами, но предполагал, что это потому, что она знакома с очень немногими людьми и со всеми чувствует себя некомфортно. По правде говоря, она и с ним чувствует себя неловко. Впрочем, он сомневался, что ей есть какое-то дело до того, что он о ней думает.

    Но ей, вероятно, будет не все равно, когда она услышит слухи о том, как отдала ему свою невинность. Наверняка она сильно покраснеет и начнет кричать, что никогда не сделала бы ничего настолько бесчестного, особенно с таким бесчестным человеком. Эта мысль беспокоила его сильнее, чем следовало бы…
     
  5. Teana

    Teana Лорд

    Бриенна

    Мир оказался еще одной вещью, относительно которой Бриенна Тартская заблуждалась. Она часто представляла себе конец войны, когда ехала сквозь тьму и холод в полном одиночестве. Она думала о нем как о почти невозможном времени, где-то в покрытом туманом будущем, где каждый день не будет приносить ей новых увечий и где она вновь увидит синие воды Тарта. Ее все еще удивляло, что она смогла дожить до конца войны.

    Но она позабыла, что неустанное чувство тревоги, завязанное узлом в низу ее живота, не было результатом войны, это было неотъемлемой частью того, кем она была. И все-таки она была рада, что бойня закончилась, что простые люди могли снова отстраивать свои дома, что, хотя она была покрыта ужасными шрамами, она все-таки умудрилась сохранить все свои конечности при себе.

    Она взглянула на Джейме Ланнистера, который сидел рядом с изящной брюнеткой. Такое знакомое выражение скуки и надменности на его лице почти заставило Бриенну улыбнуться. Девушка, насколько помнила Бриенна одна из Редвинов, кажется, пыталась вовлечь его в свою болтовню. Джейме повернулся к ней и сказал, что-то, от чего ее глаза округлились, и потянулся к своему кубку. Бриенна ощутила сильное волнение, когда он внезапно посмотрел на нее через зал и поднял бровь.

    Она посмотрела на него в ответ с минуту, потом опустила взгляд в стол, когда почувствовала, как ее щеки краснеют. Мужчина средних лет, сидевший рядом с ней - сир Эндвин - теперь игнорировал ее после двух провалившихся попыток завязать разговор. Сначала он спросил, правда ли, что она присутствовала при том, как Цареубийца потерял свою руку. Потом он спросил, что случилось с ее лицом. Теперь они сидели в полной тишине, а его глаза время от времени скользили по шрамам на ее щеке. Бриенна сначала делала вид, что не замечает этого, но потом поправила свои волосы так, чтобы прикрыть лицо.

    Было глупо надеяться на то, что после войны что-то изменится. На грязных дорогах и кровавых полях сражений Вестероса, она могла притворяться, что она такой же воин, как и любой другой. Но теперь при дворе она вновь осознала, что никакие навыки и никакая доблесть не сделают из нее что-то кроме уродливой, странной женщины, которая однажды унаследует остров. Только сейчас, пожалуй, было еще хуже, чем раньше. При дворе Ренли она только думала, что ее не примут. Теперь она поумнела достаточно, чтобы знать это наверняка.

    Она написала своему отцу, что она в порядке и что ее пригласили задержаться и насладиться гостеприимством Королевской Гавани. Она знала, что лорд Сельвин поймет, что она останется здесь в качестве заложника, пока все окончательно не успокоится. Он вскоре прислал ей ответ, где выразил радость, что она была невредима, заметил, что и сам остается в добром здравии и что Тарт уже почти восстановился после войны. Он просил ее должным образом отпраздновать наступивший мир со своими товарищами и помолиться о будущем процветании ее дома.

    Она нахмурилась, глядя в свою тарелку. Точно так же как ее пленение подразумевалось в ее послании, между строк письма лорда Сельвина сквозило указание заключать союзы - единственный вид союза, который можно потребовать от девушки - замужество. Ей было интересно, что менее вероятно: то, что она найдет себе мужа в Красном Замке или то, что этот очаровательный некто мог бы отнестись благосклонно к Тарту по какой-нибудь иной причине. Она глотнула воды и подвинулась, чтобы слуга мог подать последнее блюдо.

    Она ненавидела есть при дворе. Она никогда не знала, что одеть. Сначала она одевала привычные рубаху и бриджи. Потом, когда ей все больше надоедали насмешки леди и рыцарей по поводу того, что она хотела бы быть мужчиной, она стала носить платья, чтобы доказать, что не боится быть женщиной. Но тогда они стали смеяться и говорить, что она стесняется своего воинского прошлого и пытается заставить всех забыть, что она знает о мечах куда больше, чем о лентах. Это сводило ее с ума. Теперь она просто надевала первое, что попадалось под руку, и изо всех сил старалась не замечать насмешки и язвительные замечания.

    Сегодня она была одета в серое платье, оно было удобным и достаточно длинным, чтобы скрыть, что на ней были сапоги, а не туфли. Она выбрала его, потому что его просторные рукава не так сжимали ее руки, как привычная вареная кожа. Сегодня она ненадолго отвлеклась во время поединка с Джейме, и он пробил ее защиту и ударил по руке тренировочным мечом так сильно, что на ней остался порез. Он, кажется, был удивлен, что удар достиг цели. Ее удивляло, что она вообще когда-то успевала парировать его удары.

    Ей нравилось смотреть на то, как он сражается. Его движения всегда точны и изящны, его лицо не выражает ровным счетом ничего. Она знает, что его расстраивает то, что его левая рука все еще не так хороша, как когда-то была правая. Но он не понимает, что «не так хороша» для Джейме Ланнистера все равно намного большее, чем большинство мужчин когда-либо надеется получить. Поединки с ним заставляют ее становиться лучше, и ей хотелось бы верить, что она достаточно хороша, чтобы тренировки с ней могли приносить пользу и ему. Он и дальше будет прогрессировать. Под его сарказмом и гордыней скрывается отчаянное желание добиться успеха.

    Говорят, он сражался как одержимый в последние дни войны. Она не видела его после того, как прибыла в Королевскую Гавань после финальной битвы. Да и никто не видел. Потом, однажды утром, он появился на тренировочном дворе с мечом в руке и чем-то напоминающим его прежнюю ухмылку на лице. Рыцари роились вокруг него, задавая вопросы и осматривая его с ног до головы в поисках новых ранений. Бриенна была слишком далеко, чтобы расслышать, что он им отвечал, но он отделался от них так быстро, как только мог и пошел в ее направлении.

    Он прислонился к ограждению рядом с ней, и она прекрасно поняла, что это не могло быть случайностью. Он пришел сюда, чтобы поговорить с ней.

    - Сир Джейме, - произнесла она, не уверенная в том, что может за этим последовать.

    - Бриенна.

    - Ты в порядке?

    Он рассмеялся. Это был неискренний, горький смех.

    - Я не трус, - вот и все что он ей ответил.

    Она была не совсем уверена в том, как они начали тренироваться вместе. Джейме всегда показывался на тренировочном поле каждый день примерно в одно и то же время, так же как и она. Тут он заставила себя признаться, что на следующий день, после того, как они в первый раз встретились, она постаралась быть у ограждения с мечом в руке в то же самое время на случай, если он снова придет.

    Это звучало откровенно жалко даже у нее в голове, но было не так уж много желающих с ней тренироваться. Большинство рыцарей и оруженосцев итак боялись показаться слабыми, сражаясь с женщиной. А после того, как они увидели, как она сражается, они боялись быть опозоренными в случае поражения. Джейме, казалось, было все равно, что она женщина, и она была слишком благодарна ему, чтобы задумываться над его мотивами.

    Ренли ценил ее способности, и она любила его за это. Иногда ей становилось грустно от того, что она теперь редко о нем вспоминала. Все время до того, как он умер на ее руках, было теперь размытым пятном. Казалось невозможным, что в ее жизни было что-то до того, как она убивала, как видела изнасилования и детей, дерущихся из-за дохлых крыс, до того, как давала клятвы леди Кейтилин, до того, как узнала Цареубийцу.

    До того, как Ренли был убит, она мечтала об отдыхе. Еще она надеялась на будущее полное чести, преданности и служения. Когда все остальное пошло прахом, все, что ей осталось это вспоминать песни и истории о воинской доблести. Ей больше некуда бежать. Те, кому она присягала на верность, мертвы. Она нарушила больше клятв, чем исполнила.

    Песни, которые она когда-то любила, теперь преследовали ее в мыслях. Сейчас она видела мир таким, какой он есть, и истории о том, каким бы он мог быть потеряли все свое очарование.

    Какой-то мужчина справа от нее засмеялся шуткам дурака, а его леди улыбнулась и поцеловала его. Это была другая причина, по которой Бриенна терпеть не могла обедать при дворе: быть вынужденной сидеть и слушать, как люди весело болтают и смеются. Двор – это круговерть из людей, которые притворяются, что война была славной, которые верят, что мир будет долгим, которые забыли обо всех ужасных вещах, которые совершили.

    Джейме Ланнистер не притворялся. Теперь она понимала, что его грубые замечания, мрачное чувство юмора и цинизм, которые когда-то так раздражали ее, это лишь его способ справиться с невозможностью убежать от реальности. Раньше она никогда и представить себе не могла, что будет восхищаться Цареубийцей. Вот еще одна вещь, относительно которой Бриенна заблуждалась.

    Она сделала еще один глоток. По крайней мере, трапеза скоро закончится, и она сможет вернуться в свою комнату и поспать. Она услышала, как сир Эндвин с кем-то беседует, и еще сильнее сгорбилась над своей едой на тот случай, если он решит, что должен попытаться вовлечь ее в разговор.

    ***
     
  6. Teana

    Teana Лорд

    ***
    - Если ты не уберешь волосы с лица и не поприветствуешь меня должным образом, мне придется согласиться с сиром Эндвином, что ты самый неприятный сотрапезник со времен Эрулиана Каннибала. А мне бы не хотелось хоть в чем-то соглашаться с сиром Эндвином.

    Бриенна резко выпрямилась.

    - Что ты здесь делаешь?

    Сир Эндвин ушел, и она обнаружила, что сидит рядом с Джейме Ланнистером. Она растерянно посмотрела через комнату, как будто чтобы убедиться, что его там больше нет.

    - Ем, насколько это возможно с моей рукой. Пью чудесное вино нашего любимого государя. Наслаждаюсь увлекательной беседой.

    - Но ты сидел там, - произнесла она, внутренне сжимаясь от того, как глупо это звучит.

    - Без сомнения, именно твое тонкое чутье на перемещения людей делает тебя идеально подходящей для военной жизни.

    «Я вообще ни для чего не подхожу идеально».

    - Если ты занял место сира Эндвина, чтобы насмехаться надо мной, то в этом нет нужды. Потому что он уже…

    - Что он тебе сказал? – спросил Джейме, оглядываясь в поисках ушедшего сира Эндвина. Бриенну озадачила угрожающая нотка, которую она расслышала в его голосе.

    - Ничего особенного. Джейме, что ты…

    - Трусы любят посплетничать не меньше горничных. Ты знала, что его любимое оружие арбалет?

    - Нет, не знала, - ответила Бриенна.

    Люди вокруг них вставали, чтобы уйти, и она тоже поднялась, неловко оправляя юбку своей большой рукой. Ей хотелось бы знать, настанет ли когда-нибудь такое время, когда люди перестанут смущать ее.

    Джейме тоже встал, морщась.

    - Девчонка Редвин была рада узнать, что мода с Востока может скоро прижиться при дворе, - произнес он с усмешкой. - Пойдем прогуляемся и ты поделишься со мной своим мнением по данному вопросу, женщина.

    - Бриенна, - напомнила она ему, впрочем, безо всякой обиды в голосе.

    - Ммммм, - произнес он на пути к дверям. - Бриенна. Дева Тартская.

    - Ты пьян, - заметила она. Она не понимала, зачем вдруг ему понадобилась, но все равно шла за ним.

    - Не особо. Мне просто нравилось время от времени держаться за кубок. Ведь одни боги знают, уроню я эту проклятую штуковину или нет. А пятна от брызг не в фаворе у молодых девиц и их своднических родителей.

    - А вот ты, как мне кажется, вполне, - произнесла она. Ей не хотелось развивать эту тему, но она не знала, что сказать, чтобы отвлечь его. Он провел их сквозь маленький боковой коридор на зубчатую стену. Иногда она забывала, насколько хорошо он знает Красный Замок.

    - Да. В последний раз, когда мне оказывали такую честь, я был вынужден присоединиться к Королевской гвардии лишь бы избавиться от них всех.

    Он подождал ответа Бриенны и повернулся к ней, чтобы вглядеться в ее лицо, когда не получил его.

    - Никаких упреков за то, что говорю столь легковесно о столь благородном братстве? Никакого отвращения к моему безразличию по отношению к нарушенным обетам?

    - Я не верю, что это та причина, по которой ты вступил в Королевскую гвардию, - произнесла Бриенна.

    - Ты могла бы поверить в это когда-то, - усмехнулся он.

    - Когда-то я много во что верила, - сказала она спокойно.

    Он вздохнул и прислонился к стене.

    - Думаю, ты хочешь вернуться на Тарт.

    - Нет, - ответила она до того, как успела подумать. Ответ удивил ее саму.

    - Только не говори, что ты полюбила бывать при дворе. Ты выглядишь здесь просто жалко.

    Она пожала плечами, надеясь на то, что он сменит тему. И он сменил.

    - Я получил от тебя серьезный удар сегодня. Тебе должно быть приятно. На этой неделе ты несколько раз убила меня.

    Бриенна не хотела говорить о его убийстве даже в шутку.

    - Очень мило с твоей стороны тренироваться со мной, - единственное, что она смогла придумать в ответ.

    Он фыркнул и поднял брови:

    - После того как я стал калекой, я стал довольно великодушным.

    Она рассмеялась. Он тоже улыбнулся. «Настоящая улыбка, - подумала она, - не обычная ядовитая усмешка». Ее желудок будто перевернулся, но она постаралась сохранить спокойное выражение на лице.

    - Ты нечасто смеешься, - сказал он.

    - Зато я слышу достаточно смеха, - произнесла Бриенна, отведя взгляд. - Что ты хотел, Джейме?

    - А… Да… - Он сделал паузу, и Бриенна с удивлением заметила, что он чувствует себя неловко. - Бриенна, по поводу слухов…

    - Ты хочешь обсудить со мной слухи? – спросила она.

    Она часто была предметом пересудов; и большинство из них были о том, что же у нее между ног и действительно ли она была женщиной под своими доспехами. Мысль, что ей придется обсуждать нечто подобное с Джейме Ланнистером, заставляла ее мечтать о том, чтобы бежать куда глаза глядят со всей возможной скоростью.

    - Я не думала, что вы сплетник, сир.

    - Никто не может избежать пустой болтовни, будучи взаперти в этом проклятом замке, - сказал он с раздражением.

    - Тогда зачем оставаться? – спросила Бриенна в надежде избежать дальнейшего обсуждения слухов о ней. Она не могла понять, зачем он вообще поднял эту тему.

    - Ты должна понимать, что мне не доверяют настолько, чтобы позволить находиться вне пределов видимости моего бдительного братца.

    - Но ты теперь лорд Кастерли Рок. Очевидно…

    - Единственное, что им очевидно так это то, что я все еще цареубийственный лорд Кастерли Рок. Вопреки пожеланию доброго короля Роберта, цареубийство явно вошло в привычку у Ланнистеров в последнее время. Я должен доказать, что я беззубый лев. Он сел на выступ на стене, прислонив голову к камню.

    - Никто в это не поверит, - сказала она. Даже полупьяному и шатающемуся ему удавалось выглядеть довольно внушительно.

    - Вот поэтому мне и придется побыть здесь узником какое-то время, - произнес он с досадой. Ведь нет ничего более забавного, чем посадить зверя в клетку и потчевать его обещаниями и ложью. Мне очень жаль, что тебя втянули во все это. Вот что я хотел сказать, - неловко закончил он, отведя глаза.

    - Во что втянули? – осторожно спросила Бриенна.

    - Да брось, женщина, - неожиданно сердито произнес он. - Девчонка Редвин и так уже достаточно испытывала мое терпение, притворяясь, что не в курсе. Ты знаешь, о чем я говорю. Ты что ожидаешь более цветистых извинений? Ждешь, чтобы я защищал твою честь? Или нет, ты предпочтешь сама ее защищать. Я предупреждаю тебя, женщина, я не буду тут стоять и терпеть, что ты пялишься на меня только потому, что какие-то идиоты имели наглость оскорбить тебя, поставив мое имя рядом с твоим.

    Она не имела ни малейшего понятия, о чем он говорит, и уже сама начинала сердиться. Бриенна со злостью посмотрела на него и как раз собиралась потребовать объяснений, когда он поднялся и подарил ей точно такой же взгляд:

    - Не смотри на меня так, женщина. Это не я рассказываю всем и каждому, что сплю с тобой.

    Она почувствовала, как кровь приливает к ее лицу...
     
  7. Teana

    Teana Лорд

    Джейме

    Женщина, похоже, не могла найти слов. Джейме, напротив, едва сдерживался, чтобы не разразиться гневной тирадой. Всё в ней, начиная от её упрямого нежелания принять его извинения, заканчивая её веснушчатой кожей, наполняло его необъяснимой яростью. «Я Джейме Ланнистер», - думал он. Да как она смеет его осуждать? Кто она такая, чтобы винить его в слухах о своём бесчестье? Она давно решила вести себя не как нормальная леди, и он не заставлял её с ним общаться. Она прекрасно знала его репутацию и стала его другом, не смотря на возможные сплетни.

    Или он просто так думал. Может, она просто тренируется с ним, чтобы насладиться тем, как он пал. Он знал, что она верит в справедливость. Может, она думала, что ее собственная честь настолько непоколебима, что не имеет значения, с кем она будет общаться. Он хотел рассмеяться над ней и сказать, как она ошибается. Он хотел заорать на неё и сказать, что он пытался следовать своим обетам и продолжал пытаться даже когда всё, в чём он клялся, потеряло всякое значение. О хотел кричать и кричать до тех пор, пока она перестанет сомневаться, что он никогда не делал и не говорил чего-нибудь, что бы кто-то мог предположить, что она не та, кем является.

    Он не мог понять, почему его так волнует мнение о нём большой уродливой женщины. «Потому что она одна из немногих при дворе, кто думает о тебе не только как о Цареубийце», - ответил тихий голосок у него в голове. Глупая мысль. Чтобы он не делал, он оставался спящим со своей сестрой Цареубийцей с дерьмом вместо чести и тремя убитыми королями в качестве детей. И никто не знает это лучше, чем она. Он просто устал.

    Он хотел спокойно принести извинения за то, что ее вовлекли в слухи, сопровождавшие его где бы они ни оказался, и сказать, что он будет держаться от нее подальше, если она этого захочет. К тому же, объяснение не должно было занять столько времени: не было нужды затягивать разговоры с ней, и уж точно не надо было тащиться на стену. Но Джейме почувствовал, что хочет убраться подальше от двора, от завуалированных оскорблений Энеллы Редвин, от самого себя.

    Сначала он вовсе не возражал против общества леди Энеллы. У нее была большая и упругая грудь, лицо красивой формы и яркие глаза, за которыми, казалось, скрывался острый ум. «Осторожней», - подумал он. Женщины Редвинов опасны. Он не сомневался, что милые улыбки и умные замечания этой девушки служили каким-то целям её семьи. Но ему и до этого не была дела, пока он не увидел Бриенну, сидевшую в другом конце зала с сиром Эндвином Бристаном, ничтожным межевиком, который присягнул Редвинам. «Наследницу Тарта не следует сажать с кем-то настолько низкого происхождения».

    Джейме помнил, что никто не смеялся громче сира Эндвина, когда Роберт Баратеон шутил на его счет. И никто на турнирах не убирался быстрее него с пути Цареубийцы.

    Джейме порадовало, что Бриенна смотрела на сира Эндвина с таким выражением, будто ее заветнейшее желание – заколоть его. Потом ему пришло в голову, что то, что он сидит рядом с Редвин, а Бриенна с одним из присягнувших их дому, едва ли могло быть простым совпадением. Может это ничего и не значит, но годы жизни в Красном Замке постепенно превращали его в параноика. Какую ложь рассказывает о нем сир Эндвин? Распускают ли Редвины непристойные слухи, чтобы унизить Ланнистеров?

    Леди Энелла проследила за взглядом Джейме и лукаво улыбнулась.

    - Думаю, вы знаете сира Эндвина, милорд, - сказала она.

    - Лучше, чем бы мне хотелось, - ответил Джейме.

    Она мило рассмеялась.

    - Я никогда не говорю плохо о людях, служащих моей семье, милорд, но я слышала, что сир Эндвин никогда не получит тёплый приём среди храбрецов. Мой лорд-отец говорит, что у маленьких людей иногда не хватает места для отваги, – она бросила на него взгляд из-под длинных ресниц.

    - Так ли это? – отозвался Джейме, растягивая слова. Он видел двойной смысл в ее словах и возможную отсылку к Тириону.

    - Не могу сказать наверняка, милорд, - ответила она. - У меня немного опыта в подобных вопросах. – Боюсь, я лишь научилась уверенно судить о модах и пяснях, как и подобает девушке.

    Она улыбнулась ему очаровательной, насмешливой улыбкой.

    - Думаю, ваш обед прошел бы более интересно с кем-то более…знакомым… с природой мужчин.

    Ее взгляд скользнул через зал, остановившись ненадолго на Деве Тартской, которая так сгорбилась над своей тарелкой, что всерьез рисковала утонуть в собственном супе.

    - Миледи, - отозвался Джейме, - не сомневаюсь, что ваша скромность совершенно излишня. Уверен, вы знакомы с природой многих мужчин.

    Леди покраснела, но быстро взяла себя в руки.

    - Мне бы хотелось получше познакомиться с вашей, милорд. Вы должны поделиться со мной своими суждениями, чтобы я могла лучше вас понять.

    Какой бы самоуверенной она ни была, Джейме сомневался, что ей бы понравилось большинство его суждений в этот момент. Он все же раскрыл рот, чтобы высказать некоторые из них, но Тирион, издали наблюдавший за ним, поймал его взгляд и легонько мотнул головой. Джейме не думал, что карлик слышал его разговор с леди Энеллой, но считал, что Тирион достаточно знает повадки своего брата, чтобы понять, когда надвигается буря.

    - И что именно вы бы хотели узнать? – сказал Джейме, едва пожав плечами в знак Тириону.

    Леди улыбнулась, но в её улыбке не было ничего приятного.

    - Мне бы ничего не хотелось так сильно, как услышать ваше мнение о новой моде здесь, при дворе. Все девушки говорят, что многие модные веяния могут прийти из-за Узкого Моря, как когда-то пришли армии. Конечно же, моя леди-мать сказала что многие восточные наряды, которые придут в Семь Королевств, покажутся неприличными цивилизованному человеку. Я слышала, что некоторые дикие женщины ходят с одной обнаженной грудью. А еще я слышала, что многие их женщины ездят верхом и сражаются с мужчинами целыми днями, а потом спят с ними целыми ночами, - она тихонько засмеялась, разыгрывая смущение. – Но трудно понять, что из этого правда, а что вымысел. Молю, скажите мне, что вы думаете об этом?

    Он думал, что хочет отделаться от этой женщины как можно быстрее…

    Он снова посмотрел на Бриенну. Насколько он мог видеть в заходящем солнце, весь цвет сошел с ее лица. Она была бледна и с трудом дышала. «Может, она собирается упасть в обморок», - подумал он. Это должна сделать обычная девушка в такой момент. Или она его ударит. Вот это более вероятно. Так бы поступила Серсея.

    Он вспомнил первый раз, когда услышал разговоры при дворе о том, что он чересчур близок со своим близнецом. Не он на самом деле их услышал, а Серсея. Он никогда до этого не видел ее в подобной ярости до того момента, когда она рассказала ему об этом. Она кричала на него, била и, в конце концов, расплакалась. «Она была напугана, - подумал он, - и так молода».

    Джейме все еще помнил, как перевернулся его желудок, когда его сестра втолкнула его в пустую комнату и стала вопить о том, что Варис услышал, как кто-то шутил о том, что Джейме испытывает к своей королеве нечто большее, чем братскую любовь. Он не думал, что эти разговоры будут иметь какие-то последствия, ему было наплевать на Вариса, но он боялся, что Серсея настоит на том, чтобы он держался от нее подальше. Он почувствовал от этого настоящий ужас. «Она всё, что у меня есть», - подумал тогда он. Он обхватил ее за талию, когда она подняла руку, чтобы снова его ударить, притянул ее к себе, стал целовать и рвать на ней одежду. Он успокоился, когда она также страстно поцеловала его в ответ и наклонилась, чтобы развязать его бриджи.

    - Тебе обязательно все время пялиться на меня, Джейме? – спросила она его позже, стоя над своим разорванным платьем.

    - А на кого мне еще пялиться? – отозвался он, лениво улыбаясь. Теперь он был уверен, что она его не оттолкнет и страх, который он испытал, остался позади.

    Она улыбнулась ему в ответ.

    - Может, на короля, которого ты поклялся защищать? – пошутила она.

    Он усадил ее к себе на колени.

    - Не пойдет. Я питаю к нему лишь недобрые чувства, а с моей репутацией… - его голос был насмешливым, но он говорил правду.

    Когда он смотрел на Роберта Баратеона, Джейме чувствовал такую ярость, что иногда он думал, что если будет смотреть на короля слишком долго, то однажды обнаружит себя с клинком, вогнанным в его горло, не понимая, как он там оказался.

    - Джейме, - произнесла Серсея, взяв его за подбородок. Её прикосновение было нежнее, чем обычно. - Ты знаешь, что я не люблю Роберта. Он не подходит ни для того, чтобы носить корону, ни для того, чтобы дать мне дитя. А нам с тобой нужно думать о будущем.

    Немногим позднее она забеременела Джофри, и какое-то время никто больше не распускал слухи об отношениях Джейме со своим близнецом.

    Джейме усмехнулся: он сомневался, что такое решение подойдёт, чтобы развеять слухи о нём и Тартской Деве. Джейме не беспокоили эти сплетни, пока никто не осмеливается смеяться над ним в его присутствии. «Бриенне не всё равно», - подумал он. Её молчание пугало его.

    - Проклятье, Бриенна, - зарычал он с раздражением, устав ждать её ответа. - Чего ты ждала? Учитывая сколько времени ты провела, путешествуя с армиями, сомневаюсь, что даже твоей внешности под силу остановить толки о твоём целомуд…

    ***
     
  8. Teana

    Teana Лорд

    ***
    Выражение на её лице заставило его замолчать. «Она выглядела спокойней в медвежьей яме Козла», - заметил он. Она та редкая женщина, которой проще столкнуться с зубами и когтями, чем со слухами и насмешками.

    Ему пришло на ум, что она не слышала слухов об их предполагаемых встречах. Очевидно большинство людей, включая сира Эндвина, слишком боялись её, чтобы говорить такое в её присутствии. «Это должно понравится вам, миледи», - подумал он. Он посмотрел, как сжимаются и разжимаются её руки, и решил пока не говорить ей этого. Ему захотелось расхохотаться, но не зря его отцом был Тайвин Ланнистер. Джейме давно понял, что смех – это иногда самый худший выход из ситуации. В кои-то веки он усвоил урок.

    Он вздохнул.

    - Прости меня, Бриенна. Это было глупо. Я думал, ты уже знаешь.

    Она, кажется, и не слышала его. Бриенна повернулась к стене, сгорбилась и сжала руками свои юбки.

    Джейме Ланнистер никогда не был тем человеком, который был спокоен, когда его игнорировали.

    - Подумываешь о том, чтобы броситься со стены от стыда? – произнес он вновь насмешливым тоном. - Ты подождёшь с этим немного, если я дам слово, что у меня нет никаких видов на твоё целомудрие?

    Она резко повернулась к нему, сузив глаза и встав в какое-то подобие бойцовской стойки.

    - По-твоему, я этого не знаю, - прошипела она. - Я не дура, сир! Эти люди думают… Мысль, что мы… Это абсурд!

    - Осторожнее, женщина, не то я обижусь, - проговорил он.

    - Бриенна! - едва не закричала она. - Почему бы тебе не перестать…

    - Хорошо, хорошо. Успокойся, - он потянулся, чтобы коснуться ее плеча, но она увернулась. – Бриенна, я…

    - Спасибо что сказал мне, - резко сказала она, опустив глаза.

    Он не мог понять, о чём она думает. Она в ярости? Смущена? «Мне нужно уйти отсюда и оставить её одну», - подумал он.

    - Я знаю, что ты не дура, - произнёс он тихо, надеясь её успокоить.

    Она посмотрела на него, и он тут же понял, что совершил ещё одну ошибку. Выражение на её лице было смесью гнева, унижения и чего-то ещё, что он не мог опознать. «Проклятье, женщина, - подумал он. - И что теперь?»

    Её лицо стало спокойным, а взгляд твёрдым.

    - Спокойной ночи, сир, - произнесла она, развернулась на каблуках и быстро пошла прочь, прежде чем он успел что-нибудь добавить.

    Он смотрел, как она исчезает в тёмных коридорах замка, и чувствовал необъяснимое желание пойти за ней. О не понимал, почему ему внезапно стало так важно, чтобы она не уходила, и не знал, что ещё может ей сказать. И всё-таки Джейме уже собирался последовать за ней, когда услышал шуршание одежды за своей спиной.

    - Твои приступы честности заканчиваются не лучше моих приступов доблести, братец, - сказал Тирион, возникая из тени.

    - Ненавижу, когда ты так делаешь, - сказал Джейме, поворачиваясь к своему брату, который приложил палец к тому, что осталось от его носа.

    Тирион пожал плечами.

    - Ты не можешь отказать мне в одной из немногих привилегий, которые даёт мне мой рост.

    Джейме присел обратно на выступ, чувствуя себя вымотанным. Тирион забрался к нему, и они какое-то время посидели в тишине.

    - Скоро наступит настоящая весна, - наконец произнёс Тирион, когда тёплый ветерок пронесся над стеной.

    - Для кого конкретно? – спросил Джейме.

    Тирион улыбнулся в сумерках.

    - Война ожесточила тебя, брат.

    - А мир только усугубил это, - ответил Джейме в ожидании шуточек Тириона. Брат удивил его.

    Тирион вздохнул, и его улыбка исчезла.

    - Мы заплатили железом, как сказали бы Грейджои. Мы даже переплатили, – произнёс младший брат, наклоняясь вперед. – И если это значит, что я больше не смогу опуститься до лагерной девки, что ж, я не уверен, что могу назвать это дорогой ценой.

    Это заставило Джейме засмеяться, но звук показался ему неискренним. Хотя он радовался тем редким моментам, в которые Тирион казался прежним, Джейме понял, что его брат пытается немного поднять ему настроение перед тем, как сказать нечто менее приятное.

    - Я думал…- начал Тирион.

    - У тебя слишком много мыслей для такого маленького человека, - вмешался Джейме.

    Он считал, что отчасти его старые отношения с Тирионом вернулись, но было много тем, которых им стоило избегать. Каждый раз, когда карлик открывал рот, Джейме боялся, что он заговорит о Тайвине, Томмене или, что хуже, Серсее.

    - И без сомнения, чересчур часто они касаются женщин и выпивки. Эта женщина… Бриенна Тартская…

    - А что с ней? – прервал Джейме. Он не испытывал ни малейшего желания слушать сейчас мнение Тириона о женщине. Ему надоело думать о Бриенне Тартской, о её чести и больших глазах.

    - Я слышал, как её называют Шлюхой Цареубийцы, - сказал Тирион, немного отодвинувшись от своего брата.

    - Не в моем присутствии, - сказа Джейме, поворачиваясь к Тириону.

    - Нет, и думаю, не в её присутствии тоже. Почему-то при дворе считают, что вы оба не очень хорошо отреагируете на подобные разговоры. Джейме… Нам очень важно укрепить свое положение при дворе. Я думаю, я не должен говорить тебе, что Тиреллы и все остальные ничего не желают так сильно, как сделать из нас посмешище и посеять сомнения относительно наших намерений. Нам нужно вести себя осторожно в ближайшее время, если мы хотим вернуть могущество нашего дома. Я не думаю, что…

    Джейме засмеялся. Он едва не сказал Тириону, что тот говорит совсем как отец, но вовремя сдержался.

    - И ты пошёл за мной сюда, чтобы сказать мне держаться подальше от любых скандалов и вести себя как приличный пленник? Я всегда думал, что могущество Ланнистеров проистекает от нашей готовности убить каждого, кто посмеет нам возразить. Я кажется припоминаю, что об этом есть знаменитая песня… С каких пор тебя так заботит наше доброе имя?

    Тирион грустно улыбнулся.

    - С тех самых пор, как я узнал, каково это быть карликом, не будучи при этом Ланнистером. Я устал сражаться, Джейме. И как мне кажется, единственный способ избежать этого в дальнейшем - это напомнить королевству, что мы так же сильны, как и богаты.

    - Я бы почувствовал себя куда более сильным вдали от Красного Замка, - ответил Джейме.

    Тирион не обратил на него внимания.

    - Я был обеспокоен тем, что ты собирался вызвать леди Энеллу на поединок. Я так понимаю, она чем-то обидела тебя. Думаешь, Редвины что-то замышляют?

    - А когда было иначе? – спросил Джейме. Тирион продолжил смотреть на него, и Джейме смягчился. – Не беспокойся. Они недостаточно умны или могущественны, чтобы выкинуть что-нибудь серьёзное. Я не собираюсь льстить этой девчонке своей паранойей.

    Тирион задумчиво посмотрел на него.

    - Всё же, я уверен, ты понимаешь, что было бы неразумно позволить нашим новым друзьям думать, что они могут задеть Ланнистеров, сделав жизнь…Тартской Девы...сложнее. Это может повредить вам обоим, к тому же леди не кажется мне особо сговорчивой. Если верить тому, что я слышал…

    Джейме было любопытно, о чём говорит его брат, но он был слишком раздражен, чтобы порадовать Тириона своими вопросами.

    - Хочешь сказать, подслушал. Как ты до сих пор не научился держать при себе то, что подслушал у замочных скважин? – спросил Джейме, надеясь, что Тирион сменит тему.

    - У меня был снисходительный старший брат, - ответил Тирион, и его улыбка была почти извиняющейся.

    - Ему, вероятно, следовало пороть тебя в детстве, - проворчал Джейме.

    - Думаю, всех удивляло, что он этого не делал, - сказал Тирион.

    - Джейме, - продолжил он внезапно серьёзным голосом, - Мне…Мне жаль, что ты застрял здесь.

    - Не думай об этом, - с усмешкой произнёс Джейме. Ему хватило серьёзных разговоров на один вечер. – Я благодарен за свою жизнь.

    - Правда? – неуверенно спросил Тирион.

    Джейме снова обернулся посмотреть на своего брата. Что-то в его голосе сильно напоминало ребёнка, каким когда-то был Тирион.

    - Да, - просто ответил Джейме, улыбнувшись.

    Тирион улыбнулся ему в ответ.

    - Хорошо. По поводу Бриенны Тартской…

    - Я попытаюсь убедить её поклясться не вредить Ланнистерам в награду за оскорбление её доброго имени. Это тебя устроит? Она очень серьезно относится к клятвам, - нетерпеливо проговорил Джейме. «Слишком поздно, чтобы идти за ней», - подумал он.

    - Точно? Это может доставить неудобства...

    Джейме больше не слушал по-настоящему своего брата. Он подумал, что пойдет на тренировочный двор рано утром, подождёт Бриенну у ограждения и скажет… Что? «Она не придёт», - понял он. Его желудок сжался от этой мысли, и он почувствовал не свойственный ему страх.
     
  9. She-Ra

    She-Ra Ленный рыцарь

    Teana, спасибо за перевод.
    Мне всё больше и больше нравится эта пара :)
     
  10. Teana

    Teana Лорд

    Не за что, про них мне переводить одно удовольствие, тем более что фик неплохой, вот только к сожалению у автора видимо муза сбежала и давненько обновления не было...:)
     
  11. Teana

    Teana Лорд

    Тэкс автар вдруг внезапно очухался и написаль продолжение:) Похуже предыдущих частей имха, но все равно недурственно, постараюсь перевести когда-нибудь...
     
    moonlilz и AlissaN нравится это.
  12. Катриона

    Катриона Наемник

    Ох, а продолжения не будет? Только вошла во вкус! Обожаю макси фики. Хороший стиль, хороший перевод, может продолжите?
     
  13. Teana

    Teana Лорд

    Пока времени очень мало:) постараюсь продолжить, когда оно появится
     
    AlissaN нравится это.
  14. Atriscka

    Atriscka Наемник

    Продолжения бы *Мечтательно* Первый фик по сией паре, который соизволил мне понравится) А не закончен :confused: Невезуха же!
     
    Alarven нравится это.
  15. Alarven

    Alarven Оруженосец

    ППКС! :(
     
  16. Gerda

    Gerda Межевой рыцарь

    Хочу продолжение )
     
    Alarven нравится это.
  17. Lanka___2410

    Lanka___2410 Наемник

    А продолжение будет???:unsure::bravo:
     
    Andara нравится это.
  18. Хаддистка

    Хаддистка Наемник

    это мой любимый фанфик ДжейБри, и не закончен, очень жаль :cry:
     
  19. Arden

    Arden Скиталец

    к сожалению, похоже этот фанфик брошен, не переведена еще 1 глава, и последняя дата публикации апрель 2012. жаль. из всех фиков по этой паре на форуме, он мне показался более всего реалистичным.
     
  20. Zim-ka

    Zim-ka Скиталец

    Как же грустно, когда такие хорошие вещи оказываются брошенными. И раздразнили, и "оставили без сладкого". Большая редкость такие продуманные диалоги и прописанные характеры. Эх.