1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Дозор Многоликого

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Luned, 20 сен 2015.

  1. Luned

    Luned Наемник

    Название: Дозор Многоликого
    Фандом: книга/сериал
    Категория: гет
    Размер: миди
    Персонажи: Джон/Арья, остальные фоном
    Рейтинг: R
    Жанр: романтика, ангст, драма
    Предупреждения: ООС, смерть персонажа
    Дисклеймер: все принадлежит Мартину/создателям сериала
    Саммари: Арья Старк возвращается в Вестерос, получив задание убить Джона Сноу, проверочное, последнее задание, призванное узнать - выберет она новую жизнь Безликого или вернется к старой.
    Статус: в процессе
    Примечания: ООС огромный, если что, предупредила. Придерживаемся теории Л+Р=Д, так что инцеста как такового и нет.

    1. Летние дети
    Зима отступила, но не холод. За те дни, что Арья провела в Черном замке, мороз настолько пропитал её кости, что она просто перестала ощущать его. Может, она была не королевой одичалых, как мечтала в детстве, но уж точно королевой холода.

    — Верните всех, — тихо просила Арья, сама не веря, как жалко звучали её слова, стыдливо серебрившиеся в стылом воздухе. — Брана, Сансу, всех северян, что остались живы – верните их домой.

    «Даже Сансу», — думала она, теперь уже с грустью вспоминая детские перебранки и чуждость, клеймом выжженную между ними.

    Арья никогда не была особо набожной, но что еще остается, когда надежда угасает, а вера стремительно тает? Боги слышали её здесь, - она знала, чувствовала их присутствие в молебном шепоте листьев чардрев, в тихом поскуливании ветров, в которые кутались толстые белые стволы, чуть ли не растворимые в северной белизне.

    «Арья», — пели боги, закладывая слух материнской теплотой и нежностью, которых, пожалуй, ей не хватало особенно в последние годы. Мать. Ей бы хотелось увидеть и её и отца живыми. Но боги не всесильны.

    — Арья! — воскликнул не божественный голос Джона за спиной. Она резко обернулась, разомкнув веки и инстинктивно схватившись за Иглу под плащом на поясе. Арья выдохнула и вновь повернулась к печальному лику чардрева. У нее не было сил смотреть на брата, ибо каждый раз стыд тошнотой подбирался к горлу. Она чуть не убила его…

    «Никто хотела убить его, а ты Арья Старк», — поправила она себя. Девочка-никто, убийца, осталась в Черно-белом храме. Плечо накрыла греющая теплота, когда Джон сел рядом, увязая черными коленями в белом снегу.

    За эти годы брат изменился: стал шире в плечах, немного выше, она признавала, что и намного привлекательнее и красивее даже со своими шрамами, в отличие от нее. Но главное, в его глазах появилось нечто такое… Легкий налет житейской мудрости, так свойственный их отцу. Из всех детей Неда Старка они всегда были самыми близкими. Джон напоминал ей отца, а она ему.

    Долго молчали, вслушиваясь в шепот богов, что прохладными руками ветра обнимали измученных летних детей. Арья опустила голову на плечо брату, когда он обнял её. Было в этом что-то сокровенное, и говорить не хотелось - все равно они понимали друг друга и без слов.

    Темные, вороные мысли летали в головах. О смерти родных, о братьях и сестрах, о войне. Арье так и хотелось предложить Джону вернуться в Винтерфелл, посмотреть, что стало с домом после войны, и как там поживает Рикон. Но она прямо-таки слышала его мысленный ответ: «Нет, маленькая сестрица, мое место здесь, наедине с моими клятвами и братьями. Не я так задумал, но я это принял, по-другому никак».

    От этого ей стало вдвойне грустно, серое и тоскливое, как дождь, настроение охватило её. В конце концов, ей придется покинуть Черный замок, оставив Джона.

    — Снег сейчас такой липкий… — оживленно протянула Арья, зная, что он поймет её.

    — Слепим снеговика, как раньше? — отстранившись, предложил брат, и в его глазах заблистало что-то такое детское и невинное, прямо как в былые времена.

    — Нет, давай лучше слепим замок, Винтерфелл! — она всплеснула руками. — И как раз проверим, насколько хорошо помним его.

    Боги смеялись, потрясая красными, хохочущими листьями в ухмылке и наблюдая за двумя летними детьми. Работа спорилась, снег податливо ложился под совместными усилиями. В какой-то момент Арья даже вспотела – настолько увлеклась работой.

    — Нет-нет! Здесь же должна быть богороща, а не конюшни! — взволнованно кричала Арья, глядя, как Джон вытягивал снег в неправильных формах прямоугольного здания. Он только рассмеялся над её пылкостью и молча поправил слепленный ею главный двор, расширяя и уплотняя его.

    Впервые за долгое время Арья чувствовала себя цельной, не одинокой и разбитой. За все обучение у Безликих из всех родных его ей не хватало больше всего.

    — Неплохо вышло, — сдержанно хмыкнул Джон, довольно разглядывая сверкавший на свету маленький снежный замок.

    — Ну, ты и глупый! — прямо как в детстве воскликнула Арья с улыбкой. — Получилось намного лучше, чем «неплохо», — она хитро прищурилась и, не спуская глаз с брата, незаметно слепила ком и кинула в него, чувствуя, как ее изнутри раздирал дикий хохот.
    Джон удивленно моргнул, явно не ожидая такого поворота, и усердно отер снег с черного меха плаща. Арья же смеялась, держась за надорванный от хохота живот, когда ощутила холодный колкий, как иглы, снег за воротником. Она тут же вскинулась, вытряхивая стаявшие снежинки, и бросилась к ближайшему чар-древу из круга, прячась за ним.

    Приглушенно хихикая и незаметно выглядывая из-за толстого ствола дерева, Арья сгребла горсть белой мякоти и сильно сжала, формируя шар. Сильно дыша, ощущая нещадный жар внутри, она решилась выглянуть из укрытия, когда руки Джона повалили её в шуршащий, брызжущий в стороны снег.

    — Вот ты где! — хохочуще воскликнул брат, вжимая её плечи ладонями в расходившиеся волны снега. Арья смеялась в унисон ему, жмурясь от пьянящей радости, теплом разливавшейся по внутренностям.

    Боги стихли, напоив богорощу тишиной, чтобы дать летним детям насытиться солнечной радостью, которой им не хватало все эти годы. Лишь захватывающий дыхание хохот драл листья чар-древ, заставляя те совсем слабо дрожать.

    Так они и валялись, витая в воспоминаниях о том, как хорошо было раньше, делясь надеждой, что еще может быть также. Арья замерла, когда разомкнув веки, встретилась с серыми, такими же, как ее, глазами Джона. Он согнулся над ней так близко, что она даже чувствовала его щекочущее дыхание на щеке.

    Всего на мгновение Арья поддалась совершенно неуместному детскому желанию, запрятанному где-то глубоко, в самых недрах лабиринта сознания. Она хотела попробовать, как малый ребенок, посмотреть, что будет. Потянулась вперед, ожидая, что Джон тут же отпрянет в смущении. Но этого не случилось.

    Поцелуй вышел целомудренным и мимолетным, будто бы благословленный богами, которые, однако, с осуждением глядели на них. С каким-то наивным удивлением Арья обнаружила, что этот поцелуй принес ей чувство цельности, отогнав злых призраков кровавого прошлого назад.

    Уже через мгновение, словно пружины, они стремительно отпрянули друг от друга, сильно дыша, как будто только что пробежали не меньше мили.

    — Мы не можем… ты моя сестра, я твой брат, — Джон выглядел непривычно – глаза были полны не спокойствия, как обычно, но страха и паники.

    — Мы же не какие-нибудь Ланнистеры! — почти что читая его мысли, пролепетала Арья, чувствуя себя сущей дурой, окончательно выжившей из ума.

    Боги сокрушались, но не от того, что летние дети взглянули друг на друга по-иному, а от того, что те испугались нового чувства, вместо того чтобы принять. О, если бы летние дети знали, что сердце порой должно идти впереди долга.
     
    Последнее редактирование: 21 сен 2015
    aleksasha666, Рица, JC_Mako и 7 другим нравится это.
  2. Гагарион

    Гагарион Лорд

    Ммм, мимо АрДжона пройти не смог (а то сплошной АрьЯкен :banghead: в последнее время). Прочитал не без удовольствия, но написано грязновато. Основные проблемы на мой вкус:
    1. Многовато слов на единицу действия, да и вообще лишних слов - текст надо вычитывать и чистить. Например:
    ну зачем столько местоимений почти подряд? - и так ведь ясно, что речь про Арью.
    2. В погоне за красивостью получается неверное словоупотребление
    как клеймо может висеть? Да и само слово "чуждость" как-то коряво в контексте.
    А вот этой фразы я вообще не понял.
    3. Очень уж в лоб идет авторское мнение. Все это
    должно быть понятно из самого текста.

    В общем, пока мой совет - попробуйте писать проще и больше отдавать читателю на домысливание. Кстати:
    пока я этого совершенно не увидел - будет дальше?
     
    Luned нравится это.
  3. Luned

    Luned Наемник

    Ох, спасибо за отмеченные косяки!) У самой катастрофически не хватает времени на вычитку, так что я премного вам благодарна.
    Мм, не соглашусь, авторское мнение тут важно, эта глава полностью выписана в стиле автор-рассказчик, своего рода эксперимент, так скажем. Она как бы служит прологом и должна указать изначально, где оба они совершили промах, чтобы в конце сделать более полный, понятный итог. Далее возвращаемся к привычному стилю автор-персонаж, и последняя глава опять же автор-рассказчик.
    Нет, этого дальше не будет. События разворачиваются уже после Арьиной попытки убить Джона. Этот момент будет прописан только воспоминаниями, маленькими флешбеками, ибо тема с заказом на Джона все-таки не нова, а мне хотелось написать что-то новое, чем в сотый раз прописывать ярко-эмоциональную встречу брата и сестры с обнимашками и прочими розовыми пони.