1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Кровь королей

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Alinka, 8 окт 2015.

  1. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Кровь королей
    Автор: ЯниЯ (Alinka)

    Фэндом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов (кроссовер)
    Основные персонажи: Сандор Клиган, Санса Старк, Джейме Ланнистер, Джон Сноу, Тирион Ланнистер, Дейенерис и прочие

    Пэйринг или персонажи: Санса/Сандор

    Рейтинг: NC-17
    Жанры: Гет, Джен, Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези, Повседневность, Hurt/comfort
    Предупреждения: Смерть персонажа, OOC
    Статус: в процессе

    Описание:
    Война в Семи Королевствах окончена. Иные повержены. Но как жить дальше?

    Примечания автора: главы будут добавляться по мере их написания

    ОГЛАВЛЕНИЕ

    1. Все равно
    2. Золоторукий
    3. Не Лев, не Волчица
    4. Куда мы?
    5. Девушка из Чаячьего города
    6. Играя в правду
    7. Наконец-то!
    8. Никогда больше
    9. Молчание на троих
    10. Первый
    11. Под пологом ночи
    12. Когда все идет не так
    13. Опасное поведение
    14. Как ты скажешь
    15. Откровенно
    16. Твоё. Моё. Наше
    17. Там, где кончается путь
    18. Львы и Волки
    19. Утро. День. Ночь
    20. Стимул к действию
    21. Чужая моя
    22. Никто
    23. Подарок
    24. Сделка



    1. Все равно

    Девушка проснулась еще до рассвета. Как всегда. Лучшее время для того, чтобы незамеченной скользить в предрассветной тьме по узким улочкам портового города — грязного, пропитавшегося солью и нищетой. Когда-то здесь процветала торговля, благоухали сады. И народ, разнеженный теплым солнцем и заморскими благами, купался в роскоши и покое. Пока не пришла война. Она всех сравняла с грязью. Всех сделала нищими и измотанными, без крова и родни. Все здесь были чужаками. И она была здесь чужой. И этот город никогда не был для нее прекрасным. Воняющий и полупустой — он только начинал оживать под лучами весеннего солнца, которое принесло на их землю такой долгожданный мир. Но девушке было все равно. Она просыпалась до рассвета и шла во мраке сквозь каменный лабиринт, не глядя, зная дорогу. Вдоль набережной вниз мимо причала и рыбацкой деревушки сожженной и покинутой. Вверх по каменистому берегу и вглубь в чащу, под темные навесы вековых деревьев.

    Как здесь спокойно и тихо. Всегда. Мягкий мох под ногами сменяется пушистой молодой травкой, кустарниками. Деревья обступают ее, укрывают темными кронами, как воины охраняют от утренних лучей. Все как на подбор. Только одно из них смотрит на девицу кровавым взглядом из-под опущенных опухших век, пуская алые ручьи, стекающие по мертвецки бледной коре. Ветра нет, но девушка будто слышит, как шуршат его иссохшие листья, зовут к себе. Она не видит его, проходит мимо. Но знает, что дерево смотрит… осуждает… Ей все равно.

    Старые боги в прошлом. Умерли, исчезли с приходом зимы. Им больше не владеть душами людей, не видеть их колено приклоненными, не слушать их молитвы. И ей нет больше до Богов дела. Все чушь, вздор, бред, сказки. Нет добра, нет защиты. Каждый сам за себя в ответе и не Богам решать.

    Здесь всего лишь ее убежище, маленький сад и ничего больше. Зелень, коренья, ягоды, травы - все, что можно использовать в пищу и лекарство. Все, что может придать вкус помоям и облегчить самочувствие. Все кругом бедны и голодны. Война покинула их края. Но весна только наступила… И все хотят покоя… и живые и мертвые.

    Ей все равно. Она выживает, как может. Другие пусть думают о себе сами.

    Собрав немного ягод в косынку и сорвав ароматной зелени, девушка направилась к пристани. Уже светало. Мужичок с плешивой бородой как всегда продал ей за пару медяков и горсть ягод три увесистые рыбехи (то что нужно для наваристого супа), подарил пару устриц. Она ему улыбнулась и с удовольствием съела одну по дороге в трактир. Другую вручила белесой девчушке, сидевшей на бочке у заднего входа на кухню. Пусть полакомится. Рыбу оставила на столе и направилась за водой к колодцу. Уже рассвело.

    — Эй, красавица, сколько стоит твой поцелуй? — крикнул ей моряк, покуривая трубку и толкая в бок своего приятеля.

    Девушка даже не обратила на него внимания. Ей все равно. Она тащила тяжелые ведра и была благодарна за то, что нет желающих ей помочь. Она не искала ни внимания, ни поддержки. Хотела, чтобы ее вовсе не замечали, но это было не так уж легко. Измученные войной и тяжелой зимой, мужчины все равно оставались мужчинами. Они засматривались на нее, приставали, выкрикивали разные непристойности. Иногда даже пытались облапать. Ей было все равно. Только бы не увлекались слишком сильно. Девица их осаждала, если заходило слишком далеко. А если ее доводы их не устраивали, то Дот охотно помогал им все понять.

    Дот был здоровый и ростом, и в плечах парень неопределенного возраста. Он пришел весь в крови к ним в таверну около года назад. Мычал себе что-то под нос и не хотел уходить. Сначала женщины его испугались, да и посетителей он отгонял, но девушке стало его жалко. Она накормила парня чем было, промыла и перевязала раны. Хозяйка долго ворчала и ругалась, мол и самим есть нечего, а ты тут милостыней занимаешься. Но скоро парню отвели место на конюшне, и нашли дело по нему. Если бы не слабость ума, он вполне бы мог пугать всю округу своей недюжинной силой. Но он был добряк. Его звали Дот, потому что ничего внятного из его рта больше не вылетало, лишь мычание и это слово «Дот». Он был сильный и все, что было не по плечам трем хрупким женщинам заправлявшим таверной, Дот делал с радостью. Ухаживал за гостевыми лошадьми, рубил деревья и колол дрова, ходил с хозяйкой на рынок и пристани, чинил постройки, разнимал разбушевавшихся в подпитье посетителей и охранял своих девиц от нахальных мужицких лап. Особенно ее.

    Девушке должно было быть приятно его забота и внимание. Но ей было все рано. Главное, он мог ее защитить, если она того попросит.

    ***
    Уха варилась, кролик тушился, хлеб пекся, эль охлаждался. Все шло своим чередом. Маленькая душная кухонька стала для нее вторым домом. Здесь она почти была счастлива. Ее наваристая похлебка и ароматные пироги, которые зазывали к ним посетителей и приносили небольшой доход, только и спасали ее от того, чтобы не оказаться на улице или того хуже в доходном доме, где обитали сейчас почти все девицы города. Бедность, голод, отчаяние заставляют совершать разные, казалось, самые низкие и непотребные поступки. Она это знала и не хотела, чтобы с ней такое повторялось. Ей было хорошо здесь, спокойно, тепло. И пока она нужна, она будет печь пироги и варить похлебку. Ведь у нее это получается лучше, чем у хозяйки. Миссис Митт много ворчала и попрекала своих двух работниц, и все же была к ним добра. А куда ей было деваться. После того, как ее мужа убили однажды забредшие наемники, хозяйство пришлось вести самой. И она, может не с радостью, но приняла к себе девушек. Втроем куда как спокойней и дело лучше ладится. А уж с Дотом и подавно все пошло как надо.
    Так они и жили последние годы — вполне сносно перенося затянувшуюся зиму.

    — Эй, что ты там застыла? — ворчала, перебирая юбки старая трактирщица.
    Девушка обернулась, услышав, что к ней обращаются

    — Дела надо делать. Иди, замени Вельгу в зале, а я и сама на кухне управлюсь. Ишь, замечталась она.

    Девица отложила в сторону нож и горстку нашинкованной зелени для сушки, потуже завязала косынку на голове, пряча под нее непослушные локоны, опустила закатанные рукава и вышла в зал. Вельга, держа какого-то полупьяного мужика за руку и таща его вверх по лестнице, одарила девушку холодным взглядом и насмешливой улыбкой. Ей было все равно. Вельга была невысока ростом, худа, с темными волосами и глазами. Тонкие губы тронуты шрамом. Она предпочитала раздвигать ноги перед мужчинами, чем стряпать или прибираться. Благо, она сама себе выбирала кавалера на ночь. Хозяйка ее за это журила, говоря, что у них приличное заведение, но не гнушалась получаемых за это деньжат.

    Солнце уже почти закатилось. В зале было немного народу, но вечером обычно их трактир бывал переполнен. Недавно прибыло несколько кораблей из вольных городов, и моряки наводнили полумертвый город. Бордели гудели и стонали, в трактирах заседали лишь пьяницы и оболтусы. Но в «Рыжей Бэсс» (так называлось их заведение) народец захаживал поприличней. Хозяйка славилась отменным (по нынешним временам) элем и достойной едой. Вши и клопы были постояльцами других заведений. Поэтому трактирщица ломила для многих непомерную цену. Раньше «Бэсс» славилась на всю округу и процветала, теперь еле держалась на плаву, спасаясь лишь заездами толстосумов из-за узкого моря.

    Из семи комнат, было занято три. Два капитаном и его боцманом с «Вольного ветра», которые также как и вся остальная команда больше времени проводили в борделе. Третий — потертым и обветренным мужчиной, похожим на межевого рыцаря. У него была лошадь, меч, доспехи, потрепанный плащ и скудный скарб. Выглядел он довольно изнуренно (впрочем, как и многие другие пережившие тяжелые времена и скитающиеся от деревни к деревне). Трактирщица с недоверием взглянула, когда тот три дня назад вошел в их дверь. Но золотой олень, упавший в карман ее фартука, развеял сомнения. Вельга тем же вечером повисла на путнике, но ничего не добилась. Он поужинал и отправился спать. Наутро помывшийся и в более менее свежей одежде, выглядел уже довольно прилично. Хотя изнуренность будто впиталось в его лицо. Он попросил завтрак и расспросил хозяйку о кораблях в порту.

    Девушка прежде видела его лишь из далека, со своей маленькой кухни, и почти не слышала его голоса. Но теперь, когда она, выйдя в зал, услышала, что к ней обращаются, тут же поняла, что это он. Мужчина сидел в углу комнаты, прислонившись к стене спиной и доедал холодного кролика в луковой подливе. Он попросил еще эля, и трактирщица буквально выпихнула девушку с кувшином, приказав быть любезной. Она подошла к нему, понурив голову, и наполнила его кружку.

    — Благодарю, — бархатным голосом выговорил мужчина. Девушка непроизвольно взглянула на него, но тут же отвела взгляд, встретившись с его смеющимися зелеными глазами. Она, молча, быстро кивнула и сделала шаг назад, но мужчина схватил ее за руку.

    — Оставь кувшин, — сказал он, продолжая все также улыбаться, — И ты останься. Давай поговорим. Я думаю, вечер будет длинным и скучным, если я не разделю его с кем-то.
    — Но мне надо работать, — мягко возразила она.

    — Эти пьяницы пока и без посторонней помощи обойдутся. А я тебя не обижу, — при этих словах он достал из кармана серебряную монету и положил перед ней на стол так, чтобы это увидела трактирщица, и дала свое добро, — Просто поговорим.

    Девушке не нравилась эта затея, но и сопротивляться не стоило. Она взглянула на свою хозяйку и, получив от нее безмолвное одобрение, присела на скамью напротив. После такой щедрости вряд ли ей удастся скоро вернуться к своим обязанностям.

    — Так как же тебя зовут, милая? — будто разливая слова по бокалам, произнес незнакомец.

    — Мегги, — ответила она, потупив взгляд. Искорки в глазах постояльца заиграли с новой силой, а уголки губ дернулись вверх.

    — Мегги, — повторил он и потянулся за кувшином, чтобы наполнить вторую кружку, — Что ж, выпьем тогда за наше знакомство, — он толкнул кружку ей, а свою поднял левой рукой и залпом осушил до дна.
     
    Последнее редактирование: 13 авг 2016
  2. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Вот такая первая глава ;) Кто узнал ее главных героев?
     
    Леди Яна нравится это.
  3. Леди Яна

    Леди Яна Знаменосец

    Мне нравится ваш стиль ;););) Отличное начало сюжета, жду проду! :writing::bravo::thumbsup::happy:
     
  4. Эйна

    Эйна Оруженосец

    Ой, а у кого ж глаза зеленые были? Не вспомню никак :)
     
    Леди Яна нравится это.
  5. Лилия

    Лилия Знаменосец

    Санса и Джейме? :unsure:
     
  6. fiolent

    fiolent Оруженосец

    ))))
    где-то я это уже читала))))) и гораздо объемнее))))
    но даже и перечитать все равно интересно
     
  7. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Спасибо))
    --- Склейка сообщений, 9 окт 2015 ---
    ответ в следующей главе
     
  8. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    2. Золоторукий

    Джейме Ланнистер не из тех, кто прогибается или сдается, покорившись судьбе. Но сейчас он был близок к этому. Оставшись наедине с самим собой и правом делать со своей жизнью все, что ему вздумается, он определенно не знал как быть дальше. Война, грозившая гибелью всему королевству и, быть может, всему человечеству окончена. А он остался жив. Вот только зачем?

    «Цареубийца» звали его. И он им был. И если не с гордостью, то с достоинством носил на себе это клеймо. Он был довольно молод тогда и все еще жаждал славы, признания. Носил белый плащ и упивался украдкой лживыми восторгами и ласками сестры, не зная и не видя других женщин. Был львом по крови и по нраву. И все кроме их семьи были врагами. У него был дом, у него была власть, у него была цель, у него была любовь, у него была рука…

    «Золоторукий» — звучало хуже Цареубийцы и оскорбляло до глубины души. Того, кто убил короля презирали, но боялись. Кто испугается калеки?

    В какой миг все пошло не так? В миг, когда Роб Старк обманом заполучил его шкуру? Или когда Кэйтлин Старк отпустила, взяв с него слово спасти ее дочерей? Может, когда он лишился руки? Или когда лишился сына, который никогда таковым ему не был? А может быть тогда, когда в миг потерял отца, брата убившего его и сестру, увидев то, чего не замечал ранее? Или все началось еще раньше? Может вся его жизнь шла не тем путем? Может быть, все его решения и поступки были ошибочными? Как понять? И есть ли смысл ковыряться в прошлом, которого не изменишь?

    И все же еще он был воином. С одной или двумя руками — не важно. У него был меч, у него была честь. Он любил драться, кровь на мече и чувства, рождающиеся в нем во время боя. Он чувствовал себя живым! И вот война! Сначала — Семи королевств. Потом с иными. Что было хуже? Борьба за власть всегда кровожадна, и в ней терпят поражение порой самые достойные. Но то, что пришло из-за Стены, было концом для всего и для всех. Но он сражался, убивал и готов был принять смерть, но выжил.

    Теперь наступил мир, пришла весна. И на железном троне новый король и новая королева. Будто и не было ничего до этого. Словно растаявшие снега унесли все с собой. Но ни его память… и память о нем. Он лишь предатель, убийца и изменник, прощенный милостью Дейнерис Таргариен. Лишенный титула и дома, рыцарства и чести. Оставленный всеми, даже смертью. Он хотел доказать свою преданность и верность, но был не нужен. Калека с одной рукой, запятнанной репутацией и львиной породой, которая теперь была не в чести. Не считая братца-карлика, который возвысился до небес при новой королеве, прокладывая ей путь к железному трону через узкое море.

    Будущее Ланнистера-старшего лежало перед ним темной пропастью неизвестности. Уже не молод и, лишившись важной конечности, не так опасен. Его меч наточен и готов к бою, но кому он нужен. Уж точно нет таких в Семи королевствах. Теперь здесь заправляют драконы и волки, они не друзья львам. Дорога ему в Вольные города. Но и там стать наемником будет непросто. Он один — без денег, без цели, без будущего.

    Ночи без сна и дни, словно в бреду. Что делать?

    По дороге к новой жизни, Джейме решил начать с малого. С поисков той, что все еще жила в его смутных воспоминаниях. Она его не оттолкнет, не прогонит, не предаст. Вместе, быть может, у них будет шанс начать новую историю… Если только она жива.

    Последний раз он видел Бриенну Тарт по пути в Риверан. Она была ранена, но преисполнена желанием найти Сансу Старк. Глупая женщина. Она указала место, где та могла быть. Он не сомневался в ней. Слишком верная своим клятвам и обещаниям. Бриенна готова была жизнь отдать, лишь бы исполнить долг. Но Джейме отправился туда без нее, жалея и оберегая от новых ранений. В логово мнимого Пса, у которого должна была быть девчонка. Но, ни Сандора Клигана, ни дочку Кэйтлин Старк он не нашел. Лишь шлем в виде собачьей головы на плечах мелкого разбойника и его потаскушку. Но это было уже после того, как он попал в западню и холодные руки леди Кэйтлин. Он до сих пор вздрагивал при воспоминаниях о тех днях и ее лице — бледном и мертвом. Джейме с горечью осознал, что Бриенна знала о ловушке и сама его туда направила. Знал и причины ее предательства. И простил ее. Глупая. Слишком честная, слишком преданная, не смогла нарушить обета. Что с ней сталось после?

    Сначала следы Тартской девы то тут, то там отдавались в воспоминаниях селян. На королевском тракте, и в долине Арен, многие помнили огромную бабу в доспехах и на коне. Она искала сестру. Все это Джейме знал. Ее следы терялись в Чаячьем городе и на Тихом острове, который она посетила. И ничего более. Лишь слухи и недомолвки. Слишком много всего случилось потом. Слишком призрачными стали его надежды найти Бриенну. Быть может, она последовала за Леди Холодное сердце и братством без Знамен? Но скорее всего Кэйтлин мертва, окончательно мертва, как все неживые за Стеной, что ожили и пали от древней магии и пламени драконов. О братстве никто более не слышал. Да, теперь слишком мало шансов найти Красотку. Ее нет — надо признаться самому себе.

    Но судьба даровала надежду иного плана.

    Остановившись в Чаячьем городе в таверне у причала, Ланнистер выжидал день, когда груженые суда возьмут свой курс обратно через Узкое море в Пентос или в Тирош, в Лис или Волантис. Не было разницы, куда плыть. Лишь бы убраться с этой кровавой земли навсегда. Начать новую жизнь или потерять в волнах нынешнюю. Но Боги старые или новые, видимо, не хотели так просто отпускать его. Иначе не привели бы его в «Рыжую Бэсс».

    Третьего дня, сидя в глубине зала и потягивая недурной по нынешним меркам эль, Джейме прикидывал, почему он будет скучать, там, на новых берегах. Уж точно не по своим родственникам. Они в разной степени, но предали его. Продали, прогнали, забыли. Значит и он имеет право вычеркнуть их из своей памяти. По службе? В пекло королевскую гвардию и белый плащ! Одно притворство и позерство. Рыцарство? Ложные обеты, обманутые надежды. Друзья? Их никогда у него не было. По крайней мере, в последние годы. Враги? Война унесла многих из них, других изменила. Его дети? Он никогда не был отцом своим детям. Он не чувствовал утраты, когда умер Джоффри. Он не пролил и слезы, узнав о судьбе Мирцеллы. Томмен жив и здоров, но и его будущее ему не интересно. Женщины? Он любил лишь одну, и был ею предан. Быть может он смог бы полюбить снова… готов был открыть свое сердце другой…, но найти ее оказалось трудной задачей.

    Так почему же так тяжело все забыть? Начать все сначала?

    Джейме бросил взгляд на девицу в центре зала. Она собирала грязные тарелки и кружки, ловко увиливая от страждущих рук посетителей. «Эта не та, что вчера пыталась соблазнить меня и выудить пару звонких монет. Эта выше и волосы у нее светлее. Да, похоже, отливают медью. «Рыжая Бэсс? — мужчина усмехнулся своей же шутке, — Быть может и правду в ее честь это место названо? Или в честь ее матери… или прабабки».

    Ланнистер, находясь в легком подпитии, с удовольствием разглядывал девицу. Стройная, высокая, с хорошей осанкой. Она с каким-то не свойственным простолюдинкам изяществом занималась черновой работой. Ее тонкие пальцы ловко подхватывали тарелки и кружки, тряпицей смахивали грязь со стола. Казалось, что она порхает меж столов под только ей одной слышную музыку. Она совсем не чета, той девке, что вчера пыталась за пару монет продаться ему. Хотел ли он ее? Он не знал. В его объятьях не было ни одной женщины кроме его сестры. Как давно это было. Он уже и забыл, что такое женская ласка. Быть может, стоит попробовать и других женщин, приняв, наконец-то, что Серсея не была его идеалом и его второй половиной. Что существуют и другие ничуть не хуже нее, а может быть и лучше.

    Девица была молода и привлекательна. Грациозна, опрятна. С бледной кожей и бронзовыми волосами, спрятанными под косынку. Губы как чайная роза, а глаза, словно два сапфира — глубокие и блестящие. Эти глаза… Что-то слишком знакомое и одновременно пугающее было в ее взгляде. Он рождал в Джейме воспоминания — темные, волнующие, заставляющие его сердце сжиматься. Он может забыть все на свете, но только ни эти глаза — глаза Талли.
     
    Caramelimon, вНЕ-времени, Adele и 8 другим нравится это.
  9. Леди Яна

    Леди Яна Знаменосец

    Очень атмосферно :thumbsup:
    Только можно имена персонажей исправить...?:sorry:
     
  10. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    3. Не лев, не волчица

    Джейме, молча, разглядывал девушку, сидящую напротив. Она, потупив взгляд, молчала в ответ.
    «Да», — мысли мужчины кружились в затейливом хороводе, — «Интересно. Мои глаза меня подводят, или слишком сильно разыгралось воображение? И я вижу то, чего на самом деле нет? А что если все же…» — он сделал глоток эля, — «Прежде, чем рубить с плеча. Надо убедиться, что я прав. Но действовать нужно мягко. Не напугать».

    — Так что же, Мэгги, — уже в слух произнес он, — ты здесь работаешь, у этой милой дамы, (он кивнул в сторону трактирщицы) или же она тебе родней приходится? Матерью, например.

    — Нет, мы не родственники — смущенно ответила она.

    — Значит наемная. И как долго ты здесь?

    — Почти три года.

    — Тебе нравится это место? — Джейме про себя отметил, что есть места и похуже.

    — Здесь всегда горячая еда и крыша над головой. Хозяйка заботится о нас. Разве можно желать большего?

    — И то верно. Сейчас тяжелые времена. И тебе видимо тоже несладко пришлось. На вид ты благородная? Откуда ты? Чьего роду?

    — Из Долины, сир. Но разве это теперь имеет значение?

    «Ты слишком немногословна, девочка. И явно скрываешь что-то. Но я не из таких вытаскивал правду» — Он снова оглядел ее прямую осанку. И, несмотря на то, что голова ее была склонена, девушка выглядела горделиво.

    — С чего ты взяла, что я сир?

    — По Вам видно, что Вы из высокородных будете. Не то, что местные пьяницы, да моряки.

    — Ну в тебе благородства не меньше. И не отрицай. Так какого ты рода?

    — Я сирота — при этих словах ни один мускул на лице не дрогнул.

    — Вот как? Безродная и благородная. Может ты чей-то бастард? Или жила при хороших хозяевах?

    Девушка помолчала.

    — У меня было счастливое детство. Росла я при доме Уэйнвудов.

    — Как же оказалась здесь?

    — Вышла замуж за оруженосца Гарри Хардинга, воспитанника леди Уэйнвуд, и переехала сюда.

    — Где же он теперь, твой муж? — уже догадываясь, спросил Ланнистер. Ответы девушки его не устраивали. Она, либо хорошо лгала, либо он ошибся. Второе пока исключать не стоило.

    — Умер, сир.

    — Ты носишь его фамилию?

    — Да, — и предвидя его следующий вопрос сказала, — Джайлс.

    — Дети есть? — косвенные вопросы подходили к концу. Пора было начинать говорить открыто.

    — Нет. Наш брак длился недолго.

    — И сколько же тебе лет?

    — Двадцать.

    — Так молода! И столько, наверное, уже повидала в этой жизни?

    — Многое. Но, верно, ни столь много, как Вы — она непроизвольно бросила взгляд на его правую руку в перчатке, покоящуюся на столе.

    — Да уж, — Джейме улыбнулся, понимая желание девицы перевести разговор в другое русло — «Ловка, ничего не скажешь. Что ж, изволь» — подумал он, а в слух произнес, — У тебя красивые глаза. Но ты их все время прячешь. Посмотри на меня. Я вроде не так уж страшен или стар. Не смущайся.

    Впервые за все время разговора, девушка подняла на него взгляд, и мужчине вновь показалось, что он видит призрак. Нет, он не может ошибаться. Ее слова пытаются запутать, а глаза выдают.
    Девушка смотрела открыто и прямо. Должна бы смутиться и покраснеть от сверлящего взгляда Льва, но скорее побледнела. Лицо не выражало эмоций. Будто каменная маска. Красивая, но холодная.

    — Может закончим уже эти игры и поговорим открыто? — разорвал тишину Джейме. Наступил момент истины. Он внимательно наблюдал за ее мимикой, движениями. Теперь она не сможет себя не выдать… если только он не ошибся.

    — Разве мы во что-то играем? — ответила она, не поведя и бровью и не отводя глаз, — Мне казалось, я просто отвечаю на Ваши вопросы.

    — Скажем, это и есть игра. «Правда или ложь» называется.

    — Каковы же ее правила? — девушка не была робкой, скорее осторожной и взвешивала каждое слово.

    — Игроки задают друг другу вопросы. И каждый должен догадаться, отвечают ему правду или обманывают.

    — И в чем же суть? — спросила так, будто ей наплевать.

    — Как и в любой игре — скоротать время. А еще понять насколько ты проницательный человек, либо сколь хороший лжец твой оппонент. Только ты, Мэгги, пока не играешь, ведь до сих пор не спросила меня ни о чем личном. Даже как меня зовут. Тебя это не интересует?

    — Мне все равно, — девушка еле заметно пожала плечами, — Люди приходят и уходят, рассказывают о своей жизни, о горестях, о потерях. Просят, плачут, смеются, дерутся. Я не могу сопереживать им всем. Они забудут обо мне, как только выйдут в дверь. И я о них. Также как и Вы. Мне не нужно знать Ваше имя. Мне достаточно того, что я Вас развлекаю, отвечая на вопросы. Но если Вы хотите мне что-то рассказать — я выслушаю. А завтра забуду — будто и не было ничего.

    — Что ж, честно, — в горле пересохло. Ланнистер видел, что его чаша пуста, но решил отложить возлияния на потом. - Но, похоже, эта единственная правда, сказанная тобой до сего момента.
    Девушка пожала плечами.

    — Вам виднее. Вы задавали вопросы, я отвечала. Уговора о том, что я буду откровенна, не было.

    — А если я попрошу с этого момента говорить мне правду?

    — Если хотите, — девушка на миг замолчала. Мужчина готов был поклясться, что сейчас на ее лице должна была всплыть улыбка, но ничего не произошло. И она лишь продолжила: — Но мы ведь все еще играем. А значит, и мое обещание может быть ложью. И все сказанное после.

    Ланнистер рассмеялся в голос.

    Хозяйка повернулась к ним, видимо, одобряя поведение девушки, раз их посетитель был доволен.
    Он снова наполнил свой бокал, сделал пару глотков, чтобы смочить горло, поставил кружку на стол, и его лицо приняло серьезное выражение.

    — У тебя острый ум и острый язык, раз не боишься говорить, что думаешь. И ты не так проста, как хочешь казаться. Ты сама это знаешь, — Джейме помолчал. Сейчас или никогда. — И тебе не место среди этого сброда. Но ты здесь. Значит, есть и причины. Я хочу их понять. Только сейчас — один раз — ответь честно — почему? Высокородной девице пристало сидеть в замке и ждать такого же сноба-женишка, чтобы в скорости нарожать ему кучу детишек и передать им титулы, земли, власть. И я не могу поверить в то, что ты не хотела бы вернуться домой, Санса.

    Он все сказал. Наконец-то произнес имя, вертевшееся у него в мыслях все это время. Вот сейчас, все, чтобы она ни сделала, чтобы не произнесла, он поймет, прочитает в ее взгляде и поведении. Вызов брошен. Она в ловушке. Ей не уйти от ответа, даже если она его не даст.

    — Санса Старк умерла, — спокойно ответила девушка, — некому возвращаться домой.

    Джейме готов был потерять дар речи. А еще схватить ее за плечи и трясти до тех пор, пока девушка не станет нормальной. Она уже почти пугала его своим спокойствием. Какое нахальство. Ланнистер ожидал чего угодно: лжи, отрицания, молчания, удивления, смущения, слез. А увидел — ничего. Она даже не отпиралась.

    — Скажи честно, ты с ума сошла? Или настолько счастлива в этой дыре, что тебе плевать на все остальное?

    — Мне здесь спокойно.

    — Нет, ты явно сумасшедшая! Санса очнись!

    — Меня зовут Мэгги.

    — Опять лжешь. Я смотрю, ты набралась в этом опыта, я почти тебе верю. И любой поверил бы. Тебя выдает лишь твоя внешность.

    — Я удивлена, что Вы меня узнали, сир Джейме, — мягко, тише прежнего сказала Санса. — Но поняла это, как только встретилась с Вами взглядом.

    — И молчала, притворялась? — Льву было так странно слышать свое имя из ее уст. Это было еще одним подтверждением того, что перед ним северянка. Но теперь он готов был уже усомниться в том, что это ТА девочка — дочка десницы и невеста короля. В ней ни осталось ничего от той Сансы, что он знал. — К чему был весь этот фарс?

    — Надеялась, что Вы оставите меня в покое.

    — Тебе правда этого хочется?

    Санса положительно вздохнула.

    — Как такое возможно? Твой брат теперь король. Он может все сделать для тебя.

    — Джон Сноу не родной мой брат и я никогда не была добра к нему. Вряд ли я много для него значу… и нужна ему… особенно сейчас.

    — Как же тогда Рикон? Он жив и здоров. Ведь про него ты вряд ли такое скажешь? Знаешь ли ты, что он теперь правит севером и Винтерфелом? Там твой дом, твоя родня.

    — Я люблю его и очень рада, что с ним все в порядке. Но Рикон, скорее всего, даже не помнит меня. Он был так мал, когда мы расставались. Прошло столько лет. Он не узнает меня. Я сама больше себя не узнаю… Потому что, я больше не я. Мэгги никогда не жила на Севере. У нее не было семьи. И жених ее не был принцем. Она никогда не носила ни шелка, ни бархата, и не любила лимонные пирожные. Она работает в таверне, и ни о чем не мечтает.

    Джейме долго подбирал слова.

    — «Жизнь сломила тебя» Хотел сказать я и пожалеть голубку. Но не могу этого сделать. Я не вижу в тебе той наивной девчушки, что была прежде. Я не знаю через что пришлось тебе пройти. Но ты все еще жива и телом и духом. За маской равнодушия, я уверен, еще бьется горячее сердце и мечты, надежды. Не прячь их. И не отчаивайся. Хочешь, я помогу тебе?

    Ланнистер взял девушку за руку — она ее не убрала.

    — Я отвезу тебя домой, если пожелаешь?

    — Мой дом здесь.

    — Я не верю в то, что ты все забыла и отпустила. Ты не одна. Ты просто почему-то боишься. Может быть, потому что считаешь, что о тебе все забыли? Это не так. Тебя ждут и любят, я уверен в этом. Представь, сколько радости ты доставишь своим братьям. Обоим. Рикон был мал, но теперь он как никогда нуждается в поддержке родных. В совете старшей сестры, ее любви и ласке. Ты нежная, милая и заботливая девушка Санса. Ты могла бы дать ему все это. Ведь он сейчас совсем один. А Джон? Ты не права, что безразлична ему. Он как никто должен понимать, как важны даже такие как у Вас родственные узы. Вы росли вместе. И не говори, что несмотря ни на что, ты все эти годы была холодна к нему. Вы родные и это сейчас особенно ценно. Твое возвращение не менее важно и для него.

    — Это всего лишь слова и Ваши догадки.

    — Я знаю Джона, и знаю, что он перевернул бы все Семь королевств в поисках сестры, если бы только был шанс найти тебя живой.

    — Неправда.

    — Я и не прошу тебя мне поверить. Ты должна сама в этом убедиться. Вернись домой, отправься в Королевскую гавань, посмотри в глаза своим братьям — в них ты найдешь ответ. И я тебе помогу в этом.

    — Зачем Вам… Мне помогать?

    — Я мог бы тебе соврать, наговорить много фальшивых и пафосных слов, но буду с тобой откровенен. У меня есть корыстный интерес. И ты не можешь не понять, в чем он заключается. Я доставлю королю его потерянную сестру, и в праве буду ожидать награды. Но…, — выдержав паузу и понизив до того взволнованный голос продолжил. — Когда мы виделись в последний раз? Пять, семь лет назад? Ты была еще ребенком. С тех пор многое случилось, многое произошло. Мы не те, что прежде. И я никогда бы не узнал тебя, если бы не твои глаза. Они рождают во мне темные воспоминания. Но не ты тому виной. Такие же глаза без страха, без ненависти, но с твердостью и жесткостью смотрели на меня. И моя жизнь зависела от них. От принятого ими решения. Они увидели во мне что-то, они поверили мне, они взяли с меня клятву. Ту, что я не смог сдержать. Хотел, но человек не всесилен. Ты считаешь, я брежу? И мои слова не имеют смысла? Может ты и права. Смысла не было. Потому что не было больше цели. До сегодняшнего дня… Ты знаешь, что очень похожа на свою мать…

    Санса опустила веки, но будто поняв, что мужчина поймает ее на том, сколь ей тяжко слышать от него упоминание о дорогом человеке, снова устремила на него взгляд.

    — Мне говорили об этом, — сказала она, и голос ей подчинился. Бейлиш слишком часто ей напоминал это. А она научилась сохранять непроницаемое лицо.

    — Я сейчас смотрю в твои глаза, а вижу глаза Кейтилин Старк. И во мне оживает надежда на то, что не все потеряно в этом мире… для меня. Я дал клятву твоей матери, позаботиться о ее дочерях и в целости доставить их домой. Как ты понимаешь, мне этого сделать не удалось. Я думал, что опоздал, но Боги дают мне второй шанс. И пусть Кейтилин уже нет в живых, мое слово при мне, кем бы меня не считали окружающие. Это дело чести… Нет, дело совести… Я уважал и восхищался твоей матерью, поэтому доведу дело до конца… Позволь вернуть тебя семье.

    Девушка казалась удивленной, но все также не выказывала ни доли эмоций на бледном лице. Лишь зрачки расширились и затянули небесную синеву глаз.

    — Я… Вы тронули меня своими словами… — неловко начала она.

    — Ты мне не веришь? — не выдержал Лев. Ее слова походили на начало учтивого отказа.

    — Верю… Настолько насколько могу… и… хорошо. Мне не стоит больше прятаться в чужой шкуре. Может быть, и для меня не все потеряно. Я могу рассчитывать на Вашу поддержку?
    Джейме не смог выговорить и слова. Это было ни к чему. Он лишь сильнее сжал ее руку, покоившуюся под его ладонью.

    Хотя Ланнистер готов был расцеловать девушку, но сейчас не самый подходящий момент и положение. Он и сам не понял, почему так рад? И вообще, с чего на него нашла такая откровенность? Даже в своих мыслях он не был так лиричен, и собственные слова стали для него сюрпризом. Но честно сказать, полегчало. Словно камень упал с души. Чертово благородство! Рыцарские повадки все еще отголосками отзывались в нем. Он будет спасать прекрасную леди. Как романтично звучит. И почти кажется правдой. Ланнистер сам в это уже верит. Никто пока не думает о том, что будет потом. Сейчас есть цель, и он вновь чувствует себя молодым и… живым. Ни этого мужчина ждал от Чаячьего города. Корабль должен был унести Льва в вольные города, подальше от всего, что было раньше. Подарить новую жизнь, будущее. Вместо этого он встретил Волчицу и теперь должен вернуться в прошлое, чтобы отдать долги. Так тому и быть. И пусть Лев без одной лапы и с седеющей гривой, а Волчица смирнее улитки — в глубине души они до сих пор дети своих отцов, и кровь от крови их.
     
    harlequin, Caramelimon, Adele и 10 другим нравится это.
  11. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    4. Куда мы?

    „Хорошо“, — сказала она. Лицо было бесстрастно, а голос спокоен. Если бы только Ланнистер знал, что творилось в тот момент у нее внутри.

    Санса лежала без сна на своей жесткой постели, снедаемая мыслями о том, что ее ждет.
    Еще вчера она была просто Мэгги — девушкой из таверны, что у причала. Без прошлого. Без будущего. Ее это устраивало. Наконец-то тихая, мирная жизнь, когда каждый новый день похож на предыдущий. Никаких сюрпризов, никаких неожиданностей. Она никто. И будет никем до конца жизни. Прекрасно!

    Мэгги спит ночами. Ей не снятся кошмары. Лишь иногда она попадает в сказочный мир, где ее окружают дворцы, замки, дорого убранные палаты, восхитительные сады. Мужчины, женщины, дети в красивых одеждах ходят по ним. Иногда они смеются, иногда плачут, иногда зовут ее… Нет, не ее. Кого-то другого. Мэгги ее не знает — ту другую. Это всего лишь сны. Она просыпается и забывает их. Так легче.

    Но теперь ей не до сна. Пару часов до рассвета, а сердце все так же замирает при воспоминаниях и вчерашнем вечере.

    „Неужели, все реально? И ОН реален? Лев! Самый настоящий! Золотогривый! Правда, без сияющих доспехов и белого плаща, но все же — Джейме Ланнистер собственной персоной! … Нет, нет. О чем это она? Мэгги не знает никакого Ланнистера. Все это ошибка! Он ошибся! Она ошиблась!“

    Но кого она пытается обмануть?! Один лишь взгляд на него вернул девушку в прошлое, туда, где Мэгги никогда не бывала. Всего лишь имя, произнесенное им, свело на нет месяцы, годы старательного притворства и лжи, в которую она почти поверила.
    „Санса“. Да она была ей. Раньше. Ей должно быть все равно. Но, почему так больно теперь слышать это имя? Какое Мэгги дело до судьбы глупой девицы? Она выбрала свой путь, и он не должен был лежать не на север в Винтерфелл, не на юг в Королевскую гавань. Как вышло так, что она все изменила, произнеся лишь одно слово „Хорошо“. Поддалась эмоциям, воспоминаниям.

    Теперь поздно отступать. Решение принято. Надо смириться. А там будь, что будет!

    *****
    Утро не принесло облегчения. Тяжелые мысли роились в голове как назойливые мухи. Быть может, ей все почудилось? Она надеялась на такой исход.
    Девушка, как всегда, прошлась по пристани в поисках свежей рыбы, заглянула на рынок за бобами и репой. Санса никуда не торопилась. Она знала, ЧТО и КТО ее ждет. Возвращаясь в таверну, на заднем дворе она увидела их постояльца. Джейме, опираясь поясницей о дверной косяк и скрестив на груди руки, пристальным взглядом проводил Сансу. Девушка прошла мимо, будто и не заметила, лишь сказал под нос:

    — С добрым утром, сир.

    — Надеюсь, оно и вправду доброе, — мужчина открыл ей дверь, пропуская вперед, и далее последовал за ней, — Ты ведь не передумала? — Ланнистер отнял у нее корзину.

    — Нет, — Санса отобрала обратно свою ношу и начала выкладывать покупки.

    — Тогда что ты тут делаешь?

    — Работаю, как и всегда.

    — Больше это не твоя забота, — укоризненно сказал Джейме, — тебе нужно собираться. Дорога у нас неблизкая.

    — Мы скоро уедем?

    — Как можно скорее. И не говори, что не готова.

    — Но как же миссис Митт? — девушка старалась казаться спокойной, но голос ее все-таки выдавал, — Она одна не справится.

    — До этого как-то и без тебя обходилась. Я обо всем позабочусь, — уверенно проговорил он, отправляя себе в рот кусочек острого сыра, — у меня есть беспроигрышный вариант.

    Санса скорее с опаской, чем с любопытством посмотрела на него, но ничего не произнесла. Поэтому Джейме сменил лукавую улыбку на более серьезное выражение лица, взял ее за руку и вывел на улицу. Девушка повиновалась.

    — Конечно, мы отправимся как можно скорее, но когда это произойдет, будет зависеть от того, какой путь изберем, — Ланнистер выдержал паузу, но, не дождавшись вопроса, продолжил, — Есть два варианта: по суше, и по воде. Если мы направимся через Кровавые Врата по Высокой дороге до Королевского Тракта, то Трезубца достигнем не ранее, чем недели через три четыре. К тому же это довольно опасный путь и пролегает через Долину. Не думаю, что нам следует соваться в бывшие владения твоей тетки. Если мы двинемся вдоль Крабьего залива — это сократит путь, но дорога эта ничем не легче и приведет она нас в Солеварни. Оттуда, если повезет, мы смогли бы доплыть до Девичьего пруда или же продолжить ехать до Рубинового брода, выводящего, опять же, на Королевский тракт. Но все это очень долго, опасно и утомительно. Лучший из вариантов разыскать барку или проходящий корабль, направляющийся опять же в Девичий пруд. Весной воды залива полноводны, но относительно спокойны. При благоприятной погоде, на месте мы будет уже через неделю. А может и раньше. Проблема пока лишь в том, чтобы найти этот корабль. Но я займусь этим как только получу твое согласие.

    Джейме посмотрел на девушку „уже все решившим“ взглядом.

    — Я думаю, эта хорошая идея, добираться часть пути по воде, — Санса поправила на голове косынку, потуже затягивая узелок, — „Хотя при таком раскладе, можно было бы доплыть и до Королевской Гавани“ — уже мысленно добавила она.

    — Хотя самый быстрый и надежный путь это плыть отсюда до самой Королевской Гавани, — будто прочитав ее мысли, продолжил, словно оправдываясь, рыцарь, - но, к сожалению, от него придется отказаться. Торговое сообщение между двумя городами хорошо налажено, поэтому дерут непомерные по нынешним временам пошлины. И с нас на корабле возьмут немало. А денег у меня — несколько оленей и медь. Даже, если я продам лошадь, много на этом не заработаю.

    Санса изучала с интересом его лицо. Ей казалось, что мужчина смущен.

    «Еще бы, — подумала она, — Ланнистер у которого нет денег. Золотой Лев без единой золотой монеты. Что за времена пошли? И что сталось с ним с тех пор, как он был королевским гвардейцем? Хотя, — добавила она, немного подумав, — если слухи правдивы — кое-что золотое у него все-таки есть — его рука! — девушка также мысленно улыбнулась, но улыбка была грустной, — Попытаться продать такую драгоценность — это подписать себе смертный приговор. Все тут же узнают Цареубийцу, а „руку“ просто отберут, оставив не у дел два трупа».

    Вслух Санса лишь согласилась со всеми приведенными доводами.

    — Как ты переносишь путешествие по воде? — осведомился Джейме, уже направляясь в порт.

    — Не лучше, что конное. Но надеюсь, в этот раз укачивать меня будет меньше, — девушка мило улыбнулась, давая понять, что готова к любым испытаниям, ожидающим их впереди. Ланнистеру большего было и не надо.

    *****
    Тем не менее, чтобы собраться и отправиться в путь потребовалось два дня. Рыцарь, как и обещал, занялся приготовлениями. Он продал лошадь со всем скарбом, оставив лишь самое необходимое, запасся провизией, а главное нашел судно, на котором им обещали каюту за умеренную плату. Второй задачей, с которой Джейме справился без труда, была достоверно объяснить хозяйке таверны такое поспешное отбытие ее работницы. Он поклялся миссис Митт в своей пылкой, в одночасье вспыхнувшей любви к дивному созданию, работавшему у нее в таверне и безумном желании сделать ее счастливой, увезя восвояси. Не поверить в это было сложно — многие заглядывались на Мэгги, она не была дурнушкой. Но большей убедительности, конечно, придали пара монет, упавших в правый карман ее передника, как знак благодарности за такую находку. Санса догадывалась, что это были не лишние деньги, но, видимо, того требовала ситуация. Девушка вообще ничего не оспаривала и совсем соглашалась. Ведь она была полностью в его власти. Он лучше знает, что делать. Она лишь подчиняется.
    Все, что ей оставалось сделать, лишь собрать свои вещи и попрощаться с окружающими.

    Санса не могла понять, что чувствует по отношению к ним. Миссис Митт, Вельга, Дот — были ее семьей последние годы. Но сейчас она будто чужая им. Хозяйка уронила скупую слезу и пожелала ей счастья, но Санса знала, что она лишь отрабатывает полученные деньги. Вельга улыбалась, но, молча, прожигала завистливым взглядом. Лишь в искренности Дота девушка не сомневалась. Он был добрым, наивным и искренним. Но он ничего не мог сказать или сделать. Даже привычное „Дот“ застряло где-то между языком и небом.

    Санса по очереди обняла их, расцеловала в щеки, а потом ушла — не обернувшись.

     
    harlequin, Caramelimon, Zhake и 9 другим нравится это.
  12. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    5. Девушка из Чаячьего города

    Стоя на борту ветхого суденышка под названием «Рыбье брюхо», Санса вглядывалась в очертания удаляющегося берега. Мужчина, находящейся рядом с ней мог подумать, что она пытается запечатлеть в своей памяти этот край, который приходился ей домом последние годы. Но это было не так. Как и в большинстве случаев, Сансе было все равно. Этот город не стал ей домом, а люди рядом — родными. Она знала, что, скорее всего, последний раз видела их. И этот порт, и причал, и рыбацкие лачуги, и каменные дома на горизонте, среди которых была и «Рыжая Бэсс». Она не жалела об этом. Джейме сказал, что ей здесь не место. Может, он и прав? Но тогда где? Девушка так привыкла быть никем, что ее собственное — родное — имя все еще резало слух. Ей нужно привыкнуть. Снова научиться быть Сансой Старк. Но это так нелегко! Та глупая, наивная, верящая сказкам девочка давно умерла. Кто теперь живет в ее теле? Мэгги была хорошей, тихой и покладистой. Ей нравилось собирать травы и печь пироги. Жизнь ее была размеренна и обыденна. Не было мечтаний, не было стремлений. А теперь? В душе смятенье от предвкушения неизвестности — манящей, но пугающей. Что станется с ее жизнью после того, как она окажется в Королевской Гавани? Что скажет ей Джон? Вернется ли она в Винтерфелл? Увидит ли Рикона? Узнает ли он ее? Или же ей уготована другая судьба? Быть может, Сансе Старк суждено сгинуть на пути? Утонуть в заливе или же пасть жертвой разбойников? Почему-то ни один из вариантов ее не радовал, но и не пугал. Быть может, от того, что пока ей было все равно.

    — Ну вот, наше путешествие и началось, — ободряюще проговорил Ланнистер, глубоко вдыхая соленый воздух, — будем надеяться на спокойные воды. Ты взволнована?

    — Наверное, — тихо ответила Санса. Одним этим словом нельзя было описать все, что она чувствовала. Девушка поежилась и сильнее завернулась в плащ, укрываясь от нарастающего ветра.

    — Замерзла?

    — Нет, мне не привыкать к холоду, я ведь… — она запнулась. «Северянка» хотела произнести она, но не смогла. Кажется, целая вечность прошла с тех пор, как она покинула Винтерфелл. Будто это было в прошлой жизни.

    — Ко всему привыкаешь. И к холоду тоже… Хотя мне по душе места потеплее, — поддержал ее рыцарь. Он немного помолчал. А потом вновь начал разговор, — Ты не спросила меня о том, почему мы направляемся в Королевскую Гавань, а не на Север.

    — Я и без этого знаю почему. Чисто с практической стороны — путь короче и безопаснее. В столице находится Джон… — Санса чуть не произнесла следом «Сноу», но вовремя вспомнила, что это больше не его имя. Как точно называть его теперь она не знала, — Его Величество и определит мою судьбу. И Вашу награду, если Вы ему угодите подобным подарком. Не так ли?

    — Все верно, — вздохнул Джейме и потер тыльной стороной ладони кончик носа, — только в твоих устах это звучит слишком… прагматично.

    Санса ответила ему легкой ухмылкой и взглядом исподлобья. Ланнистер поддержал вызов, но вскоре первым отвел глаза.

    — Твой брат позаботится о тебе. И благородной леди не придется больше варить похлебки и тереть столы. Ты ведь это понимаешь?

    — Джон не мой брат, — проигнорировав последние слова, сказала Санса.

    — Да, не родной… Он твой… так сказать… кузен. И все же, вы родственники.

    — Вы в это верите? — Санса снова пристально уткнулась взглядом в своего собеседника.

    — Во что?

    — В то, что это правда? Что Джон на самом деле незаконный сын Рейгара Таргариена и моей тети Лианны?

    — Теперь принято так считать, — и Джейме пожал плечами. На самом деле Ланнистер даже никогда не задумывался об этом.

    — Но Вы в это верите? — девушка не унималась.

    — Главное, во что верит народ, — рыцарь тоже плотнее завернулся в плащ. Он отвернулся от вод залива и уставился на снующих по палубе моряков, — Люди любят сказки и им по душе новый король. Он уже оброс славой и легендами. Наряду с Драконовой королевой, Джон Сноу был тем, кто спас Вестерос от иных и вечной зимы. Это куда больше, чем сделали десять его предшественников. Что до правды, ее могла поведать лишь Лианна Старк. Она уж знала наверняка, — он игриво подмигнул Сансе, но та осталась безучастна, - И, по словам Вариса, именно это она рассказала твоему отцу перед смертью, заставляя его поклясться заботиться о ее сыне.

    — Откуда лорд Варис мог знать? И если так, то почему скрывал правду?

    — Когда Эддард Старк находился в подземельях Красного замка, Варис навещал его. В последний приход десница поведал ему свою историю, лишь сознавая, что живым не покинет дворца. Твой отец был хорошим человеком, и даже Варис не смог отказать ему в последней просьбе. Нед обещал когда-нибудь рассказать Джону Сноу тайну его рождения. И не мог не сдержать данного слова. Поэтому попросил мастера на шептунами выполнить это вместо него. Хранить такой секрет! — Джейме как-то горько усмехнулся, но тут же продолжил, — Но Варис на то и паук, что всегда продумывает все свои и все чужие ходы наперед. На тот момент, пользы от данного знания было немного. Скорее, больше вреда. Но вот дивиденды сулило огромнейшие, если история начнет развиваться по другому сценарию. И Варис выжидал, наблюдал, оценивал. Дейнерис за узким морем набиралась сил и неуклонно приближалась к Вестеросу. Она ведь последняя из драконов… Так все думали, и она в том числе. Кроме Паука. И это было преимуществом. Варис в нужный момент оказался рядом с Матерью драконов, втерся ей в доверие. А когда пришли иные, все они отправились на Стену, составить компанию Джону Сноу — командующему Ночным Дозором, и предводителю Одичалых. Не это ли знак свыше? Оставалось лишь суметь выжить в этом ледяном пекле. Варис смог. А потом поведал миру свою тайну. Сколько было шума! Но Паук выбрал правильный момент. К чему это привело? Все мы знаем. Теперь два дракона восседают на одном троне.

    — Если так, то Дейнерис приходится Джону тетей, — сделала заключение Санса.

    — Хоть бабкой. Таргариены всегда женились на своих — для чистоты крови, — Ланнистер помедлил, а потом, лукаво улыбнувшись, добавил, — Хотя, теперь к ним примешалось немного волчьей. Не так ли?

    — Откуда Вы все это знаете? — девушка вновь проигнорировала его попытку пошутить.

    — Я не всегда был… оборванцем… — рыцарь вновь принял серьезное выражение лица, — Помнится не так давно, я возглавлял королевскую гвардию и чуть не стал десницей. Власть многое дает, но и взамен требует немало… Но это долгая история.

    — У нас много времени.

    — Я расскажу ее как-нибудь в следующий раз. И все же… Мне всегда казалось, что бастард Неда больше Старк, даже чем его старший сын – Роб. Особенно — из-за чрезмерной честности и благородства. Он точно не драконовой масти. Твой отец и тетя были схожи?

    — Я ее никогда не видела, ведь умерла Лианна Старк еще до моего рождения. Только ее каменное изваяние в Крипте, — Санса нехотя, но ответила. Будто воспоминания прошлого болью отдавались в ней, — Но кто знал ее, говорили, что Арья — моя сестра, ее копия — и внешностью, и даже нравом. А у Арьи и Джона было много общих черт: темные волосы, серые глаза, такие же как у отца и… у тети. Да и ладили они друг с другом лучше, чем с остальными… Но доказывает ли это что-либо?

    — И все, и ничего. Какая теперь разница. Несмотря ни на что, я уверен, наш король до сих пор остался тем Джоном Сноу, которого ты знала.

    Девушка с грустью тихо ответила:
    — Люди меняются со временем… Время и обстоятельства их меняют.

    — "Ты изменилась?" — хотел было возразить Джейме, но тут же понял свою ошибку, — Ты изменилась. Но разве Джон стал для тебя кем-то другим? Поменялись ли чувства, твое к нему отношение? Он все еще твой брат, хоть им и не является. Также и ты для него — сестра. Обдумай это. Времени предостаточно.

    На некоторое время между ними воцарилась тишина. Мерный шум волн за бортом, редкий крик чаек и звуки снующих туда-сюда матросов. Все казалось нереальным. И они будто не существуют. Пропавшая Волчица и потерянный Лев. Они невидимки. В этом новом мире. Пока. Но корабль несет их вперед, каждый миг, приближая к поставленной цели. У них долгий путь, и, быть может, опасный. И они пройдут его вместе. Кто бы мог подумать!

    Джейме в очередной раз удивился тому, насколько непредсказуема бывает судьба. И как неожиданны ее повороты. Старые или новые Боги, а, может, и Неведомый, привел рыцаря в тот трактир. Их встреча не была случайной. Ничто и никогда не происходит просто так.

    Размышления Ланнистера прервали звуки затянувшейся песни. Он вслушался и не сразу узнал.

    «В Чаячьем городе девушка ждет, хей-хо, хей-хо!
    Жди и надейся, твой милый придет, хей-хо, хей-хо!
    За годы разлуки любовь наградит, хей-хо, хей-хо!
    Твой рыцарь придет и врагов победит, хей-хо, хей-хо!»

    — Знаешь эту песню? — спросил он, прерывая их молчание.

    — Слышала.

    — Тебе не кажутся ее слова… пророческими? Девушка в Чаячьем городе… Рыцарь, которого она ждет, в надежде на спасение… — Джейме прищурил один глаз, будто от яркого солнца.

    — Я давно не верю ни песням, ни сказкам, — Санса глубоко вздохнула, и слегка вздернула уголки губ, наконец-то поддаваясь своему оппоненту, — И Вы не совсем тот рыцарь, которого я могла бы ожидать. Не думаете ли Вы, что по дороге в Красный замок между нами могут возникнуть… скажем… некие романтические чувства?

    — Ничего нельзя знать наперед. И ничего нельзя исключать, — его правая бровь взлетела вверх. Девушка же будто нахмурилась, но улыбка стала шире.

    — Кстати, я так понимаю, у нас на двоих одна каюта, — сказала она.

    — К сожалению, на две не хватило бы средств. Но не беспокойтесь, я не доставлю Вам хлопот, прекрасная леди. Буду самой учтивостью и прилежностью.

    — Я надеюсь на Вашу порядочность.

    — Давно на это никто не надеялся. Но я не обману Ваших ожиданий.

    — Спасибо.

    — Ты можешь мне доверять Санса, — Лев снова перешел на серьезный тон. В этом он был мастер, — Чтобы ты обо мне не знала, или не думала, что знаешь, я — человек чести. Как бы высокопарно это не звучало. Я дал слово твоей матери, а теперь даю слово тебе, что позабочусь о твоем благополучии и безопасности, чего бы мне это не стоило.

    — Я Вам верю. Может быть, и не должна, но верю. И благодарна, — Санса опустила взгляд. Ее волосы развевались на ветру, щеки слегка порозовели, и Джейме показалось, что никого прекраснее он в жизни не видел. Юная, робкая, словно та Санса, что стояла в окружении своей семьи, когда он въезжал в ворота Винтерфелла вместе с королевской свитой.

    — Не судите и Вы меня строго, — своим певучим голоском продолжала она, — Сложно прожить жизнь как тебе хочется. Обычно, приходится подстраиваться под обстоятельства… И я не исключение.

    — Что ж, девушка из Чаячьего города. Я тебя не искал. Да, и ты меня не ждала. Но раз на то воля Богов или судьбы, как кому больше нравиться, давай и впредь доверять друг другу. И не судить строго… Чтобы не скрывало наше прошлое.

    Джейме протянул ей руку. Санса улыбнулась открытой улыбкой, которой мужчина едва ли поверил, и коснулась его ладони. Лев хотел пожать ее тонкие пальцы, но вместо этого поднес их к губам и легко поцеловал. Он был ее рыцарем.
     
    harlequin, Caramelimon, Zhake и 11 другим нравится это.
  13. Чебурашка

    Чебурашка Ленный рыцарь

    Ах , ДжеймеСанса
     
    Странница нравится это.
  14. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Это только пока
     
  15. Лилия

    Лилия Знаменосец

    harlequin, Caramelimon и Alinka нравится это.
  16. Берен

    Берен Лорд

    ЗДОРОВО! Диалоги просто ПОТРЯСАЮЩИЕ!
    Покамест один из лучших фиков, что я читал.
    СПАСИБО!!!!
     
  17. Лилия

    Лилия Знаменосец

    Улыбнуло. Так вот всегда: как только перестанешь хотеть, так сразу мечты, уже бывшие, начинают сбываться. :shifty:
    Так и героиня, ей уже нафиг не надо, а тут...
     
    Caramelimon нравится это.
  18. Хильда Белая Шапка

    Хильда Белая Шапка Межевой рыцарь

    Аффигенный фик. И постканон.

    P.S. Наверное, меня не переделать - но у меня в голове тут же образовался кроссовер с моим собственным "Ломиком для колеса", где бывшие дозорные рассекают по всем Семи Королевствам, охраняя внутренний порядок.
     
    Caramelimon и Берен нравится это.
  19. Берен

    Берен Лорд

    Так такой уже есть. Правда автора не помню. Не Вы ли?
     
  20. Берен

    Берен Лорд

    Бурчалкин блюз))))
    «я — человек чести. Как бы высокопарно это не звучало.»
    Прикиньте, чернокожий начнет убеждать бледнолицего в том, что он... чернокожий ....
    Я это к тому, что человеку чести - то есть человеку слова и дела, коим Джейми, по моему разумению, является, нет нужды убеждать кого бы то ни было в том, кто он есть на самом деле и что он блюдет. Да и подобные словесные порывы кмк не в натуре Джейме.
     
    Дейси Мормонт нравится это.