1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Признание

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Повелительница драконов, 22 окт 2015.

  1. Название: Признание
    Фандом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов
    Автор: Повелительница драконов
    Бета:Александр Чацкий
    Категория: гет
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: Якен/Арья, Джендри/Арья
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: Романтика, AU
    Предупреждения: -
    Краткое содержание: Иногда, для того, чтобы преодолеть все сомнения, победить предрассудки и собственный страх, найти в себе силы жить дальше и стать счастливым, хватает и одного признания...

    Примечания автора:
    Фанфик появился "благодаря" длительному отсутствию Интернета у автора, и, как следствие, возникшей уйме свободного времени. Работа вызывает смешанные чувства у автора. Здесь он провел небольшой эксперимент. Надеюсь, что эта история понравится любимым читателям..

    Глава 1. По другую сторону. Прощание за облаками.
    Звезды яркой россыпью усеивают ночное небо. Тёплый ветер приносит тонкий запах лилий, аромат дыма, звуки ночного города. Девушка, стоящая на крыше, тревожно оглядывается по сторонам. Она совсем не помнит, как сюда попала, а попытки вспомнить вызывают головную боль и резь в глазах. Впереди она рассматривает смутно знакомую фигуру, сидящего на краю парня. Простояв в легком ступоре несколько мгновений Арья идёт к этой фигуре, по пути стараясь вспомнить, откуда она знает её обладателя. Чем ближе она подходит, тем меньше верит своим глазам. Этого же не может быть!

    — Джендри? — обращается Арья к парню. В голосе сквозит удивление, неуверенность и едва различимые нотки страха.

    Джендри поднимает голову и тепло улыбается ей.

    — Арья! — он рад видеть её, но почему-то, словно, и не удивлён её внезапному появлению. — Как ты сюда попала?

    Арья снова хмурится, силясь вспомнить. Перед глазами вспыхивает яркий свет, от которого тут же заламывает виски и начинает ныть голова.

    — Не помню, — болезненно тянет она. — Ничего не помню.

    — Ну и не важно, — махает рукой он. — Садись лучше рядом! — Джендри приглашающе хлопает по каменному выступу крыши, на котором сидит он сам.

    Арья садится рядом с парнем. Спускает ноги вниз и зачарованно смотрит, как они, словно, парят над городом. Высота внушительная, и от этого захватывает дух. Вдалеке мелькают многочисленные огоньки города, которые рассыпались звёздами под ногами парня и девушки. Внизу плывут клочья облаков, которые приятно окутывают ступни молочным одеялом. Девушка замирает. Она ещё никогда не сидела на краю столь внушительной высоты. Всё здесь кажется настолько невероятным, что в реальность происходящего никак не получается поверить.

    — Я умерла? — тихо спрашивает девушка. — Или это просто мой очень реалистичный сон?

    Джендри пожимает плечами:

    — Понятия не имею. Но если это сон, то я сплю достаточно долго и уже успел здесь хорошо освоиться.

    — И как тебе тут вообще? — она внимательно разглядывает его профиль. – Нравится?

    — Здесь хорошо, — тёплая улыбка возникает на губах парня. — Город тихий, уютный. По вечерам играет спокойная музыка, а воздух полон различных запахов. Джендри глубоко вдыхает, словно пытаясь уловить нотки ароматов, спрятанных в нём. Девушка повторяет за ним и чувствует запах цветов, мёда, нагретой земли и лёгкий аромат плюшек с корицей, доносящийся из пакета.

    — О, кстати, — вспоминает Джендри. — У меня кое-что есть для тебя. - Парень достает угощение из бумажного пакетика. - Они продаются в местной булочной напротив моего дома. Ты не представляешь, какие тут запахи по утрам! — Джендри мечтательно улыбается и достаёт одну плюшку, протягивая её Арье. Запах выпечки усиливается, и волчица аппетитно облизывается. Получив плюшку, она жадно впивается зубами в мягкую пышную сдобу и довольно закрывает глаза. Джендри с улыбкой глядит на её действия. Арья проглатывает первый кусок и, облизнув губы, откусывает по новой, не в силах оторваться от этой восхитительный выпечки. Парень лишь хмыкает, а когда девушка разделывается с угощением, протягивает ей свой горячий шоколад.

    — Плюшки здесь бесподобные, — говорит Джендри, всё так же весело глядя на неё. — Почти такие же, как и у Пирожка. А шоколад... Знаешь, я путешествовал по многим странам, но ни один шоколад не сравнится с тем, что продаётся в местной кофейне через квартал отсюда. — Арья делает глоток и понимает, что Джендри прав. Нигде на Земле не найдётся столь восхитительного напитка.

    Она медленно допивает, задумчиво глядя на звездное небо у себя над головой.

    — А вот звезды тут очень редкие гости, — замечает его тихий голос. — Наверное ты принесла их с собой.

    Арья улыбается и смотрит на город, утонувший в ночной тишине. Изредка до неё доносятся звуки проходящих машин, далекий лай и едва различимые трели сверчка. Дивное пение неизвестных ей птиц слышится в облаках и улетает куда-то к звёздам. В высокое небо. Порыв прохладного ветра приятно скользит по коже, и издалека доносится запах свежести.

    — О, а где-то уже дождь прошел, — снова улыбается Джендри. Кажется, улыбка теперь стала привычной для его губ. Это странно, ведь когда-то он был хмурым и неприветливым. — Дождь здесь бывает довольно часто. Наверное, из-за того, что люди любят его. Хотя и солнце тут греет не реже, приятно лаская кожу. — Он снова смотрит на небо. — Дождь. — Шепчет Джендри, и улыбка на губах становится грустной.

    А перед Арьей уже встаёт картина.
    Они возвращаются после концерта обожаемой музыкальной группы. На улице льет дождь, люди прячутся под крышами и навесами, а им плевать. Они гуляют, весело смеются, прыгают и распевают понравившиеся композиции во весь голос. Люди смотрят на них, как на сумасшедших, и от этого им становится ещё веселее. Дождь усиливается, холодные капли скользят за шиворот, одежда совсем прилипла, но они даже не думают укрыться. Арья громко чихает и получает ощутимый толчок по плечу от Джендри, и бодрое "Будь здорова!". Она весело пихает его в ответ, парень громко смеётся, а у Арьи мелькает мысль, что ей здорово достанется от Якена, если она заболеет. Он укутает её во все одеяла, пока с неё не сойдёт семь потов, будет отпаивать горячим чаем с малиновым вареньем, и упрекать её за то, что она снова гуляла под дождём в одной футболке. Она же будет огрызаться по мере сил, ложками уничтожать любимое лакомство и бесконечно шмыгать заложенным носом.

    Подувший холодный ветер отвлекает девушку от её мыслей. Начало смеркаться. Вволю нагулявшись, Арья и Джендри решают зайти в свою любимую кофейню. Здесь подают просто восхитительные пончики с разнообразными начинками и разноцветной глазурью. Огромное панорамное окно, практически во всю стену, открывает прекрасный вид на многочисленные магистрали, снующие машины и тысячи огней ночного города. Уютный полумрак, освещаемый лишь свисающими у окна гирляндами, создаёт очень романтическую атмосферу. И не понятно, сделано ли это специально, для лирического настроения клиента, или просто из-за банального желания сэкономить на электричестве.

    Желтые огни гирлянд, отражаясь от окна, создают иллюзию сотни звёзд на поверхности. Мягкие диваны и тихая, ненавязчивая музыка дополняют уютную атмосферу. Всякий раз приходя сюда в тёмное время суток, Арья ощущает, что она словно бы попала в сказку. И хоть она и не особо любит всякие романтичные атмосферы, но эта каждый раз вызывает какое-то трепетное ощущение восторга и умиротворения на душе.

    Они заказывают свои любимые пончики и горячий шоколад. Красивая официантка приносит их заказ, тепло улыбаясь и смущенно поглядывая на Джендри. Арья же не может взять в толк, почему её друг до сих пор не взял номерок телефона официантки, ведь эта красавица, вот уже как полгода, пытается очаровать его.

    Джендри молчаливо кивает, удостаивает девушку лишь одним взглядом и тут же принимается за свою порцию, разделывая несчастный пончик ножом и вилкой. Арья игнорирует приборы и сразу вгрызается в сладкое тесто, рассыпая крошки глазури. Благо полумрак, легкие занавески и нелюбопытные посетители позволяют ей такое маленькое свинячество. Они быстро разделываются со своими пончиками, потому как те слишком вкусные, чтобы растягивать удовольствие. Оставшейся горячий шоколад выпивается ими за уютными, и почти домашними разговорами.

    Арья с восторгом говорит о концерте, новых песнях, своих впечатлениях, и не сразу замечает внимательного, пристального взгляда Джендри на её губы. Девушка замолкает на секунду, давая возможность высказаться своему приятелю, но тот уже не в силах отвести завороженного взгляда. Он словно очарован: романтичной атмосферой, этим уютом и умиротворением, и сидящей напротив прекрасной девушкой, глаза которой восторженно блестят, отражая многочисленные огни. Ее губы слегка приоткрыты, дыхание сбито, а волосы растрёпаны. Секунда затягивается, Арья тревожно хмурится, открывает рот, чтобы что-то сказать и именно в это мгновение парень подаётся вперед и накрывает её губы своими. Он нависает над столиком, и над самой девушкой, и притянув её за подбородок увлеченно целует давно желанные губы. Арья же, застывшая в шоке, не в силах осознать, что происходит и принять какие-то действия, просто сидит каменным столбом. Этих секунд замешательства вполне хватает Джендри, чтобы распробовать вкус горячего шоколада и сладкой глазури на её губах, и даже слегка тронуть их кончиком языка.

    В следующую секунду он ощутимо отлетает назад, а Арья вскакивает с дивана.

    — Ты! Ты! Да ты!!! — она открывает и закрывает рот, не в силах выразить всё, что она думает о нем. Слишком сумбурно, непонятно и спутано всё там. Девушка силится подобрать подходящие слова, но они теряются в общем хаосе противоречивых мыслей.

    — Арья, прости, я не знаю, что на меня нашло, — сбивчиво объясняется Джендри, пытаясь ухватить её за руку.

    — Отпусти, — кричит она, не замечая предательски заблестевших глаз. Посетители оглядываются на них, недовольные тем, что романтичная атмосфера разрушена. Официантка хмурится и намеревается подойти к ним, чтобы сделать вежливое замечание. — Не семей прикасаться ко мне! Не смей больше так делать! Ты... Ты.... Да ты…! – Арья снова силится найти слова, но слишком многое крутится на языке. Махнув на всё рукой, она стремительно разворачивается и быстро бросается прочь, едва не сбив официантку с ног и оставив взволнованного Джендри позади. Она бежит не разбирая дороги, ноги сами несут её домой: туда, где Якен, где тепло и спокойно. Мутная пелена застилает глаза, огни превращаются в сплошное желтое море, и волчица зло смахивает непрошенные слёзы.

    — Как он посмел? Как он посмел? — сбивчиво шепчет она и злится ещё больше. Зачем? Боги, ну зачем он так сделал? Всё же было так хорошо и привычно. Он был её другом: надежным, верным, своим парнем. Без всякой этой мути с отношениями и чувствами. Все было так просто и понятно, а сейчас всё смешалось, запуталось, стало сложным и противоречивым. Зачем? Ей и так хватает её непонятных отношений с Якеном: они живут под одной крышей, им удобно и очень хорошо вместе, но хоть волчица и призналась себе в том, что влюбилась в мужчину, она до сих пор не могла понять, как сам Якен к ней относится. Он заботится о ней, готов бросить всё ради неё, она единственно значимый человек в его жизни, но любит ли он её, как женщину?


    — Он любит тебя, — тихий голос вырывает Арью из воспоминаний. Джендри внимательно разглядывает её профиль, а в его голосе слышны едва различимые нотки грусти. — А ты любишь его. Всё просто. — Он легко проводит рукой по её волосам, но быстро убирает её, не позволив себе продлить прикосновение. А Арье даже не надо спрашивать, о чем он говорит. Всё и так понятно.

    — Я знаю, что любит, — она закусывает губу. — Но любит ли он меня, как женщину?

    — Любит, — в голосе Джендри нет и доли сомнения. Их взгляды встречаются, и он продолжает внимательно глядеть в её лицо: — Я видел это по его взглядам, по его мимолетным прикосновениям к тебе, по нежной заботе, по тому, с какими чувствами он смотрит на тебя... — Арья внимательно смотрит на него и понимает, что это правда. — И я видел то же в твоих взглядах и действиях. — Джендри опускает лицо, пряча от волчицы грусть в глазах.

    — Зачем тогда ты... — начала она, но тут же закусывает губу. Однако, Джендри всё прекрасно понимает. Молчание длится несколько томительных мгновений, за которые Арья успевает обругать себя тысячу раз. Она хочет сосчитать, сколько раз стукнет её сердце, обычно, это её успокаивает, но почему-то в этот раз она не может уловить свой сердечный ритм.

    – Я люблю тебя. – Тихо признается Джендри всё с той же невыразимой грустью в голосе. Он смотрит на ночной город под ногами, боясь заглянуть в глаза девушки. – Я всегда сдерживал себя, я знал, что я для тебя только друг, видел, как ты относишься к нему. Я был третьим лишним и понимал это, но тогда… тогда я просто не смог сдержать себя. Всё было слишком волшебно и невероятно.

    – Прости, – она смотрит куда-то в сторону, а бешенный стук треклятого сердца готов разорвать грудную клетку. Она терпеть не может всякие любовные мелодрамы, которые обожает её пустоголовая сестрица, но оказавшись в похожей истории, она испытывает целую гамму эмоций: сожаление, вину, грусть, странную, щемящую боль. Всё это тяжелым грузом отдается внутри, заставляет грудную клетку неприятно ныть, испытывая новый, ранее неизвестный вид боли.

    – Тебе не за что просить прощения, – качает головой Джендри. – Ты же не виновата в том, что не испытываешь ответных чувств ко мне.

    – Я не за это прошу прошения, – она оглаживает пальцами шершавый камень. – А за то, что тогда не выслушала тебя. За то, что испугалась, вела себя, как трусиха, позабыв о храбрости и о том, что я всегда должна быть сильной и смелой волчицей.

    – Порой я забываю о том, насколько принципиальными бывают Старки, – усмехается Джендри. – В твоём поведении нет ничего зазорного или трусливого. Да, ты испугалась, всё было так неожиданно, и сбило тебя с толку. Но твоя реакция нормальна. Просто не понимая, как же разобраться во всём, ты абстрагировалась, закрылась, защитила себя... — Он ещё что-то говорит, убеждая её в том, что её вины нет, что всё в порядке, что ей не за что просить прощения, и что даже если бы это было так, он давно уже все простил и обо всем позабыл. Но сколько бы он ни говорил, Арья знает, что она очень виновата перед ним.

    Тогда она буквально ворвалась в квартиру, перепугав Якена, и завалившись в свою комнату, бросилась на кровать. Зарывшись носом в пушистый плед, она попыталась унять бешено бьющееся сердце, успокоить судорожное дыхание и дергающиеся плечи. Якен попытался успокоить её, но получил лишь злой взгляд, колкое слово и был вытолкан волчицей из её комнаты. Запершись, Арья снова бросилась на кровать, оставаясь наедине со своими мыслями...

    Потом Джендри тщетно пытался поговорить с ней. Но она лишь со злостью сбрасывала его вызовы, удаляла СМС-ки не читая, а когда он пытался подловить её на улице отталкивала и кричала на него. В последний раз он приехал прямо к ней домой и снова попытался поговорить. Волчица не пожелала слушать его, вытолкала за дверь, а когда он попробовал достучаться до неё снова, получил сильный удар и обидные слова, после которых, печально понурив голову, отправился прочь. Якен пытался вразумить девушку, вставал на сторону Джендри, уговаривал Арью выслушать его, но был послан куда подальше.

    И лишь утром, смотря новости, Арья с леденящим ужасом узнала, что Джендри разбился на машине ночью. Он ехал на бешенной скорости, чтобы выместить злость и разочарование, и, погруженный в свои эмоции и мысли, совсем не следил за дорогой. Столкновение было неизбежно. Машина, пробив ограждение, вылетела с магистрали и упав с внушительной высоты угодила в тёмные воды Темзы, тут же уйдя на дно. Водителя выловили аквалангисты и он был опознан как, Джендри Баратеон, внебрачный сын известного лондонского предпринимателя Роберта Баратеона.


    — Арья, послушай меня, — Джендри легко трясёт её за плечи, извлекая из омута воспоминаний. — Я люблю тебя и совсем не виню в своей смерти. Можно даже сказать, что я благодарен случаю, за то, что попал сюда. — Эти слова Арья воспринимает с ужасом, но на лице Джендри нет никаких отрицательных эмоций, а только умиротворение и лёгкая улыбка. Но тяжёлый груз вины всё равно давит на неё.

    Она не смогла смириться с этой утратой, она тысячу раз проклинала себя, каждый день просила прощения, не могла спать по ночам, извела себя вконец, но не смогла справиться с тяжёлой, тянущей вниз болью и горем, настигшим её. Джендри был дорог ей, но из-за своей трусости и жестокости она потеряла его. Она всей душой ненавидела себя за это.


    — Прости меня, — просит Арья и слышит, как её голос дрожит, а на глаза наворачиваются слёзы. — Прости, прости, прости. — Как умалишенная шепчет она и слёзы бегут из глаз, стекая по холодным, бледным щекам. — Прости, — из горла вырывается судорожный всхлип, плечи мелко трясутся, а пальцы до крови впиваются в шершавый камень.

    — Шшшш... Тише, тише...— он заключает её в крепкие объятия и успокаивающее поглаживает по спине. — Тихо, тихо моя родная. Я прощаю тебя, и давно уже простил.

    — Прощаешь? — она поднимает на него заплаканные глаза и испытующе заглядывает в его лицо.

    — Ну конечно прощаю, — улыбается он и смахивает слёзы с её щёк кончиками пальцев. От пальцев идёт приятное, согревающее тепло, и проникая в её тело, успокаивает взбудораженную душу, дарит умиротворение, и Арья чувствует, как боль покидает её тело, растворившись прозрачной дымкой в воздухе. — Я прощаю тебя и больше всего желаю, чтобы ты была счастлива. Обещай мне это, Арья Старк. Обещай, что признаешься ему, что сделаешь шаг вперёд, обещай, что приложишь все силы для своего счастья. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Считай это моим последним желанием.

    – Хорошо, – улыбается Арья и впервые за долгое время чувствует, как болезненные раны начинают зарастать, затягиваться, а вина, сдавливающая всё внутри, бесследно испаряется в ночном воздухе. Чувство умиротворения, тепла и щемящего счастья завладевают всем её существом, на губах расцветает улыбка, а весёлые искринки пляшут в глубине глаз. – Я обещаю, что признаюсь ему.

    – Вот и хорошо, – удовлетворённо кивает Джендри, а потом тревожно глядит на черное небо. – Тебе пора, – он хмурится, а потом решительно встаёт.

    – Куда пора? – не понимает Арья, поднимаясь.

    – Пора прощаться, – с грустной улыбкой говорит он и прежде чем Арья успевает задать новый вопрос, Джендри заключает её в объятия. – Я буду скучать по тебе, Арья Старк. – Шепчет он ей на ухо. – Я не хочу отпускать тебя, но тебе пора возвращаться. Пора возвращаться к жизни, к своему дому, к нему… Да, черт побери, вы уже давно должны быть вместе! Должны послать все сомнения, робость и предрассудки к черту, и найти силы быть счастливыми! Должны… - Он крепче сжимает её в объятиях и вдыхает запах шоколадных волос и аромат корицы, исходящий от неё. Они стоят прямо так: обнявшись на краю крыши высотного здания, одни среди россыпи звезд… Где-то вдалеке сверкает молния, доносится запах озона и свежести, пролетает несколько мгновений… и Джендри, напоследок стиснув покрепче, выпускает Арью из своих объятий.

    – Прощай Арья Старк, – с грустью в глазах говорит он и в следующую секунду резко толкает её с края крыши... Девушка летит в чёрную пропасть, горло раздирает крик ужаса, а сердце оживает и начинает тяжело биться внутри, разрывая грудную клетку острой болью. Удар. Темнота. Боль. Снова темнота, которой кажется, нет конца… Неожиданно ярко вспыхнувший свет…
     
    World_Viktory, Лилия и gurvik нравится это.
  2. Глава 2. Признание.
    Арья щурится от яркого света, ударившего в глаза.

    – Сердечный ритм восстановлен, операция проведена успешно, – доносится до девушки откуда-то издалека, словно из другого измерения. Сквозь мутную пелену перед глазами она видит свет операционной лампы, склонённые над ней головы врачей в масках и куски потолка, проглядывающие в просветах над головами. Она чувствует невероятную слабость во всем теле, которое словно окаменело, придавило её к операционному столу и категорически отказалось повиноваться ей. Осторожно скосив взгляд, девушка видит, как многочисленные провода тянутся к различным прибором, а на слабо мерцающем экране отражается её сердечный ритм. Некоторые провода тянутся и к её телу, на котором неприятной коркой застыла засохшая кровь. Столь долгий взгляд отнимает у неё все силы, и Арья снова падает в уютную темноту.

    Просыпается девушка уже тогда, когда за окном занимается рассвет. Слабость из тела никуда не ушла, но уже заметно поутихла. Во рту так пересохло, словно там образовалась пустыня Сахара. Арья шевелит рукой, но это движение причиняет ей боль, и девушка, стиснув зубы, тихо стонет. Боги, неужели может быть так больно от одного лишь движения?

    Арья хочет снова забыться, но невыносимая сухость во рту не даёт этого сделать. Она пытается лечь поудобнее, но любое движение отзывается слишком сильной болью. Внезапно возле неё возвышается чья-то фигура, едва различимая через пелену мутных слёз.

    – Пииить, – тихо хрипит Арья, а жуткий, сипящий голос словно и не её. Её губ касается край ложки, Арья жадно заглатывает спасительную влагу, но ложка тут же убирается от её рта. Внутри снова сухо, как будто полученная вода быстро испарилась, так и не коснувшись языка. – Ещё, – умоляюще шепчет она. Этого слишком мало, а эту сухость во рту невыносимо терпеть. Воды. Ещё воды. Хотя бы глоток.

    Фигура отрицательно качает головой.

    – Девушке нельзя пить так много, она слишком слаба, - из-за мутной пелены доносится чарующий, родной и очень любимый голос. Арья промаргивается, влага стекает с глаз, и фигура приобретает четкие очертания. Перед ней, заботливо склонившись, стоит Якен Хгар. Темные глубокие тени залегли под глазами, сами же глаза опухли и покраснели так, словно бы он не спал несколько дней. Лицо приобрело страшную бледность, а губы обсохли и потрескались. Но всё это было не важно. Он был здесь, и от этого на душе возникало теплое, щемящее чувство.

    – Я хочу пить, – новый, ужасный хрип вырывается из её горла, а Арья морщится от того, что и говорить слишком больно.

    Мужчина отрицательно мотает головой.

    – Девочке нельзя пить. Пусть девочка потерпит, – от этих слов Арья хочет плакать. Как? Как можно терпеть эту сухость, когда все желания и мысли только об одном глотке вожделенной воды. Неужели так трудно? Однако она преодолевает обиду и лишь жалобно скулит, как потерянный щенок.

    Якен осторожно садится на краешек её кровати и успокаивающе гладит её по лицу. Прикосновение пальцев дарит приятную негу, и Арья слегка прикрывает глаза. Губ касается что-то влажное, яркая молния мелькает под веками, а Арья сквозь мутное, уплывающее сознание не может поверить, что Якен целует её. Прикосновение настолько невероятно, настолько приятно для неё, а девушка лишь надеется, что это не бред уплывающего сознания. Она слегка приоткрывает глаза, чтобы запечатлеть этот момент и расстроено стонет. Губ касается чистая, промоченная в воде тряпка.

    – Девочке нельзя пить, но Человек позаботился о том, чтобы ей не было так больно, – Якен рассеяно улыбается, и улыбка выходит какой-то нервной, бледной и очень жалкой. Кажется, он вымотан не менее неё и держится из последних сил только для того, чтобы помочь, уменьшить боль, согреть. Тряпочка опускается в емкость с водой, а Якен несильно сжимает её руку чтобы поддержать, дать почувствовать, что он рядом. Прикосновение слишком слабое и делается, кажется, из последних сил.

    «Он такой…» – восторженная мысль проносится в голове, в сердце разливается приятное тепло, губы дергаются в слабой, кривой улыбке. Арья морщится. Даже думать было больно.

    – Человек чуть не сошел с ума, когда узнал, что девочка попала в реанимацию, – тихо шепчет Якен, крепче сжимая её руку. Глаза его увлажняются, и он прикрывает их, пытаясь справится со слезами. – Человеку было бы невероятно больно потерять Арью Старк. Человек понял… – тут он странно вздрогнул и закусил нижнюю губу так, что она побелела.

    – Я люблю тебя… – слабо шепчет Арья, делая первый шаг. Сейчас важно лишь это признание, лишь этот шаг, который необходимо сделать. Она пообещала Джендри, и она сдержала слово. От этого признания становится легко-легко. Оно давно должно было сорваться с её губ и сейчас, поняв, что она наконец выразила свои чувства, Арья ощущает, как что-то тяжелое, давящее отпускает её, и она легко взмывает в небо, словно искринка от костра. Сознание отпускает Арью, и девушка проваливается в темноту.
    ***
    Придя в себя, девушка не сразу понимает, где находится. Просторная и светлая палата с бежевыми стенами не является её комнатой в квартире, которую она делит с Якеном. Осторожно осмотревшись и постаравшись вспомнить последние события, она понимает, что лежит в больничной палате. Солнечный цвет полосками проникает в комнату, падает красивыми квадратами на пол и стены. Пахнет медикаментами, нагретым воздухом и сладким ароматом её любимых лилий, которые стоят на тумбочке возле кровати. Повернув голову, Арья видит, что на диване, в дальнем конце комнаты спит Якен. Диван этот слишком короток и мал, и поэтому бедному мужчине приходится согнуться в три погибели, чтобы хоть как-то уместиться. Он выглядит все таким же измотанным и уставшим, темные круги проступают под глазами, только бледность лица немного сошла. Мужчина спит подложив одну руку под щеку и слегка посапывая. Арья улыбается.

    В палату тихо заходит медсестра. Увидев спящего Якена, она на цыпочках подходит к Арье.

    — Вам назначено, — шепчет она, взглядом указывая на поднос у себя в руках, где лежат шприц и лекарства. Арья кивает. Сестра набирает какую-то жидкость и быстро делает укол. — Вы ещё лучше немного поспите, а к вечеру я принесу Вам поесть, — улыбается медсестра, а потом смотрит на Якена и немного хмурится.

    – Как он? – интересуется Арья, с беспокойством поглядывая на мужчину.

    – Ничего, – пожимает плечами медсестра. Арья бросает короткий взгляд на бейджик девушки, приколотый к нагрудному карману. «Бродяжка» - витиеватыми буквами выведено на нём. Странное имя. – Только он очень истощён. Физически и морально, – продолжает медсестра. – И он всё не мог уснуть, пока я насильно не вколола ему дозу снотворного. Иначе бы он свалился без сил.

    – Он что, не спал всё это время? – тревога явственно проступает в голосе Арьи.

    – Не спал, это ещё слабо сказано, – морщится Бродяжка. – Едва он только узнал от нашей медсестры, что вы попали в реанимацию, он тут же примчался в больницу чуть ли не на крыльях. Ему потом выписали несколько штрафов за нарушение привил дорожного движения и превышение скорости. Приехав, он едва не задушил нашего врача, который попробовал его остановить перед реанимационной. Только силами нескольких охранников и убеждениями главного врача его кое-как заставили ждать, пока Ваше состояние не стабилизируется. Он не спал всю ночь, пока шла операция, измотал всех врачей, достал медсестёр, шатался страшным призраком по коридору, пугал больных. Когда к Вам можно было пройти, он едва не вынес дверь реанимационной, а потом сидел возле Вас целые сутки, не отпуская вашей руки из своей. Он взял на себя все обязанности медсестры, которая должна была приглядывать за вами после операции. Сидел, пока вы не очнулись и потом, и до тех пор, пока Вас не увезли в палату не сомкнул глаз. Я насилу вколола ему снотворное, иначе он бы просто потерял сознание от истощения и нервного срыва. Сейчас он спит, но думаю, к вечеру как раз проснётся.

    – Спасибо, - благодарит Арья. – Что не дали ему загнутся.

    – Это моя обязанность, – улыбается Бродяжка. – Вам очень повезло с вашим женихом. Не часто встретишь такую любовь. Вы бы видели, как он на вас смотрел, как прикасался к Вам... Честно, даже немного завидую.

    – Повезло с женихом? – Арья удивленно кашляет.

    – Да, с женихом, – кивает Бродяжка, а потом хмурится. – Во всяком случае, он так представился нам. Он в реанимационной-то сидел только на правах жениха. Иначе бы его и просто не пустили к Вам, не смотря на все угрозы, протесты и требования.

    – Понятно, – грустная улыбка проступает на губах Арьи. Конечно, Якен понимал, что если он представится её соседом по квартире, вряд ли его пустят к ней. Вот и пришлось придумывать про жениха. Хотя всё это рвение его и его чувства и взгляды, и прикосновения, которые заметили Джендри и Бродяжка, давали призрачную надежду на что-то в будущем.

    – Ну, я пойду, а Вы спите, – говорит Бродяжка, явно не понимая, что происходит с пациенткой. Арья быстро кивает и отворачивается к стенке. Через несколько минут сон уволакивает её в свои мягкие объятия.
    ***
    Нежные прикосновения пальцев к её лицу выпутывают Арью из объятий сна. Девушка решает не открывать глаза, чтобы подольше насладится этими ощущениями, которые словно из чудесного сна. Однако поглаживания продолжаются длительное время, и Арья понимает, что это не сон. Осторожно приоткрыв глаза, девушка сквозь мутные очертания узнает нависшего над ней Якена.

    "Пусть тогда продолжает", — расслаблено думает она и вновь прикрывает глаза.

    — Девочка может не делать вид, что она спит, — слышится тихий, слегка насмешливый голос. Арья с досадой морщится и понимая, что притворятся больше нет смысла, открывает глаза.

    На краю её постели сидит Якен крепко, но нежно сжимая её руку в своей. Арья слегка улыбается ему, чувствуя, наконец, что боль утихла, а силы постепенно возвращаются к ней.

    — Девочка невероятно сильно напугала Человека, — Якен сильнее сжимает её руку. — Человек не мог и помыслить, что славная девочка может оставить его. Человеку было бы больно потерять милую девочку. Человек понял... — тут он делает паузу, собираясь с мыслями. Арья выжидательно смотрит на него.

    "Ну давай же, нужно только признаться, — проносится отчаянная мысль в голове. — Только признаться в тех чувствах, которые испытываешь".

    — Человек понял, что очень дорожит девочкой, — продолжает Якен, взволнованно теребя край её подушки. — Человек понял, что славная девочка слишком значимая и необходимая часть его жизни, — он замолкает и смотрит куда-то сквозь неё. Признания так и не прозвучало.

    "Трус, — опустив голову, с разочарованием и болью думает Арья. — Какой же ты трус".

    — А что со мной произошло? — вместо этого спрашивает девушка. — Почему я оказалась здесь?

    — А девочка не помнит? — тревожно осведомляется мужчина. Арья прищуривается, припоминая, и неожиданно картина встаёт перед глазами.

    Ночь. Кромешная тьма вокруг, разгоняемая лишь светом фар. Влажный воздух. Мокрый асфальт. Сумасшедшая скорость автомобиля, несущегося словно в пропасть. Порыв холодного воздуха, взметнувший локон волос. Свист ветра, закладывающий уши. Резко вспыхнувший свет впереди. Удар... Тьма. Полёт в невесомости. Встреча с Джендри. Падение вниз. Резко застучавшее сердце. Боль. Реанимация. И расплывчатая фигура Якена сквозь мутную пелену. Признание.

    Её признание в этой чертовой любви, на которое он даже не смог ответить. Видимо, и Джендри и Бродяжка ошибались, когда утверждали, что Якен её любит.

    «Дура, - с досадой ругает себя Арья. – Какая же ты дура! Ничуть не лучше Сансы, над розовыми мечтами которой ты смеялась. А теперь сама оказалась глупышкой, поверившей в любовь, которой не существует!»

    – Девочка попала в страшную аварию вместе с её кузеном, – продолжает после некоторого молчания Якен, прервая мысли Арьи.

    – Джон? – девушка тут же взволнованно дергается на постели и сжимает пальцы на одеяле. – Скажи, что с ним. С ним всё в порядке? – она странно дрожит и вместе с тем пристально вцепляется взглядом в лицо Якена.

    – С кузеном девочки всё в порядке, – успокаивает её мужчина, погладив по плечу. – Он пострадал гораздо меньше и сейчас прекрасно себя чувствует. Девочку же доставили в больницу в очень тяжелом состоянии. Девочка едва не умерла на операционном столе – была остановка сердца, и только последняя минута смогла спасти девочку от смерти. Когда человек узнал… – тут он до боли сжимает её пальцы, отчего Арья сильно морщится. Якен молчит. Видимо, чувства слишком тяжелы, чтобы их выразить. – Девочка была в одном шаге от гибели. Человек бы не смирился с её потерей, – Якен касается её лба, проводит рукой по волосам, гладит щеки, легко очерчивает пальцами губы. Арья слегка приоткрывает их, но мужчина тут же убирает пальцы. Арья заглядывает в его глаза. Они единственные, кто не умеют лгать. Но там она видит лишь страх, отчаяние, переживания, заботу, тепло и… какое-то ещё одно чувство, которое девушка боится идентифицировать. Она не хочет обманывать себя, видя желаемое, вместо действительного. Она удивляется всем чувствам, которые отражаются в его глазах. Якен всегда сдержан и редко проявляет свои эмоции. А тут такие чувства, такие прикосновения, такие взгляды…

    «Во всяком случае он ценит меня, – смиряется девушка. – От этого уже можно оттолкнуться. Пусть хоть сейчас он не любит меня, но я сделаю всё, чтобы он был только моим».

    Арья не понимает своих чувств. Она всегда хотела быть сильной волчицей, свободной от всех жизненных стереотипов. Девушка не могла и помыслить, что когда-нибудь полюбит кого-то. Эта мысль априори была глупой. Как-то отец прописал ей её жизненный сценарий: с любящим супругом, детьми, большим домом… Но она тогда думала, что это не для неё. Она шла против всех законов, правил и норм. Она была выше этого. Она хотела прожить свою жизнь так, как желала сама. Избавиться от всех навязанных моделей поведения, быть собой, стать другой, не такой, как её глупая сестра и многие девочки, головёнки которых были забиты платьями и мальчиками.

    Она всегда знала, что её ждёт другая судьба. Судьба сильной, независимой, отважной, самостоятельной и гордой волчицы. Она поставила своеобразный запрет на чувства и любовь, которые сделали бы её слабой. Арья позволяла себе любить лишь самых близких: отца, братьев, мать и сестру. Любая другая любовь сделала бы её уязвимой. Но как ни старалась она, как не пыталась абстрагироваться от всех чувств, быть выше этого, видимо природа взяла своё, решив всё за волчицу. Природа была сильнее её, Арья не могла больше противится ей, и когда она приняла её, приняла свои чувства к другому мужчине, этот мужчина даже не смог сказать ей о своих. И видимо…

    – Девушка кое-что сказала тогда, в реанимации, – внезапно напоминает Якен, отвлекая Арью от её эмоциональных переживаний и копания в себе. Всё это время он молчал, глядя в окно, но сейчас решил затронуть важную тему.

    – Что я сказала? – осведомляется Арья. Она прекрасно помнит, но сейчас она даёт ему шанс на проявление смелости. Шанс на его шаг навстречу.

    – Девочка сказала, что она любит Человека, – смело заявляет Якен, решительно глядя в её глаза.

    – Да, – она и не отказывается от своих слов. – Я люблю тебя, – Арья бросает вызов, воинственно вздернув подбородок. – Давно уже. Ты можешь относится к этому, как угодно. Можешь поступать, как угодно. Мне всё равно. Я приму любое отношение, ведь я знаю, что нельзя человека заставить испытывать какие-то чувства к другому. И хоть я знаю, что ты не любишь меня в ответ, я всё равно буду… – внезапно её губы накрывают рот Якена, и тирада прерывается на выдохе, где-то между их губами. Мужчина жадно, с порывом высвободившейся страсти, целует её губы, между тем, следя за собой, чтобы не навредить Арье. Не надавить слишком сильно, не разрушить ещё хрупкое состояние. Девушка удивленно охает, однако, сразу же отвечает на его поцелуй и приглашающе приоткрывает рот. Однако Якен не желает резко переходить границы и только слегка облизывает её внутреннюю губу кончиком языка. Он порывается отстраниться, но Арья тут же притягивает его обратно, вплетя пальцы в его волосы и уже целует сама. Так, как и положено целовать волчицам. Мужчина тут же отвечает на её призыв, и Арья стонет от того удовольствия, которое дарит ей этот поцелуй и его настойчивые губы. Все ощущения отзываются звёздочками под веками, взволнованными ударами сердца и сладким томлением внизу живота. Они одновременно отрываются друг от друга, тяжело дыша, но потом снова тянутся навстречу, стараясь выразить все те чувства, которые копились и утаивались в глубине их душ и сейчас вырвались наружу в этих жадных, неудержимых, поглощающих поцелуях.

    Острые ощущения проходят по позвоночнику приятными электрическими зарядами, и Якен тихо стонет от крышесносных поцелуев, которые отключают разум, оставляя оголенными чувства и до предела накаленными эмоции. Его стон пробегает приятной волной по телу Арьи, отзывается в кончиках пальцев и заставляет жар внизу живота распалятся ещё сильнее. Дыхание окончательно сбивается: они едва успевают перехватить куски кислорода, между необходимыми поцелуями, и надо бы остановится, но сил оторваться друг от друга нет. Губы Якена творят что-то невообрвзимое, Арья закрывает глаза и ощущает, что она словно летит в какой-то невесомости среди звёзд и зарождающихся галактик. Сердце срывается в сумасшедший ритм, где-то на переферии сознания слышится надрывный писк приборов, но они совсем не обращают на это внимания. Якен жадными поцелуями спускается по её шее, трогает кончиком языка выпирающую ключицу, прокладывает влажную дорожку до уха, прихватывает губами её мочку, слегка прикусывая, а потом зализывая укус. Арья не сдерживает сладких стонов, вцепляется пальцами в его волосы, откидывает голову, давая больше простора...

    — Ещё, — хрипло шепчет она сквозь срывающееся дыхание и бешенный стук сердца.

    — Кхм, кхм, — раздаётся чье-то смущенное кашляние. Якен и Арья тут же испуганно отрываются друг от друга. На пороге стоит Бродяжка, которая еле сдерживает улыбку, стараясь выглядеть серьёзной и даже сердитой. — Так, это что такое? — возмущается она, подойдя к кровати Арьи. — У пациентки только-только состояние стабилизировалось, а вы тут её волнуете. Сердце ещё не окрепло, а вы ему такие стрессы сразу! Айяяй, и не стыдно? — тут до Арьи доходит, что вот уже полминуты надрывно пищат приборы, показывая учащенный сердечный ритм.

    — Простите, — раскаивается Якен. — Человек не сдержался.

    Медсестра закусывает губу, сдерживая рвущийся наружу смех. Арья откидывается на подушку, вытягивая руку. Бродяжка быстро делает нужный укол и кладёт какие-то таблетки на столик, возле кровати Арьи.

    — Это выпить строго после ужина, — наказывает она серьёзным тоном. — А вы, молодой человек, отправляйтесь домой. С вашей подругой всё хорошо, завтра навестите её.

    — Человек хочет остаться, — спокойным тоном возражает Якен. — Доктор говорил, что за девочкой нужно приглядывать некоторое время. Человек займется этим.

    — Знаю я, как вы за ней приглядываете, — усмехается Бродяжка. — У нас есть квалифицированные медсестры. Ваша подруга не пропадет.

    — Нет, — упрямо заявляет мужчина. — Человек хочет сам приглядеть за своей девочкой.

    — Пожалуйста, — просит Арья, видя, что медсестра не сдается. — Я знаю, что он хорошо обо мне позаботится.

    — Хорошо, — уступает Бродяжка под умоляющим взглядом Арьи. — Но никаких волнений больше! Если нарушите режим, сразу выгоню вашего мужчину на улицу. И пусть тогда приходит только в часы приема!

    — Ладно, — тут же соглашается Арья. — Мы больше ничего не будем нарушать. -
    Бродяжка кивает, а потом покидает палату, оставляя Арью и Якена наедине. Смущенная тишина повисает между ними.

    — Приляг, пожалуйста, рядом, — говорит девушка, отодвигаясь на край кровати.

    — А Человек разве не нарушит режим? — хитро осведомляется Якен. — А то девочке уже хватило волнений.

    — Плевать, — морщится Арья. — Я хочу, чтобы ты лег рядом. Кровать достаточно широкая для нас двоих. И я не собираюсь волноваться, если конечно ты не собираешься домогаться меня.

    Якен коротко хмыкает, но покорно ложится рядом со своей волчицей, слегка приобнимая её за плечи. Арья тут же кладет голову ему на грудь и прижимается теснее. Она чувствует, как его тепло постепенно проникает в каждую клеточку, даря спокойствие и умиротворение. Пальцы мужчины тут же вплетаются в её волосы и слегка поглаживают кожу головы. Арья млеет от этих прикосновений и чуть ли не мурчит от удовольствия. Её ухо прижато к его груди, и она с непонятным волнением зачарованно слушает, как бьется его сердце. Тепло мужчины расслабляет, его рука в волосах дарит приятные ощущения, а уж все эти эмоции, которые она сегодня испытала... Девушка чувствует, как от всего этого её клонит в сон. Но она ещё справляется с его завлекающими объятиями. Сперва нужно сделать кое-что важное. Расставить всё по местам и развеять все сомнения.

    — Якен, — тихо зовет она. Мужчина внимательно на неё смотрит. — Якен, всё, что произошло сейчас и до этого... когда ты так переживал за меня, когда испытал все эти чувства, о которых говорил. Всё это означает... — она мешкает боясь продолжить. Боясь, что она поняла всё неправильно.

    — Это означает, что Человек любит славную девочку, — заканчивает за неё Якен, смотря на Арью с невыразимой нежностью в глазах.

    — Любишь? — с хриплым вздохом переспрашивает она. Девушка не может поверить, всё настолько невероятно, что больше похоже на сон или на её мечту. Сердце убыстряет свой ритм и Арья старается унять его, помня о предупреждении медсестры.

    — А разве Человек не доказал это своими поцелуями и действиями до них? — с лёгкой улыбкой осведомляется Якен.

    — Доказал, но я не могу поверить, что... — Арья закусывает губу, не решаясь высказать своих сомнений.

    — Человек любит девочку, — повторяет Якен, заглядывая Арье в глаза. Сомнения сразу испаряются, не оставив и следа. Теперь есть только уверенность, их взаимные чувства и её мужчина, что рядом. — Какое-то щемящее чувство, очень похожее на счастье разливается в сердце Арьи. Она подаётся вперёд и касается губ Якена, стараясь выразить эти чувства в своем поцелуе. Мужчина обхватывает её шею, притягивая ближе, отвечает на поцелуй, легко перехватывая инициативу... Однако через несколько мгновений он отрывается от губ Арьи.

    — Я хочу ещё! — требует волчица и снова подаётся вперёд, но Якен мягко отстраняется.

    — Жадная девочка, — улыбаясь, он гладит её волосы. — У девочки и Человека ещё всё будет. Обязательно и много. Но сейчас девочке нужно отдохнуть и нельзя волноваться. Человек беспокоится за её сердце. Человек любит свою девочку.

    Арья отстраняется, понимая, что он прав. Устроив голову на груди мужчины, она задумчиво теребит пуговицы его рубашки. Внезапный смешок вырывается из уст девушки.

    — Что такое? — не понимает Якен, с удивлением глядя на девушку.

    — Якен, ты не подражаем, — улыбается она и закусывает губу, чтобы снова не засмеяться. Мужчина хмурится. Теперь он совсем не понимает.

    — Что так насмешило милую девочку? — осведомляется он, желая разобраться.

    — Ты ведь даже не можешь сказать банальное "Я тебя люблю". Все только в третьем лице, — поясняет Арья. — Это же не одна девушка не вынесет. Только такая же долбанутая и влюбленная на всю голову, как я.

    — А Человеку и не нужно, чтобы это выносила какая-то девушка, — мужчина гладит её по щеке. — Только его Арья Старк.

    Арья закусывает губу и прячет своё смущение, уткнувшись ему куда-то в плечо. Благие боги, ну почему эти глупые чувства одержали над ней верх? Впрочем, она быстро успокаивает трепещущееся сердце и, крепче обняв своего мужчину, медленно засыпает, утомленная, испереживавшаяся, но счастливая. Она уже практически погружается в царство Морфея, когда сквозь уплывающее сознание чувствует, как Якен целует её в макушку, и слышит желанные слова:

    — Я люблю тебя, Арья Старк.
     
    World_Viktory, Лилия, berta и ещё 1-му нравится это.
  3. Берен

    Берен Лорд

    Ну что сказать? Лучше бы у Вас был интернет....
     
  4. Даже не знаю, как реагировать на такое. Обидно. Сразу хочется удалить
     
    Берен нравится это.
  5. newflower

    newflower Межевой рыцарь

    Берен, держите себя в руках.
     
    World_Viktory, Берен и Лилия нравится это.
  6. Syringa

    Syringa Знаменосец

    Это называется Modern-AU(современность.)
     
  7. Берен

    Берен Лорд

    2Повелительница драконов!
    Признаю и каюсь, был не прав. Извините.
     
  8. World_Viktory

    World_Viktory Удалившийся

    А по моему, неплохо. У Вас есть потенциал)
    Только, на мой взгляд, слишком ванильно, но это такой жанр, ничего не поделаешь.
     
  9. Да ладно) Я сама повела себя слишком бурно)
    --- Склейка сообщений, 1 ноя 2015 ---
    Спасибо, сейчас подправлю)
    --- Склейка сообщений, 1 ноя 2015 ---
    Спасибо) Рада слышать) Да, знаю, ванильно, и меня саму это не очень устраивает, но и перечеркнуть я не смогла. Так что решила оставить как есть.
     
    World_Viktory нравится это.
  10. World_Viktory

    World_Viktory Удалившийся

    И не надо ;)
    У Вас обязательно найдутся свои читатели.
     
    Последнее редактирование: 14 янв 2016