1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Слэш Фанфик: Последний поцелуй

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Lelianna, 25 окт 2015.

  1. Lelianna

    Lelianna Межевой рыцарь

    Название: Последний поцелуй
    Автор: Lelianna
    Бета: Frau Lolka net-i-ne-budet , wakeupimlondon
    Размер: мини, 2693 слова
    Пейринг/Персонажи: Рамси Болтон/Теон Грейджой
    Категория: слэш
    Жанр: драма, даркфик, постканон
    Рейтинг: NC-17
    Краткое содержание:
    Теон Грейджой, спасшийся в суматохе Снежной битвы, находит на поле боя Рамси Болтона, который просит исполнить его последнее желание.
    Предупреждение: смерть персонажа
    Примечание: Фанфик был написан на ФБ 2015 (команда ASOIAF 2015)
    Дисклеймер: все принадлежит Дж. Мартину, каналу НВО

    Теон полз по плотному снегу, смерзшемуся от черной крови. Единственный путь к Волчьему лесу, где он хотел укрыться, лежал через поле битвы. Справа на холмах виднелись отблески костров: там собрались уцелевшие солдаты из войска Станниса Баратеона. Слева горели факелы на внешней стене Винтерфелла. Обе армии, схлестнувшиеся перед замком в рукопашной, отступили на прежние позиции, унеся или добив большую часть своих раненых. Скорее всего, в настоящий момент и Станнис Баратеон, и Русе Болтон подсчитывали потери и обдумывали дальнейшую стратегию.

    Во время сражения Теон прятался под разбитой обозной телегой, притворяясь мертвым. Лишь с наступлением темноты, когда затихли последние крики умирающих, он решил, что кроме него и воронья на поле больше не осталось живых душ.

    Осторожно выбравшись из-под телеги, он начал медленно ползти к кромке Волчьего леса.

    Лохмотья, в которые кутался Теон, совсем не грели посиневшее от холода тело, он почти не чувствовал ступней и боялся, что отморозил оставшиеся на ногах пальцы. Он позаимствовал плотный кожаный плащ, подбитый мехом, а также теплые сапоги у рыцаря, который упал в самом начале битвы прямо у телеги, получив смертельный удар копья. Сапоги оказались не по размеру, и Теон, срезав ткань со штанов трупа, плотно обмотал ступни. Чуть дальше он наткнулся на молодого оруженосца и снял с него дублет с вышитым горящим сердцем. Юнцу проломили голову булавой, поэтому дублет был в целости, и лишь немного запачкан кровью.

    Воровство у мертвецов нисколько не смущало Теона. Хотя мародерство во все времена считалось ужасным преступлением перед Богами и людьми, Теону было все равно. Единственное, что заботило его сейчас, — добраться незамеченным до леса. Если ему повезет, он найдет там лошадь, потерявшую в бою седока.

    Теон с трудом пробирался среди мертвых тел, время от времени спугивая слетевшихся на пир воронов. Он вжимался в снег, который начинал таять под его дыханием, и ждал, когда стихнет карканье птиц. В нос бил запах крови и испражнений. Теон с трудом двигал руками — спину от шеи до лопаток жгло огнем, и плохо сгибались пальцы. Однако причиной этому был отнюдь не холод. Провисев столько времени в цепях на стене башни Станниса Баратеона, Теон думал, что вывихнул плечи, но ему повезло — и суставы, и руки остались целы, однако каждое движение отдавалось болью.

    Он задумался об оружии и подобрал валяющийся на снегу фальшион, но слабые руки почти не слушались его, и Теон понял, что вряд ли удержит даже короткий меч в трясущихся ладонях с недостающими пальцами. Ему пришлось обшарить несколько мертвых тел, прежде чем он обнаружил на боку у одного дредфортца ножны с небольшим кинжалом. Не сумев снять перевязь, Теон вытащил кинжал из ножен и зажал его остатками зубов.

    Ночь милосердно скрыла трупы и разбросанные по снегу части тел — в серебристом свете луны они казались всего лишь темными бесформенными холмиками. Теон старался огибать эти страшные препятствия, особенно после того как, выбросив вперед руку, оперся обо что-то круглое, и пальцы провалилась в раззявленную щель мертвого рта. Теон с криком отдернул ладонь — зубы мертвеца оцарапали его до крови, — и отрубленная голова без шлема покатилась в сторону.

    Теон не имел ни малейшего представления, что ему делать дальше. Конечная цель — Волчий лес — становилась все ближе, и, даже если бы удалось найти там коня с поклажей, Теон не знал, куда направиться потом. В глубине души он понимал, что, скорее всего, замерзнет в лесу, но старательно гнал прочь мысли о возможной гибели. В подземелье Дредфорта, в разрушенном Винтерфелле, в плену у Станниса Баратеона он отчаянно мечтал о быстрой кончине, но именно сейчас, когда он мог сам выбрать собственную смерть — перерезать горло кинжалом или просто замерзнуть на этом страшном поле, Теон как никогда хотел выжить.

    Он миновал почти половину пути и уже мог разобрать черные стволы деревьев вдали. В лесу, возможно, скрывались дозорные Баратеона или разведчики Болтона, но Теон надеялся, что его не заметят. Обогнув занесенный снегом валун, он наткнулся на рыцаря с разрубленным лицом, который лежал, широко раскинув руки в латных перчатках. На его шее сидел огромный ворон и ковырял клювом в черных глазницах. Птица почуяла движение и, повернув голову, сверкнула желтым глазом на Теона. Страшный клюв в темных потеках распахнулся с хриплым карканьем, и ему завторили другие вороны — так громко, что, казалось, их крики сейчас достигнут лагеря Баратеона и стен Винтерфелла.

    Теон вжался в твердый снег и невнятно зашипел сквозь зажатый во рту кинжал:
    — Тише! Тише! Ради всех Богов, тише! Умоляю!

    — Умоляю! Умоляю! — выкрикнул ворон, сидящий на шее мертвеца.

    Теон закрыл руками голову. Ворон успокоился и вернулся к прежнему занятию. В наступившей тишине вдруг прозвучал негромкий отчетливый голос.

    — Вонючка… Боги все-таки привели тебя ко мне.

    Кинжал со стуком выпал из раскрывшегося рта. Теон затрясся, ощутив, как ледяная рука сдавливает его замершее сердце. Он зажмурился так, что перед глазами поплыли черно-желтые круги и забормотал про себя, не двигая губами:

    «Вонючка, Вонючка, трусливая сучка. Милорд не может быть здесь. Он в Винтерфелле. Рамси не может быть здесь. Милорд в Винтерфелле…»

    — Вонючка! — спокойно позвал Рамси, и Теон, обмирая, повернул голову.

    Он мгновенно перестал чувствовать холод, боль в плечах исчезла — ужас сковал все его тело.

    Рамси Болтон здесь! Милорд здесь… Он пришел за тобой!

    Справа растянулись два мертвеца, один на другом, словно в любовном объятии. Рядом с ними лежал издохший конь с оскаленной мордой, и Рамси Болтон сидел, прислонившись к его крупу. Он кутался в меховой плащ, пристально глядя на застывшего Теона. В свете луны его прозрачные глаза казались мертвыми бельмами.

    Горло Теона сжалось, он с тяжелым сипением втянул воздух и прошептал:
    — М-м-милорд…

    Он убьет тебя... Сейчас милорд схватит тебя и вырежет глаза! А потом сдерет кожу целиком, как обещал когда-то…

    Рамси Болтон продолжал молча смотреть на него. Лицо, обрамленное смерзшимися сосульками черных волос, было бесстрастным.

    Он в десяти футах от тебя. И не двигается. Скорее всего, он ранен…

    Теон был бы рад прислушаться к голосу рассудка, но сейчас, когда Рамси Болтон смотрел на него в упор, он мог привычно думать лишь об одном: помнить свое место и стараться не вызвать гнев милорда ни словом, ни жестом, ни взглядом.

    На Рамси не было следов крови.

    Вонючка-вонючка, дерьмовая кучка… беги от него! Встань на четвереньки, поднимись на ноги и беги!… Я не могу! Он смотрит на меня! Вонючка не смеет уйти, пока милорд не позволит…

    — Это воля Богов, Вонючка, — наконец разжал губы Рамси. — Ты убежал от меня. И снова вернулся.

    — Милорд, я не сбежал, меня заставили эти прачки… они на самом деле не прачки и…

    — Ты сбежал, не отрицай этого, — Рамси медленно выпростал руку из-под плаща. — Подойди ближе, Вонючка.

    Тело немедленно исполнило приказ, и Теон опомнился, лишь когда пальцы Рамси сомкнулись на его запястье. Он стоял на четвереньках в двух футах от милорда, и его мутило от страха.

    Сейчас… милорд сделает это сейчас…

    Сильная рука в кожаной перчатке держала его, словно цепь, и Теон заскулил, втянув голову в плечи.

    Он ранен… будь это не так, он был бы в Винтерфелле вместе с остальными… Отдерни руку он не сможет удержать тебя! Ты убежишь, ты сумеешь убежать от него! Вонючка-вонючка, жалкая трясучка… Нет, я должен быть осторожным. Надо быть очень осторожным! Милорд проверяет меня. Это одна из его обычных игр, он испытывает меня, как прежде…

    Теон опустился на колени, расслабив руку, в которую вцепились пальцы Рамси.

    — Скажи мне, Вонючка, — произнес Рамси, заглядывая Теону в глаза, и тот мгновенно опустил взгляд. — Куда ты хотел убежать? На свои сраные острова? До них тысячи лиг. Ты бы сдох в пути, добираясь до них. Но даже если бы добрался… скажи мне, железяне встретили бы своего принца с почестями? Надели бы на тебя корону? Посадили на трон? Ответь мне, Вонючка!

    Рамси встряхнул его руку, и боль пронзила растянутое плечо.

    — Нет, милорд, — тихо выговорил Теон, не поднимая глаз. — Скорее всего, они бы казнили меня.

    — Конечно, Вонючка! Ведь ты погубил всех, кто рискнул отправиться с тобой на штурм Винтерфелла. К тому же слухи расходятся быстро и железяне уже знают, кто именно выманил гарнизон из Рва Кейлин. И что случилось потом!

    Перед глазами Теона возникли столбы с привязанными красными телами, которые уже не были похожи на людей. Он точно помнил их число. Шестьдесят три. У одного не доставало половины руки, а у кого-то торчал во рту так и не раскрытый пергаментный свиток с розовой печатью.

    Рамси, внимательно следивший за его лицом, довольно осклабился.

    — Да, Вонючка, они казнили бы тебя. Потому что знают, кто ты есть — подлая сучка-перевертыш.

    Он помедлил, не выпуская руки Теона, а затем спросил:
    — Может, ты хотел убежать на Стену к этому ублюдку Сноу? Зачем? Ты убил его братьев, сжег его замок… Как ты думаешь, что он сделал бы с тобой, появись ты в воротах Черного замка?

    — Он отрубил бы мне голову, — прошептал Теон, не отрывая взгляда от черного снега.

    — Верно, Вонючка. Север помнит, что ты сделал. Каждый северянин с радостью перережет твою лживую глотку. Любой лорд, попадись ты ему в руки, посадит тебя в клетку голым и подвесит подыхать на тракте, в назидание другим предателям. Все хотят твоей смерти, Вонючка! Я удивлен, почему фальшивый король не казнил тебя.

    — Он хотел, милорд, — еле слышно просипел Теон.

    — Что он хотел сделать с тобой?

    Теон сглотнул пересохшим горлом:

    — Он хотел сжечь меня, милорд… принести в жертву их огненному богу.

    Откинув голову, Рамси громко расхохотался, встревожив воронье вокруг. «Богу! Богу!» — заволновался ворон, обклевывающий лицо рыцаря с раскинутыми руками.

    — Видишь, Вонючка… На этом свете все как один хотят убить тебя, и только я…

    Рамси вдруг закашлялся, потом прислушался к себе и продолжил:
    — …только я хотел, чтобы ты жил. А ты сбежал от меня, Вонючка, сбежал от единственного человека, который не желал твоей смерти.

    Почему он не бьет меня? Почему он так долго разговаривает? Он точно ранен… Сейчас! Сделай это сейчас! Просто освободи руку и убеги от него… Но что, если это все еще проверка? Если он настигнет… он накажет… отнимет… он снова что-то заберет у меня…

    Рамси стиснул запястье Теона, и тот охнул от боли.

    — Милорд, — по лицу Теона потекли привычные скорые слезы. — Нет! Все было не так… я не хотел убегать... я не хотел…

    Он все бормотал, сбиваясь и переходя на шепот, а Рамси молча смотрел на него, кривя губы в усмешке.

    — Ты совершил большую ошибку, Вонючка, — сказал он, когда бессвязная речь Теона превратилась в судорожные всхлипы. — Но я прощаю тебя.

    Рамси отпустил его руку, и она безвольно упала в снег. Теон ошалело поднял голову, не веря своим ушам.

    — Вы... вы не убьете меня, милорд?

    — Нет. Хотя ты заслуживаешь смерти. Почему ты не вернулся ко мне в Винтерфелл? Я бы сохранил тебе жизнь, — глаза Рамси блеснули. — Возможно, наказал бы тебя, но оставил в живых. Ты ведь мой, Вонючка, моя любимая зверушка…

    Глухой кашель прервал его слова.

    Я выдержал испытание! Он поверил мне… он простил меня… Но будь начеку, одно неосторожное слово, и он разгневается!

    — Вы ранены, милорд… Позвольте, я позову помощь…

    Левый угол рта Рамси резко дернулся вниз:
    — Снова хочешь сбежать, Вонючка? Подумай своими протухшими мозгами, куда ты пойдешь звать на помощь? В лагерь фальшивого короля? В Винтерфелл? Мои лучники расстреляют тебя прежде, чем ты доползешь до рва. А скорее всего ты свалишься в одну из тех ям, которые нарыл ублюдочный Амбер… На самом деле ты ведь не собираешься этого делать. Ты хочешь уйти от меня, верно, Вонючка?

    — Нет, милорд, — Теон изо всех сил старался, чтобы его голос звучал твердо. — Мое место всегда рядом с вами. Я могу вытащить вас отсюда, только позвольте помочь…

    Мне надо увидеть его рану. Куда он ранен? Почему он до сих пор не истек кровью? Вонючка-вонючка, подлая злючка... не смей думать об этом! Он знает твои мысли! Он твой милорд, и ты хочешь спасти его, он должен верить в это! Не забывай, кто ты, и он не отрежет тебе пальцы…

    Рамси улыбался.

    — Конечно, твое место всегда рядом со мной, — сказал он. — Куда бы ты ни ушел, тебя везде ждет смерть.

    Рядом с тобой меня тоже ждет смерть... Не смей, не смей думать об этом, Вонючка-дерьмовая кучка! Помни, кто ты… помни, что ты служишь ему, и он не причинит тебе боли!

    — Ты все равно думаешь, что я убью тебя?

    Теон вздрогнул. Рамси, как всегда, с легкостью прочел его мысли.

    — Ты все-таки хочешь уйти от меня, — продолжил Рамси. — Что ж, сейчас это неважно. Ты хорошо служил, Вонючка, хоть и предал меня в конце концов… Но я буду милосерден. Я выполню то, чего ты хочешь. Одно желание, самое сокровенное.

    Рамси хмыкнул.

    — Я помню, когда мы были у Рва Кейлин, ты хотел избавиться от меня… хотел, чтобы я отпустил тебя к этим сучьим железянам! Думаешь, я не разгадал твои мысли?

    Теон прерывисто вздохнул.

    — Милорд, я…

    — Не ври мне, сучка, — холодно отрезал Рамси. — Я знаю каждую твою мысль, знаю все твои жалкие секреты! Как бы ты ни пыжился что-то скрыть от меня, я все равно это узнаю! Я знаю, что сейчас ты хочешь сбежать и бросить меня здесь.

    — Нет, милорд! — выкрикнул Теон.

    Он подполз на коленях к Рамси почти вплотную, умоляюще сложив руки на груди. Теон кинул взгляд в прорезь чуть распахнувшегося плаща, но не заметил ни раны, ни крови. Снег под Рамси был черен, но это могла быть кровь его коня или тех двоих, что валялись в обнимку двумя футами левее.

    Рамси сощурил глаза.

    — Не лги мне, Вонючка. Ты хочешь уйти от меня. Сейчас это твое самое сокровенное желание, и я выполню его. Если ты исполнишь мое.

    Теон во все глаза смотрел на белое лицо с сосульками заледеневших черных прядей.

    — Я… я... не понимаю вас, милорд.

    — Ты ищешь на мне кровь. Хочешь узнать, куда я ранен, — спокойно сказал Рамси. — Я расскажу тебе. Кровавому подсекли мечом ноги, и я упал. Видимо, сломал себе спину.

    Рамси пошевелил рукой и, морщась, ощупал низ живота под плащом.

    — Ничего не чувствую от пояса и ниже, — ровным тоном продолжил он. — Мне не нужна помощь. Я не собираюсь жить калекой, Вонючка.

    Теон вдруг понял, что хочет от него Рамси, и в ужасе затряс головой. Его глаза наполнились слезами.

    — Нет…м-м-милорд… нет-нет-нет… я не смогу сделать то, о чем вы просите, милорд… я не…

    — Я пока ни о чем не просил тебя, Вонючка, — стальной голос хлестнул его, словно кнут, и Теон съежился, вновь по привычке втянув голову в плечи.

    — Я знаю, что у тебя не хватит духу убить меня. Ты ведь даже не мужчина.

    Теон всхлипывал, размазывая по лицу слезы.

    — Милорд... я не понимаю вас… что вы хотите… что я должен сделать?

    Рамси повернулся к нему, их лица разделяло всего несколько дюймов.

    — Последний поцелуй, — сказал он.

    Челюсть Теона отвисла.

    — Всего лишь последний поцелуй. И я отпущу тебя. Ты ведь любишь своего милорда, верно, Вонючка?

    — Конечно, милорд, — прошептал он. — Я люблю вас.

    — Так поцелуй меня в последний раз. Быть может, это вылечит мою спину, и я снова смогу ходить? Прямо как в древних балладах… Что скажешь, мой винтерфелльский принц? Твой поцелуй сможет исцелить меня?

    Рамси сухо рассмеялся, и смех перешел в лающий кашель. Из уголка рта потекла тонкая струйка крови.

    — Я сделаю это, милорд, — тихо сказал Теон. — И затем вы отпустите меня?

    — Да. Я отпущу тебя. Ползи дальше в свой Волчий лес. Может, если повезет, ты найдешь там потерявшуюся лошадь.

    Теон медлил. Продолжал ли сейчас Рамси испытывать его? Вряд ли. Во время разговора его ноги оставались неподвижными, а значит, Рамси сказал правду о сломанной спине. Он больше не держал его за руку… Всего один поцелуй напоследок, и милорд освободит его…

    — Я… я не знаю, — растерянно произнес Теон. Он все еще не мог поверить в то, что сказал Рамси.

    — Мне холодно, Вонючка. Обними меня. Всего лишь последний поцелуй, а после этого можешь проваливать.

    Теон прерывисто вздохнул и прижался к Рамси. Тот обнял его, с силой притиснув к себе. С зажмуренными глазами Теон ткнулся сомкнутым ртом в холодные, чуть приоткрытые губы Рамси и ощутил, как теплый язык проник внутрь и принялся осторожно обводить обломки нижних зубов. Рамси сжимал объятие все крепче, Теону стало трудно дышать, и он напрягся, привычно готовясь к боли, потому что знал — после поцелуя всегда следовала боль: укус, удар или даже вырванная прядь волос.

    Боль не заставила себя ждать — под левую лопатку вонзилось лезвие ножа.

    Теон дернулся и захрипел, горячая кровь хлынула изо рта. Он отпрянул, невольно насадившись еще глубже на острие. Рамси улыбался, его глаза светились насмешливым довольством. Он опустил руку с окровавленным ножом, продолжая прижимать к себе корчащегося в агонии Теона.

    — Слова лишь ветер, мой дорогой принц… Как я могу отпустить тебя, если ты принадлежишь мне?

    Голова Теона упала на грудь Рамси, заливая кровью его плащ и кольчугу.

    Ворон, терзавший разрубленное лицо рыцаря, вдруг снялся с места и перелетел на круп Кровавого.

    — Тшшш, — шептал Рамси, поглаживая седые пряди перепачканными в крови пальцами. — Теперь мы снова вместе, мой Теон… навсегда вместе!

    — Теон! Теон! — отозвался ворон, переступив когтистыми лапами. — Вместе! Вместе!

    Рамси крепко обнял обеими руками остывающее тело Теона и закрыл глаза.
     
  2. Баирта

    Баирта Удалившийся

    Lelianna отличный фанфик:hug:.
     
    Lelianna нравится это.
  3. Lelianna

    Lelianna Межевой рыцарь

    Баирта нравится это.
  4. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    Такой чудесный и трагичный фанфик! :cry: :волнуюсь: :kiss:
     
    Lelianna нравится это.
  5. Lelianna

    Lelianna Межевой рыцарь

    Frau Lolka :hug: :hug: :hug:
    *страшно признаться, но почему-то финал канонного трамси видится только таким образом*
    флафф и относительный хэ - исключительно в ау-шках))
     
    Эмарис нравится это.
  6. Frau Lolka

    Frau Lolka Знаменосец

    А мне безумно нравится идея, когда Рамси попадает в зависимость от Теона, в смысле что в какой-то момент от Теона начинает зависеть его жизнь. Когда Теона мучить и убивать нельзя, а надо вынужденно договариваться. Ну и Теон жы стал добрым и сострадательным, он не сможет жыстоко убить Рамси... хехе. Вот тут у них и возможно что-то, если один будет проявлять человечность, а второй прикрутит свою садистскую натуру.
     
    Эмарис и Lelianna нравится это.
  7. Lelianna

    Lelianna Межевой рыцарь

    Frau Lolka, книжный Рамси слишком инфернален, а Теон в его присутствии словно растворяется и сидит как живая антенна, улавливая оттенки настроения своего милорда, и в голове вертятся одни лишь мысли о Рамси.
    хотяяааа
    все может быть)))
     
    Эмарис и Frau Lolka нравится это.
  8. Эмарис

    Эмарис Оруженосец

    Роскошно -то как.Такое напряжение во всем тексте.И такая одновременно болезненная и несчастная любовь...:cry::cry::cry:
     
    Lelianna и Frau Lolka нравится это.
  9. Lelianna

    Lelianna Межевой рыцарь

    Эмарис, спасибо большое! :meow:

    канон))
     
    Ай Окаши, Frau Lolka и Эмарис нравится это.
  10. Lady Snark

    Lady Snark Знаменосец

    Я кажется все свои эмоции к этому фику вылила на ФБ... и помню автор меня так трогательно утешал :unsure: :unsure: :unsure: :unsure: Просто тут тоже хочу сказать, что фик очень сильный. Один из лучших по трамси, хотя и маленький.
    :cry: :cry: :cry:
     
    Lelianna и Frau Lolka нравится это.
  11. Lelianna

    Lelianna Межевой рыцарь

    Lady Snark спасибо, солнышко! :hug::hug::hug:
    ужасно приятно :in love:
    да-да, я помню твой отзыв на ФБ :hug:
     
    Lady Snark и Frau Lolka нравится это.