1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Шёпот огня, шёлка и стали

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Agirl, 28 окт 2015.

  1. Agirl

    Agirl Наемник

    Название: Шёпот огня, шёлка и стали
    Фандом: сериал
    Автор: Agirl
    Категория: гет
    Размер: макси
    Пейринг: Арья/Якен
    Рейтинг: R
    Жанр: драма
    Предупреждения: легкий ООС
    Краткое содержание: Прочитав пророчество в огне, Мелисандра плетёт тайный заговор, где главная фигура - Арья Старк.
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: в процессе

    Everyone can start again
    Not through love but through revenge
    Through the fire, we're born again
    Peace by vengeance
    Brings the end

    Огонь танцевал. Он говорил с ней на языке, древнее самой Земли, шёпотом рассказывая мрачные тайны, пророча смерть и славу, открывая лица, и обещая, обещая, обещая. Ночи напролёт она отдавала огню свои глаза и разум, а он неустанно рисовал красно-золотыми вихрями, и его искры, подобные каплям золота, с треском исчезали во тьме.

    Волчица верхом на драконе, изрыгающем столпы пламени, являлась к ней в огне жаровни каждую ночь, и Мелисандра молила красного бога открыть ей смысл видения.

    Она глядела в огонь, и волчица таяла и превращалась в девочку, танцующую с мечом, дракон плавился под ней и разливался морем крови, в котором она плескалась, смывая черты собственного лица до тех пор, пока оно не исчезло.


    ***

    В храме Многоликого бога горели свечи, но они были почти не в силах рассеять тьму, затаившуюся в многочисленных углах и нишах огромного зала, заполненного статуями всех мыслимых божеств, незрячими очами озиравшими пустоту и отражёнными черным зеркалом огромного колодца, до краёв наполненного стылой водой.

    Красная жрица стояла напротив выкованного из бронзы сердца, изнутри пылающего красными углями. Слабое тепло исходило из него, и она протянула к нему руки, тонкие и белые, обнажённые соскользнувшим шёлком её платья.

    - Мелисандра Асшайская, - раздался голос позади неё, - что привело её в храм Многоликого?

    Резко обернувшись, она встретилась взглядом с высоким мужчиной, облачённым в длинный широкий плащ, полностью скрывавший его тело. Огненные с лентами белых прядей волосы горели на его плечах, темно-серые глаза, слегка прикрытые веками, с обманчивой сонливостью взирали на гостью.

    - Валар моргулис, - с улыбкой ответила Мелисандра. – Годы не властны над Безликими. В первый раз мы встретились на этом самом месте, и я помню тебя таким же.

    - Валар дохаэрис. Для слуг Многоликого время течёт так же, как и для всех прочих, - мужчина задержал взгляд на мерцающем рубине, украшавшем шею гостьи. – Итак? – он жестом указал на каменный ободок колодца, и Мелисандра, следуя его примеру, опустилась на чёрный холодный базальт.

    - Я пришла к тебе с ценным даром, - заглянув в глаза служителю, сказала она. – Его ценность не сравнить ни с чем, что когда-либо оказывалось в распоряжении храма Многоликого бога.

    Мужчина тихо рассмеялся.

    - Ценнейшие дары не преподносятся безвозмездно, все это знают.

    Мелисандра приоткрыла губы в пленительной улыбке и обратила взор на сердце своего огненного бога.

    - Ты прав, дар – не совсем верное слово. Обмен дарами – вот, что я предлагаю тебе. И поверь, за мой дар ты с охотой расплатишься той мелочью, что я собираюсь попросить.

    - И о чем же жрица Р‘глора хочет попросить? – Безликий казался скорее позабавленным, чем заинтересованным.

    - Всего лишь то, что служители Многоликого раздают каждый день, - Мелисандра повернула к нему своё бледное лицо, и тени очертили её скулы. – Дар смерти.

    Безликий смотрел в её глаза, почти красные в полутьме, и ждал, что она скажет что-то ещё, но она молчала.

    - Дар Многоликого бога может быть простым и лёгким, как вода в чаше, а может быть сложнее звёздной карты в руках слепца. Раз Мелисандра пришла в храм с бесценным даром, в ответ она надеется получить нечто столь же исключительное. Дрожащий свет свечей плясал в его глазах, спокойных и холодных, как замёрзшее озеро.

    - Когда ты увидишь, что я предлагаю, ты поймёшь, что чьи бы имена я не назвала, моя плата – более чем щедрая, - Мелисандра грациозно поднялась. – Проведи меня к жаровне, Якен Х’гар.


    ***

    Шаркающей походкой толстяк Рюген вилял коридорами Красного замка. Кожаная куртка собралась складками у подмышек и тихо скрипела, тесноватая для его полного тела. Каждый факел, мимо которого проходил тюремный надзиратель, освещал глубокие шрамы на его угрюмом лице. Вдруг он свернул в одну из дверей, и этой ночью больше ничто не потревожило тишины этой части каменной крепости.


    ***

    Приглушенное сияние лилось из-под красных стёкол светильников и заливало маленькую роскошно обставленную комнату, большую часть которой занимала кровать с высокой периной и балдахином, откуда до самого пола спускались прозрачные шёлковые драпировки.

    Справа от кровати, на горе бархатных подушек восседал Рюген, любовно сжимая в пухлых ладонях серебряный кубок. Пить из него он не торопился, а только изредка подносил к губам и, словно в задумчивости, медленно опускал к скрещённым коленям.

    Узкое окно было открыто, и лёгкие шторы трепетали, но Мелисандру, стоящую у подоконника, не беспокоила ночная прохлада – лёгкое платье и великолепные огненные волосы волновались на ветру, делая её похожей на пламенный цветок.

    - Твоя просьба слишком велика, красная жрица, - осторожно взболтав вино в кубке, покачал головой Рюген. – И у меня нет ни одной причины исполнять её, напротив, мне было бы куда полезней этого не делать.

    Мелисандра криво усмехнулась и соблазнительной походкой приблизилась к постели.

    - Ошибаетесь, лорд Варис, - проворковала она, скользнув на атласное покрывало, и легла, приподнявшись на локте и позволив своей груди ещё сильнее выйти из глубокого выреза платья. – У меня есть, что предложить вам. Поверьте, вы захотите получить это.

    С деланной грустью Варис окинул взором её пленительные формы и, улыбнувшись, снова покачал головой.

    - Боюсь, ты обратилась к единственному мужчине в Королевской гавани, который не сможет по достоинству оценить такое заманчивое предложение. Зачем мне рисковать всем ради того, чем я и воспользоваться не в силах? – со смехом добавил он и, кряхтя, поднялся на ноги и поставил кубок на прикроватный столик. – Однако, мне было на руку узнать о твоём интересе к маленькой Старк. Знать такое очень, очень полезно.

    Мелисандра, казалось, не огорчилась. Игриво перевернувшись на спину, она сладко улыбнулась и прошептала:

    - Вы не так меня поняли, милорд. Я знаю, что мои женские чары не имеют никакого влияния на вас, как ни жаль. И я знаю, кто виноват в этом.

    Она смотрела на Вариса не мигая, и на долю секунды увидела в его лице то, на что рассчитывала: глубокое удивление.

    - Так тебе известна моя печальная история? – хоть Варис и улыбался, голос его прозвучал нервно.

    - Доподлинно, - смакуя каждый звук, произнесла Мелисандра. – Мирийский колдун оскопил вас и совершил магический обряд, воспользовавшись отнятой у вас плотью.

    Варис ничего не ответил, лишь изучающим взглядом смотрел на жрицу, словно размышляя, какие последствия может иметь её знание.

    - Вы – загадка для всех, милорд, - продолжала Мелисандра, - никто не знает, чего ждать от мужчины, чьё естество ему больше не принадлежит. А я знаю, - её шёлковый голос сошёл на шёпот, а улыбка стала озорной.

    В полутьме комнаты было легко скрыть мелкие бусинки пота, но Варис подумал, что это, возможно, уже не имеет значения.

    - Вы хотите найти того колдуна, милорд. Если и есть у вас желания, то это – самое горячее, - Мелисандра села на постели, свесив стройную ножку. – Я вижу, что потрясла вас, лорд Варис, бросьте притворяться, что это не так.

    - О, безусловно, я потрясён, - поднял брови он, - я думал, что мой секрет известен только мне и тому самому колдуну, хотя он, возможно, давно забыл о маленьком покалеченном сиротке.

    - Давайте спросим его самого, - Мелисандра лукаво закусила губу и, легко спрыгнув с постели, подошла к большому кованому сундуку в дальнем углу комнаты.

    Варис сам не заметил, как рот его раскрылся, и дыхание замерло на пересохших губах. Не мигая он смотрел, как, ловко и быстро справившись с замком, Мелисандра окинула крышку сундука, заглянула внутрь и, удовлетворённо кивнув, повернулась к нему.

    - Ну что же вы, лорд Варис? Не хотите поприветствовать давнего знакомого? – она протянула к нему руку, словно приманивая недоверчивое животное.

    Медленно, подобно сомнамбуле, Варис прошагал к ней, чувствуя, как сердце заходится в груди, как голова кружится и вспотевшие ладони становятся липкими, словно выпачканы в крови. Он слышал копошение, доносящееся из сундука, чувствовал вонь, исходящую из него, вонь такую сильную, будто он был полон дохлых лисиц.

    - Не робейте, милорд, - одними губами произнесла Мелисандра и отступила в сторону, оперев локоть на прижатую к талии руку, и медленно наматывая рыжий локон на указательный палец. – Он обездвижен и смертельно напуган.

    Последние слова Варис мог с лёгкость отнести к самому себе. Стоя в шаге от сундука, он подумал, что на самом деле никогда не верил, что найдёт колдуна. Никогда не представлял себе, что будет чувствовать, что сделает, если это все же случится. Вместо злобной радости, которая была бы кстати, он чувствовал смятение и панику.

    “Это может быть кто-то другой”, - пронеслось у него в голове, и, на секунду отбросив страх и сомнения, Варис заглянул в сундук.

    Сердце его пропустило несколько ударов, когда он увидел пленника, связанного по рукам и ногам, с пучком грязного сена во рту, с глазами, полными дикого блеска безумца.

    Вздрогнув всем телом, Варис шагнул назад и встретился взглядом с Мелисандрой.

    - Я рада, что доставила вам удовольствие, - возбуждение в её голосе мешалось с нетерпеливым упованием. – Лишь ваше честное слово, скреплённое капелькой крови, и этот человек ваш.

    Варис отошёл и потёр задеревенелые пальцы. Самообладание постепенно возвращалось в нему.

    - Давай проясним, - заговорил он после минуты раздумий, - ты отдаёшь мне колдуна, если я похищу младшую дочь лорда Старка и передам её тебе?

    - О нет, милорд, - запротестовала Мелисандра, неспешно закрывая сундук и вешая на петли замок, - ничего такого вам не нужно делать. Все о чем я прошу – это ввести в её круг некого человека. Окружить его ореолом чести и надёжности, помогать ему избегать неприятностей. Клянусь богом света и теней, что он не причинит вреда девчонке, если это вдруг беспокоит вас.

    - Кто этот человек? – поинтересовался Варис и неспешно погладил свой подбородок.

    - О, он вообще никто, - ответила Мелисандра, словно говорила о крошечной моли в шкафу. – Человек нездешний, поэтому ему так важна помощь всесильного лорда Вариса.

    Тот недоверчиво усмехнулся.

    - Это дело дурно пахнет. Зачем вам этот ребёнок? – спросил он, прищурившись.

    Мелисандра вынула горящую свечу из-под стеклянного абажура и, приблизившись к Варису, протянула ему.

    - У вас свои секреты, у нас – свои. Вам нужен колдун, нам – маленькая волчица, - она запустила руку за спину и миг спустя извлекла на свет короткий кинжал. – Я знаю, вам не по душе магия, но это всего-то капля крови.

    Глянув на Вариса из-под густых ресниц, она медленно проколола себе большой палец. Бордовая кровь окрасила сталь, и Мелисандра поднесла клинок к пламени свечи, которое мгновенно пожрало подношение.

    Варис взглянул на сундук ещё раз, прежде чем обменяться с жрицей ритуальными предметами. “Кровь и огонь”, - прошептала ему память, пока он смотрел, как огненный язык слизывает его клятву с острия кинжала.


    ***

    “Только бы не опоздать”, - твердил про себя Рюген, пока он и пятеро его людей мчались сквозь коридоры. Они направлялись к террасе, где, как он знал, Сирио Форель давал урок фехтования младшей Старк. Меч, прикреплённый к поясу, больно стучал ему по колену, но смотритель каменных мешков думал лишь о том, чтобы успеть к месту побыстрее и не дать королевской страже схватить Арью или убить её учителя.

    Наконец, ворвавшись на террасу, Рюген чуть не споткнулся о труп гвардейца, распростёртый на ступеньках, в стороне от которых сир Меррин Трант, вооружённый мечом, наступал на безоружного Сирио Фореля, в распоряжении которого была лишь сломанная рукоять деревянного меча.

    Прибывшие стражники отвлекли Транта, и это позволило учителю танцев наклониться, чтобы поднять с пола оброненный кем-то меч.

    - Схватить этого мерзавца! – взревел Трант, обращаясь к новоприбывшим. – Он перебил моих людей, и ему это так не сойдёт!

    Все пятеро стражников бросились на Сирио, и тот, словно поняв безнадёжность своего положения, бросил меч и поднял руки в знак поражения.

    - А где девчонка? – Рюген приставил острие своего кинжала к горлу пленённого Фореля. Тот молча смотрел в глаза тюремщику.

    - Сбежала, - ответил вместо него Трант. – Её следует найти немедленно!

    - Берите троих моих людей и спешите на поиски, - взволнованно призвал Рюген, - а этого бунтовщика я и остальные двое отведём в каменные мешки. Его можно допросить – вдруг он знает, куда подевалась Старк.

    Долго не раздумывая, Трант и стражники Рюгена бросились к выходу, откуда не так давно скрылась Арья.

    Оставшись с пленником и двумя солдатами, надзиратель самолично связал Сирио запястья.

    - Двигайся, - толкнул он его, и двое стражников, подхватив Сирио под руки, потащили учителя танцев по коридору.

    Сирио не сопротивлялся. В молчании он следовал за тюремщиками, чьи быстрые шаги гулко разносились по темнеющим коридорам – они спускались под землю.

    Вскоре все четверо остановились у сырой дубовой двери, почерневшей от времени, копоти и влаги.

    - У тебя здесь будет компания, - отмыкая дверь, посулил Рюген и впихнул Сирио внутрь. – Смотри, не перебей их всех тоже – они обещаны Ночному Дозору.

    Бывший учитель танцев обернулся и, одарив надзирателя зловещей улыбкой, поклонился.

    Дверь с тяжким гулом захлопнулась за ним, и пленник оказался в полной тьме. Какое-то время он стоял не двигаясь, но спустя несколько минут можно было услышать, как он возится с чем-то. Раздался тихий звон стекла, и вдруг на скользком полу камеры появилась горящая горка мелкихкамешков, придававших огню голубоватое сияние.

    Сирио Форель довольно ухмыльнулся, сел на пол и обвёл взглядом маленькую комнатушку, в которой оказался вместе с тремя незнакомцами. Они ошалело и подслеповато смотрели на него, прижавшись спинами к грязным стенам темницы.

    Один выглядел, как настоящее чудовище: жирный, покрытый мокрыми язвами здоровяк, он с тупой злостью сверлил взглядом нового сокамерника. Приглядевшись, можно было увидеть, что зубы, торчащие из его приоткрытого рта, сплошь кривые и острые. В ответ на пристальный взгляд Сирио он зашипел, как животное.

    Рядом сидел второй заключённый, ничем не краше первого: такой же толстый, он был поменьше ростом, но производил впечатление силача за счёт бугрящихся мускулов. Нос его был отрезан, и сиплое дыхание со свистом вырывалось из безобразного обрубка. Сирио поморщился, вдохнув миазмы, испускаемые как самими пленниками, так и их нечистотами, разбросанными то тут, то там.

    Переведя взгляд на третьего, Сирио отметил, что этот узник не так притягивает взгляды, как первые два, и будет гораздо слабее. Невзрачное лицо, покрытое рябыми отметинами, худые руки, коротко остриженные светлые волосы. Он старался держаться в стороне от двух здоровяков и испуганно поглядывал поочерёдно на всех присутствующих.

    “Страх ранит глубже, чем меч”, - подумал Сирио, а вслух сказал:

    - Эй, белобрысый, не жмись ты там в этом задристанном углу, подсаживайся к костерку.

    Голос его был дружелюбен, улыбка и приглашающий жест довершили дело, и тощий заключённый, двигаясь на манер тюленя, подполз к огню. Казалось, пламя гипнотизировало его – он никак не мог оторваться от его холодного света. Сирио поудобней устроился рядом с ним и, порывшись в кармане, извлёк оттуда крошечный флакон с красными кристаллами. Высыпав их на ладонь, он отсчитал три, остальные вернул обратно в склянку и закупорил её.

    Все трое заключённых с интересом наблюдали за странным новоприбывшим, но хранили молчание. Сирио одарил двух громил нехорошей улыбкой и бросил кристаллы в мерцающее голубизной пламя.

    Розоватый дымок стал подниматься вверх, и сидевший рядом с огнём светловолосый мужчина вытянул шею в попытке обонять его вьющиеся кольца.

    Первый же вздох вызвал блаженную улыбку на его некрасивом лице. Он медленно протянул вперёд руку, и две слезы скатились по его щекам. Он улыбнулся и беззвучно заплакал, а потом прошептал что-то так тихо, что даже сидевший рядом Сирио не смог разобрать. Он осторожно положил руку на плечо улыбающегося сквозь слезы человека и прошептал:

    - Валар моргулис.

    Клинок кинжала сверкнул у сердца измождённого пленника, кровь пропитала его грязную рубаху и штаны, он упал на пол, но улыбка так и не успела сойти с его лица.

    Двое других мигом вскочили на ноги. Сирио прижал палец к губам, склонился над убитым и, удостоверившись, что его сердце не бьётся, вонзил кинжал ему под подбородок. Проведя лезвием к ушам, он двумя руками взялся за края плоти и потянул вверх. С чавканьем и влажным треском он снял лицо с мертвеца, как маску, после чего совершил неглубокие надрезы на собственном лице. Кровь стала заливать его лоб и шею, и, взяв в руки отрезанное лицо, Сирио надел его поверх своего, после чего положил в рот какой-то чёрный камешек.

    Двое пленников, сбившись в кучку, дрожали и с ужасом наблюдали, как Сирио расправляет и прижимает новое лицо к старому, помогая ему прирасти и слиться с живой плотью.

    Вскоре всё закончилось. Сирио Форель удовлетворённо ощупал своё новое лицо, зарылся пятерней в черные курчавые волосы, тряхнул головой, и они вдруг превратились в светло-песочные, точно такие же, как и у зарезанного им мужчины.

    Поглядев, как двое других все никак не решатся сдвинуться с места, он примирительно улыбнулся и снова прижал палец к губам.

    - Никому не рассказывайте, - прошептал он и сел у двери. – А ты, зубастик, - он кивнул на толстое чудище, - ты, наверное, голодный? – Сирио ткнул пальцем в труп на полу, - Не стесняйся.

    Тот неуверенно подался вперёд и облизнулся. Сирио ободряюще закивал и, когда его сокамерник с возбуждённым шипением бросился на тело, украдкой швырнул в огонь щепотку цветных песчинок, и огонь погас.

    Кромешная тьма скрыла все, что произошло в каменном мешке после, но звуки рвущейся плоти, скрип зубов и громкое чавканье ещё долго слышались в непроницаемой черноте темницы.


    ***

    Чёрный брат спешил. Письмо пришло рано утром с маленьким замызганным мальчонкой, громко постучавшим в дверь комнаты, где остановился Йорен, брат Ночного Дозора.

    Солнце стояло высоко над горизонтом, когда он дошёл, наконец, до Красного замка. Его встретил молчаливый стражник в варёной коже и провёл через длинные коридоры крепости в самую глубь подземелий, где Рюген стоял, прислонившись к длинной стене, освещённой рядом горящих факелов.

    - Брат Йорен, - почтительно кивнул он, когда стражник ушёл, оставив их наедине.

    - Лорд Варис, - усмехнулся тот в ответ. – Не думал, что вы удостоите меня личным приглашением.

    - Что вы! Я всегда высоко ценил вас, - елейным голосом ответил евнух. – К тому же, как иначе я смог бы передать вам своих заключённых? Ведь для этого вы пришли, - с хитрой улыбкой Варис прошёл вниз по коридору.

    - Разумеется, - хмыкнул Йорен и последовал за ним.

    - Большинство рекрутов согнаны в камеры наверху, - Варис обернулся на ходу и указал пальцем вверх. – Но здесь мы держим самых отпетых негодяев, - он остановился у отсыревшей дубовой двери и небрежно стукнул по ней сапогом, - на время путешествия мои парни посадят их в клетку – уж больно резвые. Но на Стене могут пригодиться.

    - Кто такие? – спросил Йорен, прикидывая, насколько опасными могут быть люди, заточённые в каменном мешке.

    - Парочка ненормальных, - махнул Варис пухлой ладонью, словно это был сущий пустяк. – А вот с третьим я попрошу вас быть осторожным.

    - Настолько опасен? – Йорен представил радости долгого пути в компании головорезов, один другого хуже.

    - Не для вас, - успокоил Варис, - я лишь настоятельно вас прошу постараться, чтобы во время перехода к Стене ничего с ним не случилось.

    Йорен почувствовал беспокойство – он хоть и не впервые имел дело с Варисом, но полностью никогда ему не доверял.

    - Что вы имеете в виду? – осторожно спросил он.

    - Просто приглядывайте за ним и, если это будет в ваших силах, пусть он останется целым и невредимым. – Варис говорил мягко и спокойно, но Йорен чувствовал, что дело серьёзней, чем кажется.

    - Сделаю, что смогу, - пообещал он, - хотя не стану гарантировать, что жизнь положу за него.

    - О, об этом не беспокойтесь, - Варис воздел руки и тут же молитвенно сложил их, - но есть ещё кое-что.

    Лицо Вариса вдруг стало предельно настороженным, и, взглянув на него, Йорен понял, что вот они и подошли к главной причине, по которой Паук позвал его сюда.

    - На самом деле у меня к вам одно очень важное поручение, и я рассчитываю на полную секретность.

    Йорен понимающе склонил голову.

    - Есть некий человек, которому вскоре понадобится незаметно покинуть Королевскую гавань, - Варис говорил тихо и смотрел Йорену прямо в глаза. – Я хочу, чтобы вы нашли этого человека и увели с собой под видом рекрута Ночного Дозора.

    - Как много у вас ко мне таинственных поручений, - Йорен клацнул языком и тряхнул немытой головой. – Кто этот беглец?

    Варис медленно почесал толстый подбородок и, глянув по сторонам, прошептал:

    - Она сейчас прячется в подвале среди черепов драконов, и вы ни в коем случае не должны упустить её.

    - Она? – удивился Йорен.

    - Это девочка, - едва слышно произнёс Паук, глаза его в полутьме сверкали, как вымоченные в масле оливки. – Арья Старк.


    ***

    Девочка была такой худенькой, что было непонятно, как она умудряется носить охапки хвороста величиной с молочную козу. Парень, помогавший ей, напротив, был силен: высокий и плечистый, с крепкими узлами мускулов под заношенной одеждой.

    Мужчина наблюдал за ними из своей клетки, которую делил с ещё двумя заключёнными. От самой Королевской гавани он ехал, завернувшись в протёртую и проеденную молью мантию, капюшон которой сейчас скрывал его лицо – он не хотел, чтобы кто-либо заметил его интерес к девочке, остриженные волосы которой были призваны сделать из неё мальчика.

    Наблюдавший лишь посмеивался про себя, глядя на её девичью походку и нежную кожу, слыша её певучий голос. Казалось, он единственный, кому было очевидно, что она никакой не мальчик, но это было лишь кстати.

    Уже несколько дней они были в пути, и Якен Х’гар, оставивший личину Сирио Фореля в каменном мешке, решил, что настало время познакомиться с притворщицей поближе. Он хотел действовать наверняка, потому тщательно обдумал свой план.

    Ещё вчера заметив, как Арья украдкой поглядывает на своего симпатичного товарища, Якен пришёл к решению избавиться от лица, взятого у пленника в каменном мешке. Чтобы сблизиться с девочкой, понравиться ей, нужно что-то получше рябой кожи и бесцветной внешности. Поразмыслив, Якен сменил лицо на своё собственное, тщеславно посчитав, что оно должно прийтись Арье Старк по вкусу.

    Увидев это, Рорж и Кусака, его сокамерники, засели в угол и боялись пошевелиться, наверное, до самого утра. Сейчас они тоже держались поодаль, что позволило Якену удобно устроиться на полу повозки, вытянув ноги, и наблюдать за девочкой, которая, собирая сухие ветки, сама не замечала, как подбиралась все ближе к клетке.

    - Милый мальчик, - ласково позвал Якен и улыбнулся, когда она испуганно подняла на него свои огромные, цвета стали, глаза. – Человека мучает жажда, - он протянул сквозь прутья пустую оловянную кружку.

    Девочка в нерешительности застыла перед ним, глядя в его такие же серые, как у неё самой, глаза. Якен, не отрывая взгляда, улыбался самым обольстительным образом, на который был способен. Его длинные волосы беспорядочно вились по плечам, руки были покрыты кровавыми волдырями от кандалов, но ни грязь, ни драная одежда не скрывали его пронзительной красоты.

    - Славный мальчик мог бы завести друга, - Якен тихонько звякнул кружкой о решётку.

    - Мне хватает друзей и без колодников, - сдерзила Арья, но уходить не спешила.

    - Никогда не знаешь, какие друзья могут пригодиться в будущем, - приподняв брови, рассудил мужчина. - Человек имеет честь зваться Якен Х’гар из вольного города Лорат. А мальчика зовут Арри?

    Арья кивнула.

    - Человек рад этому знакомству, - снова засиял улыбкой Якен, - но жажда мучит его нестерпимо.

    - Ладно, - бросила Арья и ушла, неся перед собой охапку веток.

    Вскоре она вернулась с помятым медным кувшином.

    - Добрый мальчик, славный мальчик, - обрадовался Якен и помахал кружкой.

    Арья приблизилась к нему, но ровно настолько, чтобы кувшин доставал до чаши. Наполнив её до краёв, она шагнула назад, засмотревшись на колодника, жадно глотающего питье.

    - Ещё, - прошептал он, снова протягивая ей опустевшую посудину.

    Закатив глаза, Арья налила ему снова.

    - А мы что? – вдруг зыкнул Рорж и одарил девочку злобным взглядом. – Тащи пиво, чучело.

    - Обойдёшься, - рассердилась Арья и уже собралась уходить, как Рорж вдруг бросился на прутья, сквернословя и брызжа слюной, а шипящий Кусака присоединился к нему, и оба они чуть не попадали на Якена, вовремя убравшегося с их пути.

    Арья в ярости плеснула в них оставшейся водой.

    - Человеку стыдно за этих двоих и он просит прощения, - уничижительно глядя на колодников, Якен оттолкнул их в угол, где они сидели до этого.

    - Что ты делаешь? – вдруг рядом с Арьей возник Джендри. – Йорен говорил не подходить к ним и не разговаривать с ними.

    - Я их не боюсь, - гордо вскинув подбородок отрезала Арья.

    - У мальчика смелости больше, чем разума, - проронил Якен, даже не глядя на Джендри, словно его там и не было.

    - Пошли отсюда, - парень оттащил Арью прочь, но прежде чем она исчезла за деревьями, Якен ещё раз поймал на себе её взволнованный взгляд.
     
    Последнее редактирование: 23 ноя 2016
  2. Чебурашка

    Чебурашка Ленный рыцарь

    Якен это Сирио ?
     
  3. Agirl

    Agirl Наемник

    Да:) знаю, теория не очень свежая, но из всех кажется самой логичной
     
  4. berta

    berta Наемник

    Интересная история. Вы планируете продолжение?
     
  5. Agirl

    Agirl Наемник

    Спасибо) Да, скоро выложу продолжение
     
  6. Agirl

    Agirl Наемник

    ***

    Огонь был повсюду. Вся задняя стена амбара полыхала жёлто-белым пламенем. Вой и крики животных оглушали, а чад и горящий пепел слепили, но Якен продолжал бить по решётке в попытках освободиться из клетки. Дышать было больно. Горячий дым разъедал и пёк лёгкие.

    От двоих его сокамерников толку никакого не было – они лишь с рёвом бросались на решётку, что никак не приближало их к свободе. Кусака ободрал мясо на руках, когда пытался снять кандалы, и Якен, разрубив железо одним ударом топора, освободил визжащего колодника.

    Несмотря на все трудности, им вскоре всё же удалось сбить замок с клетки и выбраться наружу.

    Нестерпимый жар едва не плавил кожу на лице лоратийца, но он все равно бросился искать люк, сквозь который ускользнула Арья. Пылающая солома взвивалась вверх, пламя ревело, и Якен услышал, как, воющие от боли, Рорж и Кусака выскочили на улицу, хлопнув дверью амбара. Тут же с громким треском обвалилась часть крыши и похоронила под собой секретный лаз. Все, что оставалось Якену – это бежать.

    С трудом прорвавшись сквозь сплошную стену огня, опалившего его одежду и волосы, Якен Х’гар вырвался наружу и сразу же принялся сбивать с себя пламя, кубарем прокатившись по земле.

    После ослепительного света пожара ночь казалась морем чернил. Деревянное строение горело позади Якена, пока он, захлёбываясь собственным дыханием, был не в силах встать с земли.

    Рорж и Кусака сипели неподалёку, звуки битвы стихли, но были слышны крики и смех победителей – то тут, то там Якен видел ланнистеровских наёмников – те добивали умирающих.

    Лоратиец решил, что должен немедленно бежать отсюда, должен искать Арью. Слегка пошатываясь, он встал на ноги, но тут чья-то стрела просвистела прямо над его головой, и Якен снова оказался на земле, распростёршись в подсохшей грязи.

    Он принялся отползать к перевёрнутой телеге в дальнем конца двора, чтобы укрыться за ней и присмотреть пути побега из захваченной крепости. Покинув широкий полукруг света, который отбрасывало ревущее пламя, Якен спрятался за телегой, но сразу же понял всю безнадёжность своего плана – дюжина наёмников направлялась прямо в его сторону.

    - А ну вылезай оттуда! – гаркнул один из них.

    - Зачем мне это? – подал голос Якен, нащупав нож в левом сапоге. – Я вылезу, а вы ещё, чего доброго, убьёте меня.

    Он оставил свою лоратийскую манеру речи – с такими, как эти, лучше держаться попроще.

    - Ты что, скоморох? – бритая голова показалась из-за телеги, а за ней и остальные девять. – Посмотрим, будешь ли ты шутить, если с тебя срубить башку.

    - Это ни к чему, - Якен встал и поднял руки в примирительном жесте. – Вы ищете мальчишку с рогатым шлемом, и так получилось, что я бы тоже не прочь его найти.

    - А нам до этого какое дело? – говоривший был, похоже, предводителем этой своры. Лицо его было простым, но в глазах ясно читалась жестокость и бесцеремонность. Таким нельзя показывать слабость.

    - Я с радостью помогу вам его найти, - глядя прямо в глаза наёмнику, сказал Якен. – Этот ублюдок ответит мне за каждый кусок конского дерьма, что он кидал в мою клетку.

    - Какого тебя держали в клетке? – фыркнул наёмник, с недоверием оглядывая Якена.

    - Я и ещё двое были пленными рекрутами этой чёрной задницы, Йорена.

    Кивнув в сторону трупов, среди которых лежал и чёрный брат, Х’гар сплюнул и усмехнулся.

    - Нас везли на чёртову стену отмывать грехи, - зубы его сверкнули в злорадном оскале. – Но я слишком люблю свои грехи, чтобы с ними расстаться.

    Наёмник прищурил глаза и хмыкнул – этот патлатый чем-то ему понравился.

    - И ты говоришь, можешь помочь найти этого рогатого сопляка?

    - Не раз это проделывал, - заговорщицки ухмыльнулся лоратиец, - работа у меня была такая.

    Главный среди наёмников оценивающе оглядел Якена и вскинул голову, словно недоверчивая лошадь.

    - Черт с тобой, присоединяйся к отряду. Но попробуй только скрысятничать, я тебя найду, и будешь гнить на колу живьём, - пригрозил он, но Якен лишь чинно склонил голову и, думая о том, что, возможно, так он скорее найдёт Арью, ответил:

    - Сделаю всё, чтобы этого не случилось.


    ***

    Шли дни. Якен Х’гар стал сомневаться в своём решении присоединиться к войску Ланнистеров – до сих пор это никак не помогло ему отыскать Арью Старк – девочка и её друзья словно сквозь землю провалились.

    Благодаря умению располагать к себе, лоратиец был в курсе всего, что происходило в других отрядах и в самом Харренхолле, но о поимке детей ни от кого слышно не было.

    За короткий срок он свёл знакомство со многими обитателями замка, и они также рассказывали ему, что видели и слышали от других, особенно же рьяными извещателями оказались женщины – стоило Якену проявить интерес к их болтовне, как те тут же бросались в подробности, радуясь, что оказались полезными ему.

    Пленники появлялись в Харренхолле что ни день, и Якен часто наведывался к грязным клеткам в стойлах, куда их сгоняли, но каждый раз убеждался, что Арьи там по-прежнему нет. Избитые и напуганные, измученные голодом и холодом, некоторые из них затравленно смотрели на него, другие же боялись поднять взгляд. Рано или поздно на своём пути к стойлам Якен проходил мимо обезображенных трупов тех, кого видел живыми ещё вчера, но это почти не трогало его – единственное, чего он боялся – это увидеть остекленевшие серые глаза и изуродованное тельце своей маленькой волчицы, великой драгоценности Многоликого бога.

    Прошло уже десять дней с тех пор, как Якен Х’гар появился в замке, и мысли об Арье не давали ему покоя. Он уже думал о том, чтобы покинуть Харренхолл и искать девочку самому.

    Несколько ночей назад под безлунным покровом темноты он сменил красные доспехи на старые холщёвые штаны и рубаху, взял одну из лошадей и вернулся к сгоревшему амбару в крепости, откуда исчезла Арья.

    Протиснувшись в узкий лаз, Якен полз сквозь сырой туннель так долго, что уже начал уставать. Выбравшись, он оказался в чаще леса, где в темноте слышался плеск воды и редкие уханья совы.

    Якен вскарабкался на высокое дерево и оглядел окрестности. Небо начинало светлеть. В предрассветных сумерках он увидел, что разрушенная наёмниками крепость находится не так далеко, как ему казалось, пока он полз через туннель.

    Спустившись вниз по склону, густо утыканному деревьями, Якен оказался у небольшой заводи, куда впадал быстрый ручей. Он разделся, вошёл в ледяную воду и смыл с себя налипшее болото.

    Заря начала тонуть в первых солнечных лучах, когда продрогший до костей, Якен добрался к оставленной в крепости лошади и пустился в обратный путь. Так никем и не замеченный, он вернулся в замок, который только начинал просыпаться.

    Этим же утром его отряд прочесал лес к западу от крепости, но нашлась одна только изодранная в крови тряпка – обрывок чьей-то рубашки. Сами же дети исчезли. Чутьё подсказывало Якену, что беглецы все ещё скрываются где-то в лесу, стоит лишь получше поискать.

    Так, лёжа в большом деревянном чане, полном горячей воды, Якен размышлял о своих планах и отдыхал после утомительного патрулирования под проливным дождём и в хлюпающей грязи.

    Белокурая девчонка лет шестнадцати с улыбкой подливала ему воды из кувшина, и с радостью сбегала за вином, когда он попросил. Вернулась она не так скоро, как можно было ожидать.

    - Там пленников привели, совсем дети ещё, - сокрушённо вздохнула она и, вдруг испугавшись укора, прозвучавшего в её голосе, поспешно улыбнулась и подала вино, нежно коснувшись руки лоратийца.

    - Ты и им вина несла, оттого так долго, душа моя? – сделав глоток, поддразнил Якен, хотя внутри у него все затрепетало от этой новости.

    - Простите, сир, - опустила глаза девушка, - сир Щекотун был там и приказал мне найти ему крысу. На кухне полно крысоловок, вот я и ходила туда за крысой ему.

    Якен прекрасно знал, зачем Щекотуну понадобилась крыса – животное было частью его излюбленной пытки. Нельзя было допустить, чтобы с Арьей, если она среди пленников, что-нибудь случилось.

    - Ладно, подай мне полотенце, милая, - сказал он и вылез из ванны.

    - Уходите так скоро? – разочарованно воскликнула девушка и тут же возникла перед ним с полотенцем в руках. Встав на цыпочки, она с притворной медлительностью принялась вытирать его плечи и грудь.

    - Неотложное дело, - безразлично бросил Якен и, легонько поцеловав девушку в губы, забрал у неё полотенце.

    Поспешно одевшись, он вышел во двор, где дождь пузырился в лужах и ветер неистово ревел в пустых башнях.

    В несколько минут Якен пронёсся через сеть проулков и коротких проходов и оказался у большого загона для лошадей, где в ржавых клетках, стоящих в ряд, ютились несчастные узники.

    Под навесом для сена напротив стоял Щекотун и о чём-то увлечённо разговаривал с тремя солдатами из своего отряда.

    - Тоже пришёл полюбоваться крысиной настойчивостью? – заметив Якена, заржал Щекотун. – Можешь поворачивать назад – в такой дождь факелы не горят.

    - Это жаль, что не горят, - криво усмехнулся Якен и с немного разочарованным видом встал под навес. – Говорят, у тебя пополнение?

    - А то, - довольно хмыкнул солдат и, нагнувшись, поднял с земли выбитый из брусчатки булыжник. – Вон в той дальней клетке сидят, - с этими словами наёмник зашвырнул в неё камень, и тот с грохотом ударил о прутья.

    Сквозь густую пелену дождя Якен увидел за решёткой человек десять крестьян в изодранных лохмотьях и полдюжины детей, сжавшихся на полу, словно стайка пичуг. Было сложно как следует разглядеть их, и лоратиец не мог сразу понять, есть ли среди узников знакомые лица.

    - У тебя там дети что ли? – в напускном недоумении спросил он и, сделав пару шагов вперёд, неожиданно для себя узнал среди пленников Джендри.

    С подбитым глазом, мокрый и исхудавший, он посмотрел Якену прямо в лицо, и во взгляде его появилось удивление, которое сразу сменилось гневом и презрением. Якен же изобразил равнодушие.

    Обведя взглядом остальных, он, к своей радости, обнаружил и Арью – она сидела на полу, обняв колени и уставившись в точку. Как будто почувствовав, что на неё смотрят, она подняла голову, и Якен понял, что и она узнала его. Якен рассеянно улыбнулся и, словно невзначай, прижал палец к губам.

    - К черту их, - раздражённо бросил Щекотун, - в такую погоду все, чего мне хочется – это как следует пожрать и выпить. Давай с нами, лоратиец, девки на кухне тебя заждались.

    Все пятеро захохотали.

    - Никогда не заставляю девчонок долго ждать, - тоном заядлого повесы согласился Якен и, мельком глянув на Арью через плечо, покинул стойла вместе с остальными наёмниками.


    ***

    К полуночи непогода улеглась: дождь прекратился, ветер утих, и на небе показались звёзды.

    Арья лежала, свернувшись калачиком на мокром полу клетки и смотрела в небо, кривой клочок которого виднелся между острыми силуэтами башен.

    Её мысли в очередной раз за ночь вернулись к Якену Х’гару. Закрыв глаза, она до сих пор могла видеть его, облачённого в красный плащ ланнистеровского наёмника, смеющегося с её мучителями, смеющегося ей в лицо. И это после того, как она спасла его! Её злило, что он и теперь казался ей красивым – она бы предпочла незамутнённую ненависть.

    - Уолдер Фрей, Щекотун, Полливер, Рафф-Красавчик, Пёс, сир Иллин, сир Меррин, король Джоффри, королева Серсея, - шептала Арья, чувствуя невыносимую беспомощность. – Якен Х‘гар, - со злостью добавила она и ей понравилось, как его имя соскользнуло с её языка, - так острые обломки скалы катятся с обрыва.

    - Девочка добавила человека в свой список, - зашептал кто-то совсем рядом за её спиной, - как это больно слышать.

    Резко обернувшись, она увидела чёрную тень, прижавшуюся к стене клетки.

    - Ты предатель, я ненавижу тебя и убью, - зашипела Арья и вцепилась пальцами в мокрые ржавые прутья. – Какого черта ты явился?

    - Хорошая девочка молчит и слушает, - снова зашептала тень. – Девочке нужно стать невидимой, девочка не хочет, чтобы её щекотали, девочка не хочет, чтобы крыса прогрызла ей животик.

    Арья похолодела от ужаса.

    - Человек сделает девочку невидимой, - зашептала тень.

    - Что ты несёшь? – несмотря на страх, Арья злилась всё больше, слушая эти странные речи.

    - Три дня ей нужно оставаться невидимой для того, кто любит щекотать. Всего три дня.

    - Я не понимаю, чего ты хочешь, - шепнула она, безуспешно пытаясь разглядеть лицо Якена Х’гара в темноте.

    - Человек даёт девочке три зерна, и она ест каждый день по одному, - сквозь прутья просунулась рука в чёрной перчатке, и Арья нерешительно коснулась её – та оказалась тёплой.

    - Зёрна спасут девочку, - рука раскрылась и Арья почувствовала, как в её ладонь упало что-то крошечное.

    - Как меня спасут какие-то зерна? – в отчаянии зашептала Арья. – Лучше помоги мне сбежать!

    - Этого человек не может сделать, - ответила тень, - но девочка должна поверить человеку и сделать так, как он просит. Она съест зерна и останется жива.

    Ещё миг – и тень скользнула по стене и исчезла. Арья осталась сидеть на полу, сжимая зёрнышки, данные ей, чтобы стать невидимой.

    «Какая чушь», - подумала она и отправила в рот одно из них – всё равно другой еды не было, и, возможно, уже и не будет.


    ***

    Он убил для неё тех, кого она назвала. Он убил даже тех, кого она не знала по имени.

    Ручьи крови текли с опалённых чёрных стен Харренхолла, покидая тела стражников и чертя лабиринты на булыжниках, вбитых в землю.

    «Три смерти я дам тебе», - его шёлковый шёпот грел её шею, когда он пришёл к ней ночью и разбудил, зажав ей рот своей ладонью.

    «Избранница Красного бога с большим сердцем и глазами цвета стали, засыпай, моё дитя», - шептал он ей тогда на прощание, и она не понимала, почему он называет её этими странными и ласковыми словами.

    Джендри и Пирожок шагали с ней рядом, удаляясь всё дальше от мрачного Харренхолла с его смрадом мертвечины, болью и воем ветра в пустых башнях, полных призраков, один из которых сейчас превратился в слабую девочку, бегущую от смерти.

    Ей вдруг стало тревожно: куда им идти? Что, если их снова поймают? Якен Х’гар. Увидеть бы его снова хоть однажды, услышать, как он зовёт её славной девочкой, и в последний раз почувствовать, как рядом с ним отступают её страхи.

    Глаза Арьи защипало от слёз, но она не позволила им скатиться по щекам – она хотела быть сильной.

    «Девочка должна назвать третье имя», - тихо сказал он ей в богороще, прижимая её к чар-древу, - «ну же, это Джоффри?»

    Вспоминая об этом сейчас, Арья думала, не совершила ли она ошибку, отказавшись назвать имя ненавистного врага. Но оставаться в Харренхолле она больше не могла. Свобода показалась ей тогда важнее мести, пусть даже сам Якен чуть не умолял её назвать имя короля.

    Что сделано, то сделано, и оставалось лишь воспользоваться своей свободой и искать спасения там, где уже не будет таинственного незнакомца, пахнущего имбирём и медью, готового проливать кровь врагов Арьи Старк.

    - Рассвет занимается, - голос Джендри оторвал девочку от её мыслей.

    Подняв голову, она увидела на горизонте тонкую золотую полосу в обрамлении чёрно-синих туч.

    Слабый утренний свет постепенно освещал Джендри и Пирожка – едва не единственных, кто остался в живых из клетки, куда посадил их Щекотун, мёртвый теперь Щекотун. То ли зёрна, отданные ей Якеном, спасли её и двух парней, идущих рядом, то ли это было лишь совпадением, но их тогда не тронули.

    Зёрна полагались ей одной, и пусть она не верила в их силу, но все равно не смогла не попытаться защитить своих друзей – девочка и им дала по одному в тот жуткий первый день, когда Щекотун выбирал себе жертву. Конечно, Арья не сказала им, что это за зерна – обычный голод заставил мальчиков съесть их.

    «Упрямая девочка», - той же ночью снова зашептала тень у клетки, - «Человек знает, что девочка поделилась зёрнами с другими, и завтра может умереть».

    Арья тогда заплакала, и тень, просунув руку сквозь прутья, высыпала ей на ладонь шесть зёрен.

    - Якен Х’гар, - всё ещё во власти воспоминания едва слышно произнесла Арья – так перед смертью произносят имя бога.

    - Он здесь что делает? – вдруг всполошился Пирожок и застыл на месте, указывая куда-то вверх.

    Арья проследила взглядом и, к своему изумлению, увидела, что на утёсе, разрезавшем надвое тропу, по которой они шагали, стоял её загадочный спаситель.

    Арья бросилась вперёд и, едва завернув за утёс, столкнулась с Якеном, непонятно как оказавшимся внизу в считанные секунды.

    - Как ты нашёл нас? – её сердце колотилось в горле, словно умоляло выпустить его на волю.

    - И после всего, что девочка видела, это её вопрос? – Якен остановился.

    -Как будто, если бы я спросила, как ты сделал меня невидимой и как убил всех тех… - она опасливо посмотрела на стоящих поодаль двоих мальчиков, - кого убил, то ты бы ответил мне честно.

    - Человек бы ответил, - возразил лоратиец. – Он бы даже научил этому девочку. Но, похоже, она больше желает скитаться и искать свою смерть.

    - Я лишь пытаюсь найти безопасное место! – обиделась Арья.

    - Безопасное место? – Якен поднял бровь. – Где оно, это безопасное место? – он схватил девочку за плечи. – Для девочки здесь больше нет безопасных мест.

    Арья молча смотрела на Якена, читая волнение в его лице. Её глаза заблестели от слёз, и она беспомощно закусила губу, чтобы не расплакаться.

    - Человек может помочь, - сказал Якен и, выпустив девочку, медленно провёл рукой по своему лицу. Миг спустя на Арью смотрел мужчина, которого она до этого никогда не встречала – низкий лоб, черные глаза, огромный нос.

    - Как ты это сделал? – опешив, прошептала она и протянула руку, чтобы коснуться этого нового лица – на ощупь оно казалось самым настоящим.

    - Это не так уж и сложно, если знать, как.

    - Научи меня, - выпалила Арья.

    - Если девочка хочет учиться, она должна пойти с человеком, - он снова провёл рукой по лицу, и вот на неё уже снова смотрят холодные стальные глаза Якена Х’гара.

    - Пойти куда? – Арья не могла скрыть восхищения.

    - В Браавос, милая девочка, в храм Безликих. Там человек научит девочку всему, если она захочет, - он смотрел на неё с нежной грустью, и ещё никогда не казался Арье таким прекрасным, как сейчас. Лёгкий ветер развевал его огненные с белым волосы, и алый плащ легко бился за его широкой спиной.

    - Я пойду с тобой, - преданно глядя ему в глаза, пообещала она и с надеждой добавила:
    - Можно Джендри и Пирожок пойдут с нами?

    - Пока что да, - согласился Якен. – Но в какой-то момент девочке придётся расстаться с ними – человек готов обучать девочку, но только её одну.

    - Ладно, - разочарованно согласилась она и опустила глаза.

    - Если девочка предпочитает остаться с друзьями и попрощаться с Якеном Х’гаром, это будет её выбор, и человек не станет ей препятствовать, - Якен коснулся её подбородка, и Арья подняла на него глаза, полные печали.

    - Я пойду с тобой, - повторила она, и это согласие было подобно прыжку в бездну.
     
    Последнее редактирование: 20 ноя 2015
  7. Agirl

    Agirl Наемник

    ***

    Она ушла с ним, ускользнула, оставив Джендри и Пирожка храпеть у дымящего очага внутри небольшого постоялого двора. Ей было больно от того, что она так и не простилась с друзьями. "Давай возьмём их с собой, Якен", - снова попросила она, но Безликий покачал головой. "Если девочка хочет уехать с человеком в Браавос, она должна попрощаться с прежней жизнью. Готова ли девочка умереть для всех, кто знал её?"

    Арья сокрушённо вздохнула. Почти все, кто знал её, мертвы. Теперь у неё нет ни матери, ни отца, лишь Санса и Джон остались, но найти их казалось таким же невозможным и бесполезным, как пытаться оживить трупы родителей. Девочка отогнала слезы и, бросив взгляд на Якена, кратко кивнула.

    Якен Х'гар улыбнулся в ответ и шагнул в предрассветную тьму, а Арья последовала за ним.

    ***

    Утреннее солнце поднялось с горных хребтов и разогнало низко нависшие тучи, и лишь небольшие клочки тумана позастревали в ямах и низинах.

    Якен двигался быстро и почти бесшумно, лишь слегка задевая ветки темно-зелёных елей и сосен. Их порыжевшие иголки густо устилали землю и глушили его шаги, позволяя ступать, не оставляя следов. Арья изо всех сил старалась не отставать от своего спутника, но то и дело спотыкалась о собственные ноги.

    - Если девочка хочет добраться к укрытию поскорей, ей следует поспевать за человеком, - заметил Якен, когда Арья в очередной раз зацепилась за что-то и едва не повалилась наземь.

    - Мои башмаки разваливаются, да ещё эти корни повсюду, - нахмурилась она, оглядев свою никудышную обувь.

    - Быстрая, как змея, - словно голосом из прошлого напомнил ей он и отбросил взмокшие волосы с её глаз. – И тихая, как тень. Ни одна ни вторая башмаков не носит.

    Как часто Арья слышала это от Сирио... Бедный Сирио, что сталось с ним? Кажется, Якен наслышан о водных плясунах, может, он слышал и о её учителе танцев? Она обязательно расспросит его позже, а пока лучше снять просящие каши башмаки и идти дальше босиком – всё быстрее.

    Тропа, по которой они начинали свой путь, давно исчезла. Лес превратился в мрачный промозглый свод, и лишь в вышине меж косматых ветвей голубели обрывки неба, словно Неведомый бог приглядывал за двумя путниками, затерявшимися в бескрайнем море деревьев.

    “Если заблудиться здесь, назад уже не выйдешь”, - подумала Арья, от души понадеявшись, что уверенность, с которой Якен ведёт их сквозь этот густой бор, не напускная.

    Прошли часы, и стройные сосны стали перемежаться тощими осинами и берёзами. Усыпанные черными ягодками кустарники липли к вековым сосновым стволам с кривыми ветвями.

    Временами девочке приходилось почти бежать за Якеном, она совсем выдохлась и про себя молилась хотя бы о небольшом привале. Несколько раз они таки останавливались, чтобы пополнить запас воды в мелких ручьях и перевести дух, но после каждого такого привала Арье было все сложнее вставать и продолжать бежать за Якеном, который, в отличие от неё, усталости, казалось, не знал.

    В какой-то момент она начала подозревать, что Безликий и сам не знает, куда они идут: не было похоже, что лес в скором времени кончится. Иногда деревья понемногу редели, вселяя в Арью надежду, но потом снова смыкались друг с другом так близко, что казалось, сам воздух становился плотнее.

    К удивлению девочки, ещё до сумерек Якен объявил, что на сегодня путь окончен. Несмотря на усталость, которая валила Арью с ног, эта новость не то чтобы обрадовала её: они по-прежнему находились посреди леса, и не было вокруг ничего, что могло бы послужить надёжным ночлегом.

    Якен приблизился к мёртвой серой сосне, стоявшей в окружении живых родственников с толстыми ветвями, увешанными шишками. Мёртвое дерево было таким огромным, что понадобилось бы не меньше пяти рослых мужчин, чтобы обхватить его по кругу.

    - Ты говорил, мы идём к безопасному укрытию, - морщась, Арья села под сосной и потёрла ноющие икры. - Так чем это деревцо безопасней сотни других, мимо которых мы сегодня пробежали?

    - Человек знает, а девочка - нет. Человек и его уставшая тень останутся здесь до утра, - Якен взглянул на Арью и, ухватившись за нижнюю ветку сосны, вскарабкался наверх.

    - Я не кошка, чтобы спать на дереве, - фыркнула Арья, не обращая внимания на возню Якена в ветках: она так устала, что веки сами собой прикрылись, а кровь гудела во всем теле.

    Якен тем временем упёрся коленями между расходящимися в стороны ветками и свесил руку.

    - Девочка хочет отдохнуть - девочка лезет на дерево, - проговорил он, и Арья неохотно повиновалась. Якен легко втащил её наверх, крепко обхватил за пояс и опустил в незаметное снизу огромное дупло, ведущее в середину полого ствола. Арья пролетела метра два, прежде чем стукнуться задом об землю, но её падение смягчил плащ Якена, который тот сбросил туда заранее.

    Глаза девочки не сразу привыкли к слабому освещению, но все же она смогла различить описывающую круг трухлявую, но крепкую ещё стену с множеством корявых выступов, смыкающуюся вокруг кривого дупла, и почти что ровный земляной пол, усыпанный сосновыми иголками и листьями, что намело ветром с других деревьев.

    Вдруг прямо рядом с ней с приглушенным звоном упал меч, сброшенный Якеном.

    Подняв голову, она увидела, что её спутник уже начал просовывать в отверстие свои ноги, и быстро отскочила в сторону, чтобы он не смял её.

    Якен ловко приземлился, взметнув сухую листву, но все же больно задел Арью локтём.

    - Здесь тесно, - она потёрла ушибленное плечо.

    - Здесь хватит места для двоих, особенно если один - стройная девочка, - он поднял меч и положил его рядом с кипой листьев, на которую после улёгся, сложив руки за головой и без интереса уставившись в медленно темнеющее отверстие лаза.

    Арья тем временем приметила место, где сосновые иголки и листья лежали толстенным слоем и, удобно усевшись, продолжила растирать свои натруженные ноги, иногда поглядывая на своего спутника, чьё лицо слабо отражало уходящий дневной свет.

    Якен, казалось, дремал – его глаза были закрыты. Красный плащ клочками выглядывал из-под его тела и был похож на пыльную кровь, растёкшуюся по земле. “Кровь Ланистеров”, - подумала Арья и вместо Якена вообразила себе лежащего перед ней Джоффри в луже собственной крови.

    Солнце почти затерялось где-то в ущельях гор, и тьма внутри дерева-великана сгущалась. Вскоре совсем стемнело и через лаз наверху повеяло ночным холодом.

    - Что это за место, Якен? – сон совсем не шёл к Арье – она была слишком голодна, и, к тому же, замёрзла.

    Мужчина шевельнулся на ворохе сухих листьев, заменявшем ему постель.

    - Безопасное, - с глухим скрипом он ослабил кожаные застёжки своей брони. - Лучше всякой гостиницы.

    - В гостинице мы могли бы поесть, - с мучительной пустотой в животе Арья в очередной раз вспомнила, что вся еда, захваченная из Харренхола, осталась у Пирожка и Джендри, а сыр и яблоки Якен разделил с ней ещё в первых часах после полудня.

    - Человек припас ещё кое-что. Арья услышала, как зашуршали листья, и после минуты-другой невнятной возни он уселся рядом с ней и набросил ей на плечи свой плащ.

    - Это девочка может пока взять себе, ночь холодна даже внутри старых древ.

    Ланнистеровский плащ. Арья чуть было не сбросила его с себя, как паука, но сразу же за этим у неё возникла мысль, что это лишь кусок шерсти и глупо мёрзнуть, когда предлагают согреться. Поэтому она с благодарностью приняла плащ и закуталась в него поплотнее.

    - Финики, милая девочка, - тихо проговорил Якен где-то у её уха, и Арья вздрогнула от вязкого тепла его дыхания. Х'гар нащупал её ладонь и вложил в неё большую горсть крупных сушёных фруктов. Немного липкие, мясистые и сладкие,финики пришлись ей по вкусу - раньше она никогда их не пробовала. Хлеб с ломтиками вяленого мяса Арья съела с равным удовольствием.

    Воды у них оставалось мало, и Якен не позволил девочке сделать больше трёх глотков, - он забрал у неё мех и пристегнул его обратно к поясу. Арья подумала, что так даже лучше – выбираться ночью по нужде ей хотелось меньше всего.

    - Долго нам ещё идти сквозь лес? - зевая, спросила она.

    - Зависит от того, как быстро девочка сможет идти, - ответил Якен, и Арья услышала, как он снова полез устраиваться на своей лежанке из листьев.

    - Что мы будем делать, когда доберёмся до Солеварен? – Арья тоже легла.

    - Человек найдёт корабль, идущий в Браавос. Но сперва девочке понадобятся новые башмаки.

    Арья тихо улыбнулась и, бросив последний взгляд в темноту, завернулась в плащ с головой. Плащ был из толстой шерстяной ткани, и скоро девочка совсем согрелась.

    “Уолдер Фрей, Полливер, Рафф-Красавчик, Пёс, сир Иллин, сир Меррин, король Джоффри, королева Серсея”… Снаружи сосны тихо свистели под порывами ветра, Якен мерно дышал неподалёку, и Арья, убаюканная этими звуками, провалилась в тревожный сон, где в холодной тьме её лицо ласкали чьи-то пальцы, а потом оказалось, что это были языки пламени.


    ***

    Мертвец раскачивался на растрёпанной верёвке, как маятник. Арья охнула, когда чуть не налетела на него из-за поворота, а Якен инстинктивно схватился за рукоять меча.

    Повешенный был ещё молод и походил на благородного – руки довольно чистые, одежда из хороших тканей, хоть и изодранная. По отсутствию вони можно было судить о том, что умер он не так давно.

    - Не нравится мне это, - озираясь по сторонам, заметила Арья. – А что, как убийцы все ещё неподалёку?

    - Долго стоять и думать об этом человек не стал бы, - отозвался Якен и, подпрыгнув, стащил с мертвеца плащ. – Пригодится, - пояснил он нахмурившей брови Арье.
     
    Последнее редактирование: 20 ноя 2015
  8. Agirl

    Agirl Наемник

    ***

    Воздух полнился запахом соли. День начинал клониться к вечеру, когда Арья почувствовала прохладный морской ветерок на щеках. Вдалеке виднелись давно заброшенные остатки грубо сколоченных деревянных домов, а за ними, как она предполагала, начинался и сам город.

    Выйдя на большую дорогу, девочка снова натянула свои жуткие башмаки и зашаркала рядом с Якеном, мягко ступающим по сухой забитой земле. От красного плаща ланнистеровского наёмника он предусмотрительно избавился – лишние вопросы, косые взгляды и вполне реальная возможность напороться на настоящих солдат Тайвина были им ни к чему. Линялый чёрный плащ, снятый с мертвеца в роще, действительно оказался вещью полезной – надев его, Якен скрыл яркие доспехи.

    Вскоре двое путников поравнялись с небольшим караваном, везущим в порт мешки с зерном. У одной из телег отвалилось колесо, и несколько человек пытались приладить его обратно, в то время как скучающие лошади вяло поглядывали на мулов, щиплющих бурьян у края дороги. Проходя мимо, Арья погладила одного из осликов по лоснящемуся бочку.

    Ещё задолго до сумерек двое путников вошли в город, белые стены которого стекали к самому морю. Якен сдержал обещание, и первым делом они достали новые башмаки для Арьи. В полутёмной лавке сапожника она получила отличную крепкую пару обуви, сработанной из толстой свиной кожи, выкрашенной в чёрный цвет.

    В порту Якен и Арья стали разыскивать корабль, идущий в Браавос. Проболтавшись среди орущих моряков с полчаса, они нашли один корабль, «Дочь Титана», что направлялся туда с рассветом.

    Капитан корабля, казалось, был взволнован, когда Якен протянул ему монету. До того взволнован, что платы брать не стал и с почтительным полупоклоном пообещал обоим лучшую каюту корабля. Когда Якен спросил его, не могут ли они переночевать в этой каюте, капитан с явным сожалением отказал, пояснив это тем, что на эту ночь все свободные каюты уже заняты и оплачены.

    Заверив капитана, что большой беды в этом нет и условившись встретиться на рассвете, Якен повёл Арью обратно в город. Вечерний туман сделал булыжники, по которым они ступали, скользкими.

    - Человек предпочёл бы не задерживаться здесь, но придётся, - шагая прочь от причала сказал он и кивнул в сторону липнущих к подножию склона трактиров и кабаков вперемешку с закрытыми на ночь лавками.

    - Думаешь, нас там кто-то узнает? - Арья с некоторым беспокойством поглядывала на проходящую мимо пьяную матросню.

    - Этого человек сказать не может, - ответил Якен, - но осторожность не повредит. Славной девочке лучше вообще молчать и стараться быть незаметной.

    - Я могу сойти за твоего оруженосца - заверила Арья, но Якен, с сомнением смерив её взглядом, покачал головой:

    - Не каждый слепец поверит в то, что перед человеком сейчас стоит мальчик.

    Арья вспыхнула.

    - До сих пор у меня как-то получалось, - взметнув порядком подросшие космы, Арья надменно поджала губы.

    - Выглядело это не очень правдоподобно, - поддразнил Якен, чем вызвал негодующий взгляд своей спутницы, - но что ещё остаётся, - Безликий обратил свой взгляд на скрипящую под ветром вывеску ближайшего к ним трактира, что выходил окнами прямо на море. – Человек и его оруженосец спросят ужин, ночлег и горячую ванну, конечно. Без ванны это все – сплошная грусть.

    Арья сразу вспомнила Якена в огромном банном чане Харренхола и густой пар, окутывавший всю ванную комнату. Запах его мокрых волос, когда она наклонилась к нему, чтобы прошептать имя, жар идущий от его распаренной кожи, тепло воды, в которую она осторожно погрузила кончики пальцев. Была какая-то необъяснимая сладость в этом воспоминании.

    В трактире оказалось совсем немного людей. Несколько моряков галдели на незнакомом Арье языке и шлёпали по заголённым бёдрам своих шлюх, на что те отзывались визгливым смехом. В углу возле окна расположились похожие на наёмников угрюмого вида мужчины. Шлюх с ними не было, зато было много эля, которым они запивали шматы хлеба, вымоченного в ячменной похлёбке.

    Арья робко стояла за спиной Якена, пока тот разговаривал с хозяином, щуплым стариком в кожаном переднике, и глотала слюнки, вдыхая манящие запахи свежих кукурузных лепёшек и ухи.

    Владелец трактира пообещал им комнату на верхнем этаже, пояснив при этом, что лестница и вход туда находятся снаружи, так как это единственная комната с ванной, и таскать воду туда сподручней с улицы.

    Закончив разговор и заплатив хозяину парой серебряных оленей, Якен молча направился к пустому столу в самом тёмном углу зала. Арья пошла за ним, стараясь не смотреть на буянивших мореходов с их девками, чьи отвисшие груди то тискали, то сосали.

    Невысокая женщина с пучком седых волос, жена содержателя трактира, принесла Якену и Арье по миске ухи и целую гору лепёшек, за которые двое путников сразу же принялись. Арья села напротив своего спутника, спиной к двери, и еда настолько поглотила внимание девочки, что она не заметила, как в трактир вошли. И только когда Якен легонько пнул её ногу под столом, она оторвалась от почти пустой миски.

    - Девочка не оглядывается, - шепнул Якен, - сюда нагрянули красные плащи.

    Арья вздрогнула.

    - Одного человек знает. И девочка знает его тоже, - одними губами произнёс он. – Она шепчет его имя каждую ночь. Досадно то, что этот солдат наверняка помнит человека. А, может, и девочку не забыл.

    Арью пробрал такой холод, словно они были не в натопленной харчевне, а в мёрзлом колодце.

    - Нам лучше сидеть тут тихо, и, может, он нас и не заметит? Если мы попробуем уйти, то он точно увидит. – У Арьи вмиг пересохло во рту, но она так и не решилась потянуться за кувшином с водой.

    - Храбрая девочка напугана? – улыбнулся Якен. – Страх ранит глубже, чем нож. Девочка должна оставаться спокойной, к тому же их всего четверо.

    - Их может быть больше, - прошептала Арья.

    - Если их больше, это будет означать лишь то, что человек убьёт и их тоже, - его спокойная уверенность частично передалась Арье – она хорошо помнила стражников в Харренхолле, приколотых копьями к стенам.

    Протянув девочке последнюю кукурузную лепёшку, Якен и сам взялся за свою прерванную трапезу.

    Тем временем Арья изловчилась незаметно взглянуть на новоприбывших – они только что расселись за столом рядом с наёмниками. Те оглядели ланнистеровских солдат с угрюмым интересом, но ничего не сказали.

    Трое из красных плащей не показались Арье знакомыми. Но при виде лица четвёртого её внутренности скрутились в жгут. Это был Полливер. Его злобное лицо с щербатым ртом она не забудет никогда. К её облегчению, он сел спиной к их с Якеном столу, лишь иногда поворачивая голову, чтобы бросить взгляд-другой на хохочущих девок.

    Грубо окликнув хозяина заведения, Полливер приказал принести им по пинте эля, ячменной похлёбки и жареной свинины, и что-то в его голосе подсказывало, что платить за это они не станут. Старик, однако, бросился выполнять заказ, и уже через минуту все четверо солдат воздавали должное тёмному элю, громко провозгласив здравицу за короля Джоффри.

    В таверну вошла толпа моряков, шумно приветствуя тех троих, которые трапезничали в компании девушек. Якен не стал медлить и, воспользовавшись суматохой, зашептал:

    - Девочка следует за человеком и ни на кого не заглядывается.

    Встав из-за стола, он неторопливо последовал к выходу. Арья двинулась следом, чувствуя, как сердце трепыхается в сдавленном горле.

    Проходя мимо стола красных плащей, она не сдержалась и посмотрела на сидящих там. На какую-то долю секунды её глаза встретились с жестокими глазам Полливера, и ей померещилось, что в них промелькнуло узнавание.

    Она поспешила отвести взгляд и прибавила шагу, чтобы как раз успеть выскользнуть за дверь сразу после Якена.

    Половинка луны на сизом от облаков небе была окружена оранжевым ореолом, запах соли усилился, ветер нёс холодный воздух с вершин холмов.

    - Он узнал девочку, - ровным голосом произнёс Якен, остановившись и обернувшись к Арье. В темноте она не видела его лица, но ей показалось, он рассердился. – Упрямая девочка не могла не посмотреть, не так ли?

    Позади скрипнула дверь.

    - Он узнал бы нас все равно, - в панике она обернулась на звук и увидела, как Полливер и его солдаты вышли на улицу.

    - Может быть, а, может, и нет. Уже не важно, - Безликий схватил её за локоть и потащил в узкий проулок через дорогу от трактира, который они только что покинули. Позади них раздались крики и топот бегущих ног. Якен уволок Арью за угол и остановился.

    - Девочка должна держаться в тени, и на этот раз она будет делать так, как ей сказано, - положив руки ей на плечи, он заставил её отступить в узкий проем между двумя пропахшими рыбой сараями, а сам вернулся к горлу проулка, из которого, как она слышала, уже выходили преследователи.

    Девочка ожидала услышать звуки схватки, но вокруг стояла тишина, не считая шороха камешков под медленными настороженными шагами солдат, которые приближались к её укрытию.

    - Где ты прячешься, лоратская крыса? Уж не в дырке ли своей мелкой сучки? – голос Полливера раздался в каких-то трёх шагах от Арьи, зажимающей собственный рот, чтобы заглушить дыхание.

    Спустя несколько мгновений она услышала, как что-то крупное свалилось на землю, потом последовал сиплый вскрик, затем ещё один, и все стихло.

    - Девочка может больше не прятаться, - негромко позвал Якен, и Арья с колотящимся сердцем вышла из проёма. Её глазам предстала ещё одна кровавая картина, написанная клинком Безликого: трое солдат, подрагивая, омывали землю под собой чёрной, как драконово стекло, кровью, четвёртый же, оказавшийся Полливером, стоял на полусогнутых ногах с кинжалом, приставленным к его жилистой шее. Якен стоял позади него, второй рукой сжимая вывернутые за спину руки пленника. При виде Арьи Полливер весь напрягся и прошипел:

    - Вот и ты, дрянь мелкая, - облизнувшись, он покосился на нож, торчавший из его сапога.

    - Молчать, - шикнул Якен и ещё крепче прижал острие к его горлу. В ответ Полливер попытался вырваться, но Якену стоило лишь слегка потянуть его вверх за запястья, чтобы злобное рыканье солдата перешло в собачий скулёж.

    Арья приблизилась, мягко освещаемая фонарём кабака, что заглядывал в проулок с главной улицы. В её лице было отвращение.

    - Запомнил меня, надо же. Мне полагается быть польщённой?

    - Тебе полагается быть с перерезанной глоткой и порванной задницей, - сквозь стиснутые зубы выдавил Полливер, и поплатился тут же – Якен так резко рванул его вверх, что почти приподнял над землёй. Отвратительный хруст дал знать, что на свои кулаки Полливер может больше не рассчитывать. Его вой, должно быть, слышала вся округа, но Якен затолкал пленнику в рот край его собственного плаща, и ревущий крик сменился глухим мычанием.

    - Ты был прав, он из моего списка, – Арья прямо взглянула Якену в глаза, - но ты ведь убьёшь его не поэтому, а потому что он узнал нас?

    - У девочки слабые руки и много имён на губах – человек хочет помочь, - возразил он и чуть заметно улыбнулся, словно молодой месяц на светлом ещё небе.

    - Раз ты так хочешь убить его, что ж никак не убьёшь?

    - Кто сказал, что человек хочет убить? – глаза Якена сузились. – Он подумал, что это захочет сделать Арья Старк.

    Услышав это, Арья опешила – она никогда не говорила ему своего настоящего имени.

    - Откуда тебе известно? – испуганно спросила она, забыв на время о Полливере, на которого это открытие тоже произвело впечатление, хотя, возможно, это просто новый приступ боли заставил его глаза так широко раскрыться.

    - Человек всегда знал, но разве сейчас время для разговоров? Этот мужчина заждался встречи со своими богами и демонами. – Якен подтолкнул упирающегося ногами Полливера вперёд. – Девочка может отправить его к ним прямо сейчас.

    Арья сделала шаг навстречу, и тут её взгляд задержался на поблёскивающей рукояти у пояса Полливера. Игла! Арья глазам своим не поверила.

    - Это моё! Моя Игла! - девочка с яростью сорвала с него подаренный ей маленький меч. Солдат дёрнулся, но сразу же заревел сквозь кляп во рту – малейшее движение отзывалось болью в вывихнутых руках.

    - Помнишь, как ты отнял у меня мой меч и убил им моего друга? – крикнула Арья и в бешенстве плюнула Полливеру в лицо.

    - Не стоит шуметь, - Безликий на мгновение приставил указательный палец к губам, и кинжал в его руке бросил отражённый свет. – Спокойная, как вода.

    Арья сжала Иглу вспотевшей ладонью и подступила к пленённому наёмнику. Он вонял страхом. Бросив насмешливый взгляд на мокрое пятно, растущее на его штанине, Арья приставила острый конец Иглы к шее Полливера и склонила голову набок:

    - У тебя что-то с ногой? – в голове у неё пронеслось измученное лицо Ломми.

    Так и не дождавшись ответа, Арья проткнула Полливеру горло, и первые брызги, тёплые и алые неожиданно оросили её лицо. Вырвав Иглу из плоти, она отступила, и Якен позволил телу солдата упасть. Девочка зачарованно смотрела, как тёмная кровь покидает труп, проливается на булыжники, подступает к её ногам. Арья опустилась на колени и погрузила ладони в липкую лужу под головой с распахнутыми глазами и криво раскрытым ртом, похожим на кровавый родник. Ей хотелось умыться этой кровью, хотелось облизать свои красные ладони, чтобы знать вкус мести. Безликий смотрел на неё с удивлённой усмешкой.

    - Девочка опасней, чем кажется.

    Арья дрожала, глаза её блестели от слез, губы горели. Она поднялась на ноги и, по-прежнему сжимая Иглу одной рукой, другой вцепилась Якену в ворот плаща. Он сжал её пальцы и почувствовал в их кончиках биение пульса.

    - Я хочу сказать тебе что-то, - прошептала она и закрыла глаза в счастливой улыбке. Безликий медленно склонился к её лицу и замер в ожидании. – Я знаю, что это боги послали мне тебя, Якен Х'гар, - эти слова словно обожгли его изнутри, и рот её казался горячее танцующего огня красных жрецов. Он решил, что осудит себя за это позже, а пока что было слишком сладко падать в шёлк её поцелуя.
    “Всего один, всего один, всего один”, - стучало в его голове при каждом следующем.
     
  9. Agirl

    Agirl Наемник

    ***

    Большая медная ванна источала пар и могла бы показаться Арье неслыханной роскошью – она забыла, когда в последний раз купалась в горячей воде. Но после всего, что произошло этим вечером, ей стало не так важно, сколько ещё времени пройдёт, прежде чем она смоет грязь и кровь со своего тела.

    Якен освобождался от доспехов, небрежно сваливая их в углу у двери, а Арья обессиленно опустилась на пол у ванны, облокотившись о бортик и рассеяно наблюдая за бликами свечей на начищенной до блеска меди.

    - Девочка лезет в воду первой, - проронил Якен, складывая оружие у своей кровати.

    - А ты? – она повернулась и посмотрела на него.

    - Человек подождёт, пока девочка закончит мыться.

    Сказав это, он сел на пол у низкого подоконника и обратил свой взор за окно. Тучи потемнели и скрыли луну, огни города почти все погасли. Маяк посреди бухты полыхал костром, и, если бы не это, море было бы почти таким же черным, как и небо над ним.

    Арья отвернулась и скинула башмаки, жилетку, бриджи и рубашку. Её одежда была грязней некуда, но изначально тёмный цвет ткани кое-как скрывал слои пятен на ней. Руки у девочки тоже были грязными донельзя, а Полливерова кровь сделала их похожими на мясницкие.

    Придерживаясь за округлыекрая, Арья забралась в ванну и сразу ушла под воду с головой. Вынырнув, она провела руками по лицу и шее, смывая грязь и наблюдая, как из прозрачной вода становится мутной. Кровь из-под ногтей было трудно вымыть до конца, и после десяти минут стараний девочка решила, что и так сойдёт.

    Расслабленно откинувшись на прогретую медь, Арья почувствовала, как горячая вода растворяет её усталость. Если бы она ещё и боль в животе уняла, было бы совсем чудесно.

    Собственное тело казалось Арье чужим – она давно не видела себя раздетой. Если раньше она была тощей и угловатой, то теперь больше походила на взрослую девушку, соблазнительно мягкую и с плавными формами. Не удивительно, что её одежда стала такой тесной.

    Арья видела, как Якен смотрит на неё временами, и в такие моменты её охватывали смущение и затаённое довольство – его интерес льстил ей.

    Убийство Полливера ещё сильнее обострило её чувства к Безликому. Оно также пробудило в ней жестокость – хоть ей уже приходилось отнимать жизнь, она никогда не наслаждалась этим. Но сегодня вечером всё было иначе. Ей нравилось слышать вопли солдата, видеть его страх, а когда Игла проткнула ему горло, это было почти сладко. Ещё больше ей нравилось то, что они с Якеном убили его вместе. Арья находила в этой мысли почти плотское удовольствие.

    То, что она чувствовала к Якену Х’гару сейчас, было тихим обожанием. Когда она была в беде, он дал ей жизнь, когда в беде были её враги – он дал им смерть. Для неё он стал самим Неведомым богом, который отметил её своим поцелуем и сделал своей тенью.

    И это не было похоже ни на одну из глупых песен, любимых Сансой и её подружками: розовые лепестки, свидания украдкой, соловьи на рассвете. Чувства Арьи рождались в крови, как и положено всему живому. Быть может, в ней они и умрут, но лишь так живое становится мёртвым.

    Свечи оплывали в канделябре за её спиной, и воздух в комнате пах тёплым воском. Невидящим взглядом Арья уставилась перед собой, позволив мыслям медленно течь в её голове. Так она и уснула, пробудившись лишь когда с громким плеском её рука соскользнула с бортика.

    Якен, всё это время просидевший у окна, обернулся. Лишь на мгновение окинув взглядом белоснежные плечи Арьи, он тут же отвёл глаза и поднялся с пола.

    - Если девочка будет так добра, человеку тоже охота побыть в тёплой воде, - устало произнёс он и, взяв с кровати грубое полотенце, аккуратно повесил его на кровать рядом с Арьей, после чего вернулся к своему окну, дав ей время закончить с мытьём.

    Арья нехотя вылезла, хотя от горячей воды голова уже немного кружилась и хотелось пить. Ступив на прохладный каменный пол, она потянулась за полотенцем.

    Боль пронзила её живот внезапно, да такая сильная, что она чуть не согнулась пополам. Её взгляд упал на две кровавые струи, текущие по ноге.

    - Якен! – сдавлено вскрикнула она, и полотенце с лёгким хлопком упало на каменный пол. – Что со мной? – она лихорадочно размазывала кровь, вся белая от ужаса.

    Он бросился к ней, не поняв, что случилось, но лишь одного взгляда было достаточно, чтобы его тревога сменилась смятением, а потом чувством, сопровождающим сбывшиеся чаяния, в которых самим себе не признаются.

    - Девочка расцвела, - взглянув ей в глаза, Якен прикоснулся к её липкой от крови коже, - теперь она – женщина.

    Словно во сне, Арья не могла пошевелиться, и лишь безмолвно наблюдала, как из-под пальцев Безликого от её бедра поднимаются вверх длинные багровые следы.


    ***

    Свечи догорали, бросая сердитые красные всполохи на лицо Арьи. Она спала. Темные волосы влажными прядями рассыпались по подушке, пальцы сжимали край одеяла, покрывшего её по самые плечи.

    Якен Х’гар сидел на полу у её кровати и наблюдал за умирающим пламенем свечей. Что бы в этих пляшущих огоньках увидела сейчас Мелисандра?

    Якен посмотрел на свои руки – засохшая кровь зловеще чернела на пальцах и под ногтями, но он не спешил смывать её. Отданная добровольно, она словно была подношением на алтарь бога. Каких-то два часа назад она покидала тело Арьи, будто из смертельной раны, но Якен знал, как остановить её, и когда сделал это, то уложил девушку в кровать и, не в силах заснуть сам, сел рядом и стал ждать рассвета.

    Небо за окном едва заметно посветлело. Якен легко поднялся с пола и подошёл к остывшей ванне, чтобы ополоснуть руки. Плеск разбудил Арью, и она зашевелилась на своей постели. Якен обернулся и увидел её заспанное лицо с сощуренными на свет глазами. Он подошёл к ней и потрогал лоб, потом шею. Арья зажмурилась и зевнула.

    - Ты не спал, - догадалась она, хоть это было и не сложно.

    - Но девочка спала так крепко, что иногда почти переставала дышать, - Безликий осторожно сел рядом с ней, и лицо его оказалось в тени. – Девочка видела сны?

    - Нет, - после нескольких секунд раздумий ответила она.

    - Нет? – переспросил Якен так, словно был удивлён.

    - Никаких снов, - тихо ответила Арья и задумчиво взглянула в отступающую мглу за окном.

    На короткий миг Якен нахмурился, но тут же поднялся и, собрав вещи Арьи с пола, сложил их на кровать.

    - Пора собираться – светает.


    ***

    Арье казалось, что прошла целая вечность с того дня, как она стояла на палубе корабля, несущегося навстречу огромному браавосскому титану.

    Чайки бешено кружили у неё над головой, испуганные внезапным рёвом, возвещающим о прибытии «Дочери Титана» в порт. Солнце пряталось за облаками и разбрасывало рассеянные лучи по розовеющему утреннему небу.

    Якен Х’гар стоял рядом с ней и с каким-то отрешённым блаженством озирал распростёртый перед ними город.

    Сойдя на берег и наняв лодку, они отправились в плавание по многочисленным каналам. Одни из них были широкими и переполненными другими лодками, сновавшими во все стороны без всякого порядка. Другие каналы были узкими и затенёнными каменными строениями, чьи стены давили друг друга, чьи крыши смыкались наверху, а окна нижних этажей местами едва не погружались в зеленоватую воду.

    Отовсюду доносились крики на языках, незнакомых Арье. Торговцы потрясали связками диковинных фруктов, рыбаки во весь голос предлагали свой остро пахнущий морем товар, запуская руки в переполненные корзины с устрицами и креветками, куры и гуси, запертые в плетённых клетках, перекрикивали птичников, расхваливающих их. Все вокруг было таким пёстрым, громким и буйным – Арья была ошеломлена этим бурлящим изобилием цветов, звуков и запахов.

    Однако с первого же дня она ещё ни разу не покидала стен храма Многоликого бога, куда Якен привёз её, пройдя, казалось, по каналам всего Браавоса.

    Она целыми днями скребла длинные коридоры и широкие полы храма, меняла свечи в застывших лужицах воска, помогала на кухне, очищая от кожуры грязные картофелины и морковки.

    Иногда она видела Якена за завтраком, иногда за ужином, но он всегда был молчалив, как и все остальные в этом странном месте. На первых порах Арья пыталась завести разговор с ним, но он лишь молча поднимал руку, призывая её к молчанию.

    Это очень сердило девушку, как и то, что она вынуждена днями напролёт мыть и чистить, как обычная прислуга.

    - Я пришла сюда не для того, чтобы мести полы! – в ярости крикнула она Якену после первых трёх недель в храме.

    - Зачем же девочка пришла? – спросил он, и холодное высокомерие появилось в его лице.

    - Я пришла, чтобы ты научил меня убивать, - злясь ещё пуще прошипела Арья и в сердцах швырнула метлу на пол.

    - Только поэтому? – Безликий смотрел на неё всё с тем же оскорбительным выражением.

    Арья залилась краской и от негодования не могла вымолвить ни слова – конечно, не только поэтому!

    - Если девочка думала, что сможет прийти в храм Многоликого и в несколько недель унести из него секреты и знания, которым учатся не один год, она очень сильно ошиблась, - Якен Х’гар смотрел на неё сверху вниз и выглядел одновременно разочарованным и полным презрения.

    - Я готова учиться столько, сколько потребуется, - протестующе затараторила Арья. – Но я ничему не учусь, я только прислуживаю, скребу грязь и чищу морковку.

    - Чтобы стать никем, девочке предстоит пройти и не через такое, - слегка смягчившись, предостерёг Якен. – Но если она слишком горда, чтобы служить Многоликому, ей здесь не место.

    У Арьи внутри всё сжалось от одной мысли о том, чтобы оказаться на улице, беспомощной и одинокой.

    - Я готова служить, но когда я начну учиться хоть чему-нибудь стоящему? – почти взмолилась она.

    - Девочка уже учится чему-то стоящему, - с напором ответил Якен. – Смирению.

    Сказав это, он вдруг нежно запустил пальцы в спутанные волосы Арьи, и от этого внезапного прикосновения она сразу растеряла всю свою горячность. Так ли уж плохо мести пыль и трудиться на кухне, если он ласков с ней?

    - Возможно, учиться будет легче, если девочка узнает, что ей больше не нужно поминать имя короля в своих ночных молитвах, - негромко произнёс Якен.

    У Арьи перехватило дыхание, словно её швырнули в холодную воду.

    - Король мёртв, - шёпотом добавил Якен и положил руку ей на плечо.

    Мрачное довольство медленно проступило на лице девушки, и Безликий, позволив лишь тени улыбки коснуться его губ, удалился, оставив Арью одну в пустом зале.
     
  10. berta

    berta Наемник

    Тема Браавоса - одна из любимых в ПЛиО. Интересен сюжет и герои, буду ждать продолжение.
     
    Agirl нравится это.
  11. Agirl

    Agirl Наемник

    Спасибо:)
     
  12. Agirl

    Agirl Наемник

    Не важно, день был или ночь – в храме Многоликого всегда царил сумрак. Свечи наполняли его холодные стены таинственным сиянием, но, казалось, даже все свечи мира не в силах разогнать тьму, таившуюся по углам, в глубоких нишах, между колон, под уходящим ввысь сводом.

    Едва слышный шёпот молящихся и тихие шаги обитателей храма были едва ли не единственными звуками в этом пристанище последних вздохов.

    Этим вечером она снова явилась к нему, на этот раз завернувшись с головы до ног в чёрный плащ с глубоким капюшоном. Сквозняк выбил огненную прядь её волос и бросил Якену в лицо вместе с пронзительным ароматом шафрана.

    - Я пришла поблагодарить тебя за твои дары, - прошептала красная жрица и открыла лицо.

    Безликий чуть заметно склонил голову.

    - Валар дохаэрис, - молвил он.

    - Но пришёлся ли тебе по вкусу мой дар, Якен Х’гар? Стоил ли он двоих узурпаторов?

    Безликий некоторое время просто смотрел на неё, размышляя о чём-то.

    - Что Мелисандра из Асшая видит в своём огне?

    - Я вижу всё то же самое, - её глаза казались красными. - Девочка-волчица верхом на драконе и в море крови, танцующая с мечом. Я знаю, что она такое, но что ты скажешь о ней?

    - Девочка вынослива и сильна, - подумав, произнёс Якен. – Она опасный враг. Она дикая и гордая. Слишком гордая, чтобы служить.

    - Гордость можно убить, - улыбка Мелисандры была коварной. – Ты знаешь, как, мне не нужно тебе подсказывать.

    Якен ничем не выдал своё знание или невежество в этом вопросе.

    - Пришло ли к ней видение? – снова спросила красная женщина.

    - Человек так не думает, - с недобрым блеском в глазах ответил он. – Человек спрашивал её о снах, но их нет – она так говорит, и человек знает, что она не лжёт.

    Мелисандру эта новость, казалось, совсем не обрадовала.

    - Этого не может быть, - в замешательстве она сделала несколько шагов в сторону и сразу же вернулась. – У неё ведь уже была кровь?

    Безликий молчаливо подтвердил.

    - И ты взял её?

    - Нет, - Якен слегка нахмурился, словно одна мысль об этом была ему неприятна.

    Мелисандра насмешливо покачала головой.

    - Тогда тебе стоит попробовать, - её тихий смех был похож на шелест ветра в ветвях. – Магия крови порой бывает коварна, особенно если речь о варге.

    ***

    Тишину его кельи нарушали лишь нечастые потрескивания свечи. Мелисандра давно покинула храм, оставив Безликого размышлять о том, что ему предстоит пробудить варга в Арье Старк.


    ***


    Губа распухла, как от укуса осы, но Арья и не пыталась остановить кровь. Она лежала в своей келье и просто позволила ей течь: так она и засохла на её левой щеке, словно нарисованная улыбка.

    Руки ныли от покрывших их синяков: сегодня Якен снова отходил её тростью во время игры в правду и ложь. Сколько уже было их, этих уроков, Арья не знала, как и не помнила ни одного, когда бы Безликий не наказывал её за неумелое враньё. Провести его девушке ещё ни разу не удавалось – Безликий видел её насквозь, ни одно неверное слово не ускользало от него.

    Арья была почти уверена, что он умеет читать мысли, иначе как ему было знать, что она убила конюшонка, проткнув ему живот, а не сердце, что лютоволк Джона был белым, а не серым, что друга её звали Мика, а не Бен.

    Каждый раз, когда Якен хлестал её, ненависть вскидывалась в ней, подобно рассерженной змее. Но вместе с этим Арью охватывало благоговение перед его всевидящим взглядом, мгновенно распарывающем брюхо каждой лжи, рождённой в её голове.

    А удары... Было в них что-то сродни буре, что заставляет восхищаться её сокрушительной страстью: так человек, отдавшийся на волю моря, с горьким восторгом созерцает высокие волны, пронзённые венами молний.

    Сегодня Х’гар ударил её по лицу, когда в четвёртый раз на вопрос “Кто ты?” она рявкнула “Никто!” и наскочила на своего наставника, вынудив его отступить к стене.

    Он оттолкнул её и хлестнул наотмашь палкой, и на секунду этот удар показался ей поцелуем, но боль не запоздала на дольше, чем продлился этот горько-сладкий миг, и кровь выступила из глубокой трещины в губе. Удар свалил Арью с ног.

    Пройдя мимо девушки, сжавшейся на полу, Якен Х’гар бросил на неё безразличный взгляд и, уже в дверях, так же безразлично проронил:

    - Возможно, в следующий раз девочка сыграет лучше.

    - Я не хочу больше играть в эту идиотскую игру! – взревела Арья, и злые слезы покатились по её щекам.

    - Девочке стоит сказать лишь слово, и она свободна, - холодно заметил Якен и, так и не дождавшись от Арьи ответа, ушёл.

    Волчицы не плачут, но она ведь никто, по крайней мере, пытается быть, вот и нет никакого стыда в том, чтобы никто дал волю слезам.

    На ужин Арья не явилась. Вместо этого она пошла в свою келью, где легла на тюфяк и, не в силах не думать о Безликом, предалась мрачным размышлениям.

    Она чувствовала себя обманутой. Ей казалось, что она была для него кем-то особенным, что он по-своему любил её, но с их приходом в храм Многоликого многое изменилось.

    Якен больше не был тем человеком, который не раз спасал её и которого она обожала. Он стал жёстким и равнодушным, и лишь редкие вспышки былой нежности поддерживали в Арье надежду, что всё это ей не показалось, и он по-прежнему её сердце и её бог.

    Девушка тихо всхлипнула и, повернувшись к стене, закрыла глаза в надежде на то, что усталость и слезы скоро сделают своё дело, и она забудется сном.

    - Славная девочка, - прошептал Якен, объятый золотым пламенем. Его глаза не были глазами человека – они были похожи не змеиные. Он притянул Арью к себе и стал целовать. Раздвоённый язык лизал ей рот, и было так больно, что девушка в ужасе попыталась вырваться. Ей казалось, она горит изнутри, но Якен лишь крепче сжимал её, и в какой-то момент она смирилась с тем, что он убьёт её.

    - Славная девочка, - вновь зашептал он, и голос его был змеиным шипением.

    Пробуждение наступило внезапно, и Арья не могла понять, ночь ещё или уже утро. В её келье было светло и, обернувшись, она увидела на полу перед своей постелью горящую свечу. Там же стоял кувшин с водой, хлеб, вяленое мясо и финики.


    ***

    Он вёл её вниз по широкой лестнице, тускло освещённой редко расставленными по краям медными светильниками. Воздух становился все прохладнее, запах сухой непотревоженной пыли постепенно смешался с едва уловимым запахом тлена – так пахнет в старых склепах, так пахло в крипте под Винтерфеллом, где под мрачными статуями древних королей Севера покоился их прах.

    Они шли и шли, пока свечи постепенно не исчезли. Тогда Якен зажёг факел, который всё это время был пристёгнут к его поясу.

    Освещаемая лишь этим голубоватым пламенем лестница резко поворачивала и, став чрезвычайно крутой, уводила ещё дальше под землю.

    Наконец, они остановились у высокой белой двери, выделанной из чар-древа. Стены рядом с ней также белели, и, проведя по их блестящей поверхности пальцами, Арья поняла, что это соль.

    Они находились в некотором подобии соляной шахты, и тишина вокруг стояла почти звенящая.

    Якен достал из кармана ключ и воткнул его в небольшую скважину. Взявшись за кривое углубление, служившее дверной ручкой, он потянул на себя и через плечо взглянул на свою спутницу.

    Арья почувствовала, как от волнения во рту у неё стало сухо.

    Якен как-то мрачно улыбнулся и отворил дверь настежь, пропустив Арью вперёд, и девушка, жадно распахнув глаза, шагнула внутрь.

    Она давно хотела попасть за дверь, ведущую из комнаты омовений куда-то вглубь храма, но даже в самых смелых своих предположениях не могла и представить, что это место скрывается так глубоко, что это место огромно, что серый каменный пол уставлен тысячами свечей, что высокие, теряющиеся в высотной мгле каменные стеллажи с сотнями и тысячами ниш вмещают бесчисленное число лиц.

    Не веря глазам, Арья медленно шла между стеллажами, в глубоком удивлении глядя на незрячие маски с закрытыми веками. Мужские, женские, детские, старческие, красивые, обыденные, уродливые лица людей мрачными рядами дремали в своих нишах, подсвеченные снизу жёлтым огнём свечек.

    Зрелище завораживало и немного пугало. Арья представила, каким образом лица оказываются здесь, в этом хранилище, и её пробрал холодок. Неделями она раздевала и мыла покойников, выворачивала карманы их одежды, снимала драгоценности, и эта работа странным образом успокаивала её – девушке начинало казаться, что она заодно со смертью и потому та никогда не коснётся её саму.

    Но теперь она поняла, что после того, как мертвецов уносят из комнаты омовений, они попадают сюда, в подземелье, и кто-то очень искусный срезает лица с их безжизненных голов. Интересно, дадут ли ей и эту работу тоже? И если нет, то кто её делает? Якен Х’гар? Или кто-то из его молчаливых братьев, которых Арья изредка видела на собраниях, откуда её сразу прогоняли, если она задерживалась дольше, чем требовалось, чтобы принести кувшин воды?

    Безликий молча наблюдал за Арьей, пока она, раскрыв рот, осматривала эту тайную часть храма.

    - Девочка попала в место, куда немногим разрешено входить, - после нескольких минут тишины произнёс он. – Что она видит здесь?

    Арья оторвалась от созерцания лиц и взглянула на Якена.

    - Лица. Маски. Умирающие наверху попадают сюда, и здесь их лица остаются навсегда, - тихо ответила она.

    - Не совсем, - покачал головой Якен. – Не навсегда. В своё время каждая из них покинет хранилище хотя бы однажды, чтобы в мире живых послужить Многоликому богу. Если девочка приложит старания, однажды человек научит её носить маски, - сказав это, он приложил ладонь к щеке девушки.

    - Когда? – Арье не терпелось научиться прямо сейчас.

    - Когда придёт время. Пока что девочка не готова.

    - Я готова! – воодушевлённо заверила она. – Научи меня сейчас! Что я должна делать для этого?

    Безликий снисходительно рассмеялся.

    - Очень многое. Для начала девочка должна уметь лгать так просто и красиво, словно она дышит, пребывая в глубоком сне. Готова ли она сделать ложь своим вторым дыханием? – с этими словами он отцепил с пояса свою короткую трость.

    - Я готова, - тут же ответила Арья, по-прежнему преисполненная надежд.

    - Девочка не владеет своим лицом, - насмешливо возразил Якен и хлестнул Арью по руке. – Любой, у кого есть глаза, видит всё, что творится в её голове.

    Девушка закусила губу, и тут же получила новый удар по руке.

    - Девочка говорит, что она никто, но закусывает губу, как Арья Старк. Так кто же она?

    - Никто, - крикнула Арья, не сводя глаз с Якена, и громкое эхо прокатилось по залу.

    - Допустим, - Якен качнул тростью и подошёл ближе к ней. – Зачем ты здесь?

    Это было впервые, когда Безликий не ударил её за такой ответ. Арья, ожидавшая наказания за это слово, не смогла скрыть удивления.

    - Чтобы учиться, - наспех ответила она и тут же поплатилась.

    - Ложь, - бесстрастно вымолвил Якен. – Зачем ты здесь?

    - Чтобы стать убийцей, такой, как ты, - Арья с вызовом шагнула вперёд. Она могла чувствовать запах лимонной травы, исходящий от длинного одеяния Безликого.

    - Девочка и так убийца. Зачем ты здесь?

    - Чтобы быть с тобой, - помолчав ответила она, словно только теперь поняла это.

    Якен ничего не сказал и не отстранился даже когда она, прижавшись к нему всем телом, вдруг взяла его за руку и припала губами к его ладони.

    Горячая дрожь пробежала по его коже, словно сотня огненных пауков. Он вдруг подумал, что более подходящего места не найти – здесь, в подземелье, в хранилище, никто не посмеет им помешать.

    Отбросив трость, Якен схватил Арью за запястья и прижал к себе, любуясь блеском её глаз. Он склонился над девушкой, обхватил пальцами её лицо и стал целовать, упиваясь знакомой сладостью её рта.

    Сейчас он в полной мере осознал, каким невыносимым было его ожидание и какой большой была его удача, что он вообще смог заманить эту своенравную девочку в храм Многоликого. Когда-нибудь она станет тем, чем ей предназначено стать, но до тех пор она принадлежит ему, вся. От этой мысли его кровь вспыхнула, словно сухое дерево от удара молнии.

    Сквозь шум крови в висках он слышал шорох одежды и учащённое дыхание Арьи, эхо которого утопало в глубинах коридоров огромного зала, где лишь застывшие маски на стенах с их плотно закрытыми глазами были слепыми свидетелями того, как Якен разорвал чёрное платье девушки у неё на груди и рывками стащил его с её плечей, а когда она с тихим стоном обвила его шею руками, увлёк за собой на пол.


    ***

    Она бежала по снегу. Он весело скрипел под её шагами, а воздух остро пах холодом. Холодом и кровью. Она чуяла её где-то близко, и голод гнал волчицу сквозь лес, туда, где что-то едва живое истекало алой влагой.

    «Волчица, волчица, я волчица», - на краешке её сознания эта мысль плясала, как огонёк. Она знала, что её зовут Арья Старк, она помнила своих мать и отца, братьев и сестру, но сейчас она была волчицей и бежала на сильных лапах по снегу где-то на Севере, хотя знала, что в прошлую ночь заснула в Браавосе в объятиях Якена Х‘гара.

    Её голод был сильнее желания понять, что с ней происходит. Запах крови усиливался, и она почувствовала, как тёплая слюна капает с высунутого языка.

    Но вот и он, источник вкусного запаха! Это человеческий младенец. Над ним трое волков грозно рычат друг на друга за право на трапезу. Один из них вдруг прокусил нежное маленькое тельце, и двое других в злобе кинулись на осмелевшего.

    Она остановилась под деревьями у самой поляны, где волки дрались за мясо. Вздыбила шерсть на загривке и зарычала. Они тут же замерли и в страхе воззрились на огромную лютоволчицу, глядящую на них жёлтыми, как сама ярость, глазами.

    Она медленно двинулась в их сторону, жадно втягивая напоенный кровью воздух и роняя голодную слюну. Волки попятились, а когда она клацнула зубами, они, позабыв о своей добыче, ринулись прочь.

    «Ребёночек», - шепнул голос у неё в голове, но пасть сама собой раскрылась, обнажив два ряда острых зубов, которыми она впилась в ещё тёплую плоть.

    Арья Старк не стала бы есть человечину, но лютоволчица жила своими желаниями, поэтому расправилась с малюткой быстро и подчистую, даже косточки не оставила.

    «Славная девочка», - прошептал кто-то, пока она выгрызала пропитанный кровью снег. Внезапно налетевший слабый запах дыма заставил её вздрогнуть всем телом.

    С глубоким вдохом Арья села на постели. Сердце билось о рёбра так сильно, что она прижала к груди вспотевшую ладонь.

    - Девочка видела сны? – тихий голос из-за спины заставил её испуганно подскочить.

    Она обернулась и встретилась глазами с Якеном, который полулежал на подушках позади неё и внимательно наблюдал, словно кобра за птичкой. Свеча на полу затрещала, выплюнув вверх чёрные кольца копоти, и Арье померещился привкус крови на языке.

    - Я видела страшный сон, - сбивчиво ответила она и сглотнула ком в горле.

    - Девочка расскажет? – Якен взял её за локоть и притянул к себе.

    Арья послушно легла, обратив к нему лицо.

    - Во сне я видела волков, - сказала она и поморщилась. – Они ели младенца в лесу.

    - Девочка скалилась и рычала во сне, - Якен сжал её подбородок и провёл пальцем по её зубам.

    Арья почувствовала, как внутри у неё всё свело и от страха и от удовольствия.

    - Во сне я была волчицей, - призналась она с неохотой.

    Якен не ответил, лишь улыбнулся.

    - Ты недоволен? – спросила она и несмело дотронулась до его волос цвета клубничного золота.

    - Славная девочка, - глаза его сверкнули совсем рядом с её, - человек доволен.
     
    Последнее редактирование: 4 дек 2015
  13. Agirl

    Agirl Наемник

    Арья лежала на залитой солнцем крыше и лениво наблюдала за плывущими по каналу лодками. Воздух дрожал от жары. Когда она поднимала глаза вверх и прикрывала их ладошками, вдали она видела корабли. Они входили в гавань, и ветер разносил громоподобный рёв Титана по всему берегу.

    Пахло рыбой. Если слезть с крыши, окажешься в самом крупном рыбном ряду Браавоса. Даже не имея за душой ни гроша, здесь можно наесться до отвала: то пробуя, то подбирая упавшее, то просто стягивая с прилавков и из корзин. Когда Якен отсылал её на целый день в город, искать пропитание ей приходилось самой – денег он ей не давал. Каждый день она должна была приносить ему три новости, три украденные вещи и одно пойманное ею маленькое животное: птицу или мышь.

    Своими успехами она делилась с ним за ужином, и Якен всегда слушал её внимательно.

    - Какие новости девочка принесла сегодня?

    - Торговка драконьими яблоками, нашла огромную ящерицу в корзине с привезёнными ей фруктами. Но она утверждает, что это детёныш дракона.

    Арья своими глазами видела эту торговку и как та показывала толстую ящерицу размером с локоть и синим языком.

    - Это интересно, - Якен отпил из чаши. – Что ещё?

    - Капитан «Одичавшей девы» сделал проклятую восковую куклу капитана «Пышновласой» и грозится утопить её, если тот не вернёт ему карточный долг.

    Эту новость Арья услышала от матросов, у одного из которых она изловчилась украсть наконечник стрелы (он носил его на цепочке у пояса).

    - Новость стоящая, - Якен резал печёную телятину на кусочки. – А третья новость?

    - Аматэ, шлюха из дома старой Бри, остригла и продала свои волосы, чтобы выкупить свою свободу. Говорят, они были из чистого золота.

    Об этом Арья услышала у цирюльни, хозяин которой клялся, что его собственный друг купил эти золотые волосы, и они были такими длинными, что ними можно было несколько раз перевязать телегу.

    - И эта новость хороша, - похвалил Якен. – Так волосы и впрямь были золотыми?

    - Я не думаю, - недоверчиво скривилась Арья. – Наверное, просто светлые.

    Якен улыбнулся и принялся за мясо.

    - Что девочка украла сегодня?

    Арья вынула из кармана тряпку, завязанную в узелок. Развязав его, она положила перед Якеном маленькую склянку с черным порошком внутри, наконечник стрелы и ярко-розовое драконье яблоко.

    - Порошок я украла у торговца снадобьями, наконечник – у моряка, а фрукт – у хозяйки маленького дракона, - гордо поведала Арья.

    Якен оглядел предметы. Нахмурившись, он поднёс к глазам склянку с порошком.

    - Девочка открывала склянку?

    - Нет, - Арья ловко выхватила стекляшку из его пальцев и повернула пробку в горлышке.

    Якен мгновенно перехватил её руку и сдавил так, что Арья чуть не закричала.

    - Девочка ничего не смыслит в снадобьях.

    Медленно выпустив её, он убрал порошок в карман.

    - Животное?

    Арья недовольно глянула на него.

    - В келье.

    Пять минут спустя Арья лежала на своём тюфяке, двумя руками сжимая маленькую серую крысу. Глаза девушки были закрыты.

    Якен Х’гар медленно ходил по комнате, и его тень скользила по тёмно-серой стене. Он говорил тихо, и каждое его слово было подобно снежинке, мягко падающей на каменный пол. Арья едва не засыпала под его колдовской голос, но Якену удавалось удерживать её между сном и реальностью. Иногда он приказывал ей открыть глаза и смотреть на крысу долго, изучая каждую шерстинку на ней. После этого он говорил ей закрыть глаза и представлять эту крысу так же живо, словно она всё ещё смотрит на неё. Последний же час Арья пыталась войти в разум маленькой твари, чтобы смотреть её глазами, чтобы подчинить её и повелевать ею. Иногда на доли мгновения ей это удавалось, но связь быстро терялась, и Арья вновь оказывалась в собственной голове. Во сне ей ничего не стоило стать лютоволчицей, всё получалось само собой, но Якен день за днём заставлял её тренироваться наяву.

    «Сны полезны», - говорил он, - «девочка учится во сне тоже. Но она должна уметь делать это и когда не спит. Особенно когда не спит».

    Вчера после нескольких часов стараний ей удалось заставить крысу сесть на задние лапы. Было так утомительно контролировать этого маленького грызуна, что после урока Арья уже не нашла в себе сил встать с постели. Якен похвалил и даже поцеловал её на ночь, после чего забрал крысу.

    «Завтра девочка словит кошку», - прошептал он вместо прощания.

    На следующий день Арья так и поступила. Это было совсем не сложно: она знала, как кошки любят греться на раскалённых крышах, скрутившись клубочком или растянувшись во всю длину. Забравшись на крышу рядом с рыбным рынком, Арья сразу же увидела кошку, спящую и разморённую жарой.

    Арья схватила её, но та, казалось, не особенно возражала и довольно быстро успокоилась. Теперь обе они лежали под тёплым солнцем, и Арья рассеянно гладила животное по спине. Солёный ветер дул девушке в лицо, и здесь, наверху, звуки городской суеты казались немного тише. Незаметно для себя Арья начала засыпать, вяло отмечая краткие мысли.

    Внезапно что-то резко изменилось. Мир вокруг сменил цвета, всё словно подёрнулось дымкой, корабли в море казались размытыми пятнами, зато глаза хорошо различили мелкого жучка, ползущего по крыше. Можно было даже услышать, как он перебирает лапками. Нос задрожал от буйства рыбных запахов, идущих снизу. Арья была внутри кошки. Она прошлась по краю крыши, мяукнула и улеглась на прежнее место.

    Если сегодня вечером ей удастся повторить трюк, Якену это понравится.


    ***

    Арья думала, что так и не дождётся серьёзного задания. Кошки, воровство, беготня по городу в поисках новостей. Вдобавок Якен настоял на том, чтобы Арья обучалась травничеству и ядам, но ей это нравилось и она быстро осваивала знания.

    - Кто ты? – Якен смотрел ей в глаза, и она знала, что если солжёт, он её треснет.

    - Арья Старк, - нахально ответила она.

    - Плохо, - с прохладцей произнёс Якен. – Девочка должна придумать другую девочку и стать ею на время.

    - Это задание? – оживилась Арья.

    Якен снисходительно кивнул.

    - Задание, но небольшое. Лишь посмотреть, сможет ли девочка применить свои новые знания.

    - Как интересно! Мне нужно кого-нибудь убить?

    - Для начала придумать другую девочку. И чтобы человек поверил каждому её слову.

    - Так тебе нужна другая девочка, вот в чём дело, - ухмыльнулась Арья. – А я думала, у нас любовь.

    - Завтра Арья Старк должна умереть, - Якен не снизошёл до ответа на её шутку.

    - Для тебя – всё, что угодно, - Арья склонилась в притворном реверансе, когда Якен проходил мимо, чтобы покинуть её келью.

    Назавтра Арья все же приготовила историю другой девочки, Ланны. Сиротка, торгующая устрицами, что целыми днями катит тележку вдоль каналов, выкрикивая свой товар, понравилась Якену. Он наказал ей продавать устрицы всю неделю, а когда она закончилась, предложил сменить привычный маршрут, чтобы кое-что увидеть. Никаких объяснений он не дал, лишь ласково потрепал Арью по щеке и ушёл, хоть и не сразу.
     
  14. Agirl

    Agirl Наемник

    Яд лежал в её кармашке, прозрачный, как уксус, которым тощий старик любил приправлять устрицы. Он всегда покупал у неё четыре штуки и съедал их одну за другой, жадно всасывая студенистую жидкость.

    Сегодня всё было так же, как и много раз до этого.

    - Эй, девочка! – окликнул тощий старик и поднял костлявую руку.

    Ланна улыбнулась и подкатила тележку к его столу.

    - Как обычно? – спросила она, уже начав раскрывать устрицу коротким ножиком.

    - Да, - бросил старик и расчистил место перед собой на столе, убрав в сторону ворох бумаг.

    Ланна подала ему четыре большие раковины.

    - Уксус? – её улыбка была милой, как всегда.

    - Я сам, - проворчал старик и в нетерпении протянул руку.

    Ланна подала ему маленькую бутылку, и ни один мускул не дрогнул на её весёлом личике.

    Взгляд девушки вдруг сам собой упал в сторону, где колыхалось огромное красно-золотое полотно паруса. Ей показалось, будто кто-то со всех сил ударил её в живот. Ланнистеры. Танцующий на ветру лев стоял на задних лапах и скалился на солнце, а Арья едва не выронила бутылочку из онемевших пальцев. Старик цепко схватил склянку, когда та почти выскользнула у девушки из руки.

    Пробормотав что-то сердитое, он затряс бутылкой над устрицами, вылив при этом добрую половину содержимого. Сунув монеты Арье, он с наслаждением проглотил своё последнее лакомство и бросил опустошённые ракушки под стол.

    Девушка выдавила из себя улыбку, забрала склянку и нетвёрдой походкой двинулась ближе к берегу, чтобы получше рассмотреть лодку с багряно-золотым парусом – та как раз чалилась.

    Укрывшись в тени навеса между корзин с канатами, Арья, чуть дыша, смотрела на людей, выбирающихся на узкий мощёный тротуар.

    Первыми из лодки выпрыгнули двое гвардейцев в красном, чтобы помочь богато одетому старику вылезти на сушу. Слегка дрожащими руками он цеплялся за локти солдат, а когда, наконец, встал на твёрдую землю, принялся оправлять на себе смятый плащ, расшитый золотыми розами.

    Последним из лодки показался высокий статный мужчина в белом плаще гвардейца королевской стражи. Его тяжёлый злобный взгляд скользнул по оживлённой маленькой площади. Едва взглянув на него, Арья узнала своего заклятого врага – сира Меррина Транта.

    Девушка не могла отвести глаза от него – она ведь так давно мечтала об этой встрече. Но Арья никогда и помыслить не могла, что он сам явится к ней вот так просто, словно ответом на её молитвы.

    Прибывших из Королевской гавани встречал высокий широколицый мужчина в неброском одеянии, выдающем в нём богатого человека. Под порывами ветра его тёмно-коричневый плащ путался с плащом гостя, чьи золотые розы поблёскивали на солнце.

    Трант держался позади, пока двое вельмож медленно шагали в сторону моста, ведущего к мраморным площадям центральной части Браавоса. Гвардеец прошёл в каких-то нескольких шагах от Арьи, спрятавшей лицо в распущенных волосах.

    Где-то в стороне раздался крик, и девушка поняла, что уксус, наконец, сработал. Любопытные ринулись к столу страховщика, и Арья, бросив ненужную больше тележку, растворилась в толпе зевак, ни на секунду, однако, не упуская трепещущий вдалеке белый плащ.


    ***

    Вечер дышал теплом и стоялой морской водой. В сыром проулке Арья сидела на корточках, во все глаза глядя на гвардейцев из Королевской гавани. Громко переговариваясь, они брели вверх по улочке, и Арья знала, куда они идут – в той части Браавоса находились публичные дома, где под золотистое кислое вино все девушки казались прекрасными.

    Когда они почти скрылись за поворотом, она быстрее кошки бросилась вдогонку и, добежав до конца переулка, застыла, как вкопанная, прижимаясь к угловой стене. Завидев, как они скрываются за следующим поворотом, девушка снова скользнула за ними.

    Когда краткое преследование окончилось, Арья стояла у распахнутой двери, из которой доносился смех и звуки музыки. Что делать теперь, она не знала.

    Заозиравшись по сторонам, она вдруг радостно ахнула – сидя на камнях и привалившись спиной к грязной стене, неподалёку спала старуха-цветочница. Её нежный товар изрядно подвял и немного его оставалось, но Арья медленно приблизилась и так же медленно подняла с земли широкую корзину с маленькими букетами фиалок и розовых бутончиков. Старуха не шевельнулась, и Арья неторопливо направилась к двери, в которую ранее вошли гвардейцы.

    Её сердце стучало и губы предательски сохли, когда она вошла в затемнённое многочисленными драпировками помещение.

    На больших мягких диванах развалились девушки в полупрозрачных одеждах. Некоторые из них были в компании мужчин, другие же волооко глядели по сторонам в надежде, что и у них появятся клиенты.

    Арья несмело двинулась в сторону нескольких девиц с кавалерами, большими глотками пьющими из медных кубков. Внезапно дорогу ей преградил устрашающего вида охранник в обитых железом сапогах.

    - Убирайся отсюда со своим бурьяном, - шикнул он и уже хотел вытолкать Арью вон, когда одна из шлюх протестующе прикрикнула на него.

    - Оставь девочку в покое! – она сладко улыбнулась Арье и протянула к ней свою тонкую, увешанную браслетами ручку. – Поди сюда, дитя.

    Охранник угрюмо посмотрел на неё и прошёл к группе пьяных наёмников, слишком шумно спорящих о чём-то.

    Арья робко подошла к девице, неся впереди себя корзину с жалкими букетами.

    - Я так люблю фиалки! – обратилась к своему клиенту девица с браслетами.

    Тот хмыкнул и вынул из кармана серебряную монетку. Подмигнув Арье, он сунул деньги в карман её широкой юбки, не преминув при этом незаметно ущипнуть девушку сквозь плотную ткань.

    Арья дёрнулась и поскорее убралась поближе к шумной части зала, где моряки, наёмники и простые горожане выпивали и болтали со своими полураздетыми подругами.

    Ланнистеровских гвардейцев нигде не было видно, и Арья разволновалась. Украдкой пройдя вглубь помещения, она оказалась за плетёной деревянной перегородкой, сквозь которую виднелось скромное убранство маленькой комнатки с одной-единственной кушеткой, на которой оказался тот, кого Арья искала. Он где-то снял свой белый плащ и сейчас восседал на бордовых подушках, словно царь на троне. Тёмно-карие, почти чёрные глаза с презрением осматривали девушку, стоящую напротив него, чью наготу скрывала лишь короткая тряпица, обмотанная вокруг стройных бёдер.

    - Слишком старая, - прошипел Трант и со злобой воззрился на стоящую в углу женщину лет сорока.

    - У меня есть для вас прекрасная девочка, милорд! Очень молодая, гибкая и услужливая, вы не пожалеете, что выбрали мой дом сегодня вечером, - стараясь скрыть нервозность, защебетала женщина и хлопнула в ладоши.

    Отвергнутая девушка убежала, и вместо неё из глубин синих шёлковых занавесей напротив сидящего на диване Транта выскользнула другая, ещё прелестней. Почти полностью обнажённая, она соблазнительно качнула бёдрами и повернулась, давая Транту оценить все прелести её тела.

    - Слишком старая, - Трант, казалось, терял терпение.

    Женщина бросила беспокойный взгляд на свою подопечную и снова хлопнула в ладоши.

    В обрамлении колыхающихся занавесей появилась девочка лет одиннадцати. Испуганное личико было бледным, не считая яркого пятнышка крошечных губок, накрашенных в призывно алый цвет. Её тонкое тельце прикрывала короткая льняная рубаха.

    Едва взглянув на неё, Трант удовлетворённо кивнул и встал с дивана. Подойдя к девочке, он резко схватил её за локоть и развернул к двери.

    - Часики… - заикнулась было хозяйка дома, протягивая ему песочные часы, но Трант отпихнул её руку.

    - Мы закончим, тогда, когда я решу, - процедил он. – А на завтра ты достанешь мне ещё одну. И попробуй только снова подсунуть мне своих великовозрастных кобыл.

    Толкнув охваченную ужасом девочку в проём двери, Трант покинул комнату.

    С чувством тошноты Арья следила за происходящим.

    - И где я возьму ему такую малявку на завтра? – быстро зашептала женщина, обращаясь к самой себе. На секунду прижав бледные ладони к лицу, она быстрыми шагами вышла из комнаты.

    Арья, дрожа, пробиралась к выходу сквозь толпу посетителей в главном зале. Цветы в её корзине превратились в мёртвое месиво.
     
    Последнее редактирование: 28 янв 2016
  15. Agirl

    Agirl Наемник

    Серые одеяния служителей Многоликого едва слышно шелестели в темноте, озаряемой двумя факелами – один Якен Х’гар нёс впереди, второй нёс замыкающий процессию служитель. Арья ступала сразу за Якеном, чувствуя, как пот медленно проступает на её спине. Ей было страшно, но разве не этого она добивалась – стать Безликой, носить маски и убивать, как смерть во сне?

    Сегодня Якен разбудил её ещё до рассвета. Его тяжёлая рука легла ей на лицо, и девушка мгновенно проснулась. Не говоря ни слова, Якен протянул ей плащ из белой шерсти, и когда Арья набросила его на свои голые плечи, знаком наказал следовать за ним.

    «Куда мы идём?» - спросила она, когда они вышли в коридор.

    «В Зал Лиц», - кратко ответил Якен.

    «Но для чего?»

    Якен обернулся на ходу и осветил Арью факелом.

    «Девочке пора примерить новое лицо».

    Арья едва сдержала радостный возглас. Она станет Безликой, станет Никем, но прежде она убьёт, и Трант станет первым, к кому она доберётся, подобно тени с чужим лицом.

    Вчера, вернувшись в храм поздно ночью, Арья незамеченной проскользнула в свою комнатушку и, устроившись на тюфяке, принялась строить план. Во что бы то ни стало она решила вернуться в дом разврата, где Трант обещал появиться снова. Что могло быть проще, чем воспользоваться его порочной тягой и предложить себя в качестве новой девочки? Однако Арья тут же вспомнила, как придирчиво Трант оценивал предложенных ему девушек – почти наверняка он счёл бы её слишком старой для своих утех. А даже если бы и не счёл, то наверняка бы узнал – они много раз виделись в Королевской Гавани, она была дочерью Десницы, в конце концов. Его должно насторожить появление младшей Старк в публичном доме Браавоса.

    Измучившись мыслями, Арья не заметила, как заснула, а пробуждение принесло с собой решение её проблемы – она возьмёт маску из хранилища, и та позволит ей стать самой миленькой маленькой девочкой, и тогда стоит лишь показаться на глаза хозяйке борделя и выказать готовность к любой работе, как та с радостью подсунет свежее мясцо требовательному клиенту.

    Размышляя таким образом, Арья оказалась у знакомой ей двери из чар-древа. Сопровождавшие её служители замерли позади, когда Якен Х’гар взошёл на порог зала Лиц и извлёк из кармана ключ. Лёгкий щелчок – и мрачный свет тысячи свечей вырвался наружу вместе с незримым облаком праха, который можно было учуять носом.

    - Пусть девочка входит, - Якен обернулся к Арье, и она последовала за ним, слыша за спиной неторопливые шаги остальных служителей.

    Стараясь не выдать чрезмерного интереса, она оглядывала затенённые ниши в поисках идеально лица маленькой красивой девочки, и вскоре её поиски увенчались успехом. Понадеявшись, что смогла запомнить нишу, Арья продолжала идти. Она подумала, что если бы они с Якеном были здесь одни, она бы попросила его дать ей маску. Возможно, он бы не отказал, он ведь обещал, что она получит свою месть.

    Как бы там ни было, за ними шагали другие, и они точно ничего ей не обещали. Да и обещания Якена могли на самом деле быть лишь уловкой, чтобы заставить пойти с ним. Хоть Арья и не видела для Якена никакой выгоды в том, чтобы она стала Безликой, иногда её сердце наполнялось подозрительностью и злостью. В такие моменты она чувствовала себя ничтожной пешкой, с которой не считаются, но которую используют. Однако, поразмыслив, Арья всегда приходила к решению прекратить глупые подозрения и быть благодарной.

    Когда Якен вдруг остановился перед ней, Арья поняла, что они пришли. В ровном свете свечей она различила высокий табурет и стол, на чёрной поверхности которого сверкал короткий тонкий нож, а в центре на каменной подставке висела маска, омерзительней которой Арья не видела. Это было старушечье лицо, покрытое седыми волосками, бородавками и шрамами. Перекошенный рот зиял тёмной пустотой, острые длинные уши напоминали козлиные, и казалось, что это лицо сняли с ненормально длинного черепа; кожа на нём почти облысела и крупные родимые пятна разных цветов усеивали её.

    - Пусть девочка сядет, - Якен кивнул на табурет. Остальные служители в молчании обступили место действия.

    Арья села, нервно глянув на сверкающий нож. Ей стало не по себе от его зловещего вида, от тишины, от бесстрастных лиц служителей. Даже Якен казался ей в тот момент лишь пустой оболочкой, маской, чьи белые пальцы сцепились в замок по приказу невидимого кукольника.

    - Кто ты? – спросил Якен.

    - Никто, - как можно более спокойно ответила девушка. Ей показалось, что это прозвучало скорее как ложь, однако никто не стал перечить.

    - Пришло время стать кем-то другим, - продолжил Якен и взял со стола нож.

    От страха девушка вся покрылась мурашками, и тоненькие волоски на руках встали торчком, как шерсть разъярившегося котенка.

    - Сегодня девочка получит своё первое лицо, - Якен подошёл к ней, сжимая нож в руке. – Она также получит задание. Девочка должна быть готова к тому, что будет больно. Её будут преследовать призраки. Ей будет казаться, что она задыхается, что она хочет умереть, и что она больше не существует. Но это пройдёт. Девочка будет терпеть, и это пройдёт.

    Он поднёс руку к её лицу и нежно убрал с него выбившуюся прядь. Затем положил руку ей на глаза, заставив закрыть их. Арья вздрогнула и едва поборола желание в страхе бежать отсюда что есть мочи.

    - Девочка не должна открывать глаз, - напутствовал Якен как раз перед тем, как вспышка боли прочертила полукруг на лице Арьи, и со лба её потекла тёплая кровь.

    - Это лишь маленький надрез, - успокоил Якен. – Сейчас будет хуже. Девочка познает боль безобразной старухи, но ей должно оставаться смелой.

    Арья почувствовала, как Якен надел маску ей на лицо, Он тщательно разгладил её, а потом сунул крошечный чёрный камешек Арье в рот. Его вкус был горьким и, смешавшись с кровью, стал невыносимым. Внезапно Арья увидела перед собой искажённое яростью лицо незнакомого мужчины. Ей казалось, он душит её. Она хотела закричать, но не могла. Она хрипела и билась, и сквозь животный ужас смерти чувствовала, как маска намертво прирастает к её собственному лицу.

    ***

    Когда девушка пришла в себя, она лежала в незнакомой постели, пахшей сонными травами. Белые солевые стены комнаты слабо мерцали там, где свечи и факелы отбрасывали пятна света. Окон не было, но была дверь, подпиравшая низкий деревянный потолок. В комнате было тепло и тихо. Сев на кровати, Арья снова оглядела помещение и поняла, что всё ещё находится под землёй. Прикоснувшись к своему лицу, она не почувствовала никаких изменений в нём и решила, что ничего не получилось, и маску сняли, как и шерстяную накидку – вместо неё на Арье было её обычное чёрное платье.

    Дверь тихо раскрылась, и на пороге показался Якен. В руке он держал кувшин. Мужчина подошёл к Арье и дал ей воды, после чего вынул из кармана красный гранат, разломил его надвое и положил обе половинки перед нею. Арья принялась разбирать угощение на зёрна.

    - Что это за комната? – жуя, спросила девушка.

    - Человек проводит здесь ночи.

    - Почему ты перенёс меня сюда?

    - Девочка потеряла сознание, человек не хотел оставлять её на холодном полу.

    - У девочки есть своя келья, - ухмыльнулась Арья и отправила в рот горсть рубиновых зёрен.

    Якен ничего не ответил и отошёл.

    - Кто тот мужчина, который душил меня? – Арья отхлебнула воды и посмотрела на Якена, который тушил часть свечей у стены.

    - Он был сыном старухи, чьё лицо девочка носит. Он бил её каждый день, и она пришла в храм Многоликого молить о его смерти. Он получил свой дар, а мы – свой, - Якен покончил со свечами и снова встал перед Арьей.

    - На мне всё ещё та маска? Но как? Я ничего не чувствую, - Арья растеряно потрогала свой нос, щёки, губы.

    - Человек покажет, - Якен протянул руку и подвёл Арью к длинному прямоугольному зеркалу, висевшему у двери.

    Уродливое лицо уставилось на девушку в зеркальном отражении. Бородавки, прыщи и пятна. Шрамы, беззубый рот и клоки седых волос. Само тело её выглядело скукоженным и горбатым, она словно вросла в землю на целую голову.

    - Седьмое пекло, - пробормотала она и отшатнулась.

    - Девочка боится, что это навсегда? – Якен, стоявший позади, усмехнулся и положил руки ей на плечи.

    - Я не дура, - отмахнулась Арья. – Почему я не чувствую, что у меня другое лицо?

    - Потому что это всего лишь маска и немного зелья, - Якен медленно провёл руками по телу Арьи и задержал их на её талии. – Под этим всем девочка всё та же красавица.

    - И тебе не противно гладить старую уродину? – она посмотрела в его отражённые зеркалом глаза.

    - Безликие видят сквозь маски, их этим не обмануть. Если я хочу, я вижу девочку такой, какой она есть на самом деле, - Якен склонился над ней и поцеловал в шею.

    - Нет, я так не хочу, сними с меня это, - недовольно дёрнулась Арья.

    - Человек и так собирался, - он принялся стаскивать с Арьи платье, но она остановила его.

    - Я имела в виду маску, - сказала она и прижала его руки к своему лицу. – Я не хочу, чтобы ты видел меня такой сейчас.

    - Если снять маску, то потом человеку придётся снова резать свою славную девочку, - его пальцы жадно прошлись по её бёдрам.

    - Придётся – так придётся, - Арья резко повернулась и одарила Якена самой очаровательной улыбкой, за которой последовали настолько дразнящие прикосновения, что он не медля потащил девушку к кровати и бросил в ворох простыней и покрывал.

    Арья ловко отползла к изголовью и, так же нагло улыбаясь, произнесла:

    - Сними с меня маску.

    Якен прорычал что-то неразборчивое и, встав на колени перед Арьей, одним движением снял лицо старухи, которое неопрятной тряпочкой шлёпнулось на пол рядом с кроватью.

    После этого Арья позволила ему снять с себя и всё остальное тоже, расчётливо решив измотать своего любовника до полного изнеможения.


    ***

    Факел ровно освещал ступени, ведущие к белой двери Зала Лиц. Путь из кельи Якена к хранилищу не занял много времени – всего несколько лестничных пролётов, и Арья уже поворачивала ключ в замке. Ей было ничуть не совестно рыться в одежде Якена, пока сам он спал, не подозревая о коварстве своей славной девочки. Он обещал ей месть – она берёт лишь то, что ей полагалось.

    Войдя в зал, Арья воткнула факел в стену и помчалась туда, где заметила прелестное личико, которое собиралась надеть.

    Пометавшись между стеллажами некоторое время, она всё же отыскала нужную маску, а пройдя ещё чуть дальше она нашла стол, на котором по-прежнему лежал блестящий нож и незамеченные девушкой ранее мелкие чёрные камешки.

    Арья не стала терять время и, зажмурившись, сделала надрез в том же месте, где ранее его сделал Якен. Кровь сразу же залила глаза, и Арья, моргая, что есть сил, наложила маску на своё лицо. Судорожно хлопая ладонью по столу, девушка нащупала камешек и проглотила его, на этот раз не пробуя его горечь.

    Внезапно Арья оказалась в воде. Большие и маленькие пузыри воздуха суматошно рвались вверх, расталкивая лохматые столбы водорослей. Девушка пыталась кричать, но вода заливалась ей в глотку. Она пыталась вырваться на поверхность, слабо мерцавшую над её головой, но тщетно.

    «Это не я, это не со мной», - твердила Арья себе до тех пор, пока вода вдруг не исчезла, а сама девушка не оказалась на полу, мокрая от пота и слёз.

    Дрожа, она встала и поплелась к выходу, а потом к келье Якена Х’гара, где хозяин всё так же спал, пока Арья возвращала ключ от хранилища в карман его плаща. Бросив взгляд на спящего мужчину и ещё один – на отражение маленькой златовласой красавицы в зеркале, Арья бесшумно покинула комнату.
     
    Последнее редактирование: 2 фев 2016
  16. Agirl

    Agirl Наемник

    Солнце устало спускалось к обрамлённому облаками морю, когда босоногая девочка с длинными светлыми волосами выскользнула из храма Многоликого бога. Мелькая то на мосту через широкий канал, то в узком переулке, скользком и поросшем мхом, разбрызгивая воду из луж своими голыми ступнями, задыхаясь от бега и волнения, Арья неслась к той части города, где десятки дверей выкрашены красным.

    У себя в голове она беспрестанно проигрывала разговор с хозяйкой борделя, но никак не могла подобрать убедительных слов. Соврать, что ищет сестру? Притвориться, что ищет работу? Сказать, что узнала о затруднениях хозяйки и готова помочь?

    Добравшись до знакомого дома, Арья решила, что когда встретится с этой женщиной, нужные слова сами попросятся на язык, поэтому, не мешкая более, она посеменила внутрь.

    Там было шумно, и терпкий аромат благовоний мгновенно освежил в памяти её прошлый визит в этот дом.

    Гул голосов и звон кубков заполнял зал, и многочисленные посетители ничем не отличались от привычной публики в подобных местах. Арья хотела было юркнуть в широкие бордовые драпировки, чтобы уже оттуда взглядом поискать хозяйку заведения, когда слева от неё зазвенели колокольчики, и чья-то крепкая рука больно сжала её за шею.

    - Тебя заждались, малявка! – прошипела темнокожая девица с чёрным узором на груди и стопками браслетов на запястьях. – Живо ступай за мной!

    С этими словами она потащила Арью сквозь толпу. Всё случилось слишком быстро, чтобы Арья сообразила, что происходит. Она попыталась вырваться, но девушка втолкнула её в завешанный синими шелками дверной проём, сразу напротив которого сидел Меррин Трант. Подле него стояла женщина, которую надеялась найти Арья, а в углу топтались две молодые девушки, робко бросающие полные ужаса взгляды на сидящего на кушетке гвардейца.

    Арья вздрогнула под его злобным тяжёлым взглядом и невольно вскрикнула, когда Трант поднялся ей навстречу.

    - Эта подойдёт, - сказал он и рукой грабителя схватил Арью за волосы и вывел за собой в плохо освещённый коридор. На этот раз хозяйка не стала протягивать Транту песочные часы – лишь облегчённо вздохнула и проводила его поклоном и натянутой испуганной улыбкой.

    В комнате, куда Трант затащил Арью, было жарко от горящих светильников, но короткий клинок, запрятанный под платьем девушки, жёг её холодом. Арья переживала, что когда наступит нужный миг, она не сможет вытащить его достаточно быстро. Однако, стоило ей вглядеться в лицо врага, страх отступил под натиском ярости, заклокотавшей в её груди.

    Вдруг Трант грубо толкнул её на пол. Арья упала, больно ударившись спиной, к которой был привязан нож.

    - Мне не нравится твой взгляд, милая девочка, - ядовито зашипел Трант и придавил горло Арьи своим тяжёлым сапогом, от чего девушка закашлялась.

    - Я бы заставил тебя вымыть мои сапоги твоим поганым языком, но пока что он мне понадобится чистым, - жутко ухмыльнулся он и убрал ногу.

    В эту же секунду Арья вскочила и бросилась на Транта. Блеснула сталь. Ещё одно мгновение – и она бы выколола ему глаз, но Трант опередил девушку. Перехватив её запястье, он сжал его так, что чуть не продавил насквозь. Его пальцы были сильны, как кузнечные тиски, и Арья, взвыв, выпустила клинок. Он со стуком упал на деревянные половицы, и в комнате повисла угрожающая тишина.

    Трант усмехнулся, глядя на злые слёзы Арьи, которая, трясясь, осела у его ног. Она ждала, что он ударит её сначала одной ногой, потом второй, а потом этому не будет конца, пока красная пелена не поглотит её всю.

    Но этого не произошло. Трант неторопливо опустился рядом с ней и посмотрел в её покрасневшие глаза. Арья вздрогнула, когда он нежно провёл пальцами по её губам и, медленно наклонившись, прошептал ей на ухо:

    - Кто ты?

    Арья, слишком поглощённая планом мести, не придумала заранее ни имени, ни истории маленькой девчушки, чья маска лежала на её лице. Вопрос, который ей задавали каждый день в храме, вызвал в памяти суровое лицо Якена Х’гара и его бамбуковую трость. Ей даже почудилась боль в пальцах, словно её уже ударили за ложь.

    - Майя, - сглотнув ком, произнесла девушка и уставилась на Транта, тешась надеждой, что он поверил. Её нож лежал неподалёку - только дотянись...

    Хлёсткая пощёчина заставила Арью свернуть голову набок. Девушка задохнулась от боли и неожиданности.

    - Кто ты? – повторил он.

    Открыв рот и тяжело дыша, она вперилась взглядом в Транта, пока рука её двигалась к ножу. Мужчина сразу же заметил её намерение и отшвырнул клинок в угол, одновременно схватив Арью за плечо, не дав ей метнуться вслед за оружием.

    - Скверная девочка хорошо надела маску, но всё остальное сделала плохо, - он провёл рукой по лицу, и ни тени Меррина Транта не осталось в его серых глазах.

    Якен Х‘гар скривил губы в надменной улыбке и поднялся на ноги.

    - Девочка не смогла убить своего противника, девочка не смогла солгать, - продолжал он, пока Арья с ужасом осознавала произошедшее. – Девочка не смогла узнать своего учителя, хотя расстались они так недавно.

    Якен сел на кровать, стоящую посреди комнаты у стены и закинул ногу на ногу.

    - Хотя столько всего девочка не смогла сделать, она выполнила задание, и её ждёт награда.

    Арья с трудом заставила свои губы разомкнуться.

    - Награда?

    На миг некое подобие улыбки мелькнуло в лице Якена. Пальцы его руки, лежащей на атласном покрывале, ритмично постукивали, словно капли падали с тающей льдинки.

    Арья ждала объяснения, недоумевая и теряясь в догадках, какую ещё награду ей припас Якен после того, как она обокрала и его, и храм.

    Свечи стали гаснуть внезапно и быстро – девушка видела, как лицо её учителя расплывается и меркнет в обволакивающей комнату тьме.

    - Что происходит? – в панике взвизгнула Арья и бросилась вперёд. Схватив пустоту, она потеряла равновесие и снова упала.

    - Якен?! – её голос сорвался на крик. Арья вытянула руку и, дрожа, поползла вперёд, надеясь найти утраченное самообладание в прикосновении к живому существу. Но тут Якен заговорил, и голос его был сталью, что остановила руку Арьи, не дав ей коснуться Безликого.

    - Слепые глаза – это дар хорошего слуха и памяти. Девочка научится пользоваться ими правильно, а не лишь в угоду собственным желаниям. Это ли не награда, Арья Старк?

    Он замолчал, словно ожидая ответа, но Арья лишь ещё сильнее задрожала от терзающих её рыданий. Пусть она и знала, что заслужила гнев Якена, она не могла поверить, что он смог сделать с ней такое.

    - Девочка зашла слишком далеко, - продолжил Якен. – Свою награду она уже получила – теперь её ждёт наказание.

    Наступила тишина. Слёзы текли по лицу Арьи, кромешная тьма, в которую она провалилась, пугала её до безумия. Ей хотелось кричать, умолять Якена вернуть ей зрение, но она не посмела – сначала из гордости, а потом – сознавая свою вину. Беззвучно шепча что-то, она глотала слёзы и пыталась дышать ровно, наперекор душившему её страху.

    Наконец, девушка услышала, как Якен встал с кровати, а потом он подхватил её под руки и поднял с пола. Вопреки всему, что он сказал, Арья ждала поцелуя, злого и грубого, каким Якен иногда выказывал свою привязанность к непокорной и своенравной ученице. Но он твёрдо опустил руку ей на спину и подтолкнул к дальней стене. Там он открыл потайную дверь, незаметную под гобеленом, и вывел девушку наружу.

    Они оказались на каменной террасе у подножия неширокого канала, полного закисшей морской воды, которая билась о каменные ступеньки и пахла тухлятиной и гнилыми водорослями. Якен опять подтолкнул девушку, и она сообразила, что нужно спуститься к лодке. Трогая ступеньки намокшими пальцами ног, она медленно опускалась к самой воде, пока не ударилась о лодку. Приподняв ногу она широко шагнула и неуклюже влезла в маленькое судёнышко.

    Вдруг позади неё раздался громкий всплеск, словно что-то большое плюхнулось в воду. Арья подумала, что Якен оступился, но лодка качнулась под его уверенным шагом, и сам он сел напротив девушки.

    Оттолкнувшись от каменных ступеней, Якен повёл лодку прочь, и под размеренные всхлипы воды под вёслами они двинулась по тусклому пятну света, а потом исчезли в угольной тьме.

    У ступеней возле дома, покинутого ими, в слабом свете фонарей под воду уходило мёртвое тело мужчины с ободранным лицом, выколотыми глазами и перерезанным горлом. Если бы Арья могла видеть, она узнала бы на нем белый плащ сира Меррина Транта.
     
    Последнее редактирование: 30 янв 2016
  17. У меня просто нет слов. Сейчас пытаюсь собрать мысли в кучку. Случайно наткнулась на Ваш фанфик и не могла оторваться прям. Вот всё, всё нравится!!!
    Описания, диалоги, атомосфера, история - всё на стоящем уровне. И главное - в каноне. Канон мне тут видиться в каждой строчке. Я как будто и книгу читала, но всё же время всё видела прямо как в сериале, а это стоит аплодисментов.
    Отношения Арьи и Якена - отдельная тема. Именно такими они и должны быть. Именно такая страсть двух Безликих, ожесточённой, мстительной девочки и взрослого мудрого мужчины. И что-то так и искрит между ними. Я в обалдении. Спасибо Вам автор. И за интересные описания, подаренные ощущения и за всю эту историю))) Буду очень ждать продолжения.
     
    вНЕ-времени и Agirl нравится это.
  18. Agirl

    Agirl Наемник

    Спасибо, очень рада, что вам нравится:) продолжение пишется прямо сейчас :)
     
  19. Agirl

    Agirl Наемник

    Якен вёл Арью за руку по сумрачному коридору и чувствовал, как кровь торопливо бьётся у самой кожи её запястья. Дрожь перестала бить девушку, ослеплённые глаза высохли, но походка её изменилась: прежние лёгкие шаги сменились тяжёлой неуверенной поступью, словно каждый дюйм пути таил в себе препятствие.

    Арья покорно следовала за Безликим, не задавая вопросов и ни о чём его не прося. Она знала – что бы ни приготовил для неё Якен, это будет хуже ударов тростью. Пускай она не видела его лица, не знала его мыслей, но в его молчании и мягких прикосновениях она читала больше угрозы, чем в свисте палки над собственными плечами.

    Первый коридор свернул в следующий, и Арья насчитала шесть таких поворотов, а потом почувствовала, что камни под её ногами стали покатыми, уводя их с Якеном в недра храма. Если путь в Зал Лиц лежал через серпантин лестницы, и воздух там был чист, то сейчас они спускались по скользкому скату, вдыхая запах тухлой воды. Это подтверждало догадку Арьи – они направлялись в темницы, о которых она только слышала раньше. Ни Якен, ни кто-либо из служителей никогда не упоминал о них, но в городе то тут, то там изредка ходили слухи о несметных сокровищах Безликих, хранимых в подвалах слепыми драконами, о жестоких пытках людей, неугодных Многоликому богу, о сотнях гниющих трупов, лишённых лиц, погребённых друг на друге в бескрайних коридорах смерти.

    Однажды Арья спросила Якена, что находится в подвалах храма, но он не удостоил её ответом. Теперь у неё будет возможность узнать самой.

    Прервав её размышления, Якен придержал Арью за локоть и остановился. Девушка услышала, как металл звякнул о металл, раздался ржавый треск, и заскрипели тугие петли двери. Якен тронул Арью за плечо, и она вошла в темницу, по запаху напоминавшую пасть чудовища. Завидев свет, невидимый Арье, где-то в углу пискнула и зашуршала соломой крыса.

    - Этой ночью девочка может спать, - произнёс Якен с порога. – Но завтра она будет наказана. А также два следующих дня.

    Арья не сдержала волны паники.

    - Что со мной будет?

    - Завтра девочка узнает.

    Арья услышала, как Якен подошёл к ней. Взяв её руку в свою, он вложил в неё маленькую склянку.

    - Если девочка хочет заснуть быстро и без сновидений, человек готов оказать ей эту милость.

    - Ты дал мне яд? – Арья не удивилась бы этому после всего, что произошло с ней по воле Безликого.

    - Всего лишь сонное зелье, - Якен выпустил свою ладонь и вышел из темницы. – Человек обещал наказание, а не смерть.

    - Якен, не уходи! – в миг осознав весь ужас будущей ночи, вскричала Арья, когда услышала скрип закрывающейся двери. Ключ щёлкнул, и девушка различила звук удаляющихся шагов – Якен оставил её одну в темноте.

    - Якен! – закричала она и принялась бить кулаками в дверь.

    Тьма в её слепых глазах, тьма её камеры, тьма её будущего душили Арью своими сухими пальцами, сжимали грудь, словно пытались выдавить оттуда её обезумевшее сердце. Она бросалась на дверь и задыхалась от ужаса. Склянка выпала из рук и разбилась, но девушка этого даже не услышала, и лишь когда наступив на осколки босыми ногами она почувствовала боль, к Арье пришло понимание, что Якен действительно был милостив к ней.
     
    Последнее редактирование: 1 фев 2016
  20. Офигеть.... это всё, что я могу сказать. Действие разворачивается очень интересно и к тому же в духе Безликих. Что же дальше будет с нашей девочкой? Я и боюсь представить... и только жду проды. Надеюсь у Якена есть хоть какие-то истинные чувства к Арье. Но всё же страшно за неё... Очень жду продолжения.

    Описания и атмосфера очень порадовали. Можете, автор))
     
    Agirl нравится это.