1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Оборотень

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Брат без знамени, 29 окт 2015.

  1. Название: Оборотень
    Фандом: Сага
    Автор: Брат без знамени
    Размер: мини, 1865 слов
    Персонажи: Упыри
    Оригинальные Персонажи: Безымянный оборотень, Алия, Хром
    Категория: гет
    Жанр: мистика, хоррор, AU
    Рейтинг: PG-13
    Примечание
    : Главные действующие лица в оригинальной саге не упоминаются и придуманы автором фанфика.
    Краткое содержание: Одичалые - оборотень и его жена, попадают в окружении армии упырей. Одержимый стремлением спасти любимую, оборотень решается на последний отчаянный шаг...
    Статус: закончен

    Они появились бесшумно. Он выходил на разведку каждый час, но все равно не почувствовал их приближения. И вот теперь они здесь, в нескольких минутах ходьбы от хижины, в которой находятся Алия и Хром, и в которой лежит его собственное беззащитное тело. Сейчас он смотрел на них глазами сумеречного кота, прирученного им несколько лун назад. Сотня мертвецов, может быть больше. Судя по одежке, все когда-то принадлежали к вольному народу. Ну надо же умудриться - погибнуть не от мечей ворон, а от рук собственных собратьев, пусть и бывших. Хотя сейчас они, разумеется, никакие не братья, ни ему, ни кому-либо другому. Просто мертвая плоть, оживленная с помощью неведомой ему черной магии. Упыри, рожденные смертью и несущие смерть всему живому. Мертвецы передвигались довольно медленно и он, находясь в зверином обличье, мог легко от них убежать. Оставить хижину, бросить на верную смерть своего товарища, свою женщину, свое собственное тело и просто уйти. Прожить жизнь в шкуре сумеречного кота – не самая скверная участь для оборотня, особенно учитывая единственную альтернативу. Но он знал, что не сможет так поступить. Только не по отношению к Алии. Она любит его, любит всем сердцем. Верит в него и ждет. Он не может предать ее доверие и её любовь. Потому он попытается спасти ее, во что бы то ни стало, сколь бы сложной и невыполнимой не казалась на первый взгляд эта задача.

    Впервые он увидел Алию глазами зверя. То был барсук, первое животное прирученное молодым оборотнем, отданным на обучение легендарному Варамиру Шестишкурому. С самого начала он подавал большие надежды, но, по правде сказать, его наставника Варамира всегда больше интересовала собственная персона, нежели успехи молодого ученика, пусть и невероятно талантливого. Предоставленный большей частью себе самому, он упорно практиковался в навыках переселения в других существ, достигнув на этом поприще огромных успехов. Алия шла по лесу, легкая и грациозная, как лань и сильная, как волчица. Он почувствовал, что его звериное сердце затрепетало в груди, словно птица в клетке. Проследив за девушкой, он выяснил, что она живет в деревне, ближайшей к дому Варамира. Вернувшись в свое тело, он целый день провел в раздумьях о минувшей встрече и, наконец, пришел к выводу, что это была судьба, предопределенная Старыми Богами. Он знал, что его учитель часто отправляет в близлежащие поселения своего сумеречного кота за данью, в виде самых молодых и красивых девушек, и не мог позволить, чтобы ее постигла подобная участь. Той же ночью он пробрался в деревню, и, согласно древнему обычаю вольного народа, выкрал девушку. Удивительно, но она сразу прониклась к нему взаимностью. Она была такой же одинокой страдающей душой, как и он сам, отчаянно жаждущей любви и понимания. Свою первую ночь они провели на берегу лесного озера, надежно скрытые от посторонних взглядов густой листвой. Они отдались любви, захлестнувшей их, подобно бурным волнам прилива, под сенью этого первозданного храма природы. После они собирали разноцветные ракушки, в изобилии разбросанные на берегу. Насадив их на нитку, он смастерил для Алии чудесное ожерелье, играющее всеми цветами радуги в лучах восходящего солнца. Рассвет они встретили, сидя бок о бок, на берегу озера, и наблюдая, как отблески восстающего ото сна светила играют на его поверхности, пытаясь проникнуть в недосягаемую глубину вод.

    Счастье их было недолгим. По землям вольного народа прокатился тревожный слух о том, что изо льдов восстало зло, древнее, как сама ночь. Оно движется все дальше, набирая невиданную доселе мощь, пополняя свои ряды восставшими мертвецами. Слух этот дошел даже до их с Алией хижины, в которой они укрылись с той самой ночи, когда стали мужем и женой. Вместе с ним пришло известие, что Манс, известный как нынешний Король за Стеной, объединил под своим началом разрозненные племена вольного народа, и призывает всех желающих присоединиться к нему, чтобы вместе противостоять растущей армии мертвых. Посовещавшись, они решили отправиться в путь, чтобы соединиться со своими собратьями на Клыках Мороза, где Манс собирал свое войско. Им не хотелось покидать дом и уходить в неизвестность, сулящую опасность, но у них не было выбора. Что они смогут противопоставить смерти, неумолимо надвигающейся на них, на гниющих черных ногах? Собрав свои немногочисленные пожитки, они навсегда покинули свою хижину на берегу озера, где познали столь сладкое, пусть и мимолетное счастье.

    И вот теперь он был единственной преградой между бревенчатым срубом, где они с Алией и встреченным ими по дороге славным охотником Хромом нашли приют, и неуклонно приближающимся сонмом упырей. Стряхнув с себя минутное оцепенение, он решился. Сумеречный кот выскочил из-за деревьев на открытую заснеженную поляну, прямо перед медленно бредущими трупами. Синие, словно льдинки, глаза уставились на комок теплого живого меха, выкатившийся прямо им под ноги. Тронутые тленом черные руки со скрюченными подобно когтям стервятника пальцами алчно протянулись к нему. Он развернулся и бросился бежать, не слишком быстро, чтобы всегда оставаться в поле зрения мертвецов, уводя их все дальше и дальше от сруба. Могучие лапы зверя работали бесшумно, взметая в воздух снежные фонтанчики. Он надеялся, что если удастся изменить маршрут движения упырей, они минуют их убежище, обойдут его стороной. Когда, по его мнению, они ушли достаточно далеко, он принялся метаться по кругу, упорно запутывая следы. Наконец, перескочив через замерзший ручей, он скрылся под завесой деревьев и окольным путем устремился обратно к срубу. Он устал, дыхание клубами пара вырывалось из легких могучего зверя. Вот впереди показался деревянный домик, черным пятном маячивший на снегу. Ужас обуял его. Вокруг сруба топилось множество неуклюжих черных фигур, окруживших его, словно частокол. Издав яростный рев, он в несколько огромных прыжков преодолел разделявшее их расстояние. Дверь дома была разбита в щепки, и в проеме копошилось несколько упырей, мешавших друг другу проникнуть внутрь. Одним прыжком он повалил ближайшего мертвеца и разорвал ему горло, оставив беспомощно копошиться на снегу. Сбив с ног еще одного упыря, он на ходу полоснул его когтями по зловеще мерцающим синим глазам, и одним прыжком ворвался внутрь дома.

    Мягко приземлившись на земляной пол в центре комнаты, он огляделся. Глазам предстала ужасающая картина. На полу валялись обугленные тела трех упырей, которых все еще лизали редкие языки пламени. Хром, вооруженный факелом, сдерживал натиск еще двоих. Его собственное тело сидело, прислоненное к деревянной стене сруба, к нему прижималась объятая ужасом Алия. К ним приближался упырь в истлевшей звериной шкуре, сквозь прорехи которой проглядывали выступающие кости. При виде девушки им овладели человеческие чувства, вытеснившие животные инстинкты, и он не почувствовал, как сзади неслышно подобрался еще один покойник. Мертвые пальцы вонзились в мясистую холку. Теплый густой мех не спасал от трупного холода, источаемого черными руками. Он предпринял последнюю отчаянную попытку вывернуться, избежать смертельной хватки, но все было тщетно. Мертвые пальцы разорвали шею, и рот наполнился вкусом залившей его крови. Он почувствовал, что вновь возвращается в свое тело. Последовало краткое ощущение свободного полета, он будто слился на миг с окружающим воздухом, и открыл глаза в тот самый миг, когда ледяные руки обвили горло. Алия завизжала, она попыталась отцепить ледяные пальцы, впившиеся ему в шею, но их хватка была железной. Продолжая душить его одной рукой, другой, мертвец оттолкнул Алию, ничком повалившуюся на пол. Меж тем, факел, выбитый из рук Хрома, упал на сырую землю, и с шипением погас. Охотник схватился за прислоненное к стене копье и, орудуя им, пробил грудь наступавшей твари. Копье свободно прошло сквозь гнилую плоть, но мертвецы не чувствуют боли. Словно не замечая пронзившего его копья, упырь двинулся вперед по древку и схватил Хрома за руку. Охотник попытался высвободиться, но второй труп, подошедший сзади, обхватил его за шею. Втроем они тяжело повалились на землю, и Хром исчез, погребенный под черными, копошащимися телами.

    Он почувствовал, как черные ногти все глубже впиваются в плоть, разрывая ее на трепещущие лоскуты и понял, что все кончено. Внезапная мысль, подобно молнии, осветила его гаснущее сознание. Что если попытаться вселиться в упыря? Он никогда раньше не слышал, чтобы кому-нибудь удавалось нечто подобное. Особо сильные оборотни могли захватить власть над другим человеком, но подобное никогда не поощрялось большинством его собратьев. Правда, его бывший учитель, Варамир, был иного мнения. Он считал, что не нет ничего зазорного в том, чтобы взять под свой контроль другого человека. «Раз уж нам дана власть над другими существами, я не вижу причин не использовать ее в полную силу», - говаривал Шестишкурый. Являясь очень сильным оборотнем, до этого момента он никогда не пытался войти в другого человека. Но сейчас у него просто нет иного выхода. Да и можно ли считать упыря человеком? Пожалуй, что нет. Весьма сомнительно, что у него что-либо выйдет, ведь мертвец потому и зовется так, что он мертв. Сердце его не бьется, кровь не струится по жилам. И, тем не менее, мертвец двигается. И убивает. Сможет ли он перебороть ту таинственную темную силу, которая дает упырю жизнь? У него есть последний шанс проверить это, и времени с каждым мгновением становится все меньше. Его грудь уже почти перестала вздыматься, лицо почернело. Еще минута и все будет кончено. Первая его атака словно разбилась о невидимую стену. Барьер, преграждавший путь в сознание мертвеца, был слишком прочен. Все тщетно, у него ничего не выйдет. Он скосил глаза на девушку, все еще лежавшую рядом на полу. Алия… Нет! Собрав все оставшиеся силы, он устремился в последнюю отчаянную атаку. Ярость его была огромна. Она подогревалась страхом, но не за себя, а за жизнь любимого человека. Она уничтожала все преграды и сметала все плотины. И мертвец дрогнул. Руки, стальным обручем сковавшие его шею, ослабили хватку. Он почувствовал, как толчок за толчком входит в мертвое гниющее тело упыря.

    Перед глазами заплясали зигзаги голубых молний. Его пронзила жгучая боль, словно тысячи раскаленных добела игл вонзились в плоть. Он понял, что наблюдает возрождение. Мертвые глаза открываются, окрашиваются голубоватым сиянием и видят клочок серого неба, заснеженный лес вокруг и склоненное над ним лицо. Боги! Он и представить себе не мог ничего более ужасного и отвратительного. Черные губы шепчут зловещие слова на давно забытом языке, обнажая острые, желтоватые волчьи клыки. Но хуже всего были глаза. Казалось, в их кристально синей бездне, сосредоточена вся боль, злоба и ненависть подлунного мира. Они прожигали насквозь, пригвождали к месту, подчиняли своей жуткой воле. Наконец, страшные глаза исчезли, сменившись сонмом иных ведений. Черные спины идущих впереди упырей. Предсмертный ужас, написанный на лицах людей, которым предстояло пополнить ряды армии мертвецов. И он, обладатель кошмарных глаз, ведущий свое войско, верхом на гигантской паукообразной твари, словно целиком изваянной изо льда.

    Череда видений пролетела и исчезла вместе с последним ударом собственного сердца. Перед глазами лежало тело мужчины с лицом, искаженным предсмертной судорогой. Тело, бывшее когда-то его собственным. Он с трудом огляделся, пытаясь унять отчаянно путающиеся мысли. Алия пришла в себя и потрясенно смотрела на труп любимого. Он хотел обнять ее, сказать, что у него получилось, что у них еще есть шанс, что он защитит ее. Но слова застряли в горле, не в силах сорваться с мертвых губ. Он со всей силой отчаяния понял, что не может управлять новым телом. Ему удалось продавить защитный барьер, но пробившись вовнутрь, он оказался в западне, из которой не было выхода. В ловушке, которая управлялась волей гораздо более сильной, чем воля любого из живущих людей. Безмолвный приказ эхом отдался в его сознании. «Убей. Убей ее». Он был не в силах противиться чужой воле, не был способен остановиться. Мог только в бессилии взирать на то, как черные руки тянутся к горлу его Алии. Как они сжимают его, выдавливая жизнь, каплю за каплей. Он закричал. Но страшный вопль, полный неизбывного отчаяния, был слышен только лишь ему одному. За миг до того, как он лишился рассудка, навеки растворившись в темном хаосе погасшего сознания, успел увидеть, как под неумолимым натиском мертвых пальцев порвалась хрупкая нить, обвивавшая милую шейку, и разноцветные ракушки пестрым каскадом рассыпались по земляному полу.
     
    Хелльга, Джей, kety toy и 3 другим нравится это.
  2. Хелльга

    Хелльга Лорд

    У меня нет слов! У автора настоящий талант. Все его произведения написаны в высшей степени профессионально, захватывающе, пугающе. Спасибо!