1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Ты моя погибель

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Alinka, 1 ноя 2015.

  1. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Ты моя погибель

    Автор: ЯниЯ (Alinka)
    Фэндом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени»,
    Игра Престолов (кроссовер)
    Основные персонажи: Санса Старк, Сандор Клиган, Джоффри Баратеон, Тирион Ланнистер, Серсея Ланнистер
    Пэйринг или персонажи: Сандор/Санса
    Рейтинг: NC-17
    Жанры: Гет, Ангст, Драма
    Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование
    Размер: планируется Макси
    Статус: в процессе

    Описание:
    – Довольно, – раздался скрипучий голос Пса.
    – Нет, не довольно, – возразил король. – Борос, обнажи ее...
    – Избей ее в кровь, – сказал Джоффри, – посмотрим, как это понравится ее братцу…
    – Что это значит?!
    Голос Беса хлестнул точно кнут, и внезапно освобожденная Санса упала на колени, скрестив руки на груди и хрипло дыша...
    Помните эту сцену? А дальше сюжет будет развиваться по другому сценарию.

    Публикация на других ресурсах:
    Только с моего разрешения.

    Примечания автора:
    Чаще всего Сандор и Санса убегали вместе из Королевской Гавани, а потом скитались по лесам и трактирам. Или же Могильщик встречал на своем пути Алейну Стоун, а Мизинец чинил им препятствия. Я решила придумать для них что-то иное.

    ОГЛАВЛЕНИЕ

    Глава первая
    Глава вторая
    Глава третья
    Глава четвертая
    Глава пятая
    Глава шестая
    Глава седьмая
    Глава восьмая
    Глава девятая
    Глава десятая
    Глава одиннадцатая
    Глава двенадцатая
    Глава тринадцатая
    Глава четырнадцатая
    Глава пятнадцатая
    Глава шестнадцая
    Глава семнадцатая
    Глава восемнадцатая
    Глава девятнадцатая
    Глава двадцатая
    Глава двадцать первая
    Глава двадцать вторая
    Глава двадцать третья
    Глава двадцать четвертая
    Глава двадцать пятая
    Глава двадцать шестая
     
    Последнее редактирование: 28 авг 2016
    Aksinija, RinaOrange, Aкелла777 и 6 другим нравится это.
  2. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Глава первая

    «Будь ты проклят, львиный выродок!» — губы Пса были плотно сжаты, а скулы ходили ходуном. Он до боли, которую сейчас хотел почувствовать, сжимал рукоять меча. Внутри все бурлило, и готово было выплеснуться наружу. Каждый ее вскрик отдавался в нем раскатами грома. Клиган готов был сейчас изрубить на части любого, но вместо этого стоял прикованный к месту и молчал, безропотно созерцая как избивают его Пташку.

    - Довольно! - он и сам не понял, как звук покинул его тело. Просто видеть ее мучения больше не было сил.

    - Нет, не довольно, - возразил король…

    Джоффри слишком увлекся своей игрой и почти не заметил, что кто-то посмел оспорить его приказ, пойти против его воли. И что этот кто-то был его Псом. А, быть может, потому что это был Пес, король не стал наказывать смельчака за такую дерзость. Клигана боялись все, и он тоже. А еще юный Баратеон боялся потерять своего телохранителя. Ведь, если ему придется наказать или, того хуже, казнить воина, кто будет так же верно и преданно служить и защищать его. Джоффри никому не доверял, кроме своего пса. Но об этом всем знать не обязательно. И он сделал вид, что не заметил скрипучего голоса.

    - Борос, обнажи ее.

    Борос сунул мясистую лапу Сансе за корсаж и рванул…

    «О да, страдай милое создание — довольная улыбка не сходила с лица молодого короля, — и каждый твой стон, каждый крик — для меня, как песня. Я наслаждаюсь твоей болью и твоим унижением! Опускай взгляд, роняй слезы, прикрывай нагое тело и страдай от того, что ты в моей власти и будешь терпеть все, что я бы не пожелал с тобой сделать».

    - Избей ее в кровь, — добавил он вслух. Зеленые глаза становились все темнее…

    - Что это значит?!

    Когда Пес услышал голос полумужа, то инстинктивно понял, что мучениям девушки пришел конец. Клиган никогда не испытывал к Бесу особой привязанности или уважения (если он вообще был способен испытывать подобные чувства), но он был лучшим Ланнистером, чем его самовлюбленный болван-братец или шлюха-сестрица. Про молодого короля и вспоминать не стоило. Тирион, похоже, был единственным, кто мог противостоять сумасбродным выходкам Джоффри и при этом не лишиться головы. А еще, в нем было какое-никакое благородство и сострадание. Он замечал в карлике намеки на это, когда тот сочувственно смотрел на девицу Старков, и жалел о том, что у него самого не было той власти, которой обладал лев-недоросток.

    - Эй, кто-нибудь прикройте девушку…

    Только этих слов и ждал Клиган. Он расстегнул плащ и набросил его плечи Сансы. Хотя сделать ему хотелось больше. Будь его воля, Пес тут же унес бы девицу. Спрятал ото всех, и никому в жизни больше бы не позволил к ней прикасаться. Даже самому себе. Прежде всего, самому себе.
    Она его боялась. Нет, он вызывал в ней ужас. Она словно загнанный зверь дрожала в его присутствии и прятала взгляд. Маленькая птичка — юная и нежная. Совсем дитя. Глупая и наивная. Так почему же он смотрит на нее и не может отвести взгляд? Почему сейчас ему хочется сжать девицу в своих железных объятьях и целовать ее глаза, щеки, осушая слезы. Почему ему хочется быть рядом и защищать ее? И что за романтичная чушь лезет ему в голову? Сейчас!

    «Вот умора! Целовать ее? Интересно, чего больше было бы во взгляде Пташки при моем поцелуе — ужаса или отвращения?» — Клиган чувствовал себя безвольным истуканом, но большего сделать не мог. Его плащ уже покоился на плечах Сансы. Девушка так старательно в него закуталась, впиваясь тонкими пальцами в колючую ткань, что он будто чувствовал на себе ее прикосновения. Ведь это был его плащ… касающийся ее нежной кожи. «Седьмое пекло! Да что же это с ним?!»

    Он был безмерно рад, когда люди Тириона Ланистера подхватили Сансу под руки и увели прочь. Он сам хотел удостовериться в том, что девушка благополучно доберется до своих покоев, но положение не позволяло. Он пес у ног короля…

    «Провались в пекло проклятый карлик!» — вопил внутренний демон короля, пока Борос и Трант припирались с Бесом, - «Она моя и могу делать с ней все, что захочу. А я хочу, чтобы она страдала, плакала кровавыми слезами».

    - Мать говорит, что страх лучше любви. А она меня боится! - не выдержал Джоффри. Но почему он оправдывается перед ним? Он его дядя и десница, но, все же, всего лишь слуга, и должен подчиняться. Они все должны подчиняться! Он король! Не любовь дает власть, а страх! Да. Он понял это давно. Его отец, похоже, позабыл об этом в последнее время, и теперь ему нужно наверстать упущенное. Мать права. А Пес лишний пример тому. Безродный, безземельный, но невероятно мощный, злобный, беспощадный… его пес. Его боятся все! Никто не смеет перечить ему, иначе того ждет смерть. Смерть от его клинка. Джоффри не обладает столькими качествами, и воин из него не выйдет, но у него есть кое-что получше — королевская кровь и власть, что она дает! Придет время и он отомстит карлику, за все! Он и его голову поместит на пику. И будет наслаждаться этим зрелищем. Он всем отомстит за то, что его воле смеют перечить! …
    --- Склейка сообщений, 1 ноя 2015 ---
    *****
    Санса словно в бреду, еле передвигая ноги, поднималась по лестнице. Весь прошедший день казался сном. Кошмаром. Тело болело от побоев, но худшее заключалось не в этом. А в ее стыде. Щеки вспыхивали огнем, как только она вспоминала все те глаза, что видели ее позор. Ее голые плечи и грудь — словно она последняя дворовая девка, а не невеста короля, не дочь лорда, не леди. Все они смотрели и наслаждались ее муками вместе с Джоффри, который устроил им этот спектакль. Никто не помог… кроме Беса. Он остановил Блаунта, осек Транта. Вступил в схватку с королем. И выиграл…

    «Наверное, Тирион гордится собой… Что ж, я благодарна. Но разве это конец? Уже ночь и через пару часов наступит новый день. И будут новые пытки, новые унижения. Вы не спасли меня Тирион Ланнистер, лишь растянули агонию и дали повод Джоффри придумать для меня что-нибудь поинтересней».

    Девушку сопровождали двое из охраны десницы по пути из его башни в покои Сансы, но сейчас даже они громыханиями своих доспехов пугали ее. Не выдержав больше их присутствия, она дала им знак покинуть ее. Она почти уже у своих дверей. С ней не стали спорить. Им было все равно. Санса вздохнула, наполняя грудь горелым воздухом, и сделала еще пару шагов. Вот и ее дверь. Она в безопасности… Почти. Скорей бы укрыться под тяжелым одеялом и забыться сном. А лучше вовсе не просыпаться.

    Мысли ее оборвал тихий шорох. Девушке показалось, что впереди в свете факела мелькнула тень. Нет, ей не показалось. Потому что в следующий миг тень начала приближаться, а еще через пару секунд, нависая над перепуганной Сансой, обернулась мужчиной с обожженным лицом.
    «Зачем он здесь? Он пришел за мной? Неужели хочет отвести меня обратно к королю? Чтобы тот продолжал меня мучить?»

    Санса в панике на не слушающихся ногах попыталась отстраниться от воина, но он своими большими руками схватил ее и потянул обратно.

    «Нет, нет! — кричала она, но с дрожащих губ срывались только судорожные вздохи. Куда подевался весь воздух? Ей нечем было дышать. А темный силуэт все больше увлекал ее в свои объятья. Она почти потеряла сознанье, когда услышала сквозь пелену забытья скрежет его голоса:
    — Я не обижу тебя, Пташка.

    Почему-то она тут же поверила ему. Расслабилась. И упала… ему на грудь. Холодный металл. Конечно! Ведь он ЕЙ отдал СВОЙ плащ. Укрыл от позора. Спасенье. Вот оно. Он! Ей стало тепло и хорошо. Она в безопасности. Санса из последних сил подняла глаза и, встретившись с омутом его серых глаз, провалилась в темноту…
    --- Склейка сообщений, 1 ноя 2015 ---
    *****
    … Пес ждал Пташку, а ее все не было.

    «Какого Неведомого Бес отвел девицу к себе в башню? Что он-то от нее хочет? Хотя, что за глупые вопросы?! Он хоть и полу, но все-таки муж. Семерых в пекло! Нет, это бред. Этот Ланнистер не станет обижать пичугу. Не для этого он вырвал ее из когтей поганца короля. С ним она в безопасности. Он-то может ее защитить».

    Сандор вновь, как наяву, увидел перед собой плачущую и скулящую Сансу в изодранном платье. Вновь ощутил свою слабость и бессилие как-то помочь ей. Что мог сделать Пес? В его-то положении? Кто он, чтобы перечить королю? Ком подступил к горлу. Все это отговорки! Оправдания! Он должен был помочь ей!

    Но как? Перерезать всех в том зале? Накинуться на Джоффри, угрожать ему? Убить? Это было в его власти! Но дальше-то что? Его казнят, а может заколют на месте или будут пытать, пока он сам не взмолится о смерти. Ему наплевать на свою кончину. Вопрос, что они после сделают с маленькой леди? Кинут в темницу? Убьют? Или тоже допытают до смерти? Серсея может. И Тирион ей не помешает отомстить за сына. Нет, он не мог ничего сделать. Поэтому приходилось терпеть… и смотреть.

    Клиган услышал приближающиеся шаги и прильнул к стене, погружаясь во мрак. Это была его пташка. Мужчина не хотел, чтобы она знала о его присутствии. Он просто хотел убедиться, что она в порядке… в относительном порядке. Но она его заметила. Испугалась. Опять. Пес ничего не мог поделать с этим. Он чудовище и шрамы не самое страшное в нем. Хотя для нее и его отвратительного лица было достаточно.

    Девушка отшатнулась от него как от огня, стоило Сандору сделать шаг навстречу. Он привык. Руки его потянулись за ней, пытаясь уберечь от неловкости, падения, но Пташка все как всегда восприняла по-своему. Он был грубым, но по-другому не умел. Клиган не знал, что такое ласка и не умел проявлять ее в ответ. Но он старался. Ее тонкие запястья оказались в кольце его рук, но он поддался искушению и потянул девушку к себе. Санса словно раненная птица трепыхалась, но попытки вырваться были тщетны. Нежные губы пытались что-то сказать, но лишь подрагивали в мерцающем оранжевом свете. Пес уже жалел, что пришел. Он лишь вновь вызвал у девицы приступ паники и страха. Он не хотел. Да провались все, он больше не покажется ей на глаза, если настолько ей неприятен.

    Сандор почувствовал, как девушка начинает оседать, а взгляд меркнуть. Он в конец довел ее, сейчас она упадет в обморок и он всему виной. Пес подхватил девушку и, обвив руками, прижал к себе. Это нехитрое, но такое приятное действо для мужчины, вызвало в Сансе новый приступ паники. Ее ладони уперлись мужчине в грудь и даже пару раз пытались его ударить. Но Клиган был слишком сильным, а Пташка слишком слабой, чтобы сопротивление возымело действие. Воин не хотел ее принуждать, но никак не мог выпустить из плена. Краткий миг близости приносил ни с чем неописуемое удовольствие. Еще хотя бы секунду, две -и он оставит ее в покое. Отпустит на волю.

    — Я не обижу тебя, Пташка, — прохрипел он, не надеясь, что она поверит. Но…

    Сандор почувствовал, как она вся обмякла.

    «Ну вот, и обморок», — подумал он, но тут же встретил на себе ее взгляд. Девица смотрела на него своими небесными глазами как-то умоляюще, а руки покоились на его груди, не пытаясь вновь отыскать пути к побегу. Наоборот. Они вдруг скользнули вверх, обвивая шею, а вся она прильнула к нему, будто обретая защиту.

    — Ваш плащ… — еле пролепетала Пташка, оставляя на его нагруднике влажные следы своего дыхания. Силы окончательно покинули ее тело.

    — В пекло эту тряпку, — взволновано проговорил он, поднимая свой ценный груз на руки, и ногой толкая дверь в ее покои…

    Служанки суетились вокруг своей хозяйки. Они уже знали, что ей пришлось пережить сегодня. Но они никак не могли понять, что делает здесь Пес. Спросить никто не осмелился, а сам мужчина медлил. Клиган стоял на пороге, не в силах заставить себя уйти. Он лишился прикосновения ее теплых рук, но до сих пор не мог погасить пожар, разгоревшийся внутри. Как же она была прекрасна! И как же недоступна для него. Он пытался впитать сейчас ее образ для своих ночных сновидений. Для его сладострастных кошмаров. Рыжие волосы рассыпались по подушке, но один локон упал на лицо. Ему отчаянно захотелось его поправить. Прикоснуться к этому живому огню. Ощутить вновь ее аромат, и почувствовать, как она дышит. Но он не мог себе этого позволить. Он лишь на миг задержался еще и вышел вон. Завтра будет новый день и новые муки.
     
    gurvik, Caramelimon, вНЕ-времени и 6 другим нравится это.
  3. fiolent

    fiolent Оруженосец

    обстановка накаляется....
     
    World_Viktory и Alinka нравится это.
  4. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    О да! Скоро разразится буря)))
     
    World_Viktory нравится это.
  5. World_Viktory

    World_Viktory Удалившийся

    Не люблю СанСан, но почему-то решила прочитать.
    Не пожалела. Вы интересно пишете:bravo:
     
  6. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Спасибо. :meow:
    О, теперь я всерьез обеспокоена. Дальше будет нескончаемый поток сансановских переживаний и эмоциональной нестабильности:волнуюсь::rolleyes::woot:
    Если Вы решитесь читать продолжение, надеюсь вынесете это ;)
     
    World_Viktory нравится это.
  7. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Глава вторая

    Санса проснулась позже обычного. И неудивительно. Вчера был особенный день, пережить который было, ой, как непросто. И тем не менее, он в прошлом. Будущее пугало ее гораздо больше. Она могла лишь надеяться, что Джоффри даст ей передышку, придумывая новую пытку.
    День был солнечным и теплым. Не жарким, а приятным. Он стал еще лучше, после того как девушка узнала, что король со своими гвардейцами отправился на охоту. Его можно не ждать до вечера, а, быть может, и до завтра. Санса боролась с искушением пойти в богорощу и помолиться старым богам за то, чтобы ее нареченный вовсе не вернулся. Ведь Роберт Баратеон проиграл в схватке с вепрем, и это стоило ему жизни. Джоффри не отличается успехами в том, что было присуще прежнему королю, так что и кабан может быть поменьше. Хотя Санса тут же укорила себя за недостойные мысли. Не пристало благочестивой леди гневить богов столь крамольными мыслями.


    Свежий воздух и отсутствие компании определенно улучшили девушке настроение. Она одна, покинута всеми. Именно сейчас это доставляло Сансе удовольствие. В тени раскидистых крон, укрытая их тенью она могла быть собой. Грустить, молчать, и не улыбаться, если ей этого не хочется.

    Сад благоухал ароматами цветов и фруктовых деревьев. Их аромат приятно щекотал ноздри. Сансе захотелось забрать с собой частичку такого спокойного и приятного дня. Она подошла к одной из клумб и нарвала маленький букетик для своей комнаты.

    — Похоже, моя леди пребывает в хорошем расположении духа? — услышала Санса позади себя. Ее веселость тут же испарилась. За что боги так с ней жестоки!

    Она обернулась и нехотя взглянула на короля из глубокого реверанса.

    Джоффри помпезно восседал на белом статном жеребце. Прямая осанка, гибкое тело, обтянутое кроваво-красным камзолом из бархата с золотой отделкой. Высокие сапоги и кожаные печатки. Венец, сливающийся в закатном солнце с его такими же золотыми волосами. Бледное лицо и розовые пухлые губы. Все говорило в нем — я король!

    Санса на мгновенье вспомнила того Джоффри, которого впервые увидела въезжающего в ворота Винтерфела. Он был прекрасен тогда. Он прекрасен и сейчас. Мелькнуло в голове. До тех пор, пока из его уст не польется яд, и он не начнет травить им всех окружающих. Замолчи, замри. А лучше умри. Вот тогда ты поистине будешь великолепен!

    Но Джоффри был жив и здоров, и кажется даже в приподнятом настроении.

    — Благодарю, Ваше Величество, — пытаясь выжать из себя улыбку, проговорила она, — я наслаждалась прекрасной погодой, — и не дав ему поглумиться над ней уже после первой фразы, попыталась перевести тему разговора, — Я посмотрю и у Вас день сложился удачно.

    Король взглянул на тушу убитого животного. На мгновение Сансе показалось, что Джоффри не понравилась ее инициатива в разговоре, но он тут же снова улыбнулся и ответил ей без намека на раздражение:
    — Разве это добыча! Впустую потраченное время. Охота в один день не охота! И жаль, что не я его умертвил.

    Все вокруг сразу же начали уверять короля, как храбр он был, какова стремительна была его погоня, и что он первым всадил в вепря стрелу.

    — Да, да, — отмахнулся от них юноша, — а вы никчемный сброд и того не смогли. Лишь Пес смог порадовать своего хозяина. Что ты хочешь получить за это взамен? — обратился он уже к воину.

    — Мне ничего не надо, — буркнул Клиган. Другие бы добавили «только, лишь порадовать Ваше Величество», но Пес и не подумал о таком продолжении. Кажется, Джоффри вполне остался доволен подобным ответом.

    — Посмотри Санса, это тебе подарок. Нравится?

    Слуги тут же вывалили перед ней тушу кабана всю исколотую и испачканную запекшейся кровью. Джоффри хотел, чтобы ей стало противно. Что еще ожидать от него.

    — Клиган постарался на славу! — не унимался он, — Можно сказать голыми руками уложил его.
    Санса перевела свой взгляд на того, чьих рук дело лежало перед ней.

    Сандор смотрел на девушку исподлобья, готовый принять на себя ее испепеляющий взгляд. Он знал, чего добивается мальчишка. Он хотел в очередной раз заставить пташку страдать. Ей должно было стать противно от вида мертвого тела. Она должна была посочувствовать бедной животине. И обвинить во всем не только короля, но и его. Ведь он, в конечном итоге, завалил животное. Но он сделал это для нее. Ради нее. Чтобы порадовать мальчишку. Пусть он упивается видом крови на охоте, чем ее болью и синяками. Быть может, сегодня он ограничится ее слезами жалости к кабану и отвращением во взгляде. Он на это надеялся. Поэтому не жалел о содеянном. И не страшился ее обвиняющего взгляда. Он монстр, и она должна уже с этим свыкнуться.
    Но на удивление во взгляде Сансы не было ничего из того, что он ожидал и даже наоборот. Ему показалось, что она смотрела с благодарностью.

    «Неужели она поняла?» — Подумалось Псу. И он не заметил, как лицо его смягчилось.
    Санса смотрела в его глаза и будто впервые видела их. Вчера она вела себя недостойно с ним. Непростительно вольно. Последнее, что она помнила о вчерашнем вечере — пепел его глаз. Их глубину, их пожар. А до этого были ее руки на его груди, а его руки у нее на талии. Как он мог себе такое позволить? Как она могла допустить такое? Но вчера все воспринималось иначе. Девушка как загнанный зверь обрела в его объятьях защиту и покой. Да, он ее защищал. Как мог. Но почему? Даже Бесу она, не смотря ни на что, нужна была при здравии в первую очередь ради политических интересов. Но для чего ее оберегал Пес? Ведь он служит Джоффри. Она вспомнила, как он сказал «Хватит!» — Пес возразил королю?! ПОЧЕМУ? Вот и теперь, она права или нет, предполагая, что кабан стал жертвой специально, чтобы отвлечь внимание Джоффа от нее? И кем убит? Псом!

    Санса, пожалуй, непозволительно долго смотрела на Клигана. Поэтому, когда перевела взгляд обратно на короля, то не увидела уже у него улыбки. Сама виновата. Она не дала ему то, что он хотел от нее получить. И теперь уже поздно.

    Джоффри спрыгнул с коня, медленно подошел к ней. Против воли, сердце ускорило темп. Сейчас что-то будет!

    — Вы как-то побледнели миледи, — леденящим душу тоном проговорил он, и коснулся кончиком хлыста ее скулы.

    — Я просто немного устала, Ваше Величество.

    — Что ж, тогда бокал сладкого вина подкрепит Ваши силы. Сир Мерин, сопроводите леди Сансу в мои покои. Ей необходим отдых.

    Король двинулся быстрым шагом по направлению к замку. Мерин Трант словно из ниоткуда вырос за спиной Сансы и учтиво, но все-таки жестко, направил ее следом.

    «Это что-то новое», — подумалось девушке. Она от силы пару раз была у короля в комнатах, — «и вряд ли сулит чем-то хорошим».

    --- Склейка сообщений, 2 ноя 2015 ---
    Путь оказался не близким, но все же, скоро процессия достигла его покоев. Несколько солдат остались на страже, Трант и Пес вместе с царственной особой и его невестой зашли внутрь. Джоффри почти ничего не говорил, но его прислужники и без того знали, что делать. Трант отстегнул плащ и пояс с мечом у короля, хотел снять и перчатки, но Джоффри отогнал его небрежным жестом. Клиган в этот момент разлил вино по бокалам. Первый подал мальчишке, второй пихнул Сансе.

    — Пей, — сказал он тихо. Она подчинилась. Вино было вкусным, но девушка почти не обратила на это внимания.

    Джоффри поманил ее к себе. Он залпом осушил свой бокал и вытер с края губ ускользнувшую каплю… словно кровь.

    — Вам не нравится вино?

    — Оно прекрасно.

    — Неужели? Что же Вы тогда так мало пьете?

    Санса сделала еще глоток. Джоффри отобрал у нее бокал, когда она опустила его вниз.

    — А это что у Вас?

    — Цветы, — автоматически ответила девушка. Она и забыла, что до сих пор сжимает маленький букет.

    — Зачем они тебе? Ты сама как цветок! Прекрасная роза! … Нет, на нее ты вовсе не походишь. У розы есть шипы, которые могут уколоть. А ты мягкая, податливая. Тебя легко сорвать и сломать самому не поранившись. Ты лилия, или нет астра. Нет, все не то… А… ты вьюнок! — внезапно повысил тон Джоффри. Его рука взметнулась вверх и, с резким звуком, хлыст ударился о спину Сансы. Она вскрикнула больше от неожиданности, чем от боли, но тут же упала на колени, подталкиваемая юношей. Она знала — сопротивление бесполезно.

    — Да, именно он! — не унимался король. — Ты так же, как и он слаба. Стелешься по земле, - его рука снова взметнулась вверх и снова обрушилась на девушку. - Как и он не имеешь опоры, - снова удар, и еще один — Санса вскрикнула. - Тебя так легко не заметить и растоптать! - Свист, удар, свист, удар, - Но не беспокойся, я не пройду мимо. Я всегда замечу такой хорошенький цветочек.

    Джоффри обвел кончиком плети ее подбородок, направляя его вверх. Санса готова была уже расплакаться, но боялась, что именно этого юноша от нее и ждет, чтобы продолжить спектакль.

    — Ты думаешь я забыл вчерашний день? И не надейся! — король ехидно улыбнулся. — Только вот дядя тебе теперь не поможет. Я позаботился об этом. Так на чем мы вчера остановились?

    Санса прикрыла рот руками, чтобы рыдания не вырвались наружу. До нее дошел весь ужас сказанных слов. Да, у Джоффри хорошая память.

    — Мне кажется, ты также стояла на коленях, но все же чего-то не хватает. Ах да, твое платье! — он посмотрел в сторону своей охраны, — Сир Меррин помогите леди избавиться от него.

    Девушка в ужасе прижала руки к корсажу. И дело было не только в том, что сейчас на нее смотрят не десятки глаз, а всего лишь шесть. Это само по себе было унизительно и грязно. Несмотря на сопротивление, рыцарь с легкостью разодрал лиф платья, оголяя ее наполовину. Она притянула руки к себе, но на этот раз Джоффри был рядом, и тут же прошелся по ним хлыстом. Девушка проскулила и отдернула руки. Вновь попыталась прикрыться, и опять заработала удары.

    — Не стесняйся, что же ты! Такое прекрасное тело должны созерцать все. Прости, что теперь не так много народу. Но с тебя и этого пока довольно. Успеется.

    Слезы ручьями стекали по раскрасневшимся щекам.

    «Уж лучше бы он избил меня в кровь, чем этот позор. Они смотрят, они видят меня такой».

    Внезапно Санса вспомнила, что на нее, вероятно, смотрят и глаза Пса.

    Он видит ее обнаженной!

    Почему-то это мысль задела и смутила больше прежнего. Она вновь попыталась прикрыться, но снова ощутила резкую боль от удара. Санса всхлипнула. Она должна потерять сознание! Чтобы все это прекратилось. Девушка ощущала слабость во всем теле, и склонилась ближе к полу. Ладони уперлись в мягкое покрытие.

    Король, довольный ее поведением, присел на корточки и почти вплотную к ее уху прошептал.
    — Что же стало с волчицей? Она сдалась? Упала на колени перед своим хозяином? Я мог бы приказать тебе лизать мои сапоги. Но я сегодня добрый. Не буду ругать моего ручного зверя. А лучше приласкаю.

    При этих словах он ухватил ее за волосы и потянул наверх. Санса выгнулась и поддалась за ним. Ее спина прижалась к его груди. Одной рукой он все также держал за волосы, вторая же с кнутом скользнула к ее телу. Девушка ощутила неловкое касание. Кожаный кончик очерчивал изгибы ее шеи, спускаясь ниже. Пошел до ключиц, обвел плечи и устремился к груди. Санса вздрогнула, когда он очертил сферу ее соска. Это было ужасное чувство отвращения. Что еще он может придумать ей в пытку? Оказалось, нет пределов его фантазии. Санса старалась уйти в себя, абстрагироваться от происходящего и у нее почти получилось, пока она не почувствовала, как вместо кнута, теперь к ней прикасаются его руки.

    Не снимая перчаток, Джоффри прошелся вдоль ее живота, провел пальцами вверх насквозь до впадинки между ее ключиц, а потом с силой сжал грудь, не обращая внимания на то, что Санса старалась от него отстраниться. Ему, похоже, это даже нравилось. Он сильнее прижимал ее к себе. Его дыхание, то тут, то там обжигало кожу. Он почти смеялся над ней. Последней каплей стало, когда юноша укусил ее за плечо, оставив следы зубов на ее молочно белой коже.

    Санса резко дернулась и толкнула его. Но вырваться не смогла. Он дернул ее за волосы и повалил на пол. Голос звучал уже не так весело.

    — Тебе что-то не нравится маленькая Старковская потаскушка?!

    — Я.. не… пота… скуш…ка, — прерывистым голосом произнесла Санса. Ей не хотелось больше быть куклой для битья, — я леди… ваша леди.., а вы…

    Он вновь рассмеялся, но уже зловеще.

    — Леди! — резко дернув ее вверх за волосы, он схватил и бросил девушку себе на кровать. Она тут же утонула в мягких одеялах. Но облечения ей это не принесло. Джоффри насильно раздвинул ей ноги и улегся сверху, — леди себя так не ведут! Только трактирные девки! Что, я прав?! — спросил он у пустоты. Пустота не ответила. На самом деле, Санса в очередной раз вспомнила, что они здесь не одни. Это как ножом ударило ее в живот. Девушка начала брыкаться и пытаться скинуть с себя мальчишку.

    — Не смейте… так со мной… я… я не заслуживаю… такого…

    Джоффри нравилась, похоже, эта игра пока Санса не укусила его за запястье. Это вмиг вселило в него новую порцию ярости и он с размаху плашмя ударил ее по лицу. На миг в глазах Сансы все потемнело. Голова закружилась, но образ Джоффри исчез из ее поля зрения, а телу стало легче.

    — Не заслуживаешь?! Я покажу тебе, чего ты на самом деле заслуживаешь! Все вон! — крикнул он. И Сансу обуял страх.

    Джоффри помедлил, а потом уже более размеренным голосом сказал:
    — Нет. Пес останься!

    Это напугало девушку вдвойне. Она вжалась в подушки и прикрылась руками. Что же с ней будет? Она не хотела знать.

    — Значит, ты такого не заслуживаешь? То есть такого как я — короля! — он помолчал — Может ты и права. Ты мне не ровня! И я не хочу марать о тебя свои руки. А вот…

    Он замолчал снова.

    — Знаешь Пес, мне кажется, я нашел тебе достойный подарок. Ты так предан мне! И порадовал сегодня знатной погоней. Я хочу тебя за это отблагодарить.

    Сансе показалось, что Клиган что-то сказал, но не поняла что. Все ее тело онемело, а мысли готовы были взорваться от невозможности осознания происходящего.

    — Вот он! — Джоффри вновь ухватился за ее волосы и потянул на себя, — Твой подарок. Она твоя. Бери.

    Санса замутненным взглядом обводила комнату, боясь взглянуть туда, где стоял мужчина. Ей все это казалось сном. Сейчас она проснется.

    — Смотри, как хороша! Какие формы! Какая кожа и волосы! Неужели ты ее не хочешь?
    Пес все также стоял неподвижно.

    — Бери, я сказал! — и швырнул девушку обратно на кровать.

    Санса лежала не шевелясь, пока тень от его тела надвигалась на нее. Она устала бояться, но все новые порции страха и слез наполняли ее. Клиган подошел к ней. Девушка больше закуталась в одеяла, чтобы он не увидел ее наготу.

    «Что он собирается делать?»

    Пес лишь протянул ей руку.

    Санса даже не успела облегченно вздохнуть, как тут же услышала надрывный голос Джоффри.
    -Ты что это делаешь?! Собрался ее увести? И закончить веселье? — он хлестнул плетью о резную спинку стула, — Нет уж! Я хочу посмотреть! Давай же бери ее!

    Только сейчас до Сансы в полной мере дошли слова короля. «Бери?!»

    «Нет!» — хотела она крикнуть, но Пес ее опередил.

    — Нет, — сказал он рыком.

    -Что, Псу не нравится подарок? Или она не настолько хороша для тебя? Для тебя! — прикрикнул недовольно король, — Или может быть Псу не по зубам маленькие леди?

    Джоффри помолчал немного, наблюдая за его реакцией, а потом спокойно добавил:
    — Если так, я могу отдать ее Мерину Транту или Боросу Блаунту. А может, сначала одному, а потом другому. Или всей дворцовой страже! — сорвался он снова на крик, но после сглотнул и спокойнее сказал, — Раз ты отказываешься от моего подарка!

    Санса не увидела, как расширились глаза Пса, сначала от сказанных слов короля, а потом от того, что он почувствовал на своей руке ее прикосновение.

    Клиган обернулся к девушке. Сверху вниз — одарил вопрошающим взглядом. Она держала его за пальцы и будто умоляла. О чем?! О боги старые и новые! О чем? Она и сама не знала, что делала. Но мысль о том, что ее будут касаться руки этих рыцарей… всех этих рыцарей! Джоффри не шутил. Он не терпел неподчинения. Он сделает, что говорит… И она сделала выбор…

    — Смотри Пес, похоже, дама не против, — засмеялся Джоффри, — давай же, приступай. Не заставляй леди ждать.

    Пес медлил. Но после второго, уже более настойчивого приказания, он начал расстегивать и снимать свои доспехи, а потом склонился над девушкой.

    Санса всхлипнула. Слезы вновь ручьями застилали ее глаза. Она почувствовала, как его руки неспешно раздвигают ей ноги. Она хотела сопротивляться, но не могла. Не должна была. Она должна все вытерпеть. Она сильная!

    — Нет! — вновь прикрикнул Джофф, — ты Пес, а она твоя сучка. Вот и бери ее соответственно. Тебя что всему учить надо? И не затягивай прелюдию! Я уже начинаю скучать.

    Санса поняла, о чем он говорит только тогда, когда Клиган рывком подтянул девушку к себе. Она инстинктивно уперлась ладонями ему в грудь. Но он пропустил это. На миг их глаза встретились, но оба не смогли сопротивляться желанию отвести взгляд.

    Следующим рывком мужчина развернул Сансу так, что она прижалась спиной к нему. А его рука оказалась у нее на животе. На секунду он замер. А сердце Сансы замерло в груди. Потом неуверенно, но все же, требовательно шершавыми пальцами проскользил вверх. Коснулся груди. Смял ее, но не до боли, как это прежде делал Джоффри. Санса была словно в бреду, в агонии смертельной лихорадки. Она почувствовала, как напряженное тело мужчины крепче прилегает к ней. Она уже почти задыхалась в его объятьях.

    Пес продолжил свой путь к ее шее. Немного сжал пальцы у основания. Повернул ее лицо в сторону. Девушка не сопротивлялась. Лишь всхлипывала. Другой рукой он убрал волосы с ее плеча, и Санса ощутила там его теплое дыхание. Она с ужасом ждала поцелуя, но его не последовало. От мужчины пахло потом, металлом, лошадью и кровью. Но почему-то не вызывало отвращения.

    Санса услышала рядом со своим ухом тихий шепот.

    — Прости, Пташка, что причиню тебе боль.

    Ее сердце сжалось в тиски. Ей захотелось закричать, но губы лишь нервно подрагивали в безмолвных стенаниях. Она до последнего надеялась.. на что?.. А Клиган тем временем уперся ладонью ей в спину и заставил наклониться. Она не хотела, но он был сильнее и девушка подчинилась. Его руки побежали вверх по ее ногам, окончательно оголяя девушку.

    «Все кончено!» — подумала Санса. Его теплые ладони легли ей на бедра и потянули на себя.
    Девушка почувствовала раздирающую боль и его — проникающего в ее тело. Она вскрикнула и попыталась вырваться, но он крепко держал.

    Пес остановился, но лишь на пару секунд. Санса надеялась, что все закончилось, но как только он снова двинул бедрами, оказываясь глубже, она вскрикнула еще громче.

    — Нет, прошу! — стонала она, прерываясь лишь на звонкие всхлипывания, — Хватит! Не надо! Прошу… тебя! Нет, нет!

    Она пыталась вырваться, отстраниться от своего мучителя, но чем отчаяннее она сопротивлялась, тем сильнее сжимались его пальцы, впиваясь в мягкую плоть. И скоро силы покинули Сансу. Она безвольно уперлась локтями и лбом в белые простыни и молила Богов о том, чтобы потерять сознание. Но вопреки всему, девушка остро чувствовала все, что сейчас происходит. Свою боль, обжигающую хватку Пса, его ритмичные мучительные движения внутри, соприкосновения их тел и глаза того, кто все это затеял. Санса не видела, но знала, что Джоффри смотрит. И ему нравится.
    Большего унижения он не мог совершить с ней, чем все то, что сейчас происходило. Он растоптал, уничтожил девушку. Ее больше нет. Он победил. Теперь она просто сломанная кукла. И играть с ней уже не интересно.

    Санса не поняла, как опустилась на кровать, а тело ее стало свободным. Опустошенным. Она словно парила в белых пуховых облаках, укрываемая негой полного безразличия. Веки опухли и налились тяжестью. Она не могла пошевелиться. По крайней мере, ей так казалось… Пока свет, падавший на нее, не закрыла крупная фигура воина.

    Санса с ужасом поняла, что Пес вновь нависает над ней. Она хотела увернуться от его чутких прикосновений, но мужчина сгреб ее вместе с одеялом и подхватил на руки.

    Девушка брыкалась, но он был слишком сильным. Она хотела, чтобы Пес ее оставил в покое. Куда он ее нес? Она теперь его? И он опять будет делать это. Снова и снова пытая и мучая.
    Сил совсем не осталось. Санса больше не могла сопротивляться, и безвольно обвивая себя руками, ощущала дрожь во всем теле. Не было сил и на слезы, и на мысли. Скорее бы все кончилось. Скорее бы провалиться в забытье. А лучше умереть.
     
    Последнее редактирование: 29 авг 2016
    gurvik, Caramelimon и вНЕ-времени нравится это.
  8. fiolent

    fiolent Оруженосец

    И все молчат. Будем думать, что в шоке.
     
    вНЕ-времени и Alinka нравится это.
  9. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Как
    Какие впечатлительные)))
     
    вНЕ-времени, читатель 7853 и Ylatan нравится это.
  10. Лысина Вариса

    Лысина Вариса Оруженосец

    Будем ждать, что в дальнейшем Сандор наконец-то свернёт тощую Джофрикову шеёнку...
     
    читатель 7853 нравится это.
  11. Pandorika

    Pandorika Оруженосец

    А я правда в шоке. Не ожидала такой жести от СанСана. Но это, наверное, хорошо; я под таким впечатлением, что не поняла еще) жду продолжения, вы хорошо пишете
     
    вНЕ-времени нравится это.
  12. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Спасибо. Продолжение есть))) Такая жесть нужна для драматичности дальнейшего повествования. Это же СанСан - и в итоге все будет хорошо... возможно :cool:
     
    вНЕ-времени нравится это.
  13. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Глава третья

    Еще удар, и еще. Здоровая щека рассечена, ребра болят. Пес сплюнул кровью.

    — Да он мертвецки пьян! — вопила Серсея, отдавая очередной приказ ударить воина, — что с него толку. Избейте его до смерти! Отрубите голову или четвертуйте! Только уберите это дерьмо с моих глаз!

    — Пока он нам нужен живым, — возразил ей Тирион и жестом остановил охрану. Клиган мешком упал на пол, — Надо во всем разобраться.

    — В чем?! Он… обесчестил невесту короля! Он ее отымел как последнюю кухарку! Я удивлена, что он еще продолжает дышать!

    — Не забывай, кто отдавал ему приказы, — повышая голос осек ее Бес, — может ты хочешь наказать и своего сына?

    — Он король!

    — Да. И это прискорбно, — Серсея хотела было возразить, но брат ее прервал, — Джоффри оказался еще большим извращенцем, чем я думал. Но ты права — он король. Наш король. И он сам не должен об этом забывать. Власть ослепляет. Нужно открыть моему племяннику глаза. Он хотел развлечься, издеваясь над бедной девицей, и перешел черту, — Тириона передернуло, когда он представил себе, как все это происходило. Он окинул быстрым взглядом воина, лежавшего на полу. Похоже, Пса больше волновало произошедшее, чем его хозяина. Он вспомнил довольный вид Джоффри, когда к нему пришли с расспросами. Беса передернуло еще раз, — По иронии судьбы, он сделал лишь хуже себе. Теперь ему придется жениться на опороченной невесте.

    — Ты с ума сошел! — снова завопила королева, — он теперь не может жениться на… ней!

    — Вот в этом ты не права сестрица, — Тирион усмехнулся, но сохранил при этом суровое выражение лица, — Уведите Клигана. Завтра, когда он протрезвеет, я хочу с ним поговорить. Будьте добры, — обратился он к стражникам, — чтобы это было возможно.

    *****
    Сандор очутился в сырой камере подземелья Красного замка. Его изрядно избили, но он почти ничего не чувствовал. Почти. Его мутило, сознание путалось, но в памяти постоянно всплывали события минувшего дня. Последнее из воспоминаний было, как его волокли из трактира двое гвардейцев. Он легко бы справился с ними, но даже не сопротивлялся. Он знал свою судьбу и что его ждет. Можно сказать, Пес хотел, чтобы это поскорее свершилось. Пусть он понесет наказание. Любое. Самое жестокое. Но как можно скорее.

    А ведь все не так плохо начиналось сегодня.

    Клиган еще до рассвета начал заниматься приготовлением к предстоящей охоте. Король накануне решил загнать оленя или вепря. Пришлось разбудить конюхов, псарей и поваров ночью. Королевская охота, даже однодневная требовала тщательной подготовки.

    Настроение Джоффри Баратеона было воодушевленным, но чем дальше в лес уходила свора и, чем больше начинал скучать молодой правитель, тем больше портилось его настроение. Ничем хорошим это не сулило окружающим. Особенно его невесте. Вчера король не получил желаемого. И если сегодня охота не принесет ему удовлетворения, то Сансе снова придется терпеть издевательства. А Клигану придется на это смотреть. Воин решил действовать. Боги, видимо, были благосклонны и через некоторое время, после того, как Пес взял на себя инициативу, собаки напали на след. Кабан был молодым и неопытным, но сильным и быстрым. Джоффри увлекся погоней, и чуть было не загнал коня, больно лупя его плеткой по бокам. Его арбалет стрелой пронзил бок гонимого животного, но кому-то нужно было завершить дело. Кабан сопротивлялся и не хотел так просто расставаться с жизнью. Он пошел в атаку, Клиган ответил мощным ударом меча. Битва была короткой, но король остался доволен. Вид крови явно улучшил ему настроение.

    Возвращаясь в замок, процессия прошла через дворцовый парк. Это означало, что Джоффри хотел застать там свою невесту. Было уже далеко за полдень, и в это время маленькая леди имела обыкновение прогуливаться по аллеям. Благо подарок для нее был пойман и растерзан. Именно этого и хотел паршивец.

    Санса увидела короля и попыталась улыбнуться. Пес сразу вспомнил, как вчера она плакала и терпела его издевательства. А сегодня ей приходилось притворяться, что будто ничего и не было. У нее с каждым разом выходило все лучше и лучше. А еще Пес вспомнил, как вчера девица обнимала его за шею. Но он быстро отмахнулся от них. И продолжал просто наслаждаться ее прелестным видом. Медные локоны обрамляют нежное личико. Пушистые ресницы, словно бабочки, порхают, лишь на миг, пряча небесно-голубые глаза. Тонкая фигурка уже почти женщины, но, все же, еще хранящая невинность и чистоту детства. Так соблазнительна и так недоступна. Он не может думать о ней, он не хочет думать о ней так. Но мужскую натуру побороть сложно. «Она дитя» — твердит ему разум. А глаза поддаются соблазну.

    Когда Санса взглянула на тушу убитого им кабана, Пес ожидал прочитать в ее взгляде отвращение, презрение. Но ничего подобного не произошло. Девушка посмотрела на Клигана открыто, и даже кажется с благодарностью. «Ты убил его ради меня?» будто спрашивал ее грустный взгляд. И Сандор невольно ответил на него. Что это между ними? Сердце на миг сбилось с ритма. Так странно. Но приятно. Ему давно не было приятно. Ему никогда не было так приятно. Его поняли. Она.

    Пока все это укладывалось в его сознании, Джоффри отдал приказание отвести невесту в его покои и угостить вином. Клиган шел следом. Затея была новой для его хозяина. Он явно что-то задумал, и Псу не нравилось тяжкое предчувствие внутри. Санса казалась спокойной, но он понимал, что это не так. Когда Сандор подал ей вино, руки девушки подрагивали. Да, она тоже понимала, что эта новая игра короля. Игра, которая для нее может закончиться плохо.

    Спальня. Спальня короля. Нет свиты, только Джоффри, Санса, Блаунт и он. Слишком небольшая аудитория. Но зато про его забавы не прознает Бес, и не сможет вновь вмешаться. Умно. Но слишком опасно для девицы.

    Клиган стоял ближе к двери. Санса с королем располагались по центру. Джоффри кружил вокруг Пташки словно хищник, обнюхивая и прицеливаясь для атаки. Когда последовал первый удар, Сандор чуть дернулся к рукояти меча, но сдержался. Он не знал, что было хуже — стоять и бездействовать или понимать, что это лишь начало. Гнев внутри закипал. Удар следовал за ударом. Он стоял и смотрел. Как всегда. Ненавидел себя, и этого малолетнего подонка. Так хотелось размозжить ему голову или насквозь проткнуть мечом. Увидеть в глазах гаденыша страх и осознание конца. Но Пес видел лишь боль и слезы в глазах девицы. Его бедная Пташка.

    Блаунт по приказанию Джоффри разорвал на Сансе платье. Как и вчера на миг оголив перед всеми ее грудь. Клиган не хотел смотреть, но непроизвольно снова оценил всю прелесть юного тела. Она была хороша. Небольшая упругая грудь с розовыми сосками на молочной коже. Тонкая талия и острые плечи. Санса старалась прикрыться, но в этот раз король не позволял ей этого. Он теперь собственноручно бил девицу и контролировал ее действия. На лице Бороса не было заметно ни единой эмоции. Военная выдержка или ему действительно плевать? Пес был уверен в последнем. Но он не сомневался, что вид обнаженной девицы все же его трогает. Клигана тошнило от мыслей об этом. Санса благородна, невинна. Она леди, а не дворовая баба. Все это не для их глаз. Но Джоффри именно этого и добивался. Унижения. Бесчестие больнее всего било Пташку. А Пес был главным свидетелем вот уже второй раз. Его тоже волновали ее прелести, и от этого становилось вдвойне противней. Как он мог думать о ней? Желать ее? Сейчас? Возбуждение от гнева перерастало в плотское желание и накатывало волной презрения к себе.

    Тем временем, Джоффри вовсю развлекался, чередуя удары плетки и жесткие прикосновения к ее телу. Да, поганец позволял сейчас куда больше, чем прежде. Пес видел, как и на короля накатывает что-то близкое к желанию. Его это пугало. Особенно в тот миг как юнец повалился вместе с Пташкой на постель. Желчь подступила к горлу. Это было выше его сил. Неужели Джоффри собирается поиметь девицу прямо сейчас? У них на глазах? Худшей пытки придумать было нельзя. Сандор отдавал себе отчет, что после свадьбы Пташке придется терпеть «радости» совместной жизни и делить с королем постель. Но он никогда не думал, что может стать тому свидетелем. И сейчас? Первой мыслью было оттащить Джоффри и как-то вразумить не делать задуманного. Вряд ли Пес смог бы сейчас придумать что-то вразумительное. Вторая мысль — уйти, убежать. Найти Беса или доложить королеве. Лучше, но не гарантировало сохранение невинности девицы и еще большей ненависти короля к ней. А еще это точно закончилось бы плохо для него. Он потерял бы доверие, а может быть и жизнь. Не за себя он боялся. Скорее за то, что Пташке больше не на кого будет надеяться. Хотя… Разве много Пес ей помогал? Он все чаще был лишь безучастным свидетелем. Вот и сейчас, пока Санса брыкалась и вырывалась из объятий своего жениха, Клиган старался погасить в себе жгучее желание порубить всех находящихся в этой комнате на куски. Пес старался не смотреть, не видеть и все же иногда, слыша ее вскрики, он поднимал взор. Как же было противно. Это было насилие. Он терпеть не мог подобного. Сам он никогда не принуждал девиц, и видеть это со стороны было отвратительно. А тем более Пташку.

    «Крепись девочка. Он твой король и будущий муж. Ты должна терпеть», — уговаривал он сам себя. Но не знал какой совет дать дальше. Сдайся и пусть он тебя отымеет. Или продолжай бороться и он сначала тебя изобьет, а потом отымеет. Терпение было на пределе.

    — Все вон! — крикнул король. Пес вышел из оцепенения. Ноги сопротивлялись, но он повернулся и последовал за Блаунтом к выходу. Воздух забил ноздри. Нет, он не увидит, как Пташку замучают вконец, но почему-то ему это не принесло облегчения.

    — Нет. Пес останься! — услышал за спиной воин, и мурашки пробежали по телу. Новый план? Он нутром чуял, что к добру это не приведет. Медленно повернулся…

    — Значит, ты такого не заслуживаешь? То есть такого как я — короля! — Джоффри возвышался над лежащей девушкой и с яростью во взгляде сквозь зубы цедил слова — Может ты и права. Ты мне не ровня! И я не хочу марать о тебя свои руки. А вот…

    Он замолчал снова. Клиган напрягся. Ком подступил к горлу. Он уже начал догадываться, что дальше его персонаж в этой отвратительной пьесе не останется не замеченным.

    — Знаешь Пес, мне кажется, я нашел тебе достойный подарок. Ты так предан мне! И порадовал сегодня знатной погоней. Я хочу тебя за это отблагодарить.

    — Ничего я не сделал, — впервые за все время подал голос Пес. Сейчас особенно хриплый. Но Джоффри проигнорировал его.

    — Вот он! Твой подарок. Она твоя. Бери.

    Сандор застыл на месте. Что он имеет в виду? Пошлые мысли наводнили голову. Но нет! Джофф не настолько идиот… или все же?

    — Смотри, как хороша! Какие формы! — не унимался король, прикасаясь к обнаженной девице. Санса безвольно, словно мертвая повисла в его объятьях, — Какая кожа и волосы! Неужели ты ее не хочешь?

    Пес все также стоял неподвижно. Он ее хотел. Будь он проклят! Но хотеть и взять разные вещи. Клиган никогда бы не позволил себе ничего непристойного. Только не с Пташкой.

    — Бери, я сказал! — Джоффри швырнул девушку обратно на кровать.

    Сандор все медлил. Что же делать? Король его проверяет? Или же он серьезно? Как он вообще себе это представляет? Пес, оставаясь в королевских покоях, опасался того, что Джофф прикажет и ему избить девчонку. Но это?! Он безумен! Нет, он извращен. И его надо остановить. Но как? Клиган медленно подошел к постели. Санса, словно испуганная загнанная лань, пыталась спрятаться в ворохе одеял. Бедное дитя. Он протянул ей руку. Зачем? Увести отсюда? Спасти? Пес понимал, что Джоффри не позволит. Но попытаться стоило.

    -Ты что это делаешь?! Собрался ее увести? И закончить веселье? Нет уж! Я хочу посмотреть! Давай же бери ее.

    «Бери?! Бери!» любой другой бы порадовался такой королевской почести, а кто-то просто выполнил бы приказ. Но не Пес. Не он, не с ней. Хотеть и взять разные вещи. Сказанного не вернешь, как и сделанного. Прикоснувшись к ней он убьет в себе остатки человека. Он убьет ее. Он никогда не сможет больше взглянуть ей в глаза и она никогда больше не посмотрит на него. Пташка будет его не просто бояться, а презирать и ненавидеть. И он себя тоже.

    — Нет, — слово, такое короткое, порезало горло.

    - Что, Псу не нравится подарок? … Если так, я могу отдать ее Мерину Транту или Боросу Блаунту. А может, сначала одному, а потом другому. Или всей дворцовой страже!

    Еще слово и Клиган действительно не сдержался бы от того, чтобы перерезать ублюдку глотку. Джоффри был настроен серьезно. Или он или кто-то другой. Пташке не избежать своей участи. Седьмое пекло! Трант и Блаунт вдоволь развлекутся. Нет, он не мог даже слышать об этом. Он не мог даже мысли подобной допустить. Но все смешалось в миг, как он ощутил теплое касание на своей руке. Клиган вопросительно повернулся туда, где лежал его подарок, будто и забыл о его существовании. Пташка сжимала его пальцы и умоляюще просила помощи. Понимала ли она, о чем просит? Отчасти да. Псу было ясно, что Санса не хочет побывать под каждым королевским гвардейцем, но понимала ли то, что ей предстоит получить от него. Голос разума глушила накатывающая из глубины волна возбуждения.

    — Дама не против, — слышал он голос короля, — не заставляй ее ждать. Давай же!

    Да, леди выбрала наименьшее зло. Выбрала его. И это рождало в воине огонь желания. Ясные картины их близости. Но все было омерзительно. Пташка не будет сопротивляться, и будет терпеть. Терпеть! Ей будет противно и тошно, лишь от касания его грязных рук, не говоря уже обо всем остальном. Но он должен. Джофф не успокоится, пока не получит своего.

    Клиган начал разводить девчонке колени. Его же дрогнули, пальцы стали влажными. Он касался ее ног, скользил вверх, поднимая юбку. Старался как можно ласковее обойтись. Но он никогда и ни с кем не был нежен. Ему давалось с трудом оставаться невозмутимым.

    Особенно после того, как король приказал ему сменить позу. Что за извращенный мозг! «Сучка! Она твоя сучка!» бились в висках слова. Да, он был королевским псом…, а она… она не заслуживала ничего того, что с ней происходило.

    И тем не менее. Сандор подтянул Сансу к себе. Их глаза встретились. Две напуганные льдинки и два захваченных пламенем уголька. Лишь миг и больше не в силах ни тот, ни другой терпеть это. Она оказалась прижатой спиной к его груди. О, это проклятое естество! Как не сопротивляйся ему, но побороть невозможно. Жар охватил все его тело. Клиган готов был сгореть дотла лишь от одного прикосновения к Пташке. И об этом мечтать, он раньше не мог себе позволить. Сейчас она была в его объятьях. Грязно, порочно, отвратительно. Пес гнал от себя мысли и все же ничего больше не хотел как ее сейчас. Нежная кожа, упругая грудь. Он не смог побороть соблазн и не скользнуть ладонью вверх по ее обнаженному телу. Каждая новая секунда рядом с ней рождала душевные муки и телесные наслаждения. Разве так бывает? Разве так должно быть? Что за порочный кошмар наяву?!

    Клиган чувствовал, как сотрясается тело девчонки в безмолвных сдерживаемых рыданиях. Сердце ее бешено стучало, отдаваясь в ложбинке между ключиц. Шея такая тонкая и хрупкая. А волосы как огонь. Сандор откинул тяжелую прядь с ее плеча. Если бы он только мог ее успокоить. Если бы только мог приласкать. Ему так хотелось погладить ее волосы. Обнять и согреть в своих объятьях. Целовать ее шею, плечи, глаза, губы. Делать все то, что он не позволял себе ни с кем. Любить ее…, но все, чтобы он сейчас не сделал — причинит ей боль. Не физическую — моральную. Оставит шрамы на месте его прикосновений, добавит пыток в ночные кошмары. Она будет считать его зверем, терзающим ее плоть. И это будет правдой. Все, что между ними возникло вчера — тонкая ниточка понимания и доверия, рухнуло в один миг. Все кончено и ничего не будет как прежде.

    — Прости Пташка, что сделаю тебе больно, — слова еле пробивались сквозь стиснутую челюсть. Что Пес мог еще сказать. Это не утешенье. Но это правда. Он сделает ей больно. И ему жаль.

    Тянуть больше было нельзя. Джоффри ждал спектакля. Джоффри ждал крови. Ее крови. Клиган до сих пор не мог поверить в то, что он все это делает. Вот она его Пташка стоит перед ним на коленях, и считанные секунды делят ее жизнь на «до» и «после». Сейчас она девочка. А в следующий миг станет женщиной. Он ее таковой сделает. Против ее воли и желания. На глазах у Джоффа. По королевской воле, по королевскому приказанию. Пес готов. Седьмое пекло! Он хочет ее! Безумно! Голова кружится, кровь закипает. Сандор задирает Сансе юбку, притягивает к себе за бедра. Она такая податливая и такая тесная. Он чувствует всем своим естеством, как проникает в нее, еле сдерживая стон. А она кричит. Ей больно. Ему тоже. Он дает ей передышку. Прости, но это только начало. Толчок и мурашки по телу, черные круги в глазах. А она кричит опять. Просит остановиться. Но как он может? Сейчас? Нет, нет, нет.Такое наслажденье для тела и такая мука для души. Разве у него есть душа? Похоже, что есть. Но он на грани. Готов сорваться в любой миг. Готов стать зверем и терзать ее все яростней и отчаянней. Только ее крики, отрезвляют сознанье. Травят наслаждение. Пес рычит, а хочет стонать. Но из последних сил сдерживает себя. Его пальцы впиваются в мягкую плоть ее бедер. Причиняя новую боль, оставляя синяки. Ему все равно. Он хочет сдержаться. Толчок, еще толчок. О, Боги! Если вы и вправду существуете, закончите мою агонию и ее страдания!
    — Ну довольно! Скучно и банально, — чуть ли не зевая произносит король, — мне надоели ее причитания.

    Клиган думал, что не сможет отстраниться. Но вмиг, услышав приказ, как ошпаренный покинул ее и оказался чуть ли не на другом конце комнаты. Он все еще был сильно возбужден. Легкий мандраж в ногах и глаза не могли сфокусироваться, но Пес оправил одежду и оперся рукой о стену, пытаясь выровнять дыхание. Сделать это было сложно. Почти невозможно. Но пришлось.

    Король смеялся, что-то говорил, но Сандор не мог разобрать. В голове шумело, руки дрожали. Все, что он понял, Джоффри приказал ему увести девицу, и он не преминул это сделать.

    Клиган шел, не разбирая пути и не видя никого. Его ценный груз слабо бился у него в руках, смотрел невидящим взором, кричал тихими стонами. Ее спальня, ее постель. Пес аккуратно положил Сансу.

    — Вон! — словно гром прорычал он. Служанки разбежались кто куда. Только одна осталась стоять как вкопанная. Мужчина смерил ее взглядом, словно готовый убить. Она же приняла вызов, даже не моргнув. Пес схватил ее за руку и сильно сжал запястье.

    — Позаботься о ней! — его голос хрипел, а взгляд говорил больше, чем можно было выразить словами. Темноволосая девица вырвала руку и метнулась к хозяйке. Сандор ухватился за приоткрытую дверь и бросил прощальный взгляд на свой «подарок».

    «Бедное дитя. Моя бедная Пташка! Я знаю, ты никогда не простишь меня. Но и никогда не забудешь. Я буду приходить к тебе в кошмарах. И ты будешь дрожать и плакать. И все же, прости. Мы больше не свидимся. Хоть этим я облегчу немного твои страданья».

    Пес впитывал в себя ее образ, чтобы в последние минуты своей жизни она была рядом. Такая. Какой сделал он ее. Еще вчера, он стоял здесь же, переполненный эмоциями и неопределенностью. Она доверилась ему. Впервые перестала бояться. Меж ними случилось что-то. Открылось. А его сердце поддалось слабости. Поддалось новым, неизведанным чувствам. И что теперь? Все разрушено. Все сломано. Все погибло. Ее больше нет. Его больше нет. Между ними пропасть. Между ними пустота. И «сегодня». Навсегда.
     
    gurvik, Лилия, вНЕ-времени и 2 другим нравится это.
  14. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Глава четвертая

    Солнце взошло на горизонте и начало свой неспешный бег за облаками. Как и вчера. Как и всегда.

    Серсея, несмотря на ночные события и нервы прекрасно выспалась и сидела в кабинете десницы полная сил и готовая к схватке. В отличие от ее братца.

    Тирион был угрюм, а темные круги под глазами выдавали бессонно проведенную ночь. Видимо, он был человеком в отличие от своей сестры.

    — Может, мы уже перестанем играть в молчанку, — ворчливо прервала тишину королева, — или ты думаешь, мне доставляет большое удовольствие проводить с тобой время? Я не сентиментальна и не нуждаюсь в семейных сборищах.

    — Я тоже надеюсь, что наше с тобой общение сегодня будет кратким, — бесстрастно ответил Тирион. Он разлил вино по бокалам и первым пригубил его, опустошив свой почти до дна, — Но это, прежде всего, будет зависеть от тебя и твоей понятливости.

    Серсея хотела возмутиться, но Бес ее предупредил следующей фразой:

    — Как я уже и сказал вчера, Санса по-прежнему невеста нашего любимого и дражайшего засранца-короля.

    Тут королева не сдержалась и выпалила раньше.

    — Не смей! Твой поганый рот не может оскорблять его величество.

    — Зато его величество может делать все что угодно. Даже приказывать насиловать девиц. Ты хоть представляешь, что теперь будет с бедной малышкой Старков?

    — Мне плевать! Ты правильно сказал, она Старк. А Старки наши враги. А что мы делаем с врагами? Конечно, я не одобряю произошедшее, но и делать из этого трагедию не стану.

    — Теперь я понимаю в кого пошел Джоффри. И характером и умом. Ты просто пустоголовая дура! И твой сынок от тебя недалеко ушел!

    Серсея закипела, но сдержалась от того, чтобы не влепить ему пощечину.

    — Еще одно слово, и твоя голова слетит с плеч и составит компанию предыдущему деснице. Я никому не позволю оскорблять ни себя, ни короля!

    — Рискни, убей меня! И поддакивай Джоффри во всех его капризах и желаниях. Ты мнишь себя великим политиком, а ведь это ты виновата во всем, что произошло в последние месяцы. Твои интриги привели нас к войне. Давай, губи всех и дальше. А я посмеюсь, глядя на это с пики.

    Серсея не спешила отвечать.

    — Неужели ты не понимаешь, чем это нам грозит? — уже более спокойно проговорил Тирион, возвращаясь в кресло, — Станнис претендует на Железный Трон, и грозит Королевской Гавани штурмом. У него многотысячная армия, а у нас? Север восстал, и мы не только лишились лучших воинов, но и вынуждены отбиваться еще и от них. У нас не хватит сил на всех. Мы проиграем. Нам нужен Север! Нам нужна Санса!

    — Чем эта девчонка поможет нам?

    — Ее брата объявили королем Севера, ты не забыла? А наш общий брат, надеюсь, ты еще помнишь, что он у нас есть, находится у него в плену.

    — Так давайте обменяем пленников?

    — Сансу на Джейме? Вот твой политический ход? Какая тактика! Только не забывай две вещи. Первое: Робб до сих пор считает, что у нас обе его сестрички и захочет вернуть их обеих. А ведь это довольно проблематично. Ведь ты упустила младшую! Второе: вернувшись домой, как ты думаешь, что в первую очередь сделает Санса? Она расскажет, что у нас нет Арьи и поведает своему дражайшему братцу о всех горестях, что претерпела здесь. А особенно подробно о вчерашнем событии. Как ты думаешь, королю Севера понравится ее рассказ? И не захочет ли он вновь поднять свои знамена за честь сестры? Да, еще один маленький нюанс — наш отец. Что сделает он, узнав от твоих гениальных планах и их последствиях?

    — И что же нам делать?

    — Ничего. Точнее, сделать так, будто ничего не произошло. А это значит, что Санса должна остаться невестой Джоффри. А лучше скорее стать его женой. Их брак, а в скором времени, будем надеяться, и наследник укрепит шаткие отношения между нашими домами. Лорд Тайвин грамотный политик. Нужно немного выждать, чтобы с Молодого Волка сошла спесь и улеглись эмоции. Сейчас главное, держать его в нейтралитете, не подливая масла в огонь.

    Серсея, кажется, поняла ход его мыслей.

    — Но как объяснить это Джоффри? Ведь он не примет ее… теперь… он не для этого… все это затеял.

    — Я поговорю с ним. Пригрожу гневом Тайвина Ланнистера. Он как никого другого боится своего деда. Твоя же задача, сестрица, убедить Сансу. Это будет нелегко. Но ты женщина — найди подходящие слова. И будь нежнее, она все-таки пережила потрясение.

    Королеве даже думать неприятно было о том, как может сложиться их разговор с девушкой. Но ради благополучия ее сына, ее семьи, она постарается.

    — Осталось решить еще один вопрос. Как поступить с Псом.

    — Я удивлена, что он еще жив!

    — Да жив, и уже трезв. Я приказал привести его сюда.
    — Зачем? Он главный виновник и главный свидетель. Он должен быть наказан.

    — Не более того, что он уже получил, — процедил себе под нос карлик, чтобы сестра его не услышала, и громче добавил, — Не спеши избавляться от Клигана. Он слишком заметная фигура. Любимчик короля. Капитан Белых плащей. Его внезапная смерть или исчезновение вызовут подозрения. Да и Джоффри, скорее всего, будет против. Ты ведь не хочешь расстраивать своего сыночка, отбирая у него любимую игрушку?
    Серсея нахмурилась.

    — Тогда он должен молчать.

    — Мы ему это прикажем. Он Пес — он подчинится. Его преданность неоспорима. Хотя ее никто из нас и не заслужил.

    — А как же остальные? Были ведь и другие свидетели.

    — Я о них уже позаботился. Вчерашние гвардейцы мертвы. Служанка, сообщившая мне о случившимся тоже, — Тирион сглотнул. Про Шаю, он, конечно, соврал, но она в одной с ним связке. Она не предаст. К тому же испытывает привязанность к своей хозяйке, и не причинит ей вреда.

    Королева с долей уважения посмотрела на карлика. Может быть отец и не ошибся, назначив его десницей.

    *****
    Через пару минут в комнату ввалился Сандор Клиган, толкаемый Бронном. Телохранитель Беса поклонился королеве, поприветствовал своего хозяина и покинул помещение, прежде, чем его попросили уйти. Следующий разговор был не для чужих ушей.

    Пес стоял потупив взгляд и ссутулясь. Его лицо опухло и посинело местами. Тириону сложно было начать разговор и, все же, он первый нарушил молчание.

    — Ты ведь понимаешь, почему здесь и что тебя ждет?

    — Да, — прохрипел он.

    — Ты хочешь, что-нибудь сказать?

    — Нет.

    — Ты сожалеешь?

    — Я выполнял приказ.

    — Это да или нет?

    — Я выполнял приказ.

    — Значит нет.

    — Какое тебе дело полумуж до моих сожалений? Неведомый давно ждет меня в своем пекле. Так не затягивай. Давай.

    — Ты не умрешь. И даже не понесешь наказания, — «Если только сама жизнь не будет тебе таковой» — добавил про себя Бес, - Да, ты выполнял приказ. Приказ короля… — Тирион помедлил, — Ни это ли лучшее доказательство твоей преданности? Исполнять все, чтобы тебе не приказали. Без раздумий, без сожалений. Такие люди нужны Его Величеству, такие люди нужны королевству! — Бес понял, что слегка увлекся пафосной лживой речью, — твое место рядом с ним и впредь.

    — Вы меня еще за это наградите, — рыкнул Клиган. Выражение его лица оставалось непроницаемым.

    Серсея поерзала в кресле, но осталась безмолвной.

    — Твоя награда это твоя жизнь, — сухо ответил Бес.

    Пес поднял на него тяжелый взгляд, и карлик понял, что не ошибся в терзаниях воина. «Надо же! Даже у такого черного человека есть совесть!». Пес молчал.

    — Разве ты не рад? — не выдержала королева.

    — Мне все равно. Смерть ни чем не хуже, служения такому подонку…

    — Да как ты… — взвилась Серсея, перебивая его. Но в свою очередь ее осек десница.

    — Пес всегда честен. Оскорблять короля преступление, но признайся, сестра — подонок это еще не все эпитеты, что заслужил мой племянник.

    — Но он…

    — Да, да. Клиган знает, что и где говорить. Сейчас здесь кроме нас никого нет. А все присутствующие, даже если некоторые и не хотят в этом сознаваться, так считают. Между нами теперь есть тайна и пострашнее.

    Пес снова пронзил Тириона своим взглядом, безмолвно задавая вопрос.

    — Да, — будто ответив на него, произнес Бес, - Все, что произошло вчера, должно остаться в тайне. Будто ничего и не было. Санса все также невеста Джоффри. И невинна как весенний цветок.

    При этих словах воина передернуло.

    — Ты как и прежде телохранитель короля…

    — И должен выполнять его приказы, — добавила Серсея, видя звереющее лицо мужчины.

    — Если он мне опять прикажет… — начал Сандор.

    — Такого больше не повторится. Я поговорю с Его Величеством. И, — Бес понизил голос, делая упор на каждом слове, — если Джоффри вознамерится еще каким-либо неподобающим способом наказать свою суженную, тебе необходимо будет доложить об этом нам. Непозволительно подвергать будущую королеву таким потрясениям… вновь.

    Теперь Серсею передернуло. Мысль о том, что ее место скоро займет другая, горечью разлилась во рту. Эта паршивка с ее невинным взглядом и овечьей душонкой. Какая из нее королева?!

    — Ты кончил? — внезапно разрывая воцарившуюся тишину, произнесла Серсея.

    Тирион вопросительно глянул на сестру. Пес перевел на нее взгляд. Королева закатила глаза. Что такого?

    — Когда ты ее трахал, ты кончил? «Не хватало нам только брюхатой от пса невесты!»

    — Нет, — коротко ответил Клиган.

    — Ты уверен?

    — Ты что издеваешься? — уже не выдержал Бес.

    — Джоффри приказал мне остановиться. Ему наскучила эта игра… и я отнес леди в ее комнату, — как-то покорно рассказал Клиган.

    Серсея довольно хмыкнула.

    — Хорошо, — она отпила из своего бокала, — Она была невинна?

    — Да, — коротко рявкнул Пес.

    Королева снова хотела что-то произнести, но Тирион ее опередил.

    — Ступай. И помни, ничего не было. Это в твоих интересах… и интересах девицы, — добавил он, предполагая, что последнее в большей мере возымеет на него действие.

    Клиган тяжелой поступью вышел вон. Тирион вопросительно посмотрел на свою сестру.

    — Что? — спросила она, отставляя бокал. Бес молчал. Она приняла его вызов, но скоро сдалась, уступая разномастным глазам победу, - Ты, право, хороший стратег, как бы, не противно мне было в этом сознаваться. Но вся твоя затея пошла бы прахом, если бы наша будущая королева понесла от Пса. Как ты думаешь, он сказал правду?

    — Какой смысл ему врать? — Тирион оценил женскую проницательность в том вопросе, о котором он даже не подумал.

    — Ну, на себя ему плевать… А вот на девчонку… — Серсея задумчиво растянула последнее слово. От ее глаз также не ускользнуло изменившееся поведение Пса. Неужели в нем в и правду есть что-то человеческое? Сочувствие? К ней? Королева встала, чтобы покинуть своего брата. Их разговор окончен. Она так решила.

    — Ценю твою находчивость сестрица, — Тирион остановил ее в дверях, — Но прошу тебя, будь мягче с Сансой. Уверен, ты и у нее захочешь узнать правду.

    Серсея лучезарно улыбнулась. Будто весь предыдущий час они провели за милой семейной беседой. Бес решил, что пора выпить еще.
     
    Последнее редактирование: 20 мар 2016
    gurvik, Лилия, вНЕ-времени и 3 другим нравится это.
  15. Pandorika

    Pandorika Оруженосец

    Оо, все лучше и лучше с каждой главой. Сразу видно, вдохновение захлёстывает:)
    Вот сейчас понимаю, что та сцена в покоях Джоффри оправдана. Оправдана качеством дальнейшего повествования. Диалоги Серсеи и Тириона очень каноничны, я прямо насладилась:) Тирион прекрасен. А Сандор настоящий такой Сандор. Сандор навсегда:rolleyes:
    И еще спасибо огромное, что не затягиваете с новыми главами, это очень-очень приятно))
     
  16. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Большое спасибо, что оценили мой труд. Очень приятно :meow:
    Мне нравилось писать эту главу. Другие персонажи, помимо Сандора и Сансы, только дополняют и раскрывают их образы. Я активно пишу этот фанфик (пока вдохновение меня не покинуло), так что продолжение уже завтра
     
    вНЕ-времени и Чебурашка нравится это.
  17. Pandorika

    Pandorika Оруженосец

    Да, мне тоже понравилось, что другие персонажи активно выражены, фантик получается более объемным, что ли)
    Жду с нетерпением новой главы)
     
    Alinka нравится это.
  18. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь

    Глава пятая

    Санса открыла глаза. Нет, она не спала. Всю ночь будто в бреду, в смертельной агонии девушка металась между сном и явью. И даже к полудню она так и не обрела покоя. Санса встала. Тело ее было словно налитое железом. Она чуть покачнулась. Голова закружилась. Она была в комнате одна. На миг, ей почудилось… быть может… все это было сном? Кошмаром? Долгим, мучительным…, но нет. Девушка чувствовала между ног определенное неудобство. И с дрожью во всем теле вспомнила, чем оно вызвано. Санса ощутила себя грязной. Шая тщательно вымыла ее вчера душистым мылом и аккуратно намазала маслом. И все же она была грязной. Ее тело теперь никогда не отмоется от позора.

    Девушка, шатаясь, подошла к зеркалу. Она видела в отражении свои босые ноги, но боялась взглянуть себе в лицо. Кого она там увидит? Узнает ли? Сможет ли взглянуть в глаза? Санса вздохнула и подняла голову… Это она… как и прежде… Рыжие волосы… голубые глаза, опухли…, но все же… это она. Ее поразило то, что она не заметила никаких в себе изменений. Неужели, так и бывает? Ничего. Она осталась собой? Внешне - да. Но что внутри? Боль, пустота.

    Кто она теперь? Разве это имеет значение. Ее жизнь закончилась вчера. Сегодня нет. Завтра нет. Для Сансы Старк. Теперь она кто-то другой. Чужой ей человек. Нужно стать другой. Иначе она не выживет… Да и стоит ли?

    Внезапная мысль затмила сознанье.

    Как просто было бы сейчас все закончить. Все муки души и агонию тела.

    Санса взглянула на открытое окно. Ей нужно лишь перелезть и спрыгнуть. Только небольшое усилие и конец… Тело покрылось мурашками. Она представила себя там, внизу, лежащую на холодных камнях. Бледную, истекающую кровью. С открытыми глазами, устремленными в бескрайнее небо. И спокойную. Как просто… Но… Ее пошатнуло.

    «Трусиха! Боишься! Какая же ты Волчица? Какая же Старк? Ты ничего не можешь сделать сама! За тебя все решают другие. Ты марионетка. Кукла для утех».

    Санса снова взглянула на себя в зеркало. Ночная сорочка сползла с одного плеча. На нем виднелся синяк. Она распустила завязки. Сорочка медленно сползла по ее телу. Вот она нагая. Бледная. То тут, то там тонкие линии от ударов. И синяки на бедрах. Следы его рук. Сансу передернуло. Воспоминания волной нахлынули на нее. Как чужие руки скользили по ее телу. До боли сжимали грудь. Как он проникал в нее и раздирал на части. Как смотрели его глаза… Санса внезапно почувствовала, будто они и сейчас на нее смотрят. Сквозь зеркало. Она прикрылась руками. Она дрожала. Слезы снова предательски стекали по щекам. И не хватало воздуха. Девушка без сил, не помня себя, упала на колени и сжалась в комок. Безмолвно рыдая. Слабая! Какая же она слабая!

    Шая кинулась к своей хозяйке, увидев ее стенания. Ее сердце разрывалось от сострадания.

    — Миледи, ну что Вы, — молила та, накидывая на нее халат и касаясь легко волос, — все в прошлом. Сейчас вы в безопасности. Вас больше никто не тронет. Успокойтесь, так ведь нельзя. Все будет хорошо. Все наладится, — Шая говорила без умолку, и по большей части сама не верила себе, но так было нужно.

    Девица повернула голову и увидела на пороге визитера.

    Серсея стояла в дверях и бесстрастно смотрела на представшую перед ней картину. Шая подняла за плечи свою хозяйку, посильнее укутала ее в шелковую ткань, что-то шепнула ей на ухо.

    Санса на миг задержала дыхание, приводя себя в чувство. Подняла тяжелые веки и прямо посмотрела на королеву. Она и сама не знала, откуда взяла в себе силы.

    — Славно, — спокойно произнесла женщина, оценивая усилия девушки собраться с духом, — Невесте короля подобает вести себя благоразумно и не биться в истерике. Особенно, если она не одна. Твой долг быть сильной и никогда не показывать другим свои слезы. Этот урок ты пока не усвоила. Но я вижу стараешься, — Серсея немного помолчала, а потом перевела взгляд на другую девицу и пропела, — Приведи ее в должный вид. И как можно скорее. Я хочу пообщаться с леди Сансой… наедине. В моей опочивальне.

    Эта была не просьба. Это был приказ.

    *****
    Спустя пол часа Санса, причесанная и одетая в нежно голубое платье, сидела напротив королевы и потупив взгляд рассматривала свои руки. А королева рассматривала ее.

    Такая юная! Такая нежная! Милое личико, невинный взгляд, аппетитная фигурка. Она сама не осознает, насколько хороша. Насколько желанна. Она еще дитя.

    На миг, Серсее стало жаль девчонку. Ее детство кончилось… Но потом она вспомнила себя в ее годы. Она тоже привлекала мужские взгляды. Ловила их улыбки и восторги. Ей так это нравилось. Ей так хотелось очаровывать всех вокруг. И ей хотелось выйти замуж. За принца. И стать королевой. И родить ему наследников. И жить счастливо до конца своих дней. Как поется в этих треклятых песнях! Всего этого хотелось и Сансе. Совсем еще недавно. А теперь? У Серсеи чуть было не вырвался нервный смешок, но она сдержалась.

    Какая ирония! Я будто в зеркало смотрюсь. На себя. Я была такой же, как она — наивной и восторженной. Верила в сказки. Что ж, и моя сказка сбылась — я королева, вот только не того короля. И дети мои принцы и принцессы, но незаконно. И счастье мое пропитано ядом и слезами, ненавистью и интригами. Вот она моя сказка! Серсея наконец-то поняла, что ее так раздражало в Сансе. Именно это. Призрак прошлого. Ее прошлого. Ну что ж, вот и маленькая волчица начинает осознавать, что не все так прекрасно в этой гребаной жизни. Прекрасных принцев не существует! И счастливого конца у сказки.

    — Что же, дитя, — Серсея старалась говорить как можно мягче. Она обещала, — Я могла бы сейчас кинуться тебя утешать, и говорить, что все забудется, наладится. Но не тебе, не мне этого не надо. Ничего не будет как прежде. И ты ничего не забудешь.

    Санса безвольно посмотрела на свою собеседницу. Будто, она слушала и не слышала.

    — А как ты хотела? — продолжила Львица, разливая вино по бокалам, — Никто не обещал, что путь к престолу будет выложен лепестками роз. Быть королевой не так радостно, как кажется со стороны.

    — У Вас тоже было подобное? — слабый голос Сансы прозвучал слегка враждебно, но Серсея не стала обращать на это внимания.

    — Подобное? Нет, — королева отпила глоток, смакуя сладкий привкус. Она сделала жест девушке, та тоже покорно пригубила из своего бокала, — Мой сын — наш король — поступил с тобой жестоко, и я его действия осуждаю. Если бы это было в моих силах, я бы воспрепятствовала подобному… отношению, — Серсея снова глотнула вина. По взгляду девушки она поняла, что та ей не верит. Ну и ладно, — Но что случилось, то уже не изменишь. И ты должна с этим смириться. Смирение — вот главная благодетель для будущей королевы.

    — Я не буду королевой… я…

    — Ну, не говори глупостей. Ваш брак это дело решенное.

    Глаза Сансы расширились, а лицо побледнело, хотя, казалось, что бледнее она уже быть не может.

    — Я не могу… — еле шевеля губами, с ужасом произнесла она.

    — Еще как можешь! Ведь для этого ты и здесь. Старки и Баратеоны породнятся. Ни этого ли хотели твой отец и мой муж? Ни этого ли совсем недавно хотела и ты?

    — Да, но теперь это невозможно.

    — От чего же? — Серсее нравилось видеть ее мучения, но она старалась сдержаться.

    — Ведь я недостойна. Я опорочена, я больше не… девица, — еле держа себя в руках, ответила Санса.

    — Ну, девственность не такая ценность, как многие считают. И без нее все благополучно устраивается. К тому же, все мы (я имею в виду определенный круг лиц) знаем, каким образом и с кем ты ее потеряла. Тебя не будут упрекать в том, что это твоя вина.

    — Но Джоффри не примет меня… такой… он… меня ненавидит…

    — Не говори глупостей. И вообще, я устала слушать твои бесполезные отговорки. Повторяю — ваш брак дело решенное. Это политический союз. Да, мой сын король, но он также должен подчиняться интересам королевства. Это его долг. Как и твой.

    — Ведь я ничего не стою. Ничего не значу. Мой отец предатель, а брат мятежник. Зачем вам марать ваше имя таким родством?

    Серсея коротко рассмеялась.

    — Я оценила твою попытку. И все же. Если уж ты хочешь поговорить откровенно — прошу. Я никогда не любила северян. А Старков, в особенности. И я была против вашего с Джоффри брака. Но, как я уже говорила, эта политика. И ради благополучия королевства, часто приходится жертвовать своими интересами. Если ты уже забыла, то у нас идет война. И ты здесь не гостья, а заложница. Ценная заложница. Пока ты у нас, твой брат, словно на привязи, и будет аккуратней в своих действиях. И все же, пока ты королевская невеста, у него еще есть шанс перейти Джоффу дорогу. Ваш брак лишит его такой возможности. А когда у вас родится наследник, это окончательно свяжет ему руки. Кто же идет с оголенным мечом против своей крови? — Серсея заявила это уверенно, хотя тут же вспомнила о Станнисе. Ему ведь не мешает то, что Джоффри его племянник… по крайней мере, официально.

    — А еще, милое дитя. Если в процессе всего вышеперечисленного твой брат сделает нам всем подарок и умрет, то ты, а точнее твой муж и дети, станут наследниками и правителями Севера. Так, что ты сильно недооцениваешь свою роль во всем этом.

    Санса лишь обреченно вздохнула. Ее аргументы были исчерпаны. Слезы предательски застряли в ресницах, но она держалась. Девушка мысленно приказывала себе собраться. Не плакать. Не при ней.

    — Мне и дальше придется терпеть издевательства Джоффри? — холодным тоном произнесла Санса, — Даже, когда мы поженимся? — она еле выговорила последнее.

    «Особенно, когда вы поженитесь» — подумала Серсея, а вслух произнесла, — Милое дитя, женщины вообще созданы для того, чтобы терпеть… и страдать. Этим наградили нас Боги, сделав слабыми. Отдав во власть мужчин. Ты будешь мужняя жена, а значит будешь делать все, чтобы тебе не приказал твой муж. У нас нет другого выбора, — она тяжело вздохнула, вкладывая в это больше, чем нужно эмоций, — «Да, у тебя его нет. А я всю жизнь боролась, ломая условности, нарушая правила. На это ушли годы, на это ушла молодость. Я посвятила этому жизнь. Но я добилась своего… почти… Я так близка… И теперь никто у меня это не отнимет!»

    Серсея потянулась к грозди винограда. Оторвала пару ягод. Отправила себе в рот. Сладкий сок приятно щекотал нёбо. Но она предпочла бы сделать глоток вина. Девица напротив все также была бледна и подавлена. Как фарфоровая кукла. И также прекрасна, несмотря на все ее горести.

    — Знаешь, — после короткого молчания продолжила королева, — когда я была в твоем возрасте, то мечтала выйти замуж за принца. За принца-дракона. Но меня отвергли. Мной пренебрегли. Я была его не достойна, — Серсея скривила губы, будто съела что-то кислое, — А потом драконы пали и меня отдали не принцу, а королю — Роберту Баратеону. Он был грубым, грязным и диким. Но я смирилась. Я даже попыталась полюбить его. Такая наша женская доля. Сами мы не выбираем, а лишь подчиняемся. Я ненавидела своего мужа. Не потому что он терзал ночами мое тело, а на утро молча сожалел об этом. Потому что он трахал меня, а представлял другую. Всю жизнь любил покойницу — твою проклятую тетку Лиану. Я была для него пустым местом, обузой… Хотя была прекрасна… как и ты сейчас. Мною пленялись, в меня влюблялись… Все, кроме собственного мужа… и я его ненавидела… Но. Я была его королевой. Такова судьба, — Серсея замолчала. Она и так зачем-то слишком разоткровенничалась с глупой старковской девчонкой, — Джоффри не Роберт, но жизнь твоя слаще не будет. Но с этим ничего не поделаешь.

    — Джоффри тоже будет делать со мной… такое? — дрожа шепотом выговорила Санса.

    — Конечно ты будешь делить с ним ложе. Без этого сложно обзавестись детьми — принцами и принцессами, — Серсея увидела, как девчонка закусила губу, чтобы сдержаться, — Но тебе не стоит бояться. Первый раз это ужасно, последующие все проходит гораздо легче и даже иногда бывает приятно. Я знаю, сейчас тебе сложно в это поверить, но это так. Быть может, Джофф даже тебя приятно удивит, — в этом-то королева сомневалась, но она обещала быть мягче.

    — Кстати, о первом разе, — сказала она, будто между делом, — Пес излил в тебя семя?

    Санса взметнула свои оленьи глаза на собеседницу. Серсея молчала, ожидая ответа. Воспоминания вчерашнего вечера с новой силой ударили девушку. Слезы предательски сползли на щеки.

    «Зачем она это спрашивает? Зачем мучает меня?» —, а вслух произнесла, — Я не понимаю… я не знаю…

    — Долго ли длились ваши утехи?

    "Вечность!" — хотелось крикнуть Сансе, - Н..нет, наверное… я не знаю…, но Джоффри, видимо, это надоело… Он, по-моему, говорил… сказал «хватит».

    — И Пес подчинился?

    — Да.

    — Какая выдержка! Трахать королевскую сучку и остановиться по приказу, — Серсея была удовлетворена ответом и не обратила внимания на то, что ее слова в очередной раз причинили Сансе боль, — Поверь, — продолжила она, видя девичьи страдания, — Пес был не худшим для этого вариантом. Джоффри мог выбрать и Иллина Пейна, — тут королева готова была рассмеяться собственной шутки, но сдержалась. И когда она так очерствела к чужим страданиям? Наверное, всегда была такой.

    Их разговор был окончен. Серсее нечего было больше сказать или спросить. Она отпустила девчонку, вслед сказав:

    — Не забывай, что ничего не было.

    — Да, Ваше величество, — Санса присела в неуклюжем поклоне — ее ноги дрожали.
    --- Склейка сообщений, 6 ноя 2015 ---
    Как и обещала - новая глава.
     
    gurvik, вНЕ-времени, Pandorika и ещё 1-му нравится это.
  19. Alinka

    Alinka Межевой рыцарь


    Глава шестая


    Сандор Клиган никогда и ничего не боялся, кроме огня. И ни к кому не испытывал ненависти, кроме своего брата. Жизнь его была проста. Служил тем, кто платил, не давая клятв и обетов. Ел и пил, не различая вкуса. Дрался, убивал. И презирал всех, в том числе и себя. Ему было плевать на собственный комфорт и мнение окружающих. Своей шкурой дорожил не больше, чем чьей-либо другой. А жил лишь потому, что до сих пор никому не удалось эту жизнь у него отнять. Не целей, не стремлений. Кроме одной — когда-нибудь убить Григора.

    Но теперь все смешалось и запуталось. Жизнь превратилась в хаос. Стала сложнее, как и он сам. Надо же? Сандор и не подозревал, что в его черством сердце может родиться хоть какое-то чувство. А оказалось… Милое личико и несчастные голубые глаза сыграли с ним злую шутку — заставили проявить интерес, поддаться жалости. И эти чувства пустили корни так глубоко, так впились в сердце, что теперь Сандор и вспомнить не мог, чем была его жизнь до встречи с Пташкой. А главное, чем заполнить дыру, если он попытается вырвать ее оттуда.
    Пес стоял у тяжелых расписных дверей королевских покоев. Его золоченые доспехи и белый шерстяной плащ теперь особенно нелепо выглядели на фоне устрашающего обожженного лица с недавними следами от побоев. Ему было наплевать. Никто даже не осмелился спросить, в какую заварушку попал Клиган, что целым не смог унести ноги. А свидетелей тому не осталось с легкой руки полумужа. Это тоже его не волновало. Все мысли и силы были отданы попыткам сдержать нарастающий гнев. Прошло чуть больше суток, с тех пор, как он был здесь последний раз, а как все изменилось! Раньше Клиган ненавидел лишь одного человека…Теперь их было двое.

    Молодой король, как ни в чем не бывало, с улыбкой на устах появился в дверном проеме. Аметистовый дублет расшитый серебром, оттенял бледность кожи и золото волос.

    — Пес, — сказал он кратко, даже не взглянув на него.

    Клиган поклонился. У него была военная выдержка, это лишь и позволяло сдерживать ярость.
    Джоффри прошел мимо. Походка его была легка и уверенна.

    «Мальчишка что-то задумал» — словно почувствовав запах гари, насторожился Пес.
    --- Склейка сообщений, 8 ноя 2015 ---
    «Всегда на два шага позади» — думал король, слыша такие привычные шаги за спиной. Он никогда не был один. Его всегда охраняли — с самого раннего детства. И чаще всего Пес. Огромный, свирепый, мрачный, молчаливый. Да, он попусту не болтал — юноше это нравилось. А еще нравилось, что Пса все боялись. Он чувствовал себя защищенным. Всегда, когда тот был рядом. Он не предаст. Почему? Джоффри и сам не мог ответить, что вселяло в него уверенность. Он просто знал. Мальчишка видел, как порой воин смотрит на него, как иногда взгляд его наполняется презрением или осуждением. Клиган молчал, без слов донося до него свои мысли. Он не умел врать, не хотел врать. Если бы кто-то другой так смел смотреть на короля, то долго бы не прожил. Но то был Пес. И почему-то, именно за это, Джоффри даже был благодарен. Пес не ударит в спину. Если он захочет бросить хозяина, то сделает все напрямую.

    Вот и теперь — он рядом, привычно молчит, следуя тенью. Но меж ними чувствуется напряжение. Будто свирепый взгляд охранника жжет дыру в его макушке. Возможно, Джоффри себе это лишь надумал, но так и не решился взглянуть ему в глаза, боясь увидеть не презрение, а ненависть. Совершил ли он ошибку, приказав Клигану надругаться над девицей? Кто-то другой был бы даже признателен, но не Пес. Ему претило насилие, принуждение. Король это знал, поэтому никогда не вовлекал охранника в свои забавы. На это подходили и другие рыцари. Но ни в тот раз. Ни в тот день… и все же… Пес выполнил приказ. Рыча и скрипя зубами. А теперь он снова здесь, рядом. Опять следуя распоряжению. И вынужден, как и все, притворяться, что ничего не произошло. Джоффри знал воина лучше, чем показывал. И ценил больше, чем кто-либо мог подумать. Почти уважал, почти боялся. Особенно теперь. Честность и преданность — вот главные качества. Остальное — мишура. И ими нельзя пренебрегать. Больше он не допустит такой оплошности.
    --- Склейка сообщений, 8 ноя 2015 ---
    — Малый зал для Малого совета, — произнес Джоффри, входя в полумрак каменного помещения, — не самое лучшее место для решения государственных вопросов.

    — Ваше Величество! — вокруг все заволновались.

    Бейлиш подскочил с места в учтивом поклоне. Варис встал и склонил голову. Пицель, раскачиваясь на стуле и гремя цепью, кряхтел и, казалось, больше всех суетился. Серсея напряженно улыбнулась. Тирион не сдвинулся с места.

    — Дорогой племянник, — с выдохом произнес десница, — Какими судьбами?

    — Разве король не должен присутствовать на заседаниях? — Юноша подошел к пустующему месту во главе стола, прямо напротив своего дяди. Стул скрипнул, Джоффри присел, поправляя у бедра короткий меч, — Как я посмотрю, вы начали без меня.

    — Что вы… — залепетал Пицель, но Тирион его перебил.

    — Ваше Величество обычно так заняты, и не часто удостаивают советников своим обществом. Мы решили и на этот раз Вас не беспокоить.

    — Как любезно с твоей стороны, дядя, — тон был учтив, но холоден, — Но я выкроил время. Не может же король быть в стороне от судьбы королевства, — Джофф довольно улыбнулся, понимая, кому больше всех не нравится его присутствие, — Теперь я буду уделять этому больше внимания.

    — Слова мудрого короля, — пропел Бейлиш.

    Джоффри не ответил. Он откинулся на спинку, приняв расслабленное положение.

    — Что на повестке?

    — Ну, знаешь, Станнис продвигается на юг. И, быть может, скоро доберется до Королевской Гавани, — иронично протянул Тирион, — А у нас и сил-то здесь нет. Одни нищие и крестьяне, сотнями, бегущие от войны. Робб Старк с половиной Севера обосновался в Речных землях и все еще не проиграл ни одного сражения. А твой второй дядя, вместо того, чтобы протирать свои штаны с нами на Совете или возглавлять армию против наших врагов, коротает дни в плену у короля Севера…

    — Не сметь его так называть! — крикнул Джоффри, губы его дрогнули в нервном оскале, — Король один! И это я! Любой, кто считает иначе, предатель! И немедленно будет казнен!

    — Тогда тебе придется отрубить головы доброй половине жителей Семи королевств, — Бес не проявлял излишних эмоций, — Север велик и у них есть достаточно причин идти против нас, избрав короля по своему вкусу.

    — Робб Старк — мальчишка! — Не выдержала Серсея, — У него нет никаких прав на трон!

    — Не забывай, что наш король еще моложе. И в отличие от Волка, отстаивает свое право также и у собственного дяди. К тому же, Роббу не нужен Железный трон. Он хочет разделить Семь королевств, забрав себе Север, — Бес сглотнул и добавил, — но это пока.

    — Не стоит забывать, что и у Старка в рядах есть недовольные, — Петир потер свою аккуратную бородку, позволяя себе также вступить в дискуссию, - Да, Север велик, и в этом его основная проблема. Лорды не могут договориться меж собой, а авторитет юнца еще шаток. Одна оплошность, неудача, неправильно принятое решение, и все пойдет прахом. Нам нужно лишь быть терпеливыми. Время на нашей стороне. А их армия слишком далеко.

    — Может быть, и Станниса нам нужно просто игнорировать, — съязвил Тирион, — Однажды ему надоест игра в престолы, и он спокойно вернется на Драконий Камень? Или у нас больше шансов сдать Красный замок под натиском его осады?

    Лорд Бейлиш развел руками. Бес почувствовал, что у него начинает болеть голова. Он прекрасно знал, что Джоффри здесь не просто так. Его никогда не интересовали заседания Совета. Он скучал, зевал и довольствовался лишь докладами с передовой. Тириона это устраивало. Тайвин Ланнистер, вот, кто распоряжался тактикой и стратегией ведения войны. Вот, кто на самом деле держал в руках королевство. Джоффри лишь позволялось хозяйничать в замке и играть роль взбалмошного монарха. Но сам юный король, похоже, не хотел сидеть на привязи и пытался избавиться от оков.

    — Все это, конечно, очень интересно, — Джоффри нетерпеливо барабанил тонкими пальцами по растрескавшемуся полю стола, - Но, насколько я пониманию, ничего нового в ваших тирадах нет. И решать нам нечего. Мой дед сейчас там, ведет войну. Нам с вами остается лишь наблюдать. Так, что, — с лукавством в голосе король обвел взглядом всех присутствующих, — у меня для вас есть задача поинтересней.

    Он сделал картинную паузу, собрав на себе взгляды всех присутствующих. Губы расплылись в довольной полуулыбке.

    — Насколько вам всем известно, я обручен с леди Сансой Старк.

    Серсея напряглась. Но Джоффри больше интересовала реакция его дяди. Вчера между ними состоялся неприятный разговор. Бес не совсем в мягкой форме и довольно прямо намекнул, что даже несмотря на определенные обстоятельства, Санса все равно останется королевской невестой. Джоффри, конечно же, возразил. Он кричал, отказывался, угрожал. Но все бестолку. Тирион стоял на своем, в очередной раз, ставя себя выше короля! Джофф был в бешенстве. Да как он смеет!
    Главным козырем Десницы был упор на отношение Тайвина Ланнистера ко всему произошедшему. Юноша, конечно, понимал, как воспримет это его дед. И опасался последствий. Он король, но все же… Тайвин внушал Джоффри какой-то первобытный страх. От его холодного взгляда по телу всегда бежали мурашки. Король знал, как дед умеет расправляться с неугодными ему людьми. И не был уверен, что даже родственные связи станут преградой на пути этого Льва. Он не единственный наследник. Всегда можно посадить на престол покладистого мямлю Томмена. А его… Джоффри даже не стал додумывать дальше.

    — Все мы имеем счастье лицезреть Вашу милую невесту почти ежедневно, — сахарным голосом отозвался Петир. Он чувствовал растущее напряжение.

    Варис и Пицель хранили молчание, ожидая дальнейшего развития событий.

    — Да, да — она само совершенство, — отмахнулся Джоффри, — Мила, свежа и так чиста, — голос его лился, как горный ручей, прозрачный и ледяной, — За одним маленьким исключением…

    Серсея не смогла скрыть смятения во взгляде. Хорошо, что на нее в этот момент смотрели лишь глаза ее сына. Бес только больше свел брови.

    — Есть то, что может определенным образом помешать нашему счастливому супружеству, — юноша упивался своей игрой, видя, как у одних на лицах рождался страх, а у других интерес, - А, быть может, и вовсе разлучит нас навек.

    — Если Ваше Величество смущает положение юной леди… ведь ее отец предатель…, а брат… — завел, было, Пицель.

    — Это пустое, — прервал его Джоффри, — Эддард Старк давно покойник, и его сынок скоро последует за ним в Пекло. Но… Я не совсем уверен… При нынешнем положении… да еще в такое время…

    — Да говори уже, — буркнул Тирион, понимая, что именно этого и добивается мальчишка. Джоффри картинно поднял брови и невинно произнес.

    — Что такое? Я вас чем-то расстроил? — он склонил голову и учтиво подождал несколько секунд, — Война у нашего порога. Сейчас не лучшее время для пиршеств и празднований. Это меня, безмерно печалит. А также тот факт, что я все еще не женат, — он вновь окинул взглядом присутствующих, изучая их реакцию, — У королевства должен быть не только король, но и королева.

    — Но мальчик мой, ты ведь не хочешь… — начала Серсея, голос выдавал ее волнение.

    — Жениться! И как можно скорее!
    --- Склейка сообщений, 8 ноя 2015 ---
    ******
    Ждать хозяина и охранять — главное в жизни любого пса. От Сандора Клигана требовали того же. И он не разочаровывал. Прошло уже более часа, как Джоффри пребывал на Совете — для него непривычно. Пес ждал у двери — время шло медленно. Первым, кто показался, была королева-регент. Щеки ее покрылись розовыми пятнами, брови нахмурены, на лице растерянность. Она прошла в сопровождении своей охраны прямо по коридору, будто и не заметив его. Поворачивая влево, Серсея замедлила шаг, подняла голову и, будто, окликнутая кем-то, бросила хмурый взгляд. Зеленые глаза пару секунд изучали фигуру Клигана, потом встретились с его серыми глазами. Она хищно хмыкнула, вскинула подбородок и удалилась. Сандор не шевельнулся. Пицель проковылял следом. Варис и Бейлиш, пропуская короля, остановились на пороге. Джоффри кинул еще пару фраз Бесу, и, не дав ему возможности ответить, также покинул зал.

    Его светлая макушка маячила перед глазами Клигана, пока он шел следом, всего на пару шагов отставая от хозяина. Они покинули палаты Малого совета, пересекли восточный двор и по опускному мосту попали в западный. Поднялись по лестнице. Но вместо того, чтобы вернуться в королевские покои, Джоффри свернул от Твердыни Мейегора и направился во внутренний двор. Пес старался не смотреть на мальчишку и не думать о нем. Иначе надолго его выдержки не хватит. Все должно выглядеть и быть как прежде, будто и не было ничего. Легче сказать, чем сделать. Но приходиться сдерживаться, перебарывать себя. Нет, не ради себя, ради нее… Полумуж сказал, так будет лучше… Кому?

    «Санса. Что с тобой девочка? Бедная пичуга с поломанными крыльями. Сколько в тебе еще осталось сил терпеть? Или я отобрал последние?»

    Сандор почувствовал, как внутри все перевернулось. Он вновь ощутил на кончиках пальцев бархат ее кожи и тепло тела. Но лишь на миг. А дальше, только бездна мучительных воспоминаний. Словно вспышки огня — ее крики и мольбы. Словно удар меча — ее слезы и кровь. Как самое сладостное мгновение может травить хуже яда? Как мечты обернулись кошмаром? Он знал КАК. А также то, что ничего нельзя исправить.

    Погруженный в свои мысли, мужчина не сразу отметил, что король замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. Всего лишь в нескольких метрах от них под навесом, прячась от полуденного солнца, сидела она. Джоффри заметил девицу раньше, чем она их пару. Псу показалось, что на секунду юноша засомневался подходить к ней или нет. Но служанка, та, что чаще всего была при Сансе, увидела их и сообщила об этом хозяйке. Джоффри двинулся навстречу. Клиган тоже. Его сердце стучало сильнее обычного, а ноздри жадно втягивали воздух. Он не был трусом, но сейчас больше всего боялся взглянуть на Пташку. Встретиться с ней глазами. Увидеть ее реакцию и снова причинить боль. Будь его воля, Пес никогда больше не показал бы ей своего уродливого лица.
    Санса сидела немного наклоняясь вперед, в руках держа вышивку. Взор ее был устремлен на красивые узоры на ткани, некогда сделанные ей же самой, но оставалась неподвижна. На ее лице застыло безразличие, а мысли, видимо, блуждали далеко. Девушка была одета в темно-серое платье, самое простое, что Сандор у нее видел. От этого, кожа ее казалась еще бледнее. Прическа, на южный манер, стягивала копну осенних волос. Мужчина, непроизвольно вспомнил, как только недавно эти огненные пряди, получившие свободу, касались его, обжигая и даря наслаждение. По телу пробежал холодок. Отвращение к себе и собственной слабости возрастало с каждой секундой. Он не может и взглянуть на нее, чтобы память не оживляла картины их близости, такой мучительной, болезненной и приятной одновременно. Для него… А для нее? Какая пытка будет для бедной Пташки вновь ощутить его присутствие рядом? И тем не менее, Пес следовал за своим хозяином, неминуемо приближая этот момент.

    Юная и тонкая, она, как тетива лука напряженно вытянулась, вставая и приветствуя своего ненавистного избранника. Рукоделие упало с ее колен на землю, но девушка даже не обратила на это внимания. Джоффри остановился в нескольких шагах от нее, чуть дальше, чем обычно. Клиган и вовсе отошел в сторону, стараясь не привлекать к себе внимания. Он был мрачен и напряжен, а его взгляд жадно пожирал каждый ее жест, каждый вздох и эмоцию.

    — Моя милая леди, — ласковей обычного произнес мальчишка.

    — Ваше Величество, — еле сдерживаемым надрывным голосом произнесла Пташка. Голова склонена, глаза опущены.

    — Надеюсь, Ваше самочувствие в порядке? — спросил он, будто, издеваясь.

    — Благодарю за заботу. В такой чудесный день, нельзя чувствовать хандру или недомогание, — если бы каждое ее слово льдом не разбивалось о камень, падая к ногам, а губы смогли растянуться в улыбке, то Клиган вполне смог бы поверить, что это правда.

    «Откуда только у девчонки столько мужества и сдержанности? Перед ней стоит ее мучитель и вновь пытается задеть за живое. Глумится над ней. А она? Покорна и безропотна. Несет свой крест. Или быть может, — Клиган пропустил удар сердца, — Она страшится более не его, а кого-то другого, причинившего ей настоящую боль? Хозяйского пса? Что слова теперь могут сделать, когда все потеряно?».

    — Вы бледнее обычного сегодня. Наше южное солнце совсем не любит Вас.

    — Надеюсь, когда-нибудь это изменится, — Санса лишь шевелила губами, поддерживая слишком приторную официальную беседу.

    На этом их разговор вполне можно было и закончить. Казалось, что оба именно того и хотят. Даже Джоффри. Но вместо поклона на прощанье, король протянул своей даме руку.

    — Не соблаговолит ли моя прелестная невеста составить мне компанию за обедом?

    От неожиданности, Санса метнула растерянный взгляд на своего оппонента и будто укололась. Она молчала непозволительно долго, собираясь с силами. Джоффри делал вид, что не замечает ее душевных терзаний.

    — Почту за честь, — выдавила из себя девушка. Ее напряженные пальцы коснулись внутренней стороны рукава аметистового дублета, чуть выше локтя. Король в ответ улыбнулся. Санса не смогла ответить тем же. Будто от каждого произнесенного слова и жеста, ей было больно.
    Наверное, так оно и есть. Клиган это тоже чувствовал. А еще то, что Пташка изо всех сил старается не замечать его присутствия. Он не был невидимкой. Хотя на миг, ему так почудилось. Девушка всегда вздрагивала и бросала настороженный, а иногда испуганный взгляд ему в лицо, и быстро отводила глаза. Его это забавляло и раздражало одновременно. Но сейчас она не видела никого. Не подняла своих чудесных глаз. Клиган опять испытал двойственное чувство — облегчение, что не сможет прочесть в них все, что она о нем думает, и досаду. Потому что это лишь оттягивало неизбежный момент, заставляя его больше и яростней терзать себя изнутри.
    Он посторонился, пропуская пару вперед. Санса скользнула взглядом по его сапогам. Всего лишь. Но он знал, она не смогла бы сделать большего.

    «Прости меня Пташка, — мысленно твердил себе мужчина. Большее было не в его власти, — Смогу ли я когда-нибудь произнести это вслух? Позволишь ли ты мне сказать хоть слово? Нужны ли тебе мои признания и извинения? Сомневаюсь. Но, что я могу сделать для тебя, чтобы вновь хотя бы надеяться на мимолетный взгляд в свою сторону?». Было только два варианта: умереть самому или прикончить Джоффри. Возможно, когда-нибудь он на это решится. Последняя мысль сейчас ему уже не казалось такой абсурдной.

    На секунду Сандор представил себе:
    "- Что мне сделать, чтобы искупить свою вину? — спрашивает он".
    "- Убей короля, — бесстрастно произносит она".

    Пес понял, что и секунды не стал бы медлить. Он сделал бы ради нее и большее. Только прикажи.
    Его взгляд уперся в карие глаза под нахмуренными бровями. Служанка, чьего имени он не знал, прожигала его насквозь. Эта та, что не испугалась в тот вечер, осталась при хозяйке. Позаботилась о ней. Она наверняка все знает. Иначе не стала бы так открыто его упрекать. Но почему она все еще жива тогда? Карлик позаботился обо всех свидетелях. А она… Быть может, тоже была одной из пешек в этой жестокой игре? Что ж, Пташке будет с кем поделиться своим горем.

    Клиган выдержал ее осаду, и лишь мрачно и не многословно распорядился бежать ей вперед и предупредить прислугу о планах короля. Та, слегка ворча, но подчинилась. Оставшаяся троица, не спеша и в полном молчании дошла до башни, а после скрылась в прохладе ее каменных стен.
    --- Склейка сообщений, 8 ноя 2015 ---
    ******
    Клиган стоял у полуоткрытой двери и истязал себя, ежеминутно бросая на юную деву свои безответные взгляды. Ее профиль темным силуэтом прорисовывался на бледно-голубом небе, также подглядывающим за ней из окна. Она мало ела. Почти не касалась вина. И почти ничего не произносила. Губы Джоффри шевелились без устали, то произнося слова, то расплываясь в улыбке, то жадно соприкасаясь с едой или бокалом. Звуки до Пса не долетали, но лишь по напряженному состоянию девчонки, он мог понять, что ничего хорошего в его словах нет. Да и что можно ожидать от такого мерзавца, как этот самовлюбленный болван-король. Клиган переминался с ноги на ногу, в едком предчувствии. Обед подходил к концу. Вот они расправились и с десертом. Джоффри напоследок еще раз плеснул и, в без того полный, бокал Сансы кровавого вина. Он встал, медленно подошел к ней. Этого и боялся Сандор. Того, что может произойти после. «Неужели мальчишка ничего не понял? Неужели настолько жесток, что продолжает придумывать все новые игры для себя, и новые пытки для своей невесты? Что сейчас он намерен делать?».

    Клиган не знал наверняка, чего ожидать в следующий миг, но готов был влететь в комнату и остановить Джоффри. На это у него было разрешение Беса. На то у него было собственное жгучее желание. Но он замер, не поверив, глазам. Король протянул руку своей даме. Ладонью вверх, полагая получить в ответ касание ее ладони. Девушка не заставила себя долго ждать. Она почти уже справлялась с подступающим отвращением и желанием сбежать. Юноша легонько потянул ее за руку, заставляя встать приблизиться нему. Он ударил своим бокалом о ее. Произнес несколько слов, последние из которых утонули в вине. А потом его губы прикоснулись к девичьей руке, оставляя лишь мимолетное тепло на коже. И больше ничего. Такой сдержанности и… нежности Пес не ожидал. Пташка, похоже, не была настолько удивлена. Она с холодностью восприняла все его действия, и даже не смогла поднять уголки губ, выдавив из себя хоть каплю одобрения. Ее рука безвольно упала, оставленная не удел королем.

    — Пес! — крикнул Джоффри, поворачиваясь к двери.

    Клиган почти вздрогнул, неожиданно поняв, что слишком пристально следил за этой парой. Он сделал шаг вперед, показываясь в дверном проеме.

    — Проводи леди Сансу в ее покои, — сказал юноша, — Она немного устала и я не хочу окончательно отбирать у нее силы.

    Санса лишь легко присев в реверансе, простилась с королем и неуверенной походкой направилась к выходу. Сандор, предупредив ее приближение, отошел на достаточное расстояние, чтобы девушка не испытывала чрезмерного неудобства от его персоны. Она прошла мимо, и он вышел следом, краем глаза следя за Джоффри. Но тот уже отвернулся и потерял интерес к происходящему.

    Шли они в полном молчании. Кто бы мог представить иное? Пес даже не хотел думать о том, что сейчас чувствует его маленькая Пташка. Как ей противно и неловко. Как, наверное, она его ненавидит. Как презирает. И все же ей приходится терпеть его присутствие. После всего того, что он сделал. Никакие издевательства Джоффри не шли в сравнение с этим. Да, король приказал, но исполнил приказ пес. И его в том вина, что отныне жизнь девчонки загублена. Ее честь растоптана. Ее тело осквернено.

    «Ее тело…». Даже сейчас, снедаемый отвращением к себе, Клиган не мог отогнать эти жгучие воспоминания. Видя впереди себя ее плечи, талию, бедра, скрытые скромным платьем, он отчетливо представлял себе их обнаженными. Это не было его фантазией. Это было совсем еще недавно реальностью. И нежная кожа — теплая, бархатная. Под его пальцами. Под его прикосновениями. И она сама, такая податливая, такая безвольная. Обреченная. Пташка… Такая чистая. Такая наивная. Такая желанная. Его подарок… Гореть бы ему в седьмом пекле! Но тело его до сих пор помнило тот жар и удовольствие. Томление и еле сдерживаемое желание. Могла ли она понять, как тяжело ему давалась борьба с собой. Как он, собирая по крупицам остатки воли и разума, сдерживал животный порыв, неистовую страсть, чтобы только причинить ей меньше боли. И физической, и моральной. Но как же он ее хотел! … И как он может думать об этом сейчас? Подонок!

    Шаги Сансы были легки и бесшумны. Клиган тоже старался идти как можно тише, делая вид будто его здесь и нет. Лестница казалась бесконечной. И он считал ступеньки, рассчитывая отстраниться от ненужных мыслей, лезущих в дурную башку. А еще очень хотелось выпить. Нет, напиться. В хлам. Забыться. Хотя, даже это не уберегало его от ночных кошмаров.
    Вот и ее дверь. Пес остановился. Девушка неспешно взялась за ручку и потянула на себя. Скрип — долгий. Вечный. Только он прервал, упавшую между ними тяжесть молчания. Это будто вывело Клигана из ступора. Он отчетливо понимал, что сейчас она откроет дверь, войдет внутрь, а он так и не увидит ее лица. Ее глаз. А она — не увидит его раскаяния. Быть может, ей того не надо. Но это нужно ему. Он не может молчать. Не сейчас.

    — Я… — скрипнул его голос, сливаясь со звуком заржавевших петлей. А слова встали поперек горла.

    Санса вздрогнула так, будто в спину ей всадили стрелу. Она резко развернулась, даря мужчине то, что он так неистово хотел от нее получить. Пару секунд она взглядом, полным боли, страданий и жгучего отвращения пронзала его. А потом так тихо и холодно произнесла, что слова Клиган скорее прочитал по губам:
    — Никогда не смейте больше приближаться ко мне. Или вновь пытаться заговорить.

    Это был приговор. Его вынесла она. А он принял наказание.
     
    gurvik, Caramelimon, вНЕ-времени и 5 другим нравится это.
  20. Pandorika

    Pandorika Оруженосец

    ООО, бедный Пес. Не могу представить, как все это распутается)
    А коронованный сопляк явно что-то недоброе задумал
     
    читатель 7853 нравится это.