1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Истории Вестероса. Алфавитный указатель

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Повелительница драконов, 5 дек 2015.

  1. Название: Истории Вестероса. Алфавитный указатель
    Фандом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов
    Автор: Повелительница драконов
    Бета: Рената 13
    Категория: Гет
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: Якен/Арья, Эйгон/Арья, Джейме/Арья, Сандор/Санса, Тирион/Санса, Ренли/Джон, Эддард/Кейтилин, Робб/Рослин и пейринги ещё будут добавляться
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: Романтика, Ангст, Повседневность, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
    Предупреждения: Modern-AU

    Краткое содержание: Сборник никак не связанных друг с другом мини-фанфиков. Включает как обычные, так и редкие пейринги. Сборник историй Вестероса, собранных в алфавитном порядке. Историй различных: милых и романтичных, смешных и серьёзных, глубоко осмысленных и простых по содержанию, с драматичными событиями или романтичными сюжетами. Историй на любой вкус.

    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину и НВО.
    Статус: в процессе

    Посвящение:
    Большая благодарность моей любимой бете и подруге - Ренате. Солнышко, спасибо тебе, что ты всегда со мной и всегда меня поддерживаешь. И работаешь для меня, несмотря на усталость...

    О предупреждениях: Некоторые предупреждения (например: Смерть персонажа) я не ставлю в шапку ибо они будут стоять непосредственно перед отдельными частями и не относиться ко всему фанфику. Ещё раз подчеркну, что это не один фанфик, а целый сборник из мини-фанфиков, никак не связанных друг с другом. Поэтому предупреждения будут относиться только к определённым фанфикам в целом сборнике.

    Содержание:

    "А" - значит "А я же говорила!" (?/?)
    «Б» - значит «Беспечная Пташка» (Сандор/Санса)

    "В" - значит "Вопреки смерти" (Якен/Арья)
    "Г" — значит «Глинтвейн» (Эйгон/Арья)
    «Д» - значит «Двойная случайность» (Джон/Ренли, мельком Якен/Арья)
    «Е» - значит «Её суп» (Бронн/Тиена)
    «Ё» - значит «Ёлка» (Якен/Арья, Джон/Ренли, Эддард/Кейтилин, Робб/Рослин, Санса/Тирион, Бран, Рикон)
    «Ж» - значит «Жар льда и холод пламени» (Рейгар/Арья, Якен/Арья)


    "А" - значит "А я же говорила!" (?/?)
    От автора: И начнём мы наш сборничек с традиционного и горячо любимого автором ЯкАра… А! Что! Поверили? Кек)0)) Не, начнём мы с нетрадиционного и недавно полюбившегося автором пэйринга.


    Арья/Эйгон

    – Аааа-пчхи! – громкий чих отозвался в стенах небольшой квартирки.

    – А я же говорила! Говорила тебе, придурок этакий, не сидеть на холодном подоконнике у открытого окна в мороз, укрывшись лишь пледом, – красивая темноволосая девушка явно злорадствовала, выплескивая своё недовольство на больного, по её мнению, на всю голову любовника. – Говорила или нет?

    – Говорила, – покорно ответил юноша с серебристыми волосами, фиалковыми глазами и тонкими чертами лица.

    – И что ты ответил? – поинтересовалась девушка, вперив руки в бока, и прежде чем юноша что-то сказал, продолжила: – "Я от крови дракона, я от крови дракона", - передразнила она Эйгона, мастерски скопировав его манеру речи. – "Драконы никогда не мёрзнут, в их жилах течёт огонь". В итоге не просидел там и десяти минут, а я заимела сопливого и чихающего дракона. Получите и распишитесь.

    – Да, моя волчица, – Гриф знал, что в такие моменты с его волчицей лучше не спорить, а дать ей выговорится от души, после чего она вспомнит, что о больном человеке положено заботится. – У меня что-то так в горле сухо, очень хочется чая.

    – Как тебе только в голову взбрело выкинуть такую глупость! – продолжала возмущаться Арья, не замечая, как её руки машинально уже заваривают чай для любовника. – Сидеть в этот жуткий мороз у распахнутого окна! Нет, ладно бы, я поняла, если б это было на спор. Так нет, нам же глупости на спор уже неинтересно делать, мы же просто так хотим свалять дурака. И что теперь? Вместо того, чтобы пойти на каток с Сансой и Джоном или поехать с отцом на рыбалку, или уехать дружной компанией за город в лес, я вынуждена сидеть возле этакого остолопа и слушать его бесконечное чихание.

    – Угу, – угрюмо подтвердил Эйгон, почувствовав себя виноватым. – И лимон не забудь, – добавил он, заметив, что Арья уже сделала кружку живительного напитка.

    – Ты меня поражаешь! – продолжала Арья, не замечая, как её руки сами собой уже отрезают дольку лимона. – Вроде не пять лет, вроде уже взрослый юноша, почти мужчина, а вытворяешь такие глупости, – с этими словами она подала кружку юному Грифу.

    – Ну ты же высиживала в таком виде и больше, – заявил Эйгон, принимая напиток из её рук. – Я сам видел. Тебе словно никакие холода не страшны! Ты даже сидишь там с планшетом и что-то читаешь… А меня упрекаешь в безрассудстве!

    – Я северянка! – пояснила Арья так, словно этим было всё сказано. – Я с детства привыкла к холоду, мне не страшны морозы и ледяные ветры. Я даже люблю это ощущение на коже. А ты южанин. Твой организм не привык к такому. Вот и получилось то, что получилось. И не надо в меня пальцем тыкать, сам виноват.

    – Да, виноват, – признал Эйгон, зная, что сейчас лучше не спорить с девушкой, а прихлебывать чай и молчать в тряпочку, ожидая, когда же волчица выплеснет всё своё возмущение. – Ой, только мне что-то как-то холодно. Не могу согреться, – хитро добавил он, допивая горячий напиток.

    – Ещё и возиться с тобой, – недовольно буркнула Арья, доставая из шкафа дополнительный плед. – Боги, и за что только вы послали мне это недоразумение? – с этими словами она укрыла любовника, заботливо подтолкнув края одеяла и забрав из его рук чашку. – Всё, а теперь поспи лучше и не мешай своему организму бороться с болезнью. В бодром состоянии ты творишь лишь глупости.

    Эйгон спрятал улыбку за кромкой одеяла. Так наступил момент, когда волчица выговорилась, и теперь он получил успокоенную и несколько подобревшую девушку. Откинувшись на подушки, молодой Гриф устроился поудобнее и попытался заснуть. Прошло минут десять. Сон, как ни странно, не желал навещать измученного болезнью юношу. Арья собрала использованные салфетки и принялась прибираться в комнате, что за ней отроду не водилось. Волчица взялась за уборку лишь по убеждению, что больному нельзя дышать пылью, однако её запала хватило на десять минут, после чего она откинула тряпку и уселась в кресле с новой увлекательной книгой.

    – Аааарррии… – мучительно-жалобно протянул Эйгон, поглядывая на девушку, – мне так плохо без тебя. И заснуть не могу, ты бы почитала мне, – Арья покосилась на него, но ничего не ответила, перелистнув страницу. – Нечестно без меня продолжать читать волчицу Севера.

    – Нечестно было поступать так опрометчиво и взваливать на мои плечи заботу о своём хрупком организме, – отрезала девушка, впрочем, уже без запала злобы, – теперь мучайся, – мстительно добавила она. – Я буду изводить тебя спойлерами.

    – Ну Арри, – снова протянул Эйгон, уставившись на девушку умоляюще-печальными глазами. Обычно такой взгляд действовал на его строгую, но в глубине души заботливую девушку. – Дракон всё понял и больше не будет выкидывать такие глупости. Дракон будет прислушиваться к своей волчице и всегда знать, что она права. Но сейчас дракону так плохо, и он так нуждается в волчице. И он мог бы скорее уснуть и быстрее выздороветь, если бы северная волчица почитала ему.

    Арья закусила губу, сдерживая улыбку. Эйгон всегда умел убеждать её. Исполнив свою миссию, Гриф сейчас ждал, видя, как внутри его девушки идёт борьба, и, скрывая улыбку от того, как же забавно она выглядит в такие моменты.

    – Хорошо, недоразумение ты сопливое, – наконец сдалась волчица. Заботливая и добрая часть её натуры одержала верх. – Я почитаю тебе, но дракон должен слушаться.

    – Дракон будет слушаться, – с готовностью ответил Гриф, двигаясь, чтобы освободить Арье место на кровати.

    Девушка залезла под одеяло и, прижавшись к юноше, позволила тому устроить свою голову у неё на плече. Было немного неудобно, но Арья проигнорировала это и, раскрыв книгу, продолжила чтение. Обняв девушку и наслаждаясь родным теплом, исходящим от её тела, Гриф слушал об удивительных и захватывающих приключениях волчицы Нимерии. Засыпал он на её плече с мыслью, что пусть порой он ведёт себя как безрассудный мальчишка и его волчица по праву называет его сопливым недоразумением, но это недоразумение, однозначно любимое.
     
    Последнее редактирование: 25 апр 2016
    gurvik, Леди Яна, Рица и 4 другим нравится это.
  2. Mirielle

    Mirielle Наемник

    Прекрасно написано :bravo: Сижу и представляю себе все это :)
     
  3. Спасибо):) очень приятно читать такие слова):happy:
     
    Леди Яна нравится это.
  4. «Б» - значит «Беспечная Пташка» (Сандор/Санса)
    – Беспечная Пташка! – рык мощного сильного мужчины заставил Сансу испуганно задрожать. – Как можно было только поступить так опрометчиво?

    Девушка всхлипнула, а потом неожиданно разревелась в голос, дрожа всем своим хрупким тельцем.

    – Он… он оскорбил мою мать… Назвал её шлюхой… А моего отца – пустоголовым уродом, но последней каплей… стало то… что он назвал нашего… сына… выродком… - слова вырывались тяжело сквозь горькие всхлипы и безутешные слёзы.

    Высокий мужчина с обезображенным лицом, сильными руками и крепким телосложением растерялся. Он не раз бывал в самых горячих заварушках, не раз жизнь кидала его в те условия, где приходилось бороться за существование, не раз он выживал в экстремальных ситуациях, чётко зная, как следует поступить. Но вот, что делать с женскими слезами, с тем, как беспомощная и хрупкая девушка трясётся у тебя перед глазами, он не знал.

    – Тише-тише, Пташка, – неожиданный порыв заставил его присесть на кровать и молча заключить девушку в объятия. Он думал, что она оттолкнёт его, ведь он знал, как люди боялись одного только его вида, но неожиданно пугливая Пташка прижалась к нему всем телом и крепко обняла его в ответ, уткнувшись носом куда-то в грудь.

    – Как… как он мог так… сказать…? - сквозь тихие всхлипы доносился её приглушенный голос. – Ведь я… я любила его…. Верила ему… готова была на всё… ради него. А он… Он… - всхлипы продолжались, но несмотря на это звучали уже тише. Сандор продолжал поглаживать Сансу по спине. Откуда он понял, как надо действовать? Мужчина не знал ответ на этот вопрос. Мелькнуло лишь короткое воспоминание из детства, что мама успокаивала его именно так. Она всегда утешала его, когда было плохо или грустно, всегда ласкала, когда отец или брат обижали его, всегда находила утешительные слова, чтобы успокоить мальчика. Это было в детстве. Но несмотря на то, что Санса не была малышкой, у Сандора возникла потребность утешить её, обнять, защитить от зла и жестокости эту пугливую Пташку. Что случилось? Почему она всколыхнула его бесчувственное сердце? Почему, сама не желая того, заставила заботиться и защищать? Ответов на эти вопросы Сандор не знал. Он знал лишь то, что она нуждается в утешении, поддержке и его объятиях. – Почему он такое чудовище? – неожиданно спросила девушка, смело заглянув в его лицо. – Он казался мне принцем, сказочным и хорошим, но на самом деле… – она опустила взгляд. Истерика прекратилась, слезы постепенно иссякли, но грусть никуда не ушла.

    – Он просто чудовище… – отрезал Сандор и неожиданно поднял лицо Сансы, заглядывая в него. – Он монстр, не человек. Твоя пощечина была меньшим, что он заслуживал.

    – В красивых легендах всегда найдётся рыцарь, который свалит чудовище и освободит принцессу, – вдруг заключила девушка, внимательно смотря в страшное лицо телохранителя. – Может вы и есть такой рыцарь и мой спаситель?

    Хриплый смех отозвался в стенах небольшой каморки.

    – Мы не в легенде дитя, – ответил Сандор, отсмеявшись. – Эта жизнь, а не красивая сказочка про принцессу и её рыцаря. Она более жестока и меньше всего похожа на сказку. И я не рыцарь из Средневековья. Я просто телохранитель, который вынужден оберегать такое чудовище как Джоффри. Его Пёс.

    – Но вы утешаете меня, – возразила девушка. – И я замечаю, как порой вы оберегаете меня от него. Почему? Почему вы так добры ко мне?

    Этот вопрос заставил грузного мужчину смутиться. Он догадывался о природе своих чувств, но никак не мог поверить в них. Он был чудовищем, не способным испытывать такое…

    - Я не знаю – покачал головой мужчина,– может мне просто хочется, чтобы в этой жизни было немного меньше зла? И поэтому я изо всех сил пытаюсь хоть что-то для этого сделать?

    – Благодарю вас, – внезапно на измученном, но красивом лице возникла улыбка. – Вы очень добры и благородны. И хоть пытаетесь это отрицать, но Вы – истинный рыцарь, который клянётся защищать слабых…

    Громкий смех внезапно напугал её. Она с непониманием посмотрела на содрогающегося в хохоте мужчину. Чего тут смешного? Она говорит ему эти слова, а он смеётся над ней? Неужели он, как и Джоффри, считает её глупой девчонкой?

    – Ты неподражаема, Санса, – заявил Сандор прежде, чем Пташка успела надумать себе невесть что. – Только Джоффу не говори, что я добрый и благородный рыцарь. А то ещё уволит, и кто тогда защитит Пташку?

    Санса улыбнулась, а через секунду смеялась вместе с мужчиной.

    – Ладно, Пташка, успокоились, – Сказал Сандор, как только они отсмеялись. – А теперь тебе, пожалуй, пора в поместье. В свою золотую клеточку.

    Санса тут же погрустнела.

    – А можно я останусь здесь? – спросила она с мольбой глядя на мужчину. – Я не помешаю Вам, честно-честно.

    – Чудовище вряд ли будет довольно, если Пташка проведёт ночь в комнате охраны, – ответил ей мужчина. – Возвращайся лучше назад, или он снова побьет тебя.

    – Нет, – замотала головой Санса. – Не побьет, потому что не узнает. Он после нашей ссоры уехал в клуб. Снимет там проститутку и вернётся завтра ближе к обеду. Я его знаю.

    Сандор поражённо уставился на Пташку. А он и не знал, что милая девушка знает такие слова, да ещё так спокойно говорит о таких вещах.

    – Он бы не посмел так поступать, если бы был жив… мой отец, – продолжила Санса, опустив голову. В глазах девушки тут же заблестели слёзы. О боги! Только не это! Опять! Только-только успокоилась и снова в слёзы!

    – Ладно, прекрати Пташка, – прервал её мужчина. – Можешь оставаться здесь, но не разводи сырость в моей конуре.

    Санса быстро кивнула и улеглась на кушетку. Сандор прошёл за стол и хотел было заняться камерами видеонаблюдения, но неожиданный порыв заставил его взять лежащий в кресле плед и укрыть им вздрагивающую Пташку.

    – Спасибо, – прошептала девушка, натягивая одеяло на себя. Сейчас оно казалось самым теплым и самым мягким из всех, которыми она когда-либо укрывалась.

    Сандор лишь улыбнулся и убрал упавшую на лицо девушки рыжую прядь. Осторожно подтолкнув одеяло, он вернулся за стол. Впервые, за долгое время на душе царило тепло.
     
    Mirielle, gurvik, Леди Яна и 5 другим нравится это.
  5. Pandorika

    Pandorika Оруженосец

    Отличная "Беспечная Пташка":) так грустно и одновременно светло, и наивно, в лучших традициях СанСана)
     
  6. Да, именно беспечной Пташкой мне и представляется Санса. И несморя на некую грусть, автор всё же надеется на светлый финал...
     
    Mirielle и Леди Яна нравится это.
  7. "В" - значит "Вопреки смерти" (Якен/Арья)

    Предупреждение: Смерть персонажа

    Листы падают из ослабевших рук. Сердце пропускает удар. Пальцы сжимаются в кулаки, а грудную клетку стягивает болью. К глазам подступают слёзы и несколько капель прочерчивают влажные дорожки на щеках.

    Она должна! Должна была понять всё раньше. Ведь она видела, замечала всё, но по беспечности списывала на усталость, ненормированный график, перегруженность работой, редкий отдых… Сейчас же все мелкие симптомы сложились в одну картину страшного диагноза. Неотвратимого, чудовищного, ведущего к смерти…

    Она подхватывает один из листов и снова вчитывается в текст. Ошибки быть не может. Буквы расплываются перед глазами, бумага мнётся в кулаке, а сердце стягивает ноющей болью. Она подносит руку ко рту, заглушая тихие всхлипы, с хрипом вырывающиеся из горла. Глаза начинают немилосердно ныть, а всё её существо сжимается в один комок. Пульсирующий, раздираемый болью, понимающий, что ничего больше не осталось. Только высасывающая душу пустота и обреченность, неотвратимость падения.

    – Арья, Человек принёс пиццу, давай ставь фильм, который скачала славная девочка, – родной, до боли любимый голос буквально сочится жизнерадостностью и оптимизмом. – Фух, ну и снежок там. После просмотра можем пойти погулять, – на пороге возникает обладатель голоса, стряхивающий снежные пушинки с рыже-белых волос. – А ты… - внезапно взгляд Якена натыкается на супругу, валяющиеся вокруг листы, сжатый в кулаке клочок бумаги и красные, опухшие глаза.

    – Сколько. Тебе. Осталось? – жесткий холодный голос звенит в напряженной тишине.

    – Арья, Человек…

    – Сколько. Тебе. Осталось? – голос режет ещё сильнее, и Якен зажмуривается словно от удара.

    – Арья, Человек не может…

    – Сколько, мать твою? – она внезапно срывается, порывисто вскакивает с кресла и со злобой кидает смятый лист на пол. – Сколько у меня времени, чтобы быть рядом? Сколько я ещё могу обнимать тебя? Сколько… - ужасный хрип вырывается из горла вместе с тихо льющимися слезами. Она долго смотрит на него. В её глазах отчаяние, страх, обречённость, боль… и совсем не осталось место надежде… Она сжимает кулаки, а потом обессиленно опускается на пол, словно сломанная кукла. Плечи мелко дрожат, рука зажимает рот, и лишь тихие всхлипы разрывают обреченную тишину.

    Якен с болью смотрит на свою супругу. Скинув куртку и ненужные пакеты, он делает шаг, садится рядом с ней и молча заключает свою маленькую жену в объятья. Арья тут же вжимается в него, хватается за плечи так, словно хочет удержать возле себя. А он лишь молчит, позволяя ей выплеснуть всё напряжение, дать выход горю и разрывающей боли. Он знает, что лучше уже не будет, но так хотя бы легче.

    – Человек не знает, – шепчет он на её ухо, успокаивающе поглаживая по вздрагивающей спине. – Никто не может сказать. Может несколько лет, может год, может месяц… Но Человек может пообещать лишь одно… – тут он легко отстраняет девушку от себя, чтобы заглянуть в её заплаканные глаза. – Каждую минуту, секунду, каждое мгновение, что осталось, он будет рядом со своей девочкой. Чего бы это не стоило. Он хочет дожить оставшееся время лишь с ней одной. Потому что никто на свете больше ему не нужен.

    Это прозвучало как признание в любви. Так странно. Они ведь никогда не говорили «Я тебя люблю». Для этого им не нужны были слова. Они казались каким-то банальными, заезженными и неискренними. А может дело в другом? Может им просто они были не нужны, потому что и так было всё понятно… Но вот сейчас… сейчас в этом простом признании заключалась жизненная необходимость.

    – Якен, – срывающимся голосом прошептала Арья и снова спрятала голову у него на груди. Все невыплаканные слезы, которые она не проливала, потому что считала себя сильной волчицей, выше всяких слабостей, сейчас вырвались одним потоком. Глупо. Так глупо было считать себя сильной и независимой, когда её слабость всё это время жила рядом с ней. Делая уязвимой, такой, как все люди. И так больно неожиданно вскрывать эту зависимость, словно занавес, который сохранял такую важную тайну сердца. – Якен, – всхлипнула она, вцепляясь пальцами в его спину. До боли. Именно так. Чтобы почувствовать, что он ещё рядом. Живой и теплый. Что он ещё не призрак, её эфемерное приведение, с которым она общается, потому что сошла с ума от потери любимого супруга.

    – Тихо, тихо, шшш, – он снова гладит её по спине, успокаивая, вжимает в себя крепче, давая почувствовать необходимое тепло, зарывается носом в её волосы, чтобы уловить родной запах.

    – Я так этого не оставлю, – неожиданно заявляет она, осторожно заглядывая в его глаза. – Я буду бороться. Мы будем бороться. Мы всё сделаем. Мы не сдадимся. Мы поднимем на ноги самых лучших врачей, мировых светил, всех, кого нужно. Мы так этого не оставим. Мой отец очень влиятелен, он сможет помочь. Мы…

    Его рука ложиться на её губы, а Якен не замечает, как печальная измученная улыбка возникает на его устах. Слишком поздно. Она сама это понимает, но не желает сдаваться. Его волчица. Храбрая, целеустремлённая и такая наивная. Если бы это было в формате какого-нибудь фильма, то Якен и не сомневался, что всё закончится хорошо. Главные герои найдут панацею от неизлечимой болезни в последней стадии и, взявшись за руки, будут вместе навеки, покинув этот мир так же рука об руку. Но жизнь не фильм. И она более жестока со своими актёрами. И даже призрачной тени надежды больше не осталось.

    – Шшшш, – успокаивающе шепчет он заглядывая в любимое лицо, – моя волчица, – с непривычной нежностью и болью произносит он. – Моя девочка. Ты же знаешь, что уже ничего нельзя сделать. И лишь вопрос времени, когда болезнь заберёт Человека. Нам осталось просто быть рядом. Не взирая на время. Быть рядом, чтобы не случилось. Вопреки смерти, - и прежде чем она снова примется возражать, Якен с осторожной нежностью прикасается к её губам. Снова. Снова. И снова. Целуя любимые, слегка солоноватые и очень желанные губы.

    "Нам осталось лишь просто быть рядом. Чтобы не случилось. Вопреки смерти", - проносится в головах у обоих, прежде чем они, спотыкаясь, падая и ударяясь, уединяются в спальне, чтобы сильнее почувствовать столь необходимую близость…

    ***

    Комья земли мерно ударяются о крышку гроба, скатываются вниз, рассыпаются и медленно покрывают последнее пристанище тела человека. Весь процесс проходит в торжественной и печальной тишине. Люди подходят к яме, кидают горстки, мысленно прощаясь с мужчиной, переживают несколько мгновений воспоминаний, а потом отходят, возвращаясь к своим заботам. Жизнь продолжается…

    Она подходит последней. Она больше не плачет. Лишь потому, что выплакала всё накануне, а последние капли скатились по его лицу и спрятались в тканевых складках обивки, когда она целовала его. В последний раз. Целовала в губы, потому что последний их поцелуй должен был быть именно таким.

    Она подходит. Осторожно опускается и берёт горстку земли в руку. Кидает на почти уже скрывшуюся крышку гроба. Один раз. Второй. Третий. С последним броском она несколько томительных секунд смотрит, а потом резко отворачивается и идёт прочь, под осуждающие взгляды людей. Ну и пусть. Пусть думают, что хотят. Но она не хочет видеть то, как гроб с телом её любимого мужчины зарывают в землю. Она не хочет видеть, как он уходит от неё навсегда, скрываясь под толщей земли. Она ещё вернётся. Непременно вернётся к нему. Но тогда, когда здесь не будет людей. Чтобы она снова побыли наедине. В молчании, но рядом друг с другом.

    Живот простреливает болью. Девушка останавливается на мгновение, опёршись на ствол так удачно подвернувшегося дерева. Опускает руку на круглый живот и вдруг снова чувствует толчок маленькой ножки. Закусывает губу, вцепляется рукой в кору, приваливается к дереву щекой, чувствуя на влажных щеках запах древесины, а на губах привкус смолы. Малыш, толкнувшись ещё раз, неожиданно затихает. А она лишь продолжает гладить живот, внутри которого растёт маленькая жизнь, которую они с Якеном успели создать. Мальчик. Он узнал об этом. Узнал, прежде чем умереть. И умирал со спокойствием и лёгкой улыбкой на губах, сжимая её руку, пока хватка окончательно не ослабла. Мальчик. Её славный мальчик. Их сын. Арья силится улыбнуться, но не может. Боль от потери слишком свежа, и она лишь продолжает гладить круглый живот. И она уже знает, какое имя даст малышу…

    Как бы там ни было, но они исполнили свой завет. Быть рядом. До конца. Вопреки смерти…
     
    Mirielle, gurvik, World_Viktory и 2 другим нравится это.
  8. "Г" — значит «Глинтвейн» Эйгон/Арья
    В воздухе витали ароматы клементина, гвоздики, мускатного ореха, корицы, имбиря и мёда.

    — Самое главное в приготовлении этого глинтвейна – ни в коем случае не допускать кипения, - рассуждал юноша с серебряными волосами, стоящий у плиты, - иначе это будет не пряное вино, с лёгкой сладостью и слегка острым послевкусием, а просто приторный компот. Поэтому здесь требуется сноровка, - Эйгон уже нашпиговал клементины гвоздикой, опустил их в кастрюлю с напитком, добавил пряности и, часто помешивая, внимательно следил за процессом. – Вся прелесть данного рецепта в том, что полученное горячее вино имеет очень пикантный привкус, в котором мягко сочетаются сладкий мед, цитрусовые и корица.

    Арья внимательно слушала юношу, между тем разделывая один клементин. Кисло-сладкий запах фрукта ударил в нос приятной ароматной ноткой. Достав дольку, она закинула её себе в рот и тут же сморщилась.

    — Кислятина. И как такое вообще можно есть?

    — А мне нравится, — пожал плечами юный Гриф. — Тем более, я взял их не для еды, а для глинтвейна.

    — Для глинтвейна? — поинтересовалась девушка. — Ммм... Кстати, очень приятно пахнет твой напиток. Уже не терпится попробовать.

    — Это южный глинтвейн, — кивнул юноша. — И ты погоди пока пробовать. Приготовление требует не только терпения, времени и выдержки, но и некого мастерства. Но это стоит того. У вина яркий вкус, пьётся оно очень легко, а послевкусие, раскрывающееся на языке, оставляет после себя приятные воспоминания. Для того, чтобы достичь такого эффекта, требуется навык и сноровка в приготовлении. В рецепте много компонентов и пряностей, но это стоит того, чтобы потратиться на него...

    — Ты прямо мастер в приготовлении глинтвейна, — невинно поддела Эйгона Арья.

    — Угу, — тут же кивнул он, не замечая подколки. Впрочем, понятно почему — мысли юноши были больше заняты приготовлением напитка. Он как раз довел вино до кипения, тут же быстро поднял кастрюлю с плиты и уменьшил огонь. Как только напиток немного остыл, юный Гриф снова поставил емкость на конфорку, прогревая глинтвейн. Всё это время Арья внимательно следила за его движениями. Они были точными, плавными, вверенными. Создавалось впечатление, что у плиты стоит виртуоз, который полностью овладел приготовлением данного рецепта.

    — Всё, — заявил Эйгон, слегка повернувшись к своей подруге. - Теперь вино должно прогреться, а потом ещё томиться сорок пять минут.

    — Так долго? — разочаровались девушка. — Мой рецепт проще и бесхитростней. А этот какой-то слишком нудный, сложный, да ещё требующий столько времени...

    — Терпение, северная волчица, — улыбнулся юный Гриф, убрав с её лица темную порядку. Арья фыркнула, отстраняясь от него. — Я же сказал, что это стоит того. Твой северный рецепт, конечно, очень хорош, но мы же договорились, что я представляю тебе южный глинтвейн, после чего мы решим наш спор на счёт того, что же лучше.

    — Ладно, — буркнула Арья, недовольная тем, что приходится столько ждать.

    Эйгон лишь усмехнулся и вернулся к плите. Вдохнув запах вина, он довольно улыбнулся и, поставив огонь на самый минимум, дал напитку потомиться, изредка помешивая его.

    Девушка сложила руки на столе и, подперев ладонями подбородок, от нечего делать принялась разглядывать фигуру юноши. Его плавные и точные движения завораживали, и незаметно Арья окунулась в воспоминания их первой встречи и дальнейшей дружбы...

    Это произошло в начале второго семестра их учебного года. Ещё за несколько дней до прихода Эйгона их класс облетел слух о новеньком. Он был представителем семьи Таргариенов, известных властителей международной компании "Железный Трон". Девочки охали и ахали, обсуждая будущего одноклассника, а в мыслях уже строили планы соблазнения богатого юноши. Мальчишки стояли в стороне и по большей части делали вид, что им всё равно, правда некоторые уже раздумывали, как можно подружиться с новеньким. Знакомство с представителем самой богатой и самой влиятельной семьи Лондона сулила большую выгоду. Лишь Арья Старк, дочь известного, но менее влиятельного бизнесмена, владеющего строительной компанией "Винтерфелл", находилась в стороне от общего сумасшествия.

    В классе она была независимой одиночкой. Безмозглые курицы-одноклассницы с мыслями о нарядах, вечеринках, сплетнях о звездах и мальчиках были ей скучным. Мальчишки же вступили в тот возраст, когда их интересовали только женские прелести и возможность перепихнуться с очередной девчонкой. Так что здесь обсуждать тоже было нечего. Единственной её подругой была Ширен Баратеон, но та серьёзно заболела и не присутствовала в классе. Так что Арья полностью погрузилась в чтение увлекательной книги, которую ей посоветовала Ширен. Она вообще была единственной девочкой, с которой Арья могла общаться. Девушек скрепляли многие интересы: верховая езда, боевые искусства, сражения на мечах, холодное оружие, любовь к английским классикам и фэнтези. Они обсуждали различные книги и всегда находили темы для бесед. Другие девчонки если что-то и читали, то только глянцевые журналы с показов мод, или с очередными звёздными скандалами и сплетнями. В классе их предпочитали не замечать, отчего девушки не особо страдали.

    Арья перевернула страницу, когда кто-то из одноклассниц окликнул её.

    — Эй, Арья!

    Девушка повернула голову. Рядом с ней стояла Мирцелла Баратеон, накручивая на длинный палец локон волос. Арье только оставалось удивляться, насколько они разные с кузиной.

    — Что? — недовольно буркнула девушка, злящаяся от того, что её отвлекли.

    — А что ты думаешь об этом новеньком? — поинтересовалась Мирцелла, продолжая крутить свои золотистые волосы. В классе она была популярной девчонкой и негласной принцессой. Её уже окружила стайка девушек, которые внимательно следили за разговором своей повелительницы и серого волчонка.

    — Да плевать я на него хотела, — сморщилась Арья и вернулась к книге. Мирцелла обиженно поджала губки, явно недовольная таким отношением к своей персоне.

    — Ну, не скажи, — продолжила она, снова отвлекая читающую девушку. — Говорят, он строен, высок и очень хорош собой. Вот бы с ним сблизиться, — юная Баратеон томно закатила глазки, а её подружки захихикали. Арье захотелось ударить каждую из них своим тяжёлым томом по их головкам, но она боялась, что таким образом выпихнет небольшие остатки их мозгов. — Думаю, у меня есть все шансы очаровать его, — между тем продолжала Мирцелла.

    — Угу, флаг тебе в руки, — безучастно ответила Арья.

    — Да, определённо получится, — подхватила Баратеон. — И вряд ли он посмотрит на такую неотесанную дикарку как ты.

    Арья повернулась к ней и хотела было ответить что-то резкое, но оглушительный звонок прервал её. Девочки нехотя рассеялись по местам. В класс под восхищённые вздохи зашёл их учитель немецкого, Якен Хгар. Девушка снова погрузилась в чтение, но голос преподавателя прервал её.

    — Мисс Старк, я, конечно, понимаю, что фэнтези Льюиса очень увлекательные, но у нас сейчас урок немецкого.

    Арья закатила глаза, однако убрала книгу. Якен Хгар был неплохим человеком, достаточно увлекательно преподавал им предмет, да и подискутировать с ним было интересно. Так что никаких причин, чтобы не послушаться, юная Старк не находила…

    ... Ожидаемый новенький появился через два дня. Да, он действительно был хорош собой и держался достойно. Стайка девушек тут же окружила и теперь увлеченно пыталась кокетничать с ним, но Эйгон не особо уделял им внимание, по привычке отделываясь от назойливого внимания представительниц прекрасного пола. Парни стояли в стороне, однако внимательно изучали юного Грифа. Все они удостоверились в своём желании подружиться с папиным сынком. Лишь Арья абстрагировалась от общего помешательства, целиком уйдя в чтение. Сказание о великих битвах Вестероса и славных воинах целиком завладели вниманием девушки.

    – Ммм, битвы Вестероса. Сказания о властителях драконов, – раздался над её головой мягкий голос. – Занятная вещь.

    Арья посмотрела на говорившего. Над ней стоял Эйгон, склонивший голову на бок и с интересом поглядывающий на неё. Девушка удивленно повела бровью:

    – Ты читал?

    – Ну да, – он улыбнулся ей с особым очарованием. Будь Арья такой же девушкой как Мирцелла или ей подобные, тут же растеклась бы лужицей восторга. Но Арья, лишь нахмурилась.

    – Вот уж не думала, что юношей интересует что-то помимо девчонок, спорта и возможности перепихнуться, – она никогда не отличалась особой тактичностью. Эйгон лишь хмыкнул на её реплику и без приглашения плюхнулся за соседнюю с Арьей парту, за которой обычно сидела Ширен.

    – А я вот тоже не думал, что девушек может интересовать что-то кроме мальчиков, косметики и глянцевых журналов с глупыми курицами и сплетнями об их петухах, – его фраза вызвала короткий смешок у Арьи. Юному Грифу видимо палец в рот не клади. – А ты вот взяла и разрушила мой стереотип. И как я буду с этим жить? – юноша мастерски скорчил из себя умирающего, а девушка уже развеселилась по-настоящему.

    – Ничего, переживёшь, – ткнула она его в бок, от чего Эйгон лишь сморщился. Арья усмехнулась, но тут её взгляд внезапно наткнулся на одноклассниц. Во главе разъяренной стайки стояла Мирцелла и буквально расчленяла Арью взглядом. Её товарки выглядели не более дружелюбно, и девушка буквально почувствовала волну злости и ненависти, исходящую от них. Фыркнув и повернувшись к юному Грифу, она назло всем этим дурехам стала мило беседовать с ним и совсем не заметила, как увлеклась разговором с юношей, с которым она, как оказалось, разделяла немало интересов. Они проболтали все перемены и даже тихо переговаривались на уроках. Преподаватели ворчали, но закрывали на это глаза, потому как знали о богатстве и влиянии семьи Эйгона и о власти семьи Старков. Лишь учитель немецкого, Якен Хгар, изредка делал им замечания и сверлил парочку недобрым взглядом, в котором кроме неприязни и странной вражды, сквозило ещё какое-то непонятное для Арьи чувство. «Странно, – подумала она, – мистер Хгар всегда хорошо относился ко мне». Но девушка не стала заострять внимание на поведении преподавателя и снова вернулась к разговору с Эйгоном. Они проболтали всё время в школе и даже после неё, когда незаметно для обоих юный Гриф проводил Арью домой. Так и завязалась дружба странного юноши и не менее странной девушки.

    Вернувшаяся в школу Ширен без вопросов пересела на другое место, так как её парту рядом с Арьей нагло занял Эйгон и не собирался её покидать. Ширен лишь пожала плечами и не стала возмущаться, а в её глазах Арья заметила странный огонёк понимания. День ото дня младшая Старк всё больше сближалась с юным Грифом к растущему недовольству класса. Однако эти двое единодушно наплевали на его мнение и замкнулись в общение друг с другом, изредка переговариваясь и с Ширен, которая знала также много увлекательного и интересного. В привычку юного Грифа вошло провожать Арью до дома, болтая с ней на очередную тему, сидеть за одним столиком в кафетерии и сотрудничать в классах на уроках. По школе поползли слухи про их пару, а многие уже делали ставки, когда дракон и волчица будут вместе. Но этим ребята не ограничивались, и Арья каждый день получала порцию тихих насмешек и шепотков за спиной. В открытую никто враждовать не стал, потому как Эйгон с первых дней завоевал авторитет в классе. За долгое время девушка научилась не обращать внимания на своих одноклассников и даже всю школу, которая на разные лады судачила о них, и пропускать мимо ушей тупые шуточки про жениха и невесту. Вступать в конфликт она не хотела, ибо тогда ребята бы уверились в своей правоте.

    Не скоро, но всё же через время все успокоились и привыкли к тому, что Арья и юный Гриф постоянно находились вместе. Шуточки и подколки не прекратились, но уже потеряли свою остроту и вскоре встали в один ряд вместе с другими. Сплетни о драконе и волчице затерялись в череде школьных будней и постепенно померкли, чему Арья была только рада. К ним привыкли, перестали замечать и вскоре вообще их союзу почти не уделялось внимание. Что, впрочем, не повлияло на дружбу Арьи и Эйгона, а лишь позволило им вздохнуть свободней. Они всё так же много общались, иногда спорили и постоянно обсуждали что-то. Больше ни с кем из одноклассников юный Гриф не сблизился с момента переезда в их город и поэтому очень много свободного времени проводил с девушкой и вне школы. А сейчас вот Арья сидела на кухне его квартирки (что было очень большим знаком доверия) и внимательно наблюдала за тем, как Эйгон готовит южный глинтвейн. Спор о рецептах этого напитка привёл их к решению ознакомить друг друга со своими вариантами приготовления. Северный глинтвейн Арьи хоть и не был таким сложным на состав и вкус, тем не менее обладал приятной терпкостью и очень хорошо согревал, оставляя на языке ароматный привкус. Девушка любила этот рецепт за незатейливость и простоту. Эйгон же изощрился со своим методом изготовления, жарко доказывая, что именно сложный и многогранный вкус горячего вина самый лучший. Они уже попробовали северный глинтвейн у Арьи дома (куда она допускала лишь очень близких друзей), а сейчас юный Гриф готовил южный, который они так же попробуют, а потом решат свой спор.


    - Знаешь, вкус этого глинтвейна можно сравнить с первым настоящим поцелуем, – голос Эйгона вырвал девушку из её размышлений. – Никогда не знаешь, какие вкусовые оттенки ты почувствуешь, но первый настоящий поцелуй всегда оставляет самые теплые воспоминания.

    Арья лишь фыркнула на такое сравнение, которое, по её мнению, было дурацким и более подходило её сестре так трепетно относящейся к любовной ерунде. Юный Гриф продолжал стоять над плитой, ни на минуту не оставляя свой глинтвейн.

    – Всё! – наконец возвестил он спустя пять минут. – Еще десять минут – и готово.

    – Доооолго, – простонала Арья, изведённая ожиданием. Признаться, приятный запах с многогранными нотками, летающий по кухне, очень волновал её.

    – Терпение, северная дикарка, – улыбнулся Эйгон. – Пойдём лучше поставим какой-нибудь фильм.

    Арья согласно кивнула, поднимаясь. Маленькая перемена радовала её. Пройдя в комнату, она быстро скачала фильм, который они хотели посмотреть, и настроила большой экран на кинопросмотр. Десять минут пролетело незаметно, и когда юный Гриф зашел с двумя бокалами глинтвейна, Арья радостно заулыбалась.

    – Наконец-то! – воскликнула она, принимая напиток из его рук. Усевшись на диван, она поставила фильм и, устроившись со всеми удобствами, сделала маленький глоток и удивлённо распахнула глаза. С первого же глотка она поняла, что проиграла спор. Вкус этого глинтвейна был неописуем и действительно очень ярко раскрывался на языке. Кисло-сладкий из-за клементинов, немного терпкий, с привкусом корицы и ароматом гвоздики он оставлял просто незабываемые ощущения. Арья маленькими глотками растягивала удовольствие и не могла остановиться. Фильм уже не интересовал её, она полностью погрузилась в наслаждение напитком. Выпив половину, девушка отставила кружку, решив узнать послевкусие напитка, а потом продолжить. Через минуту она почувствовала то, о чём говорил Эйгон – букет был слегка островатым, но в полной мере давал раскрыться на языке и другим вкусам.

    За всем этим процессом Арья и не заметила, что юный Гриф расположился совсем рядом с ней и теперь сидел, потягивая напиток и прикасаясь к ней боком. Откинувшись на диван, девушка почувствовала, как тепло глинтвейна согревает всё тело изнутри до кончиков пальцев. От юноши, сидевшего рядом, шло приятное тепло, и Арья не нашла в себе сил отстраниться. Прижавшись ближе к Эйгону, она позволила закинуть ему одну руку на спинку дивана. Притянув свой бокал, девушка стала неторопливо допивать терпкое вино.

    Поначалу, отвлекшись, она пропустила завязку фильма, но обратив внимание на действие на экране, вскоре вникла в общий смысл и теперь с увлечением следила за развитием событий. Глинтвейн допился по ходу фильма, а тепло, идущее от Грифа, разморило Арью, и она не заметила, как её голова оказалась у него на плече, на что юноша лишь ухмыльнулся. Девушка продолжала смотреть фильм, но вскоре поняла, что действие слишком затянулось и уже не так привлекает внимание. Теперь Арья развлекалась тем, что исподтишка рассматривала Эйгона, впервые за всё время их дружбы оказавшегося настолько близко. А он был действительно красив. Эти тонкие черты лица, слегка пухловатые губы, пронзительные фиалковые глаза, густые серебристые волосы. Он казался почти идеальным. Девушка отогнала от себя неуместные мысли. Черт! О чем она думает? Она что – трепетная Санса? С чего она так залюбовалась другом, как будто впервые его увидела? Однако, как ни странно, именно сейчас Арья заметила его красоту, которую дополнял мягкий, но решительный и смелый характер, неплохая начитанность и хорошие мозги. Черт! Ну разве бывает всё так идеально? Нет-нет-нет! Это она себе надумала! Глупая, глупая девочка! Однако Арья ничего не могла поделать со своим вспыхнувшим интересом.

    Эйгон усердно делающий вид, что ничего не замечает, между тем допил свой глинтвейн, поставил бокал на столик и слегка облизнул влажные губы. Арья, словно загипнотизированная какой-то неведомой силой, внимательно смотрела на его губы. Интересно, а привкус глинтвейна на них такой же, как у неё на языке? Поймав себя на этой безумной и несвойственной ей мысли, Арья внезапно покраснела (словно Санса, ей богу!) и поспешно отвернулась к экрану, делая вид, что её очень увлёк фильм. Однако, как назло, действие там уже развернулось настолько, что девушка уже не понимала, что к чему. Мысленно вздохнув, Арья просто уставилась на экран, совсем не следя за происходящим. Через несколько минут она заскучала, и её размышления внезапно вернулись в своё русло. Неуместная дума о привкусе глинтвейна на губах Эйгона снова вернулась и, не желая убираться, разрослась в воображении девушки буйным цветом. Чёрт! Да что же это такое? Она думает совсем как глупая девчонка! Надо немедленно прекратить! Но мысль прекращаться не собиралась, несмотря на все усилия Арьи. К ней добавились и сказанные юношей слова о вкусе глинтвейна и первом настоящем поцелуе, и бедная девушка уже никак не могла справится со своим воображением.

    – Помнишь, я говорил о вкусе этого глинтвейна и первого настоящего поцелуя? – внезапно обратился к ней Эйгон, прерывая размышления девушки. Чёрт! Он что, прочёл её мысли? От этого Арья залилась краской ещё больше и лишь быстро кивнула не желая говорить. – Так вот, - продолжал он, смотря девушку каким-то лукавым взглядом. На секунду Арье показалось, что рядом с ней сидит змей-искуситель. – Этот глинтвейн ты попробовала, и надо бы сравнить ощущения.

    С этими словами Эйгон подался вперед и притянув голову Арьи совсем легко прикоснулся к её губам. Девушка попыталась освободиться, но юноша, почувствовав это, притянул её за талию и, проведя языком по её нижней губе, попытался углубить поцелуй, за что Арья укусила его за нижнюю губу.

    – Чертовка мелкая, – прошептал юный Гриф на секунду оторвавшись от неё, но не дав ничего ответить, снова поцеловал, держа одной рукой за спину, а второй - поглаживая её шею. Арья захотела вырваться, дать в глаз этому наглецу, сломать ему челюсть, чтобы не смел лезть со своими поцелуями, но внезапно почувствовала что-то… Привкус глинтвейна на его губах, с нотками клементина, корицы, мускатного ореха и ещё кое-чего. Чего-то непонятного, но очень приятного на вкус. Именно то, что она так хотела попробовать. Увлекшись этим самым ощущением, она не заметила, как стала отвечать на поцелуй. Эйгон тихонько хмыкнул, напоследок легко прикусил верхнюю губу Арьи и осторожно отстранился, тяжело дыша.

    – А у твоей порции глинтвейна немного другой вкус, – прошептал он. – Или тут дело в тебе?

    – Как и у твоей порции, – хмыкнула Арья, переведя дыхание. – Определённо дело в нас обоих.

    – Угу, – кивнул юный Гриф. – А может быть дело в сравнении этого глинтвейна и первого настоящего поцелуя. Никогда не знаешь, какие вкусовые оттенки принесёт, но он определённо оставит самый приятные воспоминания.

    – Эй, с чего ты решил, что это первый поцелуй? – возмутилась Арья, ткнув Эйгона в бок.

    – Ну может не первый, – не стал спорить юноша. – Но первый настоящий.

    – Самодовольный индюк, – буркнула девушка, залившись краской. Ей совсем не хватало смелости признаться, даже себе, что он был абсолютно прав.

    – Есть такое, – подтвердил Эйгон, совсем легко прикоснувшись к её волосам. – Кстати, готов признать, что северный глинтвейн всё же лучше. Насыщенный и более согревающий.

    – Эх, ты – улыбнулась Арья. – А я уже хотела было признать твою правоту.

    – В любом случае, это уже не важно, – он ласково погладил девушку по щеке и снова поцеловал её, продолжив пробовать вкус глинтвейна с её губ. На экране замелькали титры, за окном большими хлопьями падал снег, а притягательный запах горячего вина со специями витал в воздухе…
     
    Mirielle, gurvik, World_Viktory и 2 другим нравится это.
  9. Лысина Вариса

    Лысина Вариса Оруженосец

    Арья такая настоящая.
    Спасибо за чудесную историю
     
  10. Спасибо и Вам, за Ваш отзыв. Мне очень важно любое мнение.
    Здесь я постаралась сделать Арью максимально каноной. Хотя было трудно из-за всей этой романтики.
     
  11. «Д» - значит «Двойная случайность» (Джон/Ренли, мельком Якен/Арья)
    Резкий, отвратительно громкий звук входящего вызова разрушил мирную тишину уютной спальни. Проворчав какое-то проклятие на голову неуёмного идиота, решившего что три часа ночи – самое подходящее время для звонка, Джон протянул руку к надрывающемуся телефону. Разодрав глаза и взглянув на дисплей, молодой человек удивленно нахмурился, но всё же решил принять вызов.

    – Алло, – хрипло оповестил он ночного собеседника.

    – Ренли! – донёсся из динамика смутно знакомый голос. – У меня просто шикарнейшая тема на счёт того, как же тебе затащить моего брата в постель. Начнём с того…

    «Черт!» – мысленно взвыл Джон. Спросонок он спутал свой мобильник с мобильником своего мужчины. Угораздило же их не только купить одинаковые телефоны, но и звонок на входящий вызов тот же поставить.

    – Ну так вот, и когда мой братишка офигеет от всего этого, – продолжал голос, который к его удивлению принадлежал его сестре Арье, – ты его поцелуешь со всей скопившейся страстью, и… дальше уже на твоё воображение. И на моё тоже, – ехидный знакомый смешок окончательно подтвердил, что на том конце находилась его взбалмошная сестрица. – Ну так что, ты согласен? – в голосе Арьи прозвучала неуверенность. – По-моему план шикарен. Он ко мне пришёл только что. И я не смогла дотерпеть до утра.

    Джон хмыкнул, а потом посмотрел на рядом лежащего Ренли. Тот, видимо, давно проснулся и уже вник в ситуацию, а сейчас с опаской смотрел на любовника.

    – Ренли? Ренли? Что ты молчишь? – Арья кажется уже обеспокоилась по-настоящему. – Ну, говори, как тебе план?

    Джон прокашлялся и ехидно протянул:

    – Это не Ренли, а Джон, моя милая сестрица. Так что боюсь, ты немного пролетела со своим планом по соблазнению моей задницы, – лежащий рядом Ренли уткнулся в подушку, пытаясь заглушить рвущийся наружу смех. Ситуация и впрямь вышла комичной.

    – Упс… – до Арьи только дошло, что она сейчас сделала. – Чувствую, меня ждут неприятности.

    – Ну что ты… – чуть ли не проворковал Джон голосом таким, что девушка поняла, что действительно ждут, – я очень польщён твоими заботами о том, как толкнуть меня в постель к мужчине, – приглушённый смех рядом лежащего Ренли грозился пересечь все границы нормального и перерасти в настоящую истерику, – но не беспокойся, моя милая сестрица. Твой коварный план сейчас услышат нужные уши, – с этими словами Джон протянул трубку своему любовнику. Ренли поднял голову от подушки и с опаской посмотрел на мужчину. Взгляд Джона медленно и с наслаждением расчленял его на мелкие кусочки. – Бери трубку, завоеватель хренов, – прошипел он так, что по коже Ренли побежали мурашки. Не смея ослушаться, мужчина как в замедленной съёмке взял свой мобильник и поднёс его к уху.

    – Да? – голос Ренли звучал встревоженно.

    – Я так понимаю, братишка, мы с тобой по-жесткому спалились? – тихо поинтересовалась Арья.

    – Нет, ну что ты, – ехидно протянул мужчина, смотря на то, как Джон увлёкся процессом расчленения с помощью взгляда. – Спалилась ты, сестрёнка, а меня ждёт медленная и мучительная смерть.

    – Ну, извиняй. Откуда же я знала, что посреди ночи вместо тебя мобилу возьмёт мой брат. Или постой… – тут до младшей Старк наконец дошла суть всей ситуации. – Он посреди ночи с тобой в спальне? – по голосу Арья было слышно, что она чуть не визжит от восторга.

    – Не твоё дело, – резко прервал её Ренли, стремительно краснея. Он и не подозревал о наличии у него такой способности.

    – Он посреди ночи с тобой в спальне, – с удовольствием констатировала девушка. Мужчина подозревал, что её сейчас просто разорвёт от восторга.

    – Старк, заткнись, – прошипел Ренли. Судя по взгляду Джона, он закончил расчленять своего любовника и со вкусом принялся потрошить его внутренности. – И вообще, с чего ты решила, что мы в спальне. И вообще дома?

    – Ооой, – Ренли мог с уверенностью сказать, что сейчас Арья театрально закатила глаза. – Можешь не лечить мне, братишка. Я только что запеленговала твою мобилу. Она находится у тебя дома. Сейчас три часа ночи, и судя по голосам, вы сладко спали. Так что…

    – Уймись, детектив хренов, – Ренли готов был провалиться под землю. Потрошение его органов закончилось и, судя по всему, Джон сейчас с удовольствием поджаривал кусочки его тела. – Лучше бы ты так училась, как раскрываешь особенности чужой личной жизни. Хотя … – тут взгляд мужчины блеснул пониманием. – Я догадываюсь, кто на самом деле только что запеленговал сигнал моего телефона.

    – Ой, ладно-ладно, – тут же заюлила Арья, – раз у вас всё прекрасно, не буду мешать. Повеселитесь там хорошенько! – ехидный намёк колкой на язычок младшей Старк заставил Ренли поморщиться, однако раздавшиеся прерывистые гудки оповестили о том, что у него уже нет возможности ответить.

    – Чёртова девчонка! – со злостью прошипел мужчина. Теперь уже Джон не смог сдержаться от улыбки, но мгновенно посерьёзнел, стоило только Ренли поднять взгляд.

    – Меня ждут неприятности? – скорее утвердил, чем вопросил Баратеон.

    Джон ничего не ответил, а лишь отвернулся от любовника, сердито закутавшись в одеяло и оставив Ренли жалкий клочок. Мужчина тяжело вздохнул, однако возникать не стал, попытавшись заснуть. Сон, как назло, совсем не желал приходить к Ренли. Отсутствие одеяла, да и самого важного компонента, тёплого Джона Сноу под боком, совсем не способствовали засыпанию. Плюс чувство вины за свои коварные планы, строимые вместе с Арьей Старк, и досада от того, что всё раскрылось, усилило беспокойство мужчины. Джон уже наверняка видел второй сон, а вот Ренли никак не мог погрузиться в царство Морфея, с которым, видимо, сговорился Сноу. В общем, как ни ворочался мужчина в кровати, так и не смог заснуть. Встав на час раньше положенного, так как такое бесполезное лежание измотало его, Ренли решил приготовить завтрак. Джон всегда был в восторге от его яичницы с сыром и помидорами, и сейчас Баратеон надеялся задобрить своего любовника.

    Он уже разливал ароматный кофе по чашкам и ставил на стол яичницу, когда на кухне, потягиваясь, появился Джон. Даже не пожелав мужчине доброго утра, он принялся молча поглощать приготовленное блюдо, запивая его горячими глотками любимого напитка. Напряжённая тишина витала в воздухе. Ренли ел вместе с Джоном, однако чувствовал, что его словно сковали и каждое неверное движение грозиться сделать что-то не так.

    – Я так понимаю, мой милый, ты сговорился с моей ненормальной сестрёнкой, и вы решили затащить меня в твою постель? – тихо поинтересовался Джон, но от его тона голоса Ренли стало жутко. Уж лучше бы орал и выяснял отношения. Тогда, в пылу ссоры, можно было бы в нужный момент перевести ситуацию в горизонталь, но сейчас тихий голос внушал только страх за свою шкуру.

    – Джон, ты всё неправильно понял, – попытался объясниться мужчина. – Дело в том, что ты давно мне понравился и понравился очень. И как мужчина и как человек. И я долго пытался завоевать тебя, но дело не продвигалось. Я отчаялся. Я уже не знал, что предпринять, чтобы завоевать твою симпатию. Но Арья, кажется поняла ситуацию и решила мне помочь. Правда, Джон. Всё делалось не для того, чтобы затащить тебя в постель, а для того, чтобы ты стал моим мужчиной.

    – Говори мне правду, Баратеон, – холод в голосе Сноу мог заморозить небольшую вселенную. – Только правду. Или пожалеешь о том моменте, когда приблизился ко мне.

    – Это правда, Джон, – Ренли взглянул на любовника с отчаянием во взгляде. – Я не могу сказать, что люблю, но ты мне нравишься. Очень. И я хочу, чтобы ты был моим мужчиной. Я был самым счастливым, когда ты ответил мне взаимностью.

    Джон внимательно посмотрел на Ренли и понял, что тот не врёт. Не могли врать эти глаза, смотрящие на него с отчаянием, боязнью потерять и безграничной нежностью, эти руки, что незаметно тянулись к нему, стремясь обнять, прижать к себе и губы, которые так мечтали заверить правдивость слов горячим поцелуем.

    – Хорошо, – сдался Джон после долгого молчания. – Я даю тебе шанс, но учти – ты сильно проштрафился передо мной.

    Ренли счастливо улыбнулся, не веря своей удаче, и крепко обнял своего мужчину. Он желал поцеловать его, но понимал, что сейчас это будет лишним действием.

    На первый взгляд всё наладилось. Они снова шутили, смеялись и просто проводили время друг с другом, чувствуя, как на сердце и душе царит тепло. Однако отойдя от утренней эйфории, Ренли заметил, что всё не так безоблачно. Несмотря на громкий смех и на поверхностный взгляд на весёлые разговоры или уютное молчание, он заметил, что не всё так гладко. Джона явно что-то тревожило. Он всё же больше предпочитал молчать, а в тишине явно думал о чём-то своём, что сильно волновало его. Ренли извёлся, думая о том, что же гложет его мужчину, а под вечер напряжение, повисшее между ними, ощущалось почти физически.

    – Нет, я больше не могу так! – не выдержал Баратеон, когда они ужинали уже в угрюмом молчании. За это время он успел основательно подумать и понять, что же гложет его любовника. – Джон, нам надо поговорить.

    Сноу отложил вилку, которой до этого ковырялся в картофеле.

    – Что такое? – поинтересовался он, сложив руки на столе.

    – Ты прекрасно понимаешь, о чём я, – ответил Ренли, однако увидев удивлённый взгляд любовника засомневался и решил пояснить. – Я о ночной ситуации. Джон, пойми, в этом нет ничего такого. Ну, подумаешь, узнала Арья, что мы с тобой встречаемся, ну и что такое? Тем более она поддерживает нас!

    – Да этой слэшерке лишь бы двоих мужиков свести, – усмехнулся Сноу. – Недавно она вообще заявила, что Шерлок и Мориарти из её сериала очень милая парочка. Говорил я ей, что увлечение этим делом до добра не доведёт. Арья-то ясно, что поддержит, а вот что другие?

    – Джон, – Ренли сел рядом с любовником и приник к нему всем телом, начиная поглаживать его по спине. – Но мы же взрослые люди и сами делаем свой выбор. Я думаю, что и мистер и миссис Старк нас примут, и братья твои со временем тоже всё поймут и даже эта Санса. Пойми, мы не должны опасаться родных и близких, а на мнение других плевать с высокой башни. Счастье не стоит и тысячи сомнений, и мы не выбираем, того, кто нам нравится. И раз уж мы сделали выбор в пользу друг друга, то никто, никто, слышишь, не посмеет помешать нам!

    Джон заглянул в его глаза и слабо улыбнулся:

    – Ты прав. Думаешь нас примут?

    – Ну, конечно, – заверил его Ренли, улыбнувшись. – Конечно, примут и поймут, они же любят тебя.

    – Хорошо, – выдохнул Джон и принялся доедать картофель. – А вообще, меня всё это время больше терзало другое…

    Ренли впал в ступор. Он тут пламенную речь задвинул, а всё это время этот поганец больше терзался чем-то другим, не тем, как воспримут их отношения!

    – И что же это? – поинтересовался Ренли нахмурившись.

    – Мне вот тут интересно, а почему Арья звонила с номера нашего IT-шника – Якена Хгара?

    Мужчина улыбнулся:

    – А тут как раз всё просто, Джон. Она, наверное, спросонок не разобрала телефон, так как у них тоже одинаковые трубки, и ,озарённая своей светлой идеей, не заметила, как схватила мобильник своего любовника и по памяти набрала мой номер. И трубку там взял ты…

    – Забавно, – усмехнулся Джон, но тут же нахмурился. – Так, стой… Так Якен её любовник? – на его лицо стало страшно смотреть. Кажется, его очень ошеломила эта новость. – А почему я ничего об этом не знаю?

    Ренли усмехнулся:

    – Ничего ты не знаешь, Джон Сноу.
     
    World_Viktory нравится это.
  12. World_Viktory

    World_Viktory Удалившийся

    Мило и забавно)
     
  13. Luned

    Luned Наемник

    Пока прочла только первую работу, и, если я не ошибаюсь, сборник вроде на фикбуке есть, но как-то я его пропустила:facepalm:
    Светлый и милый фичок. Впервые модерн-АУ не вызывает во мне дикого отвращения и неприязни, да и Арья с Эйгоном вполне каноничные. Хорошая работа!:thumbsup:
     
  14. Спасибо) Очень рада была услышать это)
    --- Склейка сообщений, 13 янв 2016 ---
    Да, вы совершенно правы. Данный сборник выложен и на фикбуке. Просто я выкладываю его на двух сайтах, дабы охватить больше аудитории.
    Мне приятно узнать, что Вам понравился мой модерн-АУ. Я очень старалась, чтобы даже переход в современную реальность не отнял каноничности героев. И буду стараться дальше. Спасибо за отзыв))
     
    Леди Яна и World_Viktory нравится это.
  15. Леди Яна

    Леди Яна Знаменосец

    О, как хорошо, что автор решила выложиться и на 7к тоже! :bravo:
    Тут хорошо и уютно! А на фик буке грамкин ногу сломит

    Арья и Эйгон такие милые, смешные. Представляется эдакая молодая семья влюбленных неформалов. Ну не очень что бы сильно неформалов :p Так в меру :) Но главное влюбленные :in love:

    Сандор и Пташка.
    Мне вот всегда хотелось посмотреть на вариант развития событий из Мартиновского черновика где Санса таки вышла за Джоффри и родила сына. Пусть тут все это за кадром и модерн ау - есть ощущение, что додали эту тему. :thumbsup:

    Спасибо милый автор! :hug::happy:
     
  16. Да)) Мне понравился этот форум вот и решила выкладывать сюда свои работы.

    Эйгон/Арья - это недавно полюбившийся мне пейринг. И хоть он и не заменил ЯкАра тем не менее он интересен. И Эйгон и Арья очень нравятся своей необычностью и неформальностью. Кек)0) а чё...прикольная бы вышла семейка. Надо подумать - может в какой из зарисовок напишу о них в таком качестве.

    Ну Мартин по-своему распорядился, а мы лишь немного переиграли, так?)) Вот поэтому и решилась выложить такой вариант событий)

    И Вам спасибо)))
     
    Леди Яна нравится это.
  17. «Е» - значит «Её суп» (Бронн/Тиена)
    Нет ничего лучше, чем прийти с работы и попасть в уют родного дома. Отведать очередной полуфабрикат, приготовленный любимой девушкой, посмотреть вместе с ней боевик, оживленно обсуждая технику стрельбы, кровопролития и на все лады поливая грязью сценаристов и режиссёров, у которых руки растут из одного места, а мозги атрофировались за ненадобностью… Прижать тёплую Змейку к себе, ненавязчиво забраться под тонкую футболку, поглаживая пальцами восхитительную кожу, увидеть её лукавый взгляд и загоревшееся желание, медленно опустить на диван и… заняться просто охренительно жарким сексом.

    За его долгую жизнь у Бронна было много девушек. Темноволосых с огромными глазами, блондинок с пленительной кожей и пухлыми губами, рыжих бестий, вытворяющих такое, о чём и подумать стыдно… Но лишь Тиена смогла полностью покорить его… Она вытворяла просто невероятные вещи, выдумывала такое, что больше никому в голову не приходило, и заставляла Бронна чувствовать просто неописуемый шкал эмоций и ощущений, медленно и верно затягивая бывшего бабника в длительные отношения, которые без малого продлились около года. Прошлый рекорд составлял две недели.

    Но Бронна абсолютно всё устраивало, и он даже не думал бросать свою Змейку. Зачем? Если у тебя есть свой дом, вкусная пища и уютная девушка под боком, которая творит невероятные вещи в постели, да и вне её настолько идеально подходит тебе. Да, здравый смысл подсказывал мужчине, что Тиена – вполне верная ставка. Только полный дурак уйдет от этого счастья, который ко всему прочему столь искусно разбирается во многих ядах, не оставляющих следа.

    В общем, уютный дом, вкусная еда и невероятная девушка в лице Тиены смиряли Бронна с такой хренью как отношения. Привыкнув, он очень даже распробовал эту почти что семейную жизнь. И всё было бы просто прекрасно, если бы однажды девушка не обнаружила неведомо в каких закоулках своего дома кулинарную книгу. С этого момента компонент счастливой жизни Бронна под пунктом «вкусная еда» приказал долго жить и нагло свалил ехидно посмеиваясь.

    Виноградные листья с бараниной и грибами, нутовая паста, сырные лепёшки* – все эти волнующие блюда в исполнении Тиены были просто отвратительны на вкус. Самым поразительным было умение девушки испортить любое, даже элементарное блюдо. После всех изысков кулинарной деятельности Тиены, Бронн не доверил бы девушке даже залить хлопья молоком, ибо и там она сумеет накосячить. Однако ему приходилось терпеть, заискивающе улыбаться и уверять, что всё просто восхитительно на вкус. Опасно было говорить правду о том, что её блюда самые отвратительные, которые он когда-либо ел, девушке, столь превосходно разбирающейся в ядах. Бронн помнил об этом… Правда его заверения в невероятном кулинарном мастерстве Тиены не проходили даром: девушка после всех хвалебных од становилась более сговорчивой и изворотливой в постели, чаще уступала ему в спорах, была более мягкой и домашней, не утратив при этом своей перчинки. Что только радовало Бронна.

    А вот не радовало его, что его хвалебные песни кулинарным «шедеврам» девушки были палкой о двух концах. И отрицательный, безжалостно бьющий факт заключался в том, что вдохновленная его одобрениями Тиена всё больше реализовывала свой творческий потенциал на пищевом поприще… Вершиной которого стал её суп, от которого Бронну было плохо уже две недели.

    В первый раз попробовав это, с позволения сказать, блюдо, Бронн замычал и постарался скрыть отвращение на лице.

    — Очень вкусно, — заверил он, заставив себя проглотить порцию этой гадости. Тиена тут же заулыбалась, а мужчина мысленно взвыл. Это означало, что рецепт утвердился в их меню. — Только мне соли не хватает, — добавил он, и девушка бросилась на кухню. За это короткое время Бронн торопливо оглянулся и, не найдя лучшего варианта, вылил остатки отвратительного супа в горшок с любимым цветком Тиены. Раскидистые листья растения удачно скрыли все компоненты. Вернувшаяся Тиена удивилась:

    — Ты что, проглотил мой суп? — большие карие глаза смотрели недоверчиво.

    — Просто это слишком вкусно, — заверил её мужчина. — Не смог дождаться тебя с солью.

    Тиена тут же разулыбалась и чмокнула Бронна в щеку.

    — Да ты мой умница, — умилительно проронила она.

    Весь последующий вечер прошёл просто прекрасно и без каких-либо последствий для мужчины. Последствия наступили только для цветка Тиены. Бедное растение не выдержало порыва кулинарного вдохновения девушки и издохло на следующий же день после того, как в него влили эту отраву. Тиена всё не могла взять в толк, почему же её любимый цветок погиб, хотя раньше выдерживал любые условия, а Бронн впервые проявил рвение в отношении к комнатным любимцам своей девушки и вызвался выкинуть цветок, пока Тиена не разобралась в причине.

    Таким же образом на помойке оказались почти все раскидистые и большие растения девушки, ведь Бронн всегда знал, как можно отвлечь Тиену и вылить порцию отвратительного блюда в цветок, почти что с мстительный чувством наблюдая, как тот подыхает на следующий день. Способности супа просто поражали. Девушка всерьёз забеспокоилась о том, не захватила ли его растения, какая-нибудь эпидемия, а Бронн под предлогом поддержки и сочувствия выкидывал очередной цветок, ведь сделать это у Тиены рука не поднималась.

    Но сейчас проблема состояла в том, что все большие и раскидистые цветы закончились, а вот желание девушки готовить эту отраву не иссякло. Бронн героически выдержал неделю кормления этой гадостью, после которой ему было плохо, а на утро он питался активированным углем и тщательно скрывал от Тиены все последствия. Робкие просьбы приготовить что-то ещё заканчивались тем, что девушка готовила очередное блюдо, не менее отвратительное на вкус, но оно шло в дополнение к её супу.

    Суп Тиена готовила всегда. И кстати, свой суп, как и другие блюда не пробовала, потому как у неё была своя система питания, основанная на менее калорийной и уже готовой пище, да и сама девушка насыщалась во время готовки. Поэтому главный удар принимал на себя желудок Бронна, который уже грозился уволиться или подать на него в суд за издевательство, моральное унижение и причинение ущерба. И сейчас мужчину ждала встреча с кулинарным шедевром, а его желудок — очередная выволочка наружу. Как ни крути, но придётся поглощать эту гадость, так как все спасители упокоились с миром на помойке и им больше ничего не грозило. Бронну повезло меньше.

    С этой печальной мыслью мужчина поправил сумку на плече и зашёл в подъезд родного дома. Поднявшись на лифте и выйдя на лестничную площадку, он тут же уловил восхитительный запах чего-то горячего с курицей. Живот сразу заныл, напоминая о том, что он давно не ел ничего нормального, а Бронн лишь сморщился. Запах дразнил всё больше, а мысль о том, что его дома ждёт только этот чертов суп только нагнетал ситуацию. Но как ни странно, всё ближе подходя к своей квартире, он явственнее ощущал этот неповторимый запах. Он не мог поверить в это, но да… когда он раскрыл дверь, аромат запечённой курицы наполнил его лёгкие, заставив сладко вдохнуть.

    Разувшись и пройдя на кухню, он застал Тиену, вертящуюся у плиты.

    – Что это за восхитительное блюдо? – спросил мужчина, подойдя к ней. Девушка наградила его быстрым поцелуем и ответила:

    – А это курочка, запечённая вместе с картошкой. Я решила немного отдохнуть от высокой кулинарии и приготовить твой любимый полуфабрикат, о котором ты уже позабыл.

    – Спасибо, – расплылся Бронн в улыбке, вознося хвалу всем богам за то, что всё-таки соизволили услышать его молитвы. Мужчина готов был скупить все полуфабрикаты, что есть в мире, если бы это навсегда отучило Тиену от собственной готовки.

    Через пять минут блюдо было уже готово, а Бронн поглощал его с такой жадностью, будто неделю ничего не ел (хотя это было недалеко от истины). Тиена с радостной улыбкой смотрела на него, а потом слегка нахмурилась.

    – А чего ты так поглощаешь это блюдо, словно днями ничего не ел? – с тихой угрозой в голосе поинтересовалась она. – Или тебе мой суп не понравился?

    Бронн подавился куском курицы и закашлялся.

    – Ну что ты, солнышко, – заверил он, как только смог нормально говорить. – Твой суп выше всяких похвал. Я никогда не ел подобного. Но иногда и разнообразия же хочется. Вот я и ем так курицу с картофелем. Тем более я давно ничего мясного не кушал.

    Тиена тут же успокоилась, сложила руки на столе и уперлась в них подбородком, продолжала смотреть на Бронна.

    – Да, ты прав, – подтвердила она спустя несколько молчаливых минут. – Надо всё же чаще пополнять наше меню новыми блюдами. Завтра же приготовлю мясо дорнийской змеи со жгучим соусом. Мне как раз сестра презентовала партию змеиных тушек.

    Бронн застыл, чувствуя, как ужас липкими пальцами пробирается по позвоночнику. К такому повороту событий он не был готов.

    – А разве это блюдо не требует кулинарного мастерства и особых умений? – осторожно поинтересовался он. – А змею запекать не опасно? Она же ядовита вроде?

    – Да ничего страшного, – отмахнулась девушка. – Фигня, а не рецепт. Тем более, я уже кое-чего добилась на кулинаром поприще, правда милый? – Бронн поспешно кивнул под внимательным взглядом. – Так что уж какую-то змею для меня запечь – раз плюнуть.

    Мужчина ели сдержался от того, чтобы не завыть. Желудок болезненно сжался, словно предчувствуя, что ему дорого может обойтись данное блюдо.

    – Знаешь, что, – нашёлся Бронн. – Дорнийская змея это и правда очень круто, но я просто не могу так просто предать твой суп. Он слишком восхитителен, и я ещё не распробовал его. Давай змею позже попробуем, а пока остановимся на супе. – Мужчина решил действовать методом меньшего зла.

    – Ну, я этот суп вот уже две недели готовлю, – нахмурилась Тиена. – Надо что-то новое попробовать.

    Однако молящий взгляд Бронна тут же растрогал её.

    – Милый, тебе и правда настолько понравился мой суп? – проворковала она. Мужчина поспешно закивал, от чего девушка ещё больше разулыбалась. – Ну ладно, тушки змеи я отдам Обаре, она вроде хвалилась, что превосходно готовит их. А моим фирменным блюдом будет этот суп. Я теперь его каждый день для тебя буду готовить.

    Бронн едва не подавился курицей. Но успел состряпать довольную физиономию и как ни в чём не бывало продолжать употреблять любимый полуфабрикат, мысленно строя планы, как же отучить Тиену от высокой кулинарии. Надо это дело заканчивать, а то его желудок прикажет долго жить, под шквалом этой отравы, венцом которой был суп Тиены. Но пока уж лучше суп, чем мясо какой-то змеи. Уж лучше её суп.

    ________________________
    * Все блюда из кулинарной книги "Пир Льда и Пламени", в разделе про Дорн.
     
    Mirielle, Лысина Вариса и World_Viktory нравится это.
  18. Лысина Вариса

    Лысина Вариса Оруженосец

    Прекрасная и поучительная истоория...:thumbsup:
    О, да... Девушки всё-таки делятся на тех, кто готовить умеет, но не любит; и тех, кто не умеет, но любит...:koshmarrrr:
    Девушки, осторожнее с необычными рецептами.
     
  19. Леди Ми

    Леди Ми Наемник

    Мне сначала почему-то подумалось, что она хочет отравить Броню :волнуюсь:
    Но тут почти хэппи-энд!
     
  20. Mirielle

    Mirielle Наемник

    Интересно, что будет, когда Тиена узнает о своем явном неумении готовить? :eek: