1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Игра престолов

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Julia Katz, 6 дек 2015.

  1. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Название: Игра престолов.
    Автор:
    Julia.
    Фандом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра престолов.
    Рейтинг: NC- 17.
    Пейринг/Персонажи:
    Санса/Сандор, Санса/Дейенерис, Санса/Маргери, Джон/Дейенерис.
    Предупреждения: Смерть персонажа.
    Статус: в процессе.
    Описание событий до:
    Сандор спасает Сансу от Рамси в их брачную ночь. Он убивает Болтонов, и Сансу провозглашают Королевой Севера. Станнис пал.Проходит год, позиции Сансы укрепляются. Надвигается неминуемая война Севера и Юга.После пленения дотракийцами Дейенерис , Дрогон спасает её и уносит за море, где она оказывается на границе Севера и Юга, там она встречает Сансу. В Королевской Гавани Его Воробейшество и все его соратники были казнены, и власть вернулась к королеве- регенту. Маргери оказалась в шатком положении.Она начинает шпионить за королём.
    Мирцелла не покинула Дорн вместе с Джейме, её переправляют на Север, как подношение новой королеве .
    https://ficbook.net/readfic/3845540/10023548



    Первая глава.
    “если я когда-нибудь стану королевой, они меня полюбят.”

    Ей сердце вырвали, и посадили в клетку,
    Заставив наблюдать,
    Опустошило горе деву, разбив её мечты,
    Ты дочь зимы из стаи волка,
    Сломить тебя не суждено,
    Пусть кровь твоя сейчас прольётся,
    И пусть не ждут пощады от зимы,
    В холодном стане сердце бьётся, что создано огнём,
    Оно разбито было в клочья золотоглавым львом;

    Прекрасный принц с уродливой душою,
    Как жаль, он не увидит твой оскал,
    В земле гниёт король без чести,
    Отравленный от рук, которым доверял.

    Пусть полумуж твой карлик нерадивый,
    Он будет драться с прайдом львиным за тебя.

    В волчицу с острыми когтями ты обернёшься в ночь,
    Не львиный рёв и не огонь дракона,
    Не остановят с цепи сорвавшихся волков.

    Зима близка, а вместе с ней грядёт война,
    Пять королей, одна корона,
    Ни одному не суждена она.


    Из приоткрытого окна доносилось ржание лошадей, изредка заглушающее голоса подвыпивших стражников. В комнате было довольно тускло и мрачновато, ведь единственным источником света в ней был небольшой старый камин. Возле кровати стояла девушка, по виду и осанке которой можно было безошибочно определить, что она была уверена в себе как никто и никогда. Тем не менее, толика беспокойства еле заметным огоньком играла в глазах, предвкушая ожидание кого-то…

    В ту же минуту в глухом коридоре послышались тяжелые шаги и лязг брони. Дверь в комнату со скрипом распахнулась. На пороге показался мужчина. Пригнувшись, он медленно шагнул в комнату. Он был высок, почти семи футов ростом. На лице его, практически неразличимом в полумраке застыла ухмылка: он догадывался, что от него хотят. Девушка спокойно повернулась и скинула с себя лёгкий шёлковый халат, представ перед воином абсолютно нагой. Но тот и бровью не повёл, пока девушка не дотронулась до его доспехов. Резким движением он схватил её за запястье с такой силой, что она невольно вскрикнула от неожиданности.

    — Я не Джон Сноу, меня этим не удивить, — низким голосом прорычал он сквозь зубы, разжимая свою стальную хватку.

    Но девушка вновь коснулась ладонью широкой груди, остановив ее прямо над сердцем.

    — У псины в сердце другая, не так ли? Вот только такие благородные леди, как Санса Старк, никогда не снизойдут до такого как ты, — ехидно улыбнулась она, зная, что слова ее полоснули словно лезвием.

    Клиган понимал, что Дейенерис права, и даже не надеялся когда-либо на нечто большее, чем-то, что имело место быть в их мире. Он вновь схватил ее за руку, и крепко сжал ее, пытаясь сдержать нахлынувшую ярость.

    — Мне противны прикосновения такой шлюхи, как ты.

    От его слов девушка резко отстранилась, выдергивая руку. Её глубоко оскорбили слова человека, которого она таковым-то и не считала.

    — Это говорит мне бывшая собака Ланнистеров? — не каждый мог задеть её самолюбие, но ему это удалось, — Я — королева, матерь драконов, кхалиси… Кто ты такой, что смеешь говорить со мной подобным образом?

    — Тот, кто отказался трахать грёбаную королеву. У тебя и без меня должно хватать любовничков, — в отместку ему хотелось унизить её ещё сильнее.

    — Когда Королевская Гавань будет захвачена, моли Семерых, чтобы я не разорвала тебя на ошметки, Пёс, — нарочно произнеся последнее слово с нескрываемой брезгливостью она вдруг почувствовала, как возвышается над ним.

    Приблизившись вплотную, он склонился к ее лицу и дерзко приподнял своей мощной рукой ее подбородок.

    — Как бы я не разорвал тебя на ошметки первым, — почти шепотом сквозь зубы ответил он.

    Кровь его кипела от ярости, клокотавшей в груди, готовой вырваться в любую секунду и обрушить свой гнев на виновницу. Какая-то глупая девчонка смеет ему угрожать!

    Всё это время Санса тихо стояла за дверью, оказавшись случайным свидетелем происходящего.

    Ей хотелось ворваться туда и остановить обоих. Но она словно приросла к стене и не могла, ни пошевельнуться, ни вздохнуть. После последних слов Клигана девушка решила, что пора бы вмешаться, пока никто не пострадал.

    Как только Санса переступила порог комнаты, Дейенерис с непринужденным хладнокровием тут же накинула на себя халат. Клиган не ожидал, что здесь вдруг появится кто-то еще, и, бросив озлобленный взгляд на свою собеседницу, молча, удалился из комнаты.

    Рыжая девушка горделиво испепеляла взглядом Матерь драконов, ожидая каких-либо оправданий случившемуся. Но, понимая, что этому не суждено быть, начала разговор первой.

    — Ты послала ко мне Джейме! — сдержанно, но с толикой недовольства сказала она, зная, что это было дело именно рук Дейенерис.

    -А ты, конечно же, его отвергла, — в голосе королевы прозвучал сарказм, — Конечно, а как же иначе: ты никогда не была с мужчиной. Однажды это случится: он разобьёт твоё сердце, но тогда я его соберу. Я просто хочу, чтобы тот, кто дотронется до тебя, был нежен и ласков, — Дейенерис подошла к Сансе так близко, что могла ощутить её неровное дыхание.

    — Не тебе решать, кто мне нужен! — осадила ее Санса, тут же поймав себя на мысли о том, что случившееся в этой комнате пару минут назад распыляет в ней гнев более сильный, нежели выходка Джейме и Дейенерис. Тем не менее, взяв себя в руки, с полным самообладанием, она продолжила спокойным тоном:

    — Маргери Тирелл прислала ворона с вестью о том, что к нам движется войско Григора Клигана.

    На самом деле, юную волчицу сейчас больше всего волновало то, что она чувствовала недосказанность в отношении к себе со стороны Матери драконов.

    Санса точно знала, как королева ценит её, как боится потерять. Но в то же время ей было известно, на что и какими путями была готова пойти эта девушка ради Железного трона.

    — Ты не доверяешь мне?! — вдруг спросила Дейенерис, с несколько оскорбленным видом. Подойдя ближе, она попыталась взять Сансу за руки, но та невольно отпрянула.

    — Поверь, если бы я могла что-то исправить, я бы сделала все возможное чтобы уберечь тебя и твою семью, — в глазах королевы блеснули слёзы, такие искренние и чистые, как никогда прежде

    — Мой брат чуть не погиб из-за тебя, о каком доверии может идти речь?

    — Санса подошла к камину, протягивая к огню замерзшие руки.

    Дейенерис медленно подошла к ней, и, взяв ее ледяную ладонь, кротко поцеловала, согревая теплом своих всегда горячих рук.

    -Тебе некому доверять, знаю, но, прошу, не отталкивай меня. Обещаю, когда мы ворвёмся в Королевскую Гавань, то отомстим им всем. Вот увидишь, всё так и будет. Прошу, верь мне.

    «Какие громкие и красивые слова. Им так и хочется верить» подумала Санса, глядя в эти большие «преданные» глаза.

    — А как же Джейме и Тирион? Что будет с ними, когда ты взойдешь на Железный трон?

    Северянка прекрасно знала, что ожидало всех Ланнистеров, как и тех, кто откажется присягнуть молодой королеве, но хотела услышать это непосредственно из её уст.

    — Они станут не нужны, — Дейенерис отпустила ее руку и статно подошла к окну, словно поднимаясь по ступеням к призрачной цели, — Ты ведь не хочешь сказать, что собираешься и вправду оставлять в живых Томмена и Мирцеллу?

    Санса не ответила. Она обещала Тириону сохранить им жизни. А леди словами не бросаются, их надо уметь держать.

    — Да и твой Пёс не вызывает у меня ни малейшего доверия, — продолжила Дейенерис, как будто невзначай.

    — Нет. Его ты не тронешь. Он не раз спасал меня, не щадя сил и самого себя, — гордо ответила волчица, направляясь к двери.

    — Теперь у тебя есть я, моя защита! Надобность в нем пропала! — воскликнула Дейенерис.

    Но Санса не ответила. Лишь многозначительно пожала плечами, бросив в ее сторону холодный как снег Винтерфелла взгляд.

    Королева неподвижно смотрела ей в след, сложив руки на груди, погруженная в свои мысли. Сейчас она вдруг поймала себя на мысли, что этот бой проигран Клигану. Но сама война ещё впереди…
     
    Последнее редактирование: 27 мар 2016
    Alinka, gurvik, вНЕ-времени и ещё 1-му нравится это.
  2. fiolent

    fiolent Оруженосец

    пытаюсь представить эту позу... безуспешно
     
  3. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Вторая глава.

    -Да кто ты такой, вопрошал гордый лорд,
    Чтоб я шёл к тебе на поклон?
    Ты всего лишь кот, только шерстью жёлт
    И гривой густой наделён.
    Ты зовёшься львом и с большой горы
    Смотришь грозно на всех остальных,
    Но если когти твои остры,
    То мои не тупее твоих.

    Эту песню называли «гимном» Ланнистеров. Санса слышала, как распевали ее люди на улицах столицы. Давно, когда еще ее отец, лорд Эддард Старк был жив.

    Длинные рыжие волосы спускались до самой поясницы. Густые и волнистые, они обвивали стан, а нескромный вырез на сорочке подчёркивал формы груди.В комнате было тепло, постель устлана толстыми одеялами и шкурами, не позволяющими замерзнуть. Но, несмотря уже на приближающееся утро, Санса никак не могла уснуть. Первые отсветы уже пробивались сквозь щели закрытых ставней, вырисовывая в полумраке черты ее изумительного тела.

    «Пойти к нему будет неправильно, — думала она. — Даже думать об этом нельзя! Что бы сказала септа Мордейн… Я благородная леди, а не какая-нибудь девица из таверны».

    Наконец, она погрузилась в сон.

    Королевская Гавань. Пурпурная свадьба. Джоффри, Тирион, Серсея, Маргери, Тайвин, Джейме, Бриенна… Повсюду ненависть и козни, но все смеются и улыбаются друг другу. Вдруг юный король падает, истекая кровью в агонии. Санса оказывается в толпе, перед глазами мелькают лица матери, отца и Робба. Внезапно её хватает за руки старая, слепая женщина в лохмотьях. Вдруг резкий запах гнили бьет в нос.

    -Это ты! Это ты! Ты! — закричала старуха, обращая к себе и к ней шокированные взгляды людей.

    Санса проснулась от стука в дверь. Этот кто-то не стал дожидаться, пока ему позволят войти. На пороге стоял Клиган, и никто не мог знать, что у него на уме. Он был пьян, так сильно, что перегаром разило на всю комнату.

    -Благовоспитанные дамы воспевают в своих песнях прекрасных принцев, а не уродливых собак. Я не прав? — Сандор по-хозяйски сел на кровать, и снова поднес к губам штоф.

    Как ни странно, ей совсем не страшно. Наверняка он хотел бы, чтобы она испугалась, зарылась под одеяло и молила Семерых, чтобы он её не тронул. Но этому не бывать: королева она, и бояться должен он.

    — Зачем вы пришли?

    Сандор явно не ожидал, что девушка сама приблизится к нему. Санса нежно провела обратной стороной ладони по его обожженному лицу. Он готов был вырезать себе сердце, прямо здесь и сейчас, только чтобы она это повторила. Внезапно он почувствовал, как её губы коснулись уродливой щеки. Болезненное ощущение того, что с ним играют, и сейчас она рассмеётся ему в лицо, обжигало сильнее дикого огня. Как такая, как она может быть с ним? Прикасаться к нему по своей воле?

    Клиган схватил девушку за шею и прижал к кровати. Его рука грубо и грязно изучала её тело, спускаясь от груди до бёдер.Он будто нарочно выжидал, когда она закричит или ударит его.Но Санса словно издевалась, позволяя прикасаться к себе таким образом. Всё же, когда он попытался дотронуться до её лона, она перехватила его руку.

    — Нет, — спокойно, почти шепотом сказала она, не отводя от него глаз.

    Септа Мордейн наверное в гробу бы перевернулась, узнай она, что сейчас позволила вытворять юная леди бывшей ланнистеровской собаке. А ведь она предупреждала, что мужчина, получивший девушку до свадьбы, теряет к ней интерес. А обесчещенная девушка — позор для всего своего рода.

    Он знал, что так и будет. Птичка не отдастся ему. Никогда. Это лишь часть ее игры.

    — Она учит играть тебя с мужчинами, — проскрежетал он. Санса знала, кого он имеет в виду. — Берёшь с неё пример, маленькая пташка?

    Зазвенела пощечина. В предрассветной тишине она словно эхом раздалась по всему замку. Не ожидая от самой себя такого жеста, Санса медленно натянула одеяла, будто ища в них спасение.

    Клиган одарил её своей очередной усмешкой.

    — Уходите, — неуверенно проронила девушка подрагивающими губами.

    Как побитый пёс, Сандор встал и прошел к двери. Оглянувшись напоследок, он громко захлопнул за собою дверь.
     
    Последнее редактирование: 5 май 2016
    Alinka, gurvik, вНЕ-времени и ещё 1-му нравится это.
  4. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Третья глава.


    Они неторопливо прогуливались по двору замка под руку: дочь Севера и дитя вечного лета.

    — И кем была эта женщина во сне? — поинтересовалась Миссандея. Красивой темнокожей девушке, не привыкшей к таким морозам, приходилось несладко. Она куталась в несколько тёплых плащей, но даже они не спасали от зверского по ее меркам холода. Видевшая лишь испепеляющие солнце, лето и пески, она всегда мечтала взглянуть на снег, на далекие земли на другом конце света, где залитое зеленью лето погружается в белоснежный холод.

    — Не знаю, прежде я никогда ее не видела, но она напугала меня.

    Санса не могла забыть не только свой сон, но и что было после него.

    — Я всегда мечтала увидеть зиму, но уже хочу обратно в лето, — робко улыбаясь, пропела смуглянка. Девушки рассмеялись.

    Волчица сомневалась, стоит ли после произошедшего подходить к нему. Но, тем не менее, оставила Миссандею и направилась в конюшню, не будучи до конца уверенной в своём решении.
    Помимо Сандора, там был Джейме. Оба не заметили присутствия девушки, или же просто умело сделали вид.

    — Я хочу с вами поговорить, — обратилась она к Сандору. Ланнистер с нескрываемым любопытством покосился на них.

    — Мне уйти? — спросил он, как бы намекая, что он отнюдь не прочь остаться.

    — Не стоит, — ответил Клиган, и вывел Неведомого под уздцы из конюшни. Девушка, молча, проследовала за ним.

    Она старалась не отставать, но ноги, то и дело путались в промокшем и отяжелевшем от снега подоле платья. Санса вдруг вспомнила, как Клиган впервые въехал в ворота Винтерфелла. Тогда она старалась на него не смотреть. Да и зачем, когда там был прекрасный юный принц? Но сейчас мысль о Джоффри вызвала в ней резкое отвращение. А ведь когда-то она искренне верила, что любит его…
    Тирион и Дейенерис в один голос твердят, что она будет хорошей королевой. Но как она справится с целым королевством, когда не может справиться с одним-единственным мужчиной?

    — Постойте, — Санса старалась спрятать в голосе волнение, выдающее то, сколько потребовалось усилий, чтобы это сказать. Клиган обернувшись, приостановился и дождался, пока девушка его догонит.- Вы избегаете меня?

    -И не думал, — слукавил Сандор. Её безумная красота погубит не одного мужчину. Да и её саму… Вот о чём он думал целыми днями.

    Всё это время за ними наблюдал Давос, случайно оказавшийся неподалеку от конюшен. Ему была далеко небезразлична судьба Сансы, а Клигана он попросту недолюбливал и, соответственно, не доверял ему.

    — Миледи, рад видеть вас, — поприветствовал он Сансу, приблизившись и почтенно склонив голову.

    Она обернулась и поприветствовала его таким же кротким поклоном.

    — Мы выдвигаемся на рассвете, — сухо обратился он к Сандору и вновь улыбнулся волчице.

    Они собирались найти и собрать уцелевшую часть армии Станниса, и отправить лазутчиков, чтобы выяснить, с какой стороны на них надвигается Гора. Армия северян была под руководством Давоса, людей Дейенерис возглавлял Мормонт, но оба остерегались человека с обожженным лицом. Даже за морем про Пса ходили легенды, в том числе и о том, как взмахом меча он мог, снести головы троим. Люди не сразу поверили, что такого кровожадного и свирепого война завалила баба. Пусть даже такая, как Бриенна Тарт. А когда Клиган воскрес, то первым делом нашел и зарубил ублюдка в шлеме собаки, что выдавал себя за Пса. После того, как Сандор присоединился к мстителям, вырезавшим не без его заметного участия всё семейство Болтонов, а вместе с ними и Фреев, королевой севера по праву провозгласили Сансу Старк.

    Теперь, объединившись, Старки и Таргариены держали путь на Королевскую Гавань. Железный Трон ждал победителя…


    Четвёртая глава.

    После объединения людей Старков и Таргариенов Винтерфелл полностью изменился. Никогда прежде здесь не было так людно. Многотысячная армия расположилась вокруг замка в лагерях и селениях. В замке в несколько раз возросло количество прислуги: служанок, поваров, швей, конюхов и других. Комнат еле хватило для рыцарей и главнокомандующих. Несмотря на тесноту, солдаты настояли на том, что им крайне необходимы женщины для утех, и с одобрения командиров сотни шлюх перебрались на север для ублажения бойцов армии, сулившей большую прибыль и громкую победу.

    Полуобнажённые девушки вились вокруг мужчин, улыбались и всячески прикасались к ним.В отличие от других комнат в замке, большой зал был ярким, просторным и сочетал в себе множество запахов: духов, пота, выпивки. Девушки хихикали и продолжали извиваться возле бойцов и рыцарей, предлагая уединиться с ними.

    Каждую ночь Сансе приходилась слушать крики и стоны женщин, которых она считала несчастными, так как те попали в западню собственных желаний. Она нервно расчесывала свои локоны, переглядываясь с Миссандеей, что подготавливала для неё ванну. Наконец, северянка не выдержала и с нескрываемой злобой швырнула гребень на пол.

    - Так больше не может продолжаться! Это замок моего отца, я не позволю порочить его имя и превращать свой дом в бордель! - Санса направилась к двери.

    - Миледи, в замке и его окрестностях многотысячная армия солдат. Я знаю, что вы представляли это себе по- другому, но... - Миссандея была права, и волчица это понимала, но не могла смириться смыслю, что допускает подобное в стенах собственного замка.

    Санса ворвалась в зал, но это никого не смутило. Большинство попросту не заметили ее, а у других лишь вызвало всплески восторга. Её тело, под тонкой ночной рубашкой приковало к себе ни один взгляд, но на это сейчас ей было наплевать.

    - Королева, - сказал Даарио, не переставая тешиться с девицами, что сидели у него на коленях, - Мы вам чем-то помешали? - с усмешкой поинтересовался он, будто бы не понимая причину подобного визита. Его определенно забавляла эта ситуация.

    Но взгляд её был прикован к Сандору Клигану. Он грубо и развязно лапал девушку чуть старше Сансы, совершенно не замечая никого вокруг. На мгновение Старк окаменела.

    "Какая безродная девка, и какая я дура, что позволила ему себя касаться… Как я вообще могла подумать, что он может меня…" обидные мысли потоком бушевали в голове, а к горлу подкатил ком. На глаза наворачивались еле сдерживаемые слёзы. Хотелось сбежать, чтобы не расплакаться у всех на виду, но она собралась с духом и осталась.

    - Это ваша последняя ночь. Больше я не потерплю этого распутства в своем замке, - сказала она спокойно, но достаточно отчетливо, так, что услышали все.

    Девушка вдруг почувствовала, что попала в самое яблочко. Легкий шепот недоумения прошелся между бойцами. Но что они могут? Она королева, это ее замок и ей решать, что уместно, а что нет.

    - Доброй ночи, - улыбнувшись, попрощалась она и с гордым видом победителя вышла из зала.

    В общей недовольной суматохе Клиган встал и пошёл за ней. Он нагнал её на лестничном пролёте, где не было посторонних глаз. Заметив его, девушка сбавила шаг. Поравнявшись с ней, он достаточно небрежно схватил ее за локоть и с укором сказал:

    - Ревность губит людей, заставляя совершать необдуманные поступки.

    - Не понимаю о чём вы, - не отводя от него взгляда, ответила Санса.

    Её неотъемлемой чертой было оставаться благовоспитанной и вежливой леди в любой ситуации. Она старалась не выдавать свой страх, глядя в его пылающие огнем серые глаза, но все, же боялась, что Сандор чует её страх.

    Он приподнял руку, желая дотронуться до огненной меди ее роскошных волос, но почти сразу же передумал.

    - Что будет, когда мы возьмем Королевскую Гавань? Предложишь им переговоры или зарубишь их род на корню? - с особой озлобленностью он выделял каждое слово, нависая над трепещущей то ли от холода, то ли от волнения хрупкой девушкой, подперев стену обеими руками. Было видно, как он довольствуется своим положением и достигнутым эффектом.

    - Каждый из Ланнистеров получит по заслугам, не сомневайтесь,- гордо произнесла она, словно клятву.

    - И кто же сядет на заветный Железный трон? - усмехнувшись, спросил он, - Хотя... кем бы он ни был, перед ним будут пресмыкаться лизоблюды, также как и при Ланнистерах, Баратеонах и Таргариенах...

    Сандор знал, о чём говорит. Он много лет наблюдал за правлением королей, и ничуть не удивился, когда те, кто клялся в верности Таргариенам, в один момент присягнули Роберту Баратеону.

    - Вас пресмыкаться никто не заставляет, - Санса почувствовала, как от злости закипает кровь.

    -Тебе кажется, твоя подружка безгрешна и заслуживает отмщения. Но она не лучше Безумного короля или Джоффри – так же мечтает о власти и жаждет крови. Ты не задавалась вопросом, пташка, что будет с с Цареубийцец, карликом, тобой и твоим братцем, если она станет королевой?

    -Мне бояться нечего,- сохраняя непринужденное спокойствие,ответила она.

    «Тон истинной королевы. Прекрасно знает, что это ложь, но не подаёт виду».

    - Поживем и увидим, пташка, кто из нас был прав, - ответил он, опуская свои могучие руки.
    Не сказав более ни слова, он развернулся и отправился назад, туда, где вновь слышал в звуки веселья, песни, визг девок и гогот солдат.

    Она так хотела остановить его, велеть остаться рядом, не покидать ее... Но она понимала, что это неразумно, поэтому старалась отогнать эти мысли. В такие моменты почему-то в памяти тут же всплывал образ септы Мордейн...
     
    Последнее редактирование: 27 мар 2016
    Alinka, gurvik, вНЕ-времени и ещё 1-му нравится это.
  5. Леди Яна

    Леди Яна Знаменосец

    Уважаемый автор, позвольте посоветовать Вам подыскать себе бету ;)
     
    Silverwing, World_Viktory, ..... и ещё 1-му нравится это.
  6. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Здравствуйте, Леди Яна, да это мой первый фанфик.
    Спасибо за совет приму к сведению :)
     
    Леди Яна нравится это.
  7. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Пятая глава.


    — Моя сестра как-то пожелала, чтобы я так сильно полюбил, чтобы жить расхотелось… — Тирион был чертовски пьян, и его последние слова Варис с трудом разобрал. Сам Бес уже не мог стоять на ногах, но всё равно пытался подлить себе вина, расплескивая его через край кубка по столу и на пол.

    — И что же, это случилось? — поинтересовался Варис, прекрасно зная ответ. Но Тирион уже не мог говорить. Он вскарабкался на стул, и залпом опустошил бокал до дна.

    — В такие моменты, я действительно счастлив, что не подвластен этому безумному чувству. Оно затуманивает даже самый светлый разум. Из-за него начинаются войны, а в итоге… — храп Тириона оборвал его речь. Хотя, надо сказать, продолжать он и не собирался.

    Немного погодя, когда Бес открыл глаза, Паука уже не было рядом.

    — Проклятый евнух, — Тирион всегда восхищался манерой Вариса незаметно появляться и исчезать.

    — И почему я не удивлена? — вдруг раздался властный голос позади. На мгновение карлику показалось, что он слышит голос своей возлюбленной сестрицы, отчего даже передёрнуло.

    На пороге стояла Дейенерис. «Выдержка и манеры, присущие каждой королеве. А ей в особенности» подумал он.

    Пьяный, почти в бессознательном состоянии, он, тем не менее, потянулся за кувшином с остатками вина. Девушка вошла и устроилась напротив него, где еще совсем недавно сидел Варис. Её белоснежные локоны плавно спадали на платье из шелка, расшитое золотой нитью с драгоценными кристаллами на груди и рукавах. Крупное кольцо на её кисти было украшено гербом с трехглавым драконом — принадлежность к дому Таргариенов.

    — Мне невыносим этот холод. Я не Старк, чтобы отсиживаться на севере. Моему терпению приходит конец, — она отняла у Тириона кубок, чтобы привлечь внимание к себе и разговору.

    — Вы нетерпеливы, моя королева, — усмехнувшись, произнес он заплетающимся языком.

    Он тоже когда-то мечтал стать королём, пока не вырос и не осознал, что в глазах отца он почти бастард, а шансы занять место на Железном Троне ничтожно малы, если совсем не призрачны.

    Такой ответ не устраивал Дейенерис. А тон и ухмылка лишь разозлили ее окончательно. Одним рывком она вскочила и сбросила со стола медный кувшин, за которым неуклюже тянулся карлик.

    — Я сохранила тебе жизнь не для того, чтобы заледенеть здесь в ожидании хоть каких-то действий, — выпалила она ему в лицо, желая услышать хотя бы нечто вразумительное.

    — Миледи желает выдвинуться в Гавань прямо сейчас? — Тирион, как всегда был ироничен, хотя почти не соображал, что говорит.

    — Пьяница и распутник, как ты можешь быть моим советником, когда не можешь даже протрезветь!

    Звонкая пощечина раздалась в тишине комнаты, нарушаемой лишь потрескиванием дров в старом камине.

    -Полагаю, Вас беспокоит что-то конкретное?

    — Ты когда-нибудь видел письма, что приходят от Маргери? — спросила Дейенерис, усаживаясь обратно на громоздкий стул напротив. Её осанка и взгляд были сосредоточены, как у хищника перед прыжком.

    — Не думаю, что их вообще кто-либо видел, кроме леди Сансы. Все-таки с кувшином Вы, так зря, — Тирион был уверен: каждый скрывает свои секреты, и Санса — не исключение, — У вас есть какие-то подозрения, моя королева?

    Странное желание рассмеяться ей в лицо вдруг возникло в его голове. Хороши союзники, раз она не знает, о чем говорится в письмах, приходящих от Тирелл из Королевской Гавани.

    Дейенерис почувствовала его насмешку.

    — Свирепый холод пробуждает в людях их худшие качества. Твой брат всегда под ударом, помни об этом, — она становилось всё жестче и коварнее, и лишь слепой мог этого не заметить.

    — Мой брат на Вашей стороне. Насколько мне известно, он обещал вам голову Серсеи! Разве этого не достаточно?!

    — Посмотрим, насколько он окажется предан своим обещаниям, когда придёт время убить свою сестру. Помнится… он так же должен был принести моему отцу голову своего — Тайвина Ланнистера…

    Выдержав небольшую паузу, она продолжила:

    — Так значит, тебе неизвестно, о чём пишет Маргери? Узнай и сообщи мне. Я буду признательна тебе, и, возможно, пересмотрю свое отношение к Джейме.

    — Неужели драконы — не залог полной власти? — удивленно поинтересовался Тирион, пытаясь нащупать слабое место девушки.

    Дейенерис не успела произнести ни звука, Тирион продолжил речь:

    — Подозреваю, опрометчиво думать, что война закончится, когда моей сестры не станет.

    — Не понимаю, о чём ты?

    — Мы все пешки в этой игре. Даже такому превосходному лжецу, как Петир Бейлиш, не удалось выйти сухим из воды. Так что до нас, игроков второго сорта?

    Судьба Мизинца оказалась незавидной — вернувшись в Винтерфелл, он даже не подозревал, что Болтоны уже мертвы. Опрометчиво было ехать сюда, не удостоверившись в том, кто находится в этих стенах. Голова Бейлиша была доставлена в Королевскую Гавань, как напоминание о том, что «Север помнит»…

    — Что за чушь ты несёшь?

    — Ты знаешь, о чём я. С момента, как ты прибыла в Винтерфелл, Железный трон отодвинулся для тебя на второй план.

    Тут он попал в самую точку.

    — Даже Джон Сноу не будоражит твою кровь, так как она. Признайся, не будь её, ты бы давно выдвинулась на юг, — Тирион давно заметил, как Дейенерис ловит каждый взгляд, каждую улыбку молодой волчицы.

    Мать драконов была в замешательстве от сказанного Бесом. Он никто и ничто, так пусть не позволяет себе лишнего там, где его мнения не спрашивают, пусть знает своё место!

    — Я совершила хорошую сделку: променяла Клигана на преданность его брата, — торжествующе улыбаясь, ответила она.

    Тириона вдруг осенило. Все это время они не пытались обнаружить Григора и его людей, лазутчики не искали никаких солдат. Все это вело Пса на верную смерть. Таргариен готова идти по головам, лишь бы достичь своей цели.

    — Теперь мы в одной лодке. Соучастники, если так можно выразиться, — после этого заявления она медленно встала со стула и покинула комнату.

    Теперь Бес не сможет оправдаться, что не знал о её планах и действиях. Нет, конечно же, он сможет, что-то придумать. Но что?

    Его побледневшее лицо слабо освещал огонь камина. Ночь обещала быть бессонной.
     
    Последнее редактирование: 29 мар 2016
    Alinka, gurvik, вНЕ-времени и ещё 1-му нравится это.
  8. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Шестая глава.
    Джон Сноу.
    Дозор окончен, ты свободен,
    Оковы сорваны с тех пор.
    Теперь не мёртвый, не живой,
    Но им по-прежнему ты нужен.

    Стена нуждается в защите,
    И волчьей стаи без тебя никак.

    Не первый бой и не последний,
    На юге лев, а у ворот дракон.
    Веди же нас спаситель,
    Веди же нас на бой!



    Он пересек черту, после которой не возвращаются. Был на грани жизни и смерти. Там, между мирами живых и мёртвых, он видел, как скатилась по плахе отрубленная голова отца перед ревущей толпой, как предали и убили брата, как безнаказанно изо дня в день мучили его бедную сестру. Он вновь вернулся в тот миг, когда давал клятву братьям Дозора, что не станет мстить за отца, и в ту же секунду глубоко пожалел об этом. Вновь перед ним горячий исток в пещере меж вечной мерзлоты и Игритт...

    Он увидел и то, чего ранее никогда не видел и не знал: прекрасную девушку с волосами темнее ночи и новорожденного ребёнка с карими глазами на ее окровавленных руках. Она уже покидала этот мир, а молодой Эддард осторожно взял младенца и произнес: «Никто не узнает, Лианна. Обещаю».

    Теперь все встало на свои места. Теперь он точно знал, кто его мать. Не сомневался в этом ни на мгновенье. Нэд Старк всегда говорил, что в нём течёт его кровь, но никогда не называл сыном. Теперь уже всё это было неважно.

    "Как он прекрасен..." - думала Дейенерис, глядя на Джона. Его безупречное тело разжигало в ней желание, побороть, которое она была не в силах. «Что, если я в него влюбляюсь?». А ведь совсем недавно она так легко и непринужденно послала его на верную смерть, столкнув лоб в лоб с Клиганом. Она знала, что его отцом, возможно, был её старший брат, но это мало её волновало. Дейенерис не собиралась рожать от него детей и строить планы на совместное будущее. Но она бы целую вечность могла лежать рядом с ним и рассматривать его тело, потеряв счет времени.

    Его рана все ещё кровоточила, а жар так и не проходил. Клигану, этому свирепому животному, не составило особого труда смертельно ранить мальчишку, который сам рвался на острие его меча.

    Джон был целиком и полностью во власти белокурой красавицы. Не задумываясь ни на миг, отдал бы за неё жизнь, если бы та только попросила. Но оба с самого начала знали, что все это лишь мимолетная страсть перед решающей игрой.

    В рядах бойцов и в народе Джона Сноу уже называли возрожденным Азор Ахаем после того, как красная жрица Мелисандра воскресила его. "Восстал из пепла" говорили о нём. Всех, кто его предал, ждала неминуемая и страшная смерть, но не от его рук...

    Ночной дозор вновь покорился бастарду с Севера. Вместе с одичалыми, шедшими под командованием Джона они одержали нелегкую победу над белыми ходоками. Битва была кровавой и беспощадной, такой, какую будут воспевать века.

    И когда он вернулся в Винтерфелл и встретил свою сестру, было уже неважно, кто бастард, а кто Старк по праву.

    - Ты пришла, - прошептал он, глядя на Дейенерис.

    Говорить было трудно - грудь сковывала пронзительная боль, прибившая его к постели, которую он не покидал уже несколько дней.

    - Я не могла не прийти, - она приблизилась к нему вплотную и коротко коснулась его губ своими.

    - Останься со мной, - Джон был счастлив даже от того немногого, что она уже дала ему сейчас.

    Девушка ласково улыбнулась и нежно провела по его волнистым волосам своей тонкой рукой. Следующий поцелуй уже не был таким мимолетным. Он был полон страсти, желания и огня. Устоять перед таким напором было неподвластно человеку. Его руки сжимали её тело всё крепче. Она извивалась над ним, как змея, не обращая внимания на стоны от боли. Его руки поднимались всё выше, жадно лаская её белоснежную кожу, что была нежнее, чем шелк великолепного платья. Внезапно Дейенерис остановила его. Он попытался подняться, но она не позволила ему этого сделать, придав ладонь к его груди.

    Она задрала свою юбку и оседлала его, начав медленные и плавные движения бедрами. Он обнимал её тело, прижимая всё ближе и сильнее, ненасытно вырывая поцелуи, редкие, но такие желанные, как никогда. Темп нарастал, и в комнате уже становилось нечем дышать.

    Слившись воедино, их тела напоминали языки пламени, сгоравшие от прикосновений друг друга. Дыхание сбилось, затуманивая рассудок ни с чем несравнимым наслаждением. Весь мир вокруг, все мысли стали вдруг невесомыми. Их глубокие стоны пронзили тишину маленькой комнаты. Сердца бешено колотились, готовые разорваться на мелкие кусочки от неземного удовольствия.

    Дейенерис вновь быстро и осторожно коснулась его губ. И снова её прекрасные глаза стали холодными, как суровые снега Винтерфелла. Джон боялся этого взгляда: ему почему-то казалось, Дейенерис скорее хладнокровно убьёт его, чем когда-либо полюбит.

    Сегодня она осталась с ним. Но, возможно, это их последняя ночь...



     
    Последнее редактирование: 29 мар 2016
    gurvik, вНЕ-времени и читатель 7853 нравится это.
  9. fiolent

    fiolent Оруженосец

    По-русски так нельзя ....
    Очень нужна бета. И просто проверить на грамотность. Каждое предложение.
     
    laperlabonita и Леди Яна нравится это.
  10. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Седьмая глава.

    В этой главе пойдёт речь о народе, которого нет в мире Джорджа Мартина.

    Это случилось через пару недель после коронации Сансы.

    Они поселились в лесах Вестероса около восьми тысяч лет назад, после нашествия Андалов, которые и даровали им земли: в самой глуши леса, там, где лето переходило в нескончаемую зиму. Андалы прозвали их Народом леса, и они являлись глазами и ушами новых поселенцев. Прошли тысячелетия, и существование этого народа стало считаться мифом, сказкой для детей. Про них сложили немало легенд и спели не одну песню, но никто точно не мог сказать, правда это или вымысел.

    Этот народ веками совершенствовал искусство боя, тысячелетиями перенимал знания со всех уголков света. В сражениях им были ни к чему доспехи: гибкие и очень ловкие, они не знали поражений. Чтобы не быть замеченными, передвигались по деревьям.

    Их народ видел и восстание Роберта Баратеона, и войска молодого Робба Старка, направляющиеся на юг. Ничто не могло утаиться от них в лесу. Они были свидетелями самого сокровенного, слышали заговоры тех, кто менял ход войны, но никогда не вмешивались в борьбу глупых королей.

    Они защищали лишь лес, который являлся домом. Исцеляли травами и приговорами. Иерархия определялась по татуировкам на телах: воины, целители, охотники.

    Высокая смуглая Катарина возглавляла свое племя. Когда она была ребенком, отец продал ее Безликому в Браавосе. Однажды в Черно-Белый дом пришла старуха в бесформенном балахоне с капюшоном, закрывающим лицо. Она хотела купить Катарину. Безликий не хотел продавать девчонку, но старуха предложила обменять её на валирийскую сталь, и он согласился.

    Казалось, он знал, что со старухой что-то не так: Катарина обратила внимание на его взгляд, когда они уходили. «Меч из валирийской стали, откуда она могла взять его?»

    Хромая старуха в закрытом балахоне оказалась молодой предводительницей племени. Анне было не больше двадцати, но её боялись: длинноногая, с пепельными волосами, девушка была так прекрасна, что от неё трудно было оторвать взгляд. Она спасала детей из рабства и каждому дарила новую жизнь. Там, за морем, они обретали семью, которая защищала и воспитывала их.

    Катарина была примерной ученицей: тренировалась день и ночь, схватывала всё на лету, и мечтала сражаться, как Анна, а может, и лучше.

    Через много лет она бросила Анне вызов на смертельный поединок и одержала победу.

    С того дня, как она стала предводительницей Народа леса, её руки от локтя до самых пальцев украсили иероглифы. Язык татуировок понимали только люди из племени.

    Катарина правила не один десяток лет, но достойной замены не видела ни в ком. Все мечтали занять её место, но никто не осмеливался бросить ей вызов.

    Она покидала свой народ на целые недели, скитаясь по южным и северным лесам. Дольше всего задерживалась в портах, наблюдая, как прибывают и отбывают суда. За много лет она так и не преодолела страх отправиться в Браавос и взглянуть в глаза отцу, что продал её за пару медных монет.

    Север казался ей бескрайним и чертовски холодным, а после того, как власть захватил Русе Болтон, леса Винтерфелла стали ещё и непроходимыми: наёмники располагались на всех границах.

    В ночь переворота и свержения Болтонов ее там не было. Неподалёку от замка, в Волчьем лесу, две ее сестры наблюдали за сожжением болтонских тел. Позже они проникли в замок и увидели новую королеву Севера.

    “Очень красивая, с рыжими, как пламя, волосами. Она дочь покойного Эддарда Старка, а её брат Джон Сноу сейчас направляется к ней из-за стены”,- сообщила одна из сестёр.

    Сёстры и братья знали все: они не были бы Народом леса, если бы не ведали, что происходит в Семи Королевствах.

    Через несколько недель Катарина сама прибыла в Волчьи леса, и там, на открытой поляне, что раскинулась над ущельем, заметила женщину в доспехах. Та тренировала юную рыжеволосую девушку, неумело держащую меч. Каждый раз, пытаясь сделать выпад вперёд, она промахивалась, но не отчаивалась и замахивалась снова и снова.

    После тренировки с Бриенной Санса ещё какое-то время оставалась одна, привыкая держать меч в руках и повторяя новые движения. Девушка сделала разворот, и вдруг оружие полетело в одну сторону, а она в другую.

    Незнакомка появилась из ниоткуда.

    -И это всё, на что ты способна?- женщина подняла меч с земли. - Валирийская сталь,- она прокрутила меч в руках и вновь обратила внимание на девушку.- Расплачешься и позовешь на помощь? Или сразишься со мной?- и протянула ей рукоятку меча.

    Как только девушка взяла оружие в руки, Катарина рывком притянула её к себе и ударила головой в лицо. У Сансы перед глазами поплыл красный туман. Это был не конец. Катарина атаковала вновь, ударив с разворота в колено противницы. Резко выпрыгнув вверх, Катарина ударила Сансу в живот обеими ногами. Санса отлетела на несколько метров, но всё равно не сдалась. Она встала, лишь сильнее сжав меч руками …

    С тех пор Катарина учила ее, стараясь передать все свои знания. Синяки и ссадины Сансу не пугали, ведь в настоящем бою никто её не пощадит. Катарина всегда говорила, что настоящему воину меч ни к чему. Они тренировались почти каждый день по многу часов, пока Санса окончательно не выбивалась из сил.

    Катарина ценила её упорство и восхищалась упрямством.

    --- Склейка сообщений, 22 дек 2015 ---

    Восьмая глава.

    Каждую ночь она слышала, как волки воют на луну. « Они в стае, - думала девушка, - а я нет». Ночи становились холоднее. С того момента, как он ушёл, в ней что-то оборвалось, что-то очень значимое.

    Который день подряд она не выходила из своих покоев, не видела надобности даже ставать с кровати.

    «Арья, моя милая Арья, как ты сейчас там, совсем одна? Нас разделяет целое море… Если бы ты знала, что Джон здесь, ты бы, не задумываясь, примчалась в родной Винтерфелл». Бриенна отправилась на поиски Арьи уже давно, и с каждым днём надежда увидеть сестру угасала всё больше.

    Брана и Рикона искали уже больше года, но они так и не были найдены.

    День ото дня Миссандея наблюдала, как Санса страдает в мыслях, что Клиган добровольно покинул её. Смуглянка понимала, что не может предать Дейенерис и рассказать ей правду.

    -Моя госпожа,- Миссандея поставила поднос с чаем на тумбу возле кровати. - Выпейте, и вам будет легче заснуть.- Миссандея больше не могла смотреть, как страдает девушка.- Он не вернётся!

    В тот же момент она пожалела о своих словах.

    Санса внимательно пригляделась к Миссандее, и девушка затряслась от страха.

    -Прости,- по щекам южанки покатились слёзы. - Григор захватил замок Сервин и держит Сандора там. Таков был уговор: Сандор в обмен на поддержку Григора.

    «Кто я теперь? Предательница, не более».

    Не раздумывая, Санса вскочила с кровати. Позже она помнила только то, как бежала по коридорам замка.

    -Тирион, Тирион! - Миссандея изо всех сил пыталась дозваться Беса, пока бежала в его покои.

    Она бесцеремонно ворвалась в его комнату.

    -Что случилось?- спросонья спросил Бес.

    Санса была уже далеко. Её лошадь неслась изо всех сил. До замка Сервин было полдня пути.

    Безумный холод сковывал тело. Убегая, девушка натянула сапоги и накинула плащ, под которым так и осталась в одной ночной рубашке.

    Она поспела к раннему утру. Солнце ещё не поднялось, и у неё было время до рассвета.

    У восточной стороны замка дежурили всего пару солдат. Изрядно выпив, они почти не стояли на ногах, и не слышали, как она подошла. Самого здорового она ударила головой об стену, второму досталось с разворота ногой в живот. Последний упал на колени, и в следующий момент Санса сделала взмах ногой и ударила его по лицу. Стражники были без сознания; оттащив их подальше, она проскользнула в башню.

    Почти все солдаты были так пьяны, что не смогли заметить, как мимо них проскочила Санса. Камеры с пленными находились в подземелье.

    Еще на лестнице она услышала, как стражник напевает себе под нос что-то неразборчивое.

    Какое-то время Санса стояла на лестнице в темницу, не зная, что предпринять.

    Стражник разгуливал от камеры к камере.

    В нос била сырость и плесень, мысли в голове путались. Как опрометчиво было идти сюда одной, ведь её голова нынче стоила дороже, чем когда- либо.

    Неожиданно девушка почувствовала, как что-то коснулось её ноги. Крыса. Санса не смогла сдержать себя и закричала.

    Стражник сорвался с места и побежал к лестнице, но добежать не успел: из-за угла выскочила Волчица, и, подхватив полупустой кувшин, огрела им стражника по голове.

    Санса поспешно сорвала связку ключей с его штанов и побежала к камерам. В них сидели и провинившиеся солдаты, и просто не угодившие Григору простолюдины. Все как один просили их выпустить. В самой дальней камере сидел Сандор с цепью на шее, как и положено собаке. Он был изрядно покалечен: сломанный нос, опухшие глаза… «Это месиво, а не лицо», - заметила Санса.

    Уже в камере она попыталась дотронуться до цепи на его шеи, тогда он схватил её за горло обеими руками и повалил на каменный пол.

    От частых побоев он почти не видел и не слышал, перестал различать даже образы, и только ждал, когда кто-нибудь приблизиться к нему вновь.

    -Сандор…

    Это был голос Пташки.

    Он дотронулся до её лица, провёл рукой по волосам. Ей даже показалось, что по его щеке пробежала слезинка.

    Времени было мало, и она оттолкнула его, чтобы разомкнуть цепь. Подхватив воина под руку, она направилась к выходу, но Клиган еле передвигался. Оказалось, ему повредили обе ноги и переломали половину рёбер, чтобы он не смог сбежать.

    Они успели преодолеть лестницу, но добраться до выхода времени не хватило: там уже собрались солдаты. Ничего не оставалось делать, как двигаться в противоположную сторону. Ворвавшись в первый же пролёт, они оказались в длинном коридоре, с обеих сторон которого в любую минуту могли вбежать солдаты.

    В поле зрения появились два стражника с бочонком вина, явно идущие из погреба. Заметив беглецов, они тут же обнажили мечи. Клиган драться не мог, он и на ногах-то стоял с трудом.

    Санса схватила со стены факел, и он тут же полетел в голову одного из стражников. Второй успел замахнуться мечом, но девушка поставила блок, и оружие выпало из рук солдата. Ударом головы в переносицу Санса сломала ему нос, моментально схватила меч и вонзила его в живот стражника. Первый солдат пришёл в себя и попытался встать, но не успел и рухнул с перерезанной глоткой.

    После этого Санса забаррикадировала двери старыми облезшими тумбами и такими же непригодными шкафами, а после облила все вином из бочонка и подожгла факелом.

    Сандор хоть и мало что видел, но огонь всё же разглядел. Страх возвращался к нему каждый раз, когда пламя полыхало перед глазами. Он застыл, словно вкопанный, не слыша криков Санса.

    Пламя охватило полкоридора. Девушка распахнула окно: под башней протекала река Белый нож - единственный шанс на спасение.

    Солдаты были совсем рядом, и огонь бы их не остановил.

    Санса не могла докричаться до Клигана. Ещё немного, и двери не выдержат. Девушка силой подтащила мужчину к окну и толкнула вниз; в тот же момент блокада прорвалась, и с двух сторон ворвались стражники. Недолго думая, Санса прыгнула вслед за Сандором.
     
    Последнее редактирование: 18 фев 2016
    gurvik и вНЕ-времени нравится это.
  11. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Девятая глава.

    Последнее, что она видела, были летящие в них стрелы. Одна попала Сандору в грудь.

    Погрузившись в воду, Санса почти потеряла сознание. Уже проваливаясь в ледяную глубь реки, она почувствовала сильные руки у себя на талии. Они потянули её к поверхности.

    Санса очнулась на берегу и сразу же съёжилась от холода. Сорочка была мокрой насквозь, а низ подола порвался до самых колен.

    Сандор прижимал к груди лоскуток ткани, что оторвал от ночной рубашки девушки, пока та была без сознания. Рана была глубокой, кровотечение не останавливалось.

    Воин покручивал в руке ту самую стрелу, что пронзила ему грудь. Она была необычной: оперение ядовито-жёлтого цвета, а хвостовая часть заострена.

    -Ты не должна была приходить за мной!

    Он был зол на неё. Она поступила глупо и необдуманно.

    - Пора уходить, иначе нас догонят,- Клиган неодобрительно посмотрел на девушку и направился в сторону леса.

    - И это всё?!- возмутилась Санса.- Я спасла Вам жизнь. Не хотите сказать «спасибо»?- от злости она запустила в него сапогом, но промахнулась.

    - Советую в следующий раз этого не делать.

    Течение унесло их на пару десятков миль южнее оккупированного Замка Сервинов. Чтобы не попасться людям Григора, предстояло сделать большой крюк.

    Санса знала, что повела себя не лучше капризного ребёнка. Она видела, что Сандору тяжело идти. Хотела помочь, но он только оттолкнул её. Девушка разозлилась и ушла вперёд.

    Лес закончился, и открылась пустошь. Необъятные луга и поля простирались на многие километры. Навстречу Сансе выехал крестьянин на повозке.

    -Куда держишь путь, голубка?

    -В ближайшую деревню. Вы не подскажите, как до неё добраться?

    Мужчина был стар, но не слеп. Ему сразу бросилась в глаза её рваная, заляпанная красным ночная рубашка.

    -В трёх милях отсюда, если… по… прямой-то, - пролепетал он. Тут из леса вышел бугай, истекающий кровью.

    Старик натянул поводья и попытался объехать девушку.

    -Пррр,- притормозила она его, загородив собой дорогу. - Довезёшь нас, и не узнаешь, чья это кровь,- она покосилась на свою сорочку.

    Деревушка была небольшой и располагалась на открытой местности. Не успели путники осмотреться, как к ним навстречу вышла женщина.

    -Посмотрите-ка, кто приехал! Да не один.

    Это была Вильма, улыбчивая и расторопная хозяйка местной таверны, обладательница широких бедер и низкого декольте. Она задумчиво крутила кончики фартука.

    -Я нашёл этих бедняг на дороге, возьми их к себе, - с надеждой попросил крестьянин.

    -Ещё два рта я не осилю,- Вильма махнула рукой и развернулась, чтобы уйти.

    Он знал, что она так скажет. Кто осмелится взять в дом двух проходимцев, да ещё в такое непростое время? Половина урожая погибла, а вторую разграбили.

    -Девчонка будет помогать тебе по хозяйству, - показал мужчина на Сансу.- А от этого проку пока маловато, но… - он замешкался: Клиган был почти без сознания.

    Тогда женщина его перебила и обратилась к его попутчице.

    -Как вас угораздило оказаться на дороге, да ещё в таком виде?

    Сансе ничего не оставалось, как врать.

    -Нас с мужем ограбили, он ранен и нуждается в уходе,- девушка посильнее укуталась в покрывало, что дал ей старик.

    -Ладно, но белоручек я не потерплю.

    Вильма выделила им комнату на втором этаже, маленькую, но уютную. Окно выходило во двор, а из мебели были кровать с тумбой и полуразорванная ширма. Спальное место было одно. Сансу поначалу смутила такая перспектива, но пререкаться она не стала.

    Хозяйка таверны не сомневалась, что все, что они ей наговорили, брехня, но прогонять их не стала.

    В обязанности Сансы входило кормить скотину, следить за огородом, драить полы на всех этажах таверны. Дни напролет северянка выполняла все поручения Вильмы без исключения. С каждым днём Сандору становилось всё хуже, он с трудом поднимался с кровати. Очевидно, что на наконечнике стрелы был яд. Оставалась только гадать, сколько воин ещё протянет.

    Прошло больше недели с тех пор, как они прибыли в деревню. Изредка, из последних сил Сандор покидал комнату и выходил в сад, чтобы понаблюдать за тем, как Санса копается в земле. В этот момент на его лице появлялась довольная улыбка.

    Он, как всегда, устроился на лавке, возле сарая, когда девушка на корточках вырывала сорняки на грядках.

    -Кому рассказать, не поверят: королева на коленях перед своей сторожевой собакой,- ехидно усмехнулся он.

    Девушка изнемогала от усталости и старалась скорее доделать свою работу, а насмешки Клигана интересовали её в последнюю очередь. Когда работа была завершена, она всё же обратила своё внимание на Сандора. Тот в свою очередь не мог оторвать глаз от ее задницы.

    Санса откинула грабли и присела рядом с Клиганом. В сером перепачканном платье и с платком на голове, она больше походила на деревенскую девку, чем на благородную леди.

    -Ты бы осталась здесь со мной?- он давно хотел задать этот вопрос, но больше всего боялся услышать ответ.

    -Ты не протянешь здесь долго,- она сделала паузу, подбирая нужные слова.- И я нужна Северу. Всё не может закончиться вот так. Прости, - Санса старалась не смотреть на него, чтобы не расплакаться от собственных оправданий.

    Как никогда вовремя Вильма позвала её к себе.

    Они не виделись до конца дня. Девушка пришла поздно ночью, в надежде, что он уже спит. Она заглянула под его рубашку: под повязкой всё почернело, рана продолжала разрастаться.

    Санса легла рядом, и неведомый ей самой порыв заставил поцеловать его прямо в губы.

    Сандор ждал её, и моментально ответил на поцелуй.

    Он целовал её не так, как Джоффри или Рамси. Его поцелуй был глубоким и чувственным, и в то же время таким неправильным: он жадно проникал в её рот, чтобы насытиться за годы ожиданий и томлений.

    Ему стоило больших усилий, чтобы остановиться, но он понимал, как это безрассудно.

    -Мы должны вернуться,- вопреки своим желаниям, он знал, что её долг был превыше всего. - Ты должна вернуться, пташка.

    Санса прижалась к его груди, так сильно, будто боялась, что если ослабит хватку, потеряет его.

    Утром он так и не пришёл в сознание. Сердце его всё ещё билось, но время было не на их стороне. Сансе ничего не оставалось, как выдвинуться в Винтерфелл в надежде, что Клиган сможет пережить день пути.

    --- Склейка сообщений, 9 янв 2016 ---

    Десятая глава.

    При подъезде к замку ее сердце сжалось в тиски, словно её ожидало что-то непреодолимо страшное.

    Завидев повозку, люди расступались прочь. Она ловила на себе их косые взгляды. Хрупкая фарфоровая кукла сломалась, и кровь на её руках не отмоет ни одна молитва.

    Из самой гущи толпы к ней навстречу выбежала Арья. Санса не поверила своим глазам: “Неужели это она?! “.

    Северянка соскочила с повозки и бросилась в объятья сестры, слёзы градом посыпались из глаз. Они не могли оторваться друг от друга. Вдруг чьи-то нежные руки прильнули к спине Сансы: Маргери притянула ее к себе и заключила в объятия.

    Среди множества лиц она заметила Бриенну с Подриком. Они приветствовали её поклоном.

    Тирион в это время распоряжался, чтобы Клигана перенесли в замок. Для этого потребовалось четверо здоровых мужчин. Санса хотела пойти следом за ними, когда Давос схватил её за руку.

    Он долго не решался заговорить: девушка и без того была растеряна происходящим вокруг. За время её отсутствия произошло немало событий.

    Тирион не слышал их разговора, но наблюдал за ним со стороны. Он знал, о чем сообщит Давос. Мальчишек Старков нашли, но спасти не успели - наёмники расправились с ними раньше. Они так и не выяснили, кто их нанял. Ночью волчата скончались в камерах от неизвестного яда.

    -Неееееет!

    Ее ноги подкосились, но Давос не позволил Сансе упасть.

    Дейенерис и Варис предпочли остаться наблюдателями в одной из башен.

    - Политика - тонкая вещь, не подвластная абы кому, - Дейенерис поймала взгляд Вариса на себе.- Вы не согласны со мной, лорд Варис?

    -Неужели вы падёте так низко, что сообщите королеве-регенту и её сыну о том, что Маргери на севере?

    Он знал даже больше, чем полагалось.

    -Нет, это сделаете вы, иначе королева узнает, кто отравил бедолаг.

    Варис попытался что-то сказать, но Дейенерис его перебила:

    - Даже не хочу знать, как вы причастны к смерти младших Старков. И не забудьте упомянуть в письме о пурпурной свадьбе, к которой приложили руки Тиреллы.

    Была поздняя ночь, снег падал огромными клубнями. Давно заброшенный замок на окраине Винтирфелла высился пугающей тенью. Однажды разбойники изнасиловали в этих краях деревенскую девчушку. С тех пор лорд Эддард запрещал девочкам гулять рядом с ним. Бран и Рикон подтрунивали над сестрами, которых пугал даже вид замка. Бран частенько лазал по нему и рассказывал байки про чудовищ, которые якобы там обитают, чтобы напугать девочек. Арья никогда ему не верила и дивилась доверчивости Сансы.

    В коридорах замка факелы не горели, и идти приходилось вслепую. Пугал каждый шорох, будь это скрип старых половиц или дуновение ветра. Старый замок жил своей жизнью: ветер кидался в сломанные ставни, где то жалобно скрипели петли дверей. Шорох крадущихся шагов заставил Сансу влететь в первый же поворот.

    Затем пришла кромешная тьма. Она видела расплывшиеся образы перед глазами. Последнее из воспоминаний - как её волокут по холодному снегу.

    Всё тело изнывало от нарастающей боли, во рту чувствовался привкус собственной крови. Она не знала, сколько времени провела без сознания. Санса не могла пошевелиться, её связали и подвесили, как тушу убитого животного. На ней не было живого места.

    За дверью послышались шаги. Они принадлежали одной из сестёр. Та самодовольно распахнула дверь ногой. Её улыбка не сулила Сансе ничего хорошего. На спине девушки красовались татуировки четырёх стихий, она была охотником: кого ещё могли послать, чтобы живьём содрать с человека шкуру? Её звали Заира, и ей не было равных в стрельбе из лука и в выслеживании дичи. Заира с первого взгляда невзлюбила Сансу: по её мнению, та была недостойна стать одной из них.

    -На твоём месте должна была быть я.

    Санса не понимала, что она имеет в виду. Кто в здравом уме хотел бы оказаться на её месте?

    Стоило Заире обернуться, как Санса обхватила её шею обеими ногами, и сжала девушку в тиски. Заира начала брыкаться, и успела дотянуться до ножа. Бедро Сансы пронзила боль. Она со всей силы оттолкнула охотницу и перебросила ноги через брусок, на который была привязана. Разрезала верёвку окровавленным ножом и спрыгнула вниз.

    Единственное, что крутилось в голове - найти выход, и как можно скорее убраться из этого места. К своему изумлению, она перестала чувствовать боль, несмотря на то, что истекала кровью.

    Один коридор сменялся другим, и все они были похожи. Это было подземелье, холодное и мрачное. Из следующего поворота на неё не накинулись стражники, и меч пронесся у неё над головой. Следующий удар она пропустила - по руке хлынула кровь. Санса выхватила из колчана одной из своих противниц стрелу и всадила ей в горло, успев при этом заметить: оперение ей знакомо. Не задумываясь, девушка вновь уклонилась от удара, который пришёлся в стену, и выбила из рук стражника оружие. Санса подхватила меч, размахнулась, и перерезала второй противнице горло; следующий удар распорол брюхо стражнику.

    Выбежав наружу, девушка была ослеплена дневным светом. Она бежала со всех ног, стараясь не останавливаться.

    Уже на поляне её нагнали ещё трое вооружённых мужчин. Наклонившись вперёд, Санса сделала взмах ногой и ударила одного ногой по лицу. Внезапно из-за спины на неё набросился второй. Девушка моментально всадила кинжал ему прямо в глаз. Остриё вошло с хрустом, он упал и через несколько мгновений перестал шевелиться. Услышав приближающиеся сзади шаги, Санса сделала взмах головой и сломала третьему нос. Далее схватила его за руку, перекинула через бедро и прижала к земле. Первый схватился за меч, но не успел добежать до девушки: Санса вытащила кинжал из глаза одного из них, и запустила первому в грудь. Третий попытался вырваться, тогда она свернула ему шею.

    Катарина внимательно наблюдала за происходящим. К ногам Сансы упал её меч - валирийская сталь, переплавленный на два оружия Лед. Первое теперь принадлежало ей, второе оставалось у Ланнистеров. Катарина попыталась вытащить меч из ножен, но Санса набросилась на неё, и не дала этого сделать. С силой сжав ножны и меч, Катарина отбросила девушку ударом головы, а когда вновь попыталась достать его, была сбита с ног. После последовал удар локтем в живот. Санса успела встать на ноги, пока Катарина корчилась от боли. Девушка подняла наставницу за плечи и ударила о дерево. Катарина ответила коротким резким выпадом в корпус и повторила атаку, Санса её опередила, ударив в живот. Катарина бросилась на соперницу, но застать себя врасплох Санса не дала. Девушки мёртвой хваткой вцепились друг в друга. Когда Катарина попыталась швырнуть Сансу с бугра, они полетели вниз вместе.

    Падение было недолгим, и через какое-то время девушки оказались в ухабе. Отряхнувшись от грязи и прихрамывая на одну ногу, Санса подбежала к Катарине и не позволила ей подняться. Она выхватила меч из ножен своей наставницы и поднесла его к её горлу.

    -Давай, и он будет жить.

    Катарина словно умоляла о смерти. Санса уже догадалась, кто стрелял в Сандора. И только они могли его спасти.

    -Тебе нужна армия, они пойдут за тобой, если ты…

    Это были её последние слова. Санса пронзила сердце предводительницы её же клинком. Катарина готовила северянку к своему бремени. Все это было испытанием с самого начала.

    Стрела прошла мимо, в нескольких миллиметрах от девушки, и попала в дерево. Заира стояла в паре метров от Сансы, и это был вовсе не промах. Она была не одна, люди из племени всё это время находились поблизости. Стоило Сансе обернуться, как Народ леса пал на колени перед новой предводительницей. Заира была последней.

    Их временное поселение находилось неподалёку от Винтерфелла, лагерь состоял из пары десятков деревянных шалашей. Как только Сансу привели в деревню, люди подхватили её за руки, и провели в один из домов, располагавшийся на деревьях. Там северянку уже ожидали. Ей обработали и зашили раны, а старая немая женщина с изуродованным лицом и грязно-серыми волосами нанесла на её руки татуировки.

    Над телом Катарины провели ритуал провожания в загробный мир: срезали татуировки с рук, и предали тело огню.

    Пред тем, как Санса покинула племя, старуха дала ей мазь-противоядие от яда, которым они смазывали оружие.
     
    Последнее редактирование: 9 янв 2016
    gurvik и вНЕ-времени нравится это.
  12. Мне очень интересно,чем же все кончится. Тем более тут в таком омерзительном свете матерь Драконов,что,кажется она вот-вот затмит своим гадством Серсею :D

    но мне не особо нравится то,что Санса тут сама не своя - прямо таки со всех щелей прет "Зиной королевой воинов"... :smirk:
     
    Pandorika, Julia Katz и World_Viktory нравится это.
  13. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Спасибо, но боюсь Серсею никому не затмить;) Санса в моём рассказе скорее волчица, чем пташка...
    Мне хотелось показать Сансу с другой стороны, раскрыть её тёмные стороны, если можно так выразиться;)
     
  14. а,тогда другое дело. Просто изначально я шла именно от пташечного образа))) но все равно,хотелось бы более подробного образа действий. Иначе говоря,слог немного похож на сценарий. Это не ухудшает вашу идею,но ставит довольно неслабый минус "читаемости".
     
    Julia Katz нравится это.
  15. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Одиннадцатая глава.
    Жизнь постепенно покидала Клигана. Мейстеры только и могли, что разводить руками: ни один из них ранее не сталкивался с подобными ядами. Покои, отведённые Сандору, были просторными и поистине королевскими: на каждом атрибуте мебели был выгравирован символ дома Старков. По приказу Тириона двери в спальню охраняли сразу несколько солдат, и входить туда позволялось лишь с разрешения маленького лорда. Таким образом, Тирион хотел оправдаться и вымолить прощение у королевы.

    Очередное исчезновение Сансы повергло всех в шок и замешательство. От людей такое не утаишь: по замку начали расползаться слухи. Северяне заволновались на тему того, кто в действительности правит в Винтерфелле.

    Санса пропала бесследно. На её поиски Давос отправил лучших людей, но ни следопыты, ни гончие не смогли её обнаружить. Единственным, кто не сомневался, что Санса вернётся в целости и сохранности, был Варис. Прохвост и бровью не повёл, когда ему сообщили об её исчезновении: на его лице проскользнула лишь мимолётная улыбка.

    Арья как никогда переживала за сестру. Тирион пытался убедить волчонка, что Сансе ничего не угрожает, но из уст Ланнистера это звучало неубедительно. Во внешнем дворике столпилась масса народа: оруженосцы и солдаты устраивали показательные выступления. Арье не терпелось продемонстрировать всем и каждому, чему она научилась за время, что провела вдали от родного дома и доказать, что может сражаться наравне с любым из них. В соперники ей достался Подрик. Поначалу Бриенна отговаривала его от поединка, но Арья настояла.

    Тем временем, Джон шёл на поправку. Хотя ему запретили подниматься с постели, он не мог проигнорировать просьбу сестры и не прийти. Молодой лорд успел вовремя. Он не стал пробираться через толпу, а остался стоять у перил лестницы. Подрик нерешительно обнажил свой меч. Мальчишка не сомневался в своём превосходстве над Арьей, но боялся её покалечить. И пока то, что они называли поединком, продолжалось, Варис заметил отстранённого от всех Джона, опирающегося на каменную колону.

    -Мои поздравления: семья Старков вновь воссоединилась,- его голос был скользким и пронзительным.- Жаль только, осталось вас не так много. Простите за прямолинейность.

    Варис сделал всё возможное, чтобы поставить Джона в затруднительное положение: назвал его Старком, и напомнил о гибели семьи.

    -Ничего, - пробормотал Джон.

    -Я сожалею о том, что произошло с вашими младшими братьями.

    Джон одобрительно покачал головой.

    -Война, что развязали Баратеоны и продолжали Старки, в скором времени подойдёт к концу…- оценивающие молчание затянулась. - Пока неясно только, какой финал у этой истории?

    Варис обратил внимание, как взгляд Джона на мгновение задержался на Дейенерис. Она и Маргери находились в первых рядах; девушки хихикали и бурно обсуждали поединок.

    -Дейенерис Таргариен взрастил брат, который по безумию мог бы превзойти своего отца. Это прекрасное создание погубит вашу сестру, ей чужды какие-либо подлинные чувства, она желает только одного – мести.

    -А разве Старки не желают того же?

    -Мы все рискуем! Кто знает, чего нам ожидать от ещё одного Таргариана. Последний не оправдал надежд. Каждый скрытый деспот пытается узурпировать власть. И ваш отец не исключение.

    Варис был уверен, что внутри Джона затаились сомнения, которые однажды сыграют ему на руку.

    -Для чего вы всё это говорите мне?

    -Мои глаза и уши повсюду. Я знаю многое из того, что люди пытаются усердно скрыть.

    -Вы сказали, что мой отец не исключение. Что вы имели в виду?

    -Ну, вам ведь известно, кем он был,- по лицу мальчишки он понял, что тот и не догадывается. - Мне казалась, ваша сестра рассказала вам.

    -Откуда ей может быть это известно?

    -Во всех семи королевствах не найдётся тайны, о которой не ведал бы Народ леса.

    -В таком случае, я думаю, у неё были веские причины не сказать мне.

    У Джона перехватило дыхание от того, что истина так близка, но он не осмелился задать Варису вопрос, терзавший его так долго. Их разговор прервали аплодисменты.

    -Джон, Джон, я победила!

    -Я в тебе не сомневался.

    Арья вряд ли услышала его слова. В этот день ей полагались громкие овации.

    Санса вернулась тем же вечером. В замке её ожидал Тирион. Он был разъярён от ярости: где видано, чтобы королева могла позволить себе такую вольность: исчезать и появляться, когда ей это вздумается! Санса была немногословна и не изволила даже остановится, пройдя мимо Беса .

    -Где он?

    -В северной башне. Где ты была?! Войска Григора вот-вот будут здесь!

    Санса приостановилось и повернулась к Бесу. Тирион содрогнулся в необъяснимом ужасе от того, что узрел: на её лице не было живого места.

    -Они пойдут через лес, вам не о чем волноваться. Они не дойдут до Винтерфелла.

    Взгляд Беса притупился в пол.

    -Мы не можем ему помочь. Мне очень жаль.

    Она промолчала и прошагала дальше.

    На каминной полке догорала последняя свеча. Она рассекала глухую тьму и освещала небольшой уголок комнаты. Окна были закрыты на засовы, а за ними расстилалась снежная пурга.

    Она нерешительно одёрнула ядовито- красный балдахин. Лёгкое касание его руки далось ей с трудом; она обещала себе, что не заплачет, но не смогла удержаться.

    -Я обещаю вернуться до того, как ты очнёшься,- прошептала она ему на ухо.

    Мазь имела отвратительный запах. Смазав рану, девушка заторопилась к двери.

    Она вывела из конюшни коня и вскочила в седло. Королева Севера, облаченная в тяжёлые громоздкие доспехи, скрылась за воротами замка.

    Григор держал путь на Винтерфелл, он был убежден, что идти следует через лес. Его армия была значительных размеров: королева не поскупилась, отдав под его командование почти всё войско Королевской Гавани за обещание доставить предателей живыми.

    Они выдвинулась до захода солнца, планируя переждать остаток ночи в лесу и оставив замок Сервин опустошенным и разграбленным.

    Ночи в этих краях были особенно холодными. Звёзды горели ярче обычного, освещая небольшую поляну, на которой расположился лагерь. Все спали. Лишь двое караульных, дежуривших у лагеря, шарахались от леденящих звуков, доносившихся из ниоткуда.

    -Эй, Донован, ты слышал?- звук надломленной ветки заставил караульного обернуться, но за спиной ничего не оказалось. - Эй, Донован, ты слышал это? - он повернулся к товарищу. Из груди второго караульного торчали три стрелы.

    Бедолага не успел издать и звука, как Заира выпустила две стрелы подряд: в сердце и голову.

    Заира подала знак рукой, и огненные стрелы обрушились на спящих солдат. Некоторые успели укрыться щитами, но уже в следующий момент в бой пошли мечи, а солдаты не были к этому готовы. Нахваленная армия оказалась пустышкой, не приспособленной к суровому холоду. Половина полегла от стрел, а оставшиеся бились не долго. Преимущество в численности их не спасло, Народ леса одержал неопровержимую победу. Войско Григора было разбито в считанные часы .

    Григор не участвовал в схватке.

    Он выехал к ней навстречу у подножия гор. Черногривый скакун, принадлежавший раньше его брату, то и дело брыкался под ним. Он так и не смог до конца обуздать Неведомого.

    Гора незамедлительно оставил жеребца, Санса последовала его примеру.

    Клинки слились в безжалостной схватке. Гора возвышался над девушкой, был гораздо больше и сильнее, но Санса отличалась ловкостью. С первого удара он выбил меч из её рук, второй замах отбросил девушку на землю. Удар пришелся по доспехам, на которых осталась вмятина. Григор отбросил меч в сторону, обхватил девушку своими здоровенными ручищами, и поднял над головой. Санса не успела прийти в себя, как полетела в дерево. Когда он вновь приблизился к ней, она ударила обеими ногами по его коленным чашечкам. Воин упал на колени, а девушка кинулась к мечу. Он успел встать и схватить Сансу за волосы. Гора отбросил её в сторону на несколько метров, после последовал удар в живот, потом ещё один. Разум затуманился, хотелось просто потерять сознание, но это был последний шанс подняться.

    Санса с трудом освободилась от доспехов и с ещё большим трудом поднялась на ноги. К этому времени Гора успел схватить меч. Как только он обернулся, Санса ударила его с разворота ногой в грудь. Он отшатнулся на несколько шагов назад и разозлился еще сильнее. Меч Горы рассекал воздух, Санса прыгала из стороны в сторону. Последний размах Горы удался, и лезвие его меча вошло девушке в живот, кровь хлынула нескончаемым потоком. Она упала на землю. Следующий удар был решающий: сталь вознеслась над её головой, но удар пришёлся на землю. Девушка набросилась на него из-за спины. Меч выпал из его рук, он перебросил Сансу через голову. В ее шее торчал ржавый кинжал. Он попытался дотянуться до своего меча, но девушка оттолкнула рукоять. Гора упал замертво, потеряв слишком много крови.

    Низкие тучи неслись над кронами деревьев, обтягивая собой всё небо. К полудню поднялся сильный ветер.

    Она держалась в седле из последних сил. Санса истекала кровью, крепко сжимая рану на животе. Бездыханное тело Григора волочилось следом за Неведомым. Клубившаяся вокруг серая мгла простиралась до самого Винтерфелла. Над замком беспорядочно кружилось стая воронов. «Это к беде», - крутилось у неё в голове.

    Ворота в замок распахнулись, стоило ей объявиться на пороге. Заира приказала опустить оружие, направленное на северян.

    Она упала с седла прямо к нему на руки, и Сандор немедля внёс её в замок.

    Давос приметил, как «эти люди» от них отличались: они беспрекословно подчинялись приказам, и в меньшинстве пошли против огромной армии, не понеся потерь. Его сводили с ума их лёгкие одеяния - голые руки, животы, спины – они словно не ощущали холода. Татуировки на лицах и других частях тела не давали покоя и всем остальным обитателям Винтерфелла. Входить в замок Народ леса отказался и настоял, что дальнейшие приказы предводительницы они дождутся снаружи.

    Раз в пару дней Красной Жрице позволялось покидать свою темницу. Тогда она бродила под гнётом пары глаз вокруг замка. В этот день ей посчастливилось встретить собеседника. Как и он, она смотрела на «этих людей» искоса. Давос заметил её присутствие за спиной.

    -Я всегда считал их мифом.

    -Каждый миф отчасти является правдой,- Мелисандра сильнее закуталась в свой плащ. Обменявшись с ней взглядами, Давос ушёл прочь.

    Вернувшись в камеру, она поспешила усесться на холодные каменные плиты возле соседней решётки.

    -Сегодня во сне я видела тебя, дитя моё,- она протянула за решётку кусок хлеба, что стащила с кухни, когда её вели обратно в темницу,- ты была счастлива с матерью и братом. К сожалению, это продолжалось недолго.

    Мирцелла не могла точно сказать, сколько времени провела в качестве пленницы. Она сожалела о том, что отказалась уплыть из Дорна с дядей Джейме, и не подозревала, что дорнийцы решатся на подобный сговор. Однажды её посадили на корабль, и Тристан пообещал, что всё будет хорошо. В Винтерфелле она была не впервой, но на этот раз не было пышных приёмов и пламенных речей. Её посадили под замок, и тогда она по-настоящему испугалась. Прошёл уже не один месяц, и она испытала на себе всю озлобленность тех, кому принадлежала.

    От разорванного платья осталась одна нижняя юбка, от сильного голода девушка исхудала, лицо осунулось, а от прежней красоты не осталось и следа. Она перестала надеяться на чудесное спасение, вжимаясь в угол грязной камеры.
     
    Последнее редактирование: 31 мар 2016
    gurvik и вНЕ-времени нравится это.
  16. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Двенадцатая глава.


    Комната находилась на верхнем этаже в одной из башен замка. В помещении царил мрак, окна были полностью заколочены, а под ногами скрипели дряхлые прогнившие доски. Дейенерис расхаживала из угла в угол. Подол ее роскошного, явно не предназначенного для такого места золотистого платья, то и дело взметался.

    Давос стоял у входной двери, не отрывая взгляда от королевы, метавшейся по комнате.

    -Ночь темна и полна ужасов - так говорит ваша красная жрица?!- бросила она ему со всем присущим ей презрением.

    -Полагаю, что так,- спокойно ответил Давос.

    Послышалась тяжёлая поступь: в комнату вошёл Мормонт. Он подошёл к королеве, и протянул свёрток с десятком конвертов. Королева приняла их и одарила Джораха любезной улыбкой.

    -Вот видите, сир Давос, ещё остались люди, которым я могла бы доверять.

    -Тирион прятал их не слишком хорошо, - Мормонт не скрывал неприязни к Бесу.

    -Так значит, он не собирался отдавать их мне.

    Давос заметил, что она нисколько не удивилась.

    -Клиган жив и здоров. Что вы можете сказать на это? - она высокомерно обратилась к Давосу.

    -Мне нет оправдания. Он должен был умереть.

    -Должен был, да не умер, – она глубоко вздохнула. – Теперь это не ваша проблема,- добавила королева, переметнув взгляд на Мормонта. Тот одобрительно кивнул головой.- Что же касается Тириона, Санса слепа, раз верит ему. Тем более, если взаправду собирается сохранить жизнь кому- то из его семейки.

    Выражение лица Давоса изменилось. Все, что она сказала, можно было считать чистой воды предательством.

    -Вы свободны, сир Давос.

    Поклонившись, Давос, исчез за дверью.

    Покинув покои королевы,Луковый рыцарь сразу же направился к темницам. Чтобы остаться незамеченным, пришлось проскользнуть в подземелье через кухню.

    Давос перестал доверять королеве из-за моря после той ночи, когда наемников мальчишек Старков убили под боком многотысячной армии. Но отступать было некуда. Пришлось продолжать играть верного слугу - ведь он сам отвёл Клигана к его брату. Винтерфелл перестал казаться ему безопасным местом. Он усомнился не только в королеве, но и в её приспешниках.

    Давос торопливо обыскивал карманы в поисках ключей. За дверью перекликались голоса стражников, которые в любой момент могли его обнаружить там, где ему быть не положено.

    -Что ты делаешь? Поможешь ей бежать, тебе несдобровать,- голос Мелисандры был встревоженным.

    -Она не собирается её отпускать, а я не собираюсь здесь больше оставаться,- в конце концов, он отыскал нужный ключ.- Пойдём скорее,- он распахнул решётку и протянул руку Мирцелле. Та неуверенно поднялась с колен и прошла к выходу, Давос закутал девушку в длинный чёрный плащ.

    -Ты остаёшься?

    Мелисандра была удивлена его вопросу не меньше, чем он сам.

    -Нет,- ответ последовал незамедлительно.

    Он не знал, зачем она ему. Вернее было бы убить Жрицу, но сделай он это, ему всё равно не вернуть Ширен.

    -Вы отвезёте меня к брату?

    Мирцелла выгладила напуганной, но при этом в её глазах появилось давно исчезнувшее желание жить. Давосу даже показалось, что девушка улыбнулась ему сквозь слёзы.

    Она поставила их в замешательство. Отправившись в Гавань, они сами подписали бы себе смертный приговор. Недолгое молчание сменилось бегством из замка.

    У задних ворот Давос подготовил лошадей, нагрузив их провизией и всем, что могло понадобиться в дороге. Им предстоял долгий путь. Главным было обогнуть лес, и не попасться разбойникам или - хуже - наёмникам королевы, которых она, несомненно, пошлёт на их поиски.

    * * *

    Ветер дребезжал в оконных рамах,в камине потрескивали угли. В центре комнаты стояла круглая деревянная бадья, выполняющая роль ванны. Над ней толстым слоем вился пар.

    Периодически Санса подливала горячей воды, и каждый раз Арья съёживалась всё сильнее.

    -Ты стала другой.

    Арья прижала ноги к груди и обхватила их руками.

    -Это плохо?

    Санса вновь закатила рукава сорочки, чтобы подлить воды из таза.

    -Не знаю.

    Немного погодя Арья добавила:

    - Я простила тебя.

    Они обе понимали, о чём она. Арья долгое время винила Сансу в смерти отца.

    -Я думала, мы больше не увидимся,- на этих словах младшая из сестер заплакала.

    -Я старалась об этом не думать,- Санса окунула мочалку в воду и провела ей по спине сестры.

    -Брана и Рикона больше нет. Остались только мы и Джон,- Арья захлёбывалась в слезах.

    -Да,- чуть слышно прошептала Санса.

    Сандор не соизволил постучаться и бесцеремонно вошёл в покои.

    -Нет, пусть уйдёт! - закричала Арья.

    Не успел он сделать и пары шагов, как Санса, недолго думая, кинула в него мочалкой. Клиган сразу же захлопнул дверь.

    Огарок свечи на столе догорел до самого подсвечника, когда в комнату постучали.

    -Кто ещё? - недовольно проворчал волчонок.

    -Посмотрим,- Санса приоткрыла дверь. На пороге стояла Маргери.

    -Я принесла ещё горячей воды.

    Санса и Маргери рассмеялись.

    -Да вы решили меня сварить,- у Арьи эта новость радости не вызвала.

    Пребывание Маргери на Севере затянулось. Прошло уже больше недели, и она не могла оставаться в Винтерфелле дольше. Серсея могла заподозрить неладное, а королева-мать и без того пыталась скомпрометировать новоиспечённую невестку: при дворе считали, что молодая жена короля отправилась Хайгарден.В скором времени девушка должна была вернуться в Гавань.

    * * *


    Через некоторое время Санса спустилась в конюшню. Она облачилась в синее платье с высоким воротником; волосы были убраны в косу. Какое-то время девушка мялась на лестнице, не решаясь спуститься.

    Её присутствие выдали скрипучие половицы. Клиган демонстративно не обращал на неё внимания, продолжая чистить своё оружие.Санса попыталась осмотреть его рану, когда он схватил её за рукав и усадил на стол перед собой. От неожиданности она вскрикнула,и его губы прижались к её губам.

    С того момента, как они вновь оказались в Винтерфелле, Сандор всячески пытался избегать её. Поэтому Санса хотела лишь одного - чтобы этот момент никогда не заканчивался. Он прижал её к себе, впиваясь в её рот всё сильнее,и она отвечала ему тем же. Когда её рука оказалось на обожженной щеке, он резко стащил её вниз. Девушка ничего не успела понять, как Клиган перевернул её на живот и прижал к столу. Она не пыталась сопротивляться - внутри неё кипел пожар, сжигающий её дотла. Одной рукой он придерживал её шею, ни на минуту не отрываясь от поцелуев, второй старался скорее задрать её юбки и добраться до завязок на своих штанах. Внезапно он остановился, отпустив девушку.

    -Я не смогу делить тебя - ни с кем и никогда.

    -И не надо,- она попыталась его поцеловать, но он силой освободился из её объятий, и крепко схватил её за плечи.

    -Если станешь моей, я никогда тебя не отпущу!

    Санса вздрогнула. Ей стало страшно, но она не подала виду.

    -Я хочу быть только твоей.

    Эти слова стали для него решающими, Сандор подхватил её под руку.

    Они шли в неизвестном направлении, и его руки были словно тиски.

    Небо лежало так низко, что равнины и тучи сливались в одну серую муть. Они были уже далеко от замка, вблизи болот, где деревья стояли голые, а туман застилал собой пустырь, на котором не было ничего, кроме маленькой церквушки с вынесенными дверьми.

    На пороге церкви им повстречался молодой септон в рясе телесного цвета. Вид у мальчишки был напуганный. Он, было, хотел побежать прочь, но Сандор взял его за шкирку и толкнул в сторону алтаря. Санса невольно последовала за ними - мрачное помещение не вызывало у неё бурных эмоций.

    -У нас нечего брать: все, что могли, уже разворовали,- жалобно пробормотал септон.

    -Пожени нас.Ты ведь можешь это сделать?

    -Могу, конечно, если вы оба согласны,- он покосился на Сансу, которая стояла за спиной Клигана, отстранённая от всего происходящего.

    По суровому взгляду мужчины мальчишка понял, что зря спросил это.

    - Перед лицом Семерых я сочетаю браком этих двоих, да будут они едины, отныне и навеки. Взгляните друг на друга и произнесите обеты.

    В голове Сансы не укладывалось, что происходит. В тех времён, как её выдали насильно за Тириона, она больше не желала быть чьей-то женой. Сердце бешено колотилось в груди, так и норовя вырваться. Она потеряла дар речи.

    Септон сказал своё слово, и теперь была их очередь. В нужный момент губы Сансы сами повторили клятвы.

    -Отец, Кузнец, Воин, Мать, Дева, Старица, Неведомый…

    -Я- её, и она моя…

    -Я- его, и он мой…

    -С этого дня и до конца моих дней.

    Как только союз был скреплен поцелуем, Клиган схватил мальчишку за шею и толкнул в сторону выхода.

    -Вы не можете, это священное место, - лепетал мальчишка, пока Пес тащил его за шкирку.

    Сандор выпихнул септона из церкви. Тот хотел войти обратно, но, встретившись с взглядом Сандора, преждевременно передумал.

    Законы приличия были не по Псу, будь это место трижды святыней. Он сгорал от желания поиметь её с того момента, как только увидел, и теперь мог сделать это по праву. Он усадил её прямо на алтарь, и одним рывком разодрал на ней платье. Звук ударяющейся об пол стали разорвал тишину церкви пронзительным эхом. В предвкушении столь желаемого,Санса сама притянула его к себе, впиваясь своими губами в его губы. Поцелуй не был чувственным - скорее похотливым. Ей не терпелось ощутить его в себе. Его руки жадно шарили по разгоряченному телу девушки, сжимая аппетитные формы. Она ещё не делила постель с мужчиной: Тирион был благороден, а Рамси не успел на неё взобраться, как окрасил простыни и её белоснежное платье своей алой кровью.

    Черта была преступлена одним резким движением. Клиган не стал щадить свою Пташку, он напирал и двигался быстро. От нестерпимой боли всё тело было напряженно. Санса старалась унять её, но не могла, и непроизвольно впивалась ногтями в его спину. Храм наполнили всхлипы и стоны. Хотелась закричать и освободиться из цепких объятий, но ей не хватило смелости произнести ни звука. Оставалось только надеяться, что скоро всё закончится. В своих грёзах она не так представляла любовные утехи: в песнях пелось о высоких чувствах и великой любви,но о том, как муж любит свою жену за закрытыми дверями, не было ни слова. Пёс был животным, которое разрывает свою добычу на куски, не замечая порыва девушки вырваться из под него.

    Сансе показалось, что прошла целая вечность прежде, чем все закончилось. Ей почти нечем было дышать,и она задыхалась от собственных мыслей. Ее пугала неизбежность повторения подобного. По щеке скатилась одна единственная слезинка от досады - она чувствовала себя использованной. Санса попыталась привести себя в порядок. Разорванное платье полностью её обнажало. Сандор прикоснулся шершавой ладонью к её лицу и поцеловал в губы,но девушка не ответила и отвела взгляд.

    Он не представлял, что она сейчас чувствует, но точно знал, что чувствует сам.

    -Я не умею говорить громких слов, но обещаю любить тебя до последнего вздоха. Я не оставлю тебя, и не предам, никогда,- он сжал её руку в своей руке.

    Какие- либо ещё слова были лишними. С этого дня она принадлежала ему, а он - ей.

    * * *

    Прошло два месяца, как они поженились. Их союз был нечестив, и потому оставался для всех секретом. Каждую ночь он пробирался тайком в её спальню, и там, под пологом, на пуховых перинах и шёлковых простынях делал со своей королевой всё, что ему вздумается. Сильные руки сжимали её, как тряпичную игрушку, от чего на теле оставались синяки. Старания быть нежным и ласковым улетучивались, когда звериные инстинкты брали над ним вверх.

    Иногда она соглашалось провести ночь в его опочивальне.После его выздоровления покои, достойные короля, сменились на комнатушку с обшарпанными стенами, в которой помещалась только кровать: узкая и твёрдая.

    Было за полдень.Тирион вошёл без стука. Под шкурой виднелись девичьи ножки; Клиган обнимал девицу, чтобы та ненароком не свалилась с кровати.

    -Клиган, прохлаждаешься в постели? А должен давно стоять у покоев своей королевы,- маленький лорд удивился, когда Сандор и пальцем не пошевелил, чтобы встать. - Я неясно выразился? Гони девчонку в шею и приступай к своим обязанностям,- в голосе присутствовала нотка угрозы.

    Как только Тирион их покинул,Клиган отогнул шкуру. Санса уже не спала, её пробрал небывалый хохот оттого, что их только что могли застукать.

    В большой гостиной Тирион и Варис покорно дожидались королевы,Санса пришла не одна:Клиган и Бриенна следовали за ней, словно тени. Они остались стоять позади неё, когда она устроилась во главе стола.

    Доспехи рыцарей были начищены до блеска. Заметив своё отражение в амуниции Бриенны,Тирион скривил рожицу.

    Санса одёрнула его.

    -Прошло два месяца, а мне до сих пор ничего неизвестно о местонахождении сира Давоса и пленников.

    В комнату вошли три молоденьких девушки с подносами и принялись раскладывать столовые приборы.

    -Он прихватил с собой Жрицу, а кто был вторым?

    Тирион показал пальцем на пустой стакан, и одна из девушек тут же наполнила его элем.

    -Не столь важно, кто был вторым пленником, сколько важно его возвращение.

    -Мы обязательно отыщем беглецов, – монотонный голос Вариса заставил Беса зевнуть, несмотря на манеры.

    -Я не сомневаюсь, лорд Варис.

    Служанка протянула королеве запечатанный конверт с королевской печатью.

    Пока служанки расставляли блюда,Санса вскрыла конверт.

    Королеве Севера.

    Спешу сообщить пренеприятнейшее известие: за измену короне и королю королева Маргери заключена под стражу. Над ней состоялся суд, и ее признали виновной по обвинению в предательстве и шпионаже. Также заверяю, что в дальнейшем дом Тиреллов не станет поддерживать никаких связей с леди Маргери. Её близкие сосланы с земель Королевской Гавани. Такое милосердие, проявленное королём, сопутствовалось договоренностью с лордом Мэйсом Тиреллом об объединении войск и защите Гавани, если таковая потребуется.

    Дальнейшая судьба леди Маргери будет зависеть от соглашения, к которому придут Север и Юг.

    Мы не станем просить слишком многого, ваша милость. Наше требование - возвращение принцессы Мирцеллы.

    Казнь милейшей особы состоится не позднее, чем через месяц после того, как вы получите письмо.

    Королева-регент
    .


    Никто не знал, что в письме, но взгляд у Сансы поменялся. Она обернулась к камину и бросила письмо в огонь.

    -Собирайте войска, мы выдвигаемся!

    В ту ночь люди могли наблюдать огромную тень над Винтерфеллом, способную взмахом крыльев сокрушить все, что угодно. Из пасти существо извергало огонь.

     
    Последнее редактирование: 18 мар 2016
    читатель 7853 и вНЕ-времени нравится это.
  17. Мне нравится задумка. Но тут просто категорически необходима бета, ибо такая гора ошибок.....несравнимая даже с Горой :facepalm: Особенно в сцене поединка с Сансой. Это просто я даже не знаю........ Это мрак. Ищите Бету. Я могла бы помочь вам в этом плане, если хотите. Так оставлять это просто нельзя.
     
    World_Viktory нравится это.
  18. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Тринадцатая глава.


    «Когда юный король отрубил голову Эддарду Старку, он самонадеянно посчитал, что после смерти его сына Робба война закончится. Никто тогда не мог даже предположить, что опасаться следует вовсе не сыновей Старка…»

    Пока его сестра и королева из-за моря вели войска к Гавани, Джон за считанные дни собрал армию одичалых. Тормунд и его люди не могли отказать мальчишке по многим причинам. Времени на сборы было мало: в считанные часы они опустошили местные погреба и кузницы.

    По мнению Джона, оставить Винтерфелл на искусного лжеца и проныру Вариса было опрометчиво, но других вариантов не было.

    Одичалые уже выдвинулась в путь, припоздали лишь Джон и Тормунд. Они оседлали лошадей и двинулись к главным воротам, где их ждал Варис.

    -Желаю вам победы и скорого возвращения домой,- его слова были лестны и наполнены ядом.

    -Не сомневайтесь в этом.

    -Вы настроены решительно. Не беспокойтесь, я позабочусь о вашей сестре.

    Джон думал, что Арья не вышла проводить его от обиды, что он не берёт её с собой. Странно, что она не настаивала на своём. Джон не мог знать, что девочка давно была за пределами замка в одной из повозок с пропитанием, спрятавшись там ещё ночью.

    - Всего вам доброго, лорд Варис, и помните, что бывает с предателями. Не забывайте Грейджоя.

    Варис был непоколебим, и эти слова его несколько не задели - напротив, заставили улыбнуться. Кто знает, что скрывалось под улыбкой далеко не добродушного человека?

    Он не мог не заметить, как тяжело сидит Джон в седле, и причина тому - его рана, которая продолжала разрастаться. Юноша так и не успел излечится до конца. Варис был уверен - это последняя битва Азора Ахайя.

    Всадники скрылись за воротами замка.

    * * *

    Армия была так велика, что растянулась на километры: солдаты, оруженосцы, повара, слуги, шлюхи. Они двигались медленно, поэтому Сансе, Сандору и Тириону пришлось отделиться от общей колонны людей и проследовать вперёд одним.

    Вторые сутки подряд лошадиные копыта отбивали запорошенные дороги. Леса сменились степями. Впереди путников ждал перекрёсток: там должен был находиться Давос, как сообщил один из шпионов лорда Вариса.

    В мехах и кольчуге, восседая в седле резвого жеребца, королева гордо держалась за украшенную драгоценными камнями рукоять меча. Верный рыцарь ехал поодаль, держа в руках шлем в виде собачьей головы.

    Бес предпочёл конной езде повозку. В ней можно было выпить вина и приласкать девицу, чем он и занимался. Девушки не переставали звонко хохотать, а Тирион не выпускал из рук бокала с увеселяющим напитком.

    -Видите этого человека? - Бес ткнул пальцем в сторону Сандора.- Кто-то свыше даровал ему всё для того, чтобы он стал рыцарем, да и рассудком не побрезгал. И посмотрите на меня - мне ли с ним тягаться? Вот почему всё так?!

    Девушка жалостливо принялись утешать несчастного рассказчика.

    Бес и не подумал останавливаться на этом: он был слишком пьян для здравых речей и, тем более, мыслей.

    -Тебе тоже следует завести хотя бы одну такую, Клиган. Может, тогда ты подобреешь.

    -Любовь за деньги - это не любовь,- проскрежетал Сандор.

    -А тебе разве ведомо это чувство?- удивился Бес.

    Просвистел удар хлыста; лошадь встрепенулась и унеслась с телегой вперёд.

    -Клигааан… - послышалось вдали.

    * * *

    Он не пытался бежать или скрываться. Давос ждал их у подъезда к гостинице; ко всеобщему удивлению, в компании Лораса Тирелла.

    Клиган вышел было вперед, но Санса его остановила.

    -Нет, я одна.

    Сандор бросил взгляд на Беса - тот только развёл руками.

    Подъехав к ним, она не стала обмениваться светскими речами.

    -Где же они? – ей не пришлось пояснять, о ком идет речь.

    -Мирцелла в Королевской Гавани, а Мелисандра…- он поднял взгляд на королеву,- это не имеет значения.

    -Защищаешь её?- к своему удивлению, она поняла, что это так.

    -Королева просила передать вам, что если вы отзовёте войска и позволите ей и её детям покинуть столицу, она… - он сделал паузу.

    «Он поведал королеве о многотысячных войсках и об огнедышащих драконах. Конечно, она решила отступить, - но этому не бывать», - подумала Санса.

    -Что мне до её пустых обещаний!- даже жеребец под Сансой забрыкался от её ярости.

    -Если это ваш выбор, и вы желаете войны, я пойду за вами, чего бы мне этого не стоило,- продолжил Давос.- Лорас предоставит десяток кораблей, он готов идти против своей семьи ради сестры. Я возглавлю его флот, и мы атакуем с берега, как только начнётся сражение.

    -Моя сестра… Что станет с ней, когда вы подойдёте к столице? Они убьют её! Одумайтесь, пока не поздно, согласитесь на условия Серсеи! Им всё ровно не скрыться, мы найдём их! Прошу!- Лорас, как никто другой, желал отомстить Ланнистарам, но не такой ценой.

    Когда Его Воробейшество был убит, а Маргери освобождена, Лораса изгнали из Королевской Гавани без права на возвращение. Он пытался убедить сестру бежать с ним, но та наотрез отказалась, уверенная в том, что ей ничего не грозит. Мейсон Тирелл в самом деле выделил большое войско на защиту Гавани, несмотря на то, что его дочь являлась их пленницей. Но ради сестры Лорас был готов пойти на многое: даже против воли отца.

    Северную королеву позабавили его юношеские порывы. Когда- то они прогуливались по чудному цветущему саду, и он звал её «леди Санса». Она промолчала, всем своим видом дав понять, что отступать не намерена.

    Всего через несколько суток Королевская Гавань была перед ними, как на ладони. Город готовился к обороне. Лучники занимали позиции, столица ожидала подкрепления со всех близлежащих земель, но королевство не способно было отразить и малейшую атаку.

    Окрестные леса послужили временным пристанищем для армии Безупречных и северян.

    Об их приближении Гавань уже догадывалась.

    Солнце давно зашло за горизонт. Санса и Дейенерис стояли в глубокой и протяжной тишине, на вершине холма. Всё вокруг было усыпано золотыми листьями..

    -Они ждут тебя,- тёплый голос Дейенерис отвлёк Сансу от мучительных мыслей о предстоящей битве.

    Их молчание затянулось на два месяца. Дейенерис подорвала доверие Сансы после сговора с Григором, и та не смогла ей этого простить.

    Санса обернулась, и в её доспехах отразились горящие пламенем глаза Дрогона. Дракон приземлился на просторной поляне вблизи холмов. С самой первой встречи между ним и Сансой была невидимая связь. Она не могла объяснить, почему он слушает её, но только ей он позволил оседлать себя. Рэйгаль и Визерион всё ещё кружили над поляной, не решаясь приземляться.

    Медлить было нельзя: к рассвету замок должен был быть взят. Санса сорвалась с места, но Дейенерис ухватила её за руку и притянула к себе. В глазах застыли слёзы. Девушка приподнялась на носочки и едва задела алые губы.

    Ей было стыдно за все, что она совершила, и слёзы предательски скатились по щекам.

    Санса не ответила взаимностью и отправилась в лес к лагерю.

    Дейенерис пошла за ней, разбитая и растоптанная, как никогда прежде.

    Солдаты приветствовали королев поклоном. Тормунд переглянулся со своими людьми, и, якобы в знак уважения, одичалые попытались повторить поклон, но выглядело это смешно и нелепо.

    Дейенерис попыталась скрыть своё разочарование, но это получилось неубедительно. Санса сделала вид, что не заметила такой провальной попытки приветствия.

    Джон вышел на середину лагеря и обнажил свой меч.

    -Сегодня мы сражаемся за справедливость, и никто не сможет нас остановить! А тот, кто попытается, умрёт!- ряды одичалых и северян наполнились восторженным свистом.

    Джон направил меч в сторону столицы.

    - Если сегодня нас ждёт смерть, мы примем её, как правые войны. Мой отец и братья были убиты по вине людей, которые прячутся за этими воротами. Север помнит! И сегодня они ответят за всё. Железный трон будет принадлежать истинной королеве!- взгляды людей устремились на Дейенерис.

    Солдаты обнажили мечи и подняли их вверх. Безупречные забили клинками о щиты в один ритм.

    Дейенерис отвела Мормонта в сторону, чтобы их никто не услышал.

    -Когда всё закончится, я хочу чтобы ты убил всех, кто к ней приближён,- Дейенерис непреклонно желала смерти всем Ланнистерам без исключения, но больше всего она хотела видеть, как падёт Клиган.

    Джорах знал, о ком идёт речь.

    -Слушаюсь, моя королева.

    Мать драконов вернулась на поляну. Джон запрыгнул на Визериона, как делал это не раз - только ему он подчинялся беспрекословно. Дейенерис пришлось повозиться, чтобы Рэйгаль позволил его оседлать, но со временем дракон стал спокойнее. Когда Джон и королева из-а моря взмыли в воздух, Санса возвращалась на поляну вместе Заирой.

    -Всякий, кто окажет сопротивление… Мне не нужны пленные. Как только город будет взят, делайте с ними что пожелаете.

    Заира кивнула головой и убежала в лес.

    Санса спрыгнула с обрыва на могучую спину Дрогона.

    Она уже знала, что ждёт ребёнка. Это война стала для неё смыслом жизни. Она либо победит, либо погибнет.

    Порывы ветра сотрясали знамёна. Конница из северян и одичалых стояла в первых рядах. За ними Безупречные, одним своим числом превосходившие королевских гвардейцев. Десяток кораблей под командованием Давоса окружили Гавань с Черноводной. Они ждали сигнала.

    За горизонтом, над плотными серыми облаками показалась большая чёрная тень.

    Золотые плащи выстроились в несколько рядов.

    -Лучники! - команда командира прозвучала, и гвардейцы натянули тетиву.

    Стрелы скрылись под облаками и через мгновенье попадали вниз. Нечто с крыльями показалось в небе: устрашающий рёв дракона привёл солдат в ужас. Началась паника: кто-то бежал, а кто-то пытался обороняться. Немногие успели заметить ещё двух драконов. Дрогон испепелил десяток гвардейцев с одного раза.

    Сноу первый спрыгнул с Визериона и с размаху разнёс первое укрепление, поддерживающее ворота. Второе находилось на противоположной стороне, но там его поджидали солдаты, которые прятались в укрытии. Рэйгаль и Дейенерис попали под залп. Дракон остался невредим, но Дени не смогла удержаться: она упала на крышу, и, скатившись по ней, сорвалась и оказалась прямо у второго укрепления. Её меч не шёл в сравнение с валирийской сталью, и поэтому прочное стальное укрепление не поддавалось хрупкой девушке. Она была слишком слаба. Дейенерис пыталась разбить его из-за всех сил, но у неё ничего не получалось. Джон был близок к ней, когда очередной заряд попал между ним и Дени. Джон очнулся со звоном в ушах; Дени была, как никогда уязвима, оставшись на другой стороне. Санса пробиралась в темницы и не могла им помочь. Джон с трудом поднялся на ноги. Их с Дени отделяла большая пропасть, и каменное сооружение продолжало рушиться. Ему ничего не оставалось, как прыгать.

    Дейенерис безуспешно продолжала колотить по укреплению мечом. Внезапно оно было разрушено, но не от её удара - это был Джон. Ворота были открыты, и армия прорвалась к замку.

    * * *

    Огонь полыхал безудержной силой: замок падёт, это было понятно любому глупцу.

    Полуночное сражение озарил кровавый рассвет, не суливший ничего хорошего для столицы.

    В камере было темно и сыро, в носу застыла копоть от чадящих факелов, мысли наполнились воспоминаниями. Не успела она ступить на порог Королевской Гавани, как муж приказал заточить её за решётку. Суд был непреклонен: «Виновна». Роскошное платье сменилось на безразмерный балахон, а привилегии королевы на порку розгами. Ни бабушки, ни отца - все обратились в бегство, предали и оставили умирать. Леди Маргери была не из тех, кто сдаётся. Каждый день её избивали и колотили, но она оставалась непреклонна. Но это было и неважно: Серсее доставляло удовольствие унижать и опускать её. День из-за дня она ожидала своей смерти.

    Одним движением дверь в камеру была выломана, и Маргери бросилась в объятия своего спасителя. Она думала, что им не суждено встретиться снова. В холодных доспехах Санса была похожа на рыцаря из песен, которые она так любила. Случайный мимолётный поцелуй - чтобы отпечататься в памяти друг у друга надолго. Почувствовав взаимность, Маргери обхватила руками лицо девушки и впилась в губы сильнее, продвигаясь языком глубже, пока голоса за дверью не показались более отчётливыми.

    Джон и Дейенерис были на подходе, он крепко держал её за руку.

    Пора было разделяться. Маргери и Санса выбежали из камеры.

    -Идите скорее,- Санса вырвала Дейенерис из рук Джона и направила по лестнице вверх за Маргери.

    -Уходите отсюда, я их задержу,- Джон попытался уйти.

    -Стой,- Санса схватила его за рукав,- я должна сказать, сейчас или никогда.

    -Если ты говоришь о моём отце, то не стоит…- он не решился признаться, что больше всего на свете боится узнать правду.

    -Твой отец Роберт Баратеон!

    На мгновение время замерло.

    Роберт Баратеон - человек, которого он видел всего раз, и то мельком. Когда король умер, Джон даже не думал оплакивать его погибель.

    -Лианна просила держать это в тайне, но только потому, что боялась за твою жизнь. Ты его наследник!

    -Я должен идти, – Джон высвободился из её рук, и, как ни в чём ни бывало, вступил в схватку с подошедшими на подмогу гвардейцами.

    Она в последний раз оглянулась на Джона, ускользающего из вида. Башня Радости, последние слова его матери - она так давно это знала. Душа рвалась в клочья от ненависти и призрения к самой себе. Почему она так долго молчала? Боялась признать его истинным королём?

    Всю свою жизнь до отъезда в Гавань Санса убеждала себя, что он не брат ей. Теперь у неё не осталось других братьев. Джон пошёл за ней, собрал армию, и сражается во имя её короны. Его совесть чиста в отличие от любого, кто когда-либо называл его бастардам.

    Королевские покои были нараспашку, из комнаты доносился до боли знакомый голос. Королева стояла у открытого окна и молила своих богов о спасении. У её ног сидела до смерти напуганная Мирцелла, вновь в королевских одеяниях, умытая, накормленная, но по -прежнему сломленная.

    Шаги были лёгкими, невесомыми. Мирцелла не успела заикнуться, как Санса приставила нож к ее горлу.

    Королева в тот же момент пала на колени.

    -Прошу, умоляю, пощади, пощади моих детей…- глаза её опухли от слёз бившим ручьём,- …умоляю тебя, ты не такая, они ни в чём не виноваты,- она билась в истерике.

    «Зря она это сказала», - подумала Санса. Они ни в чём не виноваты. А в чём была виновата она, когда её били на глазах целого двора, и королева и пальцем не пошевелила, чтобы прекратить это? Так пусть же забудет о пощаде.

    Лезвие скользнуло по горлу Мирцеллы. Та попыталась остановить кровь руками, но она хлынула беспрерывным потоком. Девушка упала на пол. В глазах ее было смирение. Львица подползла к дочери. Истерика охватила ее с новой силой, но слёз больше не было: она держала руки на горле дочери в надежде, что та выживет. Однако Мирцелла была мертва.

    Санса не шевелилась. Сердце ёкнуло, рука задрожала, и кинжал выскользнул из рук. «Теперь ты знаешь, что чувствовала моя мать».

    Их потревожили чужие шаги.

    -Какая драма, – позади Сансы стояла Дейенерис. Следом за ней в покои вошла Маргери; в руках она держала окровавленный нож и корону юного короля. Это значило, что Томмен мёртв, как и его сестра.

    Маргери отбросила всё в сторону и рывком вцепилась в волосы королевы, потащив её по полу. Она повалила львицу на кровать и начала душить, придерживая её своим весом. Королева отбивалась, не позволяя рукам девушки сомкнуться на её горле. На помощь Маргери пришла Дейенерис. Серсея не переставала сопротивляться, царапаясь и пытаясь вырваться.

    Санса на миг остолбенела. Мирцелла лежала с открытыми глазами. «Взгляд, полный повиновения, как у отца, когда его казнили», - заметила Санса. Он позволил себя убить, оставив её в руках садиста. А её мать? Она не пыталась бежать от погибели, она не видела в этом смысла после смерти Робба.«Они сдались, но я не сдамся».

    Серсея издала последние всхлипы, и Маргери плюнула ей в лицо.

    В комнату ворвался Джейме. Безутешный отец не мог поверить своим глазам: безжизненное тело Мирцеллы лежало в луже крови. Он подбежал к телу дочери и упал на колени.

    Живот Цареубийцы пронзила валирийская сталь.

    Их глаза встретились.

    -Север суров и беспощаден.

    Безумный взгляд волчицы и испуг почившего льва никого не оставили равнодушными. Дейенерис вздрогнула, испытав страх вперемешку с утолением жажды мести. Цареубийца был убит, а перед этим испытал неведомую боль любого родителя - никакой другой смерти он не был достоин.

    Тяжкий звук увесистых доспехов обрушился на комнату, и Джейме упал замертво.

    -Я найду Джона,- Дейенерис сползла с кровати и направилась к дверям.

    Санса кинула взгляд на Маргери.

    -Иди с ней.

    Маргери не колебалась и проследовала за Дейенерис.

    За окном всё полыхало, битва продолжалась. Оставалось совсем немного - победа была близка.

    Волосы прилипли к лицу, перепачканному кровью.

    Он подкрался сзади, схватил за бёдра и прижал к себе, разорвав завязки на кольчуге с одной стороны, впиваясь горячими, обжигающими губами в шею, спускаясь ниже. Бархатная, нежная кожа будоражила в нём кровь.

    Грубой хваткой Сандор завалил девушку на кровать, блуждая своими руками под окровавленной сорочкой. По молодому телу пробежали мурашки до самых кончиков пальцев. Кощунство - она несколько раз соприкоснулась с телом Серсеи. Когда Клиган перевернул её на живот, они встретились лицом к лицу, и, казалось, в её глазах отпечатались образы убийц. Санса столкнула тело на пол.

    Брюки были сорваны, он вошёл в неё, и кровь в нём вскипала всё сильнее от каждого толчка. «Так имеют шлюх, сзади, не затрудняясь даже снять доспехи». Он брал её так постоянно, как неотёсанный мужлан в койке с уличной девкой, нравилось ей это или нет. Она слышала, как он рычал, набирая ритм. Чтобы не так громко стонать, Санса зажала в зубах пурпурные покрывала, впитавшие в себя аромат фиалковых духов, раньше принадлежавших королеве.

    * * *

    Дейенерис нашла Джона в одной из башен. Он сидел, прислонившись к стене, раненный, истекающий кровью, крепко сжимающий правой рукой кинжал. Всё вокруг было забрызгано кровью, а все солдаты, охранявшие башню, мертвы. Дейенерис показалось, что Джон мёртв, но не успела она его коснуться, как он схватил её за руку и пронзил остриём в живот. Смерть была мгновенной. Она не успела почувствовать ни боли, ни страха. Девушка упала ему на колени, и он загрёб её в охапку, пытаясь зажать рану.

    -Прости, прости меня… - сквозь слёзы шептал он ей.

    Он старался сильнее прижать её к себе, чтобы раствориться в ней и не чувствовать больше боли. Он провёл рукой по белоснежным, волнистым волосам и вдохнул их запах.

    В окне промелькнули огромные чёрные крылья. Своим дыханием Дрогон разбил окна вдребезги, и осколки едва долетели до Джона и Дейенерис.

    Джон разомкнул объятия: она была по-прежнему прекрасна.

    -Она мертва. Мертва, слышишь! Дрогон! Давай же, сделай это. Давай!

    Дрогон изверг пламя, способное испепелить что угодно.

    В глазах Дейенерис отразилась огненная вспышка. Джон прикрыл её своим телом: пламя и лёд слились воедино.

    Санса не успела распахнуть дверь: огонь отбросил её и Клигана в коридор. Железная дверь, придавившая их, оплавилась докрасна, и они чудом уцелели.

    От Джона и Дейенерис ничего не осталось, только горстка пепла и прославленный меч Командующего. Она не могла прийти в себя, не могла поверить, что такое возможно. В один момент она потеряла двух дорогих ей людей. Всё шло не так, как было задумано, они не должны были умирать. Захлёбываясь в слезах, она сбежала оттуда, как только высвободилась из-под обломков.

    Мормонт слышал голос Джона и вбежал в башню так быстро, как смог. Внутри стоял толстый слой дыма, из-за которого можно было разобрать только смутные очертания. Клиган держал в руках меч мальчишки, комната пропахла гарью. Он обещал своей королеве, что Клиган будет убит, и он сдержит слово.

    Джорах набросился на Сандора. Клиган не ожидал нападения и оборонялся валирийским клинком. С первого удара мечи обоих отскочили к стене. Тогда Мормонт пошёл в атаку. Они полетели с верхнего этажа в пролет, пересчитав собой ступени, и бой продолжился в малом зале. Клигану ничего не стоило перебрасывать Джораха через столы и впечатывать в стены, но Мормонт был изворотлив и несколько раз умудрился сбить с ног Пса. Когда Джорах с локтя ударил его по лицу, Сандора это развеселило. Сплюнув кровь на пол, он попятился на рыцаря. Тот обогнул стол, не дав себя схватить, и раздраженный Сандор опрокинул стол. Джорах не успел ничего сделать, как стальной сверкающий нож прошёл сквозь руку. Сандор обратил внимание на отметины на руке Мормонта. «Не иначе, как серая хворь, - подумал он. -Тщательно же он её скрывал!».

    -Я не стану тебя убивать, ты уже мёртв,- скрипучий голос вынес приговор.

    «Он умрёт либо от серой хвори, либо от горя по погибшей возлюбленной», - подумал Клиган. Мормонту удавалось скрывать свои чувства от кого угодно, но только не от человека, который волей судьбы тоже любил свою королеву.

    В коридоре Красного замка навстречу Сансе вышел один из стражников крепости, больше смахивающий на головореза. Через всё его лицо проходил огромный шрам, сам он был в метра два роста, не уступая и Клигану по ширине плеч.

    Просвистел резкий замах: большая боевая кувалда ударила ей прямо в грудь. Девушка отшатнулась к стене. Изо рта потекла тёплая и густая кровь. Удар был настолько сильным, что на стене осталась вмятина. Санса скорчилась от боли. Вновь замах - она успела встать, но он попал ей по ноге, и её вопли наполнили коридоры замка. Рыцарь отбросил оружие и повалил девушку на пол, накрепко вцепившись ей в горло. Она пыталась добраться до нагрудного кармана и вытащить ножик. Он заметил это и выбил нож у неё из рук. В глазах уже темнело, она пыталась вздохнуть, но не получалось. Глаза стражника налились красным цветом, как у безумца. Она обхватила его шею обеими ногами и сдавливала из-за всех сил. Его хватка ослабла, и девушка подалась корпусом вперёд и сделала резкий поворот. Санса оказалась над стражником, и он упал со сломанной шеей.

    Облокотившись о стену, Санса поднялась на ноги, и последовала дальше по коридору в холодный тронный зал. За окнами разразился небывалый гул толпы, люди были опьянены вкусом победы. Железный трон - причина всех бед и несчастий, и лжец тот, кто скажет, что не мечтал на нём оказаться. Власть дурманит и обманывает одновременно. Какая ирония - она желала быть королевой своего короля… А теперь оба наследника мертвы. Цена оказалась непомерно высокой. Но отступать некуда…

    Опираясь остриём меча о каменный пол, Санса медленно прошагала до центра зала. Она неспроста остановилась на этом месте. Давно, здесь стояла Санса Старк и на коленях молила Джоффри о прощении за победу брата. Свита, придворные и лорды, окружавшие их со всех сторон - все они смеялись и подначивали короля, и никто ей не помог. Прошло столько времени, но оно не лечит. Теперь на том же самом месте стояла волчица, королева Народа леса, Севера, и всего Вестероса …

    Эйгон выковал трон из тысячи мечей поверженных им воинов. Престол нисколько не манил Сансу, не притягивал и не завораживал. Все, кто когда-нибудь оказывался на нём, были одурманены властью. «Нет ничего страшнее власти», - говорил отец. Однажды он сказал это Брану и Рикону, которые спорили о том, кто был бы лучшим королём.

    Доспехи мешали вздохнуть полной грудью. Непреодолимо долгие семь ступеней отделяли её от трона. Сталь рухнула на пол и отдалась эхом по пустым коридорам Красного замка. Меч остался на ступенях. Последние шаги дались ей с трудом, но королева заняла своё законное место.

    Тяжёлый затяжной скрип, и двери в тронный зал были полностью распахнуты. С меча стекала ещё свежая кровь, в глазах Сандора не осталось ничего, кроме ярости.

    -Сейчас твои люди оскверняют и грабят город, насилуют детей и женщин. Останови их!

    Санса рассмеялась.

    -Это был мой приказ, - она довольствовалась тем, что происходило вокруг.

    Тогда он харкнул в её сторону.

    -А я-то думал, что твоя подружка дрянь. Я ошибался: по-видимому, все королевы мерзкие и подлые суки, готовые переступить через тебя, когда им это будет выгодно,- он не поскупился на слова.

    -Знай своё место ... - она почти сказала то, о чём бы потом пожалела, но он и так всё понял.

    Его это ещё больше разозлило.

    -…собака? Да, вы правы, миледи. Я пёс, я им был, остаюсь и буду, – от его тона становилось не по себе. – Любой пьедестал имеет свойства рушиться, запомните это, моя королева.

    Он оставил её одну в беспросветной тьме собственной мести.

    Ей предстояло править на руинах великого королевства.
     
    Последнее редактирование: 25 мар 2016
    вНЕ-времени и читатель 7853 нравится это.
  19. fiolent

    fiolent Оруженосец

    в общем все умерли....
    Сюжет закручен, конечно же и фантазия у Вас богатая, Автор...
    это уже финал истории?
     
    Julia Katz и Pandorika нравится это.
  20. Julia Katz

    Julia Katz Скиталец

    Нет, это не конец истории.
    Осталось немного)
     
    Pandorika нравится это.