1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: HBO WI В тело Джоффри попал Октавиан из сериала Рим

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Daena, 21 фев 2016.

  1. Daena

    Daena Знаменосец

    Название: HBO WI
    Автор: Hotpoint
    Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/5953125/chapters/13683825
    Переводчик: Daena
    Категория: джен
    Размер: миди
    Пейринг/Персонажи: Джоффри Баратеон, Гай Октавиан, Тирион Ланнистер, Эддард Старк, Роберт Баратеон, Серсея Ланнистер и другие.
    Рейтинг: R
    Жанр: AU
    Предупреждения: AU - значительное изменение канона. Фанфик по сериалу "Игра Престолов" - события первого сезона сериала.

    Глава 1
    Глава 2
    Глава 3
    Глава 4
    Глава 5
    Глава 6
    Глава 7
    Глава 8
    Глава 9
    Глава 10
    Глава 11
    Глава 12
    Глава 13
    Глава 14
    Глава 15
    Глава 16
    Глава 17
    Глава 18
    Глава 19
    Глава 20
    Глава 21
     
    Последнее редактирование: 17 мар 2016
  2. Daena

    Daena Знаменосец

    В настоящий момент именно я даю вам советы.
    Король Джоффри, лорду Тайвину Ланнистеру, 299 ВЭ.

    – Джоффри, я с тобой говорю! – женский голос прервал его чтение, и Октавиану понадобилась секунда, чтобы понять, кому этот голос принадлежит.
    – Прошу прощения... Матушка, – наконец ответил Октавиан, пытаясь не казаться слишком раздраженным вторжением, отвлекаясь от страницы, которую он читал. – Что-то не так?
    Серсея сердито посмотрела на него.
    – Ты прекрасно знаешь, что тебе пора умыться и переодеться перед сегодняшним пиром, – напомнила она мальчишке. – Твой отец ожидает, что ты произведешь приятное впечатление на этих северных болванов, – продолжила она. – Хотя, полагаю, просто плевать на пол и напиваться было бы достаточно, – сказала она, ухмыляясь при мысли о дальнем и невежественном Доме, который управлял самым большим, но тем не менее самым бедным из Семи Королевств Вестероса.
    – Уже пора? – удивленно ответил Октавиан, должно быть книга увлекла его больше, чем он предполагал, раз он читал большую часть дня. – Закончу эту страницу и тут же подготовлюсь, – пообещал он, проглатывая замечание, что если кто и был большим болваном, чем Нед Старк, так это ее собственный муж. Серсее явно нравилось ставить себя на пьедестал, хоть по мнению Октавиана, ее мужу больше нравилось загибать над этим пьедесталом шлюх.
    – Смотри, чтоб так и было, – сказала Серсея, разворачиваясь и выходя из дверей комнаты, которая была выделена ему, пока они были в гостях.
    Октавиан вздохнул:
    – Другой мир, другая жизнь, а мне опять досталась мать, которая не дает мне почитать в покое, – пробормотал он, откидываясь в кресле.
    Поставив закладку, Октавиан закрыл том и снова прочитал его название. "Жизнь Четырех Королей" раскрывала ему глаза на политику и общество нового мира, в котором Октавиан не разбирался, и она была не настолько тяжеловесна, как "История Великих и Малых Домов", которую он читал вчера. Конечно, проза оставляла желать лучшего, автор явно не был дядей Гаем, но по крайней мере это не были просто сухие факты, перемешанные с пропагандой.
    – Надо попросить карлика, чтобы посоветовал мне другие книги, – решил Октавиан, уже сообразив, что хотя остальная его "семья" была отмечена приятной внешностью и атлетизмом, больше всего мозгов досталось самому недоразвитому из них. Тирион на самом деле был потрясен, когда "племянник" в первый раз вежливо попросил его совета, и был в полном шоке, когда мальчик на самом деле выпросил посоветанные книги из библиотеки Старков.
    Октавиан зевнул и откинулся в кресле, потягиваясь. Оказаться принцем и наследником трона было приятно, и когда он станет правителем, он явно будет лучше, чем его "отец". Честное слово, Роберт Баратеон в роли короля Вестероса – это то же самое, как если бы Тит Пулло оказался консулом Рима, со смешком подумал Октавиан. Теперь, если подумать, то его новый "дядя" Станнис, был даже более мрачной версией твердокаменного стоического офицера, каким был лучший друг Пуло, Луций Ворен.
    Встав и отодвинув стул, Октавиан нахмурился. Подумав о семье, он заподозрил по молчаливому поведению Серсеи и ее брата Джейме, что между ними происходит нечто большее, чем положено между братом и сестрой. Но так как он сам однажды имел сношение со своей сестрой Октавией, он был не в том положении, чтобы судить кого-либо за инцест, так что пока никто об этом не узнал, это было делом гипотетическим.
    Подойдя к умывальному столу, Октавиан в тысячный раз изучил свое новое лицо в зеркале.
    – Полагаю, это невероятное стечение событий произошло потому, что я сказал сестре, что не верю в богов, и они решили мне показать, что мир сложнее, чем я думал, – заметил он самому себе. – Если я не прав, или если я должен сделать что-то особенное, пока я здесь, то лучше бы вам дать мне какой-нибудь знак, – обратился он к богам, которые могли слышать.
    – Хорошо, – решил он, когда после долгой паузы ни боги Рима, ни боги Вестероса не ответили на его мольбы о назидании. – Если вы хотите, чтобы я поступал так, как считаю логичным и наилучшим, то пожалуйста, не посылайте мне никаких знаков, – попросил он, скрестив на груди руки и уставившись в зеркало. – Что ж, тогда как пожелаете, – продолжил он после другой долгой паузы, не умея удержаться от ухмылки, когда снова ничего не произошло. – Ваша воля, теперь не жалуйтесь, если все пойдет не так, как вы хотели, – заявил он, отчаянно надеясь, что тем самым не ступил в глубины богохульства.
    Поглядев в глаза Джоффри Баратеона, Гай Октавиан из рода Юлиев выпрямился и бесстрастно оценил то, что увидел.
    – Я очень надеюсь, что этот придурок не получил взамен мое тело, потому что если так, то Республике полная жопа, – печально решил он.
     
    Последнее редактирование: 26 фев 2016
  3. LaL

    LaL Знаменосец

    Daena, я не читаю фанфиков... но поскольку речь в названии идет моем самом любимом политике всех времен и народов, не могла удержаться. Аплодирую в четыре руки!!! Буду ждать продолжения.
     
  4. Daena

    Daena Знаменосец

    Октавиан тут будет жечь :)
    Но Октавиан тут из сериала Рим, вернее, события его жизни, которые он будет описывать, из сериала HBO Рим :) (вот и описанная история с его отношениями с сестрой Октавией - сериальная)
     
  5. LaL

    LaL Знаменосец

    Сериал мой тоже любимый :)
     
  6. Joyce

    Joyce Ленный рыцарь

    Кто знает..., Атия не Серсея, интересно, смогла бы она вырастить что-то приличное из Джоффри?
     
  7. Daena

    Daena Знаменосец

    У нас бывали добродетельные короли и короли-гении... Но не уверен, бывали ли мы ранее благословлены добродетельными гениями в королях!
    Тирион Ланнистер, 299 ВЭ.

    Винтерфелл – 298 ВЭ.
    – Не таким я ожидала его встретить по слухам, – тихо сказала Кейтлин Старк своему мужу, когда принц Джоффри пересел со своего места за главным столом за другой, где за новым блюдом принялся оживленно обсуждать науку и политику со своим дядей Тирионом и мейстером Лювином.
    Сидевший рядом с ней Эддард Старк пожал плечами:
    – Возможно, мальчику было нужно подрасти, – предположил он, хотя трудно было соотнести рассказы об испорченном, себялюбивом мальчишке с принцем Джоффри во плоти. – Что ж, тогда, возможно, этот брак окажется лучше, чем мы думали? – с надеждой добавил он.
    – Если быть честной, думаю, Санса так воодушевлена мыслью о замужестве с наследником престола, что не стала бы протестовать, даже если бы слухи оказались правдой, – заметила Кейтлин. – Его отец явно довольнее помолвкой, чем его мать, – продолжила она, глядя на короля и королеву, которые изображали придворную жизнь, беседуя с разными северными лордами, приглашенными в Винтерфелл по случаю редкого события, каким являлось прибытие королевской семьи из Королевской Гавани.
    Нед потянулся за кубком вина.
    – Уверен, ты почувствуешь то же, когда окажешься больше не самой важной женщиной в жизни Робба, – с едва заметной усмешкой сказал он, но Кейтлин все же ее заметила.
    Октавиан наслаждался беседой больше, чем вином, хотя следовало признать, завезенное с самого юга, из Дорна, вино вполне могло сравниться с лучшим фалернианским вином его родины. Хотя во многих общественных и политических аспектах государство Вестероса было более примитивным, чем Римская Республика, Октавиан все же начал понимать, что не во всем оно было ниже Рима.
    К примеру, если в гражданском строительстве Вестрос проигрывал, отчаянно нуждаясь в лучшей дорожной сети, не говоря уже о том, что они бы очень выиграли, улучшив санитарную обстановку, зато здесь были некоторые устройства, такие как труба с завезенными из Мира линзами или это устройство для лошадей под названием "стремена", которые весьма пригодились бы Республике.
    Кроме того, с его точки зрения семнадцатилетнего юноши, девушки здесь тоже не были неприятны взгляду, решил Октавиан, иногда с одобрением поглядывая на старшую дочь Старка, на которой собирался женить его "отец". В отличие от большинства мальчишек его возраста, ухаживание за представительницами прекрасного пола не было его основным занятием, но это не значило, что иногда Октавиан об этом не подумывал, или что он не мог оценить открывшийся ему вид с эстетической точки зрения.
    Случайно Санса именно в этот момент оглянулась и уловила его взгляд, краснея, и Октавиан сам пытался не покраснеть, когда его поймали.
    – Когда придется, ты сможешь хорошо ее разглядеть, – сказал развеселившийся Тирион мальчику, которого считал своим старшим племянником. – И на ней будет меньше одежды, – добавил он, улыбаясь при виде явного смущения Октавиана. – Тебе может понадобиться практика по крайней мере хотя бы с одной юной дамой, прежде чем придет время отправлять вас обоих в постель, – почти серьезно посоветовал он.
    Октавиану никогда не нравилось, когда кто-то считал себя победителем в словесной схватке, и потому он твердо посмотрел Тириону прямо в глаза:
    – Уже сделано, – самодовольно ответил он, вспоминая девицу из дорогого борделя, в который отвел его Пулло, когда Атия решила, что ему пора потерять девственность. Хотя он описал этот опыт легионеру как "достаточно приятный", что было нескольким преуменьшением, он все же все равно не мог понять, почему так многие мужчины были столь зациклены на этом занятии, не относясь к нему как просто к еще одному способу приятно провести время.
    Снова ошеломленный тем, что сказал племянник, что в последнее время стало обычным для Тириона, он все же быстро собрался с мыслями:
    – Как я горд, – заявил он, делая вид, что смахивает слезу умиления. – Ты действительно мой племянник, – продолжил он, широко улыбаясь. – Думаю, на следующем уроке мы с тобой оставим тему политики, и я объясню тебя, как сделать это с двумя одновременно.
    Мейстер Лювин кашлянул.
    – И на этом я отправлюсь за другой стол, – сказал он, осуждающе оглядев их обоих.
    – Насколько я слышал, великий мейстер Пицель может дать множество полезных советов по этой теме, – насмешливо заметил Тирион, когда Лювин покинул их. – Еще вина? – спросил он Октавиана, наполняя свой кубок.
    Октавиан покачал головой:
    – Лучше нет, мне еще нужно закончить утром читать "Жизнь Четырех Королей", прежде чем мы начнем собираться в обратную дорогу, похмелье может помешать.
    Тирион нахмурился.
    – Я полностью на стороне образования и упражнения ума, – ответил он, – но если они начинают мешать выпивке, то наступает время пересмотреть приоритеты, – объявил он.
     
    Последнее редактирование: 25 фев 2016
  8. Karahar

    Karahar Наемник

    Очень неплохо. Надеюсь, проды будут регулярно.
     
    розовый_слоник и World_Viktory нравится это.
  9. Daena

    Daena Знаменосец

    Войны, как с врагом внутренним, так и внешним, я вел по всему миру, на море и на суше, и одержав победу, я даровал помилование гражданам, о нем просившим. И нации, которые можно было пощадить, я предпочитал спасать, а не громить.
    Джоффри Август, Император Вестероса и Эссоса, 356 ВЭ.

    Королевский Тракт, 298 ВЭ.
    По прибытии в Гостиницу на Перекрестке где-то на полпути до места назначения, Октавиан твердо решил, что по наследованию трона одной из первых его задач будет перестройка этой так называемой дороги, Королевского Тракта, в дорогу настоящую, по римскому образцу. И ведь дело было не в том, чтобы вестеросцы могли отнекиваться, что, дескать, не знали настоящих дорог, подумал он, закатывая глаза. Судя по книгам, которые он читал, не только Валирийская Республика в былые дни обладала широкой сетью дорог, по сей день сохранившейся в Эссосе, но и нынешние города-государства строили и мостили собственные дороги, для процветания их торговли.
    Благодаря отвратительному состоянию нынешней транспортной сети, путь от Винтерфелла до Королевской Гавани занимал целый месяц, что было непозволительно как для быстрой переброски армий, если понадобится, так и, что еще важнее, для сокращения расходов и прибыльной торговли в мирное время, это знал Октавиан. На что эти люди тратили налоги? – печально задавался он вопросом.
    Сам король восседал за столом в гостинице, как всегда за слишком обильным обедом и чрезмерным количеством вина, расставленного перед ним и его другом Эддардом Старком. Хотя друзья и близкие звали его укороченной формой имени, "Нед", а не Эддардом, а большинство остальных называли его лордом Старком, Октавиан все же считал, что местная система именования была проще римской, но, как неодобрительно отметил новый наследник Железного Трона, традиция давать особенное "семейное имя" незаконнорожденным детям могла приводить к неприятным последствиям.
    Собственный бастард Старка, с именем "Сноу", которое отмечало, что его мать не была женой его отца, отправился на Север, чтобы присоединиться к Ночному Дозору, охраняющему стену на дальнем кордоне королевства, и Тирион присоединился к нему, чтобы своими глазами увидеть гигантское строение. По мнению Октавиана, отсутствие карлика было неприятностью, потому что это значило отсутствие достойных бесед и дискуссий, без которых недели путешествия становились еще утомительнее, чем были бы и так.
    Незадолго до их отъезда один из других сыновей Старка, на этот раз законный, упал со стен замка, по которым карабкался. Мальчик был сильно изранен и все еще пребывал в забытьи, когда они отправились в Королевскую Гавань, но Октавиан постарался одним из первых принести соболезнования о состоянии паренька и сообщить его семье, что непрестанно молится о юном Брандоне. Сделав это, он услышал, как старший сын Старка, Робб, прошептал его воспитаннику Теону, что принц был "не таким уж и королевским гаденышем", как говорили другие, и Октавиан улыбнулся про себя. Если можешь изобразить искренность, лучше так и делать, подумал он, возвращаясь к книгам.
    Чем больше он узнавал об этом мире, тем больше Октавиан осозновал, что правящие дома Вестероса относились к плебейским массам столь же отвратительно, как к незаконнорожденным отпрыскам собственных семей. Хотя в самой Римской Республике в какой-то мере тоже косо смотрели на рожденных вне брака, и несмотря на устранение монархии много веков назад, оставались некие привелегии аристократии, человек талантливый и умелый мог возвыситься над своим статусом, служа на благо себе и обществу. Дядя Октавиана, Гай Юлий Цезарь, долгое время отстаивал права простого люда ниже сословия всадников, и так же до него поступал семь раз избиравшийся консулом Рима Гай Марий, и хотя сам Октавиан был по рождению аристократом, он намеревался продолжать традицию семьи и быть человеком народа.
    В конце концов, чтобы заботиться о благополучии народа в целом, необязательно любить людей по отдельности.
    Зная, что его незваное присутствие за столом не вызовет воодушевления Роберта Баратеона и Неда Старка, и так как он уже пообедал, Октавиан решил прогуляться. За ним тенью следовал его телохранитель, покрытый ужасающими шрамами огромного роста человек по имени Сандор Клиган. Его часто презрительно и иногда уважительно называли "Пес", и в какой-то мере он напоминал Октавиану Тита Пулло, хотя ему недоставало жизнерадостности и чрезмерной фамильярности бывшего легионера, к тому же он и в половину не был таким сквернословом.
    Встретив Сансу Старк, которая выгуливала на поводке своего лютоволка у королевского лагеря рядом с гостиницей, Октавиан счел подобающим пригласить ее присоединиться к его прогулке. Она с готовностью согласилась, очень довольная приглашением, и Клигану пришлось играть роль не только защитника, и но и своего рода взрослого опекуна юной девицы. Вместе они направились к берегу реки неподалеку.
    К несчастью, хотя он был искушен в дискуссиях на академические темы, Октавиан был бестолков, когда дело касалось бесед с юными девушками. Чувствуя неловкость и скованность из-за долгих молчаливых пауз в их беседе, пока они шли рядом, он жалел про себя, что постоянно уходил в свои мысли, когда его сестра что-то болтала о важных для нее вещах. Судя по всему, Санса ожидала, что он будет вести разговор, и легче от этого не становилось, потому он испытал облегчение, увидев ее сестру Арью, которая сошлась в игре-схватке с каким-то ребенком, они махали друг на друга палками, а лютоволк Арьи нежился на солнце рядом.
    Октавиан был посредственным мечником, но все ж он знал о фехтовании больше, чем о женщинах, и благодаря богов, что мать заставила его брать уроки у Тита Пулло, он поднял с земли собственную палку.
    – Кто это нападает на сестру моей нареченной? – возмущенно спросил он, решительно приближаясь к детям.
    Мальчик испугался, когда к нему обратился принц, и он быстро опустился на колени, склонив голову.
    – Я не нападал на нее, ваше высочество, – дрожащим голосом ответил он. – Честное слово, я не нападал, – настаивал он.
    – Мы просто играли, – вмешалась Арья. – Он Мика, сын мясника и мой друг, – добавила она, надеясь, что мальчик не попадет в беду.
    Октавиан улыбнулся:
    – Если бы я действительно думал, что он пытается тебя ранить, я достал бы меч, а не поднял бы палку, чтобы защитить тебя – ответил он. – Хотя, судя по тому, что я видел, это его надо было от тебя защищать, – продолжил он. – Поднимайся, мальчишка, и смотри, может, чему-нибудь и научишься, – сказал он, протягивая палку в сторону Арьи, которая сначала изумилась, потом улыбнулась и тоже встала в боевую позицию.
    – Арья, ты не можешь бить принца Джоффри палкой! – запротестовала Санса, когда они начали сражаться, она была смущена за поведение мужеподобной сестры, но нисколько не удивлена, что Джоффри повел себя в точности, как ее братья. Робб и Джон всегда так играли друг с другом, и Санса предположила, что то же Джоффри делал со своим младшим братом Томменом.
    - Согласен, – кивнул Октавиан. – Она слишком медленная, чтобы меня задеть, – заявил он.
    – Слишком медленная! – возмутилась Арья и едва не прыгнула на него, размахивая палкой над головой.
    Хотя он был заметно выше девочки, которая была младше него и несколько мелкой для своего возраста, Октавиану как-то удалось поднырнуть под палкой и ударить ее своим "мечом" по запястью, отчего она с криком боли выронила оружие.
    – Прости, я не хотел так больно ударить, я... А-а-а! – взвыл Октавиан, когда девочка сердито пнула его в лодыжку.
    – Арья! – в ужасе вскричала Санса.
    – Все хорошо, я это заслужил, – ответил Октавиан, кривясь от боли и склоняясь, чтобы потереть ногу, на которой, как он предполагал, наливался синяк. – Но то, что ты разозлила меня и дала так легко себя разоружить – худшее, что ты сделала, – отчитал он Арью. – Ты побеждаешь этим, – выпрямился он, указывая на голову, – не меньше, чем этим, – и он постучал палкой по мечу, свисавшему с его пояса.
    Арья сердито посмотрела на него, понимая, что больше злится на себя, что совершила такую легкую ошибку, чем на Джоффри.
    Тут Октавиан обнаружил, что питомец Арьи, лютоволк, стоял рядом с ним, скаля зубы и рыча.
    – Не могла бы ты ее отозвать, – попросил он, пытаясь не показывать, как он занервничал. Лютоволк уже был размером с взрослого волка из его мира, и как оказалось, должен был вырасти еще, что, по мнению Октавиана, было не самым правильным выбором домашнего любимца, хотя и вполовину не таким глупым, как тот раз, когда Марк Антоний пожелал себе колесницу, запряженную парой львов, чтобы ездить в ней по улицам Рима.
    – Нет, Нимерия, – велела Арья своей волчице. – Сидеть, – лютоволчица посмотрела на нее, подчиняясь, к облегчению Октавиана.
    Взяв себя в руки, Октавиан выкинул палку в реку.
    – Знаете, моего дядю называют Цареубийцей, – сказал он, наклоняясь и снова потирая лодыжку, – а тебя, мне кажется, надо звать Принцебоем.
    – Э-э-э... Простите... – неловко извинилась Арья. – Вы меня первый ударили! – напомнила она.
    – Верно, но вот что еще верно, – ответил Октавиан, – в следующий раз я надену броню.
    Услышав эту историю вечером за ужином, король Роберт долго хохотал, велев затем наследнику следить, чтобы в следующий раз она не пнула его выше, потому что они с Недом надеются иметь внуков, и если окажется, что Джоффри останется без наследников по вине своей будущей золовки, это окажется "охрененно позорной записью в "Происхождении и истории Великих Домов".
     
    Последнее редактирование: 25 фев 2016
  10. Daena

    Daena Знаменосец

    Я считал Безупречных лучшей армией в мире, тренированных до состояния совершенства, чья дисциплина в бою была несравненна. Наши солдаты разбивали войска каждого города Эссоса, вставшего перед ними... Пока мы не встретили легионы Джоффри.
    Сир Джорах Мормонт, 318 ВЭ.
    Королевская Гавань, 298 ВЭ.
    – Не вставайте из-за меня, – сказал Октавиан, входя в зал Малого Совета, члены которого подскочили от неожиданности с кресел.
    Хотя он был удивлен при виде принца не меньше других, лорд Варис всегда оставался спокоен, собран и уравновешен, потому он заговорил первым.
    – Добрый день, принц Джоффри, – вежливо поприветствовал он гостя. – Вы ищете своего отца? – поинтересовался он, не представляя других причин для визита.
    – Нет, на самом деле я как раз от него, – ответил Октавиан. – Я попросил его позволения присутствовать на заседаниях Малого Совета, это поможет мне в будущем править королевством, – объяснил он. – Король не возражал, – сообщил он. – На самом деле он был рад, что тем больше причин не присутствовать самому, –продолжил он. – В моих же интересах проследить, чтобы мне было что унаследовать, – с улыбкой заметил он. – Конечно, так как Десница Короля обладает полной властью в отсутствие моего отца, лорд Старк, – обратился он к тому, – то если вы будете возражать, я немедленно покину заседание.
    – Я не возражаю, – ответил Эддард Старк, – но это первый раз, когда я и сам присутствую на заседании, потому будет правильно, если более опытные члены Совета примут решение относительно вашего присутствия, – оглядываясь на остальных, сказал он.
    – Прежде наследники трона присутствовали на заседаниях, но исключительно как наблюдатели, и всегда вместе с королями, – проинформировал десницу великий мейстер Пицель. – Но конечно же, нет запрета делать это и одному, – добавил он.
    – С моей стороны, если мой племянник желает учиться управлению государством, могу только аплодировать, – решил мастер над законом, Ренли Баратеон, пожалев про себя, что его брат Роберт не может заставить свою толстую задницу тоже приняться за работу.
    Петир Бейлиш, мастер над монетой, рассмеялся:
    – По крайней мере, мы можем быть уверены, что принц не передаст наши секреты врагам государства, – пошутил он. – Это будет не в его интересах.
    – Верно, – согласился Варис. – Полагаю, я скажу от лица всего совета, лорд Старк, что мы не только не против присутствия принца Джоффри в качестве наблюдателя, но и находим его желание присутствовать похвальным.
    Старк кивнул.
    – Ну что ж, присаживайтесь, принц Джоффри, – сказал он мальчику, указывая на один из пустых стульев у стола. Не только король отсутствовал на совете, но и его брат Станнис, который должен был быть здесь как мастер над кораблями, но находился в это время в своем доме на Драконьем Камне, сир Барристан же, все еще запятнанный службой у Таргариенов в глазах короля, отсутствовал именно по этой причине, хотя по закону, как лорд-командующий Королевской Гвардии, тоже должен был принимать участие в заседании.
    – Благодарю, – ответил Джоффри с легким уважительным поклоном и присел. Варис был настолько потрясен этим жестом, что едва не потерял самообладание и не приподнял брови. – Надеюсь, вы простите, если я буду выглядеть глупцом, задавая вопросы, чтобы разобраться в происходящем, – заранее извинился юный принц перед Советом.
    – Глупцы не задают вопросов, – заявил мальчик лорд Старк, откидываясь в кресле. – Что ж, милорды, продолжим разговор с того места, где остановились, – вернулся он к заседанию. – Лорд Бейлиш, вы говорили мне о турнире, который король решил устроить в честь моего назначения, и о затратах на него, – напомнил он собравшимся.
    Бейлиш кивнул:
    – Да, – ответил он. – Восемьдесят тысяч золотых драконов в качестве призовых, сорок тысяч победителю, двадцать тысяч занявшему второе место и еще двадцать тысяч победителю турнира лучников, – сказал он. – К несчастью, у нас нет требуемой суммы, и потому, по моему предложению, мы будем вынуждены взять кредит у дома Ланнистеров.
    – Я знаю, что новичок здесь, но вводить корону в долги ради такого пустяка, как турнир мне кажется глупым, – заметил Старк. "Глупые южные моты", – сердито подумал он про себя.
    – Капля в море, по сравнению с тремя миллионами, которые мы уже должны дому Ланнистеров, всего еще малая толика, – пожал плечами Бейлиш.
    – Королевство должно три миллиона драконов! – в ужасе воскликнул Старк.
    Мастер над монетой покачал головой:
    – Нет, лорд Старк, королевство должно шесть миллионов, – поправил он. – Кроме кредита у Тайвина Ланнистера, мы должны такую же сумму другим, в основном Железному Банку Браавоса, но также и лорду Мейсу из дома Тиреллов, среди многих других.
    Октавиан кашлянул:
    – Прошу прощения, я только наблюдатель, – заговорил он, – но боюсь, мне нужно ощутимо представить эту сумму, – сказал он. – Сколько дней работы обычного человека, я имею в виду из простонародья, может понадобится, чтобы заработать один золотой дракон?
    – Прошу прощения, но я не представляю, сколько зарабатывает простонародье, – рассмеялся Бейлиш.
    – Четыре месяца, если он хороший работник с справедливым хозяином, – холодно ответил Старк. Он так и ожидал, что богатые южане вроде Бейлиша не представляют цену денег. На самом деле, простой работник не мог и мечтать получить золотой дракон честным путем, в обычной жизни простой люд пользовался лишь медной монетой, лишь изредка серебром, в обмен на самые дорогие покупки в их жизни.
    Октавиан нахмурился:
    – То есть, на одни только призовые деньги может понадобится работа тринадцати тысяч человек в течение двух лет, – подсчитал он в уме. – Это смехотворно само по себе, даже не учитывая, что это два миллиона человекочасов труда, – продолжал он. – Сколько средств из взятых в долг потрачены на долгосрочные проекты, которые в будущем должны окупиться? – спросил он.
    – Прошу прощения? – растерялся Ренли.
    – Дороги, акведуки, порты, оросительные каналы... Все то, что дорого обходится при постройке, но в будущем в течение долгого времени может приносить прибыль? – объяснил Октавиан, начиная чувствовать раздражение.
    – Боюсь, ничего из этого нет, – ответил Варис.
    Октавиан кивнул, пересчитывая все в голове в знакомые ему цифры. В Риме динарий стоил одного дня труда неумелого работника, то есть, один золотой олень стоил где-то сотню динариев. Если умножить это на сумму долга, то получается умопомрачительная цифра в шестьсот миллионов динариев.
    Это было в три раза больше предполагаемого состояния Марка Лициния Красса, самого богатого человека в истории Рима, которого называли "Крассом, богатым как Крез".
    – Как вы думаете, когда я унаследую королевство, смогу я продать кому-нибудь Железный Трон как сувенир или кусок железа? Нужно будет чем-то кормить дочь лорда Старка, – саркастически спросил Октавиан, роняя голову на руки на столе. – Королевство на продажу, работы будет много, безрассудный правитель, – слышалось его приглушенное бормотание.
    Ренли и Бейлиш старались не рассмеяться, но Старк был еще мрачнее обычного.
    – Не могу поверить, что Роберт привел казну в такое состояние, – заявил он, сердито глядя на Бейлиша, который, как мастер над монетой, был ответственен за это. – Джон Аррен должен был вмешаться? – задал он риторический вопрос, зная, что предыдущий десница был серьезным, умным человеком.
    – Он много раз пытался предупредить моего брата, но король всегда отмахивался от этой тему, называя ее "пересчетом медяков", – пожал плечами Ренли.
    – Даже шесть миллионов медяков вместо золотых драконов были бы пугающей суммой, – прорычал Нед Старк.
    – Пятьсот десять, – ответил приглушенный голос Октавиана.
    – Что? – растерялся Старк.
    Октавиан приполнял голову.
    – Пятьдесят шесть медяков за серебрянный олень и двести десять серебряных оленей за золотой дракон, – начал он, – следовательно шесть миллионов медяков – это приблизительно пятьсот десять золотых драконов, – вздохнул он, оглядывая комнату. – Простой подсчет, – сказал он, когда все изумленно уставились на него.
    Старк приподнял брови. Как оказалось, ум мальчика был острее валирийской стали, подумал он, решая, что он унаследовал его от деда Тайвина с материнской стороны, а не со стороны отца. Роберт Баратеон не был дураком, когда дело касалось захвата Железного Трона силой и решимостью, но он не отличался быстрым разумом.
    – Я немедленно отменяю турнир, – сказал он. – Мы не можем еще больше впадать в долги.
    – Сомневаюсь, что королю это понравится, – предупредил Бейлиш. – Полагаю, лучше начать его подготовку, – посоветовал он. Ренли согласно кивнул.
    – Я сам поговорю с королем, – заявил Старк совету.
    – Могу ли я сопровождать вас, лорд Старк? – попросил Октавиан. – У меня тоже есть на этот счет мнение, и возможно, если он услышит его от его друга и сына вместе, он захочет послушать, – с надеждой добавил он.
    – А если нет, то я даю десять золотых драконов за Железный Трон, – пошутил как всегда обезоруживавший простотой Ренли. – Не для себя, конечно, но эта штука такая мрачная на вид, уверен, мой брат Станнис будет счастлив получить ее в подарок, – сказал он. – Очень подойдет к убранству замка Драконьего Камня.
    Петир Бейлиш с интересом посмотрел на Ренли:
    – А вы можете понять, когда Станнис счастлив? – искренне полюбопытствовал он.
    – По глазам, тогда он их прищуривает с чуть меньшим осуждением, – объяснил Ренли, в некоторой мере серьезно.
    Мастер над монетой расхохотался, но в душе он был встревожен. О новом деснице короля волноваться не было нужды, у Старков был бурный темперамент, но медленный ум, по его мнению, но принц Джоффри никогда не показывал и вовсе каких-либо признаков ума, а особенно столь острого, как теперь.
    Бейлиш знал, что Титос Ланнистер, отец Тайвина, проматывал семейное состояние, выставляя себя на посмешище, и только когда Тайвин унаследовал лордство Утеса Кастерли, сумел он вернуть силу и богатство Ланнистеров. После стольких планов и интриг, им затеянных, последнее, что ему было нужно – еще один Ланнистер с мозгами и умением являться в ненужный момент, подумал Бейлиш, кривясь при мысли об этом. И почему только этому светловолосому сукину сыну именно сейчас понадобилось взрослеть, сейчас, когда все шло так хорошо?
    Лорд Варис с интересом следил за мальчиком, как делал на протяжение всего заседания. Интригующий и неожиданный поворот событий, подумал он, отмечая, что следует тщательнее проследить за принцем в будущем.
     
    Последнее редактирование: 25 фев 2016
  11. заклепкометрист

    заклепкометрист Межевой рыцарь

    Мэрисью так мэрисью.Хоть вообще-то хватило бы и просто вменяемого человека на месте Джоффри - если начать с
    визита в Винтерфелл. А уж потом...Как-то вспомнилась стебная миниатюра про попадуна - стандартного попадуна,
    жаждущего внедрить промежуточный патрон,перепеть Владимир Семеныча стоя на командирской башенке и,как же
    без этого...Хруща убить. Точнее,с акцентом на последнее.Без патронов и башенок как-нибудь обойтись,можно даже не
    сорок первый,а в пятидесятые попасть,но уж кукурузника...Ну и попал. В Хрущева после известно какого съезда.
    Вот весело бы попаданцу,будь он хоть сам Октавиан попасть в Джоффа...после казни Неда.И в плане юмору кошкинс-
    кого стиля веселее было как раз сериального фаната вселить.С послезнанием.В перспективе было бы на уровне
    http://koshkin-lib.livejournal.com/59221.html
    Хоть это так,моя привычка к цЫничному юмору. А фанф хорош весьма и даже очень.
    --- Склейка сообщений, 23 фев 2016 ---
    А вот в другом фанфе под тегом кроссовер Джини Уизли попала по кошкински.
    http://7kingdoms.ru/talk/threads/8063/
     
    Джей, World_Viktory и Daena нравится это.
  12. Daena

    Daena Знаменосец

    Меня попаданство обычно дико бесит, а особенно когда попаданец НАГИБАЕТ и КУРОЩАЕТ и начало этого фика меня тоже немного, скажем так, расстроило, но к главе десятой даже захватило, а на пятнадцатой я аж подпрыгнула от внезапного ВОТЭТОПОВОРОТа.
    Хотя местами все еще некоторые моменты заставляют делать так:wth: :^) и так :envy:
    Я одну главу всю буду с таким лицом переводить.
     
  13. Karahar

    Karahar Наемник

    Это сильно. Продолжайте, во имя Бога-Императора.
     
    AlissaN, Grumpy Jedi, LaL и 2 другим нравится это.
  14. nikroks

    nikroks Знаменосец

    А где он нагибал и курощал? На месте Джоффа любой, имеющий больше пары извилин смотрелся бы не хуже. Тем более тогда, когда этот засранец еще не накосячил.
    ПыСы: и парень чертовски прав:
     
  15. LaL

    LaL Знаменосец

    Я жду, что Джоффри-Октавиан станет победителем Войны Пяти Королей еще до ее начала!:)
     
  16. заклепкометрист

    заклепкометрист Межевой рыцарь

    Еще б серсейке мозгов чуть-чуть.Вообще,сдается мне,что при более адекватных оных персонажах не дошло бы и до
    открытого противостояния.Это,конечно,в соответствующую тему,но там,наверное тыщу раз обсудили.Зря,кстати,Сер-
    сейка чистосердечно созналась Неду - с доказухой -то у него было плохо.Ну да,есть опыт браков Ланнов и штормовых
    аленей - но таких случаев вообще-то было мало.Всегда можно отбрехаться на то,что прецедент только что возник.А
    буржуазной лженауки генетики нема.И внешность массы бастардов от простолюдинок можно списать на то,что у них
    то кровь слабее и всегда уступает блаародной крови Баратеонов.Не то ,что кровь потомков Тая (точнее одной его дочки
    и не надо домысливать). Единственного бастарда от Флорентши - для статистики маловато будет.Ну а вообще,такие вот
    вопросы решают поединком - а лучшие бойцы...Джейме,братья Клиганы...Ну да,Нед может кого из Амберов вызвать...
    Все равно шансы смутные.Короче,тупить не надо было.Надеюсь,здешний Октаджофф проведет разъяснительную рабо-
    ту с серсейкой заранее - благо,твинцест он уже просчитал.Извиняюсь,если спойлер.
    Впрочем,одно из доказательств твинцеста,косвенное и неприемлемое для суда,но,боюсь,оказавшееся решающим для
    Неда - сам Джофф.Точнее,невменяемый Джофф.Оно конечно,бывают злобные безумцы без инцеста,но те,что с инцестом
    опаснее.И тут дело не только в выгоде - избавить Сансу от такого...Хоть человек верит в то,во что он хочет верить
    поверить,что псих Джофф - точно не сын его лучшего друга Эддарду хотелось очень.Похоже,Джофф еще сумел вызвать
    у новоиспеченного десницы ассоциации с Эйрисом,который,кстати от инцестного брака.При том,что Эйрис не то,что в том
    возрасте,что и Джофф,но и просто в молодости,когда сражался на Ступенях был вменяем полностью.От тут и пошел Нед
    на принцип.А в ситуации,когда йуный лев был хотя бы элементарно вменяем и неопасен,пусть и без особых дарований,да
    еще серсейка все бы отрицала...Чует мое сердце,Эддард мог просто не решиться идти до конца.За недоказанностью.Ну
    не поднимать же все 7К из-за книжки с родословной...
    Уф,опять у меня оффтоп вышел.Жду проды и,похоже,продомания начала ломать уже на следующий день.
     
    Последнее редактирование: 24 фев 2016
    World_Viktory, Daena и Лилия нравится это.
  17. nikroks

    nikroks Знаменосец

    Действительно, зря. Плюс, еще и Джона Аррена на себя взяла, хотя это проделки Мизинца.
    Это было еще в первой главе. Благо, Октавиан сам тот еще сестролюб.
    А Нед сам не мужик? Нет, я понимаю, женщины и карлики имеют право... Но тогда Джейме бы его сам ушатал, при чем явно издевательски.
    А на Амберов можно Горыныча призвать - те бы от одного его вида разбежались.
    Неду было пофиг на Джоффа - пока тот был сыном Роберта. Это и вымораживает меня в его личности - Джоффри - катастрофа для Вестероса не потому, что бастард Джейме, а потому, что ошибка природы и неправильный Ланн.
    Так и Джоффри мог когда ему нужно, производить впечатление. Эти братья-акробатья практически идентичны - другое дело, что Эйрис не столкнулся с таким проблемами. И все-таки Роберт сыну подложил крупную свинью с таким Малым Советом с Варисами и Мизинцами.
     
    Daena нравится это.
  18. заклепкометрист

    заклепкометрист Межевой рыцарь

    Имел в виду,что заранее проинструктирует серсейку.А иначе она и при гениальном Октаджоффе наломает дров.
    Ну вряд ли.Маленький Джон если и мельче Горы,то ненамного.Хоть да,кислая ситуация выходит.
    Вроде бы где-то на форуме,кажется в теме про Дарри говорилось,что как грандлорд Нед мог бы выставить заместителя и
    без потери лица...
    Это просто легитимизм.Плюс память о старой дружбе.Но даже если и пофиг в чисто логическом смысле - то на эмоциональном
    уровне у Неда наверняка отложилось.И как появился повод отделаться от проблемы,не выходя за рамки легитимизма и долга
    перед Робертом,то Нед инстинктивно за нее схватился.И пофиг уже на свою жизнь,соотношение сил...При Октаджоффе... Да не
    захочется верить просто - а с доказухой действительно слабо.
    --- Склейка сообщений, 24 фев 2016 ---
    Да уж,таких друзей за нос и в музей.
     
    Последнее редактирование: 24 фев 2016
  19. Karahar

    Karahar Наемник

    Не совсем. Эддард Старк - Законопослушный Добрый. С отчётливым креном в Законопослушный Дурак (терминальная стадия персонажа с мировоззрением «законопослушный добрый» или «законопослушный нейтральный» ... Законопослушный дурак считает, что бьется на стороне сил добра, но всех меряет по своей непогрешимой и безусловной мерке. Любое нарушение закона или приказа он рассматривает как абсолютное зло, а любого преступника, независимо от его мотивов — как врага ... Законопослушные дураки никогда не отступают перед лицом превосходящих сил противника и считают, что позволить злу выиграть хоть в чем-то (например, эвакуировать деревню незадолго до вторжения Армии Зла, вместо обороны до последнего вздоха) противоречит их мировоззрению. Что, естественно, дико раздражает более адекватных — то есть, всех — окружающих.) Для него главное - это Справедливость, выраженная в Законе. На Севере это ещё работает, пока ситуация идёт по накатанной, но стоит только ситуации измениться... В такой ситуации лучшим описанием будет "и тут дерьмо попало в вентилятор". Первая ласточка - казнённый брат Ночного Дозора, бежавший от Иных. Эд просто отмахнулся от важнейших разведданных. А после разоблачения инцеста Джейме и Серсеи он вознамерился посадить на трон Стенниса, который пользовался исключительно своей поддержкой, просто потому, что это "по закону", т.е. гражданская война становилась неизбежной при любом раскладе.

    Вот по этому поводу хочется оставить развёрнутый коммент.
    1. В "Песни..." есть два персонажа, которые могут стать хорошими правителями. Это Тирион, которому можно доверить управлять сортиром, и даже не одним, и Дейнерис, которая единственная задумалась о своей профпригодности и решила подучится. Плюс она может идти на компромисы, но при этом никогда не поступится в главном и всегда останется верна своим убеждениям (которые выглядят даже прогрессивнее, чем у Октавиана).
    2. Непосредственно по словам Джораха. Безупречные - действительно лучшая пехота и Джоффри к моменту столкновения не сможет получить что либо равноценное. Ну, если только не пошлёт экономику и инфраструктуру лесом. Тут скорее "не получилось полного разгрома, битва свелась к ничьей и пришлось договариваться".
    3. Лучшей партией для Октавиана выглядит всё таки не Санса, а Дейнерис. Тут есть два аргумента:
    3.1 Она Таргариен, а он бастард и плод инцеста, впрочем, быть сыном Джейме Октавиану явно понравится больше, чем сыном Робера. А у Таргариенов и инцест не слишком запретен, и прав на Железный Престол больше, чем у кого бы то ни было. Можно заткнуть ревнителей законности.
    3.2 Они во многом единомышленники, причём Дени даже больше, чем сам Октавиан напоминает Цезаря.
     
    Joyce нравится это.
  20. заклепкометрист

    заклепкометрист Межевой рыцарь

    Нда,Стас это тот еще подарок,но и Ренли похоронил бы само понятие легитимности.И он не лучше Роберта,разве что еще
    трезвый.Зато с потомством у него напряг.Через какое-то время ситуация повторилась бы в худшем варианте.Куда ни кинь...
    С поправкой.что это имело быть спустя 20 лет после событий первой книги.
    Можно было и экономику поднять и регулярную армию.Хоть и с мэрисьюшностью - так она же заявлена.
    Таргов инцест кой-как терпели - но для Джоффри однозначное его разоблачение это полный конец легитимности.И для
    такого политика как Октавиан легитимность будет важней личного вкуса.Ну будут удивляться мейстеры,как от алкаша
    Роберта произошел...Неа,не будут. То,что Роберт спился и загоняет себя в могилу знает ближний круг.А народ его все же
    помнит как великого воина.Так что числится потомком сего героя престижно - а подробностей личной жизни народу и не
    надо сообщать.