1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Гет Фанфик: Разрушая иллюзии

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Повелительница драконов, 9 май 2016.

  1. Название: Разрушая иллюзии
    Фандом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов
    Автор: Повелительница драконов
    Бета: Рената 13
    Категория: гет
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: Якен/Арья
    Рейтинг: NC-17
    Жанр: Ангст, Даркфик
    Предупреждения: OOC, Насилие, Изнасилование, Underage
    Краткое содержание: Когда Арья шла в храм Черного и Белого, она чётко видела перед собой цель - отомстить всем, кто повинен в смерти и страдании её родных и близких. Когда она вонзала нож в тело ненавистного врага, то испытывала невероятное наслаждение от свершившейся мести. Когда её любимый учитель выпил за неё яд, Арья чувствовала боль и свою вину, когда ослепла - отчаяние и раздирающее душу опустошение. А что она почувствует когда её иллюзии разрушатся, а тот, кого она успела полюбить, сломает её изнутри?
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: закончен

    Посвящение:
    Посвящаю CJlamer и Ренате 13 - моим любимым и близким людям, которые невероятно вдохновляют меня!!!

    Публикация на других ресурсах:
    Нигде и никогда без позволения и ведома автора! Иначе Многоликий заберёт ещё одно имя!!!

    Примечания автора:
    По сути идея, как и весь фанфик родились ещё ДО просмотра автором первой серии нового сезона Игры Престолов. Автор не посмотрел эту серию до 1 мая по некоторым причинам. И завершил свой фанфик даже не посмотрев ни одной серии... Так что это весьма своеобразная идея дальнейшего развития событий и того, как автор видит продолжение этой истории...

    Холод каменных плит обжигает своим льдом окоченевшие пальцы. Дыхание вырывается серебристым парком и застывает где-то в воздухе. Прогнившая солома отвратительным запахом врезается в нос, а тело коченеет от твердости и холодности камня.

    У самой стены висит факел, который даёт больше копоти, чем света, но сейчас это не важно. Она и так не видит, так зачем ей какой-то свет в этом холодном склепе? Разве что тепло... Она на ощупь пробирается к факелу и осторожно тянется к огню, но так, чтобы не обжечься. Ладони захватывает нестерпимый жар, и они замирают в каком-то сантиметре от пламени. Девушка морщится, но не отводит рук. Огонь намного лучше чем холод, который казалось проник насквозь в её тело и навеки заморозил её. Только огонь позволял ей чувствовать, что она жива, а не стала бестелесным призраком в этой темнице. Впрочем, она вполне может им стать, учитывая то, насколько здесь холодно, и то, как её кормят.

    Арья горько усмехается и снова чувствует себя обманутой. Она пришла сюда, чтобы стать искусной убийцей и забрать причитающиеся ей жизни. Но как только она взяла одну, так удачно попавшуюся в её руки, как её ослепили и забросили в эту темницу, в которой она уже давно потеряла счёт времени. День ото дня подбираясь к смерти всё ближе, она чувствовала с какой непередаваемой болью рушатся её иллюзии, а отчаяние всё больше охватывает израненную душу.

    "У девочки много имён на устах... их можно отдать Красному богу. Пожертвовать всех, одного за другим", — каждый раз звучало в её голове и ничего не было слаще этих слов, манящим потоком вытекающих из уст Безликого убийцы. Это было первой иллюзией, которая так жестоко оборвалась в её душе. Только она забрала причитающуюся ей жизнь, которую обещали отдать, как это заманчивое обещание обернулось страданием... А ведь она верила словам Человека, и она пришла к нему.

    Пришла, пережив все страдания, что выпали на её путь. Пришла лишь для того единственного, что у неё осталось - отмщения. Того, что придавало смысл её жизни, делало существование не напрасным. Она готова была терпеть всё: подметание пола, омовение тел мертвых, игру лиц, ежедневные избиения тростью, унижения перед старшими Безликими... лишь для того, чтобы научиться. Чтобы стать искусной убийцей и отомстить всем, кто принёс боль и страдания её близким, её семье, ей самой. Только ради этого. Но, как оказалась, она пришла только для того, чтобы быть жестоко обманутой...

    Когда сквозь серость однообразных будней ей улыбнулась удача, она просто не могла упустить её. Меррин Трант заявился в Браавос, словно сам Многоликий толкал его в объятия Смерти, которую она подарит ему. Он был первым в её списке за убийство её учителя, того, кто отдал жизнь, спасая её. И Трант должен был поплатиться за это. Той же кровавой монетой, что отдал Сирио Форель. И боги, то, что именно он, первый из списка, оказался в её руках было высшим знаком для маленькой жаждущей крови волчицы. Упустить такую возможность было просто преступлением, и она придумала, как же именно ей вычеркнуть ненавистное имя из списка. Она должна была забрать то, что ей причиталось, то, что ей обещали!

    Тогда, в борделе, когда он наносил удары маленьким девочкам, она не позволила себе даже вскрикнуть. Что ж, спасибо Якену Хгару за его ежедневные удары тростью. Если бы это не было частью обучения, она вообще бы подумала, что данное действие доставляет наслаждение Безликому... Когда она осталась с Трантом наедине, то тут же принялась за выполнение своего кровавого плана.

    О-о-о, как это было сладко! Вонзать свой нож в ненавистную плоть, слушать болезненные стоны и вскрики врага, видеть, как жизнь капля за каплей покидает его тело, как он корчится от поглощающей боли, как смерть с мучительным наслаждением забирает его. Когда она перерезала подонку горло и обмякшее тело свалилось на пол, Арья почувствовала что-то совершенно новое - прилив необычайного ощущения, сбивающего с ног. Она чувствовала это ещё во время убийства Транта, но когда он свалился окровавленным мешком под её ноги, эта волна дошла до высшей точки, заставив Арью испытать невероятное по силе наслаждение, несравнимое ни с чем. Она откинула нож в сторону и потянулась рукой туда, где было невообразимо приятно и тепло. Всего лишь нескольких движений пальцев между ног под покровом окровавленной сорочки хватило для того, чтобы всё тело охватила сладкая судорога, позвоночник стянули тиски сверхъестественного удовольствия, а перед глазами замелькали яркие всполохи, заставляя прикрыть глаза от фантастических ощущений.

    После испытанного она пришла в себя и тихой тенью покинула бордель, натянув лицо умершей девчушки, уже наперёд зная, что вскоре на полу заведения найдут тело мёртвого гвардейца. Той же тихой тенью она пробралась в храм и вернула на место лицо. Она надеялась, что её маневр пройдёт незамеченным, но видимо забыла, что это за место, куда она пришла. Как глупо...

    «Жизнь того Человека была не твоя, — звучал вкрадчивый голос Безликого. — Девочка обокрала Многоликого бога. Долг нужно вернуть, — с этими словами Якен вытащил пузырек с ядом, Бродяжка подтащила её ближе, с силой открыв её рот, а Арья почувствовала глухое отчаяние, охватившее её. — А за жизнь платят смертью».

    Отчаяние было готово сорваться за грань безумия, затопляло всё её сознание леденящим ужасом. Неужели? Неужели её жизнь закончится так глупо? Она провалится в самом начале и не сможет исполнить то, зачем сюда шла. Не сможет отомстить за боль своих близких, за свою боль? Она отчаянно не хотела умирать, иначе всё это теряло смысл. Однако яд выпил учитель, тот, к которому она успела привязаться, кого считала своим другом и даже по-своему успела полюбить. Видение его мертвого, распростёртого на каменных плитах, с застывшим лицом и широко распахнутыми глазами, вызывало что-то в её душе, заставляло чувствовать невероятную боль и странную пустоту, отдающую горечью на языке... Так, словно она потеряла что-то очень важное в своей жизни. Она кричала, плакала, а внутри росло непомерное чувство вины перед учителем, перед другом, перед любимым человеком. Меньше всего она ожидала, что её месть обернётся таким образом и больше всего хотела вернуть всё назад, даже если бы это означало, что мерзавец Трант должен жить. Что угодно, лишь бы не умер Якен, лишь бы он жил, лишь бы был рядом с ней...

    Но всё оказалось обманом. Якен стоял за её спиной, и на смену всем чувствам пришло удивление, неверие и очень трепетная радость от того, что он не был мертвецом на полу. Но она запуталась, так и не могла понять, где же настоящий Якен Хгар, кто лежит на холодном полу, а кто стоит рядом с ней? Тогда Человек в образе Якена Хгара доходчиво объяснил ей, что Якен – Никто, это лишь очередная иллюзия, просто маска, которую мог бы носить любой из Безликих. Его нет, это обман, за которым скрывалась пустота. Не Человек, не Безликий, а только маска. Бездушная, холодная, бесчувственная… И Арья ощутила себя безнадёжной дурой, доверившейся неведомому Человеку и неведомому чувству. Так глупо – полюбить иллюзию, обман, пустоту…

    Отчаяние с новой силой охватило её, к нему добавилась боль, стянувшая грудную клетку, и растерянность, затопившая сознание. В голове тяжелым молотом стучали многочисленные вопросы: если Якен – лишь маска, то кто же тогда обучал её? Где тот Безликий, который так помог ей в Харренхолле? Почему Якен не может быть настоящим? Почему её любимая иллюзия настолько пуста и безжизненна? В отчаянии и непонятной злости она стала срывать лица с мертвого лже-Якена, и они отходили как тонкие тряпочки, одна за другой… пока не открыли изумленному, не верящему глазам взору её собственное лицо. Которое внезапно расплылось перед ней и нырнуло в темноту, охватившую все вокруг.

    – Я НИЧЕГО НЕ ВИЖУ! ЧТО СО МНОЙ ПРОИСХОДИТ!? ЧТО ПРОИСХОДИТ? – её надрывный крик отозвался в стенах храма душераздирающим воплем. С холодящим внутренности ужасом она поняла, что ослепла…


    *****

    Дальше всё происходило в темноте. Непроглядный мрак полностью поглотил её, а страх в липкие объятия захватил сердце, холодом добрался до души и сковал всё тело льдом ужаса. Всё ещё отчаянно кричащую её выволокли из тёмной залы и потащили куда-то вниз, на ещё более низкий уровень, о существовании которого она и не догадывались. Ступеньки больно били ноги, холод и сырость ударили пробивной волной, отзывались дрожью в теле и мурашками на коже, в нос пробился запах затхлости и ужасной вони. Она не знала, как долго её тащили по ступенькам, но по её ощущениям прошла целая вечность, прежде чем её грубо бросили на пол, раздался лязг решётки, и она поняла, что находится в темнице.

    — Что со мной происходит? — кричала Арья, и отчаяние захватывало её всё больше и было уже невозможным, непереносимым для одной девочки, слишком много пережившей на своём маленьком веку. Но никто ей не ответил. Лишь треск огня веселыми искрами разрезал воздух.

    Устав кричать и поняв, что всё это напрасно, Арья руками пошарила по каменному полу и через несколько минут нащупала большой ворох соломы: отсыревшей, неприятно пахнувшей, но это было лучше, чем ледяной пол. Разместившись на импровизированной подстилке, она сжалась в маленький комок и поднесла сжатые ладони ко рту, пытаясь согреть их дыханием. На смену отчаянию пришла глухая тоска, которая разлилась чёрной волной в душе. Из невидящих глаз полились слёзы, застывающие серебристыми каплями на щеках...

    *****

    Изо дня в день продолжалась её пытка. За лязгом решётки следовали тихие шаги, бархатный голос учителя, его приказы и удары тростью, оставляющие на её теле плохо заживающие раны. Если она вела себя хорошо, не дерзила ему и покорно терпела избиения, не крича от боли, то он оставлял ей неплохой завтрак, который был так же обедом и ужином. Если всё разделить с умом, то ей вполне хватало на целый день. Если же девушка не слушалась, грубила, проявляла своё неповиновение и северную натуру, то учитель после более продолжительного и болезненного избиения кидал на каменный пол краюху черствого хлеба и ставил бокал воды, которого ей не хватало для утоления жажды. Арья достаточно быстро усвоила урок и поэтому стойко переносила все пытки, причиняемые рукой учителя... Дни сменялись ночами, за непроглядной ночью следовал рассвет. Но всего этого она не видела, потому как была слепа, да и даже если бы глаза служили ей, то вряд ли бы она увидела танец дня и ночи. Арья могла бы судить о количестве проведенных в темнице дней по количеству принесённых завтраков, но и им она давно потеряла счёт. Впрочем, как ни странно, заточение принесло для неё некоторые дары...

    Слепота научила её многому: она смогла достаточно уверенно ориентироваться в своей камере на ощупь, находить нужное тепло, идущее от факела, ощущать пальцами шероховатости, потертости и мелкие метки на камне, доверять своему обонянию, пробовать своим языком, слышать всю глубину окружающих её звуков... Слепота словно открыла ей дверь в ранее невидимый ею мир и показала, как можно в полной мере использовать все свои чувства. Пожалуй она была бы даже благодарна Якену за этот урок, если бы не эта темница, этот холод, завораживающий душу, сырость, пробирающаяся под кожу, и ежедневные избиения тростью за неумелую игру лиц...

    Вот и сейчас Арья стоит возле коптящего факела, как раздается знакомый лязг решётки, едва слышные шаги и вкрадчивый голос:

    — Человек пришёл, чтобы поиграть с Девочкой в игру лиц.

    Она отходит от согревшего её факела и уверенно проходит к своему тюфяку из отсыревшей соломы. Послушно спускает сорочку, чувствуя, как холод ледяными пальцами вцепляется в её спину.

    — Девочка должна полностью обнажиться перед Человеком, — продолжает вкрадчивый голос, а Арья не видит, как облизывает внезапно пересохшие губы её учитель. Девушка плюет на все условности — они так часто занимались этой игрой, что сорочка просто падает к ногам, выставляя на обозрение её обнажённое тело, поблескивающее в неровном свете факела.

    — Кто ты? — звучит набивший оскомину вопрос.

    — Никто, — тут же отзывается она, и просвистевшая в воздухе трость сбивает её с ног и оставляет на спине кровоточащую ссадину.

    – Кто ты? – настойчиво продолжает чарующий голос.

    Арья прикусывает губу, чтобы не рассмеяться. Неужели он думает, что она сдастся сейчас, после всех перенесённых ею пыток?

    – Никто, – упрямо отзывается она и тут же чувствует вспышку боли, то, как прорезается кожа, оставляя кровоточащий шрам.

    – Девочка лжёт и весьма неумело, – Якен медленно обходит её и становится за спиной. – И зачем девочка пришла в Черно-Белый дом?

    – Чтобы стать безликой убийцей, – Арья поднимает голову, но новый хлёсткий удар заставляет её зажмурится и вцепиться пальцами в холодный камень.

    – Девочка правда хочет стать Никем? – голос внезапно наливается холодом.

    – Да! – уверенно произносит она, но новый удар, более хлёсткий, более болезненный, жжёт её спину нестерпимым огнём, глубоко пропарывает кожу и заставляет Арью полностью свалиться на пол. Спина исполосована длинными и сильно кровоточащими порезами, алая жидкость заливает светлую кожу, а Якен смотрит на свою ученицу расширившимися глазами.

    Она для него никто, но боги, как она прекрасна в своём упрямстве и непокорности, как великолепна в своей дерзости и своевольстве, как хороша в таком обнажённом виде! Якен никогда не получал удовольствие от игры лиц, избиения других были ему безразличны, как и всё на этом свете, но с Арьей... С ней всё было по-иному... Ещё после первой игры он заметил, что возбуждён, и это возбуждение разгорелось именно тогда, когда он наносил удары тростью милой девочке. Он ощущал жар, когда видел её боль, ощущал дрожь, когда слышал вскрики, а сердце разгонялось быстрее, когда он ненароком прикасался к ней, видел блики света в её глазах, слышал резкость в её речи. Всякий раз после их игры лиц, уединяясь в своих покоях и вспоминая все самые невероятные моменты, связанные с непокорный дикаркой, Безликий ощущал уже знакомый жар и дрожь в теле...

    Он ласкал восставшую плоть, а взрывающиеся перед его взорам образы рождали томительную, уже давно позабытую сладость. Запретную, потому что она была его единственной слабостью, прорывающейся наружу тихим стоном. Он ненавидел Арью за то, что она принесла в его неуязвимую жизнь единственную слабость. И из раза в раз избивал её всё сильнее, чувствуя усиливающееся возбуждение, разгорающейся жар, который с каждым разом всё больше завладевал его телом, толкал на более откровенные ласки. Это было порочным кругом, который никогда не кончался, и начало которому положила невыносимая дикарка.

    Он ненавидел её за это, и, Многоликий побери, даже эту ненависть он не должен был чувствовать! Она заставляла его чувствовать, когда все чувства были под запретом, и если бы в Храме прознали о его слабости... Это бы разрушило всё, что он успел построить...

    Но сейчас… Сейчас такой шанс заплатить ей по счетам, а ему получить столь томительно-желаемое наслаждение! Решение приходит моментально, но он подозревает, что оно просто вырвалось из оков подсознания, не сдерживаемое более его холодностью и беспристрастностью. Он опускается на колени за спиной Арьи и тянется к такой манящей коже, разрезанной всполохами кровоточащих ударов. Проводит пальцем по контуру одной из ран и видит, как вздрагивает и сжимается маленькая дикарка. Ей явно неприятно, но она предпочитает терпеть. Хорошая девочка.

    Желание разгорается ещё сильнее, охвативший жар захватывает его разум, и, даже не понимая, что он делает, Якен тянется губами к кровоточащей спине. Медленно проводит языком по одному из порезов, слизывая манящую кровь. Вкус железа приятно отдаёт на языке, но этого мало. Слишком мало. Он слизывает кровь ещё с одного пореза, попутно замечая, как лицо Арьи искажается в отвращении. Но она терпит, и это прекрасно. Он теряет счёт времени, стирая с её спины кровь своим языком и слыша едва различимые всхлипы унижения юной ученицы. Слишком сладко, чтобы отвлекаться на что-то ещё, слишком желанно, чтобы думать о чём-то другом… Он отстраняется и встаёт только тогда, когда на спине Арьи не остаётся даже капли крови, и с сожалением вытирает губы тыльной стороной ладони.

    – Девочке больно? – задаёт он вопрос, который даже не требует ответа. – Девочке неприятно?

    – Девочке отвратительно! – припечатывает Старк. – Лучше бы ты бросил меня умирать!

    – А никто не говорил, что обучение Девочки будет приятным, – качает головой Якен. Он едва сдерживается, чтобы не броситься и попросту не оттрахать девчонку, как она этого заслуживает. Сладость её крови усиливает и без того не маленькое возбуждение, и только воспитанная несколькими десятилетиями сдержанность останавливает его.

    – А облизывание окровавленной спины – это часть обучения? – дерзко отзывается Арья и, повернув лицо к Якену, смотрит прямо на него невидящим взглядом. На секунду Безликому становится жутко, но он моментально берёт себя в руки.

    – Это лишь часть наказания девочки, – беспристрастно отзывается он.

    – Омерзительно, – девушка сплёвывает на пол кровь, скопившуюся во рту из-за прокушенной почти насквозь губы. Почему-то эти слова и этот жест вызывают у Якена иррациональный прилив злости. Трость свистит в воздухе обрушиваясь на бледную как снег спину. Арья зажмурившись стискивает зубы, но ни звука не вырывается с её губ.

    – Девочка чувствует боль? – практически шепчет Якен, и его рука стискивает член сквозь несколько слоёв ткани. Сдерживаться уже нереально, благо девушка не видит, что сейчас творится с Безликим.

    Арья лишь мотает головой, но мужчина знает, что это ложь. Якен опускается рядом с обнажённой девушкой на колени и задумчиво смотрит на её профиль, который словно бы заострился от бликов факела. Пальцы скользят во внутренний карман одеяния, выуживая оттуда довольно редкое колдовское зелье, и прежде чем Арья успевает что-то понять, Якен хватает её за шею, больно стискивает пальцами челюсть, заставляя открыть губы, и насильно вливает жидкость ей в рот. Девушка дергается в его руках, но хватка мужчины очень сильная, а через несколько минут Арья обмякает в его объятиях.

    Он практически бережно укладывает её на солому и стягивает с себя одеяние, в котором невыносимо жарко. Жаль, что Арья не видит его, он бы с удовольствием посмотрел на ужас в ее глазах. Но девушка лежит неподвижная под ним, ощущая на себе действие зелья, которое лишает её возможности пошевелиться и что-либо произнести, но оставляет и даже усиливает чувствительность. Якен недовольно морщится. Желание видеть все её эмоции слишком сильно, и вопреки запрету он отыскивает в кармане скинутого одеяния ещё одно зелье и вливает его Арье в рот. Несколько минут ничего не происходит, но потом невидящий взгляд проясняется. Когда девушка видит всю картину, её глаза расширяются от ужаса, а сердце замирает в понимании того, что произойдёт дальше. Ею овладевает непреодолимое желание убежать, но она не может и пальцем пошевелить. Только с ненавистью смотреть на своего насильника. Этот взгляд для Якена сильнее всякого афродизиака.

    Ухмыльнувшись, он нависает над девушкой и, склонив голову, легко кусает сосок. Лицо Арьи пересекает гримаса отвращения и боли, и от этого возбуждение лишь крепнет. Не в силах более терпеть и играть в эту игру, Якен кладёт свою руку на внутреннею сторону бедра Арьи и, медленно проведя рукою вверх, скользит пальцами между её ног. Девушка порывается дернуться, но не может сделать и этого, поэтому кривит губы и пытается сжечь Безликого своим взглядом. Тот лишь усмехается и продолжает дальше проникнув пальцами в теплую глубину. Недовольно морщится. Слишком сухо. Резко дёргает её бедра заставляя шире расставить ноги и склонившись скользит языком между складок, обильно смачивая их своей слюной. Лицо Арьи сдёргивает невероятно сильная по своей неприязни эмоция, а на душе становится нестерпимо противно от того, что она не может даже сопротивляться.

    Между тем, Якен уже основательно подготавливает её своими пальцами, но не в силах более сдерживаться, резко входит в желанное тело. Арье хочется кричать от боли, но всё что у неё получается – это надрывный хрип и исказившееся от ужаса лицо. Темп убыстряется, нарастает, переходит в бешенный. Каждый толчок внутри тела юной волчицы доставляет невероятное удовольствие Якену и невероятную боль Арье. Желая слышать её, Безликий шепчет какое-то заклинание, и надрывный крик чудовищной боли разрезает упоительную тишину темницы. Неплохо было бы вернуть ей возможность двигаться, но сил дотянуться до зелья совсем нет. Он может лишь резко толкаться между её ног и приносить её телу непереносимую муку.

    Якен опирается ладонями возле её головы и с наслаждением смотрит в исказившееся лицо Арьи. Он замечает стекающую из её глаз влагу, и это лишь усиливает жар его тела, заставляя вбиваться ещё резче, чтобы хоть как-то унять его. Несколько сильных толчков, финальный стон, прорвавшийся сквозь его зубы, и мужчина бессильно ложится на девушку, чувствуя, как её тело принимает выплескивающуюся жидкость. В течении долгих минут он приводит в порядок сбившееся дыхание и, отстранившись, покидает её тело. Неторопливо натягивает на себя свою одежду, подбирает одеяние Арьи и почти что заботливо укрывает её им.

    – Ненавижу, – тихо шепчет девушка, но в её глазах не плещется никаких эмоций. Только глухая и непросветная пустота во взгляде.

    – Пускай и так, – Безликий безразлично дергает плечами. – Меньше всего Человеку нужна любовь Девочки.

    – Я выучусь в этом чёртовом Храме, – выпаливает она, но пустота её глаз не выдаёт никаких эмоций. – Я стану превосходной убийцей и разделаюсь с теми, кого внесла в свой список. Ты хочешь знать зачем я пришла сюда, Никто? Так вот, я пришла сюда за отмщением, за тем, чтобы став Безликой, забрать причитающиеся мне жизни.

    – Жизнь людей повинных в страданиях Девочки ей не принадлежат, – мужчина насмешливо смотрит на свою ученицу. – А для того, чтобы стать Безликой, Девочке надо будет навсегда забыть своё прошлое, оставив в нём и свою любовь, и свою ненависть, и свою месть. А иначе она никогда не станет Никем, ведь она Арья Старк.

    – Плевать, – Арья вдруг кутается в одежду, только сейчас замечая пронизывающий холод. – Ты в моём списке, Якен Хгар.

    – Интересно, как же Девочка убьёт Человека, когда не знает его истинное лицо? – холодно роняет Никто. – Когда любой из Безликих может надеть его маску. Неужели она убьёт любого, кто возьмёт лицо Якена Хгара – уже давно погибшего сына купца из Лората?

    – Я всё равно убью тебя, клянусь Многоликим богом, – в её голосе царит такая решимость, что мужчина даже не сомневается, что однажды она исполнит обещание. – Я убью всех, кто причинил мне боль, а после вернусь, соберу остатки моей семьи и возрожу Винтерфелл.

    – Семьи Девочки больше нет, – ледяным тоном произносит Безликий. – Отец, мать и старший брат мертвы, Санса теперь уже не Старк и скоро раздвинет свои прелестные ножки, чтобы родить болтоновскому отродью детей, Бран и Рикон сожжены Теоном Грейджоем, а любимый сводный брат Девочки, Джон Сноу, зверски заколот своими же братьями. У Девочки никого и ничего не осталось. Кроме мести, обучения и Человека.

    – Девочка ненавидит Человека, – шипит Арья, и её слова не нуждаются в ударе тростью. Потому как это правда.

    – Человек переживёт, – пожимает плечами Никто и уходит из камеры своей ученицы, оставляя её наедине с новым осознанием и оставляя ей зрение.

    Лязг запираемой решётки, удаляющиеся шаги и испуганный свет факела, с первого взгляда сделавшегося Арье ненавистным. Опускаясь на пол, девушка сжимается в дрожащий комок, чувствуя, как она ломается изнутри. Больше ничего не осталось. У неё не осталось ни дома, ни родных, и даже жажда отмщения пропала. У неё не осталось прошлого… Из глаз катятся горькие слёзы, а всасывающая пустота вытягивает её душу и навсегда завладевает её сознанием. Безликий добился того, чего так желал. Теперь она Никто.
     
    Последнее редактирование: 9 май 2016
    gurvik, Agirl, fiolent и 3 другим нравится это.
  2. World_Viktory

    World_Viktory Удалившийся

    Сильно :greedy:, но жестоко. Бедная Арья :cry:, Якен садист :mad:
     
  3. Вот так автор решил написать... Дабы показать читателям, на что он способен...
    Мне тоже невероятно жаль её - сломленную, оставшуюся без всего...
    Не то слово! А ещё и моральный урод! Но не думаю, что у таких убийц есть моральные принципы...
     
  4. World_Viktory

    World_Viktory Удалившийся

    Повелительница драконов, мне понравился фик и я высказала своё мнение, не ставя своей целью оскорбить автора или произведение. Но если я чем-то задела, то прошу прощения :unsure:
     
  5. Так, а с чего Вы решили, что оскорбили меня? Нет, ничего такого и в помине не было! Я полностью согласна с Вашим отзывом и вроде бы не ругалась:) Так что всё в порядке)) Я рада любому мнению, особенно Вашему! Так что никто не задет, не оскорблён и не за что просить прощения) Я люблю всех своих читателей, а особенно тех, кто оставляет отзывы)
     
    Последнее редактирование: 11 май 2016
    вНЕ-времени и World_Viktory нравится это.
  6. Agirl

    Agirl Наемник

    Какой злой :) Мне понравился такой Якен, настоящий псих :happy:
     
  7. А мы и так не сомневались в способностях автора ;). Так что для нас такое прочтение было вполне... п-р-е-д-с-к-а-з-у-е-м-о :).
    Настоящий злюка = ненастоящий Безликий. И Якен, конечно же, и сам это понимает - как и было указано в тексте. Чтобы быть истинным Никто нужна безэмоциональность, показная или реальная - не столь важно. Злость - слишком очевидная эмоция, которая заставляет человека терять контроль и обдуманность действий. Арье этому тоже стоит поучиться. Да и жажда мести - слишком очевидный мотив, а такая предсказуемость - это бонус для противника...
     
    Последнее редактирование: 11 май 2016
  8. Agirl

    Agirl Наемник

    Соглашусь, злость и желание мстить - не самые отличительные черты Безликих, но если допустить, что это немного ООС, меня устраивает псих-доминатор Якен :sneaky::D
     
  9. Frau Solveig

    Frau Solveig Скиталец

    А мне кажется, что Безликий способен чувствовать желание мести. Только он не должен осознавать это чувство. Я думаю, для Безликих чужие души как открытые книги, а своя потёмки, т.к. они не чувствуют её и не понимают, поскольку отреклись от неё. И то, что Арья пробудила в нём давно уснувшую душу, должно его неимоверно злить. Всё-таки неизвестность всегда пугает человека, кем бы он не был. А уж тем более такого как Безликий. Безликий чего-то боится? Невиданно, господа! Имхо
    У Автора получился очень реалистичный Якен. Браво! Я думаю, что такая извращённая страсть могла пробудиться в Безликом. Спасибо за работу!
     
  10. Ну тут он не столь злой, сколько.... даже не знаю))) Ну и двинутый по всей фазе)) Хотя Арья тоже весьма с поехавшей крышей. Но она конечно не заслужила такого...
    --- Склейка сообщений, 29 май 2016 ---
    Оххх) Вот теперь и думай, чем ещё всех вас удивить)))
    Да, здесь Якен теряет облик настоящего Безликого. Именно это я и хотела подчеркнуть. Ну и это злит его, он ненавидит Арью, потому что всё это по её вине. Вот и измывается так над ней. А уж безэмоциональность.... тут ему просто невозожно сдерживаться, поскольку рядом с Арьей у него всё горит, он испытывает сумасшествие и похоть. Это больше похоже на чёрную страсть.... И он теряет контроль над собой и ситуацией
    Я уж не знаю, как она там будет мстить, да и будет ли мстить вообще, но своё слово она точно скажет! И так этого не оставит....
     
    вНЕ-времени нравится это.
  11. Злость у Якена, а Арья живёт желанием мстить. Ведь именно поэтому она пришла к Безликим, а вовсе не из-за культа. И в книге они понимают это, потому так неходно обращаются с ней и постоянно предлагают уйти. ООС я вроде проставила, псих-доминатор Якен интересен, но исходя из книг это всё же ООС, хотя кто его там знает - уж больно мало там был, а вот в сериале - гораздо ближе. Учитывая как он там её избивает и какими глазами смотрит....
     
    Agirl и вНЕ-времени нравится это.
  12. У них там желание мести естественно под запретом. Они даже не смеют убивать тех людей, которых знают, ибо тогда они не беспристрастны...
    Да... они отреклись по сути от себя всего - от своей души. своего лица, своего тела. Как говорил Добрый человек от ненависти, любви, чувств и прочего. От всего, что делает их людьми. Душа Безликих действительно потёмки и хрен пойми что там творится, а вот чужие.... они же должны уметь видеть людей, своих жертв, замечать, пользоваться всеми органами чувств, владеть своим лицом.....
    Спасибо читатель за такую внимательность и чуткость! Именно это было главной загвоздкой в тексте, которую автор лишь немного прикрыл. Это одна из двух главных мыслей.
    Ну не думаю что Якен, а скорее Никто испугались угроз маленькой девочки. Ведь как он подчеркнул, при желании скрыться, сменить маску, любой Безликий может этого избежать. Да и не воспринимает он Арью всерьёз..... Поэтому и равнодушен, поэтому не боится. Единственное, чего он боится - так это чувств, что пробудились у него из-за Арьи и по отношению к Арье...
    Спасибо!) Это очень важные слова для автора. Как высшая похвала его стараниям!)
    Могла! И пробудилась! И неизвестно, что дальше будет. Не думаю, что ему так легко будет унять свою тёмную страсть, как бы он ни старался. Спасибо и вам за такой хороший и глубокомысленный отзыв!!!!!!!!!
     
    вНЕ-времени нравится это.
  13. Да, они друг друга стоят :crazzzy:))
    Но вообще Якен, когда психует, вот как-то умудряется делать это так мило :meow:...
     
  14. Agirl

    Agirl Наемник

    О да :smirk: Интересно, как много тех, кто, как я, у кого любимые сцены в сериале - где Арья получает люлей от Якена?
     
  15. Ну в сериале он не то, чтобы психует... Но милый псих...блиин... Романтично)))) И да!! Эти двое стоят друг друга! Именно поэтому мы так любим писать о них))
    --- Склейка сообщений, 31 май 2016 ---
    Ну вы такая не одна - это точно... А вообще у меня именно на эту тему есть фанфик с BDSM. Именно эти эпизоды, когда она получает люлей, и когда он избивает её и стали темой для вдохновения)))
     
    Agirl и вНЕ-времени нравится это.
  16. Agirl

    Agirl Наемник

    Надо ознакомиться! ;)
     
  17. Я вроде оставляла этот фик здесь.... Или нет.... не помню... "Падение" называется
     
    Agirl нравится это.