1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: В короне Роберта

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Daena, 30 май 2016.

Ключевые слова:
  1. Daena

    Daena Знаменосец

    Название: В короне Роберта
    Автор: drakensis
    Ссылка: https://www.fanfiction.net/s/11861559/1/Wearing-Robert-s-Crown
    Переводчик: Daena
    Бета-редактор: MTA
    Пейринг/Персонажи: Роберт Баратеон, Эддард Старк, Джон Аррен, Тайвин Ланнистер, другие
    Рейтинг: PG-15
    Предупреждения: Мери-Сью, АУ, попаданчество, боже, что я пишу.

    Роберт Баратеон, получивший корону в 283-м году, не такой король, как все ожидали, и не такой, какого ждали.

    Комментарий переводчика: Я не считаю этот фик идеальным. Мне многое в нем не нравится. Например, некоторые повороты сюжета, принятые автором решения, неуместный технический прогресс , а момент с Джоном Арреном и одной книгой меня и вовсе фраппировал до глубины души. И эта книга - Мери Сью, причем Мери-Сью, которую и не пытаются скрыть. Так называемый self-insert - автор попадает в тело одного из героев и исправляет ситуацию. Да, я знаю, это ужасно.
    Но с другой стороны, мне все равно было интересно читать, хотя я и была со многим несогласна.
    Кстати, в рассказе ни разу не упоминается, что это попаданчество. Все действия Роберта описываются через ПОВы других персонажей.
     
    Последнее редактирование: 20 июн 2016
  2. Daena

    Daena Знаменосец

    Часть Первая. Семья, долг, честь
    Глава 1.


    Нед I

    Роберт слегка вздрогнул, когда увидел тела у Железного Трона. По размеру было легко понять, где лежал Эйрис Таргариен, где его невестка, а где - его внуки.
    Весь последний год Нед Старк видел ярость, горевшую в его названном брате – ненависть к Рейгару Таргариену и его семье. Он боялся, что Роберт поступит неразумно, запачкав начало своего царствования.
    К его облегчению, новый король, пусть еще и некоронованный, просто прошел от тела к телу. Каждый раз он приседал на одно колено и убирал алый плащ Ланнистеров, чтобы осмотреть лицо. Каждый раз он мрачно кивал, в подтверждение или узнавание – Нед не знал – и двигался дальше.
    Последним осмотрев Эйгона, Роберт поднялся на ноги, спустился по ступенькам и встал рядом с Недом, Джоном Арреном и Тайвином Ланнистером у подножья Железного Трона.
    – Как они умерли? – холодно спросил он.
    – Элия Мартелл и ее дети погибли во время захвата города, – бесстрастно ответил Джон. – Эйрис...
    – Его убил мой сын.
    Синие глаза Роберта прищурились, когда он посмотрел на лорда Утеса Кастерли.
    – Вы имеете в виду сира Джейме?
    Глаза Ланнистера тоже опасно прищурились.
    – Конечно.
    – Я вначале подумал, что ваш младший сын оказался столь предприимчив, прежде чем поверил, что старший мог нарушить клятвы. И все же, дело сделано, – Роберт покачал головой. – Что ж, он заслуживает возможности объясниться публично. Где он?
    – В надежном месте.
    Роберт нахмурился.
    – Здесь тоже надежно. Я хочу его послушать. Возможно, нам всем это нужно.
    – Ты займешь свое место? – поменял тему Джон, указывая на огромный и опасно выглядевший Железный Трон.
    – Я почти собрался, – заметил новый король, – расплавить эту штуку до основания. Уродливая вещь... И сомневаюсь, что с неё лучше видно, – он оглядел драконьи кости, украшавшие зал. – Да, так я и сделаю. А пока, найдите мне какой-нибудь стул. Хоть один должен был пережить разграбление.
    Стул принесли до того, как пришел самый младший из Королевской Гвардии.
    – Когда я нашел Ланнистера, он сидел на троне, – предупредил Нед, пока Тайвин не слышал. – Его меч еще был в крови короля.
    Роберт мрачно кивнул и снял плащ, набросив его на руку. Он развернулся и оглядел многочисленных рыцарей и лордов со всех концов королевства, вручивших ему свои мечи против Безумного Короля.
    – Это еще не конец, – громко объявил он, чтобы его слышали даже в дальнем конце зала. – Над южными королевствами все еще реют знамена драконов. Но это начало конца.
    Он подошел к простому деревянному стулу и встал за ним.
    – Говорят, что король повенчан со своим королевством прежде своей королевы. А что такое королевство, как не народ – рыцари, лорды и простой добрый люд? И так я спрашиваю вас. Хотите ли вы видеть меня королем, на этом троне?
    – Да здравствует Роберт Баратеон! – тут же выкрикнул Джон Аррен, и многие голоса присоединились к нему, и голос Неда среди них. Он видел, что знаменосцы Ланнистеров и Талли кричали это так же громко, как жители Севера, Долины и Штормовых Земель. Хороший признак.
    Роберт дал им время высказать свою поддержку, а потом развернул плащ и обернул ничем не примечательный стул в цвета Дома Баратеонов.
    – Да будет так. Я, Роберт Баратеон, сын Стеффона Баратеона и Кассаны Эстермонт, вашей волей называюсь королем андалов, ройнаров и первых людей, повелителем Семи Королевств и Защитником Государства.
    Роберт сел, и Вестерос снова обрел короля.
    От дверей раздались ироничные аплодисменты, прерванные ударом локтя Тайвина Ланнистера под ребра сына.
    – Прошу прощения, ваше величество, – Джейме Ланнистер вышел навстречу новому королю. – Я был... захвачен моментом.
    – Я так и думал, – Роберт указал на Эйриса. – Вижу дело ваших рук, сир Джейме. Уверен, рассказы об этом уже разнеслись. Но я не слышал, почему.
    – Разве это имеет значение, ваше величество?
    – В будущем мне придется принимать много решений. Говорят, в этом заключается королевское правление, а может быть и любая жизнь. И я хотел бы знать, что толкнуло одного из самых славных рыцарей наших земель на нарушение клятвы. Мне кажется, это не может быть простым капризом.
    Джейме посмотрел на него, и Нед признал, что Роберт был прав: сверху, с трона, Роберт не смог бы видеть четко лица стоявших перед ним, в особенности в сумерках.
    – Когда армия моего отца вошла в город, я понял, что не удастся удержать Красный Замок. Я попросил разрешения начать переговоры. Вместо этого король Эйрис приказал мне принести голову моего отца.
    Нед подумал о своем отце, сожженном заживо в стенах Красного Замка. Это привело его к восстанию, но он не приносил таких клятв...
    – Да? – Роберт наклонился вперед. – Ты мог бы просто открыть ворота своим сородичам, сир Джейме. А ты решил действовать сам. Мне кажется, за этим было что-то еще кроме этого немыслимого и гнусного приказа.
    Юный рыцарь запрокинул голову и рассмеялся. Он смеялся и смеялся, и взоры всех в зале были прикованы к нему. Наконец он оборвал свой смех.
    – Король назначил Россарта из Гильдии Алхимиков своим десницей. По его приказу Россарт должен был устроить так, чтобы всю Королевскую Гавань охватило пламя дикого огня. Это достаточная причина, ваше величество?
    Вся Королевская Гавань в огне... Нед содрогнулся, и заметил, что так отреагировал не он один. Он уже видел разграбление города, но теперь с ужасом представил это снова, в кошмаре зеленого огня. Тайвин, чьи передовые силы сгорели бы в этом аду, смотрел на сына с ошеломлением.
    Только Роберт казался спокойным.
    – Полагаю, это так, – он встал. – Вот мой первый приказ как вашего короля. Орден Королевской Гвардии отныне расформирован и распущен. Его членам, связанным клятвой подчинения капризам безумца, я предлагаю прощение за все преступления, которые они были вынуждены совершить. Также я снимаю с сира Джейме Ланнистера все обвинения в смерти безумного короля и... – он шагнул вперед и протянул руку. – И приношу ему свою благодарность.
    Сир Джейме некоторое время смотрел на протянутую руку, потом отстегнул плащ своего бывшего ордена, позволяя ему упасть на пол, прошел к королю, и мужчины пожали руки.

    Джон I.

    С первых часов Восстания Джон беспокоился, каким станет королем Роберт. Он любил мальчика как сына, которого у него никогда не было, но должен был признать, что Нед, второй его названный сын, был в сотни раз ответственнее.
    Но за последние два дня он увидел другую сторону повзрослевшего Роберта, очаровывавшего лордов Королевских Земель и людей Ланнистеров, вызывая в них истинную, невынужденную преданность. Не у лорда Тайвина, с ним, разумеется, это никогда бы не случилось.
    Конечно, Роберт всегда был общительным, но его аппетиты ранее ограничивались только вином и охотой – в том числе охотой за девками, которых можно было затащить в постель. Теперь же юный король проявлял аппетит к тоскливой работе управления государством.
    Перед ними была разложена карта Королевской Гавани, и со всех сторон поступали отчеты о повреждениях, нанесенных во время захвата. Хуже всего пришлось окрестностям Львиных Ворот, через которые впустили войска Ланнистеров, но след разрушений вел от них к самому центру города, и оттуда по главной улице к Красному Замку. Тревожнее всего выглядели красные кресты, обозначавшие места, в которых обнаружили заложенные алхимиками запасы дикого огня. Их число было немалым.
    – Раз уж нам и так придется перекопать весь город, то займемся и канализацией, – пробормотал Роберт. – Мне придется жить в этом проклятом месте, и не хотелось бы зажимать все время нос.
    – Со временем вы привыкнете, ваше величество.
    – Это слабое утешение, – Роберт постучал пальцем по Драконьему Логову, чей купол находился на холме Рейнис. – И с этим что-то надо сделать. Это одно из самых больших зданий в городе, глупо оставлять его пустым.
    – Роберт, у тебя нет драконов, чтобы держать там.
    Молодой человек посмотрел на Джона и улыбнулся.
    – Возможно, устрою там новый королевский дворец. Красный Замок далек от идеала, и нужно ведь чем-то отметить новое начало.
    – В любом случае, государственные дела зовут.
    Роберт вздохнул и покачал головой.
    – Ну хорошо, – собравшиеся за столом напоследок поклонились ему и он направился к выходу. – Так в чем дело?
    – Нам нужно решить, кто будет членами Малого Совета, – напомнил ему Джон, когда они спускались по лестнице. – Раз уж на то пошло, нам нужен мастер над монетой, коли ты решил опустошить казну, перестроив Королевскую Гавань.
    – Это будет чересчур, – задумчиво согласился Роберт. – Что ж, начнем с самой легкой должности: Пицель все еще грандмейстер, и мы привязаны к нему до самой его смерти.
    – Ты веришь ему?
    – Ни на секунду. Это он посоветовал Эйрису открыть ворота Ланнистерам – и посмотри, к чему это привело Безумного Короля.
    – Но это сработало тебе на пользу.
    – Сомневаюсь, что Пицель это планировал, – Роберт потер лицо. – У тебя есть кто-нибудь на примете чтобы заменить Вариса?
    – К сожалению, нет. И он возражал против пропуска Ланнистеров. По этой причине ты должен ему доверять?
    – Только его уму. Не вижу другого выбора, кроме как пока его оставить, иначе мы будем слепы в делах половины королевства. И всего остального мира, раз уж на то пошло.
    Джон мрачно кивнул.
    – Я думал о том же. Теперь, без Королевской Гвардии, нам не нужен лорд-командующий в Совете.
    – У меня есть пара мыслей насчет того, кем заменить этот орден. Но, возможно, без места в Малом Совете. Нужно найти ему замену.
    – Тогда можно ожидать, что Верховный Септон предложит представлять Веру в Малом Совете.
    Роберт пробормотал что-то под нос. Скорее всего «дайте мне сил», но Джон не мог в этом поклясться.
    – Нет, точно нет. Я думал о том, чтобы мастер над оружием помогал управлять армиями... – он поднял руку, предвосхищая слова Джона. – Но я понял, что этим посягну на Хранителей, поэтому передумал. Не волнуйся, Джон.
    – Тогда нужно решить насчет мастеров над монетой, законом и кораблями.
    Роберт открыл дверь в королевские покои, все еще украшенные гербами Таргариенов и пропустил Джона вперед, не обращая внимания на свое королевское достоинство.
    – У меня есть кое-какие мысли, которые я хотел обсудить с тобой, Джон. Дело очень щепетильное.
    – Вот как?
    Король разлил вино в два кубка, хотя Джон с ошеломлением заметил, что Роберт подлил воду из второго кувшина в свой.
    – Здесь слишком много вина, – объяснился он. – Если я буду пить все, что мне подадут, то никогда не перестану, а я сомневаюсь, что пустые кувшины впечатлят Семь Королевств столь же эффектно, как драконы.
    – Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь, Роберт?
    Темные брови приподнялись над синими глазами короля.
    – Может быть я все еще лежу раненым где-то на Востоке Простора, и это все сон.
    – Это не так. Так что ты собирался со мной обсудить?
    Роберт посмотрел на кубок в своей руке.
    – Мы планировали, что ты станешь моим десницей. Никого я не люблю больше тебя. Но теперь я думаю, что назначать тебя сейчас будет неверно.
    – Что ты имеешь в виду?
    – Война еще не окончена, – объяснил король. – Может быть мы приближаемся к концу сражений, но мы все еще должны призвать к порядку Дорн и Простор, и по возможности без оружия, а также убедить остальной Вестерос, что мы восстанавливаем стабильность.
    – С этим я согласен.
    – Хорошо, это значит, что мне нужно кого-то отправить в Дорн, чтобы убедить их, что не наша вина в том, что принц Левин погиб на Трезубце, а принцесса Элия здесь. И это будет... Нелегко. Они могут не принять тебя с распростертыми объятьями.
    – На этот риск можно пойти.
    – Да, но я хочу дать тебе как можно больше орудий воздействия. Левин погиб на поле брани, но Мартеллы наверняка знают, что Элию убили знаменосцы Ланнистера. Я подумываю попросить Тайвина Ланнистера помочь мне, исполняя обязанности Десницы, пока ты не вернешься.
    Джон подумал некоторое время.
    – А, ты думаешь, что Мартеллы не станут мешать мне вернуться, если в результате ты назначишь Тайвина Десницей навсегда.
    – Верно.
    – Это необычно глубокая для тебя мысль, Роберт.
    – У меня обширный опыт соблазнения. Всегда легче, когда рядом крутится уродливый соперник.
    Джон потер лицо.
    – Полагаю, в этом есть смысл. И Тайвин очень умен. Может быть ты решишь оставить его своим десницей.
    Роберт запрокинул голову и расхохотался.
    – Ну, в таком случае ты сможешь вернуться в Гнездо и заделать дюжину маленьких Арренов с твоей милой юной женушкой. А потом, лет через десять, задействовать их в своей холодной мести мне.

    Тайвин I
    Роберт Баратеон был не таким, как он ожидал. Когда-нибудь, в недалеком будущем, Тайвин собирался твердо поговорить об этом с некоторыми своими соглядатаями. Пока же ему приходилось иметь дело с королем, который под своей жизнерадостной маской прятал мозги годные на нечто большее, чем просто заполнять пространство между ушами.
    – Благодарю вас за согласие встретиться со мной, ваше величество.
    – Простите, что не встретился с вами раньше, – Роберт указал на одно из двух мягко обитых кресел у огня. – Это управление... Ни единой свободной секунды. Станет ли потом легче?
    – Со временем можно привыкнуть.
    – Приятно знать. Вина?
    Тайвин принял кубок, наполненный для него королем. Никаких слуг, отметил он. Что это, некий знак или предосторожность?
    Присев напротив Тайвина, Роберт вытянул ноги.
    – Я хотел поговорить с вами о нескольких вещах, но вы первым попросили меня о встрече, а потому, пожалуйста, говорите первым.
    – Прежде всего хочу поблагодарить вас за то, что вы вернули мне сына.
    Роберт кивнул и посмотрел ему в глаза. Король кивнул снова, отлично понимая, что Тайвин признает себя в долгу перед ним.
    – Во-вторых, есть ли новости о леди Лианне Старк?
    – Кажется, ее увезли на юг. Ее брат занялся поисками.
    Теперь была очередь кивнуть Тайвину.
    – Я понимаю, что это не тот совет, который вы хотите услышать, но после столь долгого пленения... Возможно, с ней плохо обращались... Вам следует иметь в виду, что она может быть не готова быть королевой.
    Роберт Баратеон замер.
    – Лорд Тайвин, если бы Эйрис забрал у вас леди Джоанну, как его сын отобрал у меня Лианну...
    – С вами ярость, – закончил Тайвин, отметив про себя, что не стоит вызывать эту ярость на себя. Она была куда холоднее, чем он представлял. – Я рад за вас, ваше величество. Нечасто мужчины нашего положения встречают таких женщин.
    – Тогда мы понимаем друг друга, – Роберт опустошил кубок. – Есть третий вопрос?
    – Не от меня. У вас были собственные вопросы.
    – Верно, – Роберт опустил кубок и наклонился вперед. – Я отправляю на юг армию, чтобы освободить Штормовой Предел и, по возможности, убедить Мейса Тирелла признать поражение. Неду надо спасать сестру, а Джон будет занят Дорном. В обычных обстоятельствах я предложил бы вам, как Хранителю Запада возглавить войско, но есть другая должность, которая больше подойдет вам.
    – Вот как?
    – Понятно, что некоторые члены Малого Совета перейдут к нам из Совета Эйриса. Нам нужна стабильность. В то же время, хотя я намерен в итоге назначить своим десницей Джона Аррена, сейчас у него есть другие задания.
    То есть он предлагал...
    – Я понимаю, что прошу о многом, но не согласитесь ли вы быть моим десницей следующие несколько месяцев, может быть год? – Роберт вздохнул. - Скажу вам сразу, что я намерен "отставить" вас, чтобы успокоить дорнийцев. Ни для кого не секрет, что это ваши рыцари убили принцессу Элию, а вы знаете, какие горячие головы у этих дорнийцев.
    – Так нужно было сделать.
    – Детей – да. И сомневаюсь, что она вынесла бы это. Но черт побери! – король ударил кулаком по креслу. – Не хвалитесь этим! Темные дела творятся в темноте, где их никто не видит. Возможно мне понадобится отправить сира Амори и сира Грегора на Стену.
    – Они мои верные знаменосцы, ваше величество, – тихо предупредил Тайвин.
    – Вы хотите предложить оплатить дополнительные налоги на войну с Дорном? Сами знаете, как это вышло у Таргариенов. Я не стану просить, если без этого можно будет обойтись... Но лучше два рыцаря, чем армия.
    – С этим не поспоришь, – Тайвин нахмурился, задумавшись. – Я буду вашим десницей, ваше величество, в указанных вами обстоятельствах. Но все же, я хочу, чтобы мой сын Джейме повел армию на юг. Однажды он сам станет Хранителем Запада.
    – Конечно. Брат лорда Талли Бринден будет командовать отрядом Речных Земель, я назову его помощником вашего сына. А когда Штормовой Предел будет свободен, что ж, Станнис – брат короля, так что...
    – Сир Бринден – умелый рыцарь, ваше величество. И вы правы, что лорд Станнис...
    Роберт предупреждающе поднял палец.
    – Принц Станнис.
    – Конечно. Принц Станнис имеет право возглавить войско, когда ваше семейное гнездо освободится от осады. Сколько солдат вы отправляете?
    – По семь тысяч с каждого королевства. Все вместе тридцать пять тысяч. Так у меня останется достаточно людей, чтобы прикрыть Королевскую Гавань и отправить некоторых лордов на Север и Речные Земли.
    Карта Семи Королевств развернутой лежала перед Тайвином.
    – Были ли новости от лорда Квеллона?
    – Нет, и это меня беспокоит. Здоровье Грейджоя слабеет, а у его сына горячая голова. Если Бейлон Грейджой уже правит Железными Островами, то его корабли скоро начнут грабить западные побережья. А если ничего не случится, то у меня будет на десять тысяч ртов меньше для кормежки.
    – Я рад, что вы намерены править, а не только завоевывать.
    Роберт рассмеялся и снова потянулся за вином.
    – Так себе у меня репутация, а? – он наполнил свой кубок, потом кубок Тайвина. Мужчины приподняли кубки в знак уважения друг к другу.

    Станнис I

    От ворот Станнис наблюдал, как Мейс Тирелл идет к нему под флагом мира. Станнис попросил переговоров, и несомненно, толстый просторец решил, что это была подготовка к сдаче.
    – Итак, лорд Станнис, у вас наконец кончилась еда? – дружелюбно спросил верховный лорд Простора, увидев в решетчатое окно ворот лицо Станниса. – Я могу отправить несколько повозок, если вы наконец сообразили, как надо себя вести.
    Станнис сердито нахмурился.
    – Зови меня принц Станнис, Тирелл, – резко сказал он.
    – Не думаю, что вы из дома Таргариенов, но мое предложение остается в силе.
    – Я получил письмо от брата. Он заметил, что я должен поделиться его содержимым с тобой, в надежде, что ты поведешь себя разумно, – Станнис оскалился. – Сам я надеюсь, что не поведешь.
    – И чего желает Самозванец?
    Станнис развернул пергамент и начал читать с самого начала:
    – Моему благородному брату, принцу Станнису Баратеону, наследнику трона Семи Королевств, мои приветствия. В сей день в зале Твердыни Мейгора я был наречен королем андалов, ройнаров и первых людей. Тело Эйриса Безумного лежало у подножья трона, когда я занял свое место, и вскоре оно будет похоронено рядом с его мертвым сыном Рейгаром.
    Я заверяю тебя, что моей главной задачей в окончании этой войны будет снятие осады с нашего дома. На юг к Штормовому Пределу идет армия. Я советую тебе сообщить эти факты лорду Тиреллу и заверить его моим именем, что если он преклонит колено перед нашим домом, то его прошлая преданность Таргариенам не будет более вспоминаться. Если же он откажется от этого предложения, то ему не стоит ожидать впредь такой щедрости.
    Я с нетерпением жду встречи с тобой и нашим братом Ренли.
    Король Роберт Баратеон, лично руку приложил.
    Станнис поднял голову от пергамента и посмотрел в окно на Тирелла.
    – Ну, лорд Тирелл. Вы принимаете предложение моего брата... Или нет? Со своей стороны я очень надеюсь, что откажете, и тогда мы отплатим вам за ваши деяния.
    Лицо Тирелла становилось все краснее с каждым словом Станниса.
    – Ваши слова, как и слова вашего брата, еще не значат, что дела дома Таргариенов так плохи, как вы говорите. И пусть они мертвы, у Рейгара все еще есть сын и брат. Что же, пока радуйтесь, лорд Станнис, и затяните пояс потуже. Я захвачу Штормовой Предел, а потом моя армия пойдет на север, и тогда мы посмотрим, как запоет ваш брат.
    – Это зависит от того, сколько он выпьет, – прямо ответил Станнис. – Тогда нам нечего больше обсуждать. Возвращайтесь к своим войскам и ожидайте бури.
     
    Последнее редактирование: 11 июл 2016
  3. заклепкометрист

    заклепкометрист Межевой рыцарь

    А командирская башенка и промежуточный патрон будут? Без этого попаданцу никак совсем.Или ограничится пулей Минье?
    Одно плохо - аффтар,как англоязычный с большой гарантией не знаком с творчеством Владимир Семеныча. Совсем попада-
    нец получится не труЪ.:D
     
  4. Daena

    Daena Знаменосец

    Не, до этого не дойдет :D Но и того что есть, на мой взгляд, чересчур :)
     
  5. Берен

    Берен Лорд

    А мне импонирует такой Роберт - не слишком импульсивный, в меру эмоциональный, а главное думающий не только передком, но и головой. Таковский может и не последовать настоятельному совету Джона Аррена, связать узами брака дома Баратеонов и Ланнистеров.
     
    Джей, Ёжик, Леди Яна и 4 другим нравится это.
  6. Annys

    Annys Наемник

    Мне нравится, что Станнис зовётся принцем.:rolleyes:
    На мой взгляд, ему и Ренли неплохо было бы носить титулы, указывающие на их принадлежность к правящей династии, и в кино. Но, я смотрю, тут автор вообще на титулы не скупится.
     
    Последнее редактирование: 31 май 2016
    Пуффинус, Snow Castle, Джей и 4 другим нравится это.
  7. Daena

    Daena Знаменосец

    Угу, и это одно из тех авторских решений, которое я не одобряю.
     
    заклепкометрист и Annys нравится это.
  8. Берен

    Берен Лорд

    А что так?
     
    Леди Яна нравится это.
  9. Daena

    Daena Знаменосец

    После следующей главы объясню, там как раз эта красота и начинается.
    Жаль, жаль, что не прижился термин "князь Дорна", было бы куда легче.
     
  10. Annys

    Annys Наемник

    И правда. Всё-таки в нашем понимании принц - это именно родственник короля, а не просто его вассал и уж тем более не какой-нибудь суверенный правитель. В отличие от князя.
     
    Леди Яна нравится это.
  11. Daena

    Daena Знаменосец

    Нед II
    Роберт выбрал корону Эйгона Пятого, своего прямого предка среди королей Вестероса. До Эйгона Невероятного этот простой золотой обруч носил Эйгон Третий, король, при котором более ста пятидесяти лет назад прекратился Танец Драконов. Нед подумал, что, возможно, это добрый знак.
    А вот присутствие рядом с Робертом Тайвина Ланнистера, на шее которого висела цепь из соединенных золотых рук, пусть это и временно, не столь радовало. Как бы Роберт и Джон не настаивали, что это всего лишь уловка в переговорах с Мартеллами, несомненно, что Ланнистеры уже щедро расточали лживые слова и золото, пытаясь прочнее устроиться при дворе Роберта.
    «Если бы я ехал на север, а не на юг», – подумал он.
    Роберт обхватил Неда за плечи и крепко обнял.
    – Ты снова думал о доме, – сказал он с той странной проницательностью, которую показывал в последнее время.
    – Да. Мы Старки... Юг нам не подходит.
    – Может быть и нет. Но здесь у тебя есть друзья, не только враги. Найди Лианну, и мы покончим с этим беспорядком, – пообещал он.
    – Я так и сделаю.
    Нед обернулся и посмотрел на Тайвина, который куда сдержаннее прощался с сыном. Нед собирался ехать с армией сира Джейме через Королевский Лес, а дальше их пути разойдутся. При удаче его небольшой отряд сможет перейти границу с Дорном, где найдет удаленную башню, в которой держали Лианну.
    Роберт отпустил его и отступил на шаг.
    – Еще одна формальность прежде чем уйдешь, – он повысил голос, чтобы все лорды, собравшиеся в центральном дворе Красного Замка, могли его услышать. – Милорды, я хочу, чтобы вы были свидетелями моим словам, прежде чем отправитесь заканчивать эту войну.
    Он подозвал Джона Аррена, который должен был уехать только вечером. Старик вышел вперед, присоединяясь к ним, и Роберт положил руки на плечи ему и Неду.
    – Невозможно выразить свою любовь больше, чем согласившись отдать жизнь за друга. Больше года назад, когда безумие Эйриса открылось нам всем, два человека встали рядом со мной против него. Мы не были уверены, что другие присоединятся к нам, но ради дружбы и чести они объединились со мной. Мы могли проиграть. Тьма драконов все еще могла угрожать нам тиранией, но наше дело было правым, и с вашей помощью мы свергли Таргариенов. Дабы отметить честь моих друзей, человека, который был мне как отец, человека, который был мне как брат, я возвышаю Дом Арренов и Дом Старков до звания домов принцев. И я делаю это не потому, что они искали этой чести, а потому что они ее заслужили.
    Нед серьезно задумался о том, чтобы придушить Роберта. Он не мог их хотя бы предупредить?
    Улыбаясь, словно отлично понимая, что думает Нед, Роберт подозвал слугу и принял от него кожаный сверток. Развернув его, он достал две броши. На обеих был изображен олень на фоне фамильного герба. На одной броши был сокол Арренов, а на другой – лютоволк Старков.
    Роберт пришпилил брошь со знаком сокола к груди Джона, а вторую – на плащ Неда.
    – Милорды, я представляю вам принца Долины и принца Севера. Пусть вовеки защищают они наши древние права и свободы!
    Люди вокруг них разразились приветствиями, крики «Старк!» и «Аррен!» перемежались выкриками «Баратеон!»
    Рука Роберта застыла в руке Неда, и под прикрытием выкриков он тихо прошептал:
    – Скачи как ветер, Нед. И привези ее домой.
    – Домой...
    Его друг улыбнулся, немного скованнее обычного.
    – Что бы она не назвала своим домом, Нед. После всего этого времени, кто знает... Ладно. Я не могу не думать, что если бы я чаще прислушивался...
    – Не думай об этом, Роберт. Это была вина Рейгара.
    – Да. И его отца. Но дело не только в вине, Нед. Дело в ответственности.
    На какой-то жуткий момент показалось, что это был совсем не Роберт. Но эта секунда прошла, и Роберт весело улыбнулся.
    – Поезжай, Нед. Гони свой зад на юг и добудь мне северную розу, ну или хотя бы привези с собой южного вина.
    Повинуясь королю, Нед подошел к лошади и сел верхом. Северные лорды, такие как Рикард Карстарк, шедший к Штормовому Пределу, и Виллам Дастин, отправивший своих людей домой, но сам решивший оставаться с Недом до самого конца, последовали его примеру.
    Оглядевшись, он увидел, как Роберт хлопнул Джона по спине и задумался, насколько изменило Роберта то, что он стал королем, и насколько титул лорда, нет, теперь принца Севера, изменит его самого.

    Тайвин II.
    Малый Совет собрался в Башне Десницы, и Тайвин без трудов устроил все в зале в точности как было принято во время его прошлой работы в должности десницы. Изменились только некоторые предметы обстановки, но это легко было поправить.
    Конечно же, нельзя было вернуть прежние лица – во всяком случае не все. Пицель заседал в совете еще задолго до Тайвина. Тихий лысый Варис появился в совете незадолго до отставки Тайвина. В остальном же совет был полон новичков – и среди них король.
    Роберт Баратеон сидел на месте, где раньше стояло кресло Эйриса. Темный, тогда как Таргариены были бледными, полный очарования, когда... Нет. Эйрис когда-то тоже мог внушать очарование. Годы не были к нему добры.
    Отсутствовал лорд-командующий Королевской Гвардии, но его место занимал бледноглазый северный лорд. Русе Болтон. Хотя Тайвин не слышал раньше о нем самом, его дом был известен, как род, издревле враждующий со Старками. И по слухам, мужчины этого рода до сих пор практиковали обычаи варварские и дикие даже по северным меркам.
    Новым мастером над кораблями был Лионель Корбрей, наследник Дома Сердец. Его выбрал Аррен, и скорее всего, временно. Дом Корбрея в начале сражался на стороне Таргариенов, но они сменили сторону, когда Джон Аррен и Роберт взяли Чаячий Город в одной из первых битв восстания и убили Марка Графтона. Один из Корбреев особенно отличился на Трезубце, но не этот. В основном, роль его была символической – знак, что бывшие роялисты не будут лишены власти.
    Хостер Талли занимал место мастера над монетой, но было очевидно, что временно – лорд Речных Земель явно обижался, что хотя его дочери теперь носили титул принцесс, сам он не получил подобной чести. Что ж, не получил и Тайвин, а Дом Ланнистеров, безусловно, заслужил этот титул куда больше, чем Талли. Нет, Талли скоро вернется в Риверран, и на его место найдут более подходящего человека. Возможно, когда Тайвин отбудет в Утес Кастерли, эту роль займут Тайгет или Герион. Несомненно, присутствие одного из Ланнистеров будет обязательным.
    Ломас Эстермонт, родственник короля, был мастером над законом. Очевидно, он пользовался расположением короля, так что его место, скорее всего, было закреплено за ним, пока он этого хочет. И в отличие от Корбрея, он казался знающим человеком, хотя впечатление могло быть обманчивым.
    – Неужели лорд Болтон возглавит новую Королевскую Гвардию? – спросил Хостер, когда все были представлены друг другу.
    Роберт покачал головой:
    – Я не собираюсь восстанавливать Королевскую Гвардию в прежнем виде. И кстати, я недоволен золотыми плащами. Они паршиво защищали город, и теперь, когда это мой город, мне этого недостаточно. Я решил, что разделю их обязанности между тремя службами.
    – И в чем будет заключаться роль лорда Болтона? – обманчиво нежным голосом спросил Варис.
    Роберт кивнул Русе, и северянин оглядел собравшихся.
    – Я принял должность сенешаля столицы, – тихо сказал он. Опасно тихо. Тайвин выпрямился и еще раз осмотрел этого человека. – Среди других обязанностей, я возглавлю городскую стражу, которой будет поручено соблюдать порядок в городе.
    – Разве это не было традиционной обязанностью мастера над законом? – спросил Ломас.
    Взгляд бледных глаз устремился в его сторону.
    – Мастер над законом определяет закон. Я же прослежу за тем, чтобы он исполнялся.
    – Городская стража сможет, если понадобится, усилить оборону города, но это не будет их основной задачей, – Роберт приподнял обе руки, одну рядом с другой. – Эта задача перейдет Людям Короля, отряду, который будет осуществлять охрану города и королевского замка. По совету лорда Тайвина они также возьмут на себя подавление разбойнических банд на дорогах вокруг столицы. Все мы знаем, как много наемников обращаются к разбою, когда с ними расплатятся. Или не расплатятся, как часто случается.
    Тайвин нахмурился. Его солдатам всегда платили честно и вовремя, но другие лорды не так осторожны. И конечно же, наемники плохо умеют беречь деньги. Рано или поздно их кошельки оскудеют, а продать они могут только мечи...
    – Вы собираетесь полностью избавиться от верных рыцарей, окружающих вас, ваше величество? Это будет не очень мудро, – голос Пицеля срывался.
    – Ни в коем случае. Но вместо пожизненной службы я намереваюсь набирать по семь рыцарей каждый год, и каждый будет присягать на службу в семь лет, с весомым вознаграждением по окончанию. В полной силе вокруг меня и моей семьи будет сорок девять рыцарей – и этого количества будет куда более достаточно, чем только семерых. И кроме того, они будут по необходимости командовать Людьми Короля. Точные детали мы еще обсудим. Пока в наших армиях достаточно достойных рыцарей, но в будущем я собираюсь устраивать ежегодный турнир, чтобы отбирать подходящих кандидатов в Гвардию Короля. Такой турнир также сможет регулярно собирать лордов и рыцарей со всего Вестероса.
    И будет дорого обходиться короне, подумал Тайвин. Но опять же, сам он уйдет с поста десницы через год или два, не его забота, если Роберт собирается тратить состояния на турниры.
    – Конечно не ждите, что я каждый год буду устраивать новый Харренхол, – Роберт почесал подбородок, он обрил бороду, которую отрастил за время войны, его кожа была бледна в этом месте. – Эйрис сумел не опустошить казну, но нам придется запустить в нее руки, чтобы восстановить повреждения Королевской Гавани, не говоря уже о том, что стены и башни давно пора привести в порядок.
    – А еще у вас грандиозные планы на Драконье Логово, – Хостер Талли скрестил руки на груди. – Только на стекла для починки окон уйдет состояние. И я не уверен, что найдутся строители, способные восстановить купол.
    – Если так, то Таргариены и правда привели нас в упадок, – король тоже скрестил на груди руки. – Но это дело следующих лет. Пока же следует вывезти дикий огонь, который сгрудили там алхимики и очистить Логово, чтобы бедняки столицы могли укрыться там, пока не восстановят их дома.
    – А потом Людям Короля придется выкидывать оттуда нищих.
    – Если им некуда идти, пусть надевают черное, – Роберт перевел взгляд с Тайвина на мастера над кораблями и наклонился к нему. – А теперь, сир Лионель, как идут приготовления к сбору флота, который должен захватить Драконий Камень? Может это и наследственные владения Таргариенов, но остров также и часть Семи Королевств, а я не собираюсь оставлять им ни клочка земли.

    Джон II
    Солнечное Копье было именно таким жарким и неуютным местом, как помнил Джон со времен визита молодости. Взгляды, которые он получал, тоже были огненными. Сопровождающие демонстративно не стали вести его через Тройные Ворота, вместо того проведя через мили крытых дворов и шумных улиц, прежде чем они подошли к старому дворцу.
    В главном зале было два дорнийских принца, принц Доран сидел, а его младший брат Оберин стоял рядом с ним. Они выглядели почти одинаково, не считая только серебряных нитей в волосах Дорана, но если лицо Дорана было застывшей маской, то глаза Оберина горели.
    Многие считали, что Красный Змей самый опасный из Мартеллов. Джон был умнее.
    На столе у трона стоял поднос с хлебом и солью, но никто не предложил их Джону. То есть право гостя он должен был заслужить. Меч принца Дорана был у его ног, но еще не на коленях – признак, что его еще могли назвать гостем.
    – Джон Аррен. Я слышал, теперь вы зоветесь принцем Долины.
    Джон провел рукой по броши на его груди, отметив про себя, что у Дорана явно есть хорошие соглядатаи в Королевской Гавани. Это было неудивительно.
    – Так объявлено королем.
    – Ах да, королем, – Доран опустил подбородок на руку. – Рейгар погиб на Трезубце, рядом с моим дядей и многими хорошими дорнийцами.
    – Это верно.
    – Это делает наследником Эйриса его внука Эйгона. Моего племянника.
    – С сожалением вынужден вам сообщить, что еще до моего прибытия в Королевскую Гавань Эйгон и его сестра были убиты.
    – Как и их мать, как я слышал.
    – Как и их мать, – подтвердил Джон. – Уверен, вам сообщили, что я привез тела ваших сестры и дяди, чтобы вы могли похоронить их рядом с вашими родичами.
    Доран кивнул:
    – За это я вам благодарен, – он нахмурился. – И все же, полагаю после смерти Эйгона право наследования переходит к брату Рейгара Визерису. Вы ведь говорили не об этом короле?
    – Не о нем.
    – Так кто же сидит на Железном Троне? – прошипел Оберин, и его пальцы сжались на рукояти копья.
    – На Железном Троне никто не сидит, – Джон сжал руки за спиной. – Роберт Баратеон, первый его имени, теперь король андалов, ройнаров и первых людей. Железный Трон распилен на металл. Король собирается выплавить из него доспехи для своей гвардии.
    – Роберт – кузен Визериса, как я припоминаю. Но я не слышал о смерти Визериса, если только мне не доложили об убийстве родича.
    – В последний раз о Визерисе слышали на Драконьем Камне. Учитывая безумие его отца и похожий изъян разума принца Рейгара, дом Таргариенов обойден в линии наследования на престол. Король Роберт согласился, что если его кузен преклонит колено, то останется лордом Драконьего Камня, как подданный его величества.
    Это было причиной долгих споров в Малом Совете. Роберт сохранял молчание, но Джон подозревал, что именно он подбросил идею Ломасу Эстормонту. В конце концов, в основном все согласились потому, что Визерис или его опекуны наверняка отказались бы от таких условий.
    – Можно счесть что с уничтожением Железного Трона у Вестероса больше нет единого короля. И может быть ваш названный сын, благодаря вашей присяге, а также присяге Эддарда Старка, является королем андалов и первых людей, ройнары – другое дело, – Доран откинулся назад. – Но где же мои манеры? Оберин, пожалуйста, поднеси принцу хлеба и соли. Мы еще обсудим это дело, лорд Аррен, как следует обсудим, пока вы будете у меня в гостях.
    Могло быть и хуже, подумал Джон, когда Оберин оторвал краюху хлеба и положил его на тарелку, подсыпав изрядно соли. "В конце концов, даже самый дикий из Мартеллов не стал бы травить меня, если я признан гостем".

    Станнис II
    Знамена Простора все еще развевались под небом Штормовых Земель. Но в их лагере больше не было пиров, потому что другие, более многочисленные знамена виднелись за ними, знамена другой армии, которая отрезала линии снабжения самих просторцев.
    – Теперь они попались, Ренли, – заверил Станнис брата. Мальчик, который был младше своих братьев больше чем на десять лет, едва возвышался над укреплениями, но на нем была кожаная солдатская куртка, а в руках он сжимал длинный кинжал, который в худшем случае мог послужить ему защитой. – Теперь у Тирелла нет выбора, кроме как сразиться или сдаться.
    – Донал Нойе сказал, что он может выстроить полевые защитные... сожжения.
    – Сооружения. Надеюсь, что он именно настолько глуп. Если попытается, не протянет и недели.
    – Почему, Станнис?
    Облокотившись на крепостную стену и глядя на знамена Ланнистеров, Баратеонов, Старков, Арренов и Талли, развевающиеся над второй армией, Станнис холодно улыбнулся.
    – Потому что у него в сто раз больше людей, которых надо кормить, чем у нас. И пусть у них больше еды в лагере, чем у нас, ее не в сто раз больше. Его армия начнет голодать, если только он не прорвется, или же тот, кто командует той армией, не пропустит к нему снабжение.
    – Разве он не может привести еду себе морем, как сделал мастер Давос, или же послать своих людей за ней?
    – Если он отошлет своих людей, то как только его ряды поредеют, наши союзники раздавят его, уничтожат как минимум половину его армии. Доставить еду морем возможно, но понадобится время, чтобы отправить корабли и дождаться их возвращения с провизией. И опять же, им будет нужно куда больше, чем нам, – он отступил от стены. – И что важнее всего, флаги Ланнистеров значат, что теперь Тирелл может поволноваться, не марширует ли армия Западных Земель к Хайгардену, пока он сам здесь.
    – Так значит мы победили?
    – Если только Тирелл не умудрится разбить нашу армию в ближайшие пару дней, да.
    В этот день было слишком поздно для сражений, но Станнис велел жечь факелы на случай ночной атаки.
    Следующим утром, перед завтраком из соленой рыбы и лука – единственной еды, оставшейся в замке, да и та шла на убыль – один из наблюдателей сообщил о двух всадниках, направляющихся к воротам. Станнис без слов поставил свою тарелку перед Ренли и пошел вниз, пристегивая к поясу меч на случай, если дела пойдут туго.
    Один из мужчин у ворот был ему знаком – Рендил Тарли, лорд, победивший армию Роберта у Эшфорда. Главный военачальник Тирелла, когда лорду Простора хватало ума к нему прислушаться, что, по счастью, бывало нечасто. Рукоять его знаменитого валирийского меча виднелась из-за его спины.
    Львы украшали латы второго мужчины, и он выглядел как Ланнистер, но Станнис его ранее не встречал. Мужчины спешились, и Ланнистер поклонился, увидев в окно лицо Станниса.
    – Принц Станнис?
    – Да.
    – Мне не доводилось встречать вас раньше, но я сир Киван Ланнистер. Мне было дозволено пересечь линию осады, чтобы сообщить вам, что лорд Тирелл намерен сложить оружие перед моим племянником.
    Станнис повспоминал кто есть кто в семье Ланнистеров.
    – Полагаю, это сир Джейме?
    – Да, – сир Киван покосился. – Хотя король назначил моего племянника командиром армии, он довольно четко дал понять, что по прибытию командование перейдет к вам.
    – И какие условия просит лорд Хайгардена? Он преклонит колено и вернется домой невредимым?
    Тарли хмыкнул.
    – Да. Я слышал, что именно это вы ему предлагали.
    – А он ответил отрицательно.
    Кеван вынул из сумки на поясе письмо.
    – Если позволите, милорд, письмо для вас от вашего брата.
    Станнис кивнул, и Ланнистер аккуратно просунул письмо в щель, стараясь не повредить печать. Изучив печать, Станнис узнал отпечаток перстня Роберта. Попади перстень в чужие руки, дела были бы плохи. Но судя по письмам, приходившим с воронами, этого не случилось. Воронов по прибытии съедали, к печали мейстера.
    Печать легко треснула, и Станнис вскинул брови, прочитав содержимое. Это был почерк Роберта, несомненно. Станнис поднял глаза.
    – Лорд Рендилл, сир Киван. Мой брат назвал условия, которые следует предложить лорду Тиреллу, если он не сложит оружие до прибытия армии сира Джейме.
    – Лорд Тирелл, его семья, его лорды-знаменосцы и их армия должны поклясться в верности королю Роберту и покориться его воле. В таком случае им будет дозволено вернуться домой без обвинений и последствий, не считая перечисленных ниже условий.
    – Во-первых, все лорды и рыцари, земли которых лежат к востоку от городов Горький Мост, Длинный Стол и Эшфорд, а также к югу от реки Мандер, освобождаются от клятв и присяг лорду Тиреллу из Простора.
    – Во-вторых, все эти лорды и рыцари должны присягнуть в верности принцу Станнису Баратеону, который примет их владения в Штормовые Земли, присягнувшие напрямую королю Роберту Баратеону.
    – В-третьих, земли в этих этих краях, отныне называющихся Травянистыми Марками, ранее принадлежавшие Мерривезерам из Длинного Стола, переходят в личные владения принца Станниса.
    – В-четвертых, оставшиеся владения Мерривезеров возвращаются во владение лорда Оуэна Мерривезера, которому отныне позволено вернуться из изгнания.
    – В-пятых, – Станнис посмотрел на Тарли и увидел, как ходят желваки на его скулах. Тот кивнул.
    – Говорите, принц Станнис.
    – В-пятых, лорд Мейс Тирелл лишен титула Хранителя Юга. Титул, все его обязанности и положенные вознаграждения отныне переходят к лорду Рендилу Тарли пожизненно, и будут возвращены верховному лорду Простора только по смерти означенного лорда Рендила Тарли.
    Лорд Тарли покраснел, потом побледнел. Его рот приоткрылся.
    Станнис подождал, пока все осознают оскорбление, нанесенное Мейсу Тиреллу, и добавил:
    – Если лорд Тирелл сочтет эти требования невыполнимыми, прошу, передайте ему слова моего брата, что у короля есть еще один брат, и он будет только рад наделить его за счет Простора.
     
    Последнее редактирование: 20 июн 2016
  12. Хильда Белая Шапка

    Хильда Белая Шапка Межевой рыцарь

    Отличный фик. Ну, я вообще люблю попаданцев. Сама пишу фик про попаданцев в Вестерос, сюда не выкладываю, потому, как низкий жанр. Однако сама идея попаданца в голову Роберта... Эффективный ход. Я же в своём фике не искала лёгких путей и нарисовала самый препоганый вид попадания - в своём теле, женщины, со вживанием в роль простолюдинки. Первые, кто героине встретились в Вестеросе, были разбойники, и дальше было только веселее.

    Правда, она выкрутилась, сбежала зайцем на галее в Браавос, устроилась там служанкой у аптекаря, и использовала это как шанс проявить свои попаданческие знания. Проще говоря, она подговорила аптекаря изобрести табакокурение и заработать на этом капитал, и получила доляху. И далее в сюжете появляется уже как богатая негоциантка из Браавоса.
     
    Вереск, Dziadek, Пуффинус и 4 другим нравится это.
  13. Annys

    Annys Наемник

    А мне вот оригинальные персонажи как раз не нравятся. Особенно попаданцы. Но здесь ничто не раздражает: фик скорее создаёт впечатление, что Роберт сильно изменился за лето.;)
     
  14. Берен

    Берен Лорд

    А что с продолжением? Когда выйдет?
     
  15. Жду продолжения:)
     
    Леди Яна, нап и Берен нравится это.
  16. А можно мне ссылочку?:creative::oops::not guilty::not guilty:
     
    Леди Яна нравится это.
  17. Хильда Белая Шапка

    Хильда Белая Шапка Межевой рыцарь

    короткая выложенная часть - вот

    https://ficbook.net/printfic/4081193/10596313
     
    Леди Яна и Берен нравится это.
  18. Леди Яна и Берен нравится это.
  19. Берен

    Берен Лорд

    Кабзда Ланнистерам?
     
    Леди Яна нравится это.
  20. Daena

    Daena Знаменосец

    Нед III
    До конца своих дней Нед будет сомневаться, мог ли он договориться с тремя бывшими королевскими гвардейцами. Это было бессмысленно – как только сир Герольд Хайтауэр увидел в их отряде сира Барристана, то сразу выхватил меч из ножен.
    С этой секунды Нед уже не мог ничего исправить – ему оставалось только удерживать подальше от себя меч сира Освелла, потому что все три рыцаря напали на его отряд. Их было меньше, на каждого гвардейца приходилось трое противников, и обычно у них не было бы шансов, но все трое были величайшими рыцарями юга, и они доказали это.
    Тео Вул пал первым, а потом краем глаза Нед заметил Этана Гловера – он выжил столь долгое время в подземельях Красного Замка, и теперь упал наземь, его кольчуга была разорвана ударом Рассвета.
    С криком отступил Мартин Кассель, сжимая культю на месте руки, в которой держал меч, Нед остался один против Освелла Уэнта, и мрачный рыцарь из Речных Земель принял удар Льда щитом и отбил его.
    Позади него сир Герольд как будто споткнулся, и меч сира Барристана рванулся вперед с убийственной точностью. Это зрелище отвлекло Неда и он пропустил удар, не отвернув меч Освелла, прорезавший его ногу у голени.
    С трудом выпрямившись, Нед приготовился к смерти, когда Хоуленд Рид вдруг запрыгнул рыцарю на спину с длинным кинжалом в руке. Битва началась настолько внезапно, что ни на одном из них не было шлемов, и потому кинжал северянина с легкостью скользнул под горло королевского гвардейца.
    Нед задыхался и кашлял, почти падая, оглядываясь вокруг. Только трое оставались стоять – он сам, Хоуленд и сир Барристан. На секунду он с ужасом подумал, больше никто не выжил, но тут Виллам Дастин смог подняться на колени, и через гул своего громкого дыхания Нед вдруг услышал всхлипывания Мартина Касселя, пытавшегося остановить кровь, льющуюся из обрубка руки.
    – О боги.
    Сир Барристан посмотрел на Хоуленда, как будто хотел сказать что-то, но потом, как показалось, передумал. Вместо этого он подошел к Вилламу и помог ему подняться, и даже он ахнул, увидев вместо лица лорда Барроутона окровавленное месиво.
    Сам же Нед прохромал к Мартину и отстегнул поясной ремень раненого.
    – Держи крепко, – велел он Хоуленду и обернул ремень вокруг культи. Его верный друг скрипел зубами, чтобы не кричать, пока Нед затягивал жгут, чтобы остановить кровь.
    – Думаю, Эртур выживет, – заметил Барристан, поднимая взгляд от павшего рыцаря, бывшего ему когда-то братом. – Я ударил мечом плашмя.
    – Вы сильно рисковали, – пробормотал Хоуленд.
    – Вы правы, лорд Рид. Тем не менее, было бы неловко убивать его, раз уж я решил просить руки его сестры.
    Нед споткнулся, и не только от раны в ноге.
    – Руки его сестры?
    Судя по виду престарелого рыцаря, он был... смущен.
    – Я понимаю, что мне нечего предложить Эшаре... У меня нет земель и возможностей их получить. Но если бы я не был королевским гвардейцем, я пригласил бы ее на танец в Харренхоле.
    – Во имя богов...
    Барристан выглядел несколько задетым.
    – Я понимаю, что может быть я просто старый дурак, но...
    – Нет, нет, – Нед выпрямился. – Если она скажет да, я найду для вас земли на Севере, сир Барристан.
    – Вы очень добры, лорд Старк.
    –А теперь, если вы не против, мне надо позаботиться о другой леди.
    Оставив Мартина и Виллама на попечение друг друга, трое мужчин вошли в башню.

    Джон III
    Джон решил, что Мартеллы смирились с воцарением Роберта, когда его снова пригласили встретиться с Дораном, на этот раз в Водных Садах. Возглавлял сопровождающих неприветливый Оберин Мартелл, но он сумел вести любезный разговор.
    Там везде играли дети, в садах, а иногда (дети есть дети) – в прудах. Принц Доран сидел в кресле на одной из террас, разглядывая пруд с двумя фонтанами в середине. Каждый фонтан был выполнен в виде человеческих фигур, мужчины и женщины. Левая рука мужчины была вытянута, она сжимала правую руку женщины.
    – Марон Мартелл, – тихо сообщил Джону Оберин. – И его жена, Дейнерис Таргариен.
    – Их брак завершил многолетнюю борьбу Мартеллов и Таргариенов, – вслух вспомнил Джон, и заметил, как дернулся глаз Оберина при этом напоминании о родственных узах между двумя домами, а также о кровопролитии, что лежало между ними прежде.
    – Приветствую вас, принц Джон, – Доран привстал. – Брат мой, благодарю тебя за то, что сопроводил гостя.
    Младший брат слегка поклонился и занял место за стулом Дорана, сам же принц сел.
    – Насколько я понимаю, Мейс Тирелл теперь сожалеет, что отверг первое предложение мира от вашего короля?
    Джон немного склонил голову. Хорошая работа, подумал он про себя.
    – Следует ли мне предполагать, что если вы отправитесь назад в Королевскую Гавань без моего примирения, то получу потом такие же условия? Может вы решите отобрать в пользу своего короля Виль?
    – Вместо вопроса территорий, насколько я понял, Роберт хотел показать вам свою добрую волю, устроив брак вашего младшего брата. Так как Западные Земли должны Дорну одну дочь...
    – Ах ты...!
    Доран остановил своего брата, подняв руку.
    – Надеюсь, мое слово вы сочтете достаточным проявлением доброй воли.
    Джон просто улыбнулся.
    Спустя некоторое время дорнийцы успокоились.
    – Полагаю, брак между Ланнистерами и Мартеллами – не то, что нужно королевству. Что ему нужно, после... чудачеств короля Эйриса... Так это справедливый король, – Доран наклонился вперед. – Старки потребовали справедливости и получили ее. Если мы получим то же, король Роберт может ожидать моего повиновения.
    – Справедливость – конечно. Но, с другой стороны, король не может подарить месть.
    – Отлично сказано, – Доран хлопнул в ладоши. – Отлично сказано. Полагаю, вам нужно связаться с королем по этому вопросу. Тем временем мне стоит обдумать, что я могу сделать, как принц Дорна, для стабильность новой династии.
    – У вас есть на этот счет вопросы? – осторожно спросил Джон.
    – Скажем так, вопросы, требующие времени.
    – А. Брак.
    – Именно так. У Роберта, конечно же, есть два брата, но ни один из них не женат, и только у Роберта есть дети... Хотя и не так много, как у моего брата, должен признать. Хорошо что есть братья, но следует подумать и о следующем поколении.
    Джон кивнул.
    – Это верно. Возможно, Ренли еще юн, чтобы думать о будущем, но он приблизительно в возрасте вашей дочери, так что возможно стоит подумать об этом браке.
    – В последнее время королевские браки не удавались.
    – И то правда. А Роберт отметил, что хочет узнать судьбу Лианны Старк, прежде чем что-то решать о своем браке.
    – Хотелось бы надеяться на лучшее, но о ней так долго не было новостей...
    Джон заметил, как Оберин ухмыльнулся при этих словах Дорана, и его это разозлило.
    – Поговаривают, что принц Рейгар привез ее в Дорн.
    – Вот как? – Доран крепко сжал руки на подлокотниках кресла. – Разберись с этим, Оберин. Твое умение находить женщин в кои-то веки пригодится.
    – И не только женщин, мой принц, – безразлично ответил Оберин.
    – Мы, дорнийцы, можем быть вспыльчивы, – почти извиняясь заметил Доран. – Наверное, все дело в погоде. Кстати, вы не упомянули о планах принца Станниса на брак. Полагаю, он женится на ком-то из Ланнистеров? У Хостера Талли больше нет дочерей, чтобы укреплять свое положение.
    – Этот вариант возможен, но у меня есть и свои племянницы, – и это недурная идея, подумал Джон. В конце концов, он уже был женат раньше, и если Лизе не повезет как и другим, то тогда брат короля станет регентом при внучатом племяннике Джона, и это гарантирует хорошее будущее.

    Тайвин III
    Он обнаружил Роберта в тренировочном дворе, тот потел под тяжелой кольчугой, разбивая деревянный манекен молотом, весившим в два раза больше, чем обычное оружие короля. Паж, одетый в ливрею Баратеонов, оглашал удары, и куда они пришлись.
    Во дворе было полно других рыцарей, но даже если бы рост Роберта не выделял его среди других, присутствие Джораха Мормонта было бы достаточным свидетельством. Первый гвардеец короля носил белый плащ с вышитым на нем коронованным оленем. Вместо доспехов рыцаря он носил северную кольчугу, но в одной руке держал тяжелый щит, достаточно широкий, чтобы прикрыть короля, возникни такая необходимость.
    Обычно Тайвин счел бы, что десница мог бы провести время с большей пользой, чем ожидая короля. Но через несколько месяцев возвращался Джон Аррен, и после этого Тайвин должен был покинуть Королевскую Гавань и, как не странно, без особых сожалений. Он получил от этого места все, что хотел, и никто, даже Киван, не мог бы научить Джейме всему, что он должен был узнать, прежде чем станет лордом. И понять, как работает разум короля, было важно до его отъезда.
    Роберт снял шлем, когда покончил с манекеном, и приняв у пажа ведро, окатил себя с головой. Он убрал с лица волосы и по еле заметному сигналу – от Мормонта, этот человек не был дураком – повернулся к Тайвину.
    Несколько минут спустя, ослабив ремни кольчуги, но не сняв ее, Роберт встал рядом с Тайвином на терассе над двором и принялся вытирать лицо полотенцем. Еще одна деталь о которой Тайвин не знал – штормовой лорд очень щепетильно относился к чистоте. Говорили, он принимал ванну каждый день – еще одна приятная перемена. Эйрис перестал мыться, когда вбил однажды себе в голову, что слуги собираются его утопить.
    – Пришли новости с юга? – спросил король.
    Тайвин кивнул.
    – Как и ожидалось. Можно прочитать между строк, Мартеллы жаждут крови за смерть их сестры.
    – А Нед?
    – От лорда Старка новостей не было.
    И вопрос о браке короля все оставался неприятно нерешенным.
    – Хм, – Роберт на секунду отвернулся. – Скажите мне, лорд Тайвин, если Амори Лорха и Григора Клигана начнут допрашивать, откроют ли они, что действовали по вашему приказу?
    – Ни один из них не славится умом. А Клиган не славится сдержанностью.
    – Насколько я понял, это Лорх ударил ножом Рейнис. Много раз, кажется.
    – Да. Клиган убил юного принца и его мать.
    Роберт почесал подбородок.
    – И, по слухам, изнасиловал ее. Тупой инструмент. Полагаю, вам будет нетрудно найти ему замену.
    – Вы намереваетесь отдать дорнийцам, что они просят? – эта мысль взъярила Тайвина – он расчистил Роберту путь к трону, а теперь от него требуют еще услуг.
    – Чего именно они просили?
    – Справедливости.
    – Хм, – король понизил голос. – Если я сотру весь Вестерос в мелкий порошок и просею, как вы думаете, сколько крупинок справедливости найдется? Справедливость – мечта, о которой можно грезить. Но подобные мечты могут исполняться, как и мечты о рыцарях, о справедливых лордах, справедливых королях. Так что, если они хотят справедливости, они ее получат.
    – Или ее иллюзию, – голос Тайвина был не громче.
    – Заявления Лорха будет достаточно, чтобы всю вину свалить на Клигана. Соучастие – не столь тяжкий грех, и Лорх отправится на Стену, это остудит его кровь.
    – А если сир Григор потребует суда поединком?
    – На этот случай лорд Болтон снабдил городскую стражу арбалетами, – рот Роберта скривился в отвращении. – Если бы мы могли рассчитывать, что он будет держать рот на замке, мы бы отправили его на север, но что есть, то есть.
    – Это верно, – согласился Тайвин и заговорил обычным голосом, так, чтобы могли слышать рыцари поблизости. – Я хотел бы сообщить вам, что когда принц Джон вернется из Дорна, я буду вынужден удалиться в Утес Кастерли. К сожалению, обучение моего сына управлению землями прервалось, пока он был в Королевской Гавани.
    – Понимаю, мы все должны думать о будущем. Ваша помощь неоценима, лорд Тайвин. Уверен, что с вами и сиром Джейме Западные Земли будут процветать как и Север с Долиной, – король подмигнул и добавил чуть тише. – Нельзя возвысить сына раньше отца, но сир Джейме обладает всеми качествами будущего принца, так что ему нужно учиться прилежно.
    Про себя Тайвин отметил, что Роберт серьезно относится к своим долгам, и это говорило в его пользу.

    Станнис III
    Первое, что сказал Ренли Роберту, это что Королевская Гавань пахнет словно выгребная яма. Их брат моргнул, рассмеялся и ответил Ренли, что заметил тоже самое, а потом обратился к Станнису, благодаря за то, что он и так должен был сделать, как свой долг. Словно он не ждал этого от него.
    Тронный зал был велик и пуст без Железного Трона на постаменте. Драконьи кости тоже вынесли, Станнис не знал, куда. Со стен свисали знамена, олень Баратеонов за постаментом, а боковые стены украшали волки, соколы, форели, кракены, львы и даже розы.
    Празднования были громкими и утомительными, и Станнис с нетерпением ждал, когда все закончится, чтобы он мог вернуться в Штормовой Предел с Ренли. Мальчишка был зачарован мыслями о новых нарядах, но еще так многое надо было сделать дома.
    – Что ты имеешь в виду, мы не возвращаемся в Штормовой Предел?!
    Роберт должен был взорваться в ответ, но король этого не сделал. Это наполнило Станниса жутковатым ощущением. Война изменила и его самого, но не настолько сильно.
    – Тебе не запрещено ездить в Штормовой Предел, Станнис. Это наш дом. Но у нас обоих есть обязанности, и я не настолько беспечен, чтобы отправить Ренли назад одного.
    Он вряд ли бы поехал один, но слова Роберта имели смысл.
    – Он возненавидит это место, ты ведь знаешь, какая здесь вонь.
    – Сточная канава полная гнили и мерзости. Запах честнее ее вида, – Роберт осушил кубок, снова наполнил и подтолкнул кувшин к Станнису, не задавая вопросов. – По крайней мере ты сможешь время от времени уезжать. А мне здесь жить.
    – В мои новые земли, ты имеешь в виду.
    – И это тоже. Ты мой наследник. И ты один из немногих, кого я знаю, кто сообразителен и верен.
    – Еще один долг?
    – Это награда за хорошую работу. Лионель Корбрей не справляется с работой мастера над кораблями, но я пока не могу отправить его в отставку. Официально ты будешь его заместителем, я хочу, чтобы у каждого члена совета был один или два заместителя. А неофициально ты возглавишь флот, отправляющийся на Драконий Камень.
    – Таргариены?
    – Управлять флотом не то что вести армию, – Роберт рыгнул, смутился, но тут же усмехнулся. – Флот требует внимания к деталям и точности. Кроме того, у тебя же есть контрабандист, которому ты пожаловал рыцарство, как там его зовут?
    – Давос Сиворт, – почему-то Станнису показалось, что Роберт на самом деле не забывал этого имени.
    – Хм, верно. Полезный человек. Когда захватим Драконий Камень, мне я хотел бы, чтобы ты помогал лорда Эстермонта. У тебя есть склонность к правосудию, а он может многому тебя научить.
    – Так мне быть мастером над кораблями или мастером над законом?
    – Как потребуют обстоятельства, – Роберт со стуком поставил кубок на стол. – Если я завтра подскользнусь на лестнице, ты станешь королем. Наверное я ужасно плохо справляюсь с работой, но по крайней мере, тебя подготовлю получше. А если до этого не дойдет, то у марок между Штормовыми Землями и Простором будет хороший лорд.
    Станнис резко кивнул.
    – А Ренли?
    – Он еще мал.
    – Не достаточно мал, чтобы не строить планы.
    – Хорошо. Летний Замок. Возможно, брак с Мартеллами, если лет через десять все будет хорошо.
    – Меня ты тоже собираешься женить? – выплюнул Станнис, он не был уверен, злился ли он потому, что не злился Роберт.
    – Чего ты хочешь от меня, Станнис?! – взорвался Роберт. Он наклонился вперед. – Чертовски нелегко быть королем.
    – Так почему бы тогда не уползти к бочкам с пивом с какими-нибудь шлюхами?
    – Пытался, не помогло, – ленивый ответ ошеломил Станниса, и он молчал достаточно долго, чтобы Роберт смог добавить. – Что такое, ты злишься, что ты больше не единственный ответственный человек в семье?
    Некоторое время братья смотрели друг на друга, скрипя зубами. Станнис оттолкнул стул, вставая.
    – Прошу прощения, ваше величество.
    – Можешь идти, – Роберт дождался, пока Станнис подойдет к двери, прежде чем добавить. – И Станнис... Только один из десяти тысяч мог бы выдержать осаду Штормового предела.
    Станнис хлопнул за собой дверью и прислонился к стене, прижавшись к ней лицом. Много лет назад Роберт покинул Штормовой Предел и никогда больше не оглядывался на интересы братьев. «Надо забрать с собой Ренли и уехать, посмотрим, как ему это понравится» – подумал Станнис, прекрасно понимая, что не сделает этого.
     
    Последнее редактирование: 20 июн 2016