1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: Этюд в алых тонах [Шахматная Лавочка]

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Dernhelm, 26 сен 2016.

  1. Dernhelm

    Dernhelm Знаменосец

    Название: "Этюд в алых тонах"
    Автор: команда Белых - Tayany, Dernhelm, Snusmumruk
    Бета: команда Белых - Dernhelm, grey king
    Фандом: сага
    Категория: джен.
    Пейринг/Персонажи: Эйгон Юный Гриф/Маргери Тирелл, Оленна Тирелл, Мейс Тирелл, Миранда Ройс (Бейлиш), упоминаются Арианна Мартелл и Тиена Сэнд
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: драма, намек на детектив
    Аннотация: Долгая война подошла к концу. Ради дальнейшего мира Маргери предстоит выйти замуж в очередной раз, вот только не все довольны этим союзом.
    Предупреждение: пост-канон, смерть персонажа
    тема: В шахматах может быть только одна ошибка: переоценка противника. Всё остальное или невезение, или слабость

    Закрывая собой утреннее солнце, черно-алые знамена Таргариенов развивались на ветру. Был ли это прямой приказ короля или кто-то из лордов так расстарался, но дракон был водружен на каждый шпиль мало-мальски высокой башни в замке, знаменуя собой приход новой власти.
    Война закончилась несколько недель назад, когда объединенные войска Штормовых Земель и Дорна вошли в Королевскую Гавань. Войско Западных Земель было разбито в решающем сражении месяцем ранее, на берегах Путеводной в Королевском лесу. Что до армии Простора, Гарлан, освобождавший Щиты от железнорожденных, слишком поздно развернул свою армию на север и попросту не успел ввязаться в бой.
    Королевская Гавань пала. Королева Серсея и ее дети были казнены на Центральной площади. Сейчас их головы украшали стены замка. Маргери видела их издалека, каждый раз когда гуляла в саду. Злые языки шептали, что это Мейс Тирелл приказал открыть ворота, но Маргери знала, что так было на самом деле. То что творилось в городе, то что происходило в замке больше не могло продолжаться. Люди голодали, Серсея сошла с ума окончательно и стала опасна для окружающих. Только новый король мог положить этому конец, поэтому отец принял то непростое решение. Так утешала себя Маргери, каждый раз вспоминая, как голова Томмена катилась по мощенной камнем площади. Ее маленький муж стал последней жертвой в этой войне.
    В ознаменование мира и наступления новой эры, а также в благодарность за открытие ворот, король Эйгон пожелал взять в жены Маргери, так удачно сохранившую свое девичество. И сегодня был решающий день. В полдень она принесет клятву в септе Бейлора. В третий раз.
    Она стояла перед зеркалом, окутанная изумрудами и золотом, и внимательно изучала свое отражение. Портниха расстаралась на славу, это свадебное платье было нарядней и богаче тех, что Маргери доводилось примерять прежде. Служанки тоже не подвели и собрали ее волосы в красивую высокую прическу, украсив локоны драгоценными камнями. И только лицо ее было тревожным и грустным, что никак не соответствовало праздничности сегодняшнего дня.
    Король Эйгон был не таким, как прежние ее мужья. Он был стремительней и решительней, чем Ренли, умнее и спокойнее Джоффри, и он был настоящим мужчиной, в отличии от Томмена. А еще он был настоящим королем.
    За свою недолгую жизнь Маргери пережила много ужасов: войну, заточение, суд веры. Но от того, что предстояло ей сегодня, в жилах стыла кровь. Этот человек за несколько месяцев поставил на колени Вестерос, почтенные лорды с трепетным уважением произносят его имя, простолюдины взирают на него с благоговением, будто на земное воплощение Отца. И сегодня перед ликом Семерых она станет его женой.
    Шум за дверью отвлек Маргери от тревожных мыслей. Девушка встрепенулась и отошла от зеркала. В смежной комнате разговаривали на повышенных тонах, и Маргери не потребовалось много труда, что бы понять, что это были отец и бабушка, снова.
    Это продолжалось с того самого дня, как Эйгон вошел в город. Каждая их встреча, каждый разговор непременно заканчивался скандалом. Вот и сейчас все повторялось в тысячный раз.
    - Уйди с дороги, мама, или я прикажу запереть тебя в твоих покоях! – сердито бурчал Мейс.
    - Не смей тревожить девочку сейчас, ей предстоит тяжелый день, и твои нравоучения ей ни к чему, - не уступала Оленна.
    - Я хочу напомнить ей, как важен сегодняшний день! И что судьба нашей семьи в ее руках!
    - Она и без твоих напоминаний прекрасно понимает, что ты продал ее в очередной раз!
    - Завтра она проснется королевой!
    - Она уже была королевой, и ничего, кроме страданий, ей это не принесло!
    Маргери вся превратилась в слух, ловя каждое слово и бережно сохраняя его в своей памяти.
    - Мальчишка не сделает ее счастливой! А когда лорды поймут, что их обманули…
    - Прекрати эти изменнические речи, мама! – взревел Мейс. - Король Эйгон – Таргариен и трон его по праву. Таргариены однажды вручили нам Хайгарден, теперь они разделят с нами Железный Трон. Все так, как должно быть!
    - Ты переоцениваешь этого мальчика Мейс. И обязательно пожалеешь об этом.
    В комнате повисло молчание, после чего Маргери услышала, как захлопнулась дверь. Очевидно, отец покинул комнату через другой выход. Девушка едва успела отскочить от двери прежде, чем повернулась ручка и в ее покои вошла бабушка.
    - Ты ведь все слышала? Наш разговор, - начала она без всяких предисловий. – Крепись, девочка. Тебе нужно будет пройти через это еще раз.
    Маргери кивнула. Старушка села в кресло и скрестила пальцы, глядя сквозь них на свою внучку. Маргери подумала, что это последняя возможность поговорить с бабушкой открыто и правдиво.
    - Почему ты так сильно возражала против этой свадьбы? Почему ты так не любишь короля Эйгона?
    - Я не верю в то, что он тот, кем себя называет, - просто сказала Оленна. - Он пришел в королевство из-за моря, повторяя подвиг своего тезки-Завоевателя. Он красив и говорит громкие речи, но он излишне самоуверен. Король потерял всех своих советников в боях, а новых заводить не хочет. Это все сыграет с ним дурную шутку в один день, и я бы не хотела, чтобы тогда ты оказалась рядом с ним.
    - Отец надеется стать таким советником, - заметила девушка. - Уверена, он сможет удержать его от опрометчивых поступков.
    Оленна хмыкнула:
    - Твой отец не видит дальше собственного носа. Сейчас он видит перед собой короля, которому может служить, но тени за спиной этого юнца темны. Их твой отец заметить не в состоянии.
    Леди Оленна сокрушенно покачала головой.
    - Ох, если бы сыновья были в состоянии слушать собственных матерей! Тебе бы не пришлось проходить через все это. Мы бы нашли тебе хорошего мужа - красивого, учтивого и глуповатого, такого, с которым ты бы чувствовала себя счастливой.
    Маргери с благодарностью сжала сухую ладонь старушки.
    - Я все знаю бабушка. Все будет хорошо.
    Бабушка сжала ее руку, чуть поджала губы, и ободряюще кивнув на прощанье, покинула комнату.
    Путь до септы был для Маргери ни мучительно долгим, ни невероятно коротким. Улицы города и лица его жителей просто проплывали мимо ее глаз, не оставляя в душе следа. Сама церемония, которая, как она думала, заставит ее трепетать и необычайно взволнует, тоже не оставила ярких впечатлений. Они произнесли обеты, и на ее плечи бы надет черный плащ с алым драконом Эйгона. Она пребывала сейчас в какой-то странном состоянии безразличия ко всему происходящему, мысленно мечтая о том, что бы все поскорее закончилось.
    Тусклое зимнее солнце отражалось от стен великой септы Бейелора, когда из нее вышли Эйгон и его юная супруга. Привели коней - вороного жеребца для короля, и серебристо-серую кобылу для королевы. Они должны были возглавить процессию к Красному Замку.
    Улицы города были переполнены людьми. Под ноги королевских скакунов летели алые ленты и веточки скудно цветущих зимних трав. В воздухе звенели выкрики: "Долгие лета королю Эйгону!", "Слава драконам", "Слава королеве". Казалось, что горожане позабыли и о недавнем голоде, и резне, которую сопровождал штурм столицы. "Им все равно, кто король", - подумала Маргери, когда ее муж достал кошель и щедрой рукой бросил в толпу пригоршню меди и серебра. "Для них лишь важно, чтобы за их работу платили да чтобы дети не голодали".
    Еще издалека, только подъезжая к замковым воротам, Маргери заметила на стене пять черных пятнышек, которые постепенно росли и приближались. Девушка старалась не смотреть в ту сторону, но они неизменно притягивали ее взор. Королева Серсея, ее брат-Цареубийца, сир Лансель, ставший одним из фанатиков-воробьев, принцесса Мирцелла и король Томмен. Все головы окунули в смолу, чтобы не не сгнили раньше времени и узнать в этих бесформенных черных обрубках черты золотых львов было невозможно.
    Ее муж заметил то, на что его жена украдкой бросала взгляды. Он попридержал коня и заметил:
    - Такое случится с каждым, кто замыслит измену и посягнет на королевскую власть.
    В его голосе звучал лед. "Не дай королю повода усомниться в нашей преданности", Маргери услышала у себя в голове предостережение отца, но все же сказала:
    - Но ведь король... он был еще совсем ребенком. Он мог отречься...
    Эйгон поджал губы:
    - Моя сестра Рейнис была младше Томмена, когда ее убили. Моя мать Элия была добродетельнее, чем Серсея, но это не спасло ее от смерти. Измена может принимать невинные формы, но она остается изменой. Только искоренив ее, можно построить сильное и мирное королевство.
    - Вы правы, Ваше величество, - ответила Маргери, опуская голову. Эйгон подарил ей улыбку и сказал:
    - Мне говорили, что у Вас доброе сердце, миледи. Но, право же, не стоит жалеть тех, кто этого недостоин.
    Маргери кивнула. Въезжая во внутренний двор замка, она заметила старого черного кота, что нежился на крыше одной из конюшен. "А что станет с котятами Томмена? - подумала она, когда ей помогали спешиваться. - Они одичают так же, как и этот кот, или станут жертвами дворовых собак?"...
    В Большом Зале все уже было готово для пира. Слуги сновали туда-сюда, подавая на стол запеченных ягнят и кур, говядину и супы, салаты и выпечку. Он был гораздо скромнее, чем пир на ее свадьбе с Джоффри. Ни о каких семидесяти семи блюдах речи и быть не могло. Война и наступившая зима существенно сократили запасы их продовольствия, так что не обошлось без помощи из других земель. Маргери разломила лепешку и вдохнула аромат свежеиспеченного хлеба. За него нужно было поблагодарить Долину.
    Юная королева поискала среди гостей жену Лорда-Протектора Долины, леди Миранду Бейлиш. Та о чем-то переговаривалась со своими соседями и смеялась. Маргери припомнила, как ей представили эту леди накануне.
    - Примите мои поздравления, миледи, - заявила тогда леди Миранда, вручая ей несколько отрезов великолепной шерстяной ткани, украшенной вышивкой. - Желаю вам всевозможного счастья и множество крепких детишек. Я знаю, Вы бы хотели увидеть лорда Аррена и моего мужа, но увы, у юного Роберта слабое здоровье, оно не позволяет ему путешествовать. Поэтому мой муж и его дочка должны были остаться в Лунных Вратах, присматривать за его самочувствием.
    - Надо же! - удивилась Маргери. - Я и не знала, что у лорда Бейлиша есть дочь.
    - Бастардка, - хихикнула Миранда. - Вы же знаете этих мужчин, всегда пытаются припрятать пятна поглубже. Мне бы стоило поторопиться домой, как знать, вдруг за мое отсутствие он еще с десяток ублюдков наделает?
    Маргери покраснела и засмеялась вслед за леди Мирандой.
    - Знаете, а я ведь прежде не была в столице, - продолжила девушка. - У нас, в Долине, жизнь протекает умеренно и тихо, без войн и потрясений. Признаться, мы уже успели позабыть, что за Лунными горами тоже живут люди...
    ...Из задумчивости Маргери вывело обращение к ней Эйгона:
    - Должен признаться, миледи, что еда здесь выше всяких похвал. Я привык к гораздо худшей стряпне. Вот, попробуйте это.
    Он протянул ей ней ложку какой-то пряной красной пасты. Маргери попробовала и немедленно закашляла: кушанье обожгло ей рот и горло. На ее глазах выступили слезы. Эйгон засмеялся и немедленно подал ей кубок вина.
    - О, простите меня, миледи, - извиняясь, проговорил он, утирая своим платком ее слезы. - Я не подумал о том, что это кушанье может быть слишком острым для Вас. Драконам же не страшен драконий перец.
    - Что это за блюдо? - спросила Маргери, когда жжение немного успокоилось.
    - Я не знаю, - беззаботно ответил король. - Но за него стоит сказать спасибо принцу Дорану. Это он прислал часть провианта для пира.
    Принц Доран. Маргери поймала на себе взгляд миловидной светловолосой девушки, сидевшей за столом дорнийцев. От этого взгляда ей стало не по себе. И она знала причину этого: на ее месте сейчас должна была сидеть принцесса Арианна. Дорнийцы были первыми и самыми преданными союзниками короля, который ступил на земли Вестероса после долгих лет изгнания и скитаний. Это они дали ему армию и поддержали его притязания, и, верно рассчитывали на то, что новой королевой станет именно дорнийка. Но затем была битва, штурм столицы и переговоры с ее отцом, в ходе которой она превратилась из королевы-изменницы в королевскую невесту. Маргери была в недоумении, пока бабушка не сообщила ей одну истину: армия Простора, даже потрепанная в сражениях и войнах, все равно превосходит дорнийское войско в два раза. Новому королю не нужны были такие враги, как Тиреллы, и он предпочел превратить их в своих союзников. Вот только смирился ли с этим принц Доран и его дочь?
    Король поднялся со своего места.
    - Друзья, - провозгласил он, - сегодня я праздную не только свадьбу с этой прекрасной леди.
    Он улыбнулся своей жене и продолжил:
    - После многих скитаний и лишений я вернулся домой, в родное королевство. Заняв трон моих предков, принадлежащий мне по праву, я обещаю быть милосердным и справедливым правителем. За преданную службу я отвечу милостью, за измену я накажу смертью.
    Маргери засмотрелась на своего мужа. Когда он произносил свою речь, его глаза горели каким-то особенным огнем. "Он искренне верит в то, о чем говорит", - поняла Маргери. Вот только ей было сложно понять, к добру ли это.
    Закончив свою речь, король поднял кубок.
    - Выпьем же за возвращение драконов, господа!
    Под торжественные выкрики "За возвращение драконов!" король пригубил вино. Маргери вторила своему мужу, но едва не поперхнулась, когда из зала зазвучали новые тосты "За появление новых драконов". Эйгон с улыбкой посмотрел на нее:
    - Что скажете на это, миледи? - спросил он. - Вы готовы исполнить долг до кон... до кон...
    Юноша запнулся. Он недоуменно прикоснулся к своему горлу и безуспешно попытался закашлять. Маргери с ужасом смотрела на него, не замечая, как вино из ее кубка пролилось ей на платье, пачкая роскошный бархат алым. "О, нет, нет, нет, этого не может быть, только не снова!" - билась у нее в голове мысль, пока она пыталась схватить своего мужа за руку. К нему немедленно подбежали гвардейцы. Кубок, из которого пил король, кто-то пнул, и тот со звяканьем скатился по ступеням.
    Лицо короля побагровело, а глаза налились кровью. Он тщетно пытался вдохнуть. Маргери с рыданиями сжимала его руку, не замечая, что оставляет на ней следы ногтей. Наконец, он в последний раз судорожно захрипел и затих.
    - Кто-то отравил короля! - громогласно заревел сир Ролли, вынимая меч из ножен. Но Маргери ничего не слышала. Уткнувшись в черный бархат его дуплета и поливая его слезами, она думала, кто посмел отнять у нее четвертого мужа...
    Вокруг ходили люди. Кто-то кликнул мейстера, чьи-то руки подхватили Маргери и попытались оттащить прочь. Она почувствовала, что кто-то смотрит на нее и подняла голову. В глазах Маргери стояли слезы, но она была готова поклясться, что видела Тиену Сенд в противоположной части зала, и торжественный блеск в ее змеиных глазах. Один из подошедших мейстеров поднес вонючий мешочек к ее носу, наверное, рассчитывая таким образом привести ее в чувства. Маргери протестующе отвернулась и нос к носу столкнулась с леди Мирандой. Она видела как шевелились ее губы, но не могла разобрать ни слова. Перед глазами все поплыло. Последнее что увидела королева, было морщинистое, заботливое лицо бабушки. В глазах старушки стояли слезы. Свет для Маргери померк.
     
    Cate, grey king, newflower и 2 другим нравится это.