1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: Плата за службу [Шахматная лавочка]

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Snusmumruk, 27 сен 2016.

  1. Snusmumruk

    Snusmumruk Знаменосец

    Название: "Плата за службу"
    Автор: команда Белых - Dernhelm, grey king , Tayany, Snusmumruk
    Бета: команда Белых - Dernhelm
    Фандом: сага
    Категория: джен.
    Пейринг/Персонажи: Давос Сиворт, Санса Старк, Джоффри Баратеон, Ренли Баратеон, Гайард Морриген, Кортни Пенроз, Дейнерис Таргариен, Резнак мо Резнак, Эурон Грейджой, НМП, НЖП.
    Рейтинг: R
    Жанр: AU, драма, даркфик.
    Аннотация: Можно ли выбирать своего короля? Или все за тебя решит судьба? Учтет ли она при этом твои пожелания? А если учтет, будет ли тебе это в радость? Мог ли Давос служить другим правителям с той же истовой преданностью, что и Станнису, избери Боги ему другой путь? Ну что же, посмотрим.
    Предупреждение: насилие, смерть персонажей.
    тема: Лучше бы у меня была пешка вместо пальца.

    Тронный зал представлял собой море драгоценностей, мехов и ярких тканей. Лорды и леди, сгрудившиеся под высокими окнами, толкались, как торговки на рынке. Каждый из них пытался перещеголять остальных богатством собственных нарядов; еще никогда Санса не видела такой роскоши и еще никогда вся эта пёстрость не интересовала её настолько мало.
    Санса с трудом пробилась в первые ряды, откуда ей было хорошо видно Железный Трон и короля Джоффри, нетерпеливо подпрыгивающего на его сидении. Сегодня Джоффри играл роль милостивого короля и благосклонно взирал на собравшихся с высоты своего положения. Битва за город отгремела еще две недели назад, но лишь сейчас происходило награждение тех, кто cпас столицу от воинства Станниса Баратеона. В первом ряду девушка заметила зеленые дублеты Мейса Тирелла и его сыновей и с трудом подавила улыбку: Джоффри отказался от неё ради брака с Маргери Тирелл. "Я свободна, но не должна улыбаться – на меня смотрят. Я освободилась от Джоффри. Мне не придется целовать его, и дарить ему свою невинность, и рожать ему детей. Все это будет делать бедная Маргери Тирелл". Стараясь выглядеть как можно более печальной, она принялась наблюдать за теми рыцарями, что получали награду из рук монарха.
    После рыцарей получать заслуженную награду вызвали капитанов боевых кораблей «Вихрь», «Принц Эйемон» и «Стрела», а также офицеров «Милости богов», «Копья», «Шелковой леди» и «Бараньей головы». Их главной заслугой, насколько поняла Санса, было то, что они пережили бой на реке, – таким мог похвастать далеко не каждый. Большинство моряков уже направились к выходу и герольды начали приглашать других, заслуживших награду из рук короля, когда Санса заметила одного человека, который по-прежнему стоял у трона. Все в нем выдавало простолюдина - и невзрачная одежда, и грубые черты лица, и спутанные каштановые волосы и борода.Он опирался на самодельный костыль, а в глазах была такая тоска, которой бы хватило на несколько десятков печальных баллад и песен.
    - Ты не доволен своей наградой? - спросил Джоффри и засмеялся. Ближайшее окружение подхватили смех, но человек у трона даже не улыбнулся.
    - Милостью богов я пережил битву. Другим, в том числе четверым моим сыновьям, повезло меньше.
    - Мне жаль твоих сыновей, - заметил король, но Санса заметила нехороший блеск в его зеленых глазах. Она поняла, что этот человек не нравится Джоффри и со страхом ожидала того, что король прикажет сделать с ним.
    - Мои сыновья обратились в прах и пепел. Но река выносит тела тех, в ком еще можно опознать человеческих созданий. Пытаясь найти следы сыновей, я бродил у реки и заметил, что вдоль берегов Черноводной выросли странные деревья. На их ветвях были те, кто пали, сражаясь в воинстве лорда Станниса.
    - Они были изменниками при жизни, - раздраженно воскликнул Джоффри, - они должны заплатить за измену и после смерти.
    - Но это же неправильно! - закричал мужчина. Санса наконец-то вспомнила его имя - Давос из Блошиного Конца. - Пусть они были изменниками, но за измену они заплатили сполна. Семеро учили нас милосердию к тем, кто оступился. Молю вас, позвольте всем павшим обрести покой.
    Это прошение было почтительным, но на щеках у Джоффри выступили некрасивые красные пятна.
    - Тот, кто просит милости изменникам, сам является изменником. Я больше не собираюсь терпеть подобные речи! - закричал король. - Стража! Уведите его в темницу!
    Несколько золотых плащей подошло к Давосу и обнажили мечи. Мужчина попытался увернуться, но больная нога помешала ему это сделать. Один из стражников плашмя ударил Давоса по ногам. Потеряв опору, он упал на каменные плиты дворца, раскинув руки, и тут его настиг второй меч. В ужасе Санса прижала ладонь ко рту, пытаясь подавить восклицание: холодное лезвие отсекло несколько пальцев на руке. Стража подхватила бесчувственного мужчину под руки и потащила его прочь из зала.
    Герольд начал объявлять новые имена, имена тех, кто отличился в прошедшем бою. Но Санса могла смотреть только на плиты тронного зала, на которых осталась кровь. Даже рубины на роскошном дублете Джоффри не блестели так ярко, как те капли.

    ***
    Весь Штормовой предел только и говорил о приближающейся свадьбе молодого короля Вестероса Ренли Баратеона. Его избранницей стала роза Хайгардена, дочка лорда Мейса Тирелла, Маргери. Внутри замка и возле его стен копошился человейник. Везде были отряды воинов и рыцарей. Съезжались верные знаменосцы и лорды Ренли Эстермонты, Эрролы, Кароны, Морригены, Тарты, Пенрозы. Палатки верных вассалов с развивавшимися знаменами окружали древние стены замка. К замку прибывали телеги с провизией. Стучали кузнечные молотки, кричали торговки. Ко всему гвалту моря человеческой жизни присоединялся вечный как этот мир шум волн, разбивавшихся о неприступные волнорезы легендарного замка.
    Король Вестероса Ренли Баратеон стоял на смотровой площадке в роскошном зеленом камзоле и рассматривал изображение своей любимой в медальоне из розового золота, когда ему сообщили, что прибыл некий Давос Сиворт. Прибывший просил аудиенции у Его Величества.
    - Приведите его скорее, – потребовал счастливый жених.
    Вскоре в сопровождении охраны на стену поднялся невысокий человек в кожаном камзоле и высоких сапогах. Его карие глаза сияли улыбкой, а может это так отражалось в них солнце.
    - Ваше Величество, я спешу сообщить, что мне удалось выполнить ваше приказание, – Давос Сиворт быстро и четко произнес слова, встав перед королем на одно колено.
    - Поднимись, славный моряк. Я рад слышать твои слова. Честно признаюсь, я не ожидал так скоро увидеть тебя. Узкое море хоть так и называется, но пересечь его туда и обратно за пять дней не каждый сможет. Может, ты поймал кракена и запряг его в свою шхуну? – Ренли громко захохотал.
    - Ваше Величество, вы поставили задачу перед моряками найти редчайшие мирийские кружева - подарок для вашей невесты в Вольных Городах Эссоса. Я много лет плаваю в Вольные Города и усвоил простое правило, что не всегда нужно искать вещь там, где ее ищут все остальные. Мирийские мастера производят свои чудесные творения в разных местах. И я нашел старого мастера, который выполнил ваш заказ.
    С этими словами капитан хлопнул в ладоши и стражники пропустили юношу с серебряным подносом. На подносе лежали золотисто-изумрудные кружева в виде роз.
    Ренли внимательно рассмотрел изящное творение мирийских мастеров и остался доволен.
    - Да, сколько лет живу, но не никогда не перестану верить, что в человеке должно быть все прекрасно и тело, и мысли, и его одежда. Эти кружева достойны моей королевы, моей Маргери. Сир Давос, вы достойны награды. Просите, чего бы вы хотели. Я хочу вам отплатить добром за ваше усердие и верность.
    - Ваше Величество, простите, но я не сир. Я простой моряк, капитан шхуны «Летучая рыба». Я очень хотел не просто первым для вас доставить кружева, а найти самые лучшие из тех, которые только могут появиться на этом свете. Да не даст мне солгать Отец. Я заплатил за эти кружева все деньги, которые были у меня и еще остался должен. Если бы вы оплатили бы мне мои траты, то это было бы самой лучшей наградой для вашего слуги.
    - Ну как еще скромному человеку сказать, что он лучший, – Ренли улыбнулся Давосу. – Я вижу, что вы искренне выполнили мою просьбу. Поэтому я тотчас же распоряжусь, чтобы вам выплатили тройную цену за эти сказочные кружева. Посмотрите еще раз на них, сир. Да, сир. Потому что с этого момента, я посвящаю вас в рыцари, и на вашем гербе будут изображены эти мирийские кружева.
    ...
    Вечером в замке был объявлен пир для всех прибывших гостей. Уже утром Ренли Баратеон в сопровождении своих верных друзей и слуг должен был отправиться в Хайгарден для бракосочетания с красавицей Маргери.
    За столами с разными яствами и вином поднимались благородные лорды и рыцари, чтобы поздравить своего короля с его приближающимся счастьем. Давос Сиворт был приглашен на королевский пир и сидел среди рыцарей Пенрозов. Неожиданно, сидящий напротив рыцарь в зеленом плаще, поднялся с кружкой вина и подошел к Давосу.
    - Я Гайард Морриген, рыцарь Радужной гвардии Его Величества Ренли Баратеона. Наслышан о вашем посвящении в рыцари. Я знавал много моряков и знаю как они умеют приукрасить свои рассказы о морских путешествиях. Интересно, какую сказочку вы рассказали моему королю, чтобы стать кружевным рыцарем.
    Сидевшие за столом дружно заржали, услышав как Зеленый рыцарь грубо пошутил над незнакомцем.
    - Сир Гайард, – Давос поднялся и погладил свою бороду, – вы наверняка верный защитник короля. Но поверьте мне, что весь ваш великолепный зеленый плащ не стоит даже одной ниточки тех мирийских кружев, которые я добыл Его Величеству.
    - Ты обманщик, – Морриген вспыхнул, – мирийские кружева раздобыть за столь короткое время еще не мог ни один торговец. Что ты подсунул нашему королю? Я не позволю его опозорить.
    Морриген попытался достать свой меч, но его не было. Все оружие гости оставили при входе в пиршественный зал. Тогда он схватил нож со стола. Давос Сиворт отшатнулся от угрожавшего ему рыцаря, когда между ними вырос кастелян Штормового Предела Кортни Пенроз.
    - Благородные рыцари, что вы себе позволяете в присутствии Его Величества?
    Скандал был замечен королем. Оба спорщика вскоре предстали перед ним. Король выслушал костеляна и с грустью посмотрел на сира Гайарда.
    - Мой рыцарь. Ты верный защитник и отличный воин, но каждый раз тебя побеждает вино. – Ренли обратился к сиру Давосу. - Сир, я уже знаю насколько вы скромны и набожны. Попрошу вас простить обидные высказывания моего рыцаря.
    - Мой король, - Давос склонил голову, – я не держу зла на сира Гайарда. Его недоверие лишнее доказательство того, что добытые мной кружева достойны только вашей невесты, так как никому другому даже представить невозможно как их можно было найти.
    Ренли Баратеон улыбнулся и золотые оленьи рога на его короне сверкнули, отразив огонь факелов. Неожиданно Зеленый рыцарь встал перед королем на колени и начал умолять его, чтобы король разрешил сохранить ему честь и позволил сойтись ему с Сивортом в поединке.
    Ренли с грустью смотрел на своего рыцаря и вскоре принял решение.
    - Вы оба верные рыцари, и я бы не хотел, чтобы хоть один из вас погиб. Смерть моих слуг плохая примета перед моей свадьбой. Сир Давос опытный моряк и торговец, он не воин. Поэтому предлагаю вам выбрать другой способ разрешить ваш спор. Но решите его сейчас, чтобы я больше не слышал об этом.
    Гайард Морриген зло смотрел на Давоса.
    - Что предложишь, кружевной мой?
    Давос вспомнил о старинной пиратской игре. Она требовала смелости и умения обращаться с ножом.
    - Есть такой способ решить наш спор, сир Гайард. Каждый кладет свою ладонь на стол, растопырив пальцы. Держа другой рукой нож, нужно быстро втыкать его между плотью. Тот, кто первым заденет свою руку, тот и проиграл.
    - Что же, я слышал об этой варварской игре пиратов. Согласен, только тот, кто проиграет, должен публично извиниться и уйти отсюда раз и навсегда.
    - Сир, вы так уверены в своей победе? – Давос с удивлением посмотрел на захмелевшего рыцаря.
    - Да, я всегда уверен в своей руке. – Гайард со всей силы воткнул нож в столешницу.
    Вокруг спорщиков собралась толпа. Король отказался смотреть на их безрассудство.
    Каждому из рыцарей привязали руку к столешнице и по команде Пенроза они начали ритмично втыкать острые ножи в стол. Все замерли. Ножи мелькали между пальцами. Быстрее и быстрее. Ни один из спорщиков не промахивался. Начали раздаваться недовольные возгласы. Кто-то предложил спорщикам завязать глаза.
    Давосу очень не нравилась вся эта история. В своем сердце он молился всем Семерым, чтобы они оберегли его от позора. С завязанными глазами было сложнее действовать ножом. Но Давос верил и повторял сам себе: "Смогу, смогу, смогу". Каждый удар – слово. Удар – слово. Удар-слово. Удар... Неожиданный крик попавшего себе в руку Зеленого рыцаря заставил Давоса вздрогнуть и острая сталь ножа полоснула по фаланге его среднего пальца.
    Когда повязку сняли, Давос увидел, что он отрезал себе пол пальца. Рану сразу прижгли. Боль жгла руку, но Давос был рад, что все закончено. Он не без удовольствия смотрел, как перевязывают руку сиру Гайарду, который попал себе ножом в мякоть возле большого пальца.
    - Сир Давос, вы должны публично извинится перед сиром Гайардом Морригеном и покинуть замок. Таковы условия спора, – хриплым голосом объявил Кортни Пенроз.
    - Почему я? – удивился Давос. – Мои глаза были завязаны, но я слышал крик Зеленого рыцаря. И именно этот крик заставил меня попасть по своему пальцу.
    - Да, сир закричал. Но все свидетели того, что вы одновременно попали по своим конечностям. Так как вы потеряли больше плоти, чем сир Гайард, то вы считаетесь проигравшим спор. Мы все ждем ваших извинений.
    Гайард Морриген с ехидной усмешкой попивал очередную кружку вина.
    - За кружевного рыцаря! – засмеялся он. – Можешь свой обрубок тоже изобразить на гербе.
    Голова Давоса кружилась. Он не понимал, за что он должен извинятся. Чувство несправедливости переполняло его. Он не помнил, как и что говорил перед благородными лордами и рыцарями.
    ...
    Ранним утром «Летучая рыба» вышла в открытое море и направилась в сторону Перебитой руки, где контрабандиста Давоса Сиворта ждали друзья по незаконному ремеслу и пираты. Люди, которые не кичатся благородством крови. Но верят слову и делу.

    ***
    Этот день, казалось, длился бесконечно. Поток просителей все не уменьшался. Люди подходили к трону и, падая на колени перед Великой Матерью, жаловались на превратности судьбы.
    Он посмотрел на девочку на троне. Мог ли он подумать, соглашаясь на предложение Салладора Саана, что окажется так далеко от дома и увидит вживую последнюю из Таргариенов и ее драконов. Нет, не мог, и не верил, когда в Кварте она взошла на борт корабля, и когда они повернули в залив продолжал сомневаться. Он присягнул ей с Астапоре, на пепелище, оставшемся от благородных господ, и поклялся идти за ней до конца. На его глазах Кхалили, стоявшая во главе кучки дикарей, выживала, справлялась с предательствами и стала Великой Королевой.
    - … мой ответ «Нет», - ее голос эхом отразился от каменных стен, - бойцовые ямы останутся в прошлом, как и рабство, которое они олицетворяют.
    Тем, кто смотрел на нее с подножия трона могло показаться, что в голосе ее звенит сталь, а взгляд полон решительности. Но это только на первый взгляд. Давос же видел темные тени залегавшие под ее глазами и то, как она ссутулилась от долгого сидения на неудобной скамье.
    — К вашему великолепию желает обратиться благородный Меззар мо Цхаки, — сверившись со списком, доложил Резнак. — Угодно ли вам его выслушать?
    Она на несколько мгновений закрыла глаза, сделав глубокий вдох.
    - Конечно, я с удовольствием его выслушаю, - отозвалась королева, вновь открыв глаза.
    Гискарец вошел в тронный зал не один, вместе с ним привели маленькую девочку со связанными руками.
    - Что это значит?! – воскликнула королева, поднимаясь со своего места. - По какому праву вы связали ребенка?
    Стоящие вдоль стен Безупречные ощетинились копьями, Даарио Наахарис обнажил свой меч, сир Барристан сжал рукоять своего. Давос тоже положил руку на меч, но все же он был недостаточно искусным воином и прекрасно понимал это.
    - Я пришел вернуть вам вашу убийцу, - на смеси общего языка с диалектом Старого Гисса проговорил Цхаки, - она пробралась в мой дом и лишила жизни моего сына, - он толкнул девочку в спину и та, словно тряпичная кукла, повалилась к подножию трона, - вы привели этих животных в мой дом, и вы должны отвечать за их преступления.
    Что-то в этой девочке казалось Давосу неправильным. Ее лицо было закрыто волосами, а тряпье, заменявшее ей одежду, закрывало полностью и руки, и ноги. Повалившись на пол она не издала не звука, и теперь сидела неподвижно.
    - Отойдите от девочки! - приказала королева, спускаясь вниз.
    Цхаки послушно сделал несколько шагов назад, и от Давоса не укрылось улыбка, на короткое мгновение озарившая его лицо.
    - Не прикасайтесь к ребенку! – воскликнул Давос, бросаясь наперерез к королеве.
    Он оттолкнул ее в последний момент, когда маленькое чудовище уже вскинуло голову, явив окружающим, обезображенное болезнью лицо. Ее острые зубы сомкнулись на пальцах Давоса…
    ...
    Он лежал в комнате на вершине пирамиды и рассматривал потолок. Ощущения были странными. Он помнил, что у него были фаланги, все еще чувствовал боль в них и даже мог ими шевелить. Но их не было.
    Скрипнула дверь, он обернулся и увидел, как маленькой белой тенью девочка скользнула в комнату.
    - Ваше Величество, - он попытался подняться с кровать, но она мягким движением остановила его.
    - Не нужно, - попросила она, положив руку ему на плече, - я не хотела вас будить.
    - Вы в порядке? - спросил он, подчиняясь.
    - Вашими стараниями, - тихо ответила она. - Цхаки заключен в темницу, девочку пришлось убить, она очень опасна… - на несколько мгновений королева замолчала, - мне рассказали, что вы сделали…
    Они одновременно посмотрели на его руку. Повязка скрывала увечья, но Давосу все же стало не по себе.
    - Лучше лишится пальцев, чем жизни, - наконец заговорил он, - я все еще хочу быть полезен вашему величеству.
    - Благодарю, - отозвалась она, - но как вы узнали, что ребенок болен?
    - Я не знал, что это серая хворь, - задумчиво проговорил он, - Цхаки просто не справился со своим лицом.
    - Что я могу сделать, чтобы отблагодарить вас? – тихо спросила она, сжимая его целую руку.
    - Позвольте мне и дальше служить вам, моя королева, - ответил он, глядя в бездонные тёмно-фиолетовые глаза.

    ***
    - Пираты!!! Все за оружие! - закричал капитан небольшой рыболовецкой шхуны Давос Сиворт.
    Из тумана на них надвигался, как шторм, огромный черный корабль. Боевая дробь барабанов с корабля еще больше придавала ему сходство с морской бедой. Небольшая команда шхуны из двенадцати человек собралась на левом борту корабля.
    «Как же не вовремя», - с досадой подумал Давос. Его быстрая шхуна плыла с ценным грузом из Волантиса. В трюме были огромные тюки с цветными перьями с Летних островов, несколькими десятками шкур тигров, диких котов, леопардов, отрезами редких тканей. Часть груза он планировал спрятать в своем схроне на Серой Петле, а ткани тайно передать перекупщикам возле Мира. Но видно Семеро прогневались на него и послали в наказание этих морских разбойников. На огромной ладье развевался флаг с красным глазом в черной короне.
    «Странно, пираты таких флагов не вешают на своих посудинах, - подумал капитан. - Может какой-то из лордов Вестеросса решил укрепить свой кошелек морским разбоем?»
    Через несколько минут на корабле стали видны воины абордажной команды. Все в кольчугах с тяжелыми топорами, саблями и копьями.
    Давос закричал что есть мочи в сторону врага:
    - Мы сдаемся. Мы просим пощады.
    В ответ он услышал только зловещее молчание и скрип мачт.
    ...
    На ладье, куда связанными привели всю команду Сиворта, было достаточно просторно. Однако, от опытного взгляда Сиворта не ускользнуло, что ладья побывала в сражении или в шторме. Кораблю явно требовался ремонт.
    Пираты, которые взяли их в плен, были угрюмы. Ни один из них не произнес ни слова. Только удары, тычки захватчиков прекрасно давали понять, что от них хотят. Молодой парень из команды Давоса скулил и тихо произносил молитвы Красному Богу.
    Внезапно на палубе все замерли. С капитанского мостика спустился высокий одноглазый мужчина в черном панцире. Черная нашлепка на левом глазу придавала его лицу загадочности. Вместе с ним были три непонятных существа, то ли старики, то ли старухи. Они были очень худы и замотаны в серые плащи.
    - Кто из вас капитан? – громко произнес человек в черном.
    - Я, сир, – как можно дружелюбнее произнес Давос. – Прошу вас, заберите груз, но пощадите мою команду. Мы никому не желаем зла.
    - Откуда мне знать, что ты желаешь? Дай тебе нож и ты бы вонзил мне его в спину, чтобы спасти свою тощую задницу.
    - Нет, нет. Клянусь Матерью, что помыслы мои и моей команды чисты. Мы простые моряки, которые пытаются заработать на жизнь этим нелегким ремеслом.
    - Боги тут не причем. На моем корабле только я решаю, что с вами будет дальше. И хочу сказать, что кому-то из вас повезло. Мой корабль недавно накрыла дьявольская буря. Она забрала шесть моих гребцов и штурмана. Мне нужно срочно заменить потери. Но все вы мне не нужны.
    В этот момент он остановился и указал пальцем на упавшего духом парнишку. Два темнокожих воина сразу же подхватили его и выкинули за борт.
    - Вот шесть топоров. И сами решайте, кто хочет остаться на моем корабле, – с улыбкой закончил капитан ладьи.
    Пленным морякам развязали руки. И поставили в круг. В центр круга бросили топорики. Одноглазый хлопнул в ладоши и моряков толкнули в круг. Давос остался стоять. Он видел как его моряки в клубке тел рубят, режут друг друга, зубами вырывают куски мяса, но сам даже не попытался вступить в схватку за жизнь.
    Шесть победителей уже поднимались из лужи крови. Их обезумевшие глаза были устремлены на своего бывшего капитана. Один из них бросил в Давоса топор.
    - О, Неведомый, пошли мне легкую смерть – прошептал Давос и закрыл глаза. Топорик попал Давосу в правую ладонь, отрубив четыре пальца с корнем. Давос упал на палубу, приготовившись к смерти.
    - Стойте! – громкий голос капитан ладьи прервал кровавое побоище. – Уведите этих храбрецов и подготовьте их к обряду посвящения.
    Давос открыл глаза. Его подвели к черному капитану.
    - А ты смелый человек.
    - Я стараюсь не убивать людей, но главное стараюсь не убить свою душу.
    - Я не о том. Ты смелый бродяга, раз решаешься плавать в этих местах. Судя по грузу, ремесло твое связано с контрабандой. Мне нужен хороший штурман, который знает эти чертовы места.
    - Если я вас проведу, то могу ли я надеяться на свободу?
    - Зачем тебе свобода, человек? – страшно засмеялся одноглазый капитан и его серые спутники закачались в одном такте.
    - Свобода это жизнь. Свобода позволяет мне быть верным своей душе. Идти по жизни, исполняя заветы Семерых.
    - Боги – это те, кто воруют волю человека. Запомни это. И ничего обещать тебе я не собираюсь. Или я прикажу тебя расчленить на семь частей, или ты проведешь меня в Летнее море.
    - Я согласен, – Давос кивнул капитану.
    - Тогда поднимайся ко мне на мостик. Я угощу тебя напитком квартийских лекарей. Твоя боль пройдет, а рана быстро перестанет кровоточить.
    Давос взял медный бокал с синеватой жидкостью без запаха.
    - За Эурона Грейджоя, - сказал капитан и залпом выпил напиток и внимательно посмотрел на Сиворта своим единственным голубым глазом. Давос, давясь, выпил весь кубок. Голова закружилась, и он потерял сознание…
    ...
    Ветер бил в лицо. Морская вода стекала по лицу Давоса Сиворта. Он с трудом разжал веки и увидел, что корабль стремительно летит вперед. Он захотел протереть ладонью лицо, но не смог. Его руки были прикованы к штурвалу.
    «Дьявол!» - хотел ругнуться Давос, но услышал только свое мычание. Глаза Давоса расширились. Он с остервенением стал крутить головой, пытаясь понять где он и что с ним сделали. Обернувшись, он увидел страшный красный глаз с черным зрачком под черной короной, который хищно смотрел на него, как будто хотел высосать из моряка всю его никому не нужную душу.

    ***
    В чертогах, где ещё не бывал ни один смертный, тот, кого люди зовут Отцом, в задумчивости крутил в руках кайвассную фигурку, размышляя куда же её поставить. Она выглядела совсем живой и на её миниатюрном лице были видны все человеческие чувства: страх, сомнение, надежда, вера, азарт, сожаление…
    - Может хватит уже? Ты перепробовал достаточно комбинаций. Ставь его уже и продолжим партию, – нетерпеливо произнес Неведомый.
    - Сейчас. Я теперь точно знаю, где его место и каково его предназначение, - откликнулся Отец и поставил фигурку рядом с другой – с ветвистой короной и горящим мечом в маленькой, искусно выточенной руке. В это мгновенье показалось, что фигурка короля удовлетворенно скрипнула зубами.
    - Прошу, хотя бы в этот раз оставь в покое его пальцы, - взмолилась Мать, следившая за партией. – Будь милосерден.
    - Ничего не могу поделать, такова плата за его предназначение. Каждый платит свою цену. Даже мы не избежали этой участи, - Отец многозначительно посмотрел на свою милосердную ипостась.
    - В таком случае, я освещу ему путь. Ему это необходимо и он этого заслужил, - вступила в разговор Старица…

    ***
    Штормовой Предел походил на гигантского зверя, загнанного в западню – на многие мили окрест его окружила громада войск простора, хищно изогнулись катапульты, предвкушая сокрушить стены, что не дались Штормовому Богу, походные костры прорезали ночную тьму. Тихой тенью скользил по воде маленький корабль контрабандиста Давоса, груженный луком и сельдью. Он вез в древние стены жизнь и надежду. Ничто не выдало его в ту ночь, как будто чья-то рука направляла его и оберегала.
     
    Последнее редактирование: 30 сен 2016
    newflower, dreaming of summer, Cate и 5 другим нравится это.
  2. Syringa

    Syringa Без права писать

    в Астапоре

    развевался
     
  3. Snusmumruk

    Snusmumruk Знаменосец

    Спасибо за проявленное вами усердие в чтении наших фанфиков. Авторы обязательно примут во внимание все ваши замечания.
     
    grey king нравится это.