1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Девушка с острова Тарт

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Вереск, 3 окт 2016.

  1. Вереск

    Вереск Лорд

    7.6. Кино и родственники/ Арья

    Счастье скрывалось за каждым углом.
    Оно улыбалось мне солнечным днем.
    Оно умывало меня тёплым дождём,
    И согревало собой постель перед сном.

    Припев:
    Я не пропаду? Нет! Я тебя люблю? Да!
    И быстрей на мгновенье закружилась Земля.
    Ты не пропадёшь? Нет! Я тебя спасу? Да!
    И появилась на небе, еще одна звезда.

    Я открываю стеклянным ножом
    Бумажные письма волшебной страны.
    Я слушаю радио — голос, счастливой волны,
    И я прячу счастье за каждым углом.

    Припев:
    Я не пропаду? Нет! Я тебя люблю? Да!
    И быстрей на мгновенье закружилась Земля.
    Ты не пропадёшь? Нет! Я тебя спасу? Да!
    И появилась на небе, еще одна звезда.

    Юлия Чичерина, Сергей Бобунец «Нет-да»


    Рыхлые комья под ногами вперемешку с чавкающей грязью ужасно раздражали.
    — Зима, блин, называется! — с досадой воскликнула Арья, пиная со всей дури очередной ком, и немедленно взвыла, прыгая на другой ноге. Джендри перехватил ее, пока она не свалилась, и попытался усовестить:
    — Лед кололи, мы по дороге идем.
    — Да не видно ж ни черта, размазня эта под ногами… Ууу, навозили колесами!
    — Могла бы тоже из машины выпрыгнуть, — пожал плечами Джед. — Почему с братьями не поехала после школы?
    — А от машины бы что — нес меня кто-то?
    — Ну, я бы мог… — неуверенно начал Джендри, глядя исподлобья.
    — А… отстань, — Арья бы с удовольствием приняла это предложение, но вносить в больницу было как-то уж слишком трагично. — Ты бы точно в машину не влез. И вообще, мне надо с ней поговорить лично, без толпы причитающих родственников, — объяснила она. Более всего не хотела она видеть Джона. Наверняка этот трубадур плохо повлияет на Бри.
    — Тогда я тебе здесь зачем?
    Бык тупил, и это бесило. Даже очень бесило.
    — Прикрытие от всяких вопросов, — ответила она честно. Джендри явно расстроился.
    — М-м. А после больницы у тебя какие планы? — продолжил он допрос. С тех пор, как они начали встречаться, он неизменно искал способы остаться с ней вдвоем, что приводило Арью в восторг, особенно та часть, где полагались поцелуи и все прочее. Однако при этом Бык резко останавливался при любой попытке Арьи перейти к более решительным действиям, что ее как раз выводило из себя.
    — Домой поеду, — буркнула она, — но твой вариант послушаю.
    — Может, в кино сходим?
    «О да, — немедленно представилось Арье. — Вечерний сеанс, пустой зал, последний ряд, побольше громких звуков стрельбы, и погонь, и легко расстегивающуюся одежду.»
    — На что пойдем? — вынырнула она из мечтаний.
    — Звездные войны новые вышли… — Арья колебалась, а он продолжал: — Там, вроде, главная героиня здорово дерется.
    Это решило дело.
    — Хорошо, поехали, — согласилась она. — И кстати, я задолбалась идти по этой дороге! Может, ты и правда донесешь меня до входа, где бы он ни был?
    Джендри подозрительно быстро согласился, забрал ее рюкзак себе на плечо и легко подхватил ее на руки. Девушка обвила его шею руками, и он немного смутился, дернув уголком губ. Тогда она с трудом дотянулась до его губ и, смеясь, сказала: «Аванс тебе, терпи дальше до кино.»
    В палате Бри действительно никого не оказалось кроме нее самой. Бри лежала на кровати и казалась спящей, но открыла глаза, когда они подошли поближе.
    — Привет! — выпалила Арья, подбегая к койке, и запрыгнула рядом с Бри. — Как ты сегодня?
    — Арья! Осторожно, капельница, — с укором бросил Джендри, выпутывая ее ноги из тонких трубок, похожих на провода. Бри неожиданно улыбнулась.
    — Вы такие смешные, — сказала она. — Смешные и настоящие.
    — Ты, прямо, ожила, слушай! — обрадованно заговорила Арья. — Как себя чувствуешь?
    — Сплю. Думаю. Пытаюсь понять, — заговорила она медленно и обреченно.
    — Ну, зато хоть не учиться, на уроки не ходить, — встрял Джендри с очень «дельной» репликой.
    — Да ну! Вот еще радость в больнице валяться вместо уроков. Прогуливать надо так, чтоб можно было в кино сбегать и на горе тусить пока снег не повалит, — фыркнула в ответ Арья, — самое катание сейчас, пока сезон не кончился.
    ***


    Когда Джендри вышел из палаты, Арья сразу спросила о Джейме. Бри посмотрела на нее устало и ответила невпопад:
    — Мы говорили. Я пока перевариваю.
    — Он тебе обещал что-то? Зубы заговаривал поди, скользкий тип… — Арья длинно непечатно выругалась, поразив даже привычную Бриенну.
    — Не настолько, — произнесла она, и подруга немедленно на нее накинулась:
    — Что значит ≪не настолько≫? Он тут сладко разливался, и ты его пожалела, да? Ты уступишь, а потом тебя кто склеивать будет? — у Арьи была одна кандидатура на роль скотча, но происходящее ее категорически не устраивало. К тому же, как бы ни относилась она к брату, но его способность залипать не на тех и невовремя была печально известна. К тому же, Арья не воспринимала его страдания всерьез, слишком уж тот любил себя жалеть.
    — Я запуталась, Арри, — устало ответила Бриенна. — Много правды, много лжи, Ланнистеры, Старки…
    — Лучше выпутывайся скорее, а то затянет эта трясина… — искренне посочувствовала Арья. — А то станешь как Санса — «скандалы, интриги, расследования» и т.п. Знает все, отслеживает и без конца щебечет с подружками, кто кого на переменке сколько раз куда послал.
    Бриенна задумалась. Потом кивнула, нахмурившись, и спросила:
    — Когда я… когда Серсея, — ей явно не хотелось говорить о том, как она попала в больницу, — перед больницей, в общем… Я помню, в конце Лансель пришел и что-то сказал такое, я только помню, что удивилась…
    — А потом отрубилась и оказалась здесь, ага, — припомнила Арья, — он сказал, что Серсея его девушка, а я — что какая она нафиг девушка — женщина. Ну всяко она трахает все, что движется… Но он заладил упрямо, как дурак, ≪девушка-девушка≫.
    — Арья, ну, может, ему виднее, если он и правда ее парень, — задумчиво протянула Бри.
    — Ой, да брось! Орет, как гарпия, и одевается, как шлюха. Если он и ее парень, то у него рога как….как… у лося Трандуила из последнего Хоббита… — шутка настолько удалась, что Арья рассмеялась.
    Бри потихоньку начала смеяться вместе с ней. Потом Арья придвинулась поближе и заговорщически произнесла:
    — Джендри меня в кино позвал сегодня. На Звездные войны.
    — Здорово, — произнесла Бриенна, — я бы тоже сходила… Но пока я в больнице, да и вам мешать не хочется.
    — Я надеюсь, нам никто не помешает, и кое-кто перестанет уже упрямиться, — она снова начинала злиться.
    — Арри, ты знаешь… Мне кажется, кинотеатр вряд ли хорошее место, — осторожно произнесла Бри. — Может проще в гости к нему наведаться, он же один живет.
    — Да ну, темно, громко… — надулась Арья. — И потом, в его квартире вечно кто-то соседние комнаты снимает и стены картонные…
    Раздался тихий, но уверенный стук в дверь, донесся звук переговоров, потом в приоткрыть дверь с интересом заглянула рыжая растрепанная голова.
    — Робб, заходи, — обрадовалась Бри.
    — Мы думали — спишь, — уточнил парень, растворяясь дверь шире. За ним в комнату прошмыгнули Теон и Джон.
    — Хая! — Арья недоуменно воззрилась на тройку, — Вы там снаружи Джеда не видели чтоли?
    Робб закатил глаза и сообщил спутникам угрюмо:
    — Начинается…- Продолжил он уже ей, — Он не твоя собственность, эй!
    — А это не твое дело, — немедленно атаковала Арья, и высунула язык в качестве агрумента.
    — Строго говоря, — глядя куда-то в угол, сообщил Теон, — если кого-то интересует мое мнение, так я считаю — Арья в своем праве.
    — Да! — подтвердила Арья. — Согласна с предыдущим оратором.
    — То что он твой парень, еще не означает, что ты должна отслеживать все его передвижения, — заунывно начал Робб.
    — Брэк, — прервала перепалку Бри. — Вы чего?
    — Ага, — продолжил Джон мрачно, — то есть я тут один не знал, что они уже встречаются?
    — Один? — уточнила Бри.
    — Уже? — одновременно с ней произнесла Арья.
    — Да, — самодовольно произнес Теон, — только ты. И почему я не удивлен?
    Чертов Кракен, чертыхнулась Арья, но ответить ему не успела. В палату, не глядя, низко наклонив голову, вероятно, в раздумье, вошел Джендри, влетел в спину Роббу и чуть не сбил того с ног. Теон продолжал работать комментатором:
    — Кто каши не ест, молока не пьет, забодаю-забодаю-забодаю, — продекламировал он с характерными для этой поговорки движениями пальцев и мимикой.- А что, хорошее ругательство. «Забодай меня Баратеон». Звучит!
    — Уотерс, — с выражением «сейчас кто-то получит» на лице сообщил Джендри, поправляя Теона.
    — Да, ладно, тебя даже незнакомые люди идентифицируют как Баратеона, — подмигнул Быку кракен, — И, кстати, думаешь слишком много…
    — С этого места поподробнее, — Джеда сложно было вывести из равновесия, но Теон был непревзойденным мастером ходьбы по чужим мозолям. Убью гада!
    — Ты же не умеешь делать два дела разом, Джед, ну и стоит ли начинать сейчас? Прекращай. А то два забоданных Старка за два дня — плохая статистика… Или уж думай, или.
    Джед выбросил руку молча, хватая Теона за грудки. Ну, почти хватая. Тот мгновенно спрятался за Робба.
    — Тебя там вообще не было, — проорал Джед, пытаясь дотянуться до Теона. Они кружили вокруг Робба, словно тот был новогодней елочкой, причем один пытался избежать контакта, гибко уклоняясь, а второй от этого только распалялся все больше. Наконец, Роббу это надоело, он отшвырнул обоих в разные стороны и выставил ладони.
    — Оба прекратили прямщаз!
    Вот дисциплина у нас в команде железная, подумала Арья наблюдая за произведенным эффектом.
    — Ты! — резко бросил Робб Теону. — Сделал паузу, язык в задницу засунул. Он длинный, как раз дотянется. И зат-кнул-ся.
    — Ты, — продолжил он в сторону Джендри, — обалдел? Он всегда такой! Не повод. Нашли, где драться.
    Теон, заткнувшийся до этого с видом оскорбленной невинности, воспрял духом, усмехнулся мол «да, я такой.» Арья почувствовала неопреодолимую тягу его разорвать на пару тысяч небольших теонообразных фрагментов.
    — Хорошо, что вы все здесь, — сказала Бри крайне вовремя. — У меня есть просьба.
    — Валяй, — ответила Арья радостно. Все лучше, чем цапаться. Братья повернулись к Тарт с энтузиазмом, а Теон, желая что-то добавить открыл рот, стрельнуть глазами в Робба удрученно, закрыл его сам себе ладонью и сделал нетерпеливый жест другой рукой, вроде «давай, продолжай».
    Робб тем временем толкнул Джендри к единственному в палате стулу.
    — Кэп? — уточнил Джендри, демонстрируя некоторый недостаток как ума, так и сообразительности.
    — Садись, давай, — раздраженно пробурчал Робб, добавив после его посадки, — и Арью на колени возьми, пока она никого не укусила в порыве.
    Не успела Арья ничего пикнуть, как оказалась на помянутых коленях. Стратегия Робба заключалась в том, чтобы развести Теона и Джендри по разным углам, пригружая первого сестрой, а второму повелев заткнуться. Сработало четко, как часы.
    — Бри, мы внимательно тебя слушаем. — продолжил Робб после с видом полководца, после расстановки всех войск в нужных местах.
    — Я думаю, нам пора возобновить тренировки с противником. Предполагаю, что последний месяц — полтора мы избегали их из-за меня.
    — Что так? — уточнил Джед из-под нее, щекоча шею дыханием.
    — Даже не знаю, — отстраненно выдохнула Бри и закончила, отвернувшись к окну.- Некое смутное желание порвать пару львиных задниц…
    Робб сдавленно хмыкнул, а Теон из-за его спины показал большой палец. Сама Арья уткнулась в шею Джеда, давясь хохотом.
    — Годная мотивация, — подытожил капитан сборной. — Когда тебя забирать отсюда?
    — Завтра грозятся выписать. — улыбнулась Бри, — Я нормально себя чувствую. Можно не приезжать всей толпой…
    -… Мы ее заберем завтра, — вякнула Арья, опережая возможное предложение Джона. — А сейчас мы и так что-то задержались. Кстати, кто-то Сансу видел?
    — Нет, со школы, — задумчиво произнес Джон.
    Уже выходя из комнаты, Арья услышала просьбу Бри:
    — Робб, Теон, мне надо кое-что что сказать Джону с глазу на глаз.
    ***


    В маленьком зале было душно, клубы мерцающей серебристой пыли, больше похожие на клубы сигаретного дыма, плавали над креслами в лучах света в тем моменты, когда на экране космические просторы сменяли пустынные ландшафты, залитые солнцем. Они сидели бок о бок поначалу, но пятая точка Арьи быстро начала затекать. Под этим самым благовиднейшим из предлогов она то елозила по своему креслу, то пинала ботинком спинку впереди стоящего, то начинала расшнуровывать ботинки и парковать стопы то там, то тут, задевая окрестные предметы и Джеда. В общем, девушка вела себя как шебутная, немного тронувшаяся на почве осеннего обострения белочка, сортирующая все свои запасы по кладовым, дуплам, гнездам и прочим только полоумному зверью, склонному к накопительству, известным местам складирования стратегических ресурсов. Джендриного терпения надолго не хватило, хотя по началу он даже посмеивался над ее метаниями, потом перешел к сочувствию сначала Арье, а потом уже и окружающим. Потому на колени к себе, в отличие от больницы, он ее посадил сам, без всякой команды извне, не ведая, к чему это приведет. Для начала она затихла, и даже залипла за этим занятием, просмотрев порядка десяти минут фильма, но, быстро вспомнив на кой ей был нужен этот маневр, сориентировалась и исправилась. Снова начав ворочаться, перекомпоновываясь на коленях парня, она пересела боком, прижимаясь щекой к шее и плечу, а потом для равновесия запустила руку на другую сторону его шеи. Неизвестно, каким богам надо было воздать, но на их ряду почти никто не сидел, а остальные граждане в окрестностях ее вообще не волновали. Потом Арья перекинула стопы через подлокотник кресла и начала отвлекать Джендри от фильма уже по полной программе.
    — Арь, — было начал он укоризненно, но в кино был какой-то переломный момент с напряженней паузой и мелкими музыкальными завываниями на заднем плане, которые должны были показать, что у героя душевные метания, не иначе.
    Глаза Арьи едва торчали над плечом Джендри, но нижний край луча проектора проходил невысоко над ее головой, потому наклонившись к ней с выговором, Джендри замер и поцеловал ее, медленно склонив шею. Губы его были слишком бережными, и долго такими не остались, потому что у обоих начиналась какая-то цепная реакция, стоило поцеловаться. В первые пару раз Арья вообще была не состоянии что-то думать, просто знала, что оттащить ее будет возможно только четверкой лошадей, и то она сочувствовала тягловым животным и сомневалась в целесообразности их практического применения, а главное в том, что белогривые справятся. С Джедом что-то тоже происходило, сродни тому яростному бешенству, что она порой специально вызывала на площадке или гораздо реже наблюдала в спорах с тем же Джоффри или отцом. Сам Уотерс называл это «баратеоновской яростью», а Арья называла для себя «включить Баратеона». Постепенно она все больше привыкала к нему, изучала и теперь, не прекращая поцелуй могла почувствовать, когда же Джед «включит Баратеона», когда его пальцы сожмут ее тело так, что она будет ощущать их жар отдельными огненными точками, когда дыхание сорвется на хрип, когда движения ускорятся раза в два, и все сольется в практически беззвучный дикий танец. Контролировал ли себя Джед в этот момент, она не знала наверняка, но подозревала, что не особенно, почему и боится таких состояний. Что до самой Арьи, то ей до дрожи в пальцах хотелось вызывать это состояние у парня, потому что он делал то, чего она страстно желала, а контролировать свои порывы она никогда и не собиралась. Одного дурака, желающего контролировать не поддающееся контролю, на их пару по-любому хватит, считала девушка.
    Страсть захлестывала, переливаясь через край. Вниз во тьму под ногами улетела куртка Арьи, заблаговременно расстегнутая наполовину, так что оставалось лишь рвануть молнию резким движением. Ее руки блуждали по шее и груди парня, обнимали затылок, его руки прижимали девушку плотно, проходя от лопаток до бедер. Арья перенесла колено по другую сторону кресла, оказавшись лицом к Джеду на его коленях, и поцеловала в острый выступ челюсти на пол пути от подбородка к скуле, почти кусая. Уотерс перехватил ее губы, едва ей стоило оторваться, впился, прижал к себе, придвигая ближе ее бедра. Арья вскрикнула и перегнулась назад, пронизанная светом, успела ощутить, как его руки скользнули со спины на грудь, а бедра конвульсивно дернулись под ней, сближая тела, и … Джед «проснулся».
    — Черт! — выдохнул он, притягивая ее назад, сгребая и безжалостно разворачивая боком, а когда она попыталась оказать сопротивление, тот с каменным лицом ссадил ее офигевшее тело на соседнее кресло. Арья немедленно закинула ему на колени ноги, а Уотерс посмотрел на нее грозно.
    — Давай без глупостей, — попросил он почти рыча, так что вздрогнул даже сам, а Арья так вообще облизнулась. — Арь-я!
    — Что, Арья? Я тут не сама с собой целуюсь, — мурлыкнула она, осторожно задевая лежащей на коленях парня стопой его пах. Он вдохнул так, словно собирался поднимать штангу. А потом осторожно, но быстро перехватил обе ее ноги, вытянул и сложил парой поленьев поперек своих колен так целомудренно, словно это было постановочное фото класса или команды — бессмысленное и официозное.
    — Не сама с собой. Я тоже в этом участвую, — он говорил медленно, пытаясь успокоить ее, и закономерно беся, — с удовольствием. И ты знаешь, что я дальше не зайду.
    — Совершенно зря! — выпалила Арья, отворачиваясь к экрану. От его ладоней, покоящихся на ее голенях, шел жар, прожигая насквозь. Из всех парней, которым по рассказам «только одного и надо», мне достался особо принципиальный и высокоморальный. Тьфу.
    — Я не стану делать того, что считаю неправильным, ты знаешь, — баратеоновская ярость была сравнима только с их же упрямством. Будь они прокляты!
    Арья не стала ничего отвечать, пытаясь досмотреть кино. А потом украдкой обернулась в другую сторону. Значит, не привиделось. А я еще и думаю, почему из того угла просто несет фиалковым запахом? Ненавижу ее духи, от них вся машина того гляди расцветет. Ну, будет чем шантажировать эту сплетницу или… Стоп. Если она сидит там, значит она нас видела. Ну, теоретически могла видеть. Арья вгляделась во мрак, забив и на фильм и на Джендри разом — на первый из-за того, что в этот момент главной героини в кадре не было, а на другого из-за его долбаного упрямства.
    Санса угадывалась на несколько сидений левее ее бледным силуэтом на фоне темного зала. Ее выдавали рыжие волосы, в беспорядке разбросанные плечам, словно она попала в эпицентр тайфуна, когда вышла с утра за хлебом, но умудрилась этого не заметить. Сидела сестра прямо, словно проглотила шомпол, а ее спутник почти сливался с тенями, как порядочный вампир. Арья замерла, вся став ожиданием притихла, прижав глаз к щели между креслами так, чтобы ее голова не торчала над рядом сидений. И дождалась резко врубившегося вместе с бравурной музыкой проектора. Лицо Сансы проступило в его луче полностью, с закушенной губой и огромными глазами на пол лица, распахнутыми то ли от страха, то ли еще от чего, где ж ее понять. Спутник же как раз откинул с лица прядь волос и Арья наконец узнала в крупном парне Сандора по родимому пятну на щеке. Хоу-хоу-хоу…
    — Злишься? — прошептал Джендри тихо, пользуясь паузой в кино. Он осторожно погладил ее ногу, спугнув небольшой табун мурашек.
    — Не-а, — отозвалась Арья.
    — Мириться будешь?
    — Я согласна на поцелуй. Просто поцелуй. И все, — хихикнула Арья. Джендри посмотрел на нее укоризненно.
    — Фильм ты досматривать не будешь?
    — Ты перескажешь, и так ясно, что добро победило, зло наказано, и кто-нибудь непременно умер из добрых, а пока мстили могли убить кого-нибудь злого….
    Джендри улыбнулся.
    — Действительно не злишься, — он нежно провел ладонью по ее стопе под пальцами по своду к пятке. Арья прикрыла глаза от удовольствия. Все что он делает так классно, и он не подпускает меня ближе, хоть ты тресни. Просто огромный-преогромный торт-мороженое, а меня заставляют есть его по одной ложке, да еще и запирают на ключ в остальное время. Добром это не кончится, у меня просто поплавится мозг.
    Она стояла над умывальником, делая вид, что моет руки, когда Санса вышла из кабинки женского туалета. Арье там было делать совершенно нечего, но она видела ускользающую рыжую гриву сестры и решила ковать железо не отходя от кассы.
    — Я видела тебя с Сандором, — выпалила она шепотом, когда Санса встала у соседнего умывальника.
    — Я видела тебя с Джендри, — парировала Санса таким тоном, словно это все уравнивало. Она что, не знает? Арья быстро прикинула в уме. Вышло, что сестра не в курсе.
    — Да ты что? — уточнила Арья в пространство, лихорадочно размышляя. В принципе, в последнее время она нигде мне не переходила дорогу, ведет себя сносно, с Бри очень помогала, собирается с ней по магазинам как раз… Может простить ей? Но как же священная война до победы? Прощу на первый раз… А там посмотрим.
    — Ок, квиты, — буркнула Арья. — Ты обещаешь молчать?
    — Да, если молчать будешь ты, — серьезно сказала Санса, краска медленно окрасила ее щеки. Ага, вот это прокол. Она его прямо вот так любит? Ну, не самый хреновый выбор, могло быть хуже.
    — Могила, — сказала Арья. — Ты первая…
    Санса поправила волосы, долго пялилась в зеркало что-то подмазывыя, махая кисточкой вокруг глаз, одергивая одежду, пятнадцать раз посмотрела на себя во всех ракурсах и наконец покинула уборную. Безумная пичужка, подытожила Арья. Безголовая к тому же, но она моя сестра.

    Продолжение...
     
    Последнее редактирование: 25 мар 2017
    Yuventa, Ronage, СветланаТ и 3 другим нравится это.
  2. Вереск

    Вереск Лорд

    7.7. Я знаю, что ты знаешь / Санса / Сандор

    Мышка-«наружка», лягушка-«прослушка»,
    Все свои тайны хранят под подушкой,
    Милости просим к нам на опушку,
    Покурим чабрец и посмотрим порнушку.

    Мы не шпионы, мы странные люди,
    За нами следят только те, кто нас любит,
    Мы не шпионы, какая досада,
    Нам даже в любви признаваться не надо.

    Зайчик не прост, ох, как зайчик не прост,
    Он шел один, но привел с собой «хвост»,
    А гончих собак совратила лисичка,
    Дайте им, детки, новые клички.

    Мы не шпионы, мы странные люди,
    За нами следят только те, кто нас любит,
    Мы не шпионы, какая досада,
    Нам даже в любви признаваться не надо.

    А дальше — молчок, ведь серый волчок
    Взял, дурачок, и поставил «жучок».
    Но путать следы нас учили медведи
    По азбуке Морзе и аз-буки-веди.

    Мы не шпионы, мы странные люди,
    За нами следят только те, кто нас любит,
    Мы не шпионы, какая досада,
    Нам даже в любви признаваться не надо.

    Ундервуд «Не шпионы»


    Утром гудела голова, утром было ужасным. Тетя Лианна, решившая вдруг остаться со всем семейством, узнав, что произошло с Бриенной, допекла ее до печенок. «Вот! – с ужасом думала Санса. – я уже начала перенимать ее ужасные фразы. Если так дальше пойдет, из меня вылупится вторая Арья. Бежать и как можно быстрее»

    Тетушка жила у них уже почти неделю, определенных занятий у нее, в отличие от вечно занятого дядюшки, который то читал вебинары в киберунивере, то торчал с Джоном в репетиционной, у Лианны Старк не было. Свободное время она, очевидно, пыталась занять разговорами с родственницами, но мама избегала ее, Арья где-то шлялась вечно, хотя раньше каждый приезд тетки она висела на нее мешком. Оставалась вечно занятая уроками, но условно самая свободная в семье ( «детка, но ты же не играешь в сборной!») Санса. Перспективу ежедневно общаться с теткой она постепенно начала воспринимать как тяжелую, но необходимую повинность Ее суждения повергали ее в шок, то что она называла свободой, казалось Сансе распущенностью, осведомленность – пренебрежением к чужим границам, воспитание детей – излишне вольным в одном и строгом в другом. Рейнира и Рикард вынуждены были учиться, несмотря на то что формально на уроках отсутствовали. «У этих Таргариенов все с ног на голову», - думала Санса об этом.

    На шестой день мучений она не выдержала и пожаловалась Сандору в соцсети. Он среагировал даже быстрее чем она бы хотела, и ей стало немного неловко от его ответа.
    - Что я могу сделать для тебя прямо сейчас? Чем помочь?
    Да, если бы Джоф ее о таком спросил… О! Парни вообще не произносят таких фраз.
    - Я не знаю, - честно созналась Санса.
    - Пойдем в кино, - предложил Сандор на это, - ты отвлечешься, и тебе станет легче. Родственники – они как листья на деревьях. Хочешь- не хочешь, однажды они появляются. А потом также исчезают. И мы на это никак повлиять не можем.
    Санса подумала-подумала и ухватилась за этот шанс. За окном уже медленно, но верно начинало временами выглядывать солнце, сигнализируя о том, что март все-таки в этом году будет, но пока была лютая стужа, метель визжала и выла в оконных щелях и печных трубах, узор покрывал стекла, а в комнатах еще держался след цитрусового и хвойного запахов, словно капля шампанского дрожа на донышке узкого бокала с зимой.

    Санса любила весь мир этим утром. Зима еще держала природу за горло: иссохшей ледяной рукой трясла мир, но в воздухе разливалось что-то будоражащее, манящее неизбежным перерождением и полетом. В ее руках телефон, в который раз дрогнув, выдал слабую трель смски, а может это было сообщение в соцсети.
    — Как настроение? — чирикнула за ее спиной Арья, читая через плечо текст смс. Братья выдернули ее из приватного пространства Сансы самым грубым образом — потянув за ноги на себя, а Робб добавил от себя словесно: «Ну, оставь ты ее в покое. Она же тебя не трогает?»
    Санса желала бы продолжить препираться, как и Арья, но испуг от продолжения текста, которое могла бы прочитать сестра, вбрызнув ей в жилы пьяняющую дозу адреналина, на некоторое время выбил ее из колеи. Равно хотелось придушить младшую и дочитать о чем же ОН пишет… Тем временем Арья, выбурчавшись, затихла сзади, и Санса медленно, прикрывая варежкой экран, открыла сообщение. У переднего пассажирского места были свои неоспоримые преимущества, к сожалению, работающие только в комплекте с поддержкой братьев.
    — Как настроение? Сегодня все в силе? — писал ОН. Какой он все-таки разведчик…
    — Доброе утро, всё остаётся по-прежнему, — напечатала Санса быстро-быстро стуча по экрану коготками. Это стоило того, чтобы не появляться у Бри в больнице. Количество арьиной подруги в жизни Старков последнее время приближалось к чрезмерному. За столом все говорили о тренировках, а теперь — о больнице и «нервном истощении», бесконечно мусоля судьбу девушки.
    ***


    — Доброе утро, все остается по-прежнему, — появилось на экране его телефона. Сандор улыбнулся раньше, чем сообразил, что улыбку стоило спрятать.
    — Переписываешь с ней, да? — пихнула его под бок Алия, — Саня, какой-ты храбрый!
    — Э… Алия. Это не то, что ты думаешь, — буркнул парень, сосредоточенно накинувшись на завтрак. Яичница показалась еще вкуснее. Мама вынырнула от плиты и уточнила:
    — И когда же ты приведешь свою девушку познакомиться? Алия говорит, она хорошенькая. Прямо заглядение.
    — Ма! — возмущенно подавился парень, — Ты о чем?
    — Как о чем? По тебе же ви-идно, — пропела мать, отворачиваясь назад к плите. Сандор перевел взгляд на сестру.
    — Да не кипятись ты! Тоже мне секрет, — захихикала младшая. — Ты же светишься так, что в тебя можно гирлянду втыкать вместо розетки… Уверена, дело в ней. Не помню за тобой других причин вырабатывать электричество.
    — Не уверен, не обгоняй, — отрезал Сандор. — Откуда такие идеи-то только берутся?
    Мать и дочь переглянулись и прыснули. Григор бухнул дверью, потом раздались тяжелые шаги и раскатистый рев:
    — Сань, ну ты идешь, не?
    Вслед за голосом на пороге явился и он сам, обдав кухню едким табачным запахом.
    — Иди, давай, не мешай пищеварению, — махнула на него полотенцем мать. — На крыльце его подожди, давай, давай…
    — Я мигом, — буркнул Сандор брату, спешно забрасывая в рот остатки еды, не жуя. — Чай не буду. И приду поздно.
    — Слушай, Штирлиц Иваныч, — прикрывая рот рукой, хихикнула Алия, — передавай привет, если у вас свидание.
    — Нет никакого свидания. С ума посходили, — выходя из кухни бросил Сандор, а вслед ему несся парный женский хохот.
    ***


    Они выбрали фильм и зал скорее по принципу « где меньше людей», нежели по какому-то еще… Далеко над затихшим залом она сидела, расслабляясь в кольце его рук. Сначала Сансу накрыла его скользнувшая левая, через плечи, словно теплый платок по шее к локтю. Чуть погодя, словно приучая к присутствию, правая, накрывшая ее ладонь. Санса поежилась, оплывая внутри кокона, устраиваясь поудобнее. Подняла голову, положила на плечо. «Мы ведем себя так, словно все уже было. В этом есть какая-то фундаментальная неправильность. Наверное, так выглядят старики, вроде моих родителей — крепкие, обстоятельные, скучные. И все-таки, как бы это было?» От мыслей голова туманилась.
    Сандор, обнимая ее, дышал девушке куда-то над ухом, запуская жаркие мурашки вдоль позвоночника. На экране героиня бесконечно брела по пустыне куда-то в бесконечную небесную даль. От всего постапокалиптического пейзажа веяло безысходностью и отчаяньем. Девушка зябко поежилась, и Сандор сдвинулся ближе. Санса повернулась к нему лицом, встречаясь взглядом. Он поцеловал ее в лоб, прижимаясь горячими губами. От места касания жар пополз вниз по ее лицу, расцвечивая лицо неприметным в темноте румянцем и наполняя все ее существо горячим желанием поднять лицо вверх в надежде на продолжение, и лишь внутренняя гордость еще держала ее, требуя подчиняться, оставаться в роли. Порядочные девушки так не делают. И вообще, пусть он попросит. Он же должен узнать.
    Тем временем Сандор, который должен был узнать, признаков понимания ее дилеммы не проявлял. Губы его спустились к ее переносице и задержались дольше, словно и не собирались ее покидать. Девушка таяла, из последних сил сопротивляясь. Рот предательски приоткрылся, дыхание сбилось. Пламенный цветок его дыхания ранил и подчинял, ресницы робко дрожали, опаляемые, щекоча хозяйку и виновника ее смятенного состояния духа. «Ну, попроси меня, попроси, » — думала она яростно, паникуя от мысли, что поцелуй она его первой, случится что-то непоправимое. А Сандор, оторвавшись наконец от ее носа, отстранился. Стало тяжелее, она прикрыла глаза, затаившись, а когда распахнула их назад, в глазах парня стоял вопрос, который он так и не озвучил. Продолжать? Она кивнула.
    Ладонь легла на ее скулу, губы слились, мир исчез во вспышке. Не осталось ничего, кроме ощущений от его языка и губ, втягивающих ее в эйфорическое безумие. Холод зала коснулся ее рук, едва парень перенес свою ладонь на ее щеку, пальчики дрогнули и заспешили в попытке согреться к его плечам и груди, пробежались и замерли. Поцелуй захватывал с бешеной скоростью, под плотно сжатыми веками плыло алое кружево. Они отрывались, жадно хватая ртом воздух, и ныряли снова, словно ловцы жемчуга, выбрасывая перед собой вместо тяжелого камня, утаскивающего тонкое тельце пловца на глубину, собственные руки, отчаянно проходящие по чужому телу, отмечая яростными касаниями особо полюбившиеся места. Когда рука Сандора осторожно накрыла, а потом и сжала ее грудь, Санса пожалела лишь о том, что вторая рука парня была по-прежнему покоилась на ее плечах теплой горжеткой. Тонкая шелковая блузка была достаточно свободной, чтобы быть уместной даже в театре, не то что в кино. Будучи заправленной в юбку нижним краем и завершаясь узким воротником под горло, доступа к телу она не предоставляла совсем. Тем не менее липкий жар от соприкасающихся тел грозил промочить тонкую ткань насквозь, а касания через шелк к обнаженной коже чувствовались еще острее.
    Затылок начал затекать, очки, пристроенные надо лбом в прическе, того и гляди грозили упасть за кресло, в которое она сползала все ниже под ласками Сандора. Руки его сошлись на ее талии, пошли ладонями по спине, выгибая тело назад, и она, забывшись, тихо застонала в потолок, испуганно схватившись за падающие очки. На пару рядов ниже донесся шорох, перерастающий в серьезный шум, а вслед донесся стон, похожий на ее собственный. Сандор, отвлекшись от нее, спасал из-за кресла таки-улетевшие очки. На несколько рядов вниз и вправо взметнулись над креслом чьи-то непокорные вихры, и Санса узнала сестру, застыв на месте в шоке. Двух мнений быть не могло — Арья сидела на чьих-то коленях, лицом к их хозяину, и от поцелуев как раз собиралась переходить к весьма решительным действиям, а может уже и перешла.
    Старшая сестра прищурившись глянула на младшую, а потом замерла на месте, как статуя. Она тоже могла меня видеть? Или не могла? Но я же должна ей объяснить, что так не должно быть! Это же безобразие. Сандор наконец вернулся из закресельного пространства, зажав в руке очки, улыбнулся ей, а потом, просканировав ее лицо, встревожился.
    — Арья, — пискнула Санса, махнув рукой в сторону сестры.
    Сандор девушку не обнаружил, поскольку та уже слезла с колен своего спутника.
    — Не вижу, — прокомментировал Сандор.
    — Она нас видела, — буркнула Санса испуганно, надевая свои очки в пол-лица на нос. Выпрямляясь в кресле в струну, она нервно подернула плечами, сбрасывая руку Сандора.
    — Рано или поздно, — спустя какое-то время отметил парень, — она бы узнала. Почему ты так этого боишься?
    — Представь, что нас застукала твоя сестра, — глядя перед собой, заявила Санса, — или брат. Или отец.
    — Мои почти все знают, — ответил Сандор.
    — Что?
    — Родители вычислили давно. Алия… — Сандор в раздумьи дотронулся до щеки рукой, потом отдернул и посмотрел на Сансу. — Она тоже узнала, они все меня слишком хорошо знают. Разве что Григ… Я, знаешь, я думал тебя позвать в гости…
    Санса взорвалась мгновенно.
    — Мы же договаривались!
    ***


    От сидящей рядом девушки пахло фиалкой и чем-то еще, свойственным только Сансе. Он машинально зарылся носом в ее волосы, вдохнул покрепче, а потом, не выдержав, поцеловал в лоб. Она позволила ему спустится по своему лицу, каждый кусочек которого он был готов зацеловать, кивнула, разрешая, а потом…
    «Хорошо, что здесь куча других людей, будь мы вдвоем, я бы не удержался,» — думал он после, ныряя за кресло вслед за ухнувшими туда очками Сансы. Мысленно он все еще целовал девушку, пьянея от каждого прикосновения, заводясь и дурея, уже не говоря о том, что кровь от мозга явно отлила в единственно возможном направлении, джинсы должны были просто треснуть и разойтись. Сандор представил, как водрузит очки обратно на ее прелестную растрепанную рыжую голову, она улыбнется своей чарующей улыбкой, взмахнет ресницами и разрешит продолжить. Вот только по возвращении его неожиданно встретил взгляд перепуганной до смерти Сансы, нервное движение руки в сторону первых рядов, словно там разом скрывались огромный паук, семья мышей и вампир с воттакенными клыками. Истерические нотки в голосе тоже были для него внезапной и не сказать, чтобы приятной новостью. Осознав проблему, он снова вперил взгляд во тьму, но как назло на экране шло какое-то космическое сражение и за тыщ-быдыщем не было ничего слышно, а во вспышках бластеров совершенно невозможно было разглядеть ни людей, ни кресла, ни зловредную младшую сестру его соседки среди этих объектов.
    — Не вижу, — наконец прокомментировал Сандор таким тоном, чтобы девушка рядом с ним наверняка успокоилась. Этой короткой фразой он стремился передать, что даже если бы что-то страшное там впереди показалось, он бы однозначно ее спас, отбил, зачистил бы периметр, гордо встал на куче поверженных врагов, лишь бы она не боялась. Дабы закрепить эффект, он вернул руку на кресло за спиной Сансы, пытаясь ее укрыть не только словесно, но и физически. Какая же она все-таки крошечная…
    — Она нас видела, — буркнула Санса испуганно, надевая свои очки в пол-лица на нос. Выпрямилась в кресле, словно хотела стать выше, похожая чем-то на практиканток-учительниц, которые периодически нервными стайками цокотали каблучками по школе. Да, определенно Сансе бы пошли указка в руке и очки на носу. Девушка, тем временем, повела плечиком, сбрасывая его руку.
    Мозг Сандора лихорадочно пытался начать работать опять, но шансов у него было мало. Даже у испуганной, рассерженной и злой на него Сансы был такой вид, что ее хотелось сначала зацеловать, а потом уже разбираться, что там за сколопендра на нее покусилась.
    — Рано или поздно, — выдержав паузу, отметил парень, — она бы узнала. Почему ты так этого боишься?
    В ответ девушка попыталась перевести на него стрелки, а он начал загодя придуманный разговор. Ее действительно надо было знакомить с семьей, раз семья так этого хотела. Санса не то шило, которое можно было долго таить в мешке. К тому же он и правда не Ланнистер.
    Санса же вдруг закипела, как невовремя снятый с плиты чайник.
    — Мы же договаривались!
    — Я ничего не говорил, — поднимая обе ладони, ответил он. — Честное слово. Они сами догадались.
    — «Не виноватая я. Он сам пришел!» — передразнила его Санса, — ты слово не сдержал!
    — Я сдержал, — удивленно пробормотал Сандор, — наверное, они, как всегда, прочитали по моему лицу.
    — Не замечала на нем бегущей строки, — зло бросила Санса.
    Она была по-прежнему зла, когда пошли титры, но свет запаздывал. Девушка вскочила, он следом, но она обо что-то мгновенно споткнулась. Удивительный талант падать на ровном месте. Сандор был вынужден выхватить из темноты ее за что придется, руки его пришлись на бедра, и, не рассчитав сколь легкую добычу он ловит, парень дернул на себя слишком резко. Девушка, пытавшаяся до того улететь головой вперед куда-то к нижним рядам, теперь замерла, прижатая к нему спиной.
    — Прости, — прошептал он, наклоняясь вперед. — Я не хотел. Ты слишком мне нравишься, чтоб это было возможно скрыть.
    — Пойдем, — прошептала она тихо-тихо, и они медленно двинулись вдоль ряда, выдернув из-под ног девушки ее собственную сумку, виновницу их столкновения.
    ***


    Ладони скользнули вдоль бедер, накрывая выступающие косточки, с силой потянули назад, прижимая.
    — Прости, — прошептал он, наклоняясь вперед. — Я не хотел. Ты слишком мне нравишься, чтоб это было возможно скрыть.
    Она была взбешена и несогласна с ним по существу, но соображать, когда к ее пояснице прижалась пряжка его ремня и все, что ниже пряжки… Не получалось думать. Ну, никак.
    Девушка выпрыгнула из сна, чувствуя, что задыхается. Есть вещи, которые невозможно скрывать. Эмоциональное опьянение, страсть, порыв… Эрекцию, в конце концов. Она встала, походила по комнате, выпила воды, но едва провалилась снова в сон, как он продолжился с того же места. К утру она отчаялась избавиться от навязчивого видения, и принялась чертить эскизы для Бриенны. Им предстояла долгая и наверняка полная опасностей прогулка по магазинам. Она черкала по листку то одну, то другую фигурку, прокручивая в голове вечерний разговор за столом.
    — Как провели вечер, девочки? — уточнила мама после ставших уже ритуальными вопросов про Бриенну.
    — Хорошо, — улыбнулась Арья, — в кино ходили.
    — Ты с Джендри? — уточнил отец, и у Сансы упала челюсть.
    — Ага, — кивнула Арья, — на Звездные войны. Ну… Боевка не вот, хотя местами девочка уверенно дерется.
    — Арь, тебя послушать, так все дерутся плохо, если они не девочки, — встрял Джон.
    — А тебя послушать, так только та музыка не дерьмо, которую ты можешь сыграть! — Арья высунула язык.
    — Арья! — укоризненно произнесла Кейтлин.
    — Ненаказуемо, — парировал Джон, — я дерьма не играю.
    — Джон, у нас был договор о ругательствах за столом. — напомнил ему отец ледяным тоном. А Санса все сидела, пытаясь отойти от шока.
    — Санса, с тобой все нормально? — уточнил Робб, кивая на нее матери. — Мам, у нее что-то вид бледный.
    — Детка, может ты пойдешь ляжешь спать пораньше? — заботливо уточнила Кет. — Ты, наверное, опять до ночи просидела в библиотеке со своими изысканиями! Словно в нашей библиотеке мало книг, ты еще в школьной сидишь…
    — Да, пожалуй, я слишком много читаю, — согласилась Санса.
    — А Джендри как, понравился фильм? — вступил в разговор Теон.
    — Нормально, — вещала сестра с набитым ртом. — Он мне что-то пытался объяснять про классы космических кораблей, но ты лучше его спроси, у меня мозги от этого вскипают.
    — Ну да, когда ты с Джендри смотришь кино, это же единственная причина для вскипания мозга, — хмыкнул Теон вполголоса, вызвав ухмылки ее братьев. Даже у отца пополз вверх уголок губы.
    — Между прочим, Теон, это не твое дело, почему у меня кипят мозги и кипят ли они вообще, — ткнув в собеседника куриной ногой заявила Арья.
    — Все, все, упал и умер, — прохрипел Теон, имитируя предсмертные конвульсии. Робб заботливо подставил ему руку, когда шутка случайно перешла в разряд «нарочно не придумаешь». Теон чуть не упал со стула, заигравшись. Оторвавшись от помощи ближнему, Робб заявил сестре.
    — Во-первых, хватит махать едой над столом. Во-вторых, твоего Джендри никто пальцем не тронул.
    — Кхм, — не выдержала Санса, — Я ослышалась, да?
    — Арья и Джендри встречаются, — произнес эпитафию Джон, глядя на Сансу с сожалением. Почувствуй себя блондинкой… Похоже, не знала только она одна.
    Значить это могло только одно — Арья ее прикрыла. Зачем бы ей это? Долго думать не пришлось, почти в ночи Арья поскреблась к ней в комнату, притворила за собой дверь и выдала скороговоркой.
    — Короче. Сандор мне не нравится, но это же не я с ним мучу. Поэтому делай, что хочешь, но чтоб не как с Джоффом, лады? Если окажется, что ты магнит для придурков, лучше скажи мне сразу, я что-нибудь ему сломаю, хотя придется потрудиться. Впрочем, можно уронить на него штангу, чтоб наверняка. Да, штанга — это вариант.
    И с этими словами сестра удалилась, оставив Сансу наедине с разорванным напополам мозгом и болящей от упражнений по экстремальному спуску челюстью.

    Продолжение...
     
    Последнее редактирование: 27 мар 2017
    Yuventa, Ronage, СветланаТ и 3 другим нравится это.
  3. Вереск

    Вереск Лорд

    7.8. Точка, тире, запятая. /Бриенна

    Так поют не все даже там, где ложь не успели изобрести.
    Так поют не по годам, а по векам в одной горсти.
    Так поют, потому что не могут не петь,
    Как не могут не петь птицы…
    Знаешь, так поют, если перед глазами смерть
    или жизнь через край готова литься.

    Пой, девочка, пой, девочка Иштар
    Над ураганом своих гитар
    Над синевою высокогорной своей души
    Смелой

    Пой, девочка, пой, девочка Иштар.
    Вся эта боль не больше чем дар.
    Вся эта боль тебе для любви,
    Чтобы ты о ней пела,

    Но не воюй,
    Сгинешь в бою,
    Неблагодарное дело.

    Это горькой правды глоток
    И вершина, с которой нельзя упасть.
    Помню нервами, как помнят ток,
    Этой силы бераздельную власть
    Она отпустит, лишь только ты станешь большой
    Перестанет тебя мучить.
    Женщины вкушают музыку природы душой,
    А девочки природу музыке учат.

    Пой, девочка, пой, девочка Иштар
    Над ураганом своих гитар
    Над синевою высокогорной своей души смелой…
    Пой, девочка, пой, девочка Иштар.
    Вся эта боль не больше чем дар.
    Вся эта боль тебе для любви,
    Чтобы ты о ней пела,

    Но не воюй.
    Скучно в раю.
    Гори, пока не сгорела.
    Екатерина Болдырева «Девочка Иштар»


    Дверь закрылась за Теоном, Робб вышел еще раньше. Джон тяжело опустился на стул рядом с ее кроватью и отвернулся в сторону окна. Бриенне тоже не хотелось встречаться с ним взглядом.
    Они крепко поссорились накануне, если это можно было так назвать. Все началось с Рейгара, а кончилось…
    ***
    В тот первый день, когда на Винтерфелл обрушились родственники, она думала как избежать вечерних танцев. В раздумье она бродила по коридорам, а ноги занесли ее далеко от своей комнаты. Громкая музыка резанула по ушам еще до того, как она подошла к репетиционной. Потом также резко, как появились, звуки оборвались, а вместо них донесся голос арьиного дяди.
    — Громко, но бестолково. Еще раз.
    Заинтригованная она пошла ближе к двери, хотя от перспективы находиться в одном помещении с Джоном появлялась слабость в ногах. Страх сковывал, мешая соображать, однако любопытство вскоре пересилило. Она заглянула в дверь.
    Рейгар сидел по-турецки лицом к двери прислонившись спиной к диванчику, Джон как обычно с гитарой пытался изобразить какое-то соло, и оно не выходило. Бриенну последний не заметил, увлеченно изучая гриф, словно он был незнакомым предметом.
    — Заходи, Бриенна, — махнул ей Рейгар, хлопая ладонью по дивану.
    — Если не помешаю, — буркнула девушка. Джон откинул волосы с лица и посмотрел на нее со смесью отчаянья и злости. Он ей не был рад, и это не подлежало обсуждению. Она готова была опустить глаза, когда он резко мотнул головой в сторону дяди, приглашая ее войти, хотя выглядело это как команда.
    Двери ада закрылись за ее спиной. Она помедлила на пороге, потом пошла в сторону дивана на ватных ногах, и только тут поняла, что стойка с микрофоном стоит перед Джоном.
    — Значит так, — улыбнулся Рейгар, видя ее замешательство. — Ты обычно поешь, так? Вокал твой? Санса упоминала…
    — Да, обычно я.
    — Вот и хорошо, — обрадовался Рейгар, — мне крайне любопытно как это у вас выходит, коль скоро я имею некоторое отношение к музыке. Сыграйте что-то, что у вас особенно хорошо получается.
    Бриенна застыла, как соляной столп. На кой-черт она вообще здесь очутилась? Шел в комнату, попал в другую…
    — Даже не знаю, — протянул за ее спиной Джон. — Настроение ни к черту.
    «Он прав, я не могу с ним петь. Не сегодня, а может уже и никогда.»
    — Да ну, я же не собираюсь придираться. Не идет то, что обычно, начни играть то, что на душе. Если Бри знает песню, она подхватит. Так?
    Девушка кивнула, кляня себя и мысленно прося, чтобы Джон сыграл что-то легко исполняемое. Тот словно в раздумье пощелкивал по нижней струне пальцем, а потом вдруг вступил. Девушка похолодела. Она резко обернулась, соображая успеет ли она до начала первого куплета отобрать у него микрофон. И не успела, он начал первым.

    Жанна из тех королев
    Что любят роскошь и ночь
    Только царить на земле
    Ей долго не суждено

    Ну, а пока
    Как богиню на руках
    Носят Жанну…
    Жанну…


    Бриенна обернулась, лихорадочно соображая, что делать. Песня примораживала к месту, словно крепкая цепь с кандалами на конце, тянула и бередила. Джон поднял на нее безумный взгляд и продолжил.

    Все началось не со зла
    Все началось как игра
    Но лестницу в небо сожгла
    Плата за стыд твой и страх

    Ты и они…
    Я порвал бы эту нить
    Слышишь Жанна…
    Жанна…


    Они говорили про эту песню. Он знал, что она думала. Она знала, что думает он. Бьет по живому, своим безумием задевая чужое.

    Сводит с ума
    Улица Роз
    Спрячь свой обман
    Улица слез
    Я люблю и ненавижу тебя!


    Зараза, ведь он поет ей. Озарение прошило как молния, раскалывая одинокий дуб в центре поля. Ну уж нет. Девушка сократило расстояние за три бешеных шага, на той сумасшедшей, никем не прогнозируемой скорости, что выделяла ее сразу из всех других людей на площадке. Большая и быстрая. Смертоносная. Бриенна выдернула микрофон и вернулась, продергивая провод по полу. Продолжим, где начали…

    Грязь под ногами бродяг
    Чище, чем фальшь сладких слов
    Я подаю тебе знак
    Бросить свое ремесло

    Брось и уйди
    Пусть растает словно дым
    Облик Жанны…
    Жанны…


    Джон опустил глаза на гитару на последних словах, а песня все тянулась, как развевающийся над отступающим войском стяг, как чумная процессия по узким улочкам опустошенного черной смертью города.

    У королевы нет сил
    Трудно пойти вновь на риск, и
    Она разбивает часы
    Чтобы продлить себе жизнь

    Жить!
    Ведь пока
    Как богиню на руках
    Носят Жанну…
    Жанну…


    — Сыграл-то ты хорошо, а вот Бриенне нужна другая партия. Диапазон.
    Голос зрителя раздался внезапно, нарушив напряженную тишину. О нем забыли, увлекшись выяснением отношений.
    — Ну да, — вдруг выдохнула она в сторону Рейгара зло, — предполагается, что я должна петь колыбельные, так?
    Рейгар поднял бровь, словно его крайне позабавило это мнение.
    — А ты хорошо поешь колыбельные? — уточнил он.
    — Да, я хорошо пою колыбельные.
    — Ну и отлично, а теперь спой то, что бы ты хотела. Даже колыбельную можно.
    — То, что я бы захотела, — начала она заводясь, — он не сумеет сыграть.
    — А-капелла, Бриенна, спой без опоры. — улыбнулся Таргариен. — Неужели не умеешь?
    «Он ее специально выводит, — мелькнуло в голове. — С другой стороны и шел бы он… „Девушка вдохнула поглубже и пошла с козыря. ‚Они все ничего обо мне не знают. Никто меня не понимает.‘

    Заповедный напев, заповедная даль
    Свет хрустальной зари, свет над миром встающий
    Мне понятна твоя вековая печаль
    Беловежская пуща…


    Она всегда пела ее без опоры, и ей было до звездочки, что там и кто подумает. Лишь однажды, когда Тирион пытался понять, где у нее кончается голос наверху, и она пела ее под аккомпанимент фортепиано. Получилось красиво, но удобнее было звенеть голосом в тишине, почти как литания, без пяти минут молитва. Она подошла к кульминации уже совсем спокойной, и верхние ноты взяла чисто и с удовольствием.

    Унесу я с собой в утешенье живущим
    Твой заветный напев, чудотворный напев
    Беловежская пуща.

    ***

    — Джон, — начала она наконец, взглянув на него. — Давай сделаем вид, что ты мне ничего не говорил.
    У парня напротив отвисла челюсть.
    — В смысле?
    — Я ничего не слышала, и все поедет дальше, как ехало до этого, — пояснила Бриенна.
    — Не понимаю, что ты хочешь сказать? Кто куда ехал?
    Мало того, что я сама не могу сформулировать, что хочу сказать, так еще и на том конце абонент недоступен. Хочу…эээ. Хочу, чтобы все было как раньше, вот. Но так непонятно. Чего еще хочу? В слове друг слишком много обещания, оно не подойдет…‘
    — Мы репетировали, играли в команде, общались, — перечислила Бриенна, — Вот так и оставим.
    — Э. Ну, хорошо. — выдал Джон с огорошенным видом.
    — Договорились.
    Джон ушел, а девушка снова перевела взгляд в окно. Если он перестанет вести себя так, словно у них что-то было, ей будет сильно легче. Странные штуки выкидывает память. Ведь когда-то Джейме ее тоже просто поцеловал, а потом все как-то так пришло туда, где и сейчас находится. Даже мысли выделывают коленца, водят кругами, как Сусанин вражеский отряд по лесу. Джейме ее поцеловал, Джон ее поцеловал. Все так, да не так. Значит, я все-таки хочу его вернуть? От этой мысли затрясло. Получается, я послала Джона, потому что…
    Вот уж дудки. Не буду я об этом думать.
    ***
    Они вошли в зал обычным порядком, как перемещались по школе: Робб и Теон за Бриенной, Джендри и Джон спереди, Арья замиыкала эту импровизированный клин спереди, на ходу перебрасывая мяч из руки в руку. Медленно разгоняясь стая перешла на бег, Робб и Теон разомкнулись ровно настолько, чтобы пропустить Арью к Бриенне. Вся разминка прошла в этой странной парной последовательности, а потом в нее же вывернулась и игра. Очевидно было и львам, и тренерам, что волки работают иначе, расстановка сил поменялась. Арья и Джендри, казалось, перешли на уровень телепатии, вытеснив из взаимодействия Джона почти полностью, выдавливая в сторону. Поэтому, когда в момент смены площадок Робб вдруг перегруппировал их иначе, ставя Джона между Бри и Арьей, а Теона под свою атакующую левую руку, она только подивилась его разумности. Как ни печален был для Джейни разрыв с Теоном, но на игре последнего он сказался в лучшую сторону. Парень развивал высокую скорость, взлетал на атаку с такой легкостью, словно до того на его лодыжках висели пара подпивших нимф, орошая слезами доски спортзала, а теперь они наконец-то обнявшись вытирали друг дружке слезы, сидя вдоль стены на скамейке, бесплотной тенью прошлого. Сама Бри чувствовала задор — нервный пока, нестабильный, но гонящий вперед, заставляющий дожимать самые пропащие мячи и повышать голос. Оказавшись зажатой между вдохновленным свободой Теоном и мрачно-саркастичным Джоном, она поначалу больше пасовала на последнего, но постепенно разыгрался и Джон. В отличие от легкого на подъем кракена, Джон бил нестабильно, но мячи, достигавшие цели стоили того, чтобы над ними работать. В конце концов, Бриенна практически перестала пасовать на Теона, и так получавшего изрядную долю пасов с другой стороны от капитана. Заметивший это кракен приветствовал ее стратегию легким кивком, а Джон начинал бить все стабильнее, и в борьбе за решающие очки, вытащив на себя двойной блок, смог пробить в незащищенную зону и отыграть очко. Ах, как летел по полю со свистом Сандор, не успевающий за мячом, стелился вслед за ним над площадкой отборный мат.
    Бри чуть не убилась об собственные шнурки, и долго завязывала их, пытаясь одновременно отдышаться. Душ, переодеться, упасть на сидение машины и проспать до приезда. Хорошо, что она решила вернуться к работе только со следующей недели… Девушка наконец выпрямилась, смахнула пот и пересекла уже пустой зал, нырнула в проем, ведущий к раздевалкам и была перехвачена чьей-то ладонью.
    — Бри, на пару слов, — буркнул ей Джон, опираясь о подоконник.
    — Ну? — уточнила Бриенна устало.
    — Я тут подумал, — сообщил ей Джон, — Я не буду делать вид, что ничего не говорил. Все в силе.
    — Хм, — только и сумела выдать Бриенна. Расставила, называется, точки над i. Все Старки такие упертые, интересно?
    — Да. Так что, если ты решишь что-то изменить…- он сделал паузу, пристально глядя ей в глаза, — я где-то поблизости.
    Бриенна кивнула, не в силах что-то анализировать и отвечать. Джон смерил ее взглядом, в котором можно бы было прочитать заботу, и скрылся в мужской раздевалке.
    - Все чудесатее и чудесатее, — думала Бри, стоя под струями душа. — Все взялись морочить мне голову.

    Продолжение...
     
    Последнее редактирование: 29 мар 2017
    Yuventa, Ronage, СветланаТ и 3 другим нравится это.
  4. Вереск

    Вереск Лорд

    • (++) Ненормативная лексика (мат)
    7.9. Мера предательства / Теон

    Я был, словно ветер над морем ничей. Ничей!
    Ничей, как бегущий по скалам ручей. Ничей!
    Ничей - как сверканье рассветных лучей
    Ничей - словно звезды холодных ночей
    Ничей. Ничей!

    Но тот, кто ничей, тот несчастен всегда. Ничей!
    Как небо без птиц и без рыбы вода. Ничей!
    Но тот, кто ничей - пропадет без следа
    Как, чиркнув по черному небу, звезда.
    Звезда. Звезда!

    На счастье мне или на горе,
    На радость или на беду
    Тебя мне вытолкнуло море,
    Как будто мокрую звезду.

    Скажу глазами виновато,
    Скажу и морем, и листвой:
    "Прости, что был ничьим когда-то,
    Прости, что был ничьим когда-то,
    Но я теперь, как море, твой.
    Я - твой!"

    А.Ассадуллин "Ничей"



    Они стояли в коридоре больницы, перебрасываясь ничего не значащими репликами. Робб смотрел на него, прищурив глаза, скрестив руки на груди. С ним было легко, можно было в принципе ничего не изображать — быть гадом, когда хочется быть гадом, и быть самой добротой, когда хочется признания. Удивительно, как он отрешен от мира. Закрыт на все засовы, как укрепленный форт посреди океана с неведомыми координатами. И я внутри этой недосягаемой крепости... Кто бы мог подумать? И это для меня глаза Робба смеются и расходятся морщинки от уголков глаз. Фантастика.
    — Долго еще ждать этого героя-любовника? — протянул Робб скучающим тоном.
    — Не думаю, что ты прав, — возразил Теон, любуясь его лицом. — Мы выпустили их из-под колпака буквально на сутки. Ничего не могло произойти.
    — Теон, а то ты не знаешь, как много всего может произойти за одни сутки! — выдохнул Робб, подмигивая. Семь пекл и груда жареных кальмаров! Он меня подкалывает? Он меня троллит? Он? Меня?Рассказать кому — не поверят. Мир сошел с ума.
    — Не эти двое, нет.
    — Да ладно, так уж принципиально, кто? На дворе без пяти минут март, скоро даже водосточные трубы замурлыкают. Ты вот сам что можешь о последних сутках в своей жизни рассказать, м?
    В его усмешке был яд, определенно позаимствованный у самого Теона. Да, последние сутки удались, начиная с того, что он не спал совсем, поскольку ночь прошла не сказать, чтобы бурно, но… Возмутился только к утру, отметив зловредного волка почти укусом в запястье, забив на его приказы, плавно перетекшие в просьбы. "Первое. Меток не оставлять. Второе. Не провоцировать на людях." Сегодня все договоренности шли лесом. Теон оперся о бетон над плечом ехидного Старка и молниеносно впечатал парня собой в стену, шепнув на ухо: «Не провоцировать на людях,» - и так же резко отстранившись. Роббу было совершенно не обязательно знать, что коридор пуст с обеих сторон. Мгновенная вспышка испуга в голубых глазах, разметавшиеся рыжие ресницы. Только дураки могут считать, что они с Сансой похожи. Внешность обманчива.
    — Придурок, — выдохнул Робб, сжав рот в одну тонкую черту. Ударит или наорет? Так и не узнав, что собирался сделать волк, Теон обернулся к двери палаты. Джон прибыл. Лицо помятое, вид закономерно несчастный. Теперь даже он был готов признать, что в словах Робба что-то есть.
    — Джон, — позвал его Робб, отлипая от стены. — А о чем вы говорили с Бри?
    Джон мотнул головой из стороны в сторону.
    — Секрет? — уточнил Робб проникновенно.
    — Личное, — буркнул Джон. — Короче, не твое дело.
    И утопал вперед на глазах изумленной публики
    — А я предлагал, — продолжил ему в спину Теон, — давай, я буду расспрашивать, а ты потом успокаивать. Ну и вот, он уже послал доброго полицейского. Наручниками к батарее его теперь приковывать?
    — Наручники, елки, Теон, у тебя фантазия когда-нибудь заканчивается? — взявшись за голову, с несчастным видом ответил Робб.
    — Никогда, — усмехнулся он в ответ. — Рано ты сдался.
    — Я не собирался его дожимать. Мне нужно было посмотреть, что он скажет, а главное — как. Для выводов инфы достаточно.
    Робб бодро нырнул в дверной проем лестничной клетки, пытаясь догнать брата. Людей вокруг стало больше, вверх по лесенке промчалась стайка юных девочек в белых халатах, обдав их типовых хихиканьем и характерным шепотком. Ну да, нас заметили, не может быть… Ну и… конечно. Крайняя с конца, бросив отчаянный взгляд, совершенно случайно упустила пухлую папку с бумажками, и она, хлопнув страницами, словно птица, устремилась в колодец лестницы. ≪Б***ь! ≫ — только и успел подумать Теон, перехватывая медкарту. Он бы сделал все иначе, и рассыпал бы раньше, и не требовал бы от понравившегося юноши прыжков через пол пролета, и не рисковал бы ценной документацией. Короче, если она не хотела посмотреть, как два атлетически сложенных юноши попытаются именно что прыгнуть за несчастным фолиантом, то дело она провалила. А вот если хотела… Разумеется, он поймал папку, а ниже пару листков выхватил из воздуха Робб, подал ему и с непроницаемым лицом молниеносно показал глазами на девушку. Мол, давай. ≪Б***ь! ≫ — вторично подумал Теон. Что это вот сейчас было?
    Он обернулся к барышне, подавая собранное. Хрен тебе, а не шоу, думал он про себя. Она смотрела на него очарованно, стайка выше замерла в предвкушении, стих щебет. Теон улыбнулся, сократил расстояние и почти вплотную отдал папку.
    — Ты обронила, — выдохнул он, вкладывая папку в ладони. Девушка изо всех сил пыталась не смутиться. Теон выкрутил обаяние на полную, припечатал ее руки своими, пояснив: — Держи крепче.
    Рот ее беззвучно приоткрылся. Фантазия, вас всех губит фантазия. Небось уже успела додумать не только свадьбу, но и похороны. Теон молниеносно отнял руки от потрясенной барышни и скользнул вниз по лестнице как минимум на этаж вниз, прихватив по пути Робба, с интересом наблюдающего эту сцену. Ниже этажом, у самого запасного выхода, Теон ухватил Старка за плечо и развернул к себе бесцеремонно, грубо. Так и есть, зараза, капля крови на нижней губе ему не почудилась.
    — Нафига, Робб? Ты же все видел.
    — Видел, — подтвердил Робб зло. — Все.
    — Нет, ё п т, это ты думаешь, что ты что-то видел. А было все иначе, — горячо зашептал тот в ухо. — Девчонка рассыпала свою папку, чтобы кто-то из нас ее поднял, и сделано это было специально на глазах. Она, может, и сама не хотела, это социум, долбаный социум и зрители. Ну?
    — Ты мог ее не ловить, — раздельно произнес Робб, снова закусывая губу.
    — Да, б**. Это рефлекс.
    — Клеить девушек независимо от цели?
    — Нет, прыгать на летящие предметы. Никогда не думал, что волейболисты хуже собак в этом смысле?
    Капля крови снова выступила под белым клыком. Теон не выдержал. Ладонь легла на скулу, выворачивая лицо Робба к нему, большой палец нажал на челюсть, разжимая рот. Он всего лишь не хотел видеть, как он ранит сам себя, просто наблюдая за ним. Я такой, какой я есть, черт, ну ты же знал, на что подписывался, Робб! Я таким родился.
    Дальше понесло уже Робба, рваный поцелуй накрыл и выпотрошил, руки отмечали так, словно стремились насквозь пройти между ребрами и выйти с другой стороны. Он с трудом вырвался из волчьей хватки просоленного кровью рта и произнес единственное, что ему оставалось:
    — Прости.
    Шаги и стук по металлу входной двери. Они отпрянули друг от друга, Робб быстро закрыл глаза, а когда открыл, лицо его уже разглаживалось. Они пропустили очередную волну народа и вывалились наружу. Оставалось догнать Джона. Робб глянул на него странно, а потом, наклонившись к ближайшему сугробу, слепил снежок и без предупреждения прижал к его щеке, ведя в сторону губ.
    — У тебя рот в крови, — пояснил он, демонстрируя алый след на комке снега.
    — Осталось тебе укусить меня, и будем полными побратимами, — попытался отшутиться Робб.
    — А я не говорил, что это только моя кровь… И на укусы запретов не бы припомню…
    ***


    — Это не переодевание, а какой-то разнесчастный смотр достижений народного хозяйства за истекшие выходные! — хватаясь за голову, сообщил Лансель. — Ах, у Робба все губы искусаны и на запястье засос. Ах, кто это так Григу спину расцарапал? У нас что тут за пансион благородных девиц? Я наивно полагал, что мы будем про волейбол языками чесать…
    — Ланс, Теона туда ж посчитай, — хмыкнул Джендри. — Спина в засосах — одна штука.
    — Теона туда можно по умолчанию считать, — уточнил на это Джон. Да ё! Вот нахрена сейчас. Ох уж эти шутники. И главное, совершенно непонятно, как реагировать.
    — И Джона, кстати, — продолжил пересчет Джендри.
    — Да ладно? — уточнил помянутый в первых рядах Робб, подходя к брату. — Это ты вот эту царапину вдоль позвоночника считаешь? Это брился-порезался, я протестую.
    — Робб, а ты прямо вот уверен, да? — с внезапным интересом произнес Лорас.
    — Не-не-не, - немедленно парировал Робб, - твои методы диагностики не ко мне. Я свечку при этом бритье не держал.
    — Еще б ты ее держал, — буркнул Джон, вызвав дружный хохот.
    — Так, записываем, — устало сообщил Лансель, — в эту же компанию Джона. Елки, медосмотр просто. Лорас, ты нам что скажешь?
    — Ничего я вам не скажу, — насупился парень. — Отвали.
    — Во-от! Первый правильный ответ за истекший период, и кто бы мог подумать от кого… — воздев палец подытожил лев.
    Ланс бросил вести отчет вместе с переодеванием, перевязал высокий хвост на затылке и двинул в сторону зала. На его затылке цвели три параллельных, едва начинающих заживать царапины, но себя он в пересчет не включил. С тех пор, как Серсея стала его девушкой, он стал на порядок спокойнее, и начал демонстрировать полное пренебрежение к подобным соревнованиям, словно главный приз в них он уже выиграл. Или это только так казалось со стороны?
    ***


    — Не тормоши меня, я умер, — выдохнул Теон в подушку. Волосы беспорядочно рассыпались по ней, щекоча шею. Робб сидел рядом, ладонь плотно прижимала кракена к кровати между лопаток. Он курил, медленно выдыхая дым, ветер из приоткрытого окна обдавал холодом открытые участки тела.
    — Надо поговорить, — резко произнес Робб, переворачивая его на бок.
    — Пять утра, имей совесть! Я скоро спать на ходу начну, — проныл Теон. — Подушечка-а…
    — Ты должен вернуться к Джейни.
    — Что?
    Ощущение было такое, словно его на полном ходу выбросили из движущегося поезда. Голым, избитым, в снег.
    — Что слышал.
    Теон поднял на него глаза. Робб выдержал взгляд.
    — То есть ты… Ты меня бросаешь? — ошарашенно выдохнул Теон, не успев толком обдумать свои слова.
    — Нет, я обеспечиваю наше прикрытие. — терпеливо, как ребенку, поведал парень.
    — Это хреновая шутка, — пояснил Теон.
    — Это не шутка, — отрезал Робб. — Я все обдумал. Мы не сможем держать в тайне наши отношения бесконечно.
    — Что за богомерзкая ересь? — взвился он в ответ, закипая. — До тебя никто не докапывается давным-давно. До меня никто не докапывается никогда. Ну, кроме тебя.
    — Дело как раз в тебе. Ты знаешь, сколько девушек у тебя было за последние годы?
    — Бухгалтерию не веду, — буркнул тот зло, хотя это и было враньем до последнего слова. Он помнил каждую детально. С его памятью это было проклятьем.
    — Восемь за последний год. — выдохнул Робб в сторону вместе с сигаретным дымом. Тебе-то зачем этот список, мазохист? — Ты должен найти кого-то еще, иначе легенда разойдется с реальностью.
    — Да что ты говоришь?! — он привстал, опираясь на локти, а следом сел с прямой спиной, пораженно тряхнув головой. — Может еще скажешь какой должна быть эта девушка? Рост, вес, размер груди?
    Робб дернулся как от удара, но продолжил.
    — Поэтому Джейни — лучший вариант.
    Он молчал, молчал, молчал. Не выдержал. Теон ударил наотмашь, снизу вверх, так что голова отлетела назад, с глаз веером смахнулись слезы, дробя щеки и волосы мокрыми касаниями. Одевался он, не глядя на Робба, стремительно и резко, словно разрывал ткань на повязку для хлещущей фонтаном крови. Забив на правила, вышел в ночь, скользнул к собственной комнате темным демоном мщения. Упал на кровать и лежал так до самого утра без сна.
    Так и не заснув, он вышел к завтраку осунувшийся и злой. Робб избегал его взгляда и не произнес в его сторону ни одной реплики. Их отделил железный занавес, рухнув отвесно и неотвратимо, как опускная решетка. И вот они ехали одной машиной, рука Старка нервно барабанила по стеклу, синие вены проступает под бледной кожей, беся Теона. Я помню каждую чертову косточку на его кисти, каждый сустав, с закрытыми глазами отличу на ощупь один палец от другого. Я хочу его придушить и поцеловать одновременно. Я просто хочу его. Уверен, это лечится.

    Продолжение
     
    Последнее редактирование: 2 апр 2017
    Yuventa, Ronage и arimana нравится это.
  5. arimana

    arimana Лорд

    Это прекрасно! Очень жизненно - кошачьи рефлексы :bravo:
    у Джона царапина? :writing: хмммм.... неужели дядюшка Рейгар решил тра...ээээ....тряхнуть стариной? :D

    А в общем, классная глава! :thumbsup:
     
    Yuventa, СветланаТ и Вереск нравится это.
  6. Вереск

    Вереск Лорд

    Кхм. Никакого левого слэша кроме правого )))
    *шепотом* Это Рей-ни-рааа!
     
    Yuventa, Ronage, Centinela и ещё 1-му нравится это.
  7. Вереск

    Вереск Лорд

    7.10. Пообещай / Бриенна

    — А здесь стало совсем хорошо после ремонта!
    Санса была воодушевлена, хлопала глазами и радостно потирала ладони. Бриенна оглядела просторное помещение. Зал с высоким потолком был поделен на две части: алую с золотой отделкой и голубую с серебряной. По алой половине змеились языки пламени, повторяясь в узорах кресел и дизайне оконных переплетов. Голубая часть была покрыта морозными узорами, окна змеились инеем, в декоре повторялись зимние мотивы. Залы разделяла перегородка с несколькими проемами.
    Странное оживление царило в доме второй день, к выходным выродившись в настойчивое желание куда-то поехать развеяться. После недавнего набега на магазины под руководством Сансы, Бриенна была экипирована буквально с ног до головы. В ее душе царило странное томительное чувство, и когда она легко согласилась на предложение подруги, та была воодушевлена так, что они выходили из примерочных только за едой и водой. На удивление, большинство одежды подошло и хорошо село. «Похудела я, что ли?» — думала она, переходя от кофточек к платьям и назад. В самом конце марафона к ним неожиданно присоединились мама девочек Кейтилин и Арья. Первая — чтобы оценить успехи, а вторая в миротворческих целях. Однако спасать никого не пришлось, Бриенне нравилась ее отражение в зеркале. Последним магазином стал меховой салон, в котором предстояло обновить шубу самой Сансе. Однако упрямая девушка и там уговорила Бри примерить шубку, да так удачно, что мама Старк благословила их на покупку и даже уговорила Бриенну принять этот дар. Разглядывая ее отражение в зеркале, Арья с грустью заметила, что она как игрушка, только косы не хватает. Идея ушла в массы, и наутро Санса уже уламывала Бри кардинально сменить имидж — нарастить волосы существенно ниже плеч. Бриенна тогда вспомнила свое детство, какие у нее были косы, и согласилась. Теперь с ее плеча спускалась длинная соломенная коса, кончаясь чуть ниже лопаток. Она предчувствовала большие проблемы с расчесыванием, но ей, кажется, начинало нравиться быть девушкой.
    Новый гардероб был хорош, ей нравились многие вещи, и она с удовольствием раскладывала их по полкам. Уже давно у нее не было таких приятных к телу, ровно сшитых свитеров и джинсов. И платья… Ох, Санса была волшебницей, но Бри пока не была морально готова начинать в них ходить. Утром под чутким руководством своего нового дотошного стилиста она выбрала темно-серые леггинсы, голубую тунику с синей отделкой кружевом по рукавам и плечам, сапоги в той же серебряно-синей гамме.
    Эстрада ледяного зала была пуста. Девушки, щебеча, заказывали кофе и лимонные пирожные, потом по очереди и группками стали петь. Санса выводила романсы дуэтом с Джейни Пуль и по одиночке. Иногда к ним присоединялся Джон. Они со смехом звали Бри к себе, но она сидела и слушала. Она знала множество песен, но настроения для сцены не было. Слушая, она вспоминала мамины любимые, что она пела когда-то дочери. Вряд ли их можно было отыскать, хотя…
    Теон в сопровождении Сансы и Джейни спускался со ступенек. Они, весело перешучиваясь, пришли к столу отдышаться и чего-нибудь выпить.
    — Менестрель устал, менестрелю пива, — подозвал Теон официантку.
    Потом лукаво улыбнулся Джейни и сказал: — Ну, соглашайся. Давай…
    — Ой, там такие ноты сложные, — Джейни явно хотелось спеть с Теоном, ее практически трясло от его присутствия рядом, и почему она отказывалась, Бри не понимала. Теон зашел на второй круг:
    — Представь, как это будет круто… — он начал рисовать воображаемые картины, помогая себе жестами: — Ты начинаешь так тихо, нейтрально «какая ночь, мой милый граф». Потом продолжаешь тоненько, высоко «луна так ярко светит». Потом твой кусочек кончается, и вступаю я низко «… к твоим ногам, любовь моя, сложу я все богатства», и мы вместе уходим на припев. Ну дава-а-а-й, будет весело!
    Бриенна следила за их общением с интересом. Раньше она бы решила, что Теон просто хочет спеть вместе, а теперь видела и восторг Джейни, и опасную игру Теона. Она здорово изменилась, стала опытнее, наверное, циничнее. Она хочет с ним встречаться, он хочет с ней спать. А ведь когда-то я верила в любовь…
    Ведомая каким-то несознаваемым порывом, Бриенна встала. Ноги принесли ее к микрофону, и она устало опустилась у него на стул. Зачем она здесь?
    Акустика в залах была решена так, что звук не уходил в соседний, распространение музыки между залами было близким к нулю. Однако гул разговоров в тишине накрывал все пространство. Она поискала нужную песню, надеясь внутренне, что ее нет. Но старая запись все же присутствовала. С первыми аккордами она перенеслась в детство и начала аккуратно выводить мотив, поначалу почти читая текст:
    Пообещайте мне любовь.
    Пусть безответную.
    Узнаю в облике любом
    По всем приметам я.

    Память возвращала ей голос мамы, напевающей рядом с ней, слаженные движения рук над тестом, махи швабры и танцующие шаги. Мама сама была как песня — прозрачная в этой музыке. А после воспоминания побежали к синим проливам и белым горам, и вот уже неожиданно для себя Бри думала о Джейме, вспоминая их первую встречу, ее чувство вины и первый поцелуй, и дальше, дальше…
    Пойду покорно наугад
    Куда поманите,
    И не сойду с пути назад, когда обманете.

    Голос ее окреп и осторожно ушел вверх, на высокие открытые ноты, и вместе с голосом прорезалось отчаяние и надежда.
    Пообещайте мне любовь
    Хоть на мгновение.
    Хочу изведать эту боль
    Как откровение.
    Я за собой сожгу мосты
    Не зная жалости,
    И все прощу, но только ты
    Люби, пожалуйста, люби.
    Люби, пожалуйста, люби.
    Люби, пожалуйста…

    Она хотела бы заплакать, зная, что станет легче. Музыка поглощала ее, и уже помимо воли она отслеживала ритм, выпевала слова и не могла остановиться. Прикрыв глаза рукой, она начала второй куплет, а память услужливо подкидывала ей все новые миражи, воскрешая маленький укрытый снегом домик и тепло рук Джейме:
    Пообещайте мне любовь — такую нежную.
    И мир для нас родится вновь, храня надеждою,
    Чтоб разлилась живой водой и песней грустною
    Любовь не может быть другой — я это чувствую…

    Песня все длилась, а Бриенна пела все отчаяннее:
    — И все прощу, но только ты люби, пожалуйста, люби! Люби, пожалуйста, люби. Люби. Пожалуйста.
    Песня освобождала ее, словно какая-то давно сжатая пружина вдруг распрямилась. Ей было легко, и мир был понятен, а проигрыш все длился. А потом, напугав ее, упали аплодисменты — и Бри очнулась. Она так замечталась, что совсем забыла, что поет не за уборкой квартиры, а в самый настоящий микрофон, и ее слушают люди. Смутившись, Бри вернулась за стол почти бегом и постаралась забиться в самый глухой уголок. Ее поздравляли, хвалили за голос и удивлялись, почему она еще что-то не споет… Чем дальше, тем больше она чувствовала себя не в своей тарелке. Стыд, страх и ощущение, что она на весь город проорала что-то личное, интимное, важное, буквально парализовало ее.
    Девушки с Теоном никак не могли решить, кому и что петь дальше, Арья, угрюмо ругаясь, пошла искать Джендри, которого ждала весь вечер. Бри чувствовала себя все хуже и хуже. Казалось, весь мир съежился в ее сознании до размеров больного участка, хоть болело и в переносном смысле. Общество людей, так спасавшее ее до этого, вдруг стало нестерпимым. Она затравленно оглянулась и заметила пристальный взгляд. Джон уже некоторое время наблюдал за ней с тревогой. Она протянула руку к нему и спросила:
    — Ты можешь отвезти меня домой?
    — Могу. Тебе нехорошо? — Бри не хотелось ничего объяснять. Она кивнула и стремительно скрылась в Клыках мороза.
    Она ехала на заднем сидении, машинально переплетая пальцы между собой. Снег вихрился по бокам машины, вспарывающей пространство.
    Наверное, это паника. Мне же нравился Ренли, а потом всё кончилось. У каждой истории, как учил их раз за разом литератор, есть завязка, кульминация и развязка. У нас было уже все. Наверное, это конец. Пусть пока я принять этого никак не могу, но однажды смирюсь.
    Она сидела за водителем, спрятав руки под муфтой.
    ***


    Девушка медленно отвела взгляд от окна, словно просыпаясь, скользнула с удивлением по обшивке салона. Может быть, не стоит цепляться за прошлое, как бульдог, даже если оно было прекрасным. Все пройдет — и печаль, и радость… Несмотря на снежный вихрь снаружи, из стекла рядом с Джоном, открытого на палец, сквозило. Ветерок шевелил волосы, приподнимая отдельные темные пряди на макушке. С ее места Бриенна видела Джона в профиль, неподвижным и печальным. Смогла бы я однажды полюбить такого, как он? У нас ведь много общего, если подумать, и… Его поцелуй не был противен, всего лишь казался неправильным, неуместным. Есть музыка, она объединяет все крепче…
    Мелодично тренькнул мобильник. Она, еще во власти своих фантазий, ответила, и на фоне шума и гама фоном до нее донеслась арьина бешеная скороговорка:
    — Послушай, просто послушай, сделай усилие, оно того стоит, ну ради меня…
    — Хорошо, — заинтригованно произнесла Бри. Затем Арья замолчала, а динамик огласила песня. Бри ее знала, а вот голос угадала не сразу. Его обладатель никогда при ней не пел:
    — Любимая, спи, мою душу не мучай.
    Уже засыпают и горы, и степь,
    И пес наш хромучий, лохмато-дремучий
    Ложится и лижет солнечную цепь.
    Любимая, любимая, спи.
    Любимая, спи.
    Ничего не попишешь,
    Но знай, что невинен я в этой вине.
    Прости меня, слышишь, прости меня.
    Слышишь, хотя бы во сне.

    Она не поняла, в какой момент по щекам побежали дорожки слез. «Обещаю не петь». Ты прав, петь тебе не стоит. Голос как неограненный камень, ни дыхания, ни опыта. Никто и никогда не делал для нее таких поступков. Его же просто высмеют, но это отчаяние, эта ярость почти физическая, с которой Джейме выплевывал каждое слово. В недостатке смелости его обвинять бессмысленно.
    — Любимая, любимая, спи. Что причина бессонницы?
    Ревущее море, деревьев мольба
    Дурные предчувствия, чья-то бессовестность,
    А может не чья-то, а просто моя?
    Любимая спи, ничего не попишешь,
    Но знай, что невинен я в этой вине.
    Прости меня, слышишь, прости меня.
    Слышишь, хотя бы во сне.
    Хотя бы во сне.

    Джон обернулся, когда она всхлипнула, напугав и себя. Он был обеспокоен. Бри прижала палец к губам, сделав умоляющее лицо и неловко случайно нажала громкую связь, в ужасе отрывая телефон от уха…
    — Любимая спи, мы на шаре земном
    Свирепо летящем, грозящем взорваться,
    И надо обняться, чтоб вниз не сорваться,
    А если сорваться — сорваться вдвоем.
    И море всем топотом,
    И ветви всем ропотом,
    И всем своим опытом — пес на цепи…
    А я тебе шепотом, потом полушепотом,
    Потом уже молча:
    «Любимая, спи!»

    Пока она в панике пыталась нажать кнопку отмены, Джон услышал слишком много. Бриенна наконец справилась с телефоном, когда песня заканчивалась.
    — Люби меня, слышишь, люби меня
    Слышишь, хотя бы во сне.
    Хотя бы во сне.

    — Спасибо, Арья, — выдохнула она в трубку, — я люблю тебя.
    Она медленно убирала телефон от уха, замерев под взглядом Джона, потому на грани слышимости до нее донесся едва различимый и явно ей не предназначавшийся пассаж Арьи:
    — Твои бы слова, да в нужные уши…
    Джон смотрел на нее неотрывно.
    — Мне нужно назад. Срочно, — произнесла она, краснея под его взглядом. Джон обреченно вздохнул.
    — Бриенна, ты уверена?
    Во взгляде была мольба. Дай мне надежду, говорили его глаза, не обрывай, мы же стоим на пороге. Надежда, которую она по-честному не могла ему дать. В голове крутилось внезапное, но уместное «я другому отдана и буду век ему верна».
    — Да. Джон, пожалуйста.
    Он понял. В его глазах на мгновение мелькнула мука, но Старки умели прятать эмоции не хуже Ланнистеров — по крайней мере, Джон точно умел.
    — Возвращаемся, — сказал он водителю, и голос его обрастал льдом прямо на глазах, словно в изморозь на стекле при ускоренной съемке. Недстарковские нотки удавались ему более, чем кому-либо из братьев в этот момент. Он больше не поворачивался к ней, а Бриенна сгорала со стыда, надеясь однажды объяснить ему понятно, почему все именно так. А может, не только ему, но и себе. Порыв уже казался нелепым.
    — У какого входа останавливать? — спросил шофер. Бри не знала, как будет лучше, но пока она соображала, из пасти Красного Цветка показался Джейме.
    — Встаем здесь, — сказала она, удивляясь теперь уже властным ноткам у себя. Водитель жестом запросил у Джона подтверждение и Джон ответил так же лаконично. Встали метрах в десяти, и она вышла из машины, но едва отойдя пару шагов, почувствовала себя беспомощной. Бриенна остановилась под фонарем и посмотрела на Джейме снова, обдумывая свои действия. Что я здесь делаю? Зачем?
     
    Yuventa, Ronage, fiolent и ещё 1-му нравится это.
  8. Вереск

    Вереск Лорд

    7.11. Голос мой услышь / Джейме


    Лети, лети, как можно легче, слышишь
    Как можно тише, как можно выше.
    Я твоего полета не нарушу.
    Я буду слушать как ты поешь.

    Никита Дорофеев "Дитя"


    — Напомни мне, какого черта я здесь очутился? — уточнил Джейме, двинув в плечо Ланселю. Тот с кошачьей гибкостью увернулся, спрятавшись за Сандора и пояснил.
    — Напоминаю, ты отлыниваешь от любых командных посиделок, а у нас тактическая засада.
    — Отсутствие у меня возможности нормально восстановиться после травм не является тактической засадой. А вот факт, что ты притащил меня в караоке — засада, не побоюсь этого слова, эпическая. Последний раз, когда ты учудил что-то в этом духе, чем кончилось?
    — О да, это было и вправду эпично, — расхохоталась Аша. — Вас, мальчики, надо было на видео снимать…
    — Было бы что снимать, — хмыкнул Сандор. — Они же просто пьяные были. Натурально в дрова.
    — Да-да-да, дуэта у них не получилось, но стриптиз вышел зажигательным, м-м-м, — протянула Аша, облизываясь. — Ланс, а ты не хочешь напоить брата еще раз, а? Ему наверняка пойдет на пользу.
    — Как это забавно, обсуждать меня при мне. Я вообще ничего не помню с того раза, — буркнул Джейме, — Ну, кроме того, что мы пили, потом Ланс излагал что-то про «будет весело».
    — Ну да, ну да, а поутру они проснулись… — усмехнулся Лорас.
    — А поутру я проснулся в своей кровати, — подытожил Джейме, — голова раскалывалась, я ничего не помнил, и о чем шутки не понимаю до сих пор.
    — Слушай, может и лучше, что он не знает? — Аша перегнулась к Ланселю, «шепча» ему на ухо так громко, что слышал весь стол. Потом она тряхнула рукой, словно отдернула от горячего и сообщила Джейме, — Короче, это было горячо.
    — Ей-богу, лучше бы ты сняла тогда видео, Аша, — пробасил Григор, обнимая за плечи девушку, — Сейчас бы было что обсуждать. Я в тот вечер тоже рано отрубился, помню только, что они выходили на сцену.
    — Ну да, уходили они почти ползком… — хмыкнула Аша, вытягивая ноги по диванчику. — Так, ну пока вы не начали повторять прошлогодний подвиг (чего лично я жду с нетерпением), может мы уже поговорим о засаде?
    — Блин, — протянул Лорас, глядя в сторону, — я на минутку.
    — Крысы бегут с корабля, — резюмировал Джейме, — Потрясающая у нас мотивация для обсуждения важных вещей.
    — Он сейчас вернется, — улыбнулся Лансель, пододвигая к столу еще один стул. — Рен, привет.
    — Ух ты, командные посиделки, — донеслось из-за спины Джейме. — На правах бывшего игрока, я могу присоединиться. Джейме?
    Можно подумать, есть какие-то варианты. Если каждый подсадит за стол своих спутников, тут будет банальная пьянка… А если Лансель подтянет Серсею, то еще и драка.
    — Валяй, — буркнул Джейме. — Только быстрее, пока нас резко не стало больше. Так, Аша, излагай.
    — На повестке дня новости от тренерского состава. Пока я тут капитан, иными словами, пока Джейме не перестанет калечиться обо все предметы в округе, сообщаю, что в этом составе мы играем последний год.
    — Ежику понятно, — фыркнул Лорас, выкручиваясь из-под руки Ренли с недовольным видом. Держать при себе конечности Баратеон не умел никогда. — После вашего выпуска вообще непонятно с кем я останусь в сборной.
    — Лорас, малыш, не лезь пока большие мальчики и девочки обсуждают важные дела. — Аша нацелила на него указательный палец. — Инфа новая. Нас собираются слить…
    Уха Джейме коснулась какая-то неведомая мелодия, долетая из соседнего зала.
    — Джейме, алло! — одернула его Аша. — Ты слышал, что я сейчас сказала?
    Не может быть. Это Бри, без вариантов, я ее голос ни с чем не спутаю.
    — Я сейчас, — буркнул он, вскакивая.
    Вслед ему неслись сдавленные ругательства, но он уже ничего не видел и не слышал, шел на голос, словно намагниченный, слабо соображая куда, пока не уперся в выставленную ладонь. Он уже видел Бриенну. Девушка стояла на сцене, прикрыв глаза, и ее песня вливалась в его уши.
    Пообещайте мне любовь… И не сойду с пути назад, когда обманете…
    Он снова дернулся вперед, и снова был остановлен, тогда он, злясь, отвел взгляд от Бриенны и обнаружил прямо перед собой Джендри.
    — Не ходи к ней, — уточнил парень. — Прямо сейчас не надо. Просто поверь мне, что не стоит.
    — Да пошел ты! — шепотом, боясь заглушить звук ее голоса, бросил Джейме. — Кто ты такой, чтобы меня останавливать?
    — Она с утра не в лучшей форме. Только хуже сделаешь. Я твой должник, не хочу, чтоб ты глупостей наделал.
    — Не понял? Что с ней сегодня? Разорву любого долбаного Старка, который мог сделать ей больно. И почему должник?
    — Просто у нее плохое настроение. Все. Бри, короче, она нас свела с Арьей. Потому что ты меня ей сдал. Все просто.
    — Ну да, она не поверила, пришлось убеждать.
    — Говорю же, подожди. Я на твоей стороне.
    Оба замолчали, дослушивая песню. Бри медленно сошла с эстрады, испуганная.
    — Ну теперь-то самое время подойти, нет?
    — А смысл сейчас? — уточнил Джендри. — Посмотри, она с собой не может справиться. Ты уверен, что если ты кинешься ее утешать, ей станет легче?
    Джейме отрицательно покачал головой. Бриенна посидела за столом всего пару минут и вышла из зала. Вслед за ней поднялся Джон.
    — Она уезжает, — прокоментировал Джендри, — иначе бы Джону не зачем с ней выходить. Вот видишь, не было тут шанса поговорить. Ты как вообще?
    — Никак, — отрезал Джейме. — А ты встречаешься с Арьей?
    — Вроде того, — Джендри расцвел в улыбке, настолько счастливой, что глазам было больно смотреть. Из голубого зала донеслось резкое «зараза, вот ты где», в проем ввинтилась маленькая разъяренная фурия, набрасываясь на его собеседника.
    — Сколько тебя можно ждать? -интересовалась Арья у Джендри, сопровождая каждое слово ударом, которые тот перехватывал, улыбаясь… Под шумок Джейме отошел в сторону, обдумывая увиденное.
    Он направился назад, к столу сборной, сел, пытаясь понять что-то безусловно важное, но мозг раз за разом крутил песню, словно 25-й кадр. Люби, пожалуйста, люби. Черт, как я могу хоть что-то исправить, если она так мне и не верит до конца? Сомневается, что между нами есть связь. Как можно дотянуться до нее, если она всегда по определению недосягаема…
    Но как это было смело? Пусть она наверняка забылась, но ведь… Она пела мне, это очевидно. Это был намек, это была просьба, это было признание. Такая отвага с ее стороны, неужели я ничем не могу ей ответить?
    — Джейме, подвинься, — фыркнули рядом, выдавливая его с диванчика.
    Люди приходили и уходили, совещание давно перешло в стадию пьянки, потеряв всякое целевое назначение.
    Я сделал столько дурацких поступков, почему бы не сделать еще один? Вдруг сработает? Он встал и направился в сторону сцены, которую успел возненавидеть за последний год. Терять мне нечего, все потеряно давно.
    ***


    Песня еще звучала в его ушах набатом, подчиняя воле. Слова вертелись на уме, повторяясь и повторяясь, как оцарапанная дорожка на пластинке. Он все еще был захвачен этой безумной идеей, сердце гулко билось о ребра, словно о борта лодки, и мир плыл перед глазами. Он сошел с эстрады, заметив невдалеке Арью, прячущую руку в карман. Мелкая подружка его Бри… Его любимой. «Слышишь, хотя бы во сне…» Он почувствовал острую нехватку воздуха и стремительно выбежал на улицу, игнорируя всех доброхотов с их глупыми идеями одеться. Дышать, скорее!..
    Воздух ударил в ноздри вдруг, словно тысячи ледяных иголок вонзились в лицо. Он задрал голову вверх и жадно дышал, пока снежное кружево, летящее сверху, оседало на его лице. Глаза накрывали снежинки, и мир обретал сказочные очертания. Бри была права, удивительное ощущение. Сказочный мир, наверное, это сон, снова сон.
    — Джейме, — ее голос проник в сознание. Он улыбнулся от мучительной радости слышать Бри. Он просил снов о ней. Там он мог слышать ее, касаться. Волшебство, как любила говорить она. Джейме медленно предвкушающе опустил голову и повернул лицо к девушке.
    Бри стояла в пяти шагах, кутая руки в муфту. В свете фонарей снег на ее короткой шубке вспыхивал искрами, а вся фигурка была пронизана светом от фар стоящей сзади машины. Он упивался этим внезапным видением, оглядывая ее медленно, желая сохранить в памяти навсегда. Темно-серые сапожки с серебряной «изморозью» обнимали ее стройные ноги как вторая кожа, поднимаясь до колен, плавно переходили в более светлые леггинсы. Серо-голубая шубка с пышно разлетающимся длинным ворсом едва прикрывала ее бедра, открывая ноги на всю длину. Руки были упрятаны под муфту, капюшон опущен с головы и стлался мягкими складками по ее плечам, обнимая шею спереди. Непокрытая макушка золотилась в лучах света, растрепанные локоны обрамляли лицо, с плеча змеилась золотая коса, теряясь под муфтой. Синие глаза блестели озерами, им вторили маленькие сапфиры в ее ушах.
    — Ты снишься мне, Снегурочка, — восхищенно выдохнул он. — Как же прекрасен этот сон. Но ты прекраснее.
    — Это не сон, Джейме, — грустно сказала Снегурочка.
    — Ты всегда так говоришь, Бри, а потом я просыпаюсь, — ответил он улыбаясь. — Снись мне подольше. Я скучаю.
    — Я тоже. Джейме… — его имя вылетело из ее рта с облачком пара. Он застыл, и время остановилось вместе с ним. Сердце пело от ее голоса, ему хотелось, чтобы этот миг никогда-никогда не кончался.
    — Джейме, я прощаю тебя.
    Он ошалело смотрел на ее удаляющийся силуэт, на золотую волну косы, соскользнувшей с плеча на спину, видел, как она садится в Вольксваген, и только когда машина превратилась в точку на горизонте, внезапно понял. Это был не сон.

    Продолжение...
     
    Последнее редактирование: 5 апр 2017
    Yuventa, Ronage, СветланаТ и 4 другим нравится это.
  9. Вереск

    Вереск Лорд

    7.12. Хороший / Робб


    Я не знаю, как изменится твоё лицо, когда ты повернёшься ко мне спиной.
    Подари мне желание быть просто рядом с тобой.
    А когда на твои загорелые плечи уронит весна свои влажные сны,
    Ворвётся в мои безутешные речи и выдохнет слово - "ты"...

    Ты-ты-ты-ты, ты-ы...

    Ты так далеко, что хватит места для взлёта и есть где причалить чужим кораблям.
    Подари мне возможность с тобой побродить по полям.
    Я не знаю, кто из нас закрыл последнюю дверь и небрежно на пол уронил живые цветы,
    Но в клетке моей давно бесится зверь оттого, что не видишь ты...

    Ты-ты-ты-ты, ты-ы...

    То, как эти дни вслепую бьются о камни твоих предрассудков, ты оставь их другим.
    Всё, что могу пожелать - нам остаться одним.
    И тогда, зачеркнув все лишние звуки, ты сможешь коснуться моей тишины.
    И только лишь ночь её сможет нарушить единственным словом - "ты"...

    Ты-ты-ты-ты, ты-ы...

    Да, да я знаю, как изменится твоё лицо, когда ты повернёшься ко мне спиной.
    Подари мне желание быть.

    Ночные снайперы "Ты"



    — Следующему миротворцу я что-то сломаю.
    Теон хлопнул дверью машины перед самым носом Роберта и ушел в сторону школы. Старк сделал вид, что так и планировалось.
    — Вы поссорились? — уточнила Арья с удивлением.
    — С чего ты взяла?
    — Никогда его таким не видела, — пожала плечами сестра. — И ты молчишь. Словно обдумываешь какой-то план, как всегда. Даже не знаю…
    — А что тут комментировать? И да, у человека есть такое свойство — думать. Насколько помню, я еще с утра относился к человеческим особям.
    — Да уж, определенно ты не эльф, — буркнула она.
    Отболтался, что ли? Удивительно, что именно Арья задумалась и начала задавать вопросы ему, а не Теону. Удивительно, что страшного вида синяк привлекает внимание всех, но никто не хочет поинтересоваться, почему он там. Отводят глаза и молчат. А я, между тем, даже легенды на этот случай не имею.
    ***


    Лучшим решением казалось вовсе не выходить из комнаты. Я сделал все правильно, не раскаиваюсь. Правильно не означает легко. Правильно не означает запросто. Врать не буду, больно, но кому до этого есть дело?
    Роберт не собирался делать вид, что ничего не произошло. Все выходило само. Доброхоты задалбывали Теона, в то время как виноват был он. В первый раз в жизни. Никто не предлагал ему мириться, все сошлись на том, что кракен опять перегнул палку. И он плыл, продираясь сквозь эту паутину лжи и не имел права вмешиваться. Никакого.
    Окно в его комнате на улицу, на серые вихри взметающегося снега. Зима или весна — уже непонятно. Как будто май, проклюнулась зелень и все скрылось в метели. Ложная весна, ложная жизнь, ложные смыслы.
    — Я не помешаю?
    Стук в дверь он, вероятно, не услышал. Порывисто поднялся навстречу Бриенне. Все должны развлекаться, петь, плясать и прочее, прочее… Что она здесь делает?
    — Нет, заходи. Ты рано вернулась.
    — Так получилось. Мне… — Бриенна замялась. — Если ты можешь сейчас сесть за руль…
    — Да? — все, что угодно, лишь бы не быть в одиночестве.
    — Отвези меня домой.
    Задавать Бриенне вопросы? Никакого желания. Напиться есть желание. Что-то делать, чтобы удавка не успела затянуться, а потом он будет среди людей и сможет затеряться среди чужих горестей и радостей, как всегда.
    ***


    — Я могу… М… — начала Бриенна тихо, едва машина выехала из гаража.
    — Да, Бриенна, — кивнул он, не отрывая взгляда от дороги. Снежные плети хлестали лобовое стекло. Погодка огонь.
    — Если я захочу тебе что-то сказать, ты можешь пообещать ни с кем не делиться? — выдохнула она осторожно. Сегодня Бриенна какая-то нервная, больше, чем обычно. Словно ей вдруг стало, что скрывать. Может, Джейме что-то сделал или они вместе?
    — Могу поклясться, — уверенно объявил Робб. — Я никогда не нарушаю клятв.
    Я просто не стану их давать, если не могу исполнить.
    Бриенна замолчала, а возможности отвести взгляд от дороги не было.
    — Что-то не так? — уточнил он.
    — У меня аллергия на клятвы, кэп, — сказала она.
    — У меня аллергия на разговоры по душам, — он улыбнулся помимо воли. — В итоге мы квиты.
    — Я могу не продолжать, — печально произнесла девушка.
    — Нет, мне надо с кем-то быть и разговаривать, иначе я сам себя съем, — решился Робб. — И буду признателен, если этой информацией ты тоже не станешь делиться ни с кем.
    — Хорошо, — легко согласилась та.
    — И кстати, — может, она ответит, рискнуть всегда можно, — что за разговор у вас был с Джоном в больнице?
    — Личный разговор, — быстро отсекла все поползновения Бриенна.
    — Если оба отказываются говорить, значит, это личное. А уж если оба говорят, что личное… — рассуждал он вслух. — Твоя поездка домой больше похожа на побег. Сумки, вещи…
    — Сложно отрицать очевидное, — парировала она. — Ты остановил бы меня, если бы был против.
    — Нет, если бы я уважал твое решение, — сообщил Робб. — Хотелось бы только понять, бежишь ты вообще или от кого-то конкретного.
    — На этот вопрос у меня нет ответа.
    — Правильно, врать не хорошо, — согласился Робб.
    — Да, мне тяжело находится рядом с Джоном, — буркнула Бри.
    — Лекарство обернулось ядом? — уточнил он. Брат перегнул палку, вот что это означало. От отчаянья или еще по какой причине…
    — Да, но сначала оно подействовало, — с обидой в голосе сообщила девушка.
    — А ты уверена, что поступаешь правильно?
    — Нет, — сказала она, уверенности в голосе не было. — Откровенность за откровенность?
    — Смотря что ты спросишь, — пояснил Робб. Ей-то чего от меня надо?
    — Старки научились врать? — с любопытством произнесла Бриенна.
    — Старки всегда умели игнорировать собеседника и не слышать вопроса, — поведал ей Робб ехидно, — а вот Тарты что-то в последнее время блещут умом и сообразительностью.
    — Это такая подколка из серии «ты не самый острый гвоздь в коробке?»
    — Нет, Бри, у тебя просто стали получатся на редкость смешные шутки, — сознался Робб. — В уме твоем я не сомневался никогда.
    — Да-да, только в сообразительности, я поняла.
    — Вот об этом я и говорю… — пояснил Робб.
    — Я шучу, когда хочу защититься.
    — Я нападаю?
    — Нет…
    — Тогда почему ты защищаешься?
    — Мне страшно. Я перестала понимать, что со мной. Чего хочу, кого люблю, куда двигаюсь. Вот ты везешь меня домой, а я думаю, правильно ли я поступила.
    — В пекло рефлексию, Бри, — он рубанул перед собой ладонью. — Честнее сделать и получить за это все причитающееся.
    Руки сжали руль сильнее.
    — На собственном опыте? — уточнила она.
    — Другого не держим, — парировал он.
    — А с тобой интересно говорить, когда рядом нет Теона, — произнесла она с интересом.
    Сказать ей? Как много ей можно сказать? Дыра в обороне размером со среднего слона. Ну уж нет.
    — Я настолько теряюсь на его фоне?
    — С чего ты взял, что ты теряешься? — удивилась она, — Вы просто разные, и рядом с ним ты больше молчишь, разнимаешь и объясняешься. Знаешь, так ведут себя мамы маленьких буйных детей в магазинах. У некоторых так на майках и написано: «Да, я мама этого бешеного ребенка, я оплачу все, что он выпьет и разобьет, у меня есть психологическое образование и я читала много книг о воспитании детей».
    — Хочешь сказать, я его воспитываю?
    Эта мысль в его голову, разумеется, приходила, и часто, но не в такой интерпретации.
    — Скорее, ведешь себя как заботливый старший брат, но иногда… — девушка подбирала слова долго, а потом резко выпалила: — Выглядит так, словно ты наседка, а он самый бойкий из цыплят.
    — Что ты имеешь ввиду?
    — Мало самостоятельности, много контроля. Ты думаешь, что можешь оградить его от мира. Он думает, что ты всегда будешь рядом. Правда же в том, что он не твоя забота. Он наступит на все необходимые грабли без твоего участия. Хочешь оправдывать его — бога ради, но у него карма такая — получать в зубы от резких слов и ломать пальцы об захлопнутые перед носом из-за его дерзости двери.
    — У него нет лишних зубов, он же не акула. И лишних пальцев у лучников не бывает, — отрезал Робб.
    — Ладно, развернем с другой стороны, — ввернула Бри успокоительно, — однажды наступит момент, когда ничто не защитит Теона от внешнего мира. Ты не всесилен, Робб. Либо он научится подчиняться правилам этого мира, либо мир его сломает.
    — Мне будет очень больно, если мир будет ломать Теона на моих глазах, — и вряд ли кто-то однажды узнает насколько мне будет больно. Лучше бы миру от него отступиться, иначе я за себя не ручаюсь. — И он хрупче, чем кажется.
    — Тебе виднее, — подтведила Бри. — Он — твой друг.
    Робб рискнул и бросил на нее быстрый взгляд. Нет же! Святая простота. Сказала то, что хотела. Я не слышу и не вижу подтекста. Удивительное рядом. Они так хорошо прятались или она настолько погружена в свои беды? Наверняка не узнаешь.
    — Даже лучший друг, так? — уточнила Бриенна.
    — Было такое, — отмахнулся Робб.
    — Каким бы он ни был, твоя забота охраняет его, но… Ты не будешь рядом вечно.
    — Скажи это бабулечкам, которые проверяют покушал ли утром их сыночек, а у того уже внуки в школу пошли…
    — Прекрасный косплей Робб… — в голосе слышались нотки смеха. — Только странный выбор ролевой модели.
    — Тебя точно подменили, Бри, — отшутился Робб.
    — Да, это не я, это призрак Теона с тобой тут сидит и разговаривает, — ответила та. — Кстати, из-за чего вы поцапались?
    — Неправильный вопрос. Правильный «Робб, что он опять учудил?»
    — Да?
    — Ну, его весь день спрашивают именно это.
    — А на самом деле?
    — Кому интересно?
    — Мне.
    Робб вздохнул. Когда Бриенна хотела, она умела быть упрямой. Защищалась она всегда лучше, чем нападала. Но была одна проблема. Девушка страстно хотела защититься, не говорить о том, что болит, а он наоборот хотел поговорить о наболевшем, не защищаясь. А значит, он мог выложить ей все по обоюдному согласию.
    — На самом деле виноват я. Он ни при чем. Но… он плохой парень, я хороший, понятно? Я всегда выхожу сухим из воды. Чтобы ни случилось, Робб Старк вне подозрения. Знаешь, как сказала учительница русского, когда я сбежал с экзамена посредине, курил практически у нее на глазах и вернулся? «Ну что вы, это же Роберт Старк, я уверена, он даже не знает с какой стороны у сигареты фильтр».
    — А там есть фильтр? — пораженно выдохнула Бри, приглушенный смешок донесся с ее места. — Ух ты! Научишь опознавать?
    — Да хорош, Бри! — она никогда не шутила столько и так долго, видно была на взводе. — И кстати, ты так изящно съехала с темы. Ты хотела о чем-то поговорить, а размотала меня на разговор о Теоне. Коварная женщина.
    — Нормальная психологическая защита. Вытесняем, где болит, и лечим всех вокруг.
    — Это называется «психологическая защита»? — уточнил он, хотя прекрасно знал это и без нее. — В следующий раз, когда меня будут грузить какой-нибудь фигней, я так и скажу.
    — Теперь с темы съезжаешь ты, — констатировала Бриенна.
    — Ну, тут как в психиатрии — главное вовремя халат надеть, — сообщил ей Робб уверенно. — Первым, если точнее. Ну-с, больная, давайте, излагайте свои симптомы.
    — Симптомы? Что ж… — Бри задумалась. — Я не знаю, чего я хочу, доктор. Я плохо сплю, мало ем, похудела — и все это не помогает.
    — Вы хотите об этом поговорить? — задушевно произнес он, выруливая к дому девушки.
    — Жаль, в тебя кинуть ничем нельзя, — устало сообщила последняя. — Хочу, но страшно.
    — Ладно, я не буду больше, — сказал он примирительно.
    — Да брось. Мне правда надо. Я не могу с Джоном, я его не понимаю. Он какой-то… отстраненный, а потом резко хоп… и уже слишком близко. Я себя чувствую шишкой на цепи под ходиками. Вишу, никого не трогаю. А мимо — вжух — проносится маятник. Вот только что он был далеко и не видать, потом резко приблизился, напугал, и снова далеко. И не видать.
    Он заглушил мотор, запарковавшись и повернулся к ней лицом. Бри выглядела печальной.
    — Джон всегда был немного меланхоличен.
    — Раньше он мимо меня не пролетал, а тут… — она посмотрела на Робба. — Орбита сменилась?
    — Начал? Что у вас было, в конце концов?
    — Ничего, Робб. Просто… Ну…
    — Не говори, если не хочешь.
    — Не «не хочу», а «не могу». Это разные вещи.
    — Я вполне могу заняться угадайкой.
    — Сделай милость, не начинай.
    — Он поцеловал тебя? Признался в чувствах? Пообещал ждать?
    Судя по воцарившейся тишине, он попал не менее одного раза.
    — Ну, Бри, морской бой вслепую. Мимо, ранил или убил?
    — Убил, Робб. Минус крейсер, я в трауре.
    — Да, я бываю в ударе. Все было настолько плохо?
    — Никогда не говорила о таких вещах с парнями…
    — Поздравляю вас, гражданка соврамши.
    — Нет! Я имела в виду ну с теми, кто в этом не участвовал…
    — Не представляю, как это, никогда не откровенничал на такие темы с девушками. Более того — чувствую себя пыточных дел мастером. Ты, может быть, как-то маякнешь, когда перестать тебя выворачивать наизнанку?
    — Очаровательно, теперь мы договариваемся о стоп-словах?
    Робб усмехнулся, пытаясь не заржать.
    — Вот теперь я точно убежден, что в твое тело вселился Теон. Пользуясь случаем, хочу перед ним извиниться, но дальнейший диалог предлагаю продолжать, когда вы поменяетесь назад оболочками.
    — Ты так сильно виноват?
    — Больше, чем ты думаешь.
    — Хочешь об этом поговорить?
    — Хочу. Только не стану. Если я расскажу, как есть, ты мне не поверишь. А врать мне не положено, я же Старк. Это, кстати, шутка была. А. Что я теряю? Я толкаю его на неправедный поступок. Он возмущен и зол, и отказывается это принимать. В твоей красивой метафоре это все равно, что наседка предложила бы цыпленку покурить травки в рамках введения прикорма.
    — И чем же курица-мать мотивирует свое непристойное предложение? — вдохновилась метафорой Бри.
    — Спасибо, что не петух-отец, вот от всей души… Мотивирует необходимостью мимикрировать под окружающую среду, поскольку все остальные цыплята, пардон, жрут, что есть или что дают, он один выпендривается.
    — Не за что. Мощно! — Бриенна усмехнулась. — Ты заставляешь его следовать правилам, а он не хочет? И чем это отличается от твоих обычных действий?
    — Но предложение-то, как ты говоришь, непристойное… — напомнил Робб.
    — В пекло рефлексию, Робб! В пекло рефлексию.
    — Туше. Есть такой фехтовальный термин.
    — Знаю. Задела. Ну так, а что ты хотел? — удивилась Бриенна. — Все как всегда. Непристойность в чем? Ты, как всегда, пытаешься заставить его включить мозг и начать его применять по назначению, а он сопротивляется. Еще и обиделся, наверняка…
    — Не знаю. Почти неделю не разговариваем.
    — Ты на верном пути, — ободрила его Бри, отстегивая ремень, — поговорите.
    — А вот тут я соглашусь. Зеркало вам в помощь, дорогие мои. Поговорите.
    — Кто, я? — Бриенна опешила, уже открыв дверь из машины. — С кем?
    — С Джоном, — сообщил Робб очевидное.
    — Эммм, о чем? — девушка так и зависла в двери.
    — Обо всем. Точки над i расставить. Уже или выйди, или войди, Бри, холодно.
    — Пыталась, — сказала она, втянула ногу назад, опустилась на сидение и хлопнула дверью, — только запуталось все.
    — Продолжай пытаться.
    — Это не моя зона ответственности, мать-наседка, — уверенно отрезала она.
    — Ты просто сбежала, вот и все, — бросил он, — при чем тут зона ответственности, чья бы она ни была?
    — Да, я имела наглость заявить право на свое личное пространство, когда на него начали посягать слишком часто, — Бри начинала злиться. — Мне будет очень не хватать наших репетиций.
    — А мне опять работать коллективной подушкой? — поинтересовался Робб.
    — Ну, если у Теона включится мозг, ты вполне можешь переключиться на Джона.
    Помни, она говорит о Теоне просто как о твоем друге. Не забывай, фильтруй, а то крыша уедет. Она ничего не знает, просто анализирует надводную часть айсберга.
    — Я не готов к такому повороту событий.
    — Или слишком привык во всех действиях оглядывается на Теона.
    Для несведущей она бьет слишком сильно. Надо завязывать с разговором, он начинает становиться болезненным.
    — Давай-ка я помогу с сумками, у тебя их что-то много…
    — Робб, я не хочу никому делать больно, — сообщила ему Бри, когда спустя какое-то время они сидели на ее кухне за чаем. — Но в любом случае кто-то страдает. И я от этого так устала… Поэтому просто хочу побыть одна и разобраться, что надо сделать, чтобы мне стало легче. А с прочим миром разбираться потом.
    — Не самый плохой выход. Беречь себя надо.
    — И тебе могу посоветовать то же самое. Ты не всесилен и не подложишь соломки везде. Если вы действительно были так дружны, ерунда вас не рассорит, а что-то большое… ну… Ты наверняка узнаешь в любом случае, что какие-то вещи не могут сломать вашу связь друг с другом.
    — Или узнаю замечательный способ для ломки связей.
    — Надеюсь, тебе повезет. Я не верю, что ты способен на непоправимые поступки, Роберт.
    — Извини, но ты мыслишь стереотипами. Нашла тоже эталон.
    — Причем тут эталон? Все заблуждаются. В конце концов, ты можешь банально извиниться.

    "Легко говорить, - думал он, бросая машину в гараже, - ей все легко говорить. Это Джейме что-то натворил, она - пострадавшая сторона. Не может поставить себя на мое место. Поговорить... Не могу я с ним разговаривать. О чем? Он уже меня не понял."
    Он вошел в холл, гулко хлопнув дверью, взобрался на подоконник и долго смотрел сквозь метель во двор, пока в мельтешении снега не стали различимы медленно идущие к крыльцу фигурки. Первой из ниоткуда вышла Санса, за ней чуть погодя Арья, а следом Теон и Джейни. Девушка держалась за его руку, почти падая. Парень делал вид, что он не мерзнет в своем пальто, явно не по сезону надетом. Я бы не допустил, чтобы он простудился, но у меня нет права что-то ему говорить... Особенно теперь.
    Может и вправду надо просто оставить его в покое? Это даже не любовь, какое-то безумие, не имеющего емкого не матерного названия. Робб с силой оттолкнулся от подоконника, приземлился на пол и быстрым шагом двинулся в сторону своей комнаты. Я подумаю об этом завтра.

    Продолжение...
     
    Последнее редактирование: 6 апр 2017
    Ronage, Centinela, arimana и ещё 1-му нравится это.
  10. RealO

    RealO Скиталец

    Леди Вереск, спасибо большое за новую главу:bravo: Мне теперь про Робба очень даже интересно)))
    Небольшая просьба - внесите, пожалуйста, правки в содержание на первой странице. Там пропущена глава 7.11 Джейме Голос мой услышь. Спасибо)))
     
    Вереск и arimana нравится это.
  11. Вереск

    Вереск Лорд

    Тема Старгрея (ну правда Тробб звучит странно) никак меня не отпускает, другие герои уже нервно постукивают пальцами по черепу мне изнутри, требуют своих глав. Никакого порядка :meow:

    Спасибо, поправила.
     
    arimana и RealO нравится это.
  12. Вереск

    Вереск Лорд

    7.13. Плохой / Теон

    Я жизнь люблю. Она моя. Она добра ко мне.
    Она размазала меня, как сопли по стене.
    Употребила верное средство, свой излюбленный ход —
    Когда закончилось детство мне перекрыли кислород.

    Я лежу, словно рыба в прибрежной грязи
    И вот, что я думаю с этим в связи.

    Я вижу, вижу, вижу
    Я вижу всё как есть.
    Но я прошу — потише
    И я прошу не здесь.
    Я выдам добровольно, что мне сказала жизнь:
    «Когда кому-то больно, кому-то за*б**ь!»


    Серебряная свадьба «Я люблю жизнь»

    Девушка удобно устроилась рядом с ним, прижимаясь к креслу. Джейни светилась как свежезамененная стоватная лампочка, привычно додумав все несказанное до каких-то собственных нелепых воздушных замков. Его это вполне устраивало. Находиться с ней рядом было проще оттого, что она ничего не требовала, не предъявляла на него прав, словно всегда была уверена, что он вернется. Как у нее все просто устроено, как… примитивно. Девушку накрывала эйфория, очевидно, от одной мысли, что она каким-то образом его убедила вернуться. Даже не пришлось ничего сочинять, он был слишком выжат и вывернут для красивых сказок, но репутация сделала все за него. Никаких оправданий не потребовалось, они все возникли прямо в мозгу девушки словно по щелчку выключателя. И вот, сидит, сияет. А Теон, напротив, все больше мрачнел, зная, что для него следующий поворот винта в резьбе оставит очередные следы, принесет новые кошмары. Долбаный Старк. Почему тебя так много внутри меня, почему тебя нельзя выдрать с корнем? Перевернуть страницу, зачеркнуть, вымарать.

    ***
    Он метался по клетке комнаты, меряя ее размашистыми бездумными шагами. Два на три, три на два, словно склеп. Будто разом вырубили весь возможный свет в доме, тени сгустились и накинулись на его мозг. Первый день он пытался понять, зачем Робб это сделал. Это же был конец. Словно он за руку, поддерживая под локоть, довел его на гильотину и заботливо направил лезвие к его обнаженной шее. Нежно.
    Второй день прошел в ярости.
    Третий в апатии.
    В ночи между третьим и четвертым он сел за стол, отчаянно выводя по бумаге, ложащиеся ровно, как пулеметные, строчки:

    Время смерти героя 8:30 утра.
    Прогонять перед строем — вот что значит вчера.
    Ребра драть о шпицрутены — просто игра.
    Расставлять многоточия снова пора.

    Я приснюсь тебе ночью, просыпаться не смей.
    Локон вьется порочно. У линяющих змей
    Так же выглядит кожа. Пригубишь? Допей.
    Остывающим ложем, кожей к коже добей.


    Он сжал руками голову, до боли зажмурил веки, пытаясь вытравить из-под них всполохи рыжих волос, взметнувшихся в последний миг после его удара. Робб не пытался закрыться, он знал, зараза, знал, что заслужил. Принес себя в жертву так, словно не был предателем.
    Ты вывел меня, ублюдок, выпотрошил как пойманную рыбу и бросил умирать на берегу. И что мне остается? Хватать ртом воздух и ждать, когда остекленеют глаза.

    Загорелась калитка. Будь священынм тельцом,
    О, египетский профиль! Не дрейфь! Молодцом!
    Я сбегаю из плена заветным крыльцом.
    Да, пожалуй, измена. Вот. На память. Лицо.

    Я приснюсь тебе, слышишь? Не вздумай бежать
    Пятна алые дышат, кровь сбегает с ножа
    Погружать так отрадно звонкое острие
    Вот теперь уж не наше. Мое.


    Теон, опомнясь, скомкал белый листок бумаги, швырнув в угол комнаты. Я никогда, никогда не позволю делать с собой такие вещи. Никому. Я Теон Грейджой, я не тряпка. Меня не сломать так просто.
    На шестые сутки разум начал возвращаться. А Джейни пришла сама. Не было сил ее выгонять, зато было обжигающее пальцы желание отомстить. И он взялся за дело обстоятельно.

    ***
    В выдуманном девчонкой мире он как будто бы за ней ухаживал. Она даже не представляла, насколько правильным он ощущал расстояние между ними. Не режь дистанцию, даже не думай, тебе не понравятся все те вещи, что я могу сделать с тобой сейчас. Со стороны они выглядели, как две заботливо вьющие разрушенное ураганом гнездо. Веточка за веточкой, щебет-щебет-щебет. У урагана есть имя, у него есть лицо. И оно неотступно следит за каждым шагом, ледяная игла мгновенного взгляда из-под припухших век по-прежнему вонзается остро и сладко. Смотри на меня, наблюдай, записывай. Ты сделал это с нами сам. Наслаждайся.
    Джейни играла недотрогу, но стоило испариться толпе вокруг, ее начинало лихорадить до тремора конечностей. Теон вел себя ровно наоборот — на людях ухаживал, окружая щекотным кружевом касаний, взглядов, слов и вздохов, а наедине уходил в себя, отвечая на ее жажду лишь тем, что не вызывало у него желания выместить все полностью — целовал, потому что этого требовала ситуация, обнимал, когда знал, что их вот-вот разлучат. Никаких ночных свиданий, ничего предосудительного. Что-то сегодня вывело из себя, может быть, отчаянная тонкая песня Бриенны? Она плакала этой музыкой, а зал в едином вдохе, застыв, так и не набрался храбрости сделать следующий, следя за ней, словно она собиралась раствориться… Девушка замерла на краю сцены, намертво зажав микрофон побелевшими пальцами, от концентрации зажмурившись, и только звонкая струна ее мощного голоса накрывала зал, наотмашь выбивая все лишнее, убивая мгновенно и воскрешая иными. Это было наваждение, а потом реальность схлопнулась в черную дыру вместе с ощущением пустоты от того, что музыка кончилась и она больше не поет. Бриенна открыла глаза и перепугалась насмерть, закрылась снова своей вечной броней стыда, страха, неверия. Мир должен был оставить ее в покое, но она слишком открылась, и мир попытался залезть к ней в раковину, выдернуть, выманить. Мир жесток для всех, не только для тебя, думал Теон, наблюдая ее бегство. Только моей жалости ей не хватает для комплекта.
    После ее ухода веселье продолжилось по наезженной колее, но без особого смысла. А потому он услышал ответное послание, как камень, брошенный в омут. Джейме зря это задумал, наблюдая за парнем, размышлял Теон. Глупый поступок, идиотская реализация, ее даже нет здесь. Планки надо выбирать пониже…

    ***
    Машина скользила обратно по затихшему городу. Джейни рядом повела плечами, устраиваясь поудобнее, и быстро глянула на него. Как же это все странно. Ведь еще недавно она вызывала у меня вполне живые эмоции. Вот этот смешной маленький рот, или стучание пальцами по колену казались ему очаровательными деталями. Что же разладилось? Он перебросил руку через ее плечи, она прижалась ближе — теплая, маленькая, подрагивающая. Подняла к нему лицо, приоткрыв губы. Да знаю я, знаю, ты хочешь поцелуя, а я хочу… Он на мгновение прикрыл глаза и поцеловал ее, так и не открывая их. Не представляй ты его, ну выброси. Он целуется иначе, он другой, он… Он должен быть забыт как можно скорее.
    Девушка тем временем перекинула руку через его шею, легонько царапнув коготками под ухом. Он так и не понял, в какой момент его накрыл флэшбек, но Теон машинально углубил поцелуй до такой степени, что девчонка выгнулась вперед к его руке, подставляя грудь под ладонь. Он пришел в себя, словно вынырнув из кошмара, адреналин уже наполнял жилы яростным огнем, требуя выхода. Черт, в машине куча людей, но ведь они на заднем сидении и…если он закроет ей рот достаточно хорошо… Ладонь парня прошла по позвоночнику Джейни, опускаясь все ниже, к пояснице, под пояс юбки, сжала прикрытую лишь трусиками кожу. Девчонка рвано вздохнула, дрогнув, отклонилась вперед и заерзала на сидении. Его ладонь преодолела последнюю преграду, поддела кружевной край, накрывая ее промежность, зажимая ладонью. Он не разрывал поцелуя, зная, что Джейни дыханием и всхлипами выдаст его, в то время как его пальцы скользили по ее коже, погружаясь, обводя, нажимая. Ее не должно было хватить надолго, думал он, наблюдая за ее лицом, за мечущимися беспорядочно зрачками. Наконец, взъерошенная, она сжалась в маленький комочек, готовая вскрикнуть, притянула к себе лацкан его пальто, словно падала. Он осторожно убрал руку, пройдя в обратном порядке весь путь, выдернул из сумки Джейни пару салфеток, уничтожая улики. Джейни, откинувшись затылком на его плечо, наблюдала.
    — Теон, — наконец произнесла она, — ты провокатор.
    Он пожал плечами, изображая непонимание. Меньше слов, больше смыслов. Она была действительно хороша в момент оргазма, смешная и милая. И все-таки он чувствовал разочарование, словно ребенок, которому пообещали одну конфету, а дали другую. Она никогда не станет заменой, не путай теплое с мягким. На что ты надеялся?
    — Приходи ко мне ночью, — попросила она в самое ухо, когда зубцы Винтерфелла показались на горизонте.
    — Джейни, — строго сказал он, скрывая тоном свое состояние, — мы решили, что это неправильно.
    — Я передумала, — сообщила она ему с блеском в глазах. Мое мнение как обычно никому не интересно? Как порядочный выдуманный персонаж, я должен подчиняться сценарию? Кстати, что там дальше? Опасное для жизни перемещение по балконам, дуэль или сразу предложение руки и сердца?
    — Я надеюсь выспаться сегодня, милая, — он поцеловал ее в висок. Машина почти прибыла. — И тебе того же желаю.
    — Так нечестно, — она надула губки. Честность, малыш, это не ко мне. Честный у нас Робб. А я мерзавец, но тебя это никогда не останавливало. Тебя заводят плохие мальчики. А что заводит меня, то ты никогда не сможешь сделать. Это может только он, будь он проклят.

    Продолжение
     
    Последнее редактирование: 9 апр 2017
  13. arimana

    arimana Лорд

    Хорошо, но мало :unsure: продуууууу.... и еще, твое авторство стихов?
     
    Последнее редактирование: 6 апр 2017
    Вереск нравится это.
  14. Вереск

    Вереск Лорд

    Стихи мои, да. Одно четверостишие выбросила, оно не в тему было.

    Прода пишется, изо всех сил пытаюсь, но там сложный кусок, честно.
     
    arimana нравится это.
  15. arimana

    arimana Лорд

    я мурлыкаю... вот теперь ДА! :in love::bravo:
     
    Вереск нравится это.
  16. Вереск

    Вереск Лорд

    Я приду к тебе в личку ))) Не вздумай сбежать.

    Спасибо за убедительную просьбу вернуть комплектность ГГ)))
     
    arimana нравится это.
  17. Вереск

    Вереск Лорд

    7.14 Нейтральное положение/ Сандор

    — Сань, на два слова.
    Отец задержал его перед выходом из дома.
    — Есть кхм… Есть пожелание. От отца Джейме. Надо бы приглядеть за ним, ну, сам понимаешь.
    — Чтоб не натворил чего?
    — Да, вот ты меня понял. Опять напьетесь и будете куролесить. Пригляди.
    Сандор обещал. Алый зал встретил их вполне гостеприимно, Аша постаралась впихнуть в их мозги побольше информации до того момента, как они все перестанут соображать. Сандор сидел как на иголках. Приглядывать за Джейме было несложно, пока он как намагниченный не пошел на голос Бриенны, доносящийся из соседнего зала. Как только он встал, диалог почти мгновенно свернул с темы волейбола в другую плоскость, да и находится за столом плотно забитым парочками было неловко. Аша закинула обе ноги на колени Григора, брат не сопротивлялся, и по-хозяйски сгребал их капитаншу каждый раз, когда она это позволяла. Ясно, этого бугая домой рано не ждать. Если бы кто-то спросил его мнения, он бы сообщил, что не одобряет. Аша встречалась с другим парнем, Гриша был в принципе неразборчив, и пользовался тем, что на него девушки слетались, как мухи на мед, неосмотрительно. «Не доведет это до добра, — думал Сандор, наблюдая свою команду со стороны. -Ума бы хватило предохраняться, вот о чем он должен думать.»
    Другие парочки были еще неприятнее. Ренли заставлял Лораса нервничать просто находясь рядом, хотя ничего ужасного они вроде не делали. Если бы он не знал наверняка, не подумал бы ничего такого. Появившийся на столе кальян, который пошел по кругу, разматывал команду на все более откровенные вещи. Вот Лорас откинулся затылком на плечо Ренли, словно так и надо. Бррр… С другой стороны от Лораса на коленях у Ланса возникла Серсея. Ну, все, за стол можно не возвращаться, момент упущен…
    Джейме о чем-то вполголоса беседовал с Джендри у перегородки, разделяющей залы. Сандор переместился в тень, оперся спиной о колонну и принялся ждать, скрестив руки на груди. Он переводил взгляд с беседующих на сцену, где еще пела Тарт, и на линии его взгляда оказался стол Старков. Санса здесь, понял он, едва увидев облако волос сквозь густеющий дым. У Робба волосы короче, и спутать их можно только спьяну. Если бы она не сопротивлялась так яростно, он бы подсел за стол и поздоровался. Шпионские страсти, в которые все развивалось у них с Сансой были ему не по душе.
    Бриенна посидела какое-то время за столом, Джейме так к ней и не подошел. «Стоим тут как два дурака, — с грустью подумал Сандор, — и оба делаем вид, что просто так.» Наконец, девушка скрылась в сопровождении Джона, а Джейме вернулся к столу, начал бродить. Сандор отслеживал его перемещения, песню, и был неподалеку, когда этот отчаянный жест кончился. На улицу он его отпустил не без опасений, что Джейме наделает дел. К моменту, когда вылетев за ним Сандор все-таки выдал желающему охладить мозги куртку, Джейме вошел в ступор. Вероятно, они все же поговорили с Бриенной, а значит никаких проблем со львом сегодня уже не будет. Мой дозор, стало быть, окончен. Сандор мазнул прощальным взглядом по своей девушке, отметил тонкую заломленную вверх руку, которой она подозвала официанта. Уже уходят, жаль, значит перемолвиться не выйдет. Он вытянул из кармана мобильник и быстро набрал.
    — Тебе идет новое платье.
    Санса потянулась к сумочке, достала телефон и вспыхнула, а потом украдкой начала оглядывать зал. Он улыбнулся, отшагнув от проема в тень, подождал пару минут, и выглянул назад. Она ответила.
    — Спасибо. Подсматриваешь?
    Он улыбнулся, метнув взгляд в ее сторону, и набрал.
    — И подслушиваю.
    Звук пришедшей смс прозвучал прямо за его спиной.Он обернулся. Санса прошла мимо колонны, за которой он прятался, бросив быстрый взгляд в его сторону, и скрылась в глубине зала. Он улыбнулся себе под нос, окинул взглядом окружающее пространство и двинулся за ней.
    Девушка застыла у окна в глубине коридора из которого расходились двери в служебные помещения. Людей здесь было мало. Когда Сандор подошел к ней, осторожно склонился к шее, отбросил прядь и поцеловал, девушка почти не дала ему коснуться своей кожи. На ее лице когда она обернулась было беспокойство.
    — Зачем ты меня смущаешь? — потребовала она ответа. Пока он соображал что именно она хочет узнать, девушка медленно положила ладони ему на грудь. — Мы не можем так делать.
    — Как? — уточнил Сандор, придвигаясь ближе.
    — Нас могут увидеть, — уточнила Санса, не отрывая ладоней. Указательный палец на левой задел голую кожу под воротом рубашки. Парень наклонился к девушке, прикасаясь лбом к ее лбу.
    — Я соскучился, — ответил он, и не дожидаясь разрешения склонился ниже, целуя со всей накопившейся страстью. Руки Сансы вздрогнули и сжались в кулачки. Она отвечала на поцелуй так жадно, словно они были вдвоем. Оторвавшись от нее наконец, он снова прижался ко лбу девушки, не в силах разорвать контакт полностью, — мы не виделись слишком долго.
    — Я была в школе вчера, и на тренировке позавчера, — укоризненно произнесла девушка, проводя кончиком носа по его щеке.
    — Этого мало, — произнес он, прижимаясь губами к ее переносице. Его ладони оплели затылок Сансы, поддерживая как драгоценную чашу, шевеля рыжие локоны, и он плохо соображал, одурманенный ее запахом и теплом тела, — я бы хотел видеть тебя чаще. Держать в руках. Целовать.
    — Целовать, — эхом повторила Санса, словно в трансе, качнулась к нему и он снова поцеловал ее, на этот раз бережно, не размыкая губ. Стоило ему остановиться, как девушка посмотрела на него с укором. — Ты обещал мне подождать.
    — Обещал, — легко согласился Сандор, перенося ладони на талию девушки, — но ты не уточнила сколько мне ждать. Я не железный.
    — Это сложный вопрос, — нахмурилась девушка, старательно делая вид, что ей не хочется продолжать обнимать его. Актрисой она была никакой — тело прижималось к нему, в то время как тоном голоса она пыталась показать свое недовольство, — просто подожди и все.
    Сандор обнял ее, крепко прижав лицо к своей груди.
    — Я хочу, чтобы ты была моей девушкой. Познакомилась с родителями. Чтобы мы встречались по-настоящему. А пока это все словно понарошку.
    — Понарошку? — удивилась Санса.
    — А как еще? Я обещал, и я жду, но как не понимал раньше, так и теперь не понимаю, зачем я это делаю. Зачем, Санса?
    — Так надо, — глухо пробормотала она куда-то ему подмышку.
    — Кому надо? — уточнил он, злясь. — Что, кто-то против?
    Озарение настигло его нервной кометой.
    — Ты думаешь, что я тебе не пара, — произнес он уверенно. Внутри разливался холод, словно морозильник заработал где-то в районе сердца. Санса молчала. Он медленно разжал руки. — Ты молчишь. Значит я прав.
    — Нет, — она дернула голову вверх, но в глазах ее застыло странное выражение, словно она хотела сказать совсем другое. — Я так не считаю. Просто… Просто… Я не знаю, как сказать родителям и…всем.
    — Ты что, меня стесняешься? — помотав головой произнес парень.
    — Нет, просто я не думала никогда, что мне может понравиться кто-то вроде тебя. Нет, опять ерунда, не слушай меня. Ты хороший и я хочу, хочу с тобой встречаться, но ты же ну, не…
    — Не Старк, — сформулировал Сандор. — Санса, но я и не Ланнистер. Если дело в том, что я тебе не нравлюсь…
    — Да ну, Сандор, — она смотрела на него, сжав кулачки, пронзительно и напомнила в этот момент Арью. Младшая волчица делала такое лицо за секунду до начала вопля вроде «сраные кошки, там был аут, судья * чудак *, Клиган козел». Старшую он ни разу на таком не ловил, она была слишком воздушная и нереальная для таких простых житейских вещей как полуматерный вопль из-за отдавленной ноги или кривого паса. — Ты мне нравишься.
    Девушка обвила его шею руками отчаянно и потянулась к губам стремительно, как молния. Пока Сандор оторопело соображал, откуда ему вдруг столько счастья разом, губы Сансы уже дотянулись до его подбородка, а руки отчаянно давили на шею, пытаясь притянуть к себе его отяжелевшую от раздумий голову. Сандор сбросил оцепенение и прекратил всякое сопротивление.
    — Верю, Санса, я тебе верю, — произнес он немного погодя, когда девушка снова затихла в его руках. — Если дело всего лишь в разговоре с твоими родными, это могу сделать я.
    Санса просияла и одарила его самой яркой своей улыбкой. Сам же он едва сказал это понял — дело предстоит тяжкое, но отступать некуда.

    ***
    Сандор не был очень умным или хитрым, и всем путям решения проблем предпочитал простые и понятные. К тому же, чем дольше он думал с чего начать, тем больше его решимость переходила в панику. Перед игрой он уже почти подошел к Роббу, чтобы отвести того в сторонку и поговорить, но не решился. Дьявол, от одной мысли, что я буду с ним разговаривать о Сансе, дурно становится. Хотя дурно не от этого. Вдруг братья скажут твердое нет? Он знал за Старками эту четкую систему — один за всех, стая важнее одиночек. Что если Робб уже знает и не одобряет, или не одобряют уже выше уровнем?
    Сандор в самом мрачном настроении ступил на площадку, но за игрой забылся. Кураж, сосредоточенность, необходимость действовать слаженно взяли свое, ввернув его в водоворот и выплюнув лишь в перерыве. Он бухнулся на скамью, вороша полотенцем мокрые волосы, когда рядом неожиданно сел Робб. Случай подворачивался сам, и Сандор бросился им пользоваться:
    — Робб, есть разговор, — бросил он как можно спокойнее.
    — Да, я тебя слушаю.
    Старк развернулся к нему, одну ногу он согнул, упирая пяткой в скамейку и принялся перевязывать шнурки, затягивая туже одно звено за другим. Гольностоп или пальцы, отметил про себя Сандор, и тут же отмахнулся от этой мысли. Не время было подмечать слабости противника.
    — У меня, ну, личный вопрос.
    Руки Роберта Старка замерли на мгновение, а потом резко дотянули узел. Сандору показалось, что он услышал треск рвущегося шнурка под руками волка. Одновременно с этим движением, капитан волков поднял голову и посмотрел на Сандора в упор. С минуту Старк молча изучал выражение лица Клигана, а потом, по-прежнему не говоря ни слова, послал ему сухой кивок. Начинай, мол, слушаю. Сандору показалось, что взгляд этот совсем не дружелюбен, но глаз не опустил, решив честно встречать опасность.
    — Я знаю, что мы из разных команд. Я не Старк и для вас чужой.
    Робб быстро кивнул, продолжая смотреть на него.
    — Я играю за львов, я по другую сторону поля.
    На этот раз Робб не стал кивать, но плавно опустил ресницы, подтверждая.
    — Так вот. Я не Ланнистер. Значит, я могу быть не чужим, а нейтральным.
    Робб медленно вдохнул и ответил:
    — А нейтральный может стать своим.
    Сандор благодарно улыбнулся ему, впервые отведя взгляд. Ему показалось, что в зале стало шумнее, что-то кричала Арья, где-то совсем недалеко просвистел мяч, хотя и не настолько близко, чтобы беречь голову. Когда он снова посмотрел на Робба, взгляд его потеплел, словно он уже догадался, к чему клонит Клиган. Сандор понял, что дальше тянуть некуда.
    — Да. Дело в том, что я… Я…
    — Грейджои, вы ироды, переубиваете друг друга… — донеслось до его слуха. Робб на мгновение дернул головой в ту сторону, нашел что-то глазами, мгновенно оценил ситуацию и вернулся к диалогу. Волк весь превратился во внимание, неподвижно замерев на скамейке напротив.
    — Мне нравится твоя сестра, — наконец выпалил Сандор.
    Что-то неуловимо изменилось в лице Старка, словно морда хищника на мгновение проступила сквозь его светлую кожу, остались только пронзительные голубые глаза, казалось, заглядывающие Сандору куда-то в черепную коробку до самого затылка.
    — Полагаю, — медленно произнес Робб, — это признание должно было предназначаться ей.
    — Она знает. — кивнул Сандор, — но есть проблема.
    — Да, — уточнил Робб, продолжая изучать его немигающим взглядом.
    — Я, ну, я вроде как тоже ей нравлюсь. Но стоило мне предложить ей встречаться, как с ней случилась паника.
    Лицо Робба разгладилось, стало разом умиротворенным, словно он вдруг решил какое-то сверхсложное квадратное уравнение. Старк сделал нетерпеливый жест и произнес опустошенным голосом:
    — Хочешь совет?
    — Хочу. Я должен попросить разрешения у родителей? Или начать с тебя, Робб?
    Парень на мгновение зажмурил глаза, а потом, снова открыв их, улыбнулся совершенно искренне.
    — Ты хороший человек, Сань. Я не против. А с отцом… Да, думаю, тебе стоит пообщаться с ним и с матерью. Просто приехать как-нибудь, — Робб сделал паузу, следя за тем, как медленно вылезают из орбит глаза Сандора, — к нам в Винтерфелл. Вместе с Сансой, разумеется.
    — Получается что? Ты правда не против? — уточнил Сандор пораженно. Робб смотрел на него с грустью, словно был его учителем, и втолковывал в который уже раз правило буравчика, а Сандор все не мог запомнить в какую сторону крутить.
    — Я за, Сандор, — наконец выдохнул он. — Я за.

    Продолжение...
     
    Последнее редактирование: 9 апр 2017
  18. Вереск

    Вереск Лорд

    7.15. Злой / Теон

    Как ты ни хотел —
    Плачут латы Дон-Кихота в ласковой парче.
    Как ты ни хотел —
    В кабинете ждет кого-то добрый доктор Че.

    Но туда,
    Куда ты не войдешь,
    Для харакири у амура нож.
    Не скули, мой фюрер, это знак.
    Ты дурак.
    Летело медленно в ответ
    Лицо к лицу стекла,
    По микросхеме осень потекла.
    Не скули, мой фюрер, это знак.
    Целый год
    Тебя любил автопилот.

    Как ты ни хотел —
    Перышко Икара липнет к мокрым берегам.
    Как ты ни хотел —
    Комары тебя отыщут по твоим шагам.

    Но туда,
    Куда ты не войдешь,
    Для харакири у амура нож.
    Не скули, мой фюрер, это знак.

    Ты дурак.
    Летело медленно в ответ
    Лицо к лицу стекла,
    По микросхеме осень потекла.
    Не скули, мой фюрер, это знак.
    Целый год
    Тебя любил автопилот.

    Как ты ни хотел —
    Камушки летали низко и достали нас.
    Как ты ни хотел —
    В море долгожданных пауз кончил водолаз.

    Но туда,
    Куда ты не войдешь,
    Для харакири у амура нож.
    Не скули, мой фюрер, это знак.
    Ты дурак.
    Летело медленно в ответ
    Лицо к лицу стекла,
    По микросхеме осень потекла.
    Не скули, мой фюрер, это знак.
    Целый год
    Тебя любил автопилот.

    Ундервуд — «Мой фюрер, это знак»



    — Еще, Бри, набрось.
    Формально у них был перерыв, люди бродили, пили воду, пытались отдышаться и перебрасывались репликами. Бриенна не знала, куда себя деть, бродя вдоль сетки, временами подбрасывая мяч. Сандор и Робб сидели на скамейке, что-то обсуждая. То один, то другой временами потрясенно замолкал. Со стороны казалось, что обсуждаются как минимум похороны. Мне совершенно не интересно о чем они. Нисколько.
    Бриенна резко выбросила вверх мяч, Теон разбежался и вколотил мяч в площадку. Ничего не делать у меня получается отвратительно, отвлекаюсь я гораздо лучше. И все-таки, почему так удивленно взлетели брови у Робба на мгновение? Что это за непонятная горькая складка на секунду прорезавшая лоб?
    — Эй, братишка… — донеслось со стороны места приземления мяча. Он успел выхватить мяч из воздуха уже перед самым лицом, ориентируясь скорее на свист, чем на оклик.
    — С*-ка, — произнес он одними губами в сторону сестры. Та послала в ответ воздушный поцелуй. Бри укоризненно покачала головой, буркнув что-то под нос.
    — Еще, — проводив мяч двумя последовательными ударами в пол потребовал Теон, дождался кивка пасующей и набросил, не давая себе шансов коснуться взглядом Робба. Потом я с этим разберусь, иначе концентрация растает в воздухе, как лед на лужах от майской теплыни. Кто-то из них ошибся, влетая практически в сетку думал Теон. Мяч он все-таки отработал, но в линию, далеко, а сам, до последнего пытаясь до него достать, закачался на носках у самой разделительной черты под сеткой.
    — Я человек-паук, — немедленно расхохоталась Арья, изображая его неуклюжие барахтанья, — паутина из рук.
    — Не коснулся, — восхищенно ответила на это Бриенна, — высший класс.
    Он метнул взгляд в Робба, а тот немедленно отвел свой. Потом уронил голову на руки, взъерошил волосы и посмотрел на Сандора в упор, произнося что-то важное. Сжался как струна, сцепил руки. В любви он ему там что ли признается с таким лицом? Судя по выражению лица оппонента, близко к тому. Сандор опешил. Потом свел брови и посмотрел выразительно, даже как-то тревожно. Это мое воспаленное воображение, я ошибся, ошибся.
    На этот раз прилетевший мяч он не заметил. Тяжелый снаряд ударил по уху, скользнув над плечом, обжег щеку и влетел в сетку.
    — Упс, — донеслось сзади, Аша подлетела стремительно, осмотрела щеку и подытожила, — Не тупи, Теон. Нельзя тупить на площадке. Особенно тебе и сейчас.
    Он смочил полотенце и, прижимая к лицу, вернулся в зал. Маленько охолонуть не удалось, Робб по-прежнему сидел на том же месте и что-то втолковывал Сандору. Оба были поглощены разговором, реплики короткие, как свинцовые шарики, летали меж ними. Они шнуровали друг друга быстрыми взглядами, немедленно опуская глаза вслед за вскинутым лицом. Они избегают смотреть друг на друга, но продолжают говорить. Полотенце показалось отвратительно горячим. Только я это вижу? Остановите глобус, унесите мой труп.
    Свисток раздался внезапно, Сандор немедленно вскочил, как подброшенный, подал руку Роббу, поднимая его со скамейки. Что происходит? Робб смотрел на него, чуть склонив голову, а потом сделал такой жест кистью и головой разом, который мог означать только одно — договорим позже.
    Игра прошла, как в тумане. Он куда-то прыгал и что-то делал, и полон был злобы и желания что-то взорвать, сломать, запустить обломками в окно, а потом ухнуть следом в проем головой вперед.
    «Нет уж, пацаны, идите-ка вы в баню! — решительно подумал Грейджой, наполнившись яростью под завязку к концу тренировки. — Хватит задушевных разговоров на скамейке.»
    Аша что-то пыталась ему сказать, но он вылетел из зала, как стартующая с земли ракета, влетел в душ и остервенело мылся, пока не стихли практически поочередно все звуки — входящих в соседние душевые, моющихся, а потом шлепающих обратно игроков. Он выключил воду, постоял молча, сжимая и разжимая кулаки. Похоже, он остался в душевой один, а вот в раздевалке по-прежнему слышны были голоса. Там резко хлопнула входная дверь, а вслед раздался звук шагов.
    — Ну, тебя ждать или что? — протянул Джон устало.
    — Джон, я же сказал — не жди, — терпеливо, почти ласково, как мать одновременно достающая горячий пирог из раскаленной духовки и пытающаяся не подпустить к нему едва научившегося ходить карапуза, промолвил Робб, характерно растягивая слога, — У меня другие планы, я сейчас не поеду домой. Доберусь.
    — А Теон? — продолжил интересоваться Джон. Боги от старых до затонувшего, какая прелесть! Какая трепетная забота! Может я и Джону снюсь с двенадцати лет, а? Вот это был бы поворот… Что бы сказал Робб, если бы об этом узнал, интересно? Стал бы он ревновать меня к брату?
    — Я думал, он в машине. Его Аша искала, спроси у нее. Я его не видел
    На этот раз голос Робба прозвучал с угрозой и злостью. Значит, ты злишься на меня, да? Знал бы ты, как я на тебя злюсь! Знаешь за меня где я, что я, когда и что мне делать… Ну-ну, Роберт Старк.
    Джон, судя по звукам, ушел, а потом раздалась тяжелая поступь кого-то из Клиганов — по этим шагам они были узнаваемее всего. Донесся резкий хлопок, словно ладонь опустили со всего размаху на мягкое (плечо? спину?.. бедро?), а потом прозвучал голос, заставивший немного успокоившегося Теона вспыхнуть, как сухая трава на весеннем склоне.
    — Ты не представляешь, какой камень у меня с души свалился, Робб. Я так тебе благодарен.
    — До встречи, — глухо произнес Робб.
    — Увидимся, — радушно отозвался Сандор, и едва удаляющиеся шаги затихли, Теон вышел из душевой злой, голый и жаждущий мести. Робб уставился на него, как на фамильное привидение, вылезшее из склепа в своем белом саване. Правда, на нем кроме капель воды не было ничего, но Грейджою было абсолютно пофиг.
    — Что происходит Робб?
    — Здрасьте. О чем ты?
    — О чем ты говорил с Сандором?
    — О семейных делах, к которым ты не имеешь никакого отношения, — неожиданно ощетинился Робб. Он демонстративно прислонился к ящику спиной, не отводя взгляда от Теона.
    — Ну да, я же какой-то там кракен! Теперь ты у нас перешел на темную сторону, так? Только львы, только хардкор! Признайся, ты запал на Сандора!
    — Во-первых, я рад, что ты начал со мной разговаривать, — задушевно начал Робб, садясь и принимаясь снимать носок. — А во-вторых, Теон, тебе-то какое дело? У вас с Джейни все хорошо?
    — Что? Какое мне дело? — от неожиданности Теон перестал говорить громко и перешел на свистящий шепот, словно у него резко сел голос. — Ты вообще соображаешь, что творишь? На что ты его раскрутил? Ты же палишься!
    — Да иди ты, — нежно произнес Робб, глянув на него снизу вверх с вызовом. От этого взгляда Теон внезапно вспомнил, что он слишком давно не занимался сексом. Член недвусмысленно дернулся. — И кстати, простудишься.
    — Не смей подкатывать к Сандору, — нервно выдохнул Грейджой все тем же шепотом, срывая ближнее полотенце с крючка. Упаковаться в него оказалось не так уж просто.
    — Не то что? — уточнил Робб, продолжая переодеваться. Он был голым по пояс, босые ноги стояли на кафеле, и из одежды на Старке оставались только широкие голубые джинсы.
    — Не то я за себя не ручаюсь, — сообщил Теон, подлетая к нему. Ему хотелось ударить его посильнее, приложить коленом в нос или вывихнуть руку, но вместо этого он, грубо выдернув Старка за волосы в вертикальное положение, впился в его губы, прокусив до крови нижнюю. Робб попытался отшвырнуть его, но не преуспел. Они боролись друг с другом в тесном пространстве раздевалки, роняя одежду, впечатываясь конечностями в стены. Полуслепые от гнева они влетели в душевую, где Теон жестко припечатал Робба к стене лицом, оставляя алую полосу крови из прокушеной губы на кафеле, дернул вниз расстегнутые джинсы и прижался бедрами к его заднице.
    — Не надо, — выдохнул Робб. — Потом самому будет тошно.
    — У кракенов не бывает угрызений совести, — сообщил он в затылок плененному волку, — я не Старк.
    — Я прошу у тебя прощения, — прохрипел Робб, прикрыв глаза. — И… А делай, что хочешь. Все заживает рано или поздно.
    Его словно ледяным дождем окатило. Никогда и никого не брал силой. Меня пытались и неоднократно. Он выдохнул и отпустил Старка, отшвырнув напоследок в стену.
    — Ненавижу тебя, — выдохнул он оседающему на пол волку. — Будь ты проклят.
    Он выдирал вещи по одной с вешалок, хотелось кричать и драться, но вместо этого он почувствовал, что к глазам подступают слезы. «Что за дрянь со мной творится?» — думал он в ужасе, когда его тело начали сотрясать рыдания. Теон уперся головой и локтями в стену и сжал зубы до боли. Его знобило, понял он в тот момент, когда сзади к нему прижался Робб и обнял. Знобило, а теперь стало отпускать. Старк просто стоял и держал его, пока Теона не перестало скручивать в конвульсивном сухом плаче, больше похожем на смех.
    — Это ты, — хрипел он, выдыхая в стену перед собой, — ты сделал это со мной. Я был в порядке, я был живым.
    — Это я, — соглашался Робб, и Теон чувствовал спиной как две горячие мокрые дорожки бегут от того места на шее, где прижалось к нему лицо Старка вниз вдоль позвоночника, все более остывая по дороге. — И я могу все исправить.
    Теон не сразу понял, чего он хочет. А когда предположил, и повернул голову, губы Робба осторожно скользнули по его щеке, спустились к плечу. Он рвано выдохнул, почувствовал руку на своем члене, дернулся бедрами навстречу, закусил запястье до боли, чтобы не закричать. А потом мокрое касание губ, последовательно сьезжающее по его телу все ниже, пресеклось на мгновение внизу живота, и пламя огненного языка, губ и рта поглотило его без остатка, отчего кракен потерял всякую способность думать о чем-то еще кроме приближающегося оргазма.
    Нет, я не был живым. То что мертво умереть не может, но и с жизнью у него большие проблемы.

    ***

    — Те-о-он?
    Он схватил летящий предмет инстинктивно, поскольку сестрица всю тренировку только и делала, что забавлялась скоростью его реакции, швыряя в него неудобными мячами. В его руках очутился шлем. Аша сидела за рулем своего мотоцикла, закинув стопу одной ноги на бедро другой. Она присвистнула и постучала по сидению за своей спиной ладонью.
    — Залезай, морячок, покатаемся. — сквозь прорезь ее шлема блеснули недобро глаза, мгновенно сощуренные от гнева, — Братишка, глядеть в календарь надо чаще. Сегодня ты мой и ты едешь на Пайк.
    — Аша, ты не могла бы поосторожнее бросать тяжелыми предметами? — уточнил Робб зло. Когда Теон принимал шлем, парню досталось локтем вскользь под ребра. Впрочем, вряд ли именно это сейчас заботило Робба более всего, после драки, и примирения и пары контрольных примирений, из-за которых они никак не могли выбраться из раздевалки, — Уронит или покалечится. А ведь это твой последний брат, насколько я помню?
    — Аша, ты не могла бы поосторожнее… — спародировала его сестра, гримасничая и закатывая глаза, с характерным произношением в нос, — Не переживай, Робб, верну в том же потрепанном состоянии, что и взяла.
    Не успел никто из них ответить, как она продолжила свою речь.
    — Ми-илый, — протянула она в сторону Старка, и Теон немедленно осознал, что готов ее убить, — не волнуйся, на моем брате любые синяки заживают быстро. Даже твои.
    Теон скрипнул зубами, повернулся к Роббу, перебросил шлем в левую руку и быстро сжал правой висящую плетью ладонь Робба.
    — Я вернусь, и мы поговорим, — буркнул он, сбегая с крыльца.

    ***

    Они выехали со двора школы, но еще не успели набрать обычную для сестры бешеную скорость, когда Теон попытался узнать, что это все означало:
    — Ты можешь объяснить, зачем было это все, а?
    — Крепче держись, малыш! Только за грудь хватать не рекомендую, — прокричала Аша, вывернув голову в сторону, — шокер я достану быстрее, чем ты успеешь сказать «еще, Робб»!
    Он надолго замолчал, пока у Аши не появилась гениальная идея остановиться на перекур. Прикурив сестре, он передал сигарету и потребовал:
    — Объяснись.
    — А ты такой покладистый, когда кто-то держит тебя за яйца, м? — Сестра выдохнула ему в лицо струю дыма и посмотрела на него презрительно. — Мы едем к матери, если ты забыл, малыш.
    — Я не забыл, — немедленно соврал Теон. — И я про другое.
    — А ну да, не хочешь рассказать мне правдивую и трогательную историю, как Старки тебя изменили?
    Теон недоуменно смотрел на нее, боясь пропустить важные намеки. Сестра была с**кой, но очень умной, приходилось признавать, просто мастером по секретам. Скорее всего ее наблюдательность была развита еще круче, чем у брата. А уж мимикрия…
    — Ох, Теон, Теон. — она выдохнула над собой сизый дым, а потом продолжила, глядя на него снизу вверх, но ему все казалось, что это он нашкодивший щенок перед строгой хозяйкой, — Старки воскресили тебя, сделали тебя в некоторых смыслах богатым, дали тебе другое имя… Но Старки не смыли ни грязи с твоей души, ни герба с твоего организма. Ты Грейджой, Теон. И чтобы ты об этом помнил, я не стану открывать твой маленький грязный секрет нашему отцу. Или этот секрет ты считаешь общим с Робертом? Кстати, кто у вас сверху, всегда было любопытно?
    — Не дождешься, — ответил он.
    — Кстати, мой внезапно ставший бисексуальным братец, идея с Джейни была хороша, но… — она сделала паузу, зависшую над поляной, примыкающей к трассе, как топор палача над шеей приговоренного, — Ты же понимаешь, мой сахарный, что это будет расценено, как подкат иного уровня?
    — В смысле?
    — Девочка может захотеть брака. Надеюсь, у тебя хватает мозгов не наплодить еще бастардов, а, Теон?
    — Хватает, — бросил он ей зло, — Я усвоил прошлый урок, Аша.
    — Вот и славно, — похлопав его по бедру, заявила девушка. — Едем, у нас мало времени. — Бал у сатаны так или иначе закончится, и я верну своего братца-Золушка в школу и объятья истосковавшегося по нему…человека. Как же сладко тебя троллить, ангел мой.
    — Ты меня бесишь, — сообщил он, садясь сзади.
    — Взаимно, — ответила Аша, — и все же ты такой наивный дурачок. Влипнешь ты с этим Старком, увязнешь по уши. Нельзя влюбляться в хороших мальчиков, Тео, мама разве не учила тебя этому?
    — Нет, видимо часть обязательной женской обучающей программы, та которой со мной и не должны были делиться, — мстительно поведал брат. Ашу бесило упоминание, что наследник все-таки он. — Зато тебе, похоже, перепало за двоих. Давай же, научи меня уму разуму, я так от этого отвык за последние полчаса…
    — А-ха-ха, огрызаешься, как волчонок, — расхохоталась Аша, а потом резко прервалась и сказала строго с непонятной ему тоской. — Не влюбляйся в хороших парней, говорила мама. К ним привязываешься, а потом они умирают у тебя на руках.
    Аша завела мотор и рванула с места. Теону категорически не понравились ее последние слова, но намека в них он так и не распознал.
     
    Последнее редактирование: 9 апр 2017
    Ronage, вНЕ-времени и arimana нравится это.
  19. arimana

    arimana Лорд

    Плакаю :cry: они все умрууууутттт.... я понялаааааа :drownin:
     
    Вереск нравится это.
  20. Вереск

    Вереск Лорд

    я этого не говорила :Speechless:
    Напомнить тебе в каком состоянии мама Теона? :crazzzy:
     
    arimana нравится это.