1. Добро пожаловать в раздел творчества по Песни Льда и Пламени!
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо
    Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел вы гарантируете что достигли 18 лет. Все персонажи, размещенных в разделе произведений, являются совершеннолетними.

Джен Фанфик: Элдрик Гонитель Тени. Легенда

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Flame Dragon, 12 ноя 2016.

  1. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    Название: Элдрик Гонитель Тени. Легенда.
    Фандом: сага/сериал.
    Автор: Flame Dragon.
    Бета: Озёрная.
    Категория: джен.
    Размер: примерно 45 тыс.знаков (с пробелами).
    Пейринг/Персонажи: Симеон Звездоокий/Риборна, Элдрик Гонитель Тени/Кейни, Брандон Строитель/Дизария, Гарт Зеленая рука, его дети и внуки, а также женские персонажи, чьи имена, увы, не упомянуты в известных сказаниях.
    Рейтинг: R.
    Жанр: легенда, драма.
    Предупреждения: события, происходившие продолжительное время, сконцентрированы в период жизни одного поколения. Версия легенды является гипотезой.
    Краткое содержание: приход Первых людей в Вестерос, заключение Договора с Детьми Леса, события Долгой Ночи глазами Элдрика Гонителя Тени (согласно Миру ПЛиО, Элдрик Гонитель Тени - одно из имен Азор Ахая).
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: закончен.
     
    llewyn, нап, СветланаТ и 2 другим нравится это.
  2. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    Стремительно сдвигались тучи, бледнеющее солнце рвали в клочья, топча обрывки золотых лучей. Но свет выскальзывал и бился, и отрицал всесилье темноты.

    * * *
    Я был поздним ребенком. Отец рассказывал, что его первая жена умерла вскоре после свадьбы. В то время многие соплеменники отправлялись на поиски лучших свободных земель. Друг отца, Гарт, долго уговаривал ехать с ним, забыть в дороге про печаль и найти утешение в объятиях других женщин. Но отец не поехал. Он молил Богов возвратить ему возлюбленную и надеялся, что она вернется. Так прошло несколько лет, полных отчаяния и надежды. Однажды бессонной ночью отец увидел, как звезда сорвалась с небесного свода и полетела к земле. "Душа моей возлюбленной возвращается, чтобы соединиться со мной", - подумал отец. Возблагодарив Богов, он еще до рассвета отправился в путь. Вслед за падающей звездой.
    Сотни, а может, и тысячи людей прошли ранее этой дорогой. Вдоль всего пути высились холмики безымянных могил, а кое-где встречались непохороненные полуразложившиеся трупы и обглоданные зверьми скелеты. Трудной и долгой была дорога. Больные и старики, потерявшие мужей женщины и их дети не выдерживали тягот пути.
    Однажды под вечер отец наткнулся на поломанную кибитку. Заглянув вовнутрь, он почувствовал удушливый запах близкой смерти. На куче тряпья метался в лихорадочном бреду старик. Отец развел костер возле повозки, уложил конскую попону поближе к огню и пошел за старцем, чтобы вынести больного на свежий воздух. Когда отец поднял почти ничего не весящего истощавшего старика на руки, на спину ему кто-то прыгнул. Это была девочка лет трех-четырех, с испуганными и голодными глазами необычного фиалкового цвета. Так с умирающим стариком на руках и одичавшим ребенком, вцепившимся ему в плечи, отец подошел к костру.
    Девочка выбежала из освещенного круга и долго пряталась. Но аромат похлебки, которую сварил отец, все же заставил ее подойти. Опасливо поглядывая на незнакомца, девчушка жадно накинулась на предложенную еду. Исхудавшая так, что остались только кожа и кости, она походила на дикого зверька. Поев, она немного успокоилась и даже пробормотала что-то типа благодарности, потом свернулась на расстеленном плаще отца и мирно заснула.
    Старика отец кое-как напоил подогретым вином. Жар немного уменьшился, и старец даже задремал. Но и во сне он продолжал бормотать о каких-то камнях, о крови и предательстве. Одежда на старике и девочке, хоть и выглядела лохмотьями от долгой носки, носила следы богатой изысканности. Отец решил, что беднягу ограбили его родственники, а потом еще и преследовали.
    Под утро взор старца прояснился.
    - Где Риборна? - слабым, но властным голосом спросил он.
    - Девочка спит. Она твоя внучка?
    - Нет, - старец настороженно оглянулся, - Она, - он помолчал, - моя воспитанница. Никто не должен знать.
    Старик надолго притих, пристально разглядывая отца.
    - Спаси ее, воин. Поклянись, что не оставишь ребенка.
    Отец не успел ответить. Девочка проснулась и подбежала к старцу.
    - Риборна, дитя мое, я ухожу в небесные сады божественного.
    Старик начал судорожно шарить по своим лохмотьям, вытащил откуда-то из потайного кармана тонкую серебристую цепочку с лиловым камнем и вложил его в руку девочки со словами:
    - Никому не показывай этот камень, дитя. Слуги нечестивого ищут тебя, чтобы убить.
    Разговоры лишили старца последних сил. Напоследок он прошептал еле слышно.
    - Этот добрый воин будет защищать тебя, Риборна.
    Отец не стал спорить, хоть и не давал никаких обещаний, последнюю волю умирающего он считал законом. Похоронив старика, отец усадил девочку на коня перед собой, и они продолжили путь вдвоем.
    Пугающая худоба вскоре прошла, и Риборна стала походить на обыкновенного ребенка ее возраста. Ее отличал разве что необычный фиалковый цвет глаз, и еще она, доверившись отцу, продолжала бояться всех людей, которых они встречали по пути. Отец долгое время был настороже, опасаясь преследования. Но погони не было, и, поразмыслив, он решил, что старик под конец жизни от невзгод, голода и болезни лишился ума и запугал своими придуманными страхами ребенка.
    Наконец путники вышли к широкой косе, по обе стороны которой простиралось море. Вид волн с кучерявыми белыми гребнями заворожил Риборну, отец впервые увидел, как она улыбается. Потом был долгий путь через знойные пески и высокие горы к устью реки, где по предположениям отца упала на землю звезда. Он разбил лагерь и отправился на поиски. День за днем отец уходил на закате и возвращался в сумерках. Риборна каждый раз радовалась его возвращению. Однажды отец вернулся позже обычного, и девочка не выбежала ему навстречу. Малышка пропала. Всю ночь он искал ее, кляня себя за то, что оставлял девчушку одну. Только под утро отец нашел девочку. Она, свернувшись калачиком, спала на белом камне, от которого исходил мягкий теплый свет. Услышав шаги, Риборна проснулась и открыла глаза. В них отец увидел душу потерянной возлюбленной. Так он нашел свою звезду.
    Шло время. Риборна из худенькой девочки превратилась в стройную девушку с роскошными пепельными волосами, волнами падающими на спину. Ее фиалковые глаза очаровывали всех юношей в округе. Отец долго сомневался, будет ли счастлива юная девица в браке с человеком, годящимся ей в отцы. Но однажды он решился и признался, что любит ее, предложив замужество.
    Надо сказать, что моя сестренка, когда отец впервые рассказывал ей эту историю, в этом месте рассмеялась и, обняв его за шею, произнесла:
    - Какой же ты глупый, отец! Мама ведь сразу тебя полюбила, как только увидела впервые.
    Она обернулась к матери и та ответила улыбкой.
    - Да, Дизария, именно так я ему и сказала.
    Сестра была младше меня почти на десять лет. Родители очень хотели еще одного ребенка и, когда сестричка родилась, назвали Дизарией - Желанной. Диз частенько говорила что-то по-взрослому серьезно, несмотря на свой юный возраст. До какого-то момента ее слова казались мне просто детскими выдумками. Уже позже я понял, что у сестры дар видеть прошлое и предугадывать будущее.


    * * *
    Хороший охотник, к тому же не по годам рассудительный и спокойный, отец скоро стал уважаем окрестными жителями. К нему шли за советом и помощью, доверяли рассудить возникающие споры. Из переселенцев, отправившихся за Гартом, на побережье и в горах остались самые слабые и самые отчаянные. Первые потому, что у них не было сил идти дальше, вторые - не страшились вершин и буйных горных рек, их привлекала каждодневная опасность, размеренная жизнь равнинных земледельцев была не по нраву прирожденным охотникам. Ушедшие с Гартом тех и других считали не от мира сего. Таких разных, но в чем-то похожих людей отец сумел объединить. За пару лет рядом с упавшей звездой выросло небольшое поселение. Отец назвал его Звездопадом.
    Через какое-то время слухи о Симеоне из Звездопада достигли Гарта. Он наведался к отцу. Тот тоже несколько раз побывал у друга юности. Как-то Гарт даже предложил отцу в жены одну из своих дочерей, желая породниться со старым приятелем, которого высоко ценил как искусного воина, хоть и подсмеивался над его странностями. Отец отказался от женитьбы, он ждал, пока расцветет Риборна, она одна занимала его мысли, заводить несколько жен, подобно Гарту, отец не собирался. Не возьмусь судить, обидел ли Гарта отцовский ответ, знаю только, что друзья после этого встречались редко, и особо теплыми их отношения назвать было нельзя.
    До того, как пришли люди, земля принадлежала Великанам и маленьким существам, которых мы называли Детьми Леса. На побережье и в горах они не жили, называя места, где обосновался отец, пустой землей. Домом Детей и Великанов были бескрайние леса, раскинувшиеся севернее наших гор. Переселенцам, пришедшим с Гартом, нужны были места для пашен и пастбищ. Людские топоры и огонь вгрызались в лесные заросли, отвоевывая место равнинному Простору. Из-за этого начались стычки, со временем ставшие все более ожесточенными и кровавыми.
    Все чаще наши люди находили в горах умирающих или тяжело раненных Детей Леса, стремящихся укрыться от погони. Отец приказал не преследовать и не прогонять их, пока раненые не набирались сил. Зачастую отец даже отвозил несчастным кое-какие продукты, которые оставлял возле пещер, где прятались Дети Леса. В одну из таких поездок отец взял меня. Мне исполнилось пятнадцать, я считал себя взрослым мужчиной и был горд, что сопровождаю отца.
    Оставив припасы возле пещеры, мы пешком спустились к реке, ведя лошадей за собой. Невдалеке раздался звук рога. По дороге вдоль Быстроводной к нам приближались трое всадников, за ними двигалась дюжина пеших воинов.
    Впереди скакал огромный мужчина, по обе стороны от него - двое похожих друг на друга воина, один из которых держал рог, а другой придерживал свору собак, рвущихся с поводка.
    "Это сыновья Гарта, - шепнул мне отец, - веди себя рассудительно и помалкивай, говорить с ними буду я."
    Всадники осадили коней прямо перед нами.
    - Говорят, ты привечаешь певунов, Симеон, - прогрохотал верзила.
    - И вам доброго дня, славные сыновья Гарта Зеленорукого, - спокойно произнес отец.
    Видимо, такого ответа не ожидали - похожие друг на друга всадники стушевались, один из них, тот, что держал собак, произнес с извинением в голосе:
    - Долгих лет, Симеон, владыка Быстроводной. Певуны снова повылазили из чащоб возле Рогова Холма, нам пришлось устроить облаву. Большинство мы загнали, но некоторые твари попрятались в твоих горах. Так люди говорят.
    - Ты знаешь, Харлон, я не воюю с Детьми Леса. Ничья кровь без причины не будет пролита в моих горах.
    - Ты трус, прячущийся в скалах, когда люди сражаются, - проревел верзила.
    Я потянулся за мечом, но отец перехватил мою руку и не дал обнажить клинок.
    - Придержи лошадей, Элдрик, - отец передал мне повод своей лошади и шагнул вперед.
    В руках он держал копье с широкими, похожими на ножи наконечниками по обе стороны древка. Только отец умел управляться с этим оружием, и оно было смертоносно для врагов.
    - Далеко ты заехал от своего Старого Дуба, Джон, сын Гарта. Сейчас ты уедешь, но лучше не возвращайся к берегам Быстроводной. Здесь ты и твои люди могут найти смерть.
    Отец поднял одну руку вверх, и охотники заозирались, решив, что за скалами прячутся наши люди, готовые атаковать. Высокий Дуб успел выхватить меч, но близнецы повисли у него на плечах.
    - Он друг отца, Джон, - в два голоса твердили они. - Зачем нам идти против воли родителя? Он велел не соваться в горы.
    Верзила, извергая проклятия, вложил клинок в ножны, плюнул под ноги отцу и, круто развернув коня, пустил его галопом. Пешие воины еле успели отскочить с дороги, чтобы не попасть под копыта огромного, под стать наезднику, жеребца.
    - Мир тебе, Симеон, - пробормотал один из близнецов.
    - И вам мир, братья с Рогова Холма. На Быстроводной и в горах свои законы. Поклон от меня вашему родителю.
    Отец неторопливо повернулся ко мне, взял повод своей лошади и спокойно зашагал вдоль реки. Даже не оглянулся. Но я не утерпел - всадники ехали прочь, за ними потянулись пехотинцы.
    Мы отошли довольно далеко, когда услышали тихий голос:
    - Человек.
    Один из Детей Леса вышел из-за скал. На его лиственной одежде были видны следы запекшейся крови.
    - Меня зовут Симеон. Ты говоришь на нашем языке? - удивился отец. Речь маленьких существ была похожа на мелодию бегущего ручья и шепот листьев на ветру, мы ее не понимали.
    - Чуть, - ответил лесной житель. - Возмездие. Через десять лун. Симеон - человек, лучше многих. Покинь свои каменные жилища. Через десять лун. Земля содрогнется.
    Отец хотел расспросить, но Дитя Леса уже спешило прочь, через несколько мгновений лесной житель будто растворился в густом горном кустарнике.
    Отец покачал головой.
    - Эта война с Поющими с самого начала была неправой. Люди пришли как гости и скоро стали убивать хозяев. Никто особо не пытался хоть как-то договориться. Говорят, у Детей Леса есть мудрецы, знающие магию. Похоже, они что-то затевают. Запомни, Элдрик, - продолжил отец, - пока можно решить что-то словами, не обнажай клинок. Хоть и слова ранят. Возможно, твоим детям придется кровью заплатить за сегодняшний разговор. Высокий Дуб запомнит обиду. Пока Гарт жив, он держит сыновей на коротком поводке, иначе земля уже была бы пропитана кровью, и не только лесных жителей. Обнажившему однажды клинок, трудно остановиться, все споры ему становится легче решить, пролив кровь.
    Отец надолго замолчал. Когда мы уже подъезжали к дому, я решился спросить.
    - Вы с Гартом в юности были друзьями?
    - Да. Хоть он и старше почти на десяток лет. Мы разные, Гарт всегда подшучивал над моими, как он говорит, странностями, но по-доброму. Сам он в юности был скор на драку, Джон и другие сыновья все в него.
    - Он уважает тебя, отец.
    - Просто в одной из стычек, которую Гарт сам же и затеял, я спас ему жизнь. Тогда я был чуть старше тебя. Много воды утекло, я никогда не напоминал Гарту об этом, но такое не забывают. А теперь поспешим, мать и Диз нас наверно заждались. И нужно созвать людей, слова лесного жителя что-то да значат.


    * * *
    Земля в самом деле содрогнулась, и отец не раз добрым словом вспомнил предупредившего нас. Двое охотников, отправившихся в горы, пропали, видимо, погребенные под сошедшей лавиной. Рыбака с женой, замешкавшихся на берегу возле развешенных для сушки сетей, огромная волна смыла в море. На одном из строений в Звездопаде обвалилась крыша, и стены, возведенные вокруг поселения, пошли трещинами. В близлежащих деревушках тоже обвалились крыши и рассыпались ветхие хижины, несколько людей было ранено камнями, летевшими с гор. Но большинство не пострадало. Мы пересидели земную дрожь в месте, указанном Дизарией, после чего я стал серьезнее относиться к словам сестренки.
    Гигантская коса, по которой переселенцы шли на новые земли, превратилась в цепь островов. Отец хмурился, предчувствуя, что этим дело не закончится. Действительно, примерно через полгода земля снова начала колебаться. Но толчки были похожи на отдаленные раскаты грома, никому из наших людей не был причинен ущерб. С севера приходили слухи, что далекий озерный край оказался наполовину затоплен и превратился в непроходимые болота.
    Отец распорядился заново отстраивать стену вокруг Звездопада. Все время, когда не приходилось таскать и складывать камни, я посвящал тренировкам с мечом. Однажды я зацепил угол камня-звезды. Клинок жалобно тренькнул и сломался. Огорченный, я присел на белый камень, на котором расположилась Диз, складывая узоры из разноцветных морских ракушек. Это было ее любимое занятие.
    - Не расстраивайся, Элдрик. Твой настоящий меч здесь, - сестренка похлопала ладошкой по камню. - Он никогда не сломается.
    Хоть я и стал больше доверять словам сестры, но сказанное меня мало утешило.
    - Какой меч может быть в камне?
    - В сердце звезды, - Диз задумчиво передвигала ракушки.
    - Опять какие-то причуды, - подумал я и перевел взгляд на девушек возле колодца. Одна из них поглядывала на меня. Я знал, какие горячие у нее губы. - Пожалуй, сегодняшняя ночь будет жаркой.
    Сестра ударила меня локтем под ребра, довольно сильно для шестилетней девочки.
    - Вечером ты должен быть дома.
    - Это почему?
    - У нас будут гости, и ты понадобишься отцу.
    - Это он тебе сказал?
    - Нет. Но я знаю.
    Диз сгребла свои сокровища в холщовый мешочек и направилась прочь.
    - Если ты уйдешь, то не встретишь свою принцессу, - сказала сестра, обернувшись.
    Я догнал ее и схватил за руку.
    - Какую такую принцессу?
    - Ту, что для тебя, - Диз показала язык и, вырвавшись, побежала к дому.
    На небе уже показались звезды, когда в ворота въехали двое путников. На маленьком ослике восседал лесной житель. Это само по себе было странным - обычно Дети Леса ходили пешком. У всех, кого я видел из лесного народа, были желтые глаза, а у приехавшего они сверкали алым. Рядом на невысокой лохматой лошадке ехал щуплый воин в чешуйчатой кольчуге и бронзовом шлеме.
    - Нам нужен Симеон, владыка Быстроводной, - высоким голосом произнес приехавший.
    - Я Элдрик, сын Симеона, - шагнул я навстречу прибывшим, - что сообщить мне о вас отцу?
    - Старейшина-древовидец из народа Поющих Песнь Земли просит встречи с ним, - всадник указал на Дитя Леса, после чего снял шлем, - и Кейни - дочь озерного владыки.
    Девушка. Волосы цвета речного песка рассыпались по плечам. Зеленые глаза казались глубокими, как омут. Я потонул. Сразу. Кейни вовсе не была красавицей, но что-то очаровало меня в первое же мгновение нашей встречи.
    Древовидец понимал наш язык, но говорил на нем с трудом. В большинстве случаев он переходил на свою, похожую на песню, речь и фразу переводила Кейни. Она была примерно одних лет со мной. Невысокая, стройная, двигающаяся с поразительной грацией. Мне не приходилось встречать человека настолько быстрого, как она.
    - Я училась у лесных плясунов, - смеясь, сказала Кейни, когда я восхитился ее ловкостью.
    Из рассказа приехавших мы узнали, что древовидцы разрушили косу, по которой приходили переселенцы, надеясь, что это прекратит продвижение людей на север. Когда это себя не оправдало, маги Детей Леса собрались затопить Перешеек, отрезав северные земли от остальной части суши. Отец Кейни был в неплохих отношениях с лесным народом, его люди умудрились уживаться мирно с коренными обитателями озерного края. В результате земли все же были затоплены, но не ушли полностью под воду. За это озерный владыка пообещал Детям Леса, что попробует уговорить людей заключить Договор, который остановит кровопролитие. Для этого древовидец с Кейни и приехали к отцу. Они просили его поехать с ними к Гарту и убедить того установить мир между людьми и Поющими.
    Отец радовался:
    - Это как раз то, что следовало сделать с самого начала. Зачем проливать чужую и свою кровь, даже не попробовав договориться.
    Через несколько дней мы отправились к Гарту. Древовидец, прощаясь, внимательно разглядывал Диз. Уже когда мы отъехали от Звездопада, он пропел на своем языке и Кейни перевела:
    - Человеческий ребенок, как мудрейшие из нас, видит будущее. Да благословенны будут Старые Боги.


    * * *
    По мере нашего продвижения к Высоким Садам Гарта древовидец все больше мрачнел. Там где раньше простирались вековые леса, теперь колосились пашни и зеленели пастбища, на которых пасся скот. Вид изобилия радовал глаз, но не маленького лесного жителя, видимо помнившего эти места совсем другими. Печать обреченности застыла на его лице.
    Нас не задирали, чему, думаю, немало способствовал отряд из двух десятков хорошо вооруженных всадников, которых отец взял с собой. Но мы были чужаками на этой земле. Это чувствовалось в косых взглядах местных мужчин, в том, как замолкали разговоры женщин у колодцев, когда мы заезжали в поселения.
    - Они считают нас опасными дикарями с гор, - сказал как-то на привале отец. - Не без того, что наши люди иногда прихватят какую-то живность с пастбищ, или ребятишки обтрясут несколько садов. За всеми не уследишь, - он вздохнул. - Хорошие и плохие люди есть везде. Непросто научиться понимать друг друга. Мы отвоевывали каждый кусок плодородной земли у гор, строя террасы для виноградников, копали рвы, чтобы в знойной прибрежной пустыне могли расти лимонные сады. Люди Простора заплатили за богатые плодородные земли своей и чужой кровью, - отец взглянул на древовидца. - Но я не берусь их судить, мне самому случалось обнажать меч и забирать жизнь.
    Похоже, уверенность отца, что он сумеет уговорить своего старого друга пойти на перемирие с Детьми Леса, начинала слабеть, но отец не отказался от своих планов.
    Высокие Сады оправдывали название. Жилище Гарта утопало в буйстве зелени. По приезду, отца, древовидца, Кейни и меня провели в просторный зал, украшенный цветочными гирляндами, где на Дубовом Троне восседал владыка Простора. Круглое розовощекое лицо казалось добродушным, но взгляд был цепким и в глазах не было улыбки.
    - Дружище Симеон, - пророкотал Гарт. - Никак ты наконец-то решил показать мне своего наследника. Хорош. Вылитый ты. А у меня внучки уже подросли, - он кивнул на стайку хихикающих девушек, стоящих за его спиной. - Цветочки так и ждут, чтобы их сорвали. Или твой сын тоже ищет звезду? - Басовитый смех всколыхнул яркие занавески на открытых окнах. - Говорят, мои сынки не очень ладят с тобой, старый друг, самое время породниться, чтобы не было лишних ссор.
    - Мир тебе, друг мой Гарт, - ответил отец, - поговорим и об этом. Но явился я по другому делу.
    - Дела. Ты всегда был слишком серьезным, даже в молодости, Симеон. Сегодня будем пировать, дела подождут до завтра. Глянь, какой ты худой, а меня мои женушки умеют усладить, - Гарт снова рассмеялся, похлопывая себя по массивному животу. - Может удастся слегка подкормить и звездных героев.
    Я видел хмурые взгляды сыновей Гарта, которые они бросали на древовидца, слышал неодобрительный шепот за спиной.
    Пир поражал изобилием, столы ломились, гул сотни голосов висел в воздухе. Я почувствовал, что за нами кто-то наблюдает - мальчик лет девяти не сводил глаз с древовидца. Он протолкался между слугами, разносящими еду и напитки, и подошел к нам.
    - Я Брандон, сын Брандона. Вы в самом деле знаете магию? - обратился он к лесному жителю.
    Древовидец не спешил отвечать, его алые глаза пристально рассматривали ребенка.
    Невысокий кряжистый мужчина подошел к нам и, схватив мальчика за ухо, отшвырнул от стола.
    - Ненавижу вас всех, - выдохнул он в лицо лесному жителю.
    - Брандон, сынок, - окликнул Гарт, - уважай наших гостей! Сегодня пир, не время выяснять отношения. Подойди, выпей с отцом.
    Сверкнув налитыми кровью глазами, мужчина отошел. Он был уже изрядно пьян, если судить по походке.
    - Похоже, нам нужно будет охранять своего спутника сегодня и все время, пока мы здесь, - невесело произнес отец.
    Когда мы шли в отведенные нам покои, нас нагнал маленький Брандон.
    - Я хотел бы научиться. Тому, что знаете вы. Правда, - он старался заглянуть древовидцу в глаза, но тот отводил взгляд.
    - Маму убили, когда мне исполнился год и отец повез показать меня деду. Певуны устроили засаду, они охотились на отца. А стрела попала в маму. Отравленная. Наверное, отец ее любил, хоть и женился через полгода на мачехе, - мальчик шмыгнул носом. - Отец поклялся отомстить. Тебя же там не было? - с надеждой в голосе спросил он Дитя Леса. - Мне тоже нужно мстить, как говорит отец. Но. Я не знаю. Мне не нравится драться. Вы меня научите?
    Кейни закусила губу. Древовидец взглянул на мальчика, и мне показалось, что в его алых глазах блеснули слезы. Утвердительно кивнув, он заспешил прочь.
    После почти недельных споров все же удалось договориться. Представители людей и Поющих Песнь соберутся через полгода в Речных землях, на острове посреди озера, похожего на око. Все это время у меня не было возможности даже поговорить с Кейни. Я сопровождал отца, она - древовидца. Кроме того, лесной житель взялся-таки учить Брана своим премудростям, все свободное время девушка переводила и учила мальчика языку Поющих.
    Перед нашим отъездом Гарт устроил очередной пир. Отовсюду слышался смех, играла музыка, но меня это не радовало. Завтра мне и Кейни предстояло расстаться, а я ей так ничего и не сказал. Люди за столами уже порядком повеселели, когда Кейни встала и направилась к выходу.
    - Догони ее, - шепнул отец. - Сегодня ночью я буду охранять нашего спутника.
    Я выбежал в сад за девушкой. Луна отражалась в ее бездонных зеленых глазах. Увидев меня, Кейни улыбнулась.
    - Звездный воин решил меня поймать? Тогда лови.
    Она побежала и легко вскарабкалась на дерево. Сорвав яблоко, девушка швырнула его в меня.
    - Воин не слишком-то расторопен.
    Я полез за ней. Но когда я взобрался достаточно высоко, Кейни перескочила на соседнее дерево. Она смеялась из ветвей, называя меня увальнем. Когда я спустился, девушка спрыгнула на меня, сбила с ног, и мы покатились по траве.
    - Вот я и поймал тебя.
    - Потому что я позволила.
    Ее взгляд стал серьезным, она провела ладонью по моей щеке и поцеловала. Ни с одной женщиной, ни до, ни после, я не был так счастлив. Мы любили друг друга взахлеб, как будто хотели напиться любви на долгие ночи вперед. Под утро Кейни заснула, положив голову мне на грудь, и я тоже задремал. Когда я открыл глаза, девушка, уже одетая, сидела рядом.
    - Мне пора, Элдрик. Древовидец хотел выехать до рассвета. Гарт дает нам провожатых до озер.
    - Я не отпущу тебя. Или поеду с тобой.
    - Прямо так? Внучки Гарта передерутся, когда увидят такого стоящего жениха, - она смеялась, но голос был грустным.
    Я вскочил и начал натягивать штаны.
    - Я не могу сейчас поехать с тобой, звездный воин. Я нужна своему отцу, и ты нужен Симеону. Если нам суждено еще встретиться, судьба сведет нас снова. Не провожай, не хочу расплакаться.
    Кейни легко прикоснулась к моим губам поцелуем, развернулась и быстро пошла прочь.
    Дорога домой казалась серой, словно мир лишился света. Отец заметил мое настроение.
    - У Кейни есть брат, но он еще мал, она нужна сейчас своему отцу.
    - Я могу поехать к ней.
    - А ты нужен Звездопаду. Я уже не молод, Элдрик. Ты должен позаботиться о матери и сестре, если меня не станет.
    - Но...
    - Молчи. Я знаю, что значит идти за звездой. Если она на самом деле твоя - придет время, и ты ее найдешь.
     
    Последнее редактирование: 13 ноя 2016
    llewyn, нап, вНЕ-времени и 3 другим нравится это.
  3. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    * * *
    Отец был среди тех, кто засвидетельствовал Договор между людьми и Поющими. Из поездки он вернулся с клеткой, в которой сидел нахохлившийся ворон. Когда отец выпустил птицу, она взлетела ему на плечо и отчетливо прокаркала:
    - Договор. Ты поклялся.
    После чего вылетела в окно. Увидев мое удивление, отец объяснил:
    - В этом вороне живет душа одного из умерших Поющих, так что птица умеет не только говорить. Через год ворон прилетит, чтобы напомнить, теперь он знает дорогу. Если что-то случится, птица появится раньше. Я поклялся - жизнью своих детей и всех детей моих детей, что люди не будут больше обнажать мечи против Детей Леса, за ними остаются еще не тронутые леса, людям принадлежит вся остальная земля. Только хватит ли благоразумия у людей не идти дальше? Я не уверен, Элдрик. Что сделано, то сделано. Гарт не приехал, но все его сыновья были на острове, были воины Запада, Речных и Штормовых земель, Долины. Перед вырезанными на чардревах ликами они принесли ту же клятву, что и я. И озерный владыка, - увидев мой вопросительный взгляд, отец сказал. - Кейни ничего не просила тебе передать.
    - Должно быть, она давно меня забыла, - с горечью подумал я.
    Но сколько бы я не пытался себя в этом убедить, сердце отказывалось поверить. Я не был скопцом, у меня бывали женщины, я даже с отчаянием размышлял, а не жениться ли мне, в самом деле, на одной из внучек Гарта. Отец был бы рад, такой союз пришелся бы кстати Звездопаду, мать давно просила подарить ей внуков. Но всякий раз, когда тоска накрывала меня с головой, я видел перед собой зеленые глаза озерной принцессы и снова тонул в них.
    Четырежды прилетал ворон, и, прокаркав все ту же фразу, отправлялся в обратный пусть. Отец сказал, что его посылают Хранители Острова Ликов. Ни люди, ни Поющие не доверяли друг другу до конца. В свидетели Договора пригласили тех, кто был одинаково далек от наших распрей с Детьми Леса - Зеленых Людей. О них никто ничего не знал толком, говорили, что они потомки когда-то давно населявших моря глубинных жителей - созданий, которым была подвластна высшая магия, всесильных, как боги. И почти как боги, Зеленые Люди не интересовались особо происходящим на земле. Казалось, они давно лишились каких-либо эмоций и чувств. Почти бессмертные, они чтили только закон - исполнение принесенных клятв.
    Однажды моя сестричка заболела, Дизарию лихорадило. Несколько ночей подряд она боялась заснуть, потому что как только закрывала глаза, видела озеро, в котором вода стала алой.
    - Случилось что-то плохое, - твердила Диз.
    Ворон прилетел раньше срока. Птица не была ранена, но оперенье было испачкано кровью.
    - Договор нарушен, - прокаркал ворон. - Ты поклялся и ты ответишь. Хранители ждут Симеона из Звездопада.
    Отец собирался в дорогу с тяжелым сердцем. Я хотел ехать с ним.
    - Ты должен защитить женщин, Элдрик. Хотя бы попробовать их защитить. За свои слова я отвечу сам, это только мое клятвопреступление.
    - Но никто из наших людей не нарушал Договор.
    - Я дал слово за всех людей, сын. Прости меня.
    Диз бежала за лошадью отца, цепляясь за стремя.
    - Нет, отец, не уезжай.
    Он склонился с седла и поцеловал ее.
    - Если я не приду к Хранителям, они придут за мной. Пойми, дочка, мужчина не может втоптать в грязь свою честь. Ну что ты, малышка, не плачь, - он ласково погладил Диз по волосам. - Элдрик, успокой сестру.
    Я обнял Дизарию за плечи и притянул к себе. Отец еще раз оглянулся на мать, сидящую на белом камне посреди двора, и хлестнул коня. Мама не плакала, но я вдруг заметил, насколько она постарела...
    Отец не вернулся.
    Холода обрушились на землю. В небе постоянно висели темные тучи, и день стал похож на ночь. Снег засыпал перевалы, Быстроводную до устья сковало льдом. Люди начали голодать. Каждое утро с самыми отчаянными молодыми парнями я отправлялся на рыбалку или охоту, но добытого нами все равно не хватало. Мать, казалось, угасала - безучастная ко всему, она часами, несмотря на погоду, сидела на белом камне, до тех пор, пока я не заносил ее на руках домой. Все хозяйственные хлопоты легли на плечи Диз. Сестра похудела, живыми оставались только яркие фиалковые глаза, унаследованные от матери. Я восхищался и гордился Дизарией, совсем юная, она переносила беды стойко, только иногда по вечерам позволяя себе поплакать у меня на плече.
    Так прошло почти три года. Никаких известий об отце не было. Ходили слухи, что севернее наших гор по дорогам ходили армии восставших мертвецов, их вели невиданные существа с холодными синими глазами, закованные в ледяные доспехи, верхом на мертвых лошадях. Страх и отчаяние поселились в сердцах людей.
    Как-то, возвращаясь с охоты, мы наткнулись на полузамерзшего человека и привезли в Звездопад. Занеся несчастного в дом, я, уложив его возле очага, раскутал заледенелые шкуры. Мальчик повзрослел, но я узнал Брандона, сына Брандона.
    - Я дошел, - еле слышно прошептал он.
    Вошла Дизария. В ее руках была кружка, над которой аппетитно вился пар, пахнущий жгучим перцем.
    - Положи здесь, - сказала сестра служанке, держащей ворох старой, но сухой и чистой одежды.
    - Это Брандон, - начал я.
    - Да. И я знаю, зачем он здесь. Помоги ему переодеться, Элдрик. И пусть выпьет весь бульон, пока горячий. Поговорим завтра, когда наш гость отдохнет.
    - Моя сестра, - с гордостью произнес я, смотря вслед уходящей Диз.
    - Она именно такая, как рассказывали Поющие. Необыкновенная. И еще, - Бран смутился, - очень красивая.

    * * *
    Вечером следующего дня, вернувшись из очередной вылазки в горы, я застал мать, сестру и Брандона во дворе у белого камня. Мать, как обычно, казалась равнодушной к происходящему вокруг, Диз хмурилась, Бран выглядел растерянным.
    - Поющие говорили, что камень светится, - парнишка вопросительно посмотрел на меня и перевел взгляд на Диз.
    - Звезда угасает, - сестра взглянула на мать и опустила глаза.
    Примерно через час мы сидели у неярко горящего (дров не хватало, как и еды) очага. Мать я проводил в ее комнату и мне показалось, что она заснула.
    - Я убежал после вашего отъезда, Элдрик, - начал свой рассказ Брандон. - Отцу рассказали, что я ходил к певуну, после чего отец меня выпорол. И я ушел. Бродил, пока не нашел Поющих. Почти три года я жил с ними в полом холме. Они научили меня, - парнишка совсем по-детски счастливо улыбнулся. - Теперь замок владыки Дюрана не могут разрушить никакие волны, - в его голосе чувствовалось торжество, - меня научили строить. Как я и просил. Драться мне никогда не нравилось. Из Штормовых земель я отправился к тетке Марис. Ее муж сначала не очень-то мне верил, но потом все-таки решил, что мои советы пригодятся при строительстве его новой башни. А потом, когда я все рассказал, - Бран вздохнул, - Утор отвез меня к деду. Там был отец. И все его братья собрались. Дед сказал, что мне лучше не показываться на глаза, если я не хочу, чтобы отец спустил с меня шкуру. Я слонялся по саду, из открытого окна доносился шум голосов. Признаюсь, я подслушал:
    - Волосатые верзилы разгуливают по нашим землям, топчут поля, рушат постройки, людей калечат.
    - Их не было на Острове. Договор мы заключали с Детьми.
    - Ха, певуны носа не кажут из своих чащоб. Но наверняка замышляют очередную подлость.
    - Мы не знаем.
    - Будем ждать, пока они обрушат-таки Перешеек?
    - А что Озерный Владыка?
    - Зарос тиной на своих болотах, жрет лягушек и радуется, что трусу не приходится воевать.
    - Великанам мы можем преподать урок - это Договор не нарушит.
    - Они попрячутся в лесах, у своих певучих друзей. А через месяц-другой возьмутся за старое.
    - Что ты предлагаешь?
    - Добрый старый огонь, он выкурит уродцев из чащоб.
    - Но Договор.
    - Твоим людям не нужны новые земли? Мы были дураками, что согласились. Надо ударить сейчас, пока певуны не готовы нам ответить.
    - Что скажут Хранители?
    - Пожурят. Что могут сделать эти твари? Зато мы расширим свои владения, пашень много не бывает.
    - Клятва.
    - Никак ты боишься?

    Голоса переросли в шум драки, и я отбежал от окна.
    Через пару дней в Высокие Сады стали съезжаться вооруженные люди, потом они выступили к Синему Озеру. Теперь его называют Алым. Вышедшие из подожженных лесов Великаны и Дети Леса, мужчины и женщины, старики и дети были безжалостно изрублены на его берегах. После этого отца стали звать Кровавым Клинком.
    Я взглянул на Диз - так вот что значили ее сны. Брандон облизал пересохшие губы и продолжил:
    - Холода пришли неожиданно. Никто не мог ничего понять. Через какое-то время отец исчез. Пропали все, кто заключал Договор на Острове Ликов. Когда к ним прилетели вороны, они не поехали, но их нашли. Об этом мне уже потом рассказали Поющие. Когда на Остров прибыл Симеон, его обратили первым. Вторым был Озерный Владыка. Остальные не явились, но к ним пришли обращенные.
    Я почувствовал, как струйка пота бежит по моей спине, хоть очаг еле горел и было холодно.
    - Что значит обратили? - хрипло спросил я Брандона.
    - Они не люди больше. Они. Иные. Все люди, принесшие клятву на Острове Ликов и нарушившие ее. Они клялись жизнью своих детей. Обращенные сами должны ее теперь забрать. Так решили Хранители. Это расплата за клятвопреступление. Погибель людей.
    Парнишку трясло. Диз подошла к нему, подняла за подбородок его опущенную голову и, глядя прямо в глаза, произнесла:
    - Ты должен рассказать все. Это трудно. Но это необходимо, Бран. У людей есть шанс, ты ведь об этом знаешь, именно поэтому ты пришел.
    - Иные могут поднимать мертвецов. Когда отец и его братья пропали, дел разослал отряды на поиски. Все воины были убиты и оживлены потом, чтобы стать слугами обращенных. Они осадили Высокие Сады. Люди в округе умирали от голода, и с каждым днем больше становилось войско мертвых. Дед позвал меня и двенадцать моих двоюродных братьев, сыновей тех, кто приносил клятву.
    Совсем седой и одряхлевший старик обратился к нам со своего Дубового Трона: "Я дам вам лучших коней, ребятки, и собак. Завтра поутру я тряхну стариной, мы с воинами мечами прорубим вам дорогу. Скачите, ищите певунов или зеленых существ с Острова, кто-то должен знать, как остановить все это. Валяйтесь у них в ногах, если будет нужно, хоть глотки себе перережьте в знак раскаяния, но остановите мертвых, если вы мои внуки".
    Когда мы уже выходили, дед окликнул меня: "Брандон, мальчик, найди своих певучих приятелей. Или..." - он зашелся в кашле. - "Иди, не стой столбом".
    Больше я не видел своего деда и не знаю, жив ли он, или не жив, но оживлен, чтобы забирать жизни других. Моим спутникам перерезали глотки их же отцы, меня спасло только то, что я, убегая, провалился под землю на одном из холмов. Я не помню, сколько я полз в темноте по узким проходам, через которые проросли белые корни чардрев, пока понял, что погони нет. Магия поющих не давала мертвецам войти.
    Оживленных мертвецов может убить только огонь, лишь сгорев дотла, они перестают жаждать теплой крови живых. Иных можно убить обсидианом, но он хрупкий, их доспехи им не пробить. Так сказали мне Дети Леса. Но первого обращенного... Симеона... - Бран судорожно сглотнул.
    - Говори, - прохрипел я.
    - Только меч из сердца звезды способен его убить и вернуть человеческую душу... перед тем, как он умрет.
    Я оглянулся на шум.
    - Мама!
    Мы не услышали, как она пришла из своей комнаты. Держась руками за приотворенную дверь, мать медленно сползала на пол. Я и Диз бросились к ней. Лицо матери было совершенно белым.
    - Делай, что должно, сын, - произнесла она и потеряла сознание.
    Поющие рассказали Брану, что меч нужно сделать из сердца звезды - сердцевины камня. Когда я в первый раз ударил по нему молотом, мне послышался женский вскрик, но я сцепил зубы и продолжил бить. Дни шли за днями. Бран выглядел обескураженным: Дети Леса говорили, что камень должен светиться, но он, казалось, все больше тускнел, живой свет покидал его. Мать не вставала с постели. Однажды Диз пришла за мной и сказала, что мама зовет.
    - Ты почти закончил свою работу, Элдрик, - ее кожа стала совсем прозрачной, но лицо выглядело умиротворенным. - Мне кажется, окажись я рядом с моим Симеоном, я вернула бы его в мир живых, - слеза пробежала по щеке, но мать сумела улыбнуться. - Диз, подай мне шкатулку, - она откинула крышку и достала серебристую цепочку с лиловым камнем. - Носи, дочка. Став взрослой, я продолжала бояться каких-то детских страхов. Обещайте мне не бояться, дети. Иди, Элдрик. Найди отца. Я хочу быть с моим звездным воином.
    Я работал до изнеможения, к ночи меч был наконец готов. Подняв его, я удивился, насколько он легкий для двуручника. К нам, рыдая, подбежала Диз и замерла с широко открытыми глазами. Мягкий белый свет струился по лезвию клинка, сердце звезды ожило. Впервые сестра плакала не на моем плече. Бран гладил ее по волосам и шептал что-то успокаивающе ласковое.


    * * *
    Я разослал гонцов в горы и по всему побережью. Откликнулись немногие. Я не смел осуждать, ведь когда уходили самые сильные, семьи оставались без кормильцев и защитников. К тому же люди надеялись, что мертвецы не переберутся через засыпанные снегом горы. Хотя тревожные вести уже приходили. Охотники нашли в верховьях Быстроводной несколько опустевших деревень и все чаще наталкивались в ущельях на ожившие синеглазые трупы.
    Бран деятельно участвовал в приготовлениях, мы запасались стрелами и копьями, обмотанными паклей. И с наконечниками из обсидиана, принесенными парнишкой. Брандону нравилось чувствовать себя нужным. Я видел, что Диз смотрит на него влюбленными глазами. Но, кроме этого, в ее взгляде читалось смирение перед неизбежным.
    - Это трудно - знать будущее, - сказал я сестре перед отъездом.
    Диз сначала отвернулась, а потом, посмотрев мне прямо в глаза, сказала:
    - Я знаю, что Элдрик вернется в Звездопад.
    Наш небольшой отряд столкнулся с мертвыми, когда мы почти миновали горы. Уничтожить их получилось только огнем, даже изрубленные, они продолжали преследовать живых, неся смерть. Страшней всего было видеть, как корчатся, объятые пламенем детские тела.
    Выйдя на равнины, мы отправились к полым холмам. Дети Леса щедро снабдили нас обсидиановыми наконечниками и ножами. К нам присоединялись воины Простора, бойцы из Долины, Западных, Речных и Штормовых земель. Все мы надели черное, в знак траура по тем, кого потеряли и кого нам предстояло убить еще раз, чтобы упокоить лишенные душ тела. Мы поклялись, что забудем распри, разделявшие рода, носившие на своих знаменах разные цвета. У всех нас теперь был один цвет - черный.
    Медленно, но настойчиво мы теснили мертвых, освобождая землю для живых. На Перешейке наше наступление остановилось. Тысячи поднятых сгрудились на узкой полоске суши, слева и справа окруженной топью. Казалось, мертвые все прибывали. Но тут со стороны болот полетели бочки, запущенные катапультами. Они разбивались в толпах мертвецов, расплескивая масло. Следом полетели зажженные стрелы, и наши враги дрогнули, пламя пожирало разложившуюся плоть, облитую маслом. Подгоняя лошадей, мы ринулись в образовавшийся проход. Навстречу скакал огромный всадник в ледяной броне. Удар его молота размозжил голову моего коня. Упав, он придавил мне ногу, я услышал, как треснула кость. Все же я успел выбраться и встретить вновь несущегося на меня воина с мечом в руках. Клинок сверкнул, отрубив руку, держащую молот. Высокий Дуб. Его тело окутал морозный туман, но прежде чем он рассеялся, я успел увидеть мелькнувшее под ледяной маской лицо Джона, сына Гарта.
    - Элдрик!
    Я оглянулся вовремя, сзади меня атаковал еще один Иной. Но прежде чем он успел метнуть занесенную над головой острогу, две стрелы с обсидиановыми наконечниками почти одновременно впились в его горло. На месте обращенного в воздухе повис расплывчатый силуэт, через несколько мгновений и он растаял. Ко мне подъехал Бран.
    - Мы прорвались, Элдрик. Озерные жители лихо придумали с маслом.
    - Не перехвали нас, маленький Брандон.
    Значит, мне не послышалось. Кейни стояла рядом с невысоким юношей, похожим на нее. У них в руках были луки из белых ветвей чардрев.
    - Мир тебе, Элдрик Гонитель Тени, и тебе, Брандон. Я владыка Озерного Края, - произнес брат Кейни. - Теперь я проклят, как и все, - он нервно хохотнул. - Я убил своего отца. И я увидел его таким, как он был прежде. На пару мгновений, пока он не исчез. Отцеубийца, вот кто я.
    Пощечина Кейни оборвала его дикий смех.
    - Не забывайся, сестра, теперь я здешний владыка, - он попытался схватить ее за руку, но Кейни увернулась.
    - Главное, чтобы ты сам помнил о чести владыки. Идем, звездный рыцарь, - сказала девушка, повернувшись ко мне.
    Я сделал шаг, треснувшая кость подломилась. Если бы не Бран, я бы упал к ногам женщины, которую мечтал увидеть так много лет.
    Местный лекарь вправил мне кость, зажал ногу между двумя дощечками и туго обмотал плотной тканью.
    - Тебе лучше не двигаться хотя бы неделю, герой, - сказал он, уходя.
    Кейни стояла возле окна, спиной ко мне. Я видел, что ее плечи вздрагивают.
    - Стрелы было две, - тихо произнес я.
    - Моя - первая, - она резко повернулась, стремительно подошла ко мне, присела на край кровати и, взяв мою руку, прижала к своей щеке. - Я тосковала по тебе, Элдрик из Звездопада.
    Пальцы чувствовали шелк ее кожи. Как в ту ночь. Нашу ночь.
    - Иди ко мне.
    - Но лекарь сказал, что тебе нельзя двигаться.
    Я обнял ее и притянул к себе.
    - Люби меня, звездный рыцарь...
    Проснувшись утром, я надеялся увидеть Кейни, а увидел себя. Мальчик, похожий, как отражение в зеркале, стоял рядом с кроватью и с любопытством меня разглядывал.
    - Меня зовут Элдрик, как тебя, Гонитель Тени, - сказал он.
    Я протянул ему руку для пожатия и закрыл глаза. Сыну не стоило видеть моих слез.


    * * *
    Мертвые отступали. Мы гнали их все дальше на север, разливая по корке ледяного наста масло из бочек и поджигая. В воздухе постоянно стоял сладковато-удушливый запах сгоревшей плоти. Кони скользили по льду и часто ломали ноги, павших лошадей мы сразу сжигали. И погибших братьев. Тяжело раненным приходилось дарить последнюю милость. Как только человек умирал, его тело отдавали огню.
    В беспрерывных схватках я видел издалека Иного, орудующего копьем с наконечниками по обе стороны древка. Вокруг него битва превращалась в кровавую мельницу. Симеон, прозванный теперь Звездооким, за сверкающий мертвенно-холодной синевой взгляд. Отец. В свалке сражения я никак не мог добраться до него. Но однажды он лишился почти всех своих воинов и в одиночку поскакал прочь.
    Мертвая лошадь не знала усталости, а мой конь тяжело хрипел после часа погони. Я понял, что если не догоню Звездоокого сейчас, он сумеет ускользнуть. Пришпорив измученного коня, я пустил его бешеным галопом. Отец не успел раскрутить свое смертоносное копье, звездный меч перерубил древко пополам. Но одно из лезвий копья чиркнуло по горлу моего коня. Падая, я сумел столкнуть отца с мертвой лошади. По колено в снегу мы стояли друг против друга. Обломок копья в его руках был слишком коротким, чтобы выстоять против двуручника. На лице отца застыла искажающая его ледяная маска, в глазах не светилась душа, в них была только смерть. Я поднял меч: "Прости, отец". За мгновение передо мной пронеслись воспоминания. Отец усаживает меня на коня, учит охотиться, вкладывает мне в руки первый деревянный меч. Пронзительный холод вернул меня к реальности. Обломок отцовского копья торчал из моей груди. Звездоокий быстрым рывком выдернул свое оружие, вскочил на мертвую лошадь и поскакал. Между ледяными торосами, похожими на клыки, клубился морозный туман, который скоро поглотил всадника.
    Ноги подкашивались, я тяжело опустился на колени.
    За спиной послышалось ржание лошадей и возгласы всадников. С десяток людей, одетых в черное. Брандон первым спрыгнул с коня и бросился ко мне.
    - Почему ты не убил его? Почему?!
    - Не смог.
    Я стал заваливаться на бок, Бран увидел кровь и осекся. Бережно он помог мне лечь, снег вокруг быстро окрашивался алым.
    - Ты не понимаешь, твой отец перед смертью снова стал бы собой, - и добавил уже совсем тихо, - на мгновение.
    - Я... не... смог... - каждое слово давалось с трудом.
    - Он вернется, Элдрик. Никто из Иных не упокоится, пока жив хоть один их потомок. Пока вообще кто-то из людей жив, - в его голосе звучало отчаяние.
    - Кейни и мой сын. Пусть они уедут. На юг. И меч. Он должен быть в Звездопаде. Пока... не понадобится... снова. Диз, она все поймет. И она... любит тебя, Брандон.
    - Поступком моего отца я приговорен к северу, - глухо ответил он. - Никогда я не обреку на проклятие Зимы детей от любимой женщины. Диз лучше забыть обо мне.
    Я хотел возразить, но навалившаяся на грудь тяжесть стала нестерпимой, воздух с хрипом покидал легкие. У меня хватило сил взглянуть на небо. Несмотря на серую пелену, застилающую глаза, я увидел - на востоке золотилась узкая полоска света. Лучи дотронулись до лезвия лежащего рядом со мной меча. Немеющими пальцами я сжал рукоять и сумел улыбнуться Брандону, выдохнув: "Рассвет". На юге еще различимы были звезды. Их узор напоминал меч, в рукояти сверкала белая звезда. Так ярко. Так близко.
    - Меч Зари, - произнес Бран.
    Это были последние слова, которые я слышал.
     
    Последнее редактирование: 12 ноя 2016
    llewyn, нап, вНЕ-времени и 5 другим нравится это.
  4. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    В качестве иллюстраций
    Риборна
    [​IMG]
    Симеон
    [​IMG]
    Дизария
    [​IMG]
    Элдрик
    [​IMG]
    Кейни
    [​IMG]
     
    llewyn, нап, СветланаТ и 2 другим нравится это.
  5. Monika

    Monika Лорд

    Про должок помню. ;)
     
    нап и Flame Dragon нравится это.
  6. СветланаТ

    СветланаТ Межевой рыцарь

    Леди Flame Dragon , а Симеон когда ездил подписывать Договор видел Кейни, а что беременна нет?
     
    Flame Dragon нравится это.
  7. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    Леди СветланаТ, не видел, договор заключал ее отец. Остается только предполагать, по какой причине Кейни не просила ничего рассказать Элдрику. Возможно, считала, что ее место рядом с отцом, учитывая не слишком сильный характер брата. Может быть предполагала, что в интересах Звездопада женитьба Элдрика на одной из внучек Гарта и не хотела, чтоб любимый оказался перед выбором.
     
    llewyn, нап, Monika и 3 другим нравится это.
  8. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    :волнуюсь: терпеливо жду :)
     
    Monika, нап и СветланаТ нравится это.
  9. нап

    нап Лорд

    Так, значит! Мне понравилась идея о причинах возникновения Иных! :in love:Но, наш милый и родной автор, рассказав об этой загадке, наваял еще кучу загадок и быстренько слинял в кусты, объявив, что статус фанфика - "закончен"!:woot:
    Не, я так не играю!:stop: КАроче, требую продолжения! :bravo:И немедленного раскрытия остальных тайн! :bravo:Вот, например, откель взялась мама Родрика? :question:Не, я примерно догадываюсь, но хотелось бы узнать всю тайну в хорошем художественном оформлении!:moustached:
    Девочки, мы должны проголосовать и уговорить нашу леди Flame Dragon на продолжение банкета!:hug:
     
  10. Monika

    Monika Лорд

    Да я бы только леди Flame Dragon и читала теперь. Судя по спойлеру 7-го сезона ВЗ мне ждать смысла нет, как и финальный роман. А у нашей талантливой дейноледи фантазия с человеческим лицом и сказка становиться былью, что гораздо интереснее клише о бастардах, которые хлебнув, оказываются прынцами.
     
    Flame Dragon, СветланаТ, нап и 2 другим нравится это.
  11. Озёрная

    Озёрная Лорд

    Присоединяюсь к тому, что очень хотелось бы продолжение :)

    Разве что книга будет иметь с сериалом лишь общий финал в общих чертах :D
     
    Flame Dragon, СветланаТ, нап и 2 другим нравится это.
  12. СветланаТ

    СветланаТ Межевой рыцарь

    Леди Flame Dragon , в шапке написано
    тогда получается потеря родства с ИЗ и Дейны из Первых Людей. Спрашиваю, т. к. уже свыклась с этой идеей. Если через Риборну и близкородственные браки только.
    Исход ПЛ из Эсосса приурочен к падению ИЗ?
     
    нап, Flame Dragon, Monika и ещё 1-му нравится это.
  13. СветланаТ

    СветланаТ Межевой рыцарь

    Размышления по ходу текста породили вопросы:
    У него были планы на нее много лет. И отсутствие других детей говорит о определенном воздержании и целеустремленности.
    А до этого девочка была без души или у нее их теперь две?
    Если он ее выбрал и ждал, фактически растил (для себя? Почему бы и нет-жила бы зная, что ее ждет-в смысле, что она знала и так, а он -нет. Жил бы зная, что она для него). Я так понимаю, девушка отказала видным стоящим ( Ы) ) женихам прежде, чем Симеон решился? Он сомневался в себе или в ней?
    Вот:happy:.
     
    нап, Flame Dragon и Озёрная нравится это.
  14. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    Леди Monika, вот опять жалею, что нет смайлика "смущаюсь" :)
    На самом деле я от Вас не отстану :D, обещали конкретный разбор полетов, а не комплимент :smirk:
    Если серьезно, у меня чисто техническое образование и графоманством после окончания школы не было случая побаловаться ;), много лет тому назад :oh:. Любое дело требует знаний, навыков и профессионализма, я вполне осознаю, что у меня их нет. Поэтому анализ написанного мне бы очень не помешал, да и просто интересно развернутое мнение гуманитариев.
    Собственно из-за того, что сериальная версия показалась мне не слишком убедительной, и появился фанфик ;) Не могла Листочек участвовать в создании Иного, так долго (8 тыс.лет) не живут :woot: даже Дети Леса. Вместе с тем сериал натолкнул на некоторые мысли, или подтвердил догадки. В 4-м сезоне Листочка показали как девочку, в 6-м как барышню ростом Миры (она конечно не Бриена, но ведь и не ребенок человеческий) и зеленого! цвета. Хранители с Острова Ликов - вот кто мог сотворить Иных. Причина - нарушение клятвы. Возможно я через чур скептически отношусь к нашим человеческим повадкам, но, мне кажется, людей не остановила бы мифическая угроза, когда надо новые земли осваивать. Вот и прилетело :banghead: Минуле занапастило майбутнє (прошлое загубило будущее). Люди поклявшиеся жизнями своих потомков и нарушившие клятву превращены в орудие убийства своих собственных детей. Эк, как меня на философию потянуло :crazzzy: Надеюсь, что эту мысль мне удалось передать без доп.материалов :волнуюсь:
     
    Monika, нап, Озёрная и ещё 1-му нравится это.
  15. нап

    нап Лорд

    Не, идея- великолепна! :in love::bravo::bravo::bravo:Но, меня она подтолкнула (как всегда:oops:) в другую сторону. Я щас перевариваю ее, а потом пойдем в книжный отдел в тему Дейнов? Мы там ворон и старицу обсуждали? И пять твердынь?
     
    Monika, СветланаТ, Flame Dragon и ещё 1-му нравится это.
  16. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    Две души сплавились в одну, объединенную любовью к человеку. Простому, немного не от мира сего, романтику и идеалисту, который, на мой взгляд, был достоен звездной любви. Упавшая звезда тускнела, когда слабела Риборна, вся энергия уходила на поддержание ее жизни, после ее смерти душа перешла в Рассвет. И собственно именно поэтому нужен этот меч. Не убить, а вернуть душу обращенному Симеону. Пусть на несколько мгновений, но он встретится со своей возлюбленной и уйдет окончательно без злобы, как гаснут звезды с наступлением утра. Элдрик не смог. Мне трудно его винить. Но однажды один из Дейнов должен это сделать.
    Я предполагаю, что Симеон был обычным, вовсе не знатным человеком. Возможно Риборна чудом спасенная дочь Аметистовой Императрицы. А может старец просто выжил из ума. Собственно это не определяющий момент. Если бы Симеон взялся что-то выяснять, стремиться к какой-то выгоде из-за возможного происхождения девочки, это был бы уже совсем другой персонаж, не тот, который идет за падающей звездой. Так как история рассказана от первого лица, то и уточнений тут быть не может. Элдрик говорит о том, что слышал от отца и о том, что видел сам.
    Так что не ругайте меня дружно за статус - закончен :oops:
    Собственно сюжет, когда мужчина воспитывает девочку и потом она становится его женой, довольно заезжен. На мой взгляд, Симеон сомневался будет ли Риборна счастлива с ним, все таки разница лет в двадцать - это не пустяк. Каюсь, есть сползание в романтизм, но скажу, эти двое были предназначены друг другу звездными небесами :in love: Легенда все таки, или как :)
    Несомненно события освоения Первыми Людьми Вестероса заняли значительно больше времени, рассказанное вряд ли уместилось бы в жизнь одного поколения. Но тогда не получилось бы целостного повестования. Так что считайте это художественным приемом, о котором все читатели, надо сказать предупреждены ;) (см. "шапку" фанфика).
    --- Склейка сообщений, 14 ноя 2016 ---
    Пойдем :hug: Чем больше других сторон (точек зрения), тем более реалистичнее картинка :) (даже не 3D, а 5D, как минимум :creative:)
     
    Monika, нап, Озёрная и ещё 1-му нравится это.
  17. СветланаТ

    СветланаТ Межевой рыцарь

    Спасибо автору за пояснения.
     
    Flame Dragon и нап нравится это.
  18. нап

    нап Лорд

    Завтра? Я ее по полочкам разложу сегодня. :)
     
    Flame Dragon и СветланаТ нравится это.
  19. Озёрная

    Озёрная Лорд

    А первым, скажем так, официальным)) Дейном стал юный Элдрик, если я правильно поняла? :)
     
    Flame Dragon и СветланаТ нравится это.
  20. Flame Dragon

    Flame Dragon Оруженосец

    Хорошо :hug:
    Единственное, прошу простить если только поздно вечером смогу присоединиться к обсуждению, на работе в типографии начинается горячая пора (новогоднии открытки, календари, ежедневники и пр.)
    Ну да :happy: Как же зваться сыну Рассвета - если не Днем ;)
    --- Склейка сообщений, 14 ноя 2016 ---
    Да не за что. На самом деле автору следовало бы излагать более внятно, тогда и пояснений бы не понадобилось. Ну, первый блин он обычно не самый ажурный. Остается надеяться, что распишусь :creative: возможно, со временем. Но вопросы означают, что есть интерес, что меня радует :) Так что спасибо Вам.
     
    СветланаТ, Monika и Озёрная нравится это.