Долгая Ночь

Долгая Ночь
(The Long Night)

Azorahaihb9.jpg
8000 лет до З.Э.[1] (легендарная дата)
Главные лица:Азор Ахай
Брандон Строитель
Император Кровавой Яшмы
Места:Север, Земли за Стеной

Долгая Ночь — легендарный период, многолетняя зимняя ночь, которая накрыла Вестерос и Эссос, а может, и весь мир, и продолжалась целое поколение. В это время Вестерос подвергся нашествию Иных, но людям, оказавшимся на краю гибели, удалось в итоге победить. Предания утверждают, что некий герой заручился помощью Детей Леса, и люди в Рассветной Битве разбили Иных и прогнали их на далекий север. Когда Долгая Ночь окончилась, люди построили на севере материка колоссальную Стену, и Ночной Дозор по сей день охраняет ее на случай нового прихода Долгой Ночи и Иных. Жрецы Рглора предсказывают, что «ночь, которой не будет конца», может наступить снова, и возродившийся герой должен вновь сразиться со злом.

В современном Вестеросе зимы длятся год-два, иногда больше; при этом продолжительность дня по сравнению с летом сокращается. В этом контексте Долгая Ночь напоминает полярные ночи на Земле, хотя и непонятно, как и почему она охватила весь мир. От времен Долгой Ночи не осталось никаких исторических документов; вся известная о ней информация исходит из преданий и книг, сочиненных тысячи лет спустя[2]. Наибольший интерес представляет сказка Старой Нэн, рассказанная Брану Старку[3]:

— О мое сладкое летнее дитя, — негромко проговорила старая Нэн. — Что ты знаешь о страхе? Страх бывает зимой, мой маленький лорд, когда снег заносит стены на сотню футов, а ледяной ветер с воем вырывается с севера. Страшно бывает долгими ночами, когда солнце прячет свой лик на годы и годы, и маленькие дети рождаются, живут и умирают во тьме, а лютоволки тощают и голодают, и Белые Ходоки расхаживают по лесам.Игра престолов, Бран IV


Нэн утверждала, что Долгой Ночи предшествовала холодная, жестокая зима, казавшаяся бесконечной — такой еще не было на памяти людей. Но потом солнце спрятало свой лик на много лет, целое поколение, и королевства Первых Людей, населявших тогда Вестерос, охватили стужа, голод и смерть. Умирали и короли, и свинопасы; матери душили детей, чтобы не видеть, как те умирают. Во тьме Долгой Ночи появились Иные, «холодные мертвые твари», ненавидевшие солнце, железо и всех живых созданий и не знающие жалости. Иные ездили на «бледных конях», повелевали «мертвыми слугами», которых кормили человеческой плотью, и более чудовищными созданиями — «бледными» ледяными пауками величиной с пса. Первые Люди пытались воевать с Иными, но те разбивали все выставленные против них армии, опустошали крепости, города и королевства. Однако в тайных городах посреди леса и полых холмах, под охраной чардрев с вырезанными ликами все еще жили Дети Леса. Некий «последний герой» с друзьями отправился на поиски этого волшебного народа в мертвые земли на севере, надеясь, что магия Детей Леса поможет победить Иных. Он много лет вел поиски, потеряв всех своих спутников и оставшись без оружия — его меч промерз и переломился. Иные, почуяв его горячую кровь, отправили своих ледяных пауков в погоню за ним[3].

О Долгой Ночи

В легендах говорится о зиме, что длилась веками и о ужасной тьме, что распростерлась над землей. То время осталось в истории под названием Долгой Ночи. Средь тьмы с дальнего севера пришли Белые Ходоки. Во главе армий мертвецов они пошли войной на живых, разоряя деревни и крепости, оставляя за собой ужас и разрушения.
Спустя годы кровавых сражений и нестерпимых потерь Первые Люди в союзе с Детьми Леса прогнали Ходоков и их приспешников обратно в студеные северные пустоши, откуда те явились.

Guide to Westeros — сопроводительные материалы к сериалу HBO Game of Thrones. Автор текста — сценарист Брайан Когмэн (Bryan Cogman)

Рассказ Нэн был прерван и остался незавершенным, но подразумевается, что последний герой получил желанную помощь. Существует песня «Конец долгой ночи», рассказывающая о том, как Ночной Дозор выступил на Рассветную Битву с Иными[4]; возможно, этой самой битвой — с участием последнего героя или нет — Долгая Ночь и закончилась.

Мартину в переписке с читателями задавались вопросы, нашел ли последний герой Детей Леса, что остановило вторжение Иных, какова была связь между Детьми Леса и Иными, но Мартин отказался завершать рассказ Нэн, ответив «не думаю, что Старая Нэн еще жива, чтобы досказывать сказку» и сказав, что на подобные вопросы будет отвечать в грядущих книгах, а не по переписке[5].

Строительство Стены[6], учреждение Ночного Дозора[7] и основание рода Старков[8] также относятся ко временам восьмитысячелетней давности. Неясно, как соотносится с последним героем легендарный Брандон Строитель, якобы с помощью великанов выстроивший Стену и замок Винтерфелл; Брандону не приписывается воинских подвигов — он назван всего лишь зодчим, строителем замков[9].

Вероятно, текст присяги Ночного Дозора хранит память о Долгой Ночи. В присяге говорится: «Ночь собирается, и начинается мой дозор». Дозорный, читая текст присяги, называет себя «мечом во тьме» и сравнивает себя с огнем, разгоняющим холод, и светом, который приносит рассвет, говорит «среди этой ночи и всех, которые грядут после нее»[10]. Мейстер Лювин, рассказывая о Детях Леса, упоминал Долгую Ночь как историческое событие[11]. Джиор Мормонт после столкновения с упырем также говорил о Долгой Ночи как о вполне историческом событии. Видимо, из его слов следует, что в Долгую Ночь огонь использовался для борьбы с порождениями холода:

Огонь! Проклятие, нам следовало бы знать. Нам следовало бы вовремя вспомнить о нем. Длинная Ночь уже приходила. Конечно, восемь тысяч лет – долгий срок, но… но если не помнит Ночной Дозор, кто же вспомнит!Игра престолов, Джон VIII


Рглорианско-асшайская версия, известная из обрывочных слов Мелисандры и некоторых других персонажей с Эссоса, в общих чертах повторяет рассказ старой Нэн. По словам Салладора Саана, «было время, когда весь мир окутывала тьма». «Великий Иной», олицетворение мрака и холода, собрал армию и выступил с ней против всего живого, однако нашелся герой, который бросил вызов тьме — в этой версии его называют Азор Ахай. Эта версия не упоминает Детей Леса, зато вкладывает в руки героя волшебный меч под названием Светозарный, который тот самостоятельно выковал и закалил, пронзив сердце любимой[12]. Впрочем, Станнис Баратеон вскользь упоминал, что «даже Азор Ахай выиграл свою войну не один», так что, видимо, и в этой версии герой получал от кого-то помощь[13]. Сэмвелл Тарли нашел в библиотеке Черного Замка книгу о Долгой Ночи, где утверждалось, что некий герой убивал Иных мечом из «драконьей стали». Сэмвелл и Джон Сноу сочли, что речь о валирийском мече[2]. В книге «Нефритовый компендиум» рассказывалось о том, как Азор Ахай со своим Светозарным сражался с чудовищами; во время сражений клинок раскалялся, а тела чудовищ закипали и вспыхивали огнем[14]. Скорее всего, речь идет об одном и том же герое и одном и том же мече, хотя непонятно, почему в версии Старой Нэн утверждается, что меч последнего героя сломался.

Согласно «Миру льда и пламени», различные народы Эссоса также сохранили память о Долгой Ночи и герое, заставившем ее завершиться. Потомки ройнаров, населявшие Горести во времена путешествия Ломаса Странника, рассказывали ему о тьме, которая заставила Ройну истощиться и иссякнуть, а воды ее замерзнуть к югу до самого места слияния с Селору. По версии ройнаров, герой убедил младших детей матери-Ройны, младших богов вроде Крабьего Короля и Речного Старца – отвлечься от распрей и объединиться для того, чтоб спеть тайную песню, которая возвратила день[15]. В священных свитках Иня сказано, что причиной Долгой Ночи было предательство, совершенное императором Кровавой Яшмы, который сверг и убил свою сестру, законную императрицу, а также отвернулся от прежних богов и начал поклоняться черному камню, упавшему с неба. Боги были возмущены, и Дева-из-Света отвернулась от мира, а Лев Ночи явился на землю во всем своем гневе во главе армии демонов. Только воин по имени Хиркун-Герой, он же Азор Ахай, вооруженный мечом Светозарным, сумел повести людей в битву и развеять тьму[16]. Коллокво Вотар в «Нефритовом компендиуме» также писал, что в И Ти конец Долгой Ночи связывают с подвигами «женщины с обезьяньим хвостом»[15].

Мелисандра неоднократно повторяла, что ночь грядет снова, и возрожденный Азор Ахай — которым она объявила Станниса Баратеона — должен вновь отправиться на войну со злом, чтобы разбить последнее раз и навсегда. В случае победы мир ждет вечное лето, в случае поражения — тьма и гибель[17].

Тот, чье имя нельзя называть, собирает свое войско, и нет предела силе его и злу. Грядет великий холод и ночь, которой нет конца.Буря мечей, Давос IV


Тирион Ланнистер также упоминал «зиму и ночь, которой нет конца», которые предсказывали доморощенные пророки сразу после его рождения[18]. Время для этих предсказаний было подходящее — Тирион родился в середине жестокой зимы, которая продолжалась в общей сложности три года, и рождение «чудовища» в семье Десницы в народе сочли грозным знамением.

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх