Оборотни

(перенаправлено с «Менятель шкур»)
Варамир Шестишкурый и его звери. Иллюстрация Александра Апарина для ККИ Game of Thrones

О́боротень (англ. skinchanger, букв. «меняющий шкуру») или варг (англ. warg) — человек, способный вселяться в тела других живых существ, завладевать их разумом, управлять ими на расстоянии и видеть их глазами. Сильный оборотень может вселиться в любое существо, даже человека, но обычно оборотень держит около себя только одного «ручного» зверя, с которым его связывает сильная духовная связь. Оборотничество — одно из проявлений магии, сверхъестественный талант, наследие Детей Леса; все или большинство Детей Леса были оборотнями.

В официальных русских переводах вплоть до пятой книги словом «оборотень» обозначены и оборотни вообще, и варги, однако это не тождественные понятия. В книгах варг — это частный случай оборотня, оборотень-волк, точнее, человек, постоянно вселяющийся в волка или лютоволка. В телесериале HBO слово «оборотень» не используется, варгами называются все оборотни, даже Орелл, вселяющийся в орла.

Общая информация

Оборотню надо установить прочную эмпатическую связь с существом, чью шкуру он будет «надевать». Обычно такое существо одно-единственное, и оборотень относится к нему, как к верному другу. Эта связь очень прочна: животное воспринимает страх и боль своего хозяина даже на расстоянии и может обезуметь, если хозяин будет убит; точно так же и оборотень тяжело переживает смерть своего животного.

Оборотень. Иллюстрация Вудро Хинтона (Woodrow Hinton) для ККИ Game of Thrones

Тем не менее, сильный и опытный оборотень может насильно завладеть и любым другим животным, даже человеком, и управлять несколькими животными одновременно, сразу находясь в нескольких телах и видя своих животных глазами друг друга.

Очень легко вселиться в тело прирученного животного; легче всего — в собак. Напротив, вселение в дикое животное, не желающее, чтобы в него вселялись, а тем более в человека может оказаться очень трудным и равно мучительным и для оборотня, и для его жертвы. Белая медведица Варамира Шестишкурого долго неистовствала, кусала стволы деревьев, камни и воздух, прежде чем Варамир смог взять её под контроль; одичалая Репейница выцарапала себе глаза и откусила язык, так и не дав Варамиру захватить её тело[1].

Когда конь объезжен, на нём может скакать любой. Когда зверь соединяется с человеком, любой оборотень может войти в него и управлять им. Орелл, живущий в своем орле, стал слаб, и я взял птицу себе. Но переселение — это палка о двух концах. Орелл сейчас сидит во мне и шепчет о том, как тебя ненавидит. А я могу парить над Стеной и видеть орлиными глазами.Варамир // Буря мечей, Джон X


Надеть шкуру Лета стало для него всё равно, что прежде — до того, как он сломал спину — натянуть штаны. Смена своей шкуры на чёрные как ночь вороньи перья давалась труднее, но не настолько, как он боялся, особенно с этими воронами.
— Дикий жеребец брыкается, лягается и кусается, когда его седлают, — объяснил лорд Бринден. — Но лошадь, которая узнала одного ездока, примет и другого. Молодые или старые, все эти птицы были оседланы. Выбирай одну и лети.
Бран безо всякого успеха попробовал одну птицу, потом другую, но третий ворон посмотрел на него умными чёрными глазами, склонил голову, каркнул, и скоро не мальчик смотрел на ворона, а ворон смотрел на мальчика.Танец с драконами, Бран III


Бран Старк был наделен также и зеленым зрением (ясновидением, способностью видеть будущее), однако оно не проявляется у других оборотней, даже у столь старого и умелого оборотня, как Варамир Шестишкурый. Два этих таланта можно считать проявлением одной и той же способности, хотя зеленовидение встречается на порядки реже, чем оборотничество. По словам Бриндена Риверса, лишь один из тысячи рождается оборотнем, и лишь один из тысячи оборотней — зеленовидец[2].

Хотя для оборотней-Старков пол лютоволка совпадает с полом его хозяина, это требование необязательно: оборотень может вселяться и в самцов, и в самок.

Воин-оборотень в цветах дома Старков. Иллюстрация Бьярне Хансена

Оборотничество меняет не только зверя, но и самого оборотня: он приобретает отчасти звериный характер.

С другими зверями лучше не связываться, считал охотник. Коты самодовольны, жестоки и в любой момент готовы на тебя броситься. Лоси и олени — добыча для хищников: если носить их шкуру слишком долго, даже отчаянный храбрец станет трусом. Медведи, вепри, барсуки, хорьки… Хаггон всего этого не одобрял.
— Ты никогда не захочешь носить эти шкуры, мальчик. Тебе не понравится то, во что они тебя превратят.
По его словам, птицы были хуже всего.
— Человеку не следует покидать землю. Проведи слишком много времени в облаках — и не захочешь возвращаться обратно. Я знавал оборотней, что пробовали вселяться в ястребов, сов, воронов. Потом даже в собственной шкуре они становились безразличны ко всему и только пялились в треклятые небеса.Танец с драконами, Пролог


В Семи Королевствах оборотни тоже рождаются, но их, судя по всему, убивают. За Стеной их боятся, но и уважают тоже, как могущественных колдунов. Чаще всего они живут обособленно в лесу, иногда встречаясь на редких сходках. Варамир Шестишкурый облагал соседние деревни данью в виде еды и женщин[1]. Неясно, обязательно ли одичалые изгоняют оборотней из семьи: Комок (Варамир Шестишкурый) был изгнан, но после того, как убил в теле собаки своего младшего брата Желвака.

Неписаный моральный кодекс оборотней за Стеной запрещает им:

  • вселяться в тела людей.
  • нападать на людей и есть человеческое мясо в теле хищника.
  • совокупляться в теле животного с другим животным.
  • отнимать у других оборотней их животных, с которыми уже установлена оборотническая связь.

По крайней мере, эти запреты пытался внушить своему ученику Комку (Варамиру) Хаггон. Став взрослым, Варамир Шестишкурый нарушал все эти запреты: он пытался перед смертью захватить человеческое тело, отнимал животных у других оборотней — Серую Шкуру у Хаггона, орла у Орелла и хотел отнять Призрака у Джона Сноу; ел человеческое мясо в волчьем теле (в том числе в теле Серой Шкуры убил и съел своего наставника, Хаггона) и совокуплялся как в теле волка с волчицей, так и в теле волчицы с волком.

Варги

Оборотни, установившие оборотническую связь с волками или собаками, называются варгами (англ. warg[П 1]). В книгах этот термин употребляется только в адрес оборотней-волков, других оборотней так не называют. Принципиальной разницы между вселением в волка и другое живое существо нет, каждый варг мог бы приобрести себе и другое животное; однако к волкам отношение специфическое в силу их характера.

С волками всё труднее. Человек может подружиться с волком, даже переломать волка, но никто не может в полной мере приручить волка.
— Волки и женщины вступают в супружество раз и навсегда, — не раз говорил ему Хаггон. — Ты вселяешься в волка — это женитьба. С этого дня волк — часть тебя, а ты — его часть. Вы оба меняетесь.Танец с драконами, Пролог


Известно, что среди оборотней, по крайней мере за Стеной, варги составляют большинство.

В народе существуют нелепые и ни на чем не основанные поверья об оборотнях-варгах: что варг может оборачиваться волком, когда захочет, что варга можно убить только серебряным оружием, что каждый укушенный варгом тоже становится другим варгом. Фреи утверждали, что Король Севера Робб Старк перекусал всю свою свиту, и все убитые на Красной Свадьбе северяне были варгами[3].

Волчьи сны © Fantasy Flight Games.

Волчьи сны

Оборотень может входить в тело своего животного невольно, во сне; они с животным действуют как единая личность. За пять книг в саге показывались только сны оборотней-варгов, поэтому они называются «волчьими снами». Неопытные оборотни, не знающие о своём даре, считают эти сны обычными наваждениями, хотя способны в них — в телах животных — совершать весьма важные поступки. Так, Арья Старк в шкуре Нимерии выловила из реки тело своей матери и охраняла его, отгоняя других волков[4].

Умение взаимодействовать со своим волком необходимо развивать, не давая возможности эмоциям волка захватить человека. «Волчьи сны» могут длиться днями, если их не прервать, человеческое тело может погибнуть от истощения, поскольку человек не может прожить тем, что ест его волк. При этом он может испытывать после пробуждения иллюзорную сытость[5].

Вторая жизнь

Если оборотень умер, но его животное осталось в живых, душа оборотня может переселиться в тело животного, давая ему так называемую вторую жизнь. При этом оборотень теряет способности к переселению, и постепенно его личность распадается в теле зверя — оборотень превращается в обычное животное.

— Говорят, ты обо всем забываешь, — сказал ему Хаггон за несколько недель до своей собственной смерти. — Когда умирает человеческое тело, душа остается жить внутри зверя, но с каждым днём воспоминания тускнеют, и зверь становится чуть менее варгом и чуть более волком, пока от человека не остается ничего — только зверь.Танец с драконами, Пролог


Пока что известно только два случая второй жизни:

Известные оборотни

Варгами были все шесть младших представителей семейства Старков: Робб, Санса, Арья, Бран, Рикон и Джон Сноу; их «шкурами» были лютоволки. Мартин подтверждал, что все они оборотни, но подчеркивал, что способности у них выражены по-разному.

  • Робб, прозванный Молодым Волком: ничего не известно о его способностях, но лютоволк Серый Ветер сражался наравне с ним в битвах.
  • Санса: ее лютоволчица Леди была убита во время пути на юг. Санса невероятно тяжело переживала смерть Леди. После этого её способности никак не проявлялись, и волчьих снов она не видела.
  • Арья: поддерживала связь с лютоволчицей Нимерией даже с другого материка, часто видела волчьи сны. В теле лютоволчицы оказалась способной атаковать и перебить нескольких Бравых Ребят, которых ненавидела[6]. В Браавосе развила в себе способность вселяться в кошек[7].
  • Бран: видел волчьи сны, под руководством зеленовидца Жойена Рида развивал в себе талант. В теле лютоволка Лето мог даже общаться с Призраком, лютоволком Джона Сноу, и таким образом передать весточку сводному брату. Мартин уточняет, что у Брана с Летом «особенная связь»[8]. Бран даже смог взять под контроль человека — Ходора. За стеной Бран открывает в себе дар древовидца.
  • Рикон: видел пророческие сны (возможно, зелёные). Знал о том, что Кейтилин, Эддард и Робб погибнут и не вернутся в Винтерфелл, поэтому накануне их отъезда был капризен и нелюдим. Видел зелёный сон про Эддарда в крипте Старков в ту же ночь, что и Бран, о чём и рассказал ему в разговоре в склепе[9].
  • Джон Сноу: видел волчьи сны, вселяясь в своего лютоволка Призрака. Варамир Шестишкурый сразу признал в нём себе подобного.

Оборотни-одичалые:

  • Варамир Шестишкурый — колдун-одичалый из войска Манса. У него было сразу шесть животных: три волка (Одноглазый, Охотник и Хитрюга), огромная белая медведица, сумеречный кот и орёл, раньше принадлежащий Ореллу. Умер в заброшенной деревне, но переселился в тело свого волка Одноглазого.
  • Хаггон — охотник и друг Дозора, учитель Варамира. Варг — у него был старый волк по имени Серая Шкура. Варамир убил его много лет назад, вселившись в тело Серой Шкуры.
  • Орелл — одичалый из отряда Гремучей Рубашки. После смерти продолжал жить в теле орла, но Варамир вселился в тело птицы и постепенно подавил личность Орелла.
  • Боррок, оборотень с диким кабаном вдвое больше Призрака, неприятный детина свиноподобного вида. Прошел через Стену одним из последних, предупредив, что за ним идут Иные.

Еще двух оборотней-женщин Варамир помнил по сходке, которую посещал с Хаггоном много лет назад. Ко времени «Танца с драконами» они обе давно погибли.

  • Вереск, её животное — сумеречный кот.
  • Гризелла, её животное — коза (или несколько коз).

Прочие:

Теории:

По слухам, Фарвинды с Одинокого Света являются оборотнями и могут перекидываться в морских львов, моржей и даже пятнистых китов[10].

Существует гипотеза, что оборотнем — сам не зная об этом — был лорд-командующий Ночного Дозора Джиор Мормонт, и после смерти он остался жить в теле своего ворона. Косвенным подтверждением этому может служить «участие» ворона Мормонта в выборах нового лорда-командующего, когда ворон обнаружился в котле для голосования, а потом сел на плечо Джона Сноу и закричал: «Котёл»[11].

Возможно, Джиор Мормонт видел некие аналоги волчьих снов и доверял им. Так, он говорил Тириону Ланнистеру:

— Дни уже стали короче. Ошибки не может быть. Эйемон получил письма из Цитадели, согласующиеся с его собственными воспоминаниями. Лето кончается. — Мормонт протянул руку и крепко схватил Тириона за кисть. — Вы должны заставить их понять; я уверяю вас, милорд: тьма наступает. В лесах появились жуткие твари: лютоволки, мамонты и снежные медведи ростом с зубра. Сны открывали мне ещё более мрачные тени.
— Сны… — отозвался Тирион, думая о том, что нуждается ещё в одной чаше крепкого напитка.Игра престолов, Тирион III


Примечания

  1. ^ со старонорвежского vargr — волк

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх