Обсидиан

Обсидиановый кинжал. Иллюстрация Algesiras

Обсидиа́н, или драко́ново стекло, — магматическая горная порода, образующаяся при быстром застывании излившейся на поверхность лавы. Будучи вулканическим стеклом, обсидиан — преимущественно черный блестящий материал, образующий на изломе очень острую кромку, хотя и довольно хрупкий[1]; бывает также зеленым, красным, пурпурным[2]. В мире Мартина обсидиан обладает магическими свойствами, ассоциируется с драконами и огнём, противостоящим холоду и тьме. Название «обсидиан» используют мейстеры, утверждающие, что этот минерал «происходит от подземного огня», простой народ называет этот минерал «драконовым стеклом» и рассказывает, будто его производят драконы[2]. На высоком валирийском обсидиан называется «застывший огонь»[3].

Асшай ведёт международную торговлю драконовым стеклом, оттуда обсидиан завозят в Кварт и далее на запад[4]. В Кварте есть бронзовая арка в виде переплетающихся змей, с чешуёй из обсидиана, яшмы и ляпис-лазури[5]. Фокусники в Кварте умеют извлекать огонь из драконова стекла[4]. Контрабандист Роро Угорис покупал обсидиан у одичалых за Стеной[6].

По словам Станниса Баратеона, в старых горных выработках на вулканическом Драконовом Камне обсидиана полным-полно. Он встречается там целыми слитками, глыбами и пластами; обычно он чёрного цвета, но бывает и зелёным, и красным, и даже пурпурным. Станнис отдал Ролланду Шторму, кастеляну замка, приказ начать добычу обсидиана[3]. Согласно преданиям во время катаклизма, погубившего Валирию, «из красных облаков дождём падали драконово стекло и чёрная кровь демонов»[7].

Не зная металлов, Дети Леса пользовались орудиями из обсидиана: они делали из драконова стекла ножи, наконечники стрел, даже мечи. Эти обсидиановые оружия и сейчас, спустя тысячи лет после исчезновения Детей Леса, можно найти на Севере. У мейстера Лювина в кабинете есть целый горшок, заполненный обсидиановыми наконечниками. Оша утверждала, что Дети Леса носят обсидиановое оружие и по сей день. Дети Леса сражались с Первыми Людьми, но обсидиановое оружие не могло противостоять бронзовому[1][2]. В Век Героев Дети Леса каждый год дарили Ночному Дозору сотню обсидиановых кинжалов[8]. Некоторые одичалые также носят обсидиановые ножи в качестве оружия[9].

Сэмвелл Тарли убивает Иного

Когда он открыл глаза, доспехи стекали с Иного ручьями, а вокруг чёрного кинжала из драконова стекла, торчащего в горле, шипела и дымилась бледно-голубая кровь. Иной схватился за нож своими белыми руками, но его пальцы, коснувшись лезвия, тоже начали дымиться.
Сэм повернулся на бок, вытаращив глаза. Иной уменьшался и таял. Через каких-нибудь двадцать мгновений плоть сошла с него, как белый туман, и кости, похожие на молочное стекло, тоже стали таять. И вот на снегу остался только кинжал из драконова стекла, весь окутанный паром, словно он был живой и вспотел. Гренн подобрал его и тут же выронил.
— Матерь, холодный-то какой.
— Это обсидиан. — Сэм привстал на колени. — Его ещё называют драконовым стеклом. Драконовым.

Джон Сноу и лютоволк Призрак обнаружили на Кулаке Первых Людей тайник, содержавший множество предметов из обсидиана: ножи, наконечники стрел и копий[10]; одних наконечников для стрел там было больше трёхсот[2]. Скорбный Эдд заявил, что от стеклянного ножа проку как от сосков на рыцарском панцире, однако Джон отнёсся к своей находке довольно серьёзно и сделал для нескольких обсидиановых кинжалов деревянные рукоятки. Один из этих кинжалов он оставил себе, другие подарил лорду-командующему Джиору Мормонту, Сэмвеллу Тарли и Гренну. Сэму Джон отдал наконечник копья и дюжину наконечников стрел[11]. Именно обсидиановым кинжалом Сэмвелл убил Иного — при соприкосновении с «драконовым стеклом» зловещее создание просто растаяло на глазах, оставив после себя только пар[12]. Мормонт, узнав об этом, был впечатлён и заметил, что стоило бы вооружить обсидиановыми кинжалами всех братьев Ночного Дозора. В замке Крастера уцелевшие дозорные вооружились тем немногим обсидиановым оружием, что вынес в своей котомке Сэмвелл — два кинжала, копьё и 19 стрел[2].

Однако против упыря, напавшего на Сэма и Лилли позже, обсидиановый кинжал оказался бесполезен и просто сломался, наткнувшись на стальную кольчугу. Это был другой кинжал — тот самый, который Джон Сноу сделал для Джиора Мормонта; после смерти лорда-командующего Сэмвелл забрал оружие с его тела[13]. Позже он нашёл в старых книгах из библиотеки Чёрного замка подтверждение своему открытию — Иные уязвимы для обсидиана[8]. Джон Сноу, став лордом-командующим, вооружил всех выступающих за Стену разведчиков не только стальным, но и обсидиановым оружием[14].

Обсидиановая свеча Марвина

Кроме огня, комнату освещает только высокая чёрная свеча, стоящая посередине.
Свет, идущий от неё, резал глаза, и было в ней что-то странное. Пламя не поколебалось, даже когда Марвин захлопнул дверь и со стола слетели листы. С красками этот свет тоже творил чудеса. Белое светилось как свежевыпавший снег, жёлтое сверкало как золото, красное полыхало огнём, тени же чернели словно врата в иной мир. Сэм уставился на свечу как заворожённый. В три фута длиной, стройная как меч, витая, ребристая, она излучала и свет, и мрак.

В старой Валирии из обсидиана делали стеклянные свечи со сверхъестественными свойствами. По словам архимейстера Марвина, валирийские чародеи с помощью таких свечей могли видеть то, что происходит далеко от них, за морями и горами; проникать в сны человека, посылая ему видения, даже использовать обсидиановые свечи как средство связи — два чародея через свечи могут общаться друг с другом с разных краёв света[15].

Четыре такие свечи, привезённые в Старомест за тысячу лет до Рока Валирии, хранятся в Цитадели, в ве́дении архимейстера тайных наук: они высокие, витые, с острыми как бритва гранями. Одна из них зелёная, остальные чёрные[16]. Эти свечи используются в ходе старинного обряда: ночь перед принятием обетов кандидат в мейстеры должен совершить ночное бдение в склепе Цитадели, и в качестве единственного источника света ему дают только обсидиановую свечу, предлагая зажечь её или провести ночь в темноте. Стекло, очевидно, не горит — большинство мейстеров считают эти свечи просто аллегорией знания, а невозможность их зажечь — уроком смирения, которое должен проявлять мейстер. Некоторые кандидаты из тех, кто изучал «тайные науки», пытаются зажечь свечу, но всегда терпят неудачу; возможно, мейстер Лювин принадлежал к их числу — он признавался Брану, что в молодости пытался чародействовать[17].

Самые глупые и упрямые, особенно те, что занимались так называемыми тайными науками, пробуют это сделать. При этом они часто ранят себе пальцы, ибо витки на этих свечах остры, как бритва. Так, с изрезанными пальцами, в размышлениях о своей неудаче, они и встречают рассвет. Те, кто поумней, просто ложатся спать или проводят ночь в молитве, но каждый год кто-нибудь да пытается.Пир стервятников, Пролог


Тем не менее, одна из обсидиановых свечей в кабинете архимейстера Марвина всё-таки зажглась сама собой и горела, не сгорая, необычно ярким светом, не колеблющемся на сквозняке и дающим странные тени. Слухи о ней расползлись по Цитадели[16]. Сэмвелл Тарли видел эту свечу собственными глазами[15]. Некий Урратон-полуночник, живущий в Кварте, также владеет обсидиановыми свечами; в 299 году, после посещения Дейнерис Дома Бессмертных, эти свечи загорелись сами по себе, впервые за сто лет[18].

Бринден Талли носит застёжку плаща в виде чёрной рыбы из обсидиана в золотой оправе[19] и не расстается с ней[20]. Морс Амбер взамен выклеванного вороной глаза вставил себе искусственный, выточенный из драконова стекла[21]. У Дагмера Щербатого есть один или несколько перстней с драконовым стеклом[22]. Сиру Илину Пейну Тайвин Ланнистер подарил меч с выточенным из обсидиана черепом на рукояти[23].

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх