Пир стервятников, Сэмвелл IV

Пир стервятников, Сэмвелл IV
Only water by cabepfir.jpg
ПОВ: Сэмвелл Тарли
Назад по книге Вперёд по книге
Пир стервятников, Кошка-Кет Пир стервятников, Серсея VIII
Назад по этому ПОВу Вперёд по этому ПОВу
Пир стервятников, Сэмвелл III Пир стервятников, Сэмвелл V

Краткое содержание: Мейстер Эймон умирает от болезни на корабле, идущем в Старомест. Сэмвелл разделяет постель с Лилли.

Содержание

Сэм вместо септона произносит речь над телом мейстера Эймона. Вся команда «Пряного ветра» поминает почившего ромом. Капитан корабля не разрешает разводить погребальный костер, и тело мейстера кладут в бочку.

Сэм жалеет, что Эймон не дотянул до Староместа. Ему кажется, что другие мейстеры вылечили бы старика. Еще в Браавосе, после услышанных от Ксондо рассказов о драконах, мейстер воспарял духом, сам поднялся на корабль, начал рассуждать об обещанном принце, коим раньше считал Рейгара, а теперь Дейнерис. И всему причина – ошибка в переводе предсказания. Мейстер даже порывался ехать к ней, но силы его оставляли. В Пентосе Эймона вынесли на палубу, и Сэм описал ему город, но после Тироша мейстер уже не заговаривал о поездке на Восток. Все его речи сводились к Цитадели и архимейстерах. Эймон был чрезвычайно озабочен тем, чтобы мейстеры услышали Сэма и поверили ему, ведь новое поколение может счесть Эймона выжившим из ума стариком с рассказами об упырях и полулегендарных белых ходоках. Мейстер говорил также и о леди Мелисандре, о том, что она неверно прочитала знаки: в Станнисе тоже течет драконья кровь, благодаря дочери его брата Эйгона, но истинная их надежда все-таки Дейнерис. Эймон хотел, чтобы мейстеры послали кого-нибудь из своих кругов ей в помощь.

Несмотря на свои годы, Эймон страшился смерти. Сэм утешал его, как мог, Лилли пела ему песню, услышанную от других жен Крастера. Затем старый мейстер стал угасать: забывал, зачем звал Сэма, говорил бессмыслицу, рассказывал какие-то сны, не говоря, кому они снились, твердил о стеклянной свече, которую невозможно зажечь, о яйцах, из которых никто не вылупиться. Сэм говорил Лилли, что для плавания столетний старик был слишком слаб, Джон должен был знать об этом, на что Лилли отвечает: «Уж лучше умереть тихой и спокойной смертью, чем гореть на костре Красной женщины».

Перед смертью мейстер попросил подержать малыша Даллы, после чего, Сэм с Лилли решили назвать мальчика Эймоном. Лилли часто доверяет малыша Коидже, которую сильно полюбила за добрый нрав. В день похорон мейстера Лилли с Сэмом пьет за сына Манса и за собственного сына, за Коиджу и за Эймона. Провожая ее в нос корабля, Сэм сильно ударился о фонарь. «Дай, посмотрю», - сказала Лилли и поцеловала его. Сэм переживает из-за своего обета, но Лилли не останавливается на начатом. «Теперь я твоя жена», - говорит она, на что Сэм ответил «да», несмотря на все мысли об обете дозорного. К ним в каюту вошли еще люди, мужчины и женщины. Они целовались, смеялись, совокуплялись. Так на Летних островах принято поминать умерших. На смерть там отвечают жизнью. Может, и Лилли знала? Или Коиджа Мо научила ее?

В Браасове за проезд на «Пряном ветре» Сэм заплатил книгами из Черного замка, которые взял с собой. Но этого было не достаточно, поэтому они с Лилли работали на корабле. Однако после того, что произошло между ними, Сэм стал старательно избегать Лилли. Узнав об этом, Коиджа Мо дает Сэму выбор: или он плывет до дорнийского берега сам и идет через горы в Старомест, или перестает избегать Лилли, у которой кроме малыша и Сэма никого нет. Придя к ней, он говорит, что если бы мог жениться, то взял бы ее в жены, а не принцессу и не девицу из знатного дома. Но он ворона и всегда ей останется, потому что дал обед перед чардревом. «Деревья следят за нами, — прошептала Лилли в ответ. — В лесу от них ничего не скроется, но здесь деревьев нет, Сэм. Только вода».

Персонажи

Географические объекты

Старомест, Цитадель, Дорнийское море, Дорн, Красные горы, Браавос, Пентос, Тирош, Кровавая башня, Летние острова, Ступени, Кулак Первых Людей, Черный Замок.

Корабли

Пряный ветер, Черный дрозд.

Понятия

Обещанный Принц, Красная Женщина.

Цитаты

Смерть не должна пугать такого старого человека, как я, и все же мне страшно. Глупо, не правда ли? Но я не могу не думать о том, что будет, когда последнее тепло уйдет из моего тела. Буду ли я пировать вечно в золотых чертогах Отца, как говорят септоны? Увижусь ли снова с Эггом, встречу ли Дейрона, здорового и счастливого? Услышу ли песни, которые мои сестры пели своим малюткам? А может быть, правы степные лорды и я буду вечно скакать на огненном коне по ночному небу? Или вновь вернусь в эту долину скорби? Никто не может этого знать, никто не заглядывал за стену, которая зовется смертью. Одни упыри, а мы-то с тобой знаем, какие они.

— Мейстер Эймон о загробной жизни.

Он был хорошим человеком… — начал Сэм, но тут же понял, что говорит не то. — Нет. Великим. Мейстер и брат Ночного Дозора, он оставался верен своим обетам. Имя ему нарекли в честь героя, погибшего молодым, но его жизнь, хотя и долгая, была не менее героической. Не было никого мудрее и добрее, чем он. За то время, что он прослужил на Стене, там сменилась дюжина лордов-командующих, и каждому он помогал советом. Он мог бы стать королем, но отказался от короны в пользу младшего брата. Многие ли на это способны? В нем текла кровь драконов, но теперь его пламя угасло. Его звали Эймон Таргариен. Ныне его дозор окончен.

— Погребальная речь Сэма над телом мейстера Эймона.

Летнийцы уважают старость и воздают почести всем умершим… Люди там черны, женщины распутны, и никто не знает, каким богам они поклоняются.

— Сэм о людях с Летних островов.

— Вы, вестероссцы, стыдитесь любить, но любить не стыдно. Если ваши септоны говорят иначе, ваши семеро не боги, а демоны. У нас на островах по-другому. Наши боги дают нам глаза, чтобы видеть, носы, чтобы нюхать, руки, чтобы трогать и ласкать. Жестокий бог, который дает человеку глаза и велит никогда их не открывать, не видеть красоты мира, — это чудовище, злобный демон. — Коиджа потрогала Сэма между ног. — И это боги тоже дали тебе не напрасно. Это нужно, чтобы… как это…

— Засадить, — подсказал Ксондо.

— Да. Чтобы дарить наслаждение и делать детей. Стыда в этом нет.

— Коиджа Мо о любви.

пошлите друзьям во́рона
Наверх