Проблемы эпической фэнтези и успех творчества Дж. Мартина

Ни для кого не секрет, что жанр фэнтези переживает не лучшие времена. Особенно это касается эпической фэнтези, которая отличается не только наличием внутренней интриги и запоминающимися персонажами, но и событиями мирового или даже вселенского масштаба. Основной проблемой такого рода литературы является банальная схожесть сюжетов, которые можно охарактеризовать как “тему избранного”.

В далеком-предалеком царстве появляется (освобождается из заключения) Темный Властелин и, едва придя в чувства, начинает завоевание мира. Ничто не может остановить нашествие сил Тьмы кроме избранного – мессии, который обладает силой, способной остановить врага. Конечно, далеко не все сюжеты строятся именно по такому образцу, так сила Фродо (Дж. Р.Р Толкиен «Властелин Колец») была лишь в его самопожертвовании, верности друзьям и их взаимной поддержке, благодаря которой он смог добраться до Роковой Горы. Сила Ранда ал’Тора (Р. Джордан, цикл «Колесо времени») напротив лежит в области сверхчеловеческих способностей, и, в полной мере овладев ей, он в открытую выступает против своего антагониста, пренебрегая любой помощью, которую могут предоставить его друзья, мнущиеся на вторых ролях, несмотря на все попытки автора придать им значимости.

Однако, несмотря на столь большое внутреннее разнообразие, предоставляемое жанром эпической фэнтези, она имеет один существенный недостаток – мы всегда знаем, что добро победит зло, что главный герой доживет до конца повествования и, либо сразит врага в честном бою и удостоиться бурных аплодисментов, либо совершит героическое самопожертвование и удостоиться длительного траура. Мы также можем с большой долей вероятности предугадать, кто из второстепенных персонажей погибнет, а кто избежит любых опасностей. Таким образом, интересность повествования существенно падает.

Стоит отдать должное многим авторам, пишущим в этом жанре, которые пытаются разбавить надоевшие сюжеты сложными взаимоотношениями между персонажами, богатством окружающего мира, виртуозным колдовством и мастерскими поединками на мечах. Так Роберт Джордан существенно изменил традицию эпической фэнтези, превратив главного злодея из немого олицетворения Вселенского Зла в живого и привлекательного персонажа, которому многие читатели сочувствуют гораздо сильнее, чем силам Света в лице Возрожденного Дракона.

Однако новое рождение жанра пришло лишь в 1996 году вместе с гениальной «Игрой престолов» Дж. Мартина, открывшей цикл «Песнь Льда и Огня», в данный момент, состоящий из трех внушительных томов:

«Игра престолов» (‘A game of thrones’)
«Битва королей» (‘Clash of the kings’)
«Буря мечей» (‘Storm of swords’)

Вне всякого сомненья Дж. Мартина можно назвать мессией жанра, а его великолепные произведения – новым дыханием и однозначным must-have для любого ценителя фэнтези. Но в чем же заключается успех творчества Мартина, его оригинальность и ценность для жанра? Для того чтобы ответить на этот вопрос, придется копнуть несколько глубже…

На первый взгляд «Игра престолов» ничем не отличается от любой другой эпической фэнтези. В наличии имеется средневековое королевство Вестерос, раздираемое внутренними династическими сварами, над которым завис Дамоклов меч внешней угрозы в лице таинственных Иных – холодных и чуждых человеку существ, обитающих в вечных снегах за Стеной, построенной в древние времена для защиты царства людей. Многие сотни лет продолжался мир, лето становилось длиннее, в то время как зима отступала, Иные стали не более чем детской сказкой, но грядет новая Зима, и силы враждебного Севера перевалят через Стену, чтобы сокрушить беззащитный Вестерос…

Довольно стандартный для фэнтези сюжет, но даже здесь стоит отметить ряд отличий от большинства других фэнтезийных эпопей. Иные не являются безоговорочными последователями Зла, и об их мотивах мы не знаем ничего. Еще одной особенностью Вестероса является необычная для нас продолжительность времен года – они длятся по нескольку лет и этот интервал далеко не постоянный, так лето может продолжаться шесть лет, а зима – двенадцать. И наоборот.
Мир Мартина населен лишь людьми, однако встречаются также упоминания об исчезнувших Детях Леса (на проверку они оказываются обычными пигмеями) и живущих за Стеной великанах, разъезжающих на мамонтах, но ничего сверхъестественного в этих существах нет – подобные им создания жили и на нашей Землей. Единственными персонажами книг «Песни…», которых можно назвать строго фантастическими являются Иные и Драконы, последние, впрочем, на момент начала «Игры Престолов» давно исчезли и остаются лишь в памяти людей.

Безусловно главным козырем «Песни…» являются персонажи. Их много. Очень много. Уже в первой книге мы встречаемся с десятком героев, каждого из которых можно смело назвать «главным». По сути, в книгах вообще нет глав, их заменяют отрезки повествования, посвященные определенному персонажу. Выделить среди них трезвым взглядом “основного” попросту невозможно – здесь все зависит лишь от личных пристрастий.

Среди героев «Песни льда и огня» можно встретить маленького мальчика Брандона Старка, который теряет способность ходить, но взамен приобретает дар к колдовству, Джона Сноу – бастарда, страдающего из-за своего происхождения. Тириона Ланнистера – карлика и уродца, обладающего острым и проницательным умом, его брата Джейме – мечтавшего стать благородным рыцарем, а вместо того превратившегося в безжалостного убийцу. Кейтлин Старк – любящей матери, которая идет на любые жертвы и преступления, чтобы уберечь своих детей, Теона Грейджоя – заплутавшего в дебрях собственной гордыни и честолюбия, Дейенерис Таргариен – проходящей путь от испуганной маленькой девочки до хладнокровной, справедливой и прекрасной королевы.

Большинство действующих лиц принадлежит к благородным семьям (Старки, Ланнистеры, Таргариены, Баратеоны, Грейджои и другие) и не последнюю очередь в развитии повествования играют придворные интриги, династические отношения, кровопролитные гражданские войны и разврат феодальной знати, который писатель показывает без умалчивания и цензуры, что может отпугнуть от чтения детей и людей излишне добропорядочных. Конечно же, на художественной ценности произведения эти нюансы никак не сказываются, однако стоит отметить, что «Песнь Льда и Огня» – не детская и даже не подростковая книга. По реализму происходящего, накалу страстей и хитросплетению сюжетных линий «Песнь…» можно сравнить лишь с творчеством Анджея Сапковского («Ведьмак»). Правдоподобность повествования поражает, с самых первых страниц понимаешь, что перед нами не картонные стереотипы героевзлодеев, а живые люди, в полной мере наделенные как достоинствами, так и недостатками, а потому их страдания, переживания и смерть вызывают у читателя бурю эмоций, а не просто скупое любопытство постороннего наблюдателя.

На страницах книг «Песни…» царит беспрецедентный для фэнтези реализм – герои погибают независимо от уделенного им места в сюжете. Как и в реальной жизни, их может погубить подлый удар в спину, шальная стрела, честная сталь, топор палача, древняя магия или не менее опасное для просто человека несварение желудка.

Автор умело играет на симпатиях и антипатиях читателя, периодически подставляя устоявшееся мнение о героях под серьезное испытание. Так представленные в «Игре престолов» как развратные, подлые и мелочные Ланнистеры обыгрываются совершенно по-новому в третьей книге саги («Буря мечей») и у читателя непременно возникает желание пересмотреть свое мнение об этих персонажах, перечитать вторую и первую книги, чтобы увидеть потаенный мотив внешне эгоистичных и жестоких действий. Читатель совершает ошибку, идеализирую полюбившихся персонажей, среди фанатов возникают морально-этические споры, причиной которых является личности Джейме Ланнистера, Кейтлин Старк и многих других спорных персонажей; я считаю это занятие бессмысленным и неблагодарным – в конце концов, все мы люди, а кто из нас никогда не совершал ошибок? За годы господства классической «черно-белой» фэнтези мы приучили себя делить литературных героев на “хороших” и “плохих”. Мартин – один из первооткрывателей фэнтези «цветной» и в этом его главный и несомненный вклад в развитие жанра.

Уже сейчас семена, посеянные успехом «Песни льда и огня» дают богатые всходы – все больше и больше писателей отказывается от надоевшей читателю концепции классического (или лучше сказать коммерческого) фэнтези, переходя от примитивных подростковых сериалов к серьезной литературе. От излишнего глобализма, присущего творчеству Перумова, отошла отечественная писательница Вера Камша, которая называет Дж. Мартина одним из своих вдохновителей. Ее новый цикл «Красное на красном» имеет много общего с «Игрой престолов», но, стоит поздравить автора, не скатывается в банальное подражание, предоставляя читателю совершенно иную, оригинальную и свежую концепцию.

Бесспорно «Песнь льда и огня» достойна внимания как читателя, измученного фэнтези, так и человека, который только знакомиться с этим жанром. Это – великолепное и глубокое произведение, достойное места среди шедевров мировой литературы.

Лев Власенко (Лео)
Return to Fantasy

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: